Главная
Регистрация
Вход
Вторник
28.05.2024
03:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Усадьба Безобразовых в селе Патакино

Усадьба Безобразовых в селе Патакино

Усадьба Безобразовых располагалась в селе Патакино Владимирского уезда Владимирской губернии. Сейчас это село Патакино в Камешковском районе Владимирской области.

Акинфовы

В начале XVII века и Потакино, и Ковалево принадлежали дворянину Федору Павловичу Акинфову. Затем Ковалево досталось его сыну Архипу Федоровичу Акинфову, а Потакино — другому сыну — Ивану Федоровичу Акинфову.
В середине XVII века Ковалево принадлежало стольнику Семену Степановичу Хрущеву, женатому на дочери А.Ф. Акинфова Прасковье Архиповне, и князю Андрею Львову, женатому на другой дочери того же Акинфова - Марии Архиповне. Часть Ковалева принадлежала третьему зятю Архипа Акинфова — стряпчему Дмитрию Семеновичу Албекову.
В 1656 г. помещиком Иваном Федоровичем Акинфовым в Потакино была выстроена во имя Воскресения Христова деревянная церковь. Ковалево же тогда находилось в приходе Николо-Пестьянского погоста. В 1673 г. в связи с многочисленностью прихода в Ковалеве была построена во имя Живоначальной Троицы.
После кончины Ивана Федоровича Акинфова в 1678 г. Потакино перешло к его сыну окольничему Никите Ивановичу Акинфову.
Ковалево тогда же принадлежало вдове князя Василия Григорьевича Ромодановского княгине Прасковье Архиповне Ромодановской (урожденной Акинфовой, бывшей первым браком за упоминавшимся выше С.С. Хрущевым). В 1682 г. П.А. Ромодановская продала Ковалево за 1000 рублей своему двоюродному брату Никите Ивановичу Акинфову. Таким образом, и Потакино, и Ковалево перешли к одному владельцу. С того времени два когда-то отдельных селения постепенно сливаются в одно село, но с двойным названием.
Н.И. Акинфову наследовал его старший внук мичман Николай Петрович Акинфов, а после смерти последнего в 1755 г. Потакино (Ковалево тож) перешло к его сыну подпоручику Юрию Николаевичу Акинфову.

Усадьба Безобразовых-Щербатовых

1762 г. окт. 18, подполковник Алексий Григорьев Безобразов недвижимое свое имение, доставшиеся ему после отца его Григорья Ив. и матери его Настасьи Иванов. Безобразовых в селе Сущеве, в дер. Корандышевой в дер. Хмелеве, в селе Боярове и в дер. Горобове... продал майору Александру Петровичу Акинфову (Владим. молод. лет кн. 4 № 9).
В 1762 г. Ю.Н. Акинфов продал село Потакино Алексею Григорьевичу Безобразову (1730—1803). В Ковровском уезде у Безобразовых были также имения — в сельце Княгинине и в нынешнем Савинском районе Ивановской области.


Герб рода дворян Безобразовых

А.Г. Безобразов стал родоначальником Владимирских Безобразовых.
Усадебный комплекс появился в 1762 г. при А.Г. Безобразове. Главную часть усадьбы составлял большой господский дом, выполненный в стиле классицизма. Особую загадочность дому придавали трехэтажная башня под сферической кровлей со шпилем и небольшой балкон. Внутренняя отделка соответствовала положению хозяина усадьбы: дом был богато декорирован. Из окон дома и балкона открывался великолепный вид на бескрайние просторы и надпойменные террасы Клязьмы. Высокий берег – около 90 м над уровнем реки − придавал особую привлекательность усадьбе Безобразова, которая великолепно просматривалась со всех сторон поймы Клязьмы.
А.Г. Безобразов занимал пост Владимирского уездного предводителя дворянства в 1782—1784 гг.
А.Г. Безобразов во Владимире поселился на Дворянской улице. Его усадьба находилась на углу ул. Большие Ременники на месте, где ныне стоит дом № 15.
Отставной лейб-гвардии подпоручик Алексей Безобразов был богатым помещиком пяти губерний, на 1779 г. ему принадлежало почти полторы тысячи ревизских душ. Но значительную часть времени он проводил именно в Потакине-Ковалеве, где выстроил обширную усадьбу.
В это время в Патакино собиралась вся многочисленная семья Безобразовых, а также родственники и знакомые: «В патакинском доме бывали владимирский губернатор и известный литератор князь Долгоруков, генерал Воейков, генерал князь Голицын, генерал князь Багратион, графы Толстые и Апраксины, князья Вяземские и Хилковы, Языковы, Засецкие, Прокудины-Горские, Пожарские, Корякины, Кузьмины-Караваевы… всех неперечесть».
У А.Г. Безобразова и его жены Марфы Яковлевны, урожденной Засецкой, было 6 сыновей и 8 дочерей. После смерти А.Г. Безобразова в 1803 г. Потакино досталось его старшему сыну Дмитрию Алексеевичу Безобразову.
Дмитрий Алексеевич Безобразов (14.10.1765-3.03.1842) служил в 1787-1796 гг. в лейб-гвардии Конном полку и вышел в отставку с чином гвардии ротмистра. Затем он служил смоленским вице-губернатором (25.10.1800—1802), получил орден Св. Анны II ст. В чине действительного статского советника.
30 ноября 1806 г. учреждение в России милиции (земского войска). С 1806 г. – начальник Ковровской уездной милиции. В 1821−1826 гг. по выбору занимал пост ковровского уездного предводителя дворянства.
Именно в бытность ковровским предводителем Д.А. Безобразов жил в Потакино и в 1824 г. рядом с господским домом, практически на месте бывшего деревянного храма, был возведен Троицкий храм, типичный для позднего классицизма. Основной его объем составлял бесстолпный четверик с крупными дорическими портиками и массивным круглым световым барабаном, перекрытым сферическим куполом. Храм поражал своим великолепием и внутренним убранством. Одновременно с церковью была выстроена каменная колокольня. Строитель местного Троицкого храма и усердный почитатель св. мучеников Фотия и Аникиты, выстроил в честь их особый придел, и перенес туда древнюю святыню села, икону названных мучеников с мощами их.
В ограде церкви села Мостец против левого клироса церкви и близ алтаря, находится могила, покрытая большой чугунной плитой, на которой читается следующая надпись: «Здесь погребено тело гвардии подпорутчика, Сергея Алексеевича Безобразова, скончавшегося 13 декабря 1826-го года; жития его было 53 года». Это был брат Дмитрия Алексеевича Безобразова, помещик села Мостец и сельца Кижан (см. Жестокое обращение с крепостными в Ковровском уезде), состоящего в мостецком приходе; при нем в 1808 г. в селе выстроена каменная церковь.
О нескольких членах большой семьи Безобразовых начала ХIX века упоминает в своем «Капище сердца» Владимирский губернатор Иван Михайлович Долгоруков; он был женат во втором браке на Аграфене Алексеевне Пожарской, урожденной Безобразовой; в названном сочинении князь Долгорукой, кроме жены, называет братьев ее Григория и Димитрия Алексеевичей, сестру их Елизавету Алексеевну, в замужестве графиню Апраксину, мать их, а свою тещу, Марью Яковлевну Безобразову. О последней князь делает очень теплый отзыв, как о старушке чадолюбивой и благочестивой; говорит, что обстоятельства принудили ее проводить последнее время жизни в Туле и в тульской деревне, куда князь с женой почти ежегодно ездили на свидание с ней, и что она скончалась в возрасте около 80-ти лет, «оставя широкое племя: детей, внучат и правнучат, от корня сего происшедших, считалось до семидесяти человек, коими всеми она была оплакана, толико она была добра и всем в семействе своем любезна» (Капище моего сердца… стр. 28). Старушка Безобразова была матерью С.А. Безобразова, судя по изображению преп. Марии Египетской на упомянутой семейной иконе в церкви с. Мостец.
Кроме основных строений, в усадьбе появилось множество хозяйственных построек. Согласно «Описи имения движимого и недвижимого имущества статского советника и кавалера Безобразова» на территории находился господский дом, три флигеля (один каменный и два деревянных), конный и скотные дворы, птичная изба со двором, две жилые избы, амбар хлебный, каменная кузница, хлебный двор, сарай для обмолачивания хлеба, две оранжереи, две теплицы, две бани (старая и новая), ветряная мельница, два каменных погреба, пригонная изба, плодовый сад на 200 яблонь.
В оранжереях выращивались теплолюбивые растения персики и абрикосы, в регистре числилось 117 деревьев в кадках. В саду вдоль дорожек росли вишневые деревья, кусты смородины, крыжовника и малины по одной куртине, 18 гряд клубники. В теплицах выращивались разнообразные овощи. В имении была своя пекарня, было производство по изготовлению и обжигу кирпича.
В период владения усадьбой Безобразовым Патакино было в самом расцвете, но строительство еще не было закончено из-за отсутствия средств.
В 1834 г. в селе Потакино насчитывалось 404 крестьянина и 50 человек дворовых людей, состоявших при господской усадьбе. При усадьбе села Потакино значилось усадебной земли 18 десятин, пахотной 150 десятин, сенокосной 114 десятин, выгонной 16 десятин. За Клязьмой находился господский лес: строевого 189 десятин, полустроевого 185 десятин и дровяного 166 десятин. Находившиеся в пользовании крестьян земельные угодья были также значительны: пахотной — 381 десятина, сенокосной — 175 десятин и выгонной 37 десятин. Земля-серо-иловатая с песком, на ней вырашивали рожь, овес и гречу.
Один из последних представителей прославленного семейства – Сергей Дмитриевич Безобразов – родился и вырос в имении отца, в с. Патакино. В 16 лет он поступил на военную службу, всю свою жизнь честно и добросовестно служил России. С.Д. Безобразов являл собой пример отчаянной храбрости и неустрашимости, был награжден высшим знаком отличия – орденом святого Александра Невского.
Дмитрий Алексеевич Безобразов скончался 3 марта 1842 года. Погребен в Москве на кладбище Новодевичьего монастыря.
В августе 1844 г. владельцем усадьбы стал генерал-майор Николай Александрович Бутурлин (1811–1867), женатый на Е.С. Щербатовой.
В период владения Н.А. Бутурлина продолжилось расширение усадьбы: был построен новый господский дом. Закончилась отделка придела в честь Казанской иконы Божией Матери. Перестраивались и обновлялись многочисленные хозяйственные постройки.


Главный усадебный дом. Фото ок. 1928 г.

Главный усадебный дом. Фото ок. 1928 г.

Большое внимание Н.А. Бутурлин уделял разбивке парка. Как часто было принято в этот период, парк был смешанного типа: ландшафтно-регулярный. Аллеи лип окружали церковь, к воротам подходили аллеи из вязов и берез, а с видовых площадок открывался необыкновенный вид на пойму Клязьмы.
Вниз к реке спускалась каменная лестница из тесаных каменных плит. Радовал глаз хозяев и гостей искусственный пруд, дно которого было выложено камнем. Территория имения была обнесена кованной оградой в стиле модерн.
13 мая 1861 года из города Владимира пешим порядком выступили две пехотных роты из состава Владимирского гарнизонного батальона. Почти три сотни солдат с шинелями и ружьями с полной выкладкой вместе со своими офицерами маршировали не на парад и не учение, а как бы на войну — против врага не внешнего, а внутреннего. Владимирский губернатор действительный статский советник Егор Сергеевич Тиличеев направил их подавлять бунт крестьян села Патакино Владимирского уезда.
Незадолго до того, в феврале 1861-го, император Александр II отменил в России крепостного право, однако, даже получив свободу, крестьяне оставались обязанными по-прежнему работать на помещиков и платить оброк до того времени, пока не внесут выкупные платежи за землю. Этот переходный период затянулся на полтора–два десятилетия. Однако тогда, весной 61-го, опьяненные освобождением от многовекового рабства, крестьяне никак не могли взять в толк, что им по-прежнему и еще очень долго предстоит гнуть спину на того же барина, что и прежде. Именно поэтому начались массовые отказы крестьян выходить на барщину и платить оброк. Однако чаще всего подобные смуты заканчивались прибытием исправника (начальника уездной полиции) и губернских чиновников, после внушений которых мужики покорно выходили на работу на старых условиях. Но в Патакино, как говорится, коса нашла на камень. Не только крестьяне этого села, но и жители нескольких соседних деревень отказались подчиняться своему помещику.
Владельцем этого крупного имения был генерал-лейтенант Николай Александрович Бутурлин. В молодости учившийся в Московском университете, приятель Пушкина Бутурлин отличился, как храбрый офицер, в войнах против турок и поляков. В 40 лет он стал генералом и имел множество наград. Однако к началу 1860-х гг. Н.А. Бутурлин, разменявший седьмой десяток и лишь числившийся членом Военного Совета, фактически пребывая в почетной отставке, стал подобием гоголевского Плюшкина. Единственной страстью генерала, помимо гастрономических увлечений, стало накопительство. Он держал в черном теле не только своих слуг-дворовых, но и собственную семью. Сенатор А.А. Половцев, хорошо знавший Бутурлина, писал о генерале так: «отличительной чертой Бутурлина была скупость, доходившая до размеров героя Мольера. Копя деньги, он жертвовал всем, не исключая семейных отношений: жена его, превосходная женщина, три дочери состояли с ним в самых холодных отношениях, сын был в открытой ссоре за расточительность, началом которой было опять-таки отцовская скупость».
Не давая денег жене и детям, из своих крепостных этот Плюшкин выжимал все соки, вынуждая их работать на барина чуть ли не во все дни недели. Неудивительно, что, узнав об отмене царем крепостного права, бутурлинские мужики из Патакинской вотчины наотрез отказались горбатиться на алчного и жадного генерала. Мировой посредник майор Михаил Гаврилович Карякин, проживавший неподалеку в селе Михалково (близ деревни Нестерково и нынешней железнодорожной платформы «Карякинская»), 9 мая 1861 года (тогда это был не праздничный, а обычный будничный день) посетил Патакино и попытался образумить крестьян, объясняя им суть царской «воли». Однако патакинцы не вняли увещеваниям майора, после чего тот сообщил губернатору Е.С. Тиличееву о том, что ситуация в имении генерала Бутурлина тревожная. Сам генерал из Патакино уехал и предусмотрительно там не появлялся, сделав «крайним» своего управляющего. Крестьяне послали Бутурлину «слезницу», прося барина умерить свои аппетиты, но помещик никак не отреагировал.
Тогда патакинцы отправили ходоков во Владимир и принесли во Владимирское по крестьянским делам присутствие (его членами были губернатор и губернский прокурор) жалобу «на обременительность повинностей, отправляемых ими в пользу помещика». Но от этого толку вышло чуть: губернатор-генерал вступился за помещика-генерала.
После этого в Патакино приехали чиновники земского суда (проще говоря, уездной полиции), которые попытались «испытать еще раз меры убеждения», уговаривая крестьян выйти на работу на господские поля — посевная была как раз в разгаре. Однако патакинцы чиновникам не вняли и «упорно отказались от запашки».
Всего к тому времени в Патакино и окрестностях «бунтовали» 1305 человек только из числа мужского населения, не считая представительниц слабого полка. Таким образом, всего «бунтовщиков» было более двух с половиной тысяч. Полиция уведомила губернатора о том, что своими силами подавить выступление патакинских крестьян она не в состоянии, запросив помощи армии. Именно тогда владимирский губернатор и отдал приказ командиру владимирского гарнизонного батальона направить две стрелковые роты (из четырех, имевшихся в батальоне) в Патакино в качестве основой ударной силы против бунтовавших крестьян, причем вместе с войсками туда же направлялся и отряд владимирской полиции во главе с исправником Александром Павловичем Певницким. Вместе с ними туда же отправился и судебный следователь с наказом от губернатора: «если окажутся обстоятельства, представляющие законный повод к производству уголовного следствия, то обстоятельства эти следует передавать к судебному исследованию неупустительно и независимо от полицейских мер, имеющих целью водворение тишины и порядка».


Портрет Н.А. Бутурлина работы Георга Кордика, 1843 г.

О происшествии в Патакино владимирский губернатор доложил в Санкт-Петербург министру внутренних дел П.А. Валуеву. А тот, в свой черед, проинформировал самого царя.
Оставалось ждать результатов «патакинского похода» владимирского воинства и полиции. Донесение о «победе» правительственных войск не сохранилось. Однако известно, что до боевых действий в Патакино не дошло. Патакинские крестьяне не хотели работать на Бутурлина, но воевать с царскими солдатами и офицерами православным и патриархально настроенным мужикам не представлялось возможным. Поэтому демонстрации силы оказалось достаточно для того, чтобы мятеж прекратился. Зачинщиков наказали розгами. Помещику неофициально посоветовали не драть семь шкур с крестьян во избежание новых эксцессов. Поэтому размер крестьянских повинностей в Патакино убавили.
Генерал Бутурлин, видимо с перепугу, вскоре заболел водянкой, и никакие богатства не могли ему помочь. Он умер 14 июля 1867 года в Висбадене (Германия), куда отправился на лечение. Похоронен в селе Бородино Суздальского уезда Владимирской губернии. Тот же сенатор Половцев писал о похоронах этого Плюшкина: «При отпевании его тела присутствующих было немного, слезы я не видел ни одной, у всех была на лице полуулыбка с вопросом о количестве оставленных денег». И если бывших помещиков Безобразовых в Патакино помнят до сих пор, то о генерале Бутурлине никакой памяти в селе не осталось.
Затем усадьба перешла его дочери А.Н. Бутурлиной (1846–1906), бывшей замужем за полковником Б.С. Щербатовым.
При Щербатовых активно велись хозяйственные работы, строительство и переобустройство усадебного комплекса. В 1882 г. перестраивалась колокольня Троицкой церкви. В конце XIX в. была возведена водонапорная башня в форме усеченной пирамиды с неоклассическим ордерным декором в нижней части. В это время закладывалась березовая роща, которая находилась в удалении от усадьбы.
Последним владельцем имения был фабрикант Голубев. Он получил его в 1909 году в качестве приданого от своего тестя Треумова. Тот купил усадьбу за 40 тысяч рублей у князя Щербатова. Треумов был владельцем фабрики в городе Коврове.
Крестьяне жили в безысходной нужде. Земли было мало, да и она не отличалась плодородием. Чтобы прокормить свои семьи, многие мужики уезжали на отхожие промыслы в Москву, Коломну, Ростов и другие города, где работали в большинстве случаев на строительстве.
Голубев был человеком практичным. Он за гроши нанимал мужиков драть лыко с лип на другом берегу реки. Лыко возили в Судогду, где жил хозяин. Там у него находились две небольшие фабрики по выработке рогожи и всевозможных изделий из лыка. Здесь же Голубев имел два магазина, наживая огромные деньги.
Главное здание имения часто почти пустовало, хотя было прекрасно убрано, обставлено дорогой мебелью. Оживал дом лишь тогда, когда приезжал хозяин с многочисленными гостями и здесь начинались празднества, длившиеся неделями. Вино, музыка, песни лились рекой.
Здание нынешнего второго корпуса санатория тоже использовалось редко. При Голубеве здесь обычно жили горничная, кухарка, различная прислуга. Приезжая иногда в имение, Голубев также останавливался в этом доме, где для него всегда было готово несколько комнат.
Третий корпус санатория раньше был церковью.
После Октябрьской революции 1917 года бывшее барское имение в Патакине было национализировано и передано под контроль волостного комитета и комитета бедноты. Попытки организовать санаторий для взрослых делались в 1920-21 году, когда в имении «Патокино» был развернут санаторий для туберкулезных больных, однако без соответствующего центра для отбора больных, без опытного в деле борьбы с туберкулезом персонала (врачей), эта попытка была обречена на жестокую неудачу.
См. Санаторий имени Пятилетия Советской Медицины.


Флигель усадьбы претерпел сильные изменения: полностью утрачено северное крыло здания, на месте которого сделана современная каменная пристройка, по своим размерам во много раз превышающая сам памятник, утрачена входная группа и балкон (перила были выполнены в стиле декоративной ковки).

В 1995 году на основании решения Законодательного Собрания Владимирской области от 13.01.95 № 5 «О постановке на государственную охрану и снятии с охраны памятников истории и культуры Владимирской области» объекты усадьбы Безобразова, а именно: «Троицкая церковь», 1824 г., «Главный дом», 1-я пол. XIX в., «Флигель», 2-я пол. XIX в., и «Водонапорная башня», 1-я пол. XIX в., были включены в список объектов культурного наследия регионального значения.
Областной легочно-туберкулезный санаторий областного отдела здравоохранения в селе Патакино Камешковского района был преобразован в туберкулезную больницу. Патакинская Туберкулезная Больница действует с 27 мая 1997 г.
Для размещения противотуберкулезного диспансера на территории бывшей усадьбы Безобразова был построен новый корпус, который и сейчас функционирует в Патакино. А прежние, старые постройки пришли в запустение. Троицкая церковь оказалась бесхозным, опасным в санитарном отношении (микробактерии туберкулеза) строением без окон и дверей, с множеством повреждений конструкций. Она утратила колокольню, но не утратила открывающегося из ее окон удивительно красивого вида на бескрайние просторы. В соответствии с распоряжением департамента имущественных и земельных отношений администрации Владимирской области № 2639 от 02.08.2007 Троицкая церковь в с. Патакино передана в безвозмездное пользование Владимирской епархии Русской православной церкви (Московского Патриархата).


Главный дом усадьбы Безобразова. 1990-е годы.

Господский дом. 2004 г. Фото из архива Л.Г. Гужовой

В 1990-е гг. главный усадебный дом, официально признанный памятником культурного наследия регионального значения, забросили, а летом 2008-го г. сравняли с землей, не оставив камня на камне.
Опубликовавший в марте 2011-го г. статью об усадьбе в Патакино во «Владимирских ведомостях» начальник госинспекции по охране объектов культурного наследия обладминистрации Виктор Нефедов ничего внятного о том, кто принимал решение о варварском сносе памятника, не сообщает, ограничиваясь фразой, что дом «в 2006 г. снесен до основания как рассадник инфекции».


Служебное строение

Продуктовый ларек на территории туберкулезной больницы в Патакино

Детская площадка в с. Патакино

Река Клязьма в селе Патакино, справа «Патакинская роща»

Ботанический памятник природы регионального значения «Патакинская роща»


Ботанический памятник природы регионального значения «Патакинская роща»

Памятник природы образован Решением исполнительного комитета Владимирского областного Совета народных депутатов от 01.12.1980 г. №1181/23
Площадь памятника природы – 36 га;
Площадь буферной зоны – 19 га.

Далее »»» Патакинская Туберкулезная Больница
Село Патакино
Троицкая церковь
Категория: Камешково | Добавил: Николай (01.05.2024)
Просмотров: 32 | Теги: усадьба | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru