Главная
Регистрация
Вход
Вторник
28.05.2024
04:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гороховец

Деревня Тимирязево Гороховецкого района

Деревня Тимирязево

Тимирязево — деревня в Гороховецком районе Владимирской области России, входит в состав Куприяновского сельского поселения.
Деревня расположена в 13 км на юго-восток от Гороховца, в 3 км от железнодорожной станции Гороховец. «Погост Архангельский на речке Стиловке находится в 7 верст. от уездного города и в 160 от губернского». [1]

До революции селение называлось Архангельский погост. В писцовых книгах Гороховецкого уезда 1628-1630 годов отмечено: «погост Apxангельский, на погосте церковь Архангела Михаила древяна клецки…».
В XIX и первой четверти XX века Архангельский погост входил в состав Красносельской волости Гороховецкого уезда.
В годы Советской власти до 1998 года деревня входила в состав Великовского сельсовета.

Численность населения: в 1859 г. – 34 чел., 1905 г. – 26 чел., в 1926 г. – 44 чел., в 2002 г. – 1 чел., в 2010 г. – 5 чел.

Архангельский приход

Церковь на этом погосте существовала уже в начале XVII века. В писцовых книгах Гороховецкого уезда 1628 — 30 гг. отмечено: «погост Архангельский, на погосте церковь Архангела Михаила древяна клецки — строение мирское, на колокольнице 3 колокола — приклад попа Семена; при церкви поп Василий Семенов, пономарь, просвирня, 5 келей нищих («питаются от церкви Божией»); пашни церковной худые земли по 10 четв. в поле, сена 100 копен да под деревней Крыловою 30 копен. К тому же погосту по старине деревня Копылова, в ней 2 двора крестьянских, пашни середние земли по 12 четв. в поле, лесу 1 десят., сена 15 конен».
В переписных книгах 1678 г. при церкви Архангельского погоста показаны 2 священника, дьячок и 5 дворов церковных бобылей.
Вместо дотоле бывшей деревянной церкви в 1737 году, на средства Гороховецкого куипца Ив. Ив. Холкина, построен в Архангельском погосте каменный храм. До 1875 г. храм этот существовал без изменений, а в этом году с западной стороны распространен. Внутренние украшения храма в последнее время совершенно обновлены.

Перемещен диакон погоста Архангельского, Иоанн Сперанский 27-го августа 1889 г. в Гороховецкий собор.
В 1889 г. Всемилостивейше награжден серебряной медалью на Станиславской ленте, для ношения на шее, попечитель Архангельской церк.-приходской школы, Гороховецкого уезда, временно Гороховецкий купец М.Ф. Яковлев, по представлению Совета Братства, за пожертвование в пользу означенной школы.

Престолов в храме два: главный в честь Сретения Господия, в трапезе теплой во имя Архистратига Михаила. [1]
Утварью, ризницей, св. иконами и богослужебными книгами церковь снабжена достаточно; чего-либо замечательного по своей древности или ценности не имелось.
Причта в приходе по штату положено — два священника, диакон и 2 псаломщика. На содержание их получалось: а) от служб и требоисправлений до 1150 руб., б) процентов с причтового капитала (1904 р.) — 76 руб. У одного из священников и у псаломщиков дома собственные, другой же священник и диакон помещались в церковных домах. [1]
Земли при церкви: пахотной 46 дес. 1503 саж., сенокосной 18 дес. 2291 саж., да в Бутменевом лугу 5 дес., под церковью и кладбищем 1 дес. 1381 саж., усадебной 1 дес. 1370 саж., под речкой 300 саж. Ив этой земли поступило под железную дорогу 4 дес. 2053 саж. План и межевые книги на землю имелись. [1]
Приход состоял ив деревень: Бедихи (1 вер. По переписным книгам 1678 г. дер. Бедиха значится за Никольским в Гороховце монастырем, в ней было 18 дворов, а в 1896 г. здесь 20 дворов.), Копылихи (вблизи церкви), Светильнова (1 ½ вер. В 1678 г. в дер. Светильнове было 19 дворов, а в 1896 г. 34 двора.), Кондюрина (4 вер. В 1678 г. в дер. Кондюрине было 7 дворов, а в 1896 г. 27 дворов.), Лучинок (4 вер. В 1678 г. в дер. Лучинках было 17 дворов, а в 1896 г. 30 дворов.), Великова (2 ½ вер.), Шанькова (1 вер.), Лыкшина (3 вер.), Груадева (2 ½ вер.), Круглова (3 в. В 1678 г. в дер. Круглове было 11 дворов, а в 1896 г. 20 дворов.), Агафонова (4 вер. В 1678 г. половина дер. Агафонова значится за В.Е. Нееловым, на ней был двор помещиков, 3 дв. крестьянских и 3 пустых, а в 1896 г. здесь 22 двора.), Галицкой (6 вер. В 1678 г. в дер. Галицкой 3 двора, а в 1896 г. 39 дворов.), Семеновской (4 вер. В 1678 г. д. Семеновская значится за Лопухиным, в ней двор помещиков и 3 двора крестьянских, а в 1896 г. 19 дворов.), Кошелихи (6 вер. Д. Кошелиха в 1678 г. значится за бр. Бартеневыми, в ней 2 двора помещиковых, 2 дв. задворных людей и 5 дв. крестьянских, в 1896 г. здесь 50 дворов.), Юрова (5 ½ вер. В 1628 г. в Юрове 1 дв. помещиков, 1 людской и 3 бобыльских; в 1678 г. — 1 дв. помещиков, 1 дв. задворного человека и 2 крестьянских, а в 1896 г. 27 дворов.); во всех этих деревнях по клировым ведомостям на 1897 год числилось 1284 души муж. пола и 1496 женского, из них раскольников 86 душ. [1]

Освящение новоустроенного храма в погосте Архангельском

Погост Архангельский отстоит от уездного города Гороховца в 10 верстах, а от станции железной дороги в 2 верстах. Приход не богатый, но из среды его выдвинулся человек, именем Федора Михайловича Яковлева. Личность Яковлева замечательная: он сам собой, личным трудом, пробил себе жизненную дорогу и скопил солидный капитал. Но обогащаясь материально, он обогащал себя и делами благотворения. Он хорошо помнил свое прошлое, когда наряду с другими пользовался за свои труды платой рабочего; с другой стороны, глубоко сознавал, что все, чем он владеет, есть дар Божий; а потому он щедрой рукой рассыпал свои благодеяния и направо, и налево, но особым предметом его забот был и есть его приходский храм, который он значительно расширил в западную сторону и благолепно украсил внутри. Но Яковлев не удовольствовался этим. Когда он увидал, что украшенный им храм не отвечает его заветным мыслям, что он тесен и неудобен для такого прихода, в котором около 1500 душ мужского пола, он возымел намерение построить новый, отдельный храм.
И вот, теперь сооружен в погосте Архангельском каменный пятиглавый величественный храм, открытый, без столбов, с духовым отоплением, с богатым внутренним украшением и вызолоченным иконостасом. При виде такого благолепия, возрадовался сердцем и воодушевился духом старец строитель. Возрадовались прихожане, благодаря Бога и своего благодетеля Яковлева. Но любитель церковного благолепия не остановился и на этом. Он пожелал, чтобы освящение новоустроенного им храма было совершено Его Высокопреосвященством, Высокопреосвященнейшим Сергием, Архиепископом Владимирским и Суздальским, к которому и обратился с просьбой о том. Владыка, к общей радости всех прихожан погоста Архангельского, согласился исполнить просьбу старца, назначив для того 12-е число июля (1899 г.).
На освящение храма Высокопреосвященнейший Сергий прибыл накануне и первым делом произвел осмотр новоустроенного храма, а в 6 часов вечера было совершено в нем торжественное Всенощное бдение, при пении архиерейского хора; в назначенный же день было совершено освящение храма во имя Св. Живоначальной Троицы, а по освящении, была совершена Божественная литургия Его Высокопреосвященством, Высокопреосвященнейшим Сергием, в сослужении троих протоиереев, игумена и двоих священников. Богомольцев была масса, которые собрались из разных концов уезда, чтобы видеть архиерейское освящение. О внутренней силе и значении главных действий освящения храма обстоятельно было сказано в проповеди, составленной Его Высокопреосвященством и произнесенной за литургией одним из священников прихода села Архангела Троицким.
Благочестие Яковлева и его любовь к храму Божию расположили к нему Высокопросвещенного нашего Архипастыря, который по окончании литургии, благословил его иконой Черниговской Божией Матери, предварительно обратившись к нему с следующей речью:
«Досточтимый Феодор Михайлович. Поздравляю вас с полным и благополучным окончанием великого дела, совершенного вами во славу Пресвятой Троицы. Благодарение Господу, принявшему от вас этот дар. Такое деяние, как создание пространного храма Божия, не может остаться без награды от Бога. Отселе молитва о вас, как создателе св. храма сего, будет возноситься, доколе будет приноситься в нем великая безкровная Жертва. Да стоит он долго, долго, многия лета и столетия. Но если ему и будет конец, то не будет конца милости Божией за это дело. Оно пойдет за вами в неземную, вечную жизнь. Оно, конечно, послужит вам утешением и в настоящей жизни, и не только вам, но и потомству вашему.
Приятно видеть, что в епархии Владимирской находятся такие лица, которые не малую часть достояния своего жертвуют на создание храмов Божиих, на устройство школ и на другие благополезные, богоугодные дела.
В память настоящего знаменательного события прошу вас принять от меня сию св. икону Богоматери Черниговскую. Подобие или список с древней чудотворной этой иконы прославился знамениями и чудесами в ските Гефсимании, близ Троице-Сергиевой Лавры, в наши времена, в бытность мою ректором Вифанской семинарии, соседней с скитом Гефсиманским. И вот когда волей Божией я поставлен был на кафедре Владимирской епархии и, спустя некоторое время, посетив, по долгу служения, города Переславль и Александров, возвращался через посад преподобного Сергия, то не преминул помолиться и перед чудотворной иконой Черниговской. Настоятель Гефсиманского скита даровал мне тогда св. икону Богоматери, писанную на кипарисе. В настоящие дни родилась во мне мысль передать вам сию св. икону на благословение. Да будет благословение Божией Матери на вас и на вашем роде, а с ним благословение возлюбленного Сына Ее, Господа нашего Иисуса Христа с безначальным Его Отцом и Пресвятым Духом всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».
После речи Высокопреосвященнейшего, местным священником о. Кохомским был прочитан от прихожан адрес следующего содержания: «Милостивые Государи, Феодор Михайлович и Матвей Феодорович (Матвей Феодорович — единственный сын Феодора Михайловича, который так же, как и родитель его, сочувственно относится к делам благотворительности, по преимуществу к устройству церковно-приходских школ.). Ваши благодеяния для нашего прихода неоценимы. Что был наш храм лет 20 перед сим, не один ли из худших в окрестности по внутреннему и внешнему виду? От ветхости все в нем пришло в упадок: иконостасы, подсвечники, паникадила. Но вот, Господь, ведая доброту сердца вашего, венчал труды ваши такими успехами, что благосостояние ваше стало быстро возрастать, и вы, в благодарность Богу за благословение трудов ваших, могли уделить часть прибытка на украшение Его храма, и по мере того, как росло ваше состояние, храм приходил все в большее великолепие, ибо не проходило одного года, чтобы вами чего либо не было принесено в дар ему, или чего-либо не сделано для его украшения, — и вот, он из убогого и бедного сделался предметом нашего восхищения, засиял золотом и серебром. Эта красота и великолепие влекли нас сюда в таком множестве, что храм не мог уже вместить всех богомольцев, и мы не раз скорбели о той страшной тесноте, которую приходилось терпеть нам во время великих праздников. В нас невольно зарождалось желание иметь более просторный храм, наши чающие взоры снова обращались к вам, и наши надежды не обманули нас. Вы неожиданно совершили закладку нового храма. Поразительно быстро шла постройка его, так что через два года он уже был готов к освящению. Его великолепие внутреннее и красота внешняя превзошли наши ожидания. Он поистине может быть украшением города, а не нашего только скромного прихода. Он всегда будет предметом нашей гордости и восхищения.
Но ваша щедрая благотворительность не ограничилась украшением и созданием храмов: мы, благодаря ей, каждую божественную службу наслаждаемся чтением и пением детей наших перед алтарем церковным, отчего всякий раз радостно бьется наше родительское сердце; так как мы имеем в приходе прекрасно устроенную школу, созданную вами же. Ваша доброта и здесь проявилась во всей широте. Вы на свои средства воздвигли для нее два здания, и ныне намерены приступить к созданию третьего. Вы в течение десяти лет содержали школу и почти исключительно на свои средства доставляли отопление, освещение, ремонт, содержание учителям и все нужное для учеников. Благодаря вашей щедрости, школа пришла в большое совершенство; преобразована во второклассную; открыта школа для девочек, при которой должность попечительницы приняла на себя достопочтенная супруга ваша, Матвей Феодорович, Наталья Ивановна. Вашей щедростью и заботами при школе с будущего учебного года открывается ремесленный класс — слесарный. Вы даже беднейших детей содержите на свои средства, доставляя им пищу и одежду.
Примите же от нас, прихожан этого храма, сей адрес и св. иконы, как знак нашей сердечной и искренней благодарности за все ваше доброе».
Е. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 10-й. 1899 г.).

В погосте в 1885 году открыта одноклассная школа, в 1896 г. преобразована в второклассную церковно-приходскую школу; учащихся в 1897 — 98 учеб. году было 164. [1]
«Архангельская второклассная школа, Гороховецкого уезда, и освящение нового здания для этой школы.
Погост Архангельский находится в 2-х верстах от станции «Гороховец» и в расстоянии нескольких сажен от полотна Московско-Нижегородской железной дороги. Церковно-приходская школа открыта здесь 14-го октября 1885 г. и сначала помещалась в доме покойного о. Ф. Казанского. Через год местный церковный староста Ф.М. Яковлев выстроил для школы прекрасное двухэтажное здание 18х11 арии. Среди скромных домов местного причта здание это обращает на себя внимание проезжающих мимо села по железной дороге. В верхнем этаже его было две просторных и светлых классных комнаты, а в нижнем помещались учащие в школе. Благоустроенная совне, многолюдная по числу учащихся, Архангельская школа и в учебно-воспитательном отношении всегда была одной из лучших школ епархии. Насколько правильно и успешно велось учебно-воспитательное дело в этой школе, молено судить по следующему отзыву о ней в отчете Братства Св. Александра Невского за 1887—88 учебный год. Все посетители этой школы, при испытании учеников, выражали удивление отличным ответам их по всем предметам. Сами ученики настолько увлеклись школьным делом, что трое из них, несмотря на отличную сдачу экзамена, пожелали еще год продолжать обучение свое. Попечитель школы, сын церковного старосты М.Ф. Яковлев щедро покровительствовал школе, ежегодно расходуя на содержание ее до 200 руб.
Когда стало известно желание Правительства, в целях распространения среди парода грамотности, основать в каждом уезде по две церковных учительских школы, то заведующий Архангельской школой о. Кохомский. выяснив г. Яковлеву важное значение и высокую задачу этого нового тина школ, обратился к нему с просьбой оказать свое содействие устройству такой школы в пог. Архангельском. Отзывчивые на все доброе отец и сын Яковлевы изъявили готовность устроить на свои средства все нужные для второклассной школы помещения и, получив разрешение на это, в июле месяце приступили к постройке дополнительного школьного здания рядом с существовавшим. Скоро с своего судостроительного завода, около Нижнего-Новгорода, попечитель на барках по Оке и Клязьме доставши, в пог. Архангельский строительный материал и с того же завода прислал рабочих: отец его Ф.М. Яковлев взял на себя руководство и наблюдение за постройкой.
До устройства нового здания второклассная школа временно поместилась в прежнем здании, и занятия в ней начались 11-го сентября. В первом классе школы оказалось 119 учащихся, из коих 93 мальч. и 26 девоч. За невозможностью поместить всех в одну комнату и заниматься с ними одному учителю, вновь принятые 56 детей составили особый приготовительный класс, учителем которого оставлен о. диакон Широгоров, и ранее в течении нескольких лет с успехом обучавший в школе младшую группу. Если далее осуществится намерение о. Кохомского открыть в будущем году женскую школу, то и тогда, по числу учащихся в первом классе мальчиков, необходимо будет выделение младшей группы в особую подготовительную школу грамоты. Остальные 52 мал. и 11 дев. составили первый класс, учителем которого вновь определен Епархиальным Училищным Советом студент Семинарии И.А. Быстровзоров, знаток церковного пения. Во второй класс школы поступили 9 мальчиков, из коих двое окончили курс в первом классе двухклассного Гороховецкого училища, один в соседней Бабасовской церковно-приходской школе, а остальные в школе Архангельской. Учителем второго класса определен студент Семинарии Н.А. Баскаков, состоявший учителем Архангельской школы в прошлом учебном году и заявивший себя усердием и преданностью школьному делу.
17-го октября прибыл в пог. Архангельский Епархиальный Наблюдатель. Под его руководством, о. Заведующий и учителя школы обсуждали вопросы относительно внутреннего и внешнего благоустройства школы; результаты их совещаний занесены в первый журнал Совета школы. 19-го октября закончилась внутренняя отделка нового школьного здания.
Деревянное, под железной крышей, здание это (7 саж. по фасаду и 6 саж. ширины) имеет два этажа, а в каждом этаже заключается по 4 светлых и просторных комнаты. Школьные помещения в обоих зданиях Советом школы предположено распределить таким образом: в нижнем этаже старого здания останутся квартиры о. диакона и учителя; в верхнем этаже, в одной комнате, будет помещаться первый класс школы, а другая в будущем году имеет быть обращена в квартиру для учителя. В нижнем этаже нового здания будут столовая, спальня, кухня — для общежития и квартира для старшего учителя школы, а в верхнем этаже четыре классных комнаты для трех отделений второго класса и подготовительной школы-грамоты. Раздевальни для учеников устроены в теплых коридорах.
21-го октября 1896 г. состоялось освящение нового школьного здания. Заведующий и учителя старались придать этому празднеству возможно больше торжественности. Спевки и приготовления очередных учеников к чтению за богослужением начались за несколько дней. 19-го октября занятия в школе были прекращены ранее обыкновенного. Школьники, наскоро пообедав, отправились с старшим учителем в лес за елевыми ветвями для украшения нового здания. Накануне освящения школы учащие и учащиеся до вечера занимались украшением нового здания. И без того красивое здание это в день торжества приятно поражало зрителей своим убранством: зеленые ветви ели гирляндами свешивались по углам здания и венками окаймляли окна и двери его. Светлым праздником был день освящения и для прихожан пог. Архангельского: небольшой местный храм 21-го октября не мог вместить всех собравшихся на торжество богомольцев.
Торжество освящения началось Божественною литургией, которую совершал о. Епархиальный Наблюдатель в сослужении двоих местных священников. Ряды учащихся перед солеей храма, стройное пение хора из учеников, исполнение некоторых песнопений литургии всеми учащимися, прекрасное чтение учениками же часов и Апостола, прислуживание в алтаре и храме двоих учеников, облаченных в стихари, все это служило внешним выражением тесной внутренней связи новооткрытой школы с церковью. В конце литургии о. Заведующий школой выяснил прихожанам важное значение обучения в церковно-приходских школах вообще и в новооткрытой второклассной в особенности в следующем своем слове: «Воспоминая ныне восшествие на престол БЛАГОЧЕСТИВЕЙШЕГО ГОСУДАРЯ нашего НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, мы, говорил о. Заведующий, к этому общему для всех верных сынов Церкви и Отечества празднеству присоединяем и наше торжество по случаю освящения здания для второклассной школы и потому празднуем этот день особенно радостно и с небывалым еще торжеством. При взгляде на этих юных питомцев школы, собранных из всех деревень нашего прихода, слушая их чтение и пение за Божественной службой, невольно срываются с уст слова благодарности основателям школы и от сердца несется к Богу молитва о их здравии и спасении. Что было в нашем приходе до открытия школы и что мы видим теперь? 10 лет тому назад в наших деревнях настолько еще редки были грамотные люди, что для такого маловажного дела, как написать или прочитать письмо, некоторым нужно было идти за несколько верст в другую деревню. Чтение слова Божия слышалось только в немногих домах. Десятки детей, способных к обучению грамоте, все осенние и зимние дни с их долгими вечерами проводили на улицах деревень в играх и забавах, изощряя и передавая друг другу дурные навыки. А здесь, в храме Божием билось ли радостно тогда родительское сердце при чтении детей? Наслаждался ли кто детским пением Божественных песней? Но вот в 1885 г. заботами пастыря и щедротами благотворителей возникла в погосте нашем церковная школа, и мы теперь видим уже отрадные картины. Тихой струей потек из школы свет грамоты в дома богатых и бедных, а с ним и свет веры и благочестия. Десятки детей, обучаясь в школе Закону Божию, несут свои познания и в дома свои. Отцы, матери и деды, слушая чтение и рассказы юных грамотеев, сами научаются познавать Творца и Промыслителя Своего и возносить Ему молитвы. И теперь почти в каждом дому слышится чтение слова Божия. Господь, из уст младенцев устрояющий Себе хвалу, и нас в этом скромном сельском храме сподобляет быть слушателями детских Богохвалений. Не одно родительское сердце каждый праздник радостно трепещет здесь, при чтении и пении этих питомцев школы, и изливает свою радость в слезной и пламенной молитве пред Богом. С нынешнего года наша школа преобразована во второклассную учительскую. Она призывается изливать более обильный свет просвещения и на большее пространство, чем прежняя школа. Она будет давать своим питомцам столь богатые познания, что они не только за себя могут дать ответ всякому, вопрошающему об их вере и уповании, но и быть просветителями молодого поколения, учителями школ. Главный виновник столь редкого счастья, выпавшего на долю нашего прихода, наш ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР. Он не только соизволил на открытие подобных школь в России, но и благоволил дать на содержание их средства из казенных сумм. Помолимся же Господу Богу, да укрепит Он царство ГОСУДАРЯ нашего на многия лета, па славу и благоденствие России».
По окончании литургии, благодарственный молебен, по случаю восшествия на престол ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, совершен был в храме прибывшим к концу литургии Председателем Гороховецкого Отделения Епархиального Училищного Совета о. протоиереем Обтемперанским. По окончании молебна, при колокольном звоне, с преднесением хоругвей, медленно направился из церкви в новое здание школы крестный ход, сопровождаемый множеством народа. Учащие шли впереди хода попарно и, достигнув школьного здания, расположились рядами в верхнем этаже, в самой большой из классных комнат. В переднем углу этой комнаты поставлена была пожертвованная попечителем ко дню торжества икона Св. Николая Чудотворца и Царицы Александры с надписью на ней: «В память дня восшествия Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ на Всероссийский престол». Стены комнаты были украшены большими в золоченых рамах портретами покойного Императора Александра III, вызвавшего к жизни церковно-приходские школы, и ныне благополучно царствующего ГОСУДАРЯ НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, щедро покровительствующего церковным школам; тот и другой портреты убраны были венками из елевых ветвей. Народ густой толпой занял часть комнаты, в которой совершалось молебствие, весь коридор и противоположную комнату. Пение стихир на водоосвящение, начатое при выходе из храма, при вступлении в школу было прервано, и о. Епархиальный Наблюдатель обратился к народу с следующей речью: «11 лет назад тому, внимая державной воле покойного Царя-Миротворца, духовенство пог. Архангельского открыло церковно-приходскую школу, а через год пог. Архангельский хотя и не так торжественно, как ныне, но во всяком случае не менее радостно праздновал устройство и освящение особого здания для своей школы. До сего времени школа эта была переполнена учащимися и ежегодно выпускала из стен своих несколько десятков грамотных и воспитанных в духе церковности детей. Теперь настали для школы времена еще более благоприятные. Продолжая великие дела своего почившего Родителя, неоконченные за преждевременной смертью его, ныне царствующий ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР принял под свое милостивое покровительство и церковно-приходские школы, ВЫСОЧАЙШЕ определив им казенное пособие. Мало того, видя, как народ с каждым годом более и более стремится к обучению своих детей, а между тем и способных учителей, и начальных училищ далеко недостаточно для удовлетворения этого стремления, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, всегда и во всем идущий на встречу нуждам народным, поручил духовенству открывать второклассные школы, в которых крестьянские дети подготовлялись бы к учительству. И снова пог. Архангельский радостно внял слову Монарха и одним из первых в епархии откликнулся на него, выразив искреннее желание открыть у себя второклассную школу. О, если бы основатель Архангельской школы, покойный о. Ф. Казанский видел, в какое стройное и высокое древо возросло брошенное им слабое семя! Если бы он только знал, какие глубокие корни и широкие ветви даст его школа, то его восторгу и духовной радости не было бы границ! Вечная память сему примерному труженику! Но благодарение Богу за то, что начатое о. Ф. Казанским дело принято в умелые руки, велось с любовию и всегда приносило желаемые плоды. С достойными продолжателями этого дела и главным виновником благоустройства школы, попечителем ее, и разделим, слушатели, нашу радость в сей сугубо знаменательный для нас день. Редкое счастие выпало на долю вашу, с открытием этой школы. В ней вы можете дать своим детям такое полное и законченное образование, какого не дают многие даже городские училища; не говорю уже о том, что обучение и воспитание ваших детей будут под сению Церкви, под руководством ваших духовных пастырей. Сколь многие селения не имеют еще никаких школ, вы же в одной этой школе имеете как бы несколько школ. Для желающих получить самое начальное обучение при школе есть младшее подготовительное отделение. Проучившиеся в школе 3 года получат такое же образование, как и во всех начальных школах, и приобретут свидетельство на льготу по отбыванию воинской повинности. Второй класс, который имеют немногие городские и сельские министерские школы, есть теперь и при вашей школе, и в нем окончившие в первом классе будут обучаться еще два года. Наконец, школа эта может дать вашим детям познания и навыки, каких не дают и министерские двухклассные школы. Через пять лет обучения лучшие из учащихся, при желании, будут оставаться при школе еще на год. Пополняя свои познания занятиями и чтением книг под руководством учителей, они в этот последний год будут практиковаться в учительстве, обучая младших учеников этой школы. После такого полного и основательного образования лучшие воспитанники школы смело могут держать экзамен на звание учителя и потом могут посвятить себя великому служению родине в качестве народных учителей. Такова открывшаяся теперь у вас школа. Вознесем же Господу Богу благодарения за дарование столь великого блага; горячо помолимся о здравии Покровителя церковных школ ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА и всего Царствующего Дома, начальствующих в сих школах, скромных тружеников этой школы и ее щедрого попечителя; вознесем к Престолу Всевышнего теплые молитвы и о том, да дарует Он детям сим благодать Духа Своего Всесвятого и укрепит их душевные силы к усвоению преподаваемого в школе учения».
Обратившись затем к попечителю школы, Епархиальный Наблюдатель произнес: «благоустроенная вами, достоуважаемый М.Ф., школа эта, только благодаря вашему участию, переименовывается во второклассную школу, имея воспитывать в своих стенах учителей для окрестного населения. Многие состоятельные лица жертвуют на церковно-приходские школы крупные суммы, но ваша жертва выдается из числа других и обращает на себя внимание и по своим размерам, и еще более по своему значению. Вы первый и пока единственный попечитель, взявший на себя всецело устройство второклассной школы. Вы устроили одну из новых и немногих школ; таких школ пока лишь две во всей Владимирской епархии. Несомненно, что на столь крупную жертву подвигло вас сознание великой важности и пользы этого учреждения для местного края. И будьте уверены, что имя ваше, как строителя школы, на многие лета сохранится в благодарной памяти местного населения и незабвенно будет поминаться в чистых молитвах юных питомцев сей школы. Но вас ожидает и иная высшая награда, по слову Апостола: «слава и честь и мир всякому делающему благое» (Римл. XI, 10 ст.).
После этого Наблюдатель обратился к о. законоучителю с следующими словами: «ваша плодотворная в течение нескольких лет деятельность на поприще народного образования, ваше живое участие в устройстве второклассной школы и правильная постановка, в самом начале данная вами учебно-воспитательному делу в этой школе, ясно свидетельствуют, что столь сложное и великое дело попало в умелые руки, и при устройстве и ведении его, вы не нуждаетесь в других советах и указаниях, кроме указаний высшей духовной власти и епархиального начальства. Дай вам Бог многия лета потрудиться на этом поприще и в благих плодах трудов своих снискать верную и лучшую награду для любящих дело тружеников!»
Наконец, обратившись к учителям школы, Наблюдатель произнес следующее: предстоящее вам дело — и новое и вместе с тем сложное и трудное. От вас ожидается более чем умелое, образцовое обучение, так как многие из ваших воспитанников имеют быть учителями, и в этой должности, естественно, будут подражать тем приемам и методам обучения, которые усвоят в этой школе. От вас ожидается не одно точное и добросовестное выполнение требований программы, но по возможности и всестороннее развитие детей. А главное, вам поручается не только обучение, но и воспитание этих детей, и притом воспитание в духе церковности и благочестия. Первое нельзя выполнить без любви к делу, без той любви, которая не боится трудностей и, в сознании великости дела, стремится к большим и большим подвигам. А вторую и самую важную задачу православно-церковного воспитания детей нельзя выполнить, не имея твердых религиозно-нравственных убеждений. Дети не могут еще глубоко и ясно сознавать истин веры и нравственности и потому их нужно воспитывать не наставлениями только, но главным образом силою и влиянием живого примера. Вот почему для учительства в нашей русской православной школе и тем более в школе такой, как эта, необходимо иметь призвание к этому делу. Если внутренний голос не зовет вас к этому святому делу, если вы не одушевлены любовию к нему; то пред вами много других и более легких, и более обеспеченных должностей, не требующих ни призвания, ни любви к делу, а одной лишь исполнительности. Но если в вас теплится хоть слабая искра воодушевления, то от самого дела она возгорится, и вы преодолеете все трудности, всему научите и сами многому научитесь от детей этих».
После речи Епархиального Наблюдателя, совершено было молебствие с водоосвящением и провозглашено многолетие Царствующему Дому, Св. Синоду, Высокопреосвященнейшему Сергию и Преосвященному Платону, начальствующим, учащим и учащимся в церковных школах и благотворителям этих школ. По окроплении св. водой вновь устроенного здания, при пении молитвы за Царя и Отечество, крестный ход возвратился в церковь, а все участники торжества остались в школе для принесения попечителю благодарности за устройство здания и заботы о процветании школы. Один из учеников выступил на середину комнаты и обратился к попечителю с следующими словами:, «дорогой благодетель наш, Матвей Феодорович! От лица всех учеников школы приношу вам глубокую благодарность за ваши заботы о нашем образовании. Мы будем молить за вас Господа Бога, да сохранит Он вас на многия лета!» Больше сотни детских голосов подхватили это пожелание громким «многая лета». Безыскусственная благодарность детей особенно тронула М.Ф. Яковлева, и он, пожелав детям добрых успехов, обещал и впредь не оставлять школу своею помощью. Торжество закончилось стройным пением народного гимна: «Боже Царя храни!» Наделенные гостинцами дети отпущены были домой, но несмотря на то, что был уже час пополудни, дети еще не хотели оставить погоста, и у школы ожидали выхода начальствующих лиц. На приветствие о. Заведующего: «с праздником дети, — Батюшке-Царю ура», учащиеся восторженно прокричали «ура», причем детские головки их обнажились и шапки полетели вверх.
Торжество это произвело впечатление не только на учеников школы, но и на окрестное население. Об этом красноречиво говорит, между прочим, следующий случай. Вместе с другими детьми на школьном празднике присутствовал один мальчик из окончивших курс в местной школе. Родители его, по бедности, не позволили ему поступить во второй класс. Под конец торжества мальчик этот одиноко стоял у школьного здания, с глубокой грустью смотря на ликующих своих сотоварищей-второклассников. Что же? Через день он явился в школу с просьбой принять его во второй класс и выссказал твердое намерение продолжать свое образование до окончания полного курса. Да множит же Господь число ищущих истинного просвещения и да наполнится земля наша ведением Господним.
С. В — ский» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 23-й. 1896 г.).
Михаил Иванович Руберовский родился в 1878 г. Как и его старшие братья, он в 1899 г. закончил Владимирскую духовную семинарию по первому разряду и затем несколько лет служил учителем двухклассной церковно-приходской школы погоста Архангельский Гороховецкого уезда. В дальнейшем учительская деятельность Михаила Руберовского продолжалась в народном училище села Давыдово Владимирского уезда.
Василий Николаевич Пятницкий после окончания Владимирской духовной семинарии был назначен учителем а Архангельскую школу. «И вот 31 августа я уже в селе Архангельском, начался новый период моей жизни - учительский.
Село Архангельское представляло собой погост, то есть состояло из церквей (их было две), домов духовенства и школ; крестьянских домов не было, поэтому село и носило название Архангельского погоста: древнеславянское слово «погост» означает кладбище - оно и было здесь при храме. Селение это было расположено около железной дороги, по другую сторону которой находилась маленькая деревня. По пассажирским поездам здесь было принято проверять часы, так как эти поезда приходили точно по расписанию. В этом погосте находились три больших двухэтажных школьных здания: одна женская школа, другая мужская, а третье здание было общежитием для дальних учеников, так как в три последних класса мужской школы (всех классов было шесть) собирались ученики издалека - из Гороховецкого, Вязниковского, Муромского уездов. Эти три последние класса и составляли так называемую второклассную школу, в которую я и был назначен. Все эти школьные здания были построены богатым крестьянином Яковлевым из одной соседней деревушки, который имел в Нижнем Новгороде судостроительный завод. Им же был построен новый прекрасный храм, который являлся украшением села. Заведующим всеми школами был один из местных священников - Михаил Степанович Кохомский (в селе было два священника). Он был товарищем по учёбе моего дяди Ивана Петровича, который рекомендовал мне его с самой хорошей стороны. И, действительно, Михаил Степанович произвёл на меня хорошее впечатление своим простым обращением, умственным развитием, практичностью, а главное любовью к школьному делу и умению его организовать. В церкви он был прекрасным оратором-проповедником. Вообще в моих глазах он являл собой тип идеального священника, и чем больше я его узнавал, тем увеличивалось уважение к нему и мы сделались прекрасными друзьями, хотя по возрасту он мне в отцы годился. Был он человеком многосемейным.
Из других моих сослуживцев по этой школе следует отметить Михаила Ивановича Руберовского и Константина Петровича Побединского. Оба учились во Владимирской духовной семинарии; первый много старше меня, и я его не застал в семинарии, а другой года на два старше меня по учению. Руберовский был любителем выпить, хотя допьяна редко напивался, а Побединский жил скромно, был во всём очень аккуратен, и я больше сошёлся с ним, тем более, что мне нужно было жить тоже скромно, чтобы подвести денежную базу под своё стремление к учению в университете. Каждый учитель имел квартиру при общежитии. Я тоже имел недурную меблированную квартиру из двух комнат и маленькой кухни. Из экономических соображений я сам себе готовил кушанья и только пользовался услугами общежительской бабушки-кухарки в деле изготовления хлеба. Отец Михаил пошёл навстречу в моих поварских наклонностях. Он устроил мне при квартире прекрасную печь-плиту с железным шкапом, в котором я ухитрялся прекрасно печь белые булки. Однажды я даже угощал этими булками приехавшего с ревизией Василия Гавриловича Добронравова. Василий Гаврилович покровительствовал мне и на этом этапе моей жизни, и потом. В школе мне было дано преподавание следующих предметов: физика, природоведение, гигиена и чистописание. Был небольшой кабинет наглядных физических пособий. Труднее мне было с природоведением, потому что в семинарии такой предмет не проходили, но путём самообразования я постиг его в тех рамках, какие требовались для данной школы; то же и с гигиеной. Мой предшественник по этим предметам проходил специальную подготовку на каких-то курсах.
Отец Михаил сначала недоверчиво отнёсся ко мне, как к молодому преподавателю, только что соскочившему с семинарской скамьи, и удивился такому назначению со стороны В.Г. Добронравова. А потом на деле принуждён был отказаться от своих первых впечатлений и через два года, когда я собрался в университет, он очень жалел, что теряет знающего своё дело энергичного учителя. На втором году своего учительства мне ещё пришлось преподавать арифметику, потому что Побединский болел брюшным тифом и его предметы были разделены между остальными учителями: я взял арифметику, Руберовский педагогику, а отец Михаил геометрию и черчение и даже выходил с учениками в поле для измерения его и составления плана. Эту нагрузку мы вели бесплатно, по-товарищески, так как жалование получал Побединский, а соцстраха тогда не было. Учительскому делу я тогда отдался с жаром, и мои ученики обнаруживали хорошие познания на экзаменах и при других ревизиях. Я требовал от учеников знаний и строгой дисциплины. Ученики побаивались меня и в то же время разумно уважали. Приведу несколько фактов.
Среди моих учеников по этой школе был Казанский Александр, сын дьячка одного села Гороховецкого уезда; он поучился немного в Муромском духовном училище, но вынужден был оставить его по каким-то обстоятельствам, и поступил в Архангельскую школу. Кроме него, и ещё среди учеников попадались лица, учившиеся в духовном училище, но не окончившие его. Такие лица выделялись среди ученической массы нашей школы: главной категорией наших учеников были дети крестьян, они отличались своей скромностью и даже, пожалуй, наивностью. Выходцы же из духовных училищ, не удержавшиеся там, вносили в нашу школьную среду дезорганизованность, и потому приходилось за ними внимательнее смотреть и даже применять иногда меры взыскания школьного порядка. Ещё я встретился, уже будучи врачом, со своим бывшим учеником Малафеевым Александром: мне пришлось оказывать врачебную помощь кому-то в его селе. Он был рад этой встрече; мы приятно вспоминали прошлые общие для нас дни; поминали учителей и учеников. Позднее моя дочь служила на железной дороге в санитарно-гигиенической лаборатории ст. Владимир, он всегда спрашивал её обо мне и присылал мне приветствия.
Кроме учительской работы, я исполнял ещё обязанности завхоза при общежитии для дальних учеников как бесплатную нагрузку. Такая нагрузка была и у других учителей: Руберовский был библиотекарем школьной библиотеки, Побединский - школьным секретарём. В общежитии жили около 40 учеников (в нашей школе учились одни мальчики). Они пользовались четырёхразовым питанием в день - завтрак, обед, вечерний чай и ужин. Как я уже упоминал, при общежитии была кухарка, которая жила в кухне. Имелась столовая комната. На завтрак давали чай с сахаром, белый или чёрный хлеб. Белого хлеба давали большой кусок, а чёрного можно было есть без порции, при этом только наблюдали, чтобы ученики не оставляли недоеденных кусков. Недоеденные куски сушили и употребляли снова, этим занималась кухарка. Вечерний чай был повторением завтрака. Обед и ужин состоял из двух блюд: первое - щи или суп-лапша, в скоромные дни с мясом, в постные с солёной рыбой (судаком) или с грибами (среда и пятница считались постными днями). Второе блюдо - каша гречневая или пшённая с маслом (в скоромные дни с коровьим молоком), или картофель жареный с салом или с молоком. Чёрный хлеб на обед и ужин давался без всякого ограничения. Кроме питания, ученики получали при общежитии постель с постельными принадлежностями и баню (при школе была баня). За всё это ученики платили в месяц по три рубля, при этом наиболее бедные освобождались от этой платы. За три рубля ученик был сыт, чист и согрет. Как было сказано, стол был простой, но сытный. Ключи от продуктового склада хранились у меня, но выдачу продуктов со склада и учёт ежедневно производил выделенный ученик.
Жизнь в те времена была дешёвая. Зарплата моя была 40 рублей в месяц, но 1 рубль 20 копеек из них вычитали в пенсионную кассу, на руки я получал 38 р. 80 коп. Из них я проживал около 10 рублей, а остальное откладывал на будущее учение. Жил очень скромно, ничего лишнего себе не позволял, весь был во власти своей идеи о дальнейшей учёбе; дорожил каждой копейкой, рассуждая, что из копеек рубли складываются. Помню, один раз Руберовский пригласил меня пройтись с ним до деревни Агафоново (вёрст пять) к тамошнему торговцу, у которого, по слухам, появилась в продаже хорошая севрюга. Я пошёл с ним для распознания и ознакомления с новым местом. Руберовский купил рыбы, а я воздержался.
В первый год учительства 8 сентября Побединский и я были командированы от школы в Нижний Новгород (от Архангельского погоста 75 вёрст по железной дороге) за учебниками и письменными принадлежностями. Доселе я ни в каких других городах не был, кроме Владимира. Нижний поразил меня своим трамваем, элеватором в гору (так в конце XIX - начале XX в. называли фуникулёр), обилием воды (Волга - Ока), просторной природной панорамой с кремлёвской горы, своей величиной и, наконец, многолюдной, многотоварной Нижегородской ярмаркой с её блеском и шумом. Трамвай я увидел здесь впервые; через три года я был впервые в Москве, там ещё не было тогда трамваев, а ходила конка. Побединский на ярмарке купил прекрасное шерстяное одеяло и ещё кое-что, а я ничего: во-первых, тогда я ещё не получил ни одной зарплаты, так как это было на первых днях моего учительства, и, во-вторых, берёг те небольшие деньги, которые у меня лежали в кармане для самых необходимых расходов. Я так скупо, однообразно питался, преследуя с юношеским азартом цель сбережений, что к концу первого учебного года у меня стал побаливать желудок, и я принуждён был прибавить к своему пищевому рациону молоко и яйца, чем выправил свой желудок.
Отец Михаил Кохомский дал мне возможность немного подработать к моему учительскому заработку. Во-первых, он уступил мне преподавание Закона Божия в женской школе за 60 руб. в год. И, во-вторых, дал мне частный урок у себя на дому - приготовление к экзамену на учительницу его пожилой племянницы, жены священника из какого-то села Муромского уезда. Плату за этот урок я не помню. И таким сравнительно небольшим подработкам я был рад. Деньги за каникулярные месяцы целиком оставались у меня, так как в каникулы я жил у родителей» (см. Стремление к высшему образованию).
11-e мая 1903 г. в Архангельской второклассной школе (Гороховецкого уезда).
Этот день, когда православная церковь чтит память Первоучителей словенских Св. Равноапостольных Кирилла и Мефодия, естественнее всего отмечать особым торжеством и жизнь церковной школы, с особенным вниманием питающей учащихся в ней плодами трудов просветителей славянства. Второклассные школы располагают всеми нужными средствами к тому, чтобы наилучшим образом устроить школьный праздник в день Св. Кирилла и Мефодия, надолго запечатлеть этот день в памяти своих питомцев. Такой праздник и был устроен в Архангельской второклассной школе стараниями заведующего и учащих и при благосклонном участии попечителя школы.
Торжество началось в храме совершением после литургии молебствия Св. Кириллу и Мефодию, и затем перенесено было в школьное помещение.
Архангельская второклассная школа имеет при себе две одноклассных школы — мужскую и женскую, так что всех учащихся здесь более 200; на праздник же явились дети и из двух соседних церковно-приходских школ — Галицкой и Бережцовской с своими учителями, которые получили образование в Архангельской школе. Попечитель Архангельской школы нарочито приехал на праздник из Нижнего-Новгорода; счел своим долгом быть на празднике и попечитель Галицкой школы; собралось много и посторонних посетителей — с соседних станций железной дороги и из ближайших деревень. Школьный зал не мог вместить всех желающих присутствовать на торжестве: они наполняли коридор или расположились на улице вблизи окон школы.
Для праздника был отведен большой зал 1-го класса; стены и потолок зала были красиво убраны зеленой хвоей, на потолке устроен вензель из инициалов Государя Императора и Государыни Императрицы; портреты Их Величеств украшены были венками из полевых цветов. Хвоей украшали зал ученики под руководством учителя, а венки сплетены ученицами женской школы под руководством учительницы.
Школьное торжество началось в два часа пополудни и состояло из трех отделов по следующей программе:
Отдел 1-й.
1. Коль славен наш Господь, исп. хор.
2. Жизнь и труды Свв. бр. Мефодия и Кирилла, чит. учен. 2 кл.
3. Братья, двоицу святую, исп. хор.
4. Значение трудов Свв. братьев, чит. учен. 2 кл.
5. Слава вам, братья, исп. хор.
6. Просвещение Руси Св. кн. Владимиром чит. учен. 2 кл.
7. Гимн кн. Владимиру, исп. хор.
8. Молитва Божией Матери (стих.), чит. ученица.
9. Молитва — Лермонтова, исп. хор.
Отдел 2-й.
1. Москва, исп. все учащиеся.
2. Школьник, чит. учен. 2 кл.
3. Труд и отдых (стих.), чит. учен. 1 кл.
4. Добрая ночь, исп. все учащиеся.
5. Стрекоза и Муравей, исп. 1 девоч. и 2 мальч.
6. Дружно, дети, песню грянем, - исп. хор.
7. Муха и Пчела (стих.), чит. 3 девочки.
8. Что ты спишь, мужичек, исп. все учащиеся.
9. Два мужика, чит. 3 учен. 1 класса.
10. Отец и сыновья, чит. учен. 1 кл.
11. Сиротка, чит. учен. 1 класса.
12. Сиротинушка, исп. все учащиеся.
13. Дедушка Мазай, чит. учитель Руберовский.
14. Жавороночек, чит. учен. Галицкой школы.
15. Жавороночек, исп. 2 мальч. и 2 девоч.
Отдел 3-й.
1. Актовая песнь, исп. хор.
2. «Русь» стих., чит. о. диакон Широгоров.
3. Слава на небе солнцу высокому, исп. все учащиеся.
4. «Жизнь за Царя» (стих.), чит. учен. 2 класса.
5. Сусанин, исп. хор.
6. Манифест, чит. ученица Галицкой школы.
7. Воля, исп. все учащиеся.
8. Многи лета, исп. все учащиеся.
9. Славься, славься, исп. все учащиеся.
10. Боже, царя храни, исп. хор.
Эта длинная программа первоначально пугала собравшихся слушателей, но по мере того как продолжались чтение и пение, по мере того, как дети показывали свои таланты в ролях чтецов и певцов, внимание слушателей все более возрастало: изящное чтение и стройное пение доставляли весьма большое удовольствие. Не смотря на то, что исполнение затянулось более, чем па 3 часа, никому не хотелось расходиться, когда замолкла величественная мелодия народного гимна, которым заканчивалось торжество. Все, а особенно дети были в восторге от блестяще прошедшего школьного праздника. В заключение всем присутствовавшим детям от гг. попечителей были предложены разные гостинцы (орехи, пряники, конфеты) в изобилии, а в то время как дети услаждали себя гостинцами, был произведен розыгрыш рукодельных работ, сделанных ученицами женской школы в течение истекшего учебного года; вырученные деньги пойдут на приобретение материалов для рукоделья в следующем учебном году.
Эстетическое удовольствие, полученное детьми на этом празднике — как слушателями, так и исполнителями — несомненно надолго останется в их душе, как светлый луч на сером фоне обычного хода школьной жизни. Нужно было видеть, каким оживлением, какою неподдельной радостью блестели детские глаза, чтобы оценить силу переживаемых ими впечатлений! Нельзя не поблагодарить организаторов и устроителей школьного праздника: но мало труда нужно было, чтобы так хорошо подготовить чтецов и певцов.
1907 год. Детский вечер в Архангельской школе. Верстах в двух от станции Гороховец Моск.-Нижегородской железной дороги рядом с железнодорожной линией находится Архангельский погост. Когда вы проезжаете мимо этого погоста, вам невольно бросаются в глаза три обширных деревянных здания, резко выделяющихся в ряду обычных жилых домов. Это — три церковных школы Архангельского погоста: мужская второклассная, мужская одноклассная и женская одноклассная. Здания для этих школ устроены на средства местного благотворителя Матв. Фед. Яковлева; он же состоит и попечителем первых двух школ. Во всех школах в 1907 году около 160 учащихся. Для этих учащихся и был устроен 27 февраля 1907 г., с надлежащего разрешения, т. н. „детский вечер". В программу „вечера" вошли: чтение, пение, игра на музыкальных инструментах и драматическое представление. Под руководством учащих детьми — мальчиками и девочками - были разучены несколько стихотворений и басен, подходящих к детскому возрасту, которые и были прочитаны ими на „вечере". Школьным хором было пропето несколько пьес, напр. Народный гимн, Пир Петра Великого, Молитва (слова Лермонтова), Вечерний звон и др. Кроме хора при второклассной школе учителем пения организован и оркестр; большинство инструментов для учащихся приобретены попечителем школы. Оркестр составлен из нескольких гитар, балалаек и скрипок. На вечере им было исполнено несколько №№ народных и детских песенок. Во втором отделении „вечера" учащимися была разыграна „Сцена из школьной жизни" — Кл. Лукашевич под заглавием „В сельской школе". Пьеска эта по своему содержанию вполне подходит к детскому возрасту и для своей постановки не требует ни особых декораций, ни особых костюмов. „Вечер" прошел с большим оживлением. Ради такого редкого развлечения в школу собралось немало и бывших учеников — подростков, были и взрослые. И посетители, и исполнители остались „вечером" весьма довольны. (В. Е. В. № 10-й. 1907 г.).
Сороковой день по кончине о. Иоанна Кронштадтского в церковных школах Архангельского погоста Гороховецкого уезда. Согласно определению Св. Синода от 15 января 1909 г., в 40-й день кончины о. Иоанна Сергиева в церковных школах Архангельского погоста учащимися вместе с наставниками совершено было молитвенное поминовение почившего. Учащиеся были освобождены от учебных занятий и собраны в приходский храм для присутствования при заупокойном богослужении по о. Иоанне. По окончании заупокойной литургии, прочитан был Высочайший Рескрипт на имя Митроп. С.-Петербургского, а затем совершена была панихида по усопшем. Стройное пение школьного хора, особенно чудных песнопений панихиды, производило трогательное, волнующее душу, впечатление. Вместо причастного стиха исполнен был концерт Бортнянского: „В память вечную будет праведник". По окончании богослужения учащиеся всех школ были собраны в классную комнату (в здании образцовой школы). По исполнении общим пением молитвы: „Царю Небесный", слушателям предложено было чтение, посвященное памяти почившего. Для более наглядного представления себе образа почившего пастыря, впереди слушателей был повешен портрет его („дар читателям Рус. Паломника" от Прот. Сергиева). Сначала о. Заведующий в живой беседе выяснил пред слушателями, какое отношение имел почивший Кронштадтский пастырь к русскому православному народу и церковноприходской школе вообще и какую утрату понесла последняя в лице о. Иоанна. После этого о. Заведующим же была прочитана статья, посвященная „светлой памяти Великого Молитвенника Земли Русской" (Особое приложение к 52 № ж-ла „Рус. Паломник" за 1908 г.). Затем о. диакон Широгоров, учитель образцовой школы, прочитал биографию о. Иоанна (по статье, помещенной в № 1 „Церк. Ведом." за текущий год). — Чтение сильно тронуло учеников: при чтении того места из автобиографии о. Иоанна, где он рассказывает о годах своего детства, о скорби своей по причине „непонятливости" в первоначальном обучении и проч., у многих ребятишек на глазах видны были слезы... Чтение закончилось общей молитвой „Достойно есть".(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 7-й. 1909 г.).
В Архангельской образцовой ц.-пр. школе, Гороховецкого уезда, заведен обычай ходить на богомолье в конце учебного года, после экзаменов, благодарить Господа за успехи в науках. Этот добрый обычай исполняется неуклонно. Захотелось ученикам и в 1910/11 уч. году сходить и помолиться в тот монастырь, куда прошлой весной ходили их товарищи, рассказы коих о паломничестве очень и очень заинтересовали их.
Богоспасаемая Флорищева пустынь — цель школьного паломничества — находится в 35 верст. от школы, расположена на левом живописном берегу реки Лух (приток р. Клязьмы), построена на холме, вся утопает в зелени окружающего ее векового соснового бора и находится в весьма здоровой в гигиеническом отношении местности.
Наконец, наступил и давно желанный день. Экзамены в Архангельской образцовой школе были 12 мая 1911 г.; 13-го сдача учебников, а при этом уговор: на следующий день (14 мая), после литургии, к которой должны были собраться маленькие паломники, отправиться в путь. К 36 учен. образцовой школы, пожелавшим путешествовать, присоединились и 14 учениц местной женской школы. После литургии о. заведующий школами сказал детям напутственную речь, благословил их на святое дело и все отправились в путь, имея на расходы 25 рублей, пожертвованные добрым попечителем, прослужившим на пользу школ 25 лет, известным крупным благотворителем М Ф. Яковлевым.
Обитатели деревень и гор. Гороховца, через которые проходили юные паломники, ласковыми взглядами встречали и провожали их, когда узнавали об их святом намерении.
— „Куда это ты, батюшка, ведешь столько мальцов?" — любопытствовали некоторые у сопровождавшего детей учителя-диакона. И, получая ответ, многие замечали: „доброе, доброе это дело, а мы так не видывали такой оказии!".
От гор. Гороховца на протяжении 23 вер. дорога пролегает — 7 вер. Клязьменской поймой с лиственным лесом, а дальше — вековым сосновым бором. Почти весь путь дети шли с пением: до Гороховца — церковных песнопений, а после — стихотворений. С приближением к монастырю характер пения изменился и началось пение знакомых детям церковных песнопений.
Дорогой дети интересовались вековым дремучим лесом, измеряя толщину его обхватами. Потом невольно перешел разговор на местных обитателей — зверей, птиц, гадов и насекомых. При этом показаны были принятые меры для ограждения лесов от порчи насекомыми (обмазки деревьев). Видели много змей, ужей и ящериц; одна змея была убита детьми и, по возможности, изучена. Услышали кукованье кукушки и зашла речь о разных народных поверьях. Увидавши бугры и глубокие рвы в лесу, разговорились о диких зверях, а особенно об Михаиле Ивановиче Топтыгине, которого частенько видят в этом лесу и убивают. Заведена была речь и о Флорищевой пустыне, об ее расположении, достопримечательностях и святынях и мн. другое.
Как я уже раньше сказал, монастырь окружен лесом и виден с дороги от Гороховца только в нескольких шагах от него. Детям хотелось поскорее увидеть обитель. И сколько радости было у одного мальчугана, который обходными тропинками, а их во Флорищевом бору очень много около дороги, обогнал всех, первый увидел св. обитель и радостным криком возвестил об этом своим товарищам. Все маленькие паломники вдруг бросились бежать в перегонку и, когда, в свою очередь, увидели монастырь, остановились, обнажили свои юные головки и начали креститься. Я, видя восторг детей, почти достигших своей цели, поспешил к ним и все, преклонивши колена, запели: „Пресвятая Богородице, спаси нас!“ Усталости как не бывало! В это время заблаговестили ко всенощной.
Так как переход от Гороховца до Флорищевой пустыни был сделан детьми только при двух небольших привалах, а дети были от 8 лет, то я, боясь, чтобы с кем-нибудь из них не случилось дурно во время продолжительной монастырской службы, предложил им идти на место нашего ночлега и там покушать чаю и немного подкрепиться пищей. Большинство согласились, а около 10 детей отправились было прямо в церковь, но очень скоро воротились, привели одну девочку, с которой случилось головокружение, и приняли участие в чаепитии и отдыхе. После этого все отправились в монастырский собор ко всенощной.
Продолжение в комментариях

Категория: Гороховец | Добавил: Николай (28.06.2019)
Просмотров: 1746 | Комментарии: 2 | Теги: Гороховецкий район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
avatar
0
1 Николай • 00:46, 13.10.2022
Богослужение совершал соборне о. настоятель монастыря архимандрит Макарий. Для большинства детей было новинкой — видеть священно-служителя в митре. Пение было с канонархом, старинного распева, очень протяжное, стройное и умилительное, сходное с напевом Саровской пустыни. О. архимандрит и сослужащие ему отправляли богослужение очень истово и выразительно. По окончании службы мы в числе других молящихся подошли под благословение к о. архимандриту, и я заявил ему о нашем прибытии в числе 52 человек. О. архимандрит был очень рад и пригласил нас к монастырской трапезе, которая была для нас очень кстати и неожиданна, так как я не оповестил о. настоятеля о времени нашего прибытия, которое трудно было назначить из-за переменной погоды. Прибывши на место ночлега, прочитали краткие (по усталости) вечерние молитвы и расположились на ночлег: мальчики заняли со мной 2 номера при монастырском постоялом дворе, а девочки — отдельную комнату в гостинице под надзором и охраной служащей при монастыре женщины. Вечером о. архимандрит прислал нам чаю, сахару и кренделей.
На другой день в воскресенье девочки проснулись раньше и пришли будить нас к ранней литургии. Отстоявши ее, покушали чаю; потом купили просфор, переписали имена для поминовения и отправились к поздней литургии, которую совершал соборне о. архимандрит; шествие его и встречу из монастырских покоев дети наблюдали с большим интересом. Служба и пение были очень выразительные, стройные и торжественные, за что честь и хвала о. архимандриту и о. регенту монастырского хора. После литургии о. казначей отслужил нам молебен с акафистом пред иконой Успения Божией Матери. Дети пели и приложились к чудотворной иконе, а потом была предложена обильная трапеза, во время которой о. иеродиакон Серапион читал синаксарий.
Отдохнувши, пошли осматривать окрестности монастыря и видели — монастырскую водокачку, подающую воду на гору в монастырь и паровую монастырскую мельницу. Были на р. Лух, в которой дети выкупались.
Перед вечерней ходили в ризницу, в которой находится очень много древних вещей, замечательных своей кропотливой и в тоже время искусной работой, как напр. два кипарисовых резных креста. На одном из них с лицевой стороны вырезано очень искусно распятие Господа с предстоящими по сторонам, а на обратной — „Да воскреснет Бог"...; на другом — лицевая сторона такая же, а на обратной — двунадесятые праздники. Резьба, хотя и весьма мелкая, но очень изящная и отчетливая, без всяких искажений. Есть много частиц св. мощей. Массивное Евангелие в кованом серебряном окладе, весом, думаю, около 2 пудов; фелонь и эпитрахиль сшитые из царской порфиры, с изображением вверху фелони Успения Божией Матери. Много старинных икон с вышитыми очень искусно бисером и шелками на них ризами и мн. др.
После вечерни ходили в библиотеку, которая помещается в колокольне; не преминули подняться и на колокольню, чтобы посмотреть башенные часы и открывающиеся оттуда прелестные виды. В библиотеке видели много старинных книг и рукописей, между прочим, — старинную азбуку-букварь с рисунками и древними начертаниями букв. Видели древнее холодное оружие и вериги, которые о. библиотекарь надевал на одного из учеников, чтобы показать — как их носили. Были в Голещинской усыпальнице и в покоях покойного архиепископа Сергия.
После вечерни, чтобы иметь полное понятие о монастыре и монастырской жизни, посетили келии: о. казначея, о. иеродиакона и послушников, а затем отправились в покои о. настоятеля монастыря, чтобы поблагодарить его за радушный прием и получить благословение напутственное, так как на другой день утром решили отправиться домой.
В понедельник сходили только к ранней литургии, так как утреня бывает очень рано и я побоялся слишком утруждать своих маленьких паломников пред предстоящим им продолжительным путешествием. После литургии, помолясь, отправились в обратный путь. Дойдя до монастырской часовни в бору (около 1 вер.), остановились и пропели тропарь Успения Божией Матери. Почти всю дорогу малые паломники делились своими впечатлениями о монастыре, любовались природой, пели, а поэтому до гор. Гороховца дошли очень легко с одной только маленькой передышкой. В Гороховце покушали чаю, закусили и пошли домой, расставаясь постепенно по дороге друг с другом чуть не со слезами.
Учитель диакон Михаил Широкогоров. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 40-й. 1911 г.).


 
Церковь Михаила Архангела


Церковь Троицы Живоначальной.
avatar
0
2 Николай • 00:47, 13.10.2022
Местная Религиозная Организация Православный Приход Михаило-Архангельского и Свято-Троицкого Храмов села Тимирязево Гороховецкого района Владимирской области Муромской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) действует с 17 декабря 1999 г.
Настоятель, председатель приходского совета - Заваленский Олег Алексеевич (с 3 сентября 2010 г.).
Адрес: Гороховецкий район, деревня Тимирязево, Соборная улица, д. 21.

Источник:
1. Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: Вып. 5 и послед.: Шуйский и Ковровский уезды. Вязниковский и Гороховецкий уезды. - 1898. - 505, VII c.
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru