Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
28.11.2021
14:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1425]
Суздаль [438]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [456]
Музеи Владимирской области [61]
Монастыри [7]
Судогда [11]
Собинка [135]
Юрьев [241]
Судогодский район [110]
Москва [42]
Петушки [161]
Гусь [167]
Вязники [319]
Камешково [106]
Ковров [404]
Гороховец [127]
Александров [275]
Переславль [115]
Кольчугино [82]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [42]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [115]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [94]
Учебные заведения [139]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [56]
Муромские поэты [6]
художники [38]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1966]
архитекторы [8]
краеведение [58]
Отечественная война [264]
архив [6]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [37]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [27]

Статистика

Онлайн всего: 33
Гостей: 33
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Экологический клуб «Зелёное движение» во Владимире

Экологический клуб «Зелёное движение» во Владимире

Г.А. Стахурлов
1989 год стал переломным в истории России. Прошли первые выборы в Верховный Совет РСФСР по новому закону о выборах. Это привело к подъёму массового общественного движения. В этом году были зарегистрированы первые неформальные общественные организации в городе Владимире.


Выступление Г.А. Стахурлова на предвыборном митинге у здания облисполкома. Февраль 1990 г. Фото А.А. Сабова

Объявленная М.С. Горбачёвым перестройка начала раскручиваться после 1985 года. Но в 1989 году, когда создавался клуб «Зелёное движение», власть КПСС была ещё очень сильна, поэтому организаторы клуба еще не представляли другой модели управления страной. Может быть, надеялись на реформирование самой партии.
Общественные организации стали создаваться в СССР с первых лет советской власти, но действовали они, безусловно, под контролем партии большевиков. Люди старшего поколения помнят, как на предприятиях постоянно распространяли марки ДОСААФ, ОСВОД, ВДПО, ДСО и т.д. Конечно, за свою историю эти общества сделали много полезного, но выступать с критикой существующей власти они не могли. В начале 1990-х годов эти организации назывались «общественно-государственными».
Такой организацией было и Всероссийское общество охраны природы (ВООП), созданное в 1924 году. С началом эпохи гласности и плюрализма в прессе стали появляться шокирующие материалы об экологических проблемах, накопившихся в Советском Союзе. Все вдруг заговорили о проблеме Аральского моря (когда оно уже наполовину исчезло), о повороте северных рек к югу, о хищническом уничтожении лесов, о колоссальных химических загрязнениях и, конечно, о радиационной опасности, особенно после Чернобыльской катастрофы 1986 года. Разве эти проблемы возникли внезапно, вдруг, и общество охраны природы ничего о них не знало? Но ему «было позволено» лишь заниматься пропагандой бережного отношения к природе и «памятниками природы», да и то, если они не мешали «народнохозяйственным планам». Поэтому, когда в конце 1980-х годов в стране начали появляться общественные организации снизу, по инициативе граждан - такие, как «Мемориал», движение зелёных, «Народный фронт» - их стали называть неформальными общественными организациями. Видимо, неудовлетворённость деятельностью ВООП и привела тогда же к созданию общественных экологических организаций. Во Владимирской области их образовалось сразу несколько в разных районах, некоторые из них (в Судогде и Кольчугине) возглавили руководители местных организаций общества охраны природы.


Ул. Луначарского, д. 3

Владимирское областное общество охраны природы располагалось в здании бывшего Совнархоза (на ул. Луначарского, 3), и его формальным руководителем в то время был заместитель председателя облисполкома по сельскому хозяйству. В его актив входили в основном преподаватели и студенты биологического факультета пединститута.
Г.А. Стахурлов работал тогда инженером на ВПО «Техника» и совершенно не касался этой сферы деятельности. Но ещё с детства отец привил ему любовь к природе, постоянно брал с собой в лес, на речку, организовывал маленькие походы с ночёвкой у костра, катанье на лыжах, на велосипедах. Позднее, уже в институте, он начал самостоятельно заниматься туризмом, и это стало его увлечением на всю жизнь. Поэтому и со своей семьёй он стал совершать пешие походы по Владимирской области, походы на байдарке, лыжные прогулки по выходным дням.
В 1960-х годах вспыхнуло во Владимире массовое увлечение лыжами. На остановке троллейбуса № 6 под мостом в сторону Загородного парка скапливались огромные очереди лыжников, при посадке - давка, терялись дужки креплений, ломались лыжи. До Ладожской горы тянулись две лыжни вдоль дороги на Улыбышево - верхняя и нижняя, и по ним сплошным потоком шли лыжники всех возрастов и любой комплекции. Расстояние до горы 3-4 км, а там - массовое катание, и «цепями», и с трамплинов. Даже полевая кухня приезжала с горячим чаем. Потом появилась ещё одна лыжня - через Чёрную речку - чуть длиннее, но зато менее загруженная и идущая через красивый сосновый лес, вдалеке от автомобильных дорог.
Из воспоминаний Г.А. Стахурлова. «К концу 1980-х годов увлечение лыжами сошло на нет, началась эпоха садоводчества. Мы же с детьми продолжали по выходным кататься на лыжах. И вот как-то раз зимой 1989 года мы вдруг выехали на большую вырубку на берегу Чёрной речки. На краю вырубки стоял гусеничный трактор, валялись срубленные деревья, лежали большие кучи хвороста. Стало ясно, что вырубка предназначена под небольшое садовое товарищество и не для простых людей: близко от города, на берегу маленькой лесной речки, на ровном месте, скрыто от посторонних глаз. И не на каких-то там неудобицах или болотах, типа «Новой жизни» или оврагов у речки Сунгирь! Я ещё не знал тогда, что эти места называются зелёной зоной города. Мы возмутились: вот обнаглели - была зона отдыха, доступная всем, с красивой лыжнёй, а будет забор посреди леса и райский уголок для избранных! Но что делать? А 26 января в областной газете «Призыв» появились заметки на эту тему под общим заголовком «Лес рубят», в том числе, и за подписью моего знакомого - Бориса Васильева. Ура, мы не одни! На владимирское телевидение как-то прорвалась доцент политехнического института Галина Петровна Свистунова, которая тоже озвучила эту тему. Созвонились, у неё и собрались. Написали письмо, постарались собрать побольше подписей, отправили в газету. Через некоторое время - 15 февраля - в газете появился официальный ответ за подписями чиновников, среди которых были главный лесничий Владимирского лесокомбината, главный землеустроитель Судогодского района, главный лесничий «Владимирмежхозлеса». В ответе говорилось, что никакого леса там и не было, а под садовое товарищество отведён участок, заросший «древесно-кустарниковой растительностью». Настоящая отписка, но кто-то, видимо, очень влиятельный, руководил сбором подписей. Мы возмутились ещё больше. Организовали группу, в состав которой вошёл также доцент Владимирского политехнического института (ВПИ) Николай Александрович Андрианов, который когда-то заканчивал Ленинградскую лесохимическую академию, и пошли в лес. Посчитали и сфотографировали пни спиленных сосен, по годовым кольцам определили возраст деревьев. В это время Г.П. Свистунова записала нашу группу на приём к председателю облисполкома, куда тоже нелегко было попасть, нужно было ждать своей очереди около месяца. И вот собрались в приёмной облисполкома, которая располагалась тогда в бывшем губернаторском доме, где сейчас находится областное телевидение. Здесь к нашей группе присоединилась Валентина Борисовна Баженова - бывшая учительница истории школы № 1. Входим в кабинет, где, кроме председателя облисполкома Геннадия Фёдоровича Кондрюкова, был ещё, по-моему, лесничий организации «Владимирмежхозлес». Обозначаем себя как группу в защиту леса на Чёрной речке, и подаём Кондрюкову наше обращение, газету с ответом и фотографии. Почти не успеваем открыть рта, как Геннадий Фёдорович заявляет, что он на нашей стороне, и, рассматривая фотографии больших пней, с упрёком обращается к лесничему. Тот, конечно, смущён и в ответ только заявляет, что они готовы, «если прикажут», уже этой весной посадить там лес. Видно было, что и им «выкрутили» руки. Позднее я немного познакомился с этой «механикой» землеотводов. Перевести лесные угодья в нелесные в лесах государственных (Гослесфонд) было очень непросто, только через постановление правительства. А с колхозными лесами - гораздо проще. Вот и подобрали по заказу сверху участочек вблизи города. В тот же день в 15.00 Кондрюков провёл совещание в облисполкоме, и решение об отводе этого участка под сады было отменено. В мае лесники посадили рядами елочки, и теперь там уже растёт 30-летний еловый лес. Хочешь - ходи беспрепятственно на лыжах, хочешь - собирай грибы-ягоды, хочешь - просто дыши чистым воздухом.
Эта маленькая победа окрылила нас. Но это были последние годы командно-административной системы и первые годы, когда власть повернулась лицом к гражданам.
После этого случая, наверное, Валентина Борисовна позвала меня на встречу с людьми, которые боролись за сохранение лесопарка «Дружба». Возглавлял эту группу доктор медицинских наук из ящурного института Леонид Леонидович Воейков. Возможно, он в то время возглавлял научно-технический совет общества охраны природы, и мы собирались в помещении на ул. Луначарского у заместителя председателя Владимирского областного общества охраны природы Галины Викторовны Есяковой. Тогда и родилась идея создать общественную организацию: экологический клуб «Зелёное движение».
Здесь я познакомился с заведующим кафедрой ботаники пединститута Петром Алексеевичем Серёгиным, встретил старого знакомого - архитектора института «Владимиргражданпроект» Виталия Фёдоровича Брылёва. Организационное собрание проводили в пединституте, приняли устав и единогласно избрали председателем Л.Л. Воейкова. Он же занимался вопросами регистрации организации в горисполкоме, возможно, вместе с Есяковой, потому что на нашей печати по кругу была надпись «Владимирское областное общество охраны природы» и уже в центре - «Экологический клуб „Зелёное движение"». Это была уже самостоятельная общественная организация. Случилось это в августе 1989 года, и мы были второй неформальной общественной организацией во Владимире после общества «Мемориал». И уже только потом был зарегистрирован «Народный фронт».
Численность клуба быстро росла. К нам, не относящимся к крайним радикалам, стали приходить люди со своими проблемами и идеями: доценты Владимирского политехнического института Юрий Александрович Леонтьев, Валерий Петрович Терещенков, Михаил Вячеславович Ольшевский, работники ВПО «Техника» Валерий Викторович Толстов, Ольга Сергеевна Арефьева, Владимир Анатольевич Рудаков, специалист-энергетик Виктор Николаевич Блинов, специалист по озеленению института «Владимиргражданпроект» Валентина Николаевна Иванова и работник облисполкома Анатолий Александрович Линьков. Обозначились и основные темы, которыми мы тогда занимались.
Это, во-первых, защита парка «Дружба» от надвигающейся застройки. Лесной массив, бывший Ямской лес, был объявлен парком и назван в честь дружбы города Владимира с чехословацким городом Усти-на-Лабе. Возможно, там были какие-то совместные посадки деревьев, но чехи, как говорил Пётр Алексеевич Серёгин, высоко оценили существование вблизи города такого лесного массива. «Не каждому европейскому городу выпадает такая удача, - говорили они, - и вам надо беречь этот природный уголок». Во времена моего детства, в 1960-е годы, лесопарк начинался сразу за нынешней улицей Верхняя Дуброва. Мы с отцом вставали на лыжи сразу за дорогой и шли через мелколесье в большой лес. Но постепенно город всё наступал и наступал. И вот в 1989 году «зелёным» удалось-таки приостановить это наступление».
«Да будет парк!», открытое письмо Владимирского экологического клуба «Зеленое движение» сессии Владимирского городского Совета народных депутатов. Опубликовано в газете «Призыв» 16 декабря 1989 года.
«Уважаемые депутаты городского Совета!
В городе Владимире сложилась серьезная обстановка по обеспечению жителей озелененными территориями общего пользования (парки, скверы, сады, бульвары).
Согласно генеральному плану развития г. Владимира, утвержденному Советом Министров РСФСР 7 августа 1985 года, дефицит этих территорий оценивается в 497 га. Это значит, что в городе необходимо заложить 30 таких парков, как парк имени 850-летия г. Владимира.
Особую тревогу вызывает царящая в городе беспечность к зеленым насаждениям. Бесцеремонно нарушаются нормативы по озеленению. Все чаще жители Владимира видят в руках у работников горзеленхоза топоры и пилы для уничтожения растущих деревьев. Клятвенное заверение, принятое в правилах застройки г. Владимира на 5 й сессии городского Совета 25 марта 1986 года: «Все зеленые насаждения, расположенные в пределах городской черты, а также в пригородной зоне, составляет неприкосновенный зеленый фонд города» – так и осталось на бумаге.
Нормативы по озеленению – это научно обоснованные экологические параметры городской среды обитания человека, связанные непосредственно со здоровьем каждого жителя Владимира.
В связи с изложенным фактами обращаемся к вам, товарищи депутаты, с рядом предложений:
1. Необходимо установить лиц, допустивших нарушение сохранности древесной растительности в черте города (парк Дружбы, ул. Добросельская, бульвар художника Иванова, сквер на ул. Чайковского и другие) и сообщить о них в газете.
2. Необходимо коренным образом изменить отношение городского Совета народных депутатов к вопросам озеленения. Как первый шаг в этом направлении призываем принять решение об отводе участка в районе водохранилища Содышка по закладке парка культуры и отдыха, который предусмотрен генеральным планом развития г. Владимира. Техническо-экономический расчет этого парка выполнен институтом «Владимиргражданпроект» в 1988 году.
3. Включить в план развития города закладку парка весной 1990 года, а Владимирский экологический клуб «Зеленое движение» примет в этом активное участие».

«Мы не дали построить последний многоэтажный дом, «закругляющий» угол напротив площадки ГАИ, сохранив от застройки небольшой кусочек леса справа от теперешнего входа в городской парк «Дружба». Позднее мне несколько раз приходилось отстаивать этот лесочек, организовывать там субботники.

Тему недостаточного количества зелёных насаждений общего пользования в городе поднял Виталий Брылёв, будучи специалистом архитектурно-планировочной мастерской. По этому вопросу он спорил не только с административными органами, но и с некоторыми своими коллегами- архитекторами. Тонкость споров заключалась в вопросе о том, как считать среднюю цифру зелёных насаждений, приходящихся на одного горожанина. С включением в городскую черту больших лесных массивов парков «Дружба» и Загородного общая площадь зелёных насаждений, поделённая на число жителей, давала неплохой показатель, близкий к нормативу. Но, доказывал Брылёв, это не то, что записано в СНИПе, т.е. парки, скверы, бульвары должны располагаться равномерно по всей площади города, создавать комфортную среду обитания в повседневной жизни горожан. А по этим расчётам норматив зелени общего пользования в городе более чем в два раза был меньше требуемого. Кроме того, уже тогда начиналась волна уплотнения застройки, которая велась в ущерб зелёным насаждениям. Оценивая ту ситуацию с сегодняшних позиций, можно сказать, что эти показатели в то время были ещё высоки по сравнению с тем, что мы имеем сейчас. За последние 20 лет город потерял несколько скверов, части бульваров и значительные части парковой зоны, почти ничего не создав вновь».
«Волюнтаризм… на проезжей части», статья в газете «Призыв» от 14 декабря 1989 года, автор  —  председатель экологической комиссии Владимирского отделения Союза архитекторов РСФСР В. Брылев.
«Город, как и человека, не обходят стороной болезни, недуги. Состояние здоровья города зависит от уровня профессиональной квалификации, от гражданской позиции специалистов-градостроителей.
Как чувствует себя сегодня областной центр? Легкие (озеленение) больны, сердце (центр города) страдает аритмией, аллергия безликой застройки одолевает окраины. То там, то здесь возникают тромбы в транспортных артериях Владимира. Все это осложняет повседневный быт горожан. Например, жители восточного района ежедневно в 2 – 3 раза, а некоторые в 5 раз больше проводят времени в автобусах и троллейбусах, чем это необходимо с рациональной точки зрения. Именно она заложена в генеральный план города, которым предусмотрено создание разветвленной улично-дорожной сети между восточным районом и центром. Но во всем городе почти не строится улично-дорожная сеть, и главное, что в результате безответственного отношения к генеральному плану, будущие створы улиц застраиваются, восстановление их становится практически невозможным или, в лучшем случае, с огромными материальными потерями.
Улица Комиссарова по генплану должна продвинуться в район тракторного завода с выходом на улицы Тракторная, Горького, проспект Строителей. Но эту связку теперь нельзя осуществить, потому что в ее створе совхоз «Тепличный» построил двухэтажный железобетонный корпус.
При строительстве нового цеха химзавода оказалась перекрытой улица Юбилейная, которая должна слиться с улицей Мира. Объяснить эти действия с позиции здравого смысла просто невозможно. В 1981 году компетентными представителями Госгражданстроя и Госстроя РСФСР официально указывалось на предотвращение именно вышеуказанных фактов нарушения градостроительной дисциплины. Между прочим, на этом заседании (есть протокол) присутствовали ответственные руководители области и города, многие из которых в настоящее время занимают высокие посты. (…)
Подобные промахи восточным районом, к сожалению, не ограничены. Город буквально калечат сторонники сиюминутных или узковедомственных выгод. По данным генерального плана, проспект Ленина перегружен транспортом по сравнению с нормой в три раза. Улицы Московская, Горького — в 2,5 раза, III Интернационала — в 2 раза, Фрунзе — в 3 раза и т.д. При этом нужно учесть, что во Владимире пока низкий уровень автомобилизации по сравнению с другими городами России. (…)
Большие надежды возлагали более 20 лет назад на крупную магистраль ул. Диктора Левитана — Казарменная, Студенческая с выходом на рокадную дорогу. Она могла бы решить много транспортных задач, если бы не опять та безответственность и беспечность. Сегодня уже ясно: реализовать этот замысел невозможно. Анализ показал, что для этого необходимо снести девятиэтажный, пять пятиэтажных, семь трехэтажных домов, финансово-экономический институт, часть памятника архитектуры…Такие издержки возникают из-за непродуманной застройки.
Есть в генплане и другая магистраль. Она должна на Садовой площади перераспределить поток автотранспорта, движущегося по Ленинскому проспекту на улицу Мира. Согласно комплексной транспортной схеме перспективная нагрузка на эту магистраль составит более тысячи автомобилей в час и ослабит поток по ул. III Интернационала примерно в четыре раза против существующего. Одному из бывших главных архитекторов города эта идея пришлась не по нутру, он разрешил в будущем створе сделать крупную пристройку к бане. Нынешний главный архитектор города вообще оставляет его в виде проулка, потому что между гостиницей «Заря» и школой №6 начато строительство жилого дома. Мне не удалось убедить т. Пичугина в том, что прежде чем что-либо строить на Садовой площади, необходимо на основании транспортного обследования выполнить расчеты, разработать проект развязки с учетом санитарно-гигиенических требований, определить створы (ширину улиц), найти место для пешеходной зоны у здания филармонии и многое другое. Удивляет, что выполненный проект не обнародован, даже в Союзе архитекторов не обсуждался. Возникают сомнения в целесообразности возведения этого дома.
Я не пытаюсь навязать читателю свои убеждения. Меня возмущает никем не пресекаемая вседозволенность ответственных руководителей, калечащих город. Меня возмущает, почему главный архитектор города, прямая функция которого блюсти законодательство, нарушает его (…) Как мне известно, проект детальной планировки центра еще не утвержден, а проект застройки на прилегающих участках не разработан и не утвержден в установленном порядке. Я настаиваю на том, чтобы решением горисполкома строительство жилого дома на Садовой площади было прекращено. Необходимо самым серьезным образом пресечь действия тех лиц, которые допускают нарушения градостроительной дисциплины».


К нам в клуб пришёл бывший начальник технического отдела «Автодора» Анатолий Александрович Покровский и предложил поднять тему строительства окружной дороги, огибающей Владимир с юга. Как специалист, он быстро показал, что по всем расчётам и исторически с 1956 года второе полукольцо вокруг Владимира планировалось строить с севера по еще большему радиусу, чем построенная Пекинка. Там не нужно было строить два моста через Клязьму, несколько путепроводов над железными дорогами, не нужно было, наконец, вырубать столько леса и внедряться в уязвимую лесную экосистему. С точки зрения транспортных развязок, северный обход был тоже более предпочтителен, так как разгружал город от автомобильных потоков на Иваново и Юрьев-Польский. Но обком КПСС не хотел слушать специалистов и принял волюнтаристское решение - строить с юга. Эта дорога должна была дважды пересекать Клязьму - в районе Мостостроя и села Лунёво, затрагивать заповедную Давыдовскую пойму, да и Лунёвской пойме тоже бы досталось. Южный вариант обхода катастрофически удорожал строительство. Но довод обкома был один - нельзя трогать ценные пахотные земли с севера от города. Строительство дороги уже было начато от пос. Юрьевец, и трасса была прорублена почти до Судогодской дороги. Поэтому мы предложили закончить этот участок и вернуться к северному варианту обхода. Особого успеха наши действия не имели, но шуму мы подняли всё-таки много. Несколько лет спустя, когда я познакомился с Евгением Григорьевичем Локтионовым, а А.А. Покровского уже не было в живых, нас, «зелёных», позвал на совещание бывший председатель горисполкома, а в тот момент заместитель главы администрации области В.А. Кузин. Совещание было посвящено продолжению строительства южного обхода. Западный участок его был уже достроен до Судогодской дороги, и приехали нижегородские проектировщики с новым предложением. Они предложили изменить трассу и вывести дорогу к шоссе Москва - Уфа после моста через Клязьму у Пенкина, как она теперь и построена. Это значительно удлиняло южный обход, но исключало строительство моста через Клязьму в районе села Лунёва, не трогало Давыдовскую пойму. Я попытался поднять вопрос о северном варианте обхода, но это предложение никто не поддержал - теперь это было бы уже совершенно новой стройкой. В тот момент Борис Немцов, бывший нижегородский губернатор, был вице-премьером Правительства России и, видимо, «проталкивал» строительство автодороги от Москвы до Нижнего. Нам, конечно, предложение проектировщиков больше понравилось, чем дорога через Лунёво, но против этого варианта сильно возражал главный архитектор области Е. Бирюков. Он настаивал на лунёвском варианте. Тут уж пришлось мне спорить с ним. Во-первых, мосты у нас строить почему-то не получается - сейчас самое узкое место на южном обходе - мост через Клязьму в районе Мостостроя. Во-вторых, перепад высот в районе Лунёвского вала очень большой и пришлось бы насыпать колоссальную дамбу с обеих сторон Клязьмы. Эта дамба своим давлением на грунт привела бы к сильнейшему заболачиванию поймы и к огромным экологическим проблемам. Анормальный дренаж в районе дорог мы тоже делать не умеем. Я предложил в таком случае построить огромную эстакаду на сваях, как делают за границей, но это уже было вовсе из области фантастики для российских строителей. Е.Г. Локтионов тоже поддержал проектировщиков, но уже с других позиций: строительство по такому варианту открывает новые рекреационные возможности для жителей Владимира. В конце концов, Бирюков остался в меньшинстве, и было принято предложение проектировщиков. Кстати сказать, построенная дорога действительно сделала доступными такие красивые места, как Спас-Купалище, берега Клязьмы в районе д. Богданцево, реку Судогду в нижнем течении и прилегающие к ней деревни, старинное село Чамерево. Однако, проезжая по этой дороге сейчас, можно очень часто наблюдать примыкающие к ней участки заболоченного и засохшего леса.

Ещё одна большая экологическая проблема обозначилась тогда - проживание жителей в непосредственной близости от химического завода. Незадолго до 1989 года химзавод построил два жилых дома и отселил часть жителей из санитарно-защитной зоны. Но началась перестройка, плановая экономика заканчивалась, а вредное влияние Владимирского химического завода, оказавшегося в центре города, на прилегающие жилые районы осталось. Дополняло эту проблему и влияние практически на весь восточный район выбросов ТЭЦ, работавшей на угле и мазуте. На общих собраниях мы обсуждали тему, подготавливали обращение в обком КПСС и облисполком, и наши люди расходились по своим предприятиям собирать подписи под обращениями. Авторитет клуба рос, и нас стали приглашать на некоторые совещания. Я лично вместе с главным государственным инспектором только что образовавшегося областного комитета по охране природы Е.К. Коробовым участвовал в закрытии вредного цеха феноло-формальдегидных смол на ВХЗ.
Как-то раз на наше собрание пришёл довольно молодой учёный из НПО «Полимерсинтез» А.А. Поваров с предложением: не препятствовать строительству небольшого производства мембран на самой восточной окраине города. Как я сейчас понимаю, в 1989 году это была довольно новая, прорывная технология в химической отрасли. Относительно безвредное для окружающей среды, это производство могло не только принести новые доходы в городскую казну, но применение мембран частично решало бы и экологические проблемы в некоторых отраслях. Наш «экспертный совет» рассмотрел какую-то документацию и рекомендовал не открывать в городе новое химическое производство, в основном, как я помню, по соображениям и без того большой нагрузки на «сети» и на потребление питьевой воды. Не знаю, удалось бы тогда Поварову с его командой построить мембранное производство - в 1990-х годах началась разруха в хозяйстве страны - но мне до сих пор стыдно за наше упрямство в этом вопросе. Сейчас, 20 лет спустя, мембранные технологии по-прежнему входят в число передовых и их даже причисляют к модному понятию «нанотехнологии».

Очень сложная проблема встала перед нами с приездом к нам на заседание руководителя «зелёных» в Судогде Ирины Александровны Журухиной. Стихийное общественное движение в небольшом районном центре возникло в связи с началом строительства так называемого судогодского водозабора. Река Судогда - одна из самых чистых и красивых рек Владимирской области. Но по проекту водоснабжения города Владимира начиналось строительство водозабора из подземных источников в непосредственной близости к реке. Артезианские скважины располагались недалеко от д. Жуковки, расположенной выше по течению реки относительно города Судогды, среди низких болотистых берегов. Естественно, жители небольшого городка, вся жизнь которых была связана с этой речкой, забеспокоились: не приведёт ли водозабор к исчезновению реки? И хотя гидрогеологи доказывали, что питание реки не связано с подземным горизонтом на глубине 60 метров, доверия к их безапелляционным выводам не было. С другой стороны, Владимир оставался чуть ли не единственным в области городом (ещё в таком же положении были Вязники), чьё водоснабжение осуществлялось из поверхностных водоисточников: был очень старый водозабор на реке Клязьме и более новый - на реке Нерли. За 100 лет использования воды из Клязьмы её качество, конечно, сильно ухудшилось. Восточная часть промышленной Московской области и западная часть Владимирской оказывали очень негативное влияние на нашу главную водную артерию. Поэтому и службы водо-коммунального хозяйства, и органы санитарно-эпидемиологического контроля постоянно ставили вопрос о необходимости снабжения города артезианской водой. И вот к концу советской эпохи началось строительство первой очереди Верхне-Судогодского водозабора. Было сделано около десятка скважин, проложены дороги к зоне их обслуживания, началась прокладка водопроводных труб большого диаметра.
А тут началась перестройка, и Судогда «поднялась». Одним из лидеров этого народного движения и стала председатель районного общества охраны природы И.А. Журухина. Начались митинги, стихийные выступления, доходило до криминала - портили, жгли полиэтиленовые трубы, засыпали песок в двигатели бульдозеров. Да ещё строители, как всегда у нас, напортачили: проложили дорогу по низменной части берега, в результате подтопили и погубили лес, проложили водовод по дну реки - опять с нарушениями и т.д.
Нелегко пришлось и областному комитету по охране природы, который был обязан реагировать на обращения граждан. В результате многочисленных обращений жителей Государственный комитет по охране природы СССР организовал экспертизу проекта. В состав комиссии численностью около 30 человек от нашей области вошли председатель облкомприроды А.А. Церерин и Ю.А. Леонтьев. К моменту проведения экспертизы первая очередь водозабора была уже на 90% построена, поэтому заключение комиссии, как мне говорил позднее Юрий Александрович, было «сдержанным». Предлагалось завершить строительство первой очереди водозабора и отказаться от второй и третьей очередей, скважины которых должны были располагаться ещё выше по течению Судогды. Кроме того, некоторые участники (и Ю.А. Леонтьев) поставили свои подписи с особым мнением. Видимо эксперты обратили внимание, что уже в тот момент река Судогда испытывала сильное техногенное влияние, т.е. загрязнение от сельскохозяйственной деятельности, сокращение питания в результате неразумной мелиорации. В общем, мы, «зелёные», оказались в довольно непростой ситуации. С одной стороны, жители Владимира пьют некачественную воду, и эту проблему нужно решать, с другой стороны - и судогодцев можно понять. Это плановая советская экономика с пятилетками «мелиорации и химизации сельского хозяйства», со сверхплановой вырубкой леса и т.д. уже нанесла нашей владимирской природе колоссальный ущерб.

В том же 1989 году на заседании клуба мы решили выйти на ноябрьскую демонстрацию с экологическими лозунгами. Демонстрации трудящихся два раза в году проходили с красными флагами, портретами членов политбюро и с красными транспарантами, прославлявшими КПСС, «дело Ленина», успехи трудящихся. А почему бы немного не разнообразить лозунги в эпоху гласности? Мы сочинили пять безобидных лозунгов: «Сохраним парк „Дружба"», «Прекратить загрязнение реки Клязьмы», «Городу Владимиру - зелёные насаждения» и т.д. Я пошёл в партком завода к В.П. Кузину. Он не возражал, но сказал, что нужно «согласовать». Я предлагал написать лозунги белой краской на зелёной материи. Через некоторое время он вызвал меня и сказал, что получил одобрение, но только на красном материале, и предложил помощь заводского художника. С одной стороны плюс - не надо самим трудиться: покупать материал, краску, делать транспаранты, а с другой - минус: красные транспаранты с нашими лозунгами ничем не будут выделяться из общей массы. Он же предложил написать текст зелёной краской. В итоге этого компромисса наши транспаранты ничем особенно не выделялись среди остальных. Но, как мне сказал потом Кучин, наша инициатива была положительно отмечена теми, кто стоял на трибуне.
Итак, 1989 год для клуба «Зеленое движение» проходил очень бурно. Я носился по отделам конструкторского бюро, собирал подписи под разными обращениями, что не могло нравиться моему начальству. Вдруг в феврале 1990 года неожиданно умер Леонид Леонидович Воейков - безусловно, авторитетный, очень тактичный и мудрый руководитель. Встал вопрос о руководстве, но замену Воейкову найти было нелегко. В лидеры никто не рвался, и решили избрать трёх сопредседателей, меня, В.Б. Баженову и Г.В. Есякову.
Осенью 1989 года появился новый закон о выборах депутатов в областные и местные советы (городские и районные) народных депутатов, предусматривающий, в частности, двухтуровое голосование. Безусловно, разработка этих законов шла под контролем партии, но таких демократичных законов ещё никогда не было в нашей истории, да и, наверное, никогда не будет. Например, право выдвижения кандидатов в депутаты городского совета получили общественные организации, зарегистрированные в городе, а также трудовые коллективы на собраниях численностью не менее 30 человек. В нашем клубе наиболее политизированными членами были мы с Виталием Брылёвым, и, как только появился закон, я стал настраивать членов клуба на участие экологов во властных структурах. Получалось, что наш клуб на своём собрании мог выдвигать кандидатов в депутаты городского совета, ну а кандидатов в областной совет нужно было выдвигать от трудовых коллективов, причём, один человек мог быть избран одновременно в два совета. Я раньше никогда не помышлял о возможности быть депутатом, но моя активная деятельность на заводе в качестве представителя «зелёных» вылилась в предложение химика нашего отдела, Владимира Кронидовича Соколова, выдвинуть меня кандидатом в депутаты. Постепенно я стал привыкать к этой мысли и, поскольку основная моя обеспокоенность была связана с вырубкой лесов, то я стал думать, что этой проблемой надо заниматься, как минимум, на областном уровне, тем более что я уже был в лидерах клуба. Членам клуба я предложил выдвигать свои кандидатуры в городской совет. На собрание по выдвижению кандидатов в депутаты пришли ещё несколько человек, которые раньше не принимали участия в нашей деятельности, но заявили, что разделяют наши взгляды и готовы прилагать усилия по их поддержке в городском совете. Из таких людей я помню преподавателя ВПИ Н. Садовского, который, как и я, закачивал школу № 25. Правда, в дальнейшем оказалось, что Садовский, став депутатом, совершенно отошёл от нашего клуба. Впрочем, и среди наших активистов оказались депутаты, сразу переключившиеся на другую деятельность, например, О.С. Арефьева. На собрании клуба было выдвинуто кандидатами 17 человек. Все они были зарегистрированы, и вели свою предвыборную кампанию сами. Было решено также, что в областной совет будут баллотироваться четыре представителя клуба: Линьков, Стахурлов, Брылёв и Есякова. Надо сказать, что клуб наш существовал на общественных началах, всеми делами мы занимались в свободное от работы время и ничем особым, кроме как обозначить кандидата «зелёным», помочь ему не могли. Каждый сам, как мог, вёл предвыборную кампанию, выбирал доверенных лиц. Мне взялись помогать мои друзья-туристы с завода Люба Хромова, Володя Рудаков и Юрий Поликарпов, который сам предложил мне помощь. Именно благодаря его энергичной поддержке я и стал впоследствии депутатом областного совета. По сравнению с современными дорогостоящими кампаниями, тогда всё было до примитивности просто. Избирательная комиссия оказала помощь только в изготовлении нескольких экземпляров общих плакатов. Множительной техники тогда почти не было, и мы печатали маленькие агитационные бумажки на заводских ЭВМ.
В итоге всей той избирательной кампании в областной совет народных депутатов от нашего клуба прошли мы с Брылёвым, а в городской совет из 17 кандидатов - 12 представителей «зелёных». Получилась очень большая сплочённая фракция, хотя всех депутатов было около 130. С нашей группой стали считаться и кооперироваться другие депутаты. Комиссию по экологии возглавил Пётр Алексеевич Серёгин, и им тогда сразу удалось принять какие-то решения по парку «Дружба». Виталий Фёдорович Брылёв стал депутатом сразу двух советов - областного и городского, но с его энергией и обширными интересами, я думаю, ему вечно не хватало времени. После того, как я стал депутатом областного совета, ко мне подошёл председатель областного комитета по охране природы А.А. Церерин и предложил перейти к ним на работу. В 1991 году я стал работать инспектором отдела охраны водных ресурсов. Так, после 15 лет работы в конструкторском бюро, я резко изменил свою профессию.
В общем, период представительства «зелёных» в советах городском и областном был вершиной успехов нашего клуба в его общественной деятельности на поприще охраны окружающей среды. Как-то раз нас попросил о встрече мэр города Игорь Васильевич Шамов, и запросто пришёл к нам в офис на ул. Луначарского, 3. Этим я хочу подчеркнуть, что группа депутатов-«зелёных» пользовалась авторитетом и среди тогдашней администрации города.
Мы с Брылёвым были депутатами областного совета с марта 1990 по октябрь 1993 года, когда был расстрелян из танков Верховный Совет. С этого момента началась уже другая история России, распустили и областные советы народных депутатов, началась эра «суверенной демократии», подконтрольной администрации. После этого с каждым годом всё меньше в умах людей оставалось места заботе об экологии, всё хуже работали государственные природоохранные органы.
Я ещё долго пытался заниматься общественной экологической работой, создавал партию «Зелёных», общественные экологические организации, был председателем городского общества охраны природы, занимался со школьниками, со студентами, организовывал посадку деревьев, очистку городских прудов. А активность клуба «Зелёное движение» постепенно уменьшалась после завершения нашей депутатской деятельности.

Источник:
Г.А. Стухурлов. «Зелёное движение» во Владимире. Краеведческий альманах «Старая столица», выпуск 8. 2014

***

Владимирская Областная Общественная Организация Всероссийского Общества Охраны Природы действует с 19 января 1996 г.
Председатель президиума областного совета - Есякова Галина Викторовна (с 28 февраля 2008 г.).
Адрес: город Владимир, улица Луначарского, 3, 321.

Есякова Галина Викторовна

Родилась 1 января 1955 года в селе Н. Ахматово Б. Болдинского района Горьковской области (ныне Нижегородской).
Образование: высшее, в 1978 году окончила биолого-химический факультет Владимирского государственного педагогического института.
Трудовую деятельность начала в 1978 году в областной общественной организации Всероссийского общества охраны природы.
Общественная деятельность:
- член Центрального Совета Всероссийского общества охраны природы;
- член Центрального Совета Российского Зеленого Креста;
- член Совета Российского Экологического Конгресса;
- сопредседатель Общественного Совета при департаменте природопользования и охраны окружающей среды администрации Владимирской области;
- председатель областной общественной организации Всероссийского общества охраны природы;
- депутат Законодательного Собрания Владимирской области IV созыва (2005- 2009 гг.);
- председатель Общественного Совета при Госохотинспекции администрации Владимирской области;
- член Экологического совета при Губернаторе Владимирской области;
- член Общественной палаты Владимирской области 1, 2, 3, 4 составов.

Награды:
- звание «Заслуженный эколог Российской Федерации» (1999);
- звание «Отличник охраны природы» (2004);
- Почетными грамотами администрации Владимирской области, Законодательного Собрания Владимирской области, Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Российского Зеленого Креста, Центрального Совета Всероссийского общества охраны природы;
- знаком «Почетный работник охраны природы» Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации;
- нагрудным знаком «За заслуги в заповедном деле Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации»;
- Почетный член Всероссийского общества охраны природы.
Департамент лесного хозяйства Владимирской области
Владимирское отделение Русского географического общества

Категория: Владимир | Добавил: Николай (24.11.2021)
Просмотров: 12 | Теги: экология, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru