Главная
Регистрация
Вход
Вторник
21.05.2024
11:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1587]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Патакинская Туберкулезная Больница

Патакинская Туберкулезная Больница

Санаторий „Патокино“ (имени Пятилетия Советской Медицины) Владимирского губздрава

После Октябрьской революции 1917 года усадьба Голубева в селе Патакино была национализирована.
Бывшее барское имение в Патакине было национализировано и передано под контроль волостного комитета и комитета бедноты. Крестьянки окружающих деревень были необходимы и школа, и больница, и клуб. В 1918 году на собрании народ решил просить Советское правительство открыть в бывшем барском имении больницу и санаторий. В Москву отправилась делегация Патакинской волости. Делегатов принял М.И. Калинин. Скоро было получено разрешение на открытие здравницы. В двух зданиях бывшей помещичьей усадьбы в 1920 году был развернут санаторий для туберкулезных больных, однако без соответствующего центра для отбора больных, без опытного в деле борьбы с туберкулезом персонала (врачей), эта попытка была обречена на жестокую неудачу.
В санаторий, открытый Владимирским здравотделом, направлялись тяжелые безнадежные больные. Смертность от туберкулеза в санатории достигала колоссальных размеров, нужно думать, что все больные, направляемые в то время в санаторию, перемерли, частью в самой санатории, частью на путях к курортам и на курортах, частью и у себя на дому.
Так, при неправильной постановке дела чуть не была дискредитирована идея санаторного лечения. Просуществовав недолго, санаторий был закрыт, а в здании, которое он занимал, был открыт барак для сыпнотифозных, просуществовавши в связи с эпидемией сыпняка до 1922 года.
«О доме отдыха. Секретариатом Г.С.П.С. постановлено Патакинскую Санаторию взять под дом отдыха. Количество отдыхающих предположено 50 человек. Решено привлечь к содержанию дома отдыха крупные Союзы, в виду того, что большинство отдыхающих будет занято членами этих Союзов» («Призыв», 13 июня 1922).

23 июня 1923 года состоялась 1 Отборочная Комиссия для посылки больных во вновь открытый Губернский санаторий для легочно-туберкулезных в Патакине. Санаторий был открыт 28 июня 1923 года и был предназначен для лечения больных легочным туберкулезом обоего пола, имея в начале 40 штатных коек.
Первое время 30 коек в нем сдавались за плату в 60 рублей отдельно хозорганам (Трестам, Комбинатам и т. д.), которые в порядке коллективных договоров обязаны были оплатить то или иное количество санаторных мест для своих рабочих и служащих, а 10 мест содержались за счет средств НКЗдрава. Вскоре этих мест оказалось далеко недостаточным и летом количество штатных коек в санатории, в связи с возможностью использовать так называем. «Сосновку»,— т. е. летние помещения, служившие театром у бывшего владельца здания, количество мест доводилось до 60 и больше.
«С момента абонирования Владимирским текстильным трестом до 20 коек, материальное положение санатории упрочилось» («Призыв», 16 октября 1923).
«В санатории легочных больных «Патокино» есть много вопиющих ненормальностей, которые следует во что бы то ни стало устранить. Так, например, вода для приготовления пищи берется из пруда со стоячей водой, в санитарно-гигиеническом отношении вызывающая большие опасения. Когда об этом заявили директору— врачу, последний раздраженно ответил:
— Не ваше дело!
Вообще взаимоотношения—докторов с больными заставляют желать много лучшего. Ежедневный обход больных самый небрежный и поверхностный. В большинстве стараются отделаться словами «завтра» или «ладно», вместо оказания действительной помощи. В основу лечения в санатории положено усиленное питание, но молока для больших недостаточно и, несмотря на то, что при санатории имеется совхоз,— купить его не возможно» («Призыв», 26 окт. 1923).
«В Патокинской санатории. Больные Паток. санатории жалуются на антисанитарное состояние последней: здание приходит в упадок, всюду грязь, с окон вода ручьями течет, на полу хоть плавай. Водокачка хотя есть, но воду для приготовления пищи возят из грязного пруда. Моют больных редко. Питание плохое. Лечения почти нет. Больные ждут принятия соответствующих мер» («Призыв», 13 дек. 1923).
«Новое дело Патокинского санатория.
В 1924 году в Патокинском санатории была произведена ревизия, которая вскрыла такие упущения и злоупотребления, что врач Иконников, заведывавший санаторием, счел за лучшее сбежать, а завхоз Карпов попал под суд за бесхозяйственность.
Ревизия обнаружила, что учет продуктов и инвентаря велся из рук вон плохо. Оправдательные документы и расходные ордера сжигались; мясо и свинина выписывались на корм скоту, добавочные нормы больным выписывались не доктором, а завхозом и конторщиком, не хватало белья и инвентаря. Мануфактуры тоже не хватило 300 арш., часть которой после ревизии где-то нашлась.
В продуктивном складе сохранялось негодное к употреблению имущество, в том числе и обращенное в тряпки грязное белье, снятое с больных.
В общем, недохватка имущества выразилась в 2291 руб.
Привлеченный к суду Карпов объяснил, что в злоупотреблениях виноват не он, а губздравотдел, который не давал средств на улучшение хозяйства санатория.
Врач Иконников по неделям не показывался в здании санатория и вел себя, как помещик, заставляя возить себя на лошади из своего дома в здание санатория, отстоящего от его дома в 10 саженях.
При таком положении дела весь санаторий лежал на завхозе Карпове и он не успевал за всем углядеть, что давало низшему персоналу широкое поле для злоупотреблений.
Суд приговорил Карпова к одному году лишения свободы условно, с испытательным сроком в 3 года» («Призыв», 6 марта 1926).
«О патокинском санатории писалось, что там все обстоит благополучно. С наступлением теплых весенних дней выяснилось, что этому благополучию способствовала... зима.
Не смейтесь—это так!
Теперь нам пишут из санатории:
«Больные частенько жалуются, что за обедом и ужином в супу попадают червяки и подается тухлое мясо.
Причина—неумелое хранение продуктов пpи наличии ящика, где бы можно было продукты сохранять».
Весна, солнце и воздух, оказывается, не всегда благотворно действуют.
Для Патокина более подходящий климат - зима.
Больные понять этого не хотят. Им, кроме солнца и воздуха, подай еще и доброкачественное мясо, по которому бы червяки не ползали.
Позвали повара...
— Ты что это, чем нас угощаешь? А?
Повара вообще народ не разборчивый и находчивый. Из подметки такой бифштекс сварганят, что залюбуешься… Не ударил лицом в грязь и патокинский повар.
— Эка важность! — Изрек он, взял половник, почерпнул своей стряпни, захватив червяка самого жирного, и... со смаком проглотил.
— Дают жe в деревнях больным желтухой вшей с хлебом и... помогает.
Однако, врач санатория, гр. Троицкий, другого мнения. Он, понятно, не может согласиться, чтобы черви способствовали накоплению жиров патокинских больных.
Дело объясняется проще — средств не хватает нa хорошее мясо. На больного отпускают 75 р. в месяц, из коих на питание можно уделить не более 37 руб. Остальная сумма идет на накладные расходы.
Больные народ свободный, пopaзмыслили над объяснением врача и пришли к выводу.
— Если расходуется 37 руб. в месяц на больного на питание, то и тогда этой суммы вполне должно хватить, чтобы не сдабривать суп червяками. Это-раз.
— Куда же идут остальные 38 р.? Этого вопроса больным полностью выяснить не удалось, кроме одного — бесчисленных поездок врача, завхоза, повара в город.
За 13 дней мая они проездили 70 р., тогда как на месяц на эту надобность полагается всего 50.
Куда же деваются остальные?
И какое отношение черви вообще имеют к деньгам? Это, надо полагать, выяснят!» («Призыв», 17 мая 1925).
«На берегу Клязьмы в селе Патокине стоит большой «барский дом». Вокруг густая зелень, рядом лес. До революции здесь жил помещик Голубев со своей челядью.
Теперь в «барском доме» — санаторий. Здесь отдыхают и лечатся от туберкулеза рабочие наших фабрик.
В санатории уютно, чисто и опрятно. В палатах образцовая чистота. Есть комната для разумных развлечений, где больные рабочие играют в шахматы и шашки.
По вечерам слушают радио, играют на рояле. Около терассы две клумбы с цветами. Больные их сами садили и сами за ними ухаживают.
После чая все больные идут гулять, калиться, кому можно. Часть больных лежит на открытом воздухе, в парке, где устроен солярий.
Врачи следят за отдыхающими.
Солнце, вода, воздух и чистота — лучшие врачи и друзья человека. Не все мы умеем еще пользоваться этими благами, поэтому то наше здоровье и растрачивается раньше времени. Многому учит Патокинский санаторий: читаются лекции врачей Гельцером о том, как себя вести дома каждому больному.
Санаторий является настоящей школой нового быта. В этой школе рабочие получают знания о тяжелой и страшной болезни — туберкулезе.
Надо отметить, что порядки в санатории прежде были гораздо хуже, но с прибытием врача Гельцера лечение поставлено на должную высоту. Необходимо отметить также работу врача З.Н. Шавровой. Целыми днями она в санатории работает, не покладая рук.
Кормят в санатории хорошо, продукты доброкачественные, повара чисто и опрятно готовят. На кухне образцовая чистота» («Призыв», 11 августа 1926).
«Губотдел заарендовал в Патокинском санатории 30 мест. 9 мест из них предоставлено александровскому подотделу, 7 мест — вязниковскому, по 6 мест — ковровскому и муромскому и по одному месту фабкомам фабрик «Коммунистический Авангард» и «Красный Профинтерн» («Призыв», 17 августа 1926).
«На крутом берегу Клязьмы светлым пятном отражается Патокинская санатория. Кругом лес, рядом, прижавшись к стенке, обидчиво стоит серая церковь.
Санатория приветливо встречает всех назначенных сюда лечиться. Новички, только что прибывши, знакомятся с окружающей обстановкой. Узнают, как друг друга зовут, с какой фабрики, как попал, сколько время ждал назначения и так далее.
Ежатся, кутаются...
— Бр-р-р... Холодно.
— Ну, режим! А как, курить-то можно?
Голос врача:
— Нет, нет, друзья! Вы сюда приехали не отдыхать, а лечиться. И пожалуйста привыкайте к заведенному порядку.
Новички живут день—два, сживаются, привыкают к холоду и режиму. За обедом тихо и чинно в столовой. От обеда вылезают по приглашению врача дежурного. После 2 часов — мертвый час. Больные ложатся отдыхать.
— Сперва как-то казалось странным,— говорит Павел, стуча своей деревянной ногой,- а потом вошло в привычку.
Кормят больных хорошо. Обед бывает из трех блюд. Утром — чай с маслом.
После вечернего чая все собираются в особый для этого комнате, играют в шашки, на рояле, слушают радио.
Люди забывают все на свете и дружно, одной семьей, делятся своими впечатлениями, как дети:
— Ты, Павлыч, сколько в аппарат надул, чтобы узнать емкость легких?
— Я то? — отвечает больной переславский рабочий. — Четыре тысячи семьсот.
— А я, — пищит Анюта, — только две тысячи двести пятьдесят и то еле-еле.
— Ты, барыня, слаба! Вот здесь теперь поправишься» («Призыв», 23 декабря 1926).
В пользовании Санатория находится лесной массив, примыкающий к парку, площадью 51,9 десятины, являющийся защитной лесной дачей. Санаторий имеет некоторые сельско-хозяйственные угодья, в виде двух фруктовых садов (свыше 500 корней фруктовых деревьев), а также огород.
Водоснабжение Санатория производится из построенного в 1926 г. бурового колодца, по вновь проложенной в 1927 году водопроводной сети. Вода удовлетворительного качества, с достаточно мощным дебетом колодца, удовлетворяющего потребности Санатория.

Само здание Санатория двухэтажное, кирпичной кладки, оштукатуренное, внутренняя окраска частью масляная, частью клеевая, полы деревянные, частью паркет.
Штатное количество коек различно в зимнее и летнее время, когда используется часть летних построек.
Коечность Санатория возрастала с годами, что видно из прилагаемой таблицы.

Здание Санатория, как бывший помещичий дом, далеко не отвечает своему назначению и страдает рядом существенных недостатков. Существеннейшим недостатком Санатория является отсутствие канализации (выгребные ямы) и далеко несовершенная система отопления (голландские печи). Нельзя не отметить и недостатка вентиляционных приспособлений (отсутствие фрамуг).
Санаторий пользуется электрическим освещением со своей электростанции.
При Санатории имеется веранда и открытая площадка для воздухолечения, а также два солярия на 20 коек.
Здание Санатории имеет зимой 7, летом 10 палат емкостью от 6 до 20 коек, столовую, вмещающую свыше 100 человек (Троицкая церковь непосредственно использовалась и как столовая, и как актовый зал.), комнату дневного пребывания, мастерскую трудрежима, аптеку, лабораторию, 2 кабинета врачей, умывальные комнаты, цейхгауз и швейцарскую.
При санатории имеется собственная пекарня, прачечная с духовой сушилкой и баня.
Стерилизация столовой посуды производится ее кипячением в баках, на съемных кассетах, уничтожение мокроты путем сжигания в печи Слободянника.
Переход Санатория с начала 1925-26 г. на частичный, а с начала 1926-27 г. на полный хозяйственный расчет и самостоятельное финансирование, успешная сдача в аренду коек и приток денежных средств — дали громадный толчок к пополнению Санатория палатным, хозяйственным и медицинским оборудованием и к укреплению всей хозяйственной жизни Санатория.
Штаты Санатория были равны 36 работникам по зимнему и 44 по летнему штату при 2 ординаторах в летнее и 1 — в зимнее время.
Стоимость койко-месяца—120 руб.
С 1 января 1924 года (за 1923 год сведений не имеется) по 1 октября 1927 г. в Санатории прошло 1287 больных.
Отбор больных в Санаторий Патокино все еще имеет дефекты за счет направления большого числа компенсированных форм.
Больные находились на излечении от 1 ½ до 3 мес. со средним пребыванием в 2 мес. (80 проц. за 1926 г.).
Клиническое обследование больного проводилось в достаточной степени полно.
Лаборатория производила все простейшие анализы по исследованию мокроты и крови больного, а также и необходимые прочие клинические анализы, в том числе реакция Вейса, Вебера, осаждения эритроцитов и т. д.
За 1926 г. проделано 1332 анализа.
Не имея своего рентгена, Санаторий до сего времени направляет больных на рентген во Владимир.
Переходя к методике Санаторного лечения, следует отметить большие труды, вложенные в установление твердого санаторного режима и широкого применения воздухолечения.
Питание проводилось 6 раз в сутки, при среднем калораже около 5500 калор.— брутто.
Воздухолечение проводилось от 15 мин. до 1 ½ час. в зимнее время; применялись воздушные ванны, летние солнечные ванны от 5—30 минут. Широко проводились обтирания и обливания, а также трудовые процессы. Физический труд дозировался от 15—45 минут, ручной от ½ часа до 1 ½ часа.
Трудотерапия применялась после двухнедельного обследования больного и тщательного наблюдения за течением процесса. Применение трудовых процедур контролировалось наблюдением за общим состоянием больного, температурной кривой и явлениями интоксикации.
Применение пневмоторакса было начато с декабря 1926 г., проводится в достаточно широких размерах. Из медикаментозной терапии применялось внутривенное вливание кальция, препараты мышьяка и железа, рыбий жир. Применение медикаментов строго ограничивалось, с тенденцией широкого использования гигиено-диэтического режима.
Специфическая диагностика применялась только путем пиркстизации больных, специфическая терапия проводилась очень ограниченно, лишь в отдельных случаях.
Большое внимание в работе Санатория, как школы здорового быта, уделялось санитарно-воспитательной и культурно-просветительной обработке больного. С первого момента прибытия в Санаторий новой группы больные знакомились с правилами Санаторной жизни. С ними проводилась вступительная беседа о порядке ведения санаторного лечения, о санаторном режиме и поведении больного. В дальнейшем больные, в индивидуальном и групповом порядке, получали санпросвет-обработку в палате и кабинете ординатора. Был издан ряд лозунгов по основным моментам санаторной жизни, приобретена санпросвет-библиотека, введена доска вопросов и ответов. Далее больные проходили определенный курс санитарной грамоты. Лекции с демонстрацией диапозитивов, по определенной программе, проводились 1 раз в неделю. С каждой группой проводилось также 2-3 вечера вопросов и ответов для усвоения и закрепления полученных знаний. В заключительной беседе при отъезде группы излагалось наставление о поведении больного в домашнем быту и на производстве и правила проведения домашнего санаторного режима. Было введено снабжение больных листовками по основным вопросам гигиены туберкулезного больного и, наконец, поддерживалась письменная связь с выбывшими больными. Эта связь проводилась путем регулярной рассылки больным, по прошествии определенных сроков после выбытия больного из санатория, печатных опросных анкет о состоянии здоровья больного и дальнейшем течении его заболевания.
Отмечаем некоторые ближайшие результаты санаторного лечения у больных, находившихся на излечении в Санатории в 1926 году.
Нижеследующие цифры рисуют состояние больных, выписавшихся из Санатория (по принятой номенклатуре).

Касаясь результатов санаторно-воспитательной методики, нельзя не отметить значительное повышение санитарно-культурного уровня больных, находившихся на излечении в санатории, что свидетельствуют письма больных и результаты анкетного обследования больных, бывших на излечении.
Основной задачей работы санатория, проделанной за последние годы, было стремление придать учреждению должный санаторный облик, путем введения твердого режима, поднятия, клинической постановки дела, при одновременном укреплении хозяйственной мощи санатория.
Последние годы работы в санатории была проделана большая и тяжелая работа чернового характера по созданию возможных условий санаторной работы,— значительно облегчавшая дальнейшую деятельность санатория. Дальнейшая работа санатория должна идти по пути поднятия клинической постановки дела, укрепления санаторного режима, с одновременным укреплением хозяйственной жизни санатория, в целях дальнейшего снижения стоимости койко-месяца, дабы сделать местное санаторное лечение, имеющее несомненно большие перспективы развития, доступным для широких трудящихся масс губернии.
Борьба с туберкулезом во Владимирской губернии. Сборник № 1-й. Издание Вл. Губ. Комитета по проведению туберкулезного трехдневника. 1927 г.

В 1929 году Владимирская губерния была ликвидирована.

Санаторий им. IХ съезда ВЛКСМ

В 1931 году санаторий стал носить имя IХ съезда ВЛКСМ. Произошло это в связи с только что закончившимся съездом комсомола, а также потому, что в стране в то время была вспышка заболевания туберкулезом детей и подростков. Санаторий несколько изменил свой профиль, он стал специализированным санаторием для подростков от 13-ти до 18-ти лет.
«— Бывший завхоз Патакинской санатории Денисов снятый с работы за присвоение продовольственных продуктов и судимый за дискредитирование власти, очутился на ответственной должности завхоза при ф-ке Свердлова.
Место ли ему здесь?» («Рабочий клич», 1933).

В 1947 году он снова стал санаторием для взрослых.
В 1956 году церковь, служившая складским помещением, перестраивается в третий корпус. Позже построено новое овощехранилище, бензохранилище, дом для врачей. На кухне установлена машина для мытья и кипячения посуды. Оборудованы мастерские трудтерапии: пошивочный, механический и столярный цеха. Приобретена современная аппаратура для лечебных кабинетов.
В 1970 году санаторий имел квалифицированные кадры врачей и обслуживающего персонала. Многие работают здесь уже давно. Это медицинские сестры П. Захарова, М. Сидорова, А. Коронина, М. Алаец — ударники коммунистического труда, почти все награждены Почетными грамотами. Внимательно относился к пациентам заведующий отделением врач Л.И. Алаец, к этому времени проработавший здесь 15 лет. Свой многолетний опыт они передавали молодым работникам. Самоотверженно трудились санитарки М. Тарасова, Т. Теплова, М. Володина, К. Хабенко, Е. Чернова и другие.
В 70-е годы ежемесячно здесь отдыхали и поправляли свое здоровье до 250 человек. Это люди самых разнообразных профессий и специальностей. Здесь можно было встретить людей из разных уголков Владимирской области, которые пользовались заслуженным отдыхом и лечением.
«Тридцать четыре года за прилавком
Этой бодрой на вид женщине скоро шестьдесят. Она уже пятый год на пенсии, но не бросает своего любимого занятия.
Анна Сидоровна Тюрина шестнадцатилетней девушкой встала на трудовой путь, начав его на фабрике. Потом ее привлекла профессия продавца, и молодая женщина становится за прилавок. Сначала работала продавцом на торфопредприятии, затем в городе Москве, а сейчас уже десять, лет трудится в магазине при санатории имени IX съезда ВЛКСМ.
Анна Сидоровна хорошо знает и любит свое дело: несмотря на годы, она полна сил и энергии. Ей известны вкусы покупателей, каждый встретит здесь радушный прием с ее стороны. За долгие годы своей трудовой деятельности она не один раз премировалась, получала много благодарностей. В честь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина награждена Юбилейной медалью.
Небольшое помещение ее магазина всегда чисто прибрано, товары красиво разложены по своим местам. За текущий год еще не было случая, чтобы магазин не выполнил плана, хотя ассортимент товаров из-за малых размеров магазина не так-то уж велик.
В общей сложности Анна Сидоровна Тюрина провела за прилавком 34 года, более половины своей жизни.
В. ГУБЕРНАТОРОВ» («Знамя», 26 мая 1970).
«Отметили юбилей санатория
На днях в клубе санатория имени IX съезда ВЛКСМ, находящемся в селе Патакино, было особенно оживленно. Сюда собрались медицинские работники, обслуживающий персонал и отдыхающие, чтобы отметить 50-летие со дня основания здравницы. Сцена в праздничном убранстве. Здесь красочное панно «Санаторию — 50 лет». На столе живые цветы. Места в президиуме занимают главный врач Наплавков, его заместитель Г.А. Пляцевая, один из старейших работников санатория М.Г. Буров, секретарь партбюро П. Захарова и другие.
С докладом о 50-летии со дня основания санатория выступила заместитель главного врача Г.А. Пляцевая. Она рассказала о больших изменениях в жизни санатория, о его благоустройстве и оснащении современным медицинским оборудованием. Теперь к услугам отдыхающих имеются необходимые лечебные кабинеты. Тысячи трудящихся здесь поправили свое здоровье. Коллектив работников санатория успешно выполняет обязательства, принятые в честь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина.
Затем старейший работник санатория врач М.Г. Буров рассказал об истории основания здравницы. После чего большой группе медицинских работников были вручены Почетные грамоты за безупречный труд.
По окончании торжественного собрания состоялся концерт художественной самодеятельности. С большим успехом выступил хор, исполнивший песни «Где Россия начало берет», «Моя страна», «Русская Ивановна». Тепло были встречены выступления солистов Г.И. Болотова, К.А. Тепловой, Г. Щекуновой и других. Очень довольны остались проведенным вечером отдыхающие. Надолго останутся в памяти юбилейные торжества в санатории.
А. МОРОЗОВ, отдыхающий санатория им. IX съезда ВЛКСМ» («Знамя», 2 июля 1970).
«Автослесарь санатория имени IX съезда ВЛКСМ В.П. Фокеев утром 3-го июля с. г. на работу явился после сильного похмелья. В течение дня он с дружками еще несколько раз прикладывался к бутылке. Заместитель директора санатория по хозяйственной части В.Ф. Воробьев не замечал, что его подчиненные находятся в нетрезвом состоянии, чем грубо нарушают трудовую дисциплину. Вместо того, чтобы отстранить Фокеева от работы, он, превысив свои права, заставил подвыпившего работника, к тому же не имеющего шоферских прав, работать на автомашине. Фокеев сел за руль, стал вывозить нечистоты из выгребных ям за пределы санатория. Дело у хмельного водителя пошло так, что он вскоре загнал машину в яму, куда сливали нечистоты. Потребовался трактор для буксировки. Эту обязанность взял на себя другой работник санатория К.М. Малов. Также не имея прав на вождение трактора, он сел за руль и поехал выручать застрявшего друга. С ним поехали пзрядно выпившие В.С. Климов и В.М. Войнов.
Известно, что пьяный за рулем — это большая опасность. Так оно и вышло. В ходе извлечения, машины из ямы Фокеев совершил наезд на Войнова. В результате полученной тяжелой травмы последний вскоре умер.
Недавно Камешковский народный суд рассматривал дело Воробьева и Фокеева, по вине которых произошла гибель человека. В.Ф. Воробьев приговорен к году исправительно-трудовых работ по месту работы, В.П. Фокеев — к трем годам лишения свободы с отбыванием в исправительно-трудовой колонии общего режима.
В коллективе лечебного учреждения в связи с происшедшим состоялось собрание. Выступавшие единодушно осудили как пьяниц, так и лиц, которые покровительствуют им, создают условия для свершения преступлений. Отмечалось, что в борьбе с пьянством среди хозяйственных рабочих принижена роль общественности. В принятом решении записали: «Считать борьбу с пьянством делом не только администрации, но и всего коллектива».
Мысль верная. Активное участие общественности в борьбе с пьянством позволит в дальнейшем не допустить повторения подобных трагических случаев, повысить уровень трудовой дисциплины в коллективе» («Знамя», 8 октября 1970).
«Третий год работает лаборантом бактериологической лаборатории Патакинского санатория имени IX съезда ВЛКСМ выпускница Владимирского медицинского училища, член ВЛКСМ Галина Гоголина. Активная в комсомольских и профсоюзных делах, Галя была избрана профоргом 2-го отделения, является членом редколлегии газеты «Здоровье». Недавно ей присвоено звание ударника коммунистического труда» («Знамя», 7 марта 1970).


Г. Гоголина

«Санаторию – 60 лет
У берега Клязьмы, на юго-восточной окраине деревни Патакино, что в Волковойновском сельском Совете, расположен санаторий имени IX съезда ВЛКСМ. Здесь поддерживают здоровье тех, кто прошел курс стационарного противотуберкулезного лечение.
На днях в санатории был открыт новый лечебный корпус, который построен на месте пришедшего в ветхость, разрушенного старого.
День открытия явился, по сути, праздником для медицинского учреждения. Да и не только для него. Состоялось торжественное собрание сотрудников и отдыхающих. Был осмотр нового корпуса. Был концерт художественной самодеятельности.
...Вот все, кто присутствовал на собрании в клубе, подходят к красавцу-зданию. Оно из белого кирпича, двухэтажное. Смотрит на людей частыми большими окнами. Белой же плиткой облицован фундамент. Около здания, во всю его длину, широкая полоса, выстланная слоем торфяной смеси — место для посадки зелени, цветов.
Перед крыльцом главного входа — традиционная красная лента. Заведующим областным отделом здравоохранения Б.М. Трухнов подносит к ней ножницы. Все, что нужно, он только что сказал на собрании, а сейчас как бы запросто произносит:
— Надеемся каждый год по ленте перерезать в нашем, товарищи, санатории… Это предусматривается планом его обновления.
Аплодисменты. Полоски красной материи падают. Все устремляются внутрь. Чувствуется запах свежей краски. Люди медленно идут по коридорам, заглядывают в палаты, кабинеты, подсобные помещения.
Кто бывал тут, тем не в диковину, а кто впервые — приятно поражены. Как? В Патакинском санатории паркетные полы? Неужели каждая палата на два человека? Да, да, на двоих. В корпусе на сто коек только три палаты трехместные и одна четырехместная.
Входим в одну из палат. Две современные койки с деревянными спинками. Стол. Шифоньер. Два стула. Мебель полированная. На окнах занавески мягкого зеленоватого цвета.
А вот кабинет врача. Стол. Вращающееся кресло. Небольшой шифоньер. Тахта для осмотра больных. Все есть, что нужно, ничего лишнего.
Корпус готов к приему отдыхающих. А через несколько дней, после того как будет закончено оборудование рентгеновского и процедурного кабинетов (кстати, в значительной части новой медтехникой), в нем можно будет и лечить больных.
Корпус строил Камешковский ремонтно-строительный участок довольно-таки долго (с 1975 года) и нелегко. Но с того недавнего времени, как РСУ стал возглавлять новый начальник, В.М. Новиков, дела пошли значительно быстрее. Немало труда в строительство, послестроительную уборку, в оборудование помещений вложили и сотрудники санатория под руководством главврача В.В. Бурмистрова. Некоторые перипетии строительной эпопеи вспоминались на торжественном собрании.
Но собрание было посвящено не только вводу в строй нового корпуса. Это событие совпало с другим, не менее важным,— с 60-летием организации данного медучреждения в связи с соответствующим декретом В.И. Ленина. В июне 1920 года возникло оно. В имении бывшего судогодского фабриканта Голубева.
60 лет и новый корпус — такое совпадение! Не случайно на торжестве присутствовали Б.М. Трухнов, председатель исполкома Камешковского райсовета В.Г. Кротов, заместитель председателя исполкома райсовета З.Д. Епишина, главврач центральной районной больницы К.Н. Майоров.
Много теплых слов было сказано в адрес тех, кто в течение долгих лет добросовестно, самоотверженно трудился и трудится в санатории. Это врачи Г.А. Пляцевая, В.К. Калинина, медицинские сестры Е.Г. Карпухина. С.И. Васильева, З.В. Малова, В.Я. Сухарева, Л.П. Петрова, сестры-хозяйки К.В. Мырикова, Е.А. Чернова, санитарки Т.Е. Теплова, Е.П. Володина, В.К. Аверьянова, Г.Я. Кузьмина, работники пищеблока С.С. Кучина, Г.Т. Щекунова, В.Ф. Матвеева, заместитель главврача по административно-хозяйственной части В.И. Иванова, мед-статист Сидорова и многие другие. Лучшие из лучших были удостоены Почетных грамот облздравотдела, благодарственных писем, благодарностей в приказе по санаторию.
Выступая с речью на торжественном собрании, Б.М. Трухнов привел такие данные. Во Владимирской губернии накануне Октябрьской революции насчитывалось 164 врача и 1700 больничных коек. Сейчас во Владимирской области около 5 тысяч врачей и 21,5 тысячи коек.
А события, послужившие основой для этого репортажа, являются одним из многочисленных штрихов, характеризующих великую заботу партии и правительства.
М. МАТВЕЕВ» («Знамя», 8 июля 1980).
В 1995 году на основании решения Законодательного Собрания Владимирской области от 13.01.95 № 5 «О постановке на государственную охрану и снятии с охраны памятников истории и культуры Владимирской области» объекты усадьбы Безобразова, а именно: «Троицкая церковь», 1824 г., «Главный дом», 1-я пол. XIX в., «Флигель», 2-я пол. XIX в., и «Водонапорная башня», 1-я пол. XIX в., были включены в список объектов культурного наследия регионального значения.

Патакинская Туберкулезная Больница

Областной легочно-туберкулезный санаторий областного отдела здравоохранения в селе Патакино Камешковского района был преобразован в туберкулезную больницу. Патакинская Туберкулезная Больница действует с 27 мая 1997 г.
Для размещения противотуберкулезного диспансера на территории бывшей усадьбы Безобразова был построен новый корпус, который и сейчас функционирует в Патакино. А прежние, старые постройки пришли в запустение.


Флигель усадьбы претерпел сильные изменения: полностью утрачено северное крыло здания, на месте которого сделана современная каменная пристройка, по своим размерам во много раз превышающая сам памятник, утрачена входная группа и балкон (перила были выполнены в стиле декоративной ковки).

Троицкая церковь оказалась бесхозным, опасным в санитарном отношении (микробактерии туберкулеза) строением без окон и дверей, с множеством повреждений конструкций.
«Санаторий имени 9 съезда ВЛКСМ, в котором лечат больных туберкулезом. Правда, от помещичьей усадьбы, когда-то процветающей, осталось немного: полуразрушенная церковь и такое же основное здание поместья, в подвале которого ныне находится пищевой блок санатория. И церковь, и основное здание имения, в свое время переоборудовались под лечебные корпуса и служили благородной цели: принимали больных со всей области. Мощность санатория доходила до 300 коек. Однако всем известная истина — не вложишь - не получишь и отдачи — лишний раз нашла свое подтверждение на примере этого санатория. В последние 2-3 десятилетия здания ветшали, денег на ремонт выделялось все меньше. Сегодня санаторий размещается в двухэтажном кирпичном здании, построенном на территории бывшей помещичьей усадьбы в 70-х годах.
Это учреждение всегда подчинялось областным органам, сейчас — областному департаменту здравоохранения, им и финансируется. Но располагается на территории нашего района, возле села Патакино, поэтому нормальная жизнедеятельность его невозможна без тесной связи с различными предприятиями и учреждениями района. Санаторий, действующий вот уже 8 лет под руководством главного врача В.В. Пахомова — редкий, по-моему, в области образчик своеобразного автономного хозяйства. Здесь есть своя трансформаторная подстанция, здесь два водозабора и своя водонапорная башня, своя коммуникационная система, даже свое маленькое автохозяйство. Не так уж легко обеспечить нормальное функционирование всего этого — требуется помощь то ДРСУ, то «Райгаза», то другой какой-то организации. В помощи еще никто не отказывал, отметил Владимир Викторович. И не только в ведении хозяйства. В течение полугода (1997 г.) директор камешковского хлебокомбината А.И. Киселева отпускала санаторию хлеб, в долг. С.П. Фрейдорф, директор ОАО «Медтекс», давал марлю тоже в долг. По системе взаимозачетов строятся у санатория отношения с СХП «Волковойновское». Не надо доказывать, насколько важно для туберкулезных больных правильное, высококалорийное питание. Именно такое питание, являющееся, кстати, одной из главных составляющих лечебного процесса, и обеспечивает здешним больным связь с Волковойновским. Мясо, молоко, масло, сметана, творог — все эти продукты каждый день и в нужном количестве получает больной в санатории.
—Из тех денег, что нам отпускаются, основную часть мы тратим на питание и медикаменты, — это сейчас для больных самое главное,- говорит Владимир Викторович.
А теперь о том, ради кого и ради чего все это делается. О том, что туберкулез наступает, ни для кого не секрет. В России заболеваемость выросла вдвое. Наша область, наш район — не исключение. И если раньше в санатории было 300 коек, а теперь 100, то это отнюдь не говорит об улучшении обстановки: многие больницы начали выделять койки для лечения больных туберкулезом.
- Кроме того, заболевание это стало более опасным,— отметил В.В. Пахомов.— Если раньше в большинстве к нам поступали больные с малыми формами туберкулеза, то теперь все чаще с большим процессом. Недавно у нас лежал больной с туберкулезным менингитом — это очень тяжелое и довольно редкое заболевание. Половина, а то и больше, поступающих к нам на лечение имеют выраженную степень истощения — их надо прежде всего накормить. Кому это необходимо, тот получает усиленное питание. К тому же противотуберкулезные препараты очень токсичны, отрицательно действуют на печень и другие органы, поэтому значение хорошего полноценного питания для этих больных невозможно переоценить.
Трудно в это поверить. Но совсем недавно лечился в санатории мужчина, который так и не смог подняться на второй этаж...
Если раньше санаторий, по словам Владимира Викторовича, был чуть ли не пристанищем бомжей, здесь лечились в основном люди, вернувшиеся из заключения, то теперь изменился и социальный состав больных. Теперь здесь лечатся в основном пенсионеры, безработные, четверть находящихся в санатории — молодежь до 30 лет, многие из них — с тяжелыми процессами туберкулеза. Словом, подавляющая часть заболевших — из тех, кому сегодня очень нелегко живется, из тех, у кого материальный уровень жизни снизился донельзя, а защитные силы организма настолько слабы, что не могут поспорить с такой болезнью, как туберкулез.
Вот такую печальную статистику привел В.В. Пахомов. Кстати, камешковцев здесь лечится 11-12% от общего количества больных, а это для нашего небольшого района, одного из 16 в области, совсем немало. А в целом ситуация в районе такова: в 1996 году рост заболевания туберкулезом составил 40 процентов. За 7 месяцев текущего года вновь выявлено 38 туберкулезных больных, из них семеро прибыло из мест лишения свободы, остальные в большинстве своем «нормальные люди», но из социально неблагополучных слоев населения. Словом, тенденция та же.
Но как же так, скажете вы. Болезнь носит социальный характер, значит, надо прежде всего бороться с причинами, ее порождающими, с экономической нестабильностью общества, а это дело не одного десятилетия. Что будет с нами дальше? Не хочу вас пугать, уважаемые читатели, но врачи говорят, что конец нынешнего — начало будущего тысячелетия пройдет «под флагом» туберкулеза. Но врачи говорят и то, что туберкулез излечим. Медицинскими средствами, силами природы, самим больным — его терпением, волей. Туберкулез можно предупредить, и о том, как это сделать, при желании вы всегда сможете узнать.
— Кто хочет лечиться — все уезжают отсюда поправившимися,— так говорили мне Валентина Ивановна Банковская, Татьяна Викторовна Янина, Михаил Михайлович Давыдов и другие больные санатория. — Очень здесь нравится. Никаких медицинских препаратов покупать не приходится, кормят замечательно, а персонал санатория просто изумительный. Изо всех сил стараются нас поддержать и врачи, и сестры, и нянечки. Очень много гуляем — здешние места необыкновенно красивы. Свежий воздух, хорошее питание, покой, лечение, забота медперсонала — все это, мы уверены, поможет нам выздороветь.
— Часто болела бронхитами, — В.И. Банковская родом из Новок. — Работала на электричках проводником — кругом сквозняки, зимой холодно. Кашель замучил. Потом ушла уборщицей в депо — и там от сквозняков спастись не могла. Сделали мне рентген легких — снимки показали очаговый туберкулез. Направили сюда, в санаторий, и нахождением здесь очень довольна. Сейчас мне намного лучше, поправилась на три килограмма. Словом, лечиться здесь можно.
— Желания убежать отсюда, как, бывает, из больницы, нет никакого, — Т.В. Янина приехала из Гусь-Хрустального.— Кто хочет чем-то заняться, всегда найдет себе дело — кто идет за грибами или ягодами, кто травы собирает. Хорошо здесь.
Те же, кто не хочет лечиться...
— Водку пьют,— не скрывает главный врач. — Лечение больного, если он выпил, откладывается на 4-5 дней. А это значит — удлиняются сроки выздоровления, лечение становится дороже. Поэтому хотелось бы побольше внимания к нам участковой службы. Если раньше В.Ф. Никитин бывал у нас каждую неделю и проводил немалую разъяснительную работу, то сейчас участковый показывается очень редко.
Санаторий, который, признается Владимир Викторович, и санаторием-то трудно назвать (уж очень неподходящая база, это скорее больничное учреждение) имеет и стационарное отделение для тяжелых больных, рассчитанное на 20 человек: Такие больные требуют, конечно, больше внимания, ведь нередко основной болезни сопутствуют и другие заболевания.
Здесь есть свой физиокабинет, ингаляторий, санаторий не бывает без противотуберкулезных лекарств: как уже говорилось, деньги в основном тратятся на приобретение продуктов и медикаментов.
Однако недостаточное финансирование, бич нашего времени,— вот проблема, которая рождает десятки других. Лечение туберкулеза — очень длительное и дорогостоящее лечение. В санатории есть основные противотуберкулезные средства, но это не значит, что есть все необходимое. Здесь негде проводить занятия по лечебной физкультуре. Здесь требуется оборудование для бронхоскопического обследования, диагностическое оборудование, улучшение бытовых условий. Интересный факт: пищу для нынешних санаторных больных готовят там же, где готовили еду для барина Безобразова более полутораста лет назад — в подвале бывшего помещичьего дома. В каком состоянии это помещение — излишне описывать. Вопросы быта и помещений решил бы пуск двухэтажной пристройки, построенной в 1994 году. Но только чтобы сделать отделку первого этажа нужно 500 млн. рублей. Пока это нереально. Поэтому приходится администрации санатория, если встает такой вопрос — ремонт или медикаменты — выбирать всегда последнее. И это пока лучшее, что можно сделать сегодня для больных в нынешних условиях.
Однако в коллективе я не заметила ни тени отчаяния или недовольства работой. День в санатории расписан по минутам, и каждый из сотрудников спокойно и со знанием дела выполняет свои обязанности. По-моему, в создании такой деловой, рабочей обстановки не последней является роль главного врача. По его мнению, надо просто уметь работать, с теми людьми, кто находится рядом с тобой, добиваться результатов в тех условиях, которые сложились на сегодняшний момент. А положиться Владимиру Викторовичу есть на кого. Санаторий полностью обеспечен кадрами. Здесь работают медсестры, имеющие первую и вторую квалификационные категории, опытные врачи. Достаточно сказать, что Галина Алексеевна Пляцевая трудится в санатории с 1958 года, это опытнейший терапевт и уважаемый в коллективе и среди больных человек. Для нее, а также для других сотрудников результат работы считается достигнутым в том случае, если больной выписывается из санатория бодрым и поправившимся. Сказать, что такое здесь редкость — значит покривить душой.
И еще бы я добавила следующее. Если; несмотря на множество нерешенных проблем, бесперебойно функционируют все службы санатория, если здесь в любую минуту готовы помочь людям, заболевшим туберкулезом, если этим людям здесь неплохо — это на сегодня тоже результат работы всего коллектива, и довольно неплохой.
Л. ЛИСКИНА, корр. «Знамени» («Знамя», 15 августа 1997).

Главный врач - Маирко Сергей Петрович (с 28 апреля 2017 г.).
Адрес: Владимирская область, Камешковский район, село Патакино, Береговая улица, 1.
Сайт больницы: https://patakino33.ru/
Усадьба Безобразова в селе Патакино.

Категория: Камешково | Добавил: Николай (16.05.2021)
Просмотров: 657 | Теги: Камешковский район, Медицина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru