Главная
Регистрация
Вход
Пятница
12.07.2024
19:42
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1594]
Суздаль [471]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [118]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [225]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [167]
Учебные заведения [175]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2398]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [277]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [152]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Дубов Алексей Степанович

Дубов Алексей Степанович

Дубов Алексей Степанович выпускник 1932 г. профессионального училища №2, гор. Коврова. По специальности токарь. В 1932 году работал на экскаваторном заводе в качестве старшего распреда. В 1934 году по комсомольской путевке направлен в Краснознаменное военное авиационное техническое училище. В 1937 г. Получил военное звание – воентехник 2-го ранга и стал кадровым офицером. Война застала в городе Шепетовка в должности инженера 91-го истребительного полка. Стал инженером авиационной дивизии.

Шла финская война.
Я проходил службу в 116-м артиллерийском авиационном отряде г. Житомира Киевского особого военного округа. Киев готовил воинские подразделения на финскую войну. Один из авиационных полков был уже отправлен, готовился второй. Для укомплектования этого полка я в ноябре 1939 года был назначен младшим техником по приборам 3-го легкоштурмового авиационного полка (г. Киев, аэродром Жуляны), в шестую эскадрилью. В этой же эскадрилье проходил службу Константин Коккинаки.
Я выехал в Киев с семьей, сыну было два месяца, стояли сильные морозы.
На вооружении полка находились самолеты И-15, И-15 бис, И-16, 3С.
Шло быстрое укомплектование личным составом и материальной частью самолетов.
Но война с белофиннами вскоре закончилась и подготовка полка была отменена.


А.С. Дубов – воентехник I ранга, декабрь 1940 г.

В апреле 1940 года я был направлен техником по приборам 91-го истребительного авиационного полка 17-й авиационной дивизии г. Шепетовки (м. Судилков в 12 км. от Шепетовки).
Шло укомплектование полка личным составом. Большинство личного состава уже было, не было командира полка.
И вот вскоре прибыл командиром полка подполковник Александр Кузьмич Петровец. Он был репрессирован и находился в заключении. Его реабилитировали и направили командиром полка.
На вооружении полка находились самолеты И-153 («Чайка»). Это был единственный в СССР серийный биплан с убирающимися шасси. Максимальная скорость - 443 км/час.
Самолеты предназначались для войны с финнами, они были окрашены в белый цвет, но в связи с окончанием конфликта с финнами были направлены для комплектования новой части.
В декабре 1940 года приказом командующего Киевским особым военным округом мне было присвоено воинское звание воентехника 1-го ранга и я был назначен инженером по спецоборудованию 91-го иап 17-й АД КОВО. Командир дивизии - генерал Гусев, главный инженер - Хохлов. Врачом полка был назначен Новицкий. Начальником штаба полка был назначен Николай Александрович Степанов, который трагически погиб в марте 1986 года в г. Кореиз (Крым).
В мае 1941 года полк выехал в летние лагеря (д. Тирановка у м. Полиннье, в то время Хмельницкой обл.).
Здесь в июне был принят в члены Коммунистической партии.
Ранним утром 22 июня 1941 года (это было в 4 часа) вражеская авиация, начала бомбить железнодорожный узел Шепетовку и наш аэродром. Над Шепетовкой повисли густые клубы черного дыма, горизонт окрасился заревом пожаров.
В первую половину дня 22 июня было трудно установить, что происходит. И только после сообщения правительства в 12 часов дня, с которым выступил В.М. Молотов, все стало ясно.
Подлый враг, внезапно напавший на нашу Родину, стремился повергнуть в прах то, что в невероятных трудностях долгие годы создавалось руками советских людей.
Командир полка подполковник Петровец построил весь личный состав полка, объявил о нападении фашистской Германии на Советский Союз и поставил задачу перед личным составом полка.
Каждый из нас чувствовал необыкновенный прилив энергии, готов был отдать все свои силы и знания, чтобы как можно лучше выполнить боевую задачу.
В эти дни семья была эвакуирована к своим родителям в д. Колесниково Вязниковского района Владимирской области.
Пошли жаркие боевые будни.
Служба спецоборудования, которую я возглавлял, должна была подготовить к боевому вылету: приборное оборудование, электрооборудование, высотное и фотооборудование.
В это трудное время большую трудность представляла зарядка самолетных аккумуляторов. В то время на «Чайках» не было радиостанций, и было получено задание на машинах командира полка, его заместителей и командиров эскадрилий устанавливать приемо-передающую радиостанцию, а на остальных самолетах только приемники. Это было сопряжено с очень большими трудностями, так как этим приходилось заниматься только в темное время, с наступлением рассвета самолеты должны быть на боевом задании.
Один за другим уходили на задание верткие самолеты «Чайка». Возвращались на аэродром на заправку горючим и боезапасом и снова шли в бой.
Многие машины в неравных воздушных сражениях с численно превосходящими силами противника получали повреждения. Лишь только их колеса касались земли, к израненным истребителям спешили техники и механики. Проходило немного времени, и машины вновь уходили на задание.
Много приходилось «лечить» самолеты по спецоборудованию. Целыми сутками, порой не смыкая глаз, приходилось иногда приводить в порядок спецоборудование самолетов: здесь отказал генератор, тут пробиты пулями трубки манометров, термометров, отказала радиостанция, не работает освещение. Надо исправить его, иначе не сработают замки и не сбросятся бомбы, и не будут работать пулеметы. Все это надо устранить своевременно, чтобы не сорвать боевого вылета.
Особую трудность представляла замена генератора на двигателях с водяным охлаждением. Генератор на них ставился в развале двигателя.
При сильных морозах приходилось у перчаток отрезать кончики пальцев, мочить пальцы и примораживать чапку к пальцу, чтобы закрепить генератор, иначе никак больше достать невозможно. Вместе с чапкой поворачивалась и кожа на пальце, окровавливая его.
Благодаря отличной работе технической службы летчики полка доставляли фашистам немало неприятностей. Они с первых дней войны открыли счет сбитых самолетов противника, перебили сотни гитлеровцев, уничтожили боевую технику противника на земле.
Тяжело приходилось. Не возвращались иногда наши соколы на свой аэродром.
Задание на вылет давал по телефону открытым текстом представитель ВВВ Юго-Западного фронта генерал-майор авиации Мальчиков: «Прикрыть работу бомбардировщиков ТБ-3 между Овручем и Коростенем», и далее шло время в часах и минутах.
Начальник штаба 91-го иап Степанов возразил генералу Мальчикову, что эту задачу полк не может выполнить, так как не позволяет радиус действия самолета И-153.
Однако приказ был выслать пять самолетов И-153.
Командиром группы вылетел капитан А.Д. Михайлов, его заместитель по политчасти капитан Борисов и три рядовых летчика, среди них Павел Семенов, Сафронов.
В первые дни войны они не вернулись с боевого задания.
Выполнил это задание только один летчик - Павел Семенов, но до аэродрома Бородянка (шоссе между Киевом и Житомиром, почти посередине) не дотянул - не хватило горючего и сел с убранными шасси в 10-15 км западнее Бородянки, на нескошенном поле, и скапотировал, т. е. перевернулся на спину.
Капитан Борисов выпрыгнул на парашюте, успел пробраться на свою родину в Белоруссию, пробыл в партизанах до возвращения наших войск.
«В сентябре 1941 года нам удалось установить (спецкор. «Известий» Злюков Борис Борисович): капитан Михайлов А.Д. появился в оккупированном Киеве. Возникает такая версия, что он был подбит немцами, опустился на парашюте на оккупированной территории, попал в плен, а затем бежал в Киев».
Немцы знали расположение нашего аэродрома и ночью наносили бомбовые удары. Днем же истребители противника Me-109 часто производили штурмовку нашего аэродрома.
Обстановка складывалась так, что помимо боевых действий приходилось отходить и прикрывать свои войска под Киевом, Белой Церковью и другими важными пунктами. И со всеми этими заданиями полк справлялся успешно.
Приходилось не только готовить и чинить самолеты, но и оборудовать их дополнительным вооружением.
В связи с тем, что вооружение И-153 состояло из 4-х пулеметов 7,62 мм., решили установить под каждую плоскость по два бомбодержателя для PC (реактивных снарядов). Мощность огня стала более эффективной. Эта работа требовала большого труда и времени.
В этом отличилась служба электриков под руководством Дмитрия Сысоева.
Вскоре пришло подкрепление - новые самолеты ЛАГГ-3. В это время штатное расписание полка было изменено. Для лучшей, оперативной работы полк формировался в составе 20 самолетов.
Одна половина полка старого состава из района Хорол была отправлена в г. Таганрог на авиационный завод для получения самолетов ЛАГГ-3, а другая осталась продолжать работу имеющимися самолетами.
Группу для получения новых самолетов возглавил подполковник А.К. Петровец. Я был включен в эту группу. Получив самолеты, наш полк перебазировался под Красный Лиман, потом был перебазирован под Харьков, на аэродром Чугуев.
В декабре 1941 года получил высокое звание военинженера 3-го ранга и был назначен старшим инженером по спецоборудованию 16-й САД (смешанной авиационной дивизии) Юго-Западного фронта (м. Л. Россошь); командир дивизии - полковник Янсон.
На вооружении дивизии находились самолеты И-16, ЛАГГ-3, СУ-2. В состав 16-й смешанной авиационной дивизии входил 135-й авиационный полк на самолетах СУ-2.
В составе полка проходила службу Екатерина Зеленко. Она погибла осенью 1941 года в районе Сум, протаранив вражеский самолет. Это был единственный в истории авиации таран, совершенный женщиной-летчицей.
В начале 1942 года в результате изменения структуры строения соединений временно назначался инженером по спецоборудованию 21-й воздушной армии г. Короча (командир генерал Зайцев) и 28 ВА г. Старобельска (командир полковник Сиднев).
В апреле 1942 года на должность инженера 28-й воздушной армии по спецоборудованию отдел кадров ВВС назначил Г. Вартанова, моего друга по военному училищу, а я был откомандирован в г. Москву, в отдел кадров.
В этом же месяце получил назначение на должность заместителя старшего инженера 126-й истребительной авиационной дивизии по спецслужбам.
В начале соединение формировалось в составе Карельского фронта г. Кемь, м. Подужемье, затем ст. Обозерская, в дальнейшем один из полков дислоцирован в Холмогоры.
Получив самолеты иностранных марок по ленд-лизу, пришлось их изучать и приспосабливать к нашим условиям.
В связи с тем, что система противовоздушной обороны приобрела зональный характер, нам было определено охранять участок Кировской железной дороги Мурманск - Обозерская.
В дальнейшем 126-я иАД была передислоцирована в г. Астрахань. Здесь командиром дивизии был назначен полковник И.Г. Девятченко, участник событий в Испании. Позднее передислоцированы в г. Грозный, столицу Чечено-Ингушской АССР. Задача состояла в том, чтобы преградить путь самолетам противника к грозненской и бакинской нефти. С этим заданием соединение справилось успешно.
В это время было получено задание подготовить один из авиаполков и передать его в состав Степного фронта под Воронеж, командующему И.С. Коневу.
Как только натиск нашей армии усилился, полки, а потом отдельно и эскадрильями были рассредоточены по аэродромам от Грозного до Ростова: Минеральные воды, Армавир, Тихорецк, Краснодар.
В это время на вооружении частей дивизии находились самолеты: Як-1, ЛА-5, несколько самолетов МИГ-3, Киттихаук, Аэрокобра, Харрикейн.
В октябре 1942 года был переаттестован и получил звание инженер-капитана, а в марте 1943 года одел погоны.
После того, как были разгромлены окруженные фашистские армии под Сталинградом, продвижение наших частей ускорилось.
126-я иАД перебазировалась в г. Днепропетровск, где ставилась задача прикрыть важные оборонные объекты.
Полки были рассредоточены на аэродромах Мокрая под Запорожьем и Кайдаки под Днепропетровском.
В это время жена и сын переехали к моему месту службы в г. Днепропетровск.
Находясь под Запорожьем на аэродроме около станции Мокрая, над нами появился немецкий разведчик. Был дан сигнал зеленой ракетой на взлет и перехват противника летчику командиру эскадрильи 758-го истребительного авиационного полка капитану Кралинину.
С земли отчетливо было видно, как краснозвездный истребитель летчика Кралинина с набором высоты настигает уходящего «Ю-88» - фашистского разведчика. Небо прочерчивают строчки пулеметных очередей, одна, другая, но фашистский ас прекрасно пилотирует. Мимо, опять мимо. Тысячи глаз защитников Днепрогэса с надеждой и напряженным вниманием смотрят в небо.
«Я, Сокол-3, боезапас израсходован, иду на таран».
«С богом, сынок», - отвечает «Земля» - начальник штаба 758-го истребительного авиационного полка подполковник Марков.
И вот радужный диск винта врезается в хвост фашистского самолета, и тот в беспорядочном падении устремляется к земле.
Приземляется и краснозвездная машина. Все три лопасти винта самолета Киттихаук были погнуты. Пришлось винт снимать, править лопасти, частично срезать, отбалансировать его и после проверки общего состояния двигателя самолета установить вновь.
Все это сделали авиационные техники, «технари», как любовно называли их летчики. Сколько самолетов «подняли они на ноги» своими мозолистыми, обмороженными, избитыми, почерневшими руками.
Выполнив свою задачу, соединение было перебазировано в Крым, для прикрытия работы Ялтинской конференции трех держав.
Базировались на мысе Херсонес под Севастополем и на аэродроме Кача, 20 км. севернее Севастополя.
Командующим ВВС группой ПВО южного направления был генерал В.И. Андриашенко.
Все полки работали на самолетах ЛА-5 и Як-9 различных модификаций.
После выполнения этого задания соединение в полном составе было перебазировано под Будапешт - столицу Венгрии. Здесь под Будапештом в м. Уйпешт в состав 126-й иАД был передан 586-й истребительный авиационный женский полк на самолетах Як-9.
Командиром полка была Тамара Александровна Казаринова. В полк она пришла уже опытным военным командиром-летчиком. Здоровье Казариновой было неважное, она перестала летать. Ее отозвали в Москву.
Командиром полка был назначен майор Гриднев, позднее подполковник.
С боями продвигались на Запад, через Братиславу на Вену - столицу Австрии.
Штаб дивизии разместился в гестаповском училище, почти в центре города, подвал которого был завален книгами Гитлера «Майн кампф».
Здесь встретил День Победы.
822-й иАп на самолетах ЛА-5 был рассредоточен в м. Брук в 35 км. от Вены. Причем автострада от Вены до м. Брук построена очень хорошо, по обеим сторонам трассы посажены фруктовые деревья. Дорогу строили русские пленные.
Два других полка 833 и 586 иАп были рассредоточены на аэродроме Фишамендорф под Веной.
Нашему соединению пришлось принимать участие в операциях по ликвидации гитлеровских войск северо-восточнее Вены - в районе г. Асперн.
Здесь сосредоточились остатки разгромленных гитлеровских армий «Мертвая голова», «Великая Германия», власовцы.
За несколько дней до дня Победы получил очередное воинское звание - майор технической службы.
В соответствии с договоренностью на Ялтинской конференции мы оставили аэродром Фишамендорф французам, а сами перебазировались на аэродром Гимберг. Сюда мы перебазировали два полка, 833 иАп и 586 истребительный авиационный женский полк.
Закончилась война, соединение перестраивалось на мирную учебу.
В начале соединение было перебазировано в Румынию - г. Плоешти.
Сюда из Днепропетровска переехала семья, к моему месту службы.
Здесь был расформирован 586-й иАп. Личный состав частично отправлен в другие части, все женщины были уволены в запас, а все материалы, в том числе знамя полка, были отправлены в Москву. Самолеты переданы другим частям, а личный состав 822, 833 полков и управления 126-й иАД в марте 1946 года на пароходе «Мичурин» были передислоцированы на Родину в г. Батуми. Погрузку производили в порту Констанца.
Полки 126 иАД начали переучиваться на реактивную технику. Я был командирован на авиационный завод в г. Тбилиси, где производили сборку самолетов МИГ-17.
В сентябре 1950 года был направлен на переподготовку - так я стал слушателем курсов усовершенствования инженеров по спецоборудованию при Ленинградской Краснознаменной военно-воздушной академии им. Можайского, после окончания которых вновь вернулся в свою часть в г. Батуми.
В октябре 1951 года был направлен в Группу советских войск в Германии, на должность инженера по спецслужбам 200-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии.
Находясь в отпуске в 1952 году, перевез семью из г. Батуми в г. Вязники.
В сентябре 1952 года присвоено воинское звание подполковника технической службы.
Во время очередного отпуска в июне 1954 года перевез семью из г. Вязники к месту своей службы в ГДР.
В связи с сокращением Вооруженных Сил в августе 1956 года был уволен в запас с правом ношения военной формы одежды.
За участие в Великой Отечественной войне и годы службы в армии был награжден: орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «XXX лет Советской Армии».
В связи с расформированием дивизии было принято решение: два полка самолетов Ил-10 перебазировать в Советский Союз на аэродром Гурьевск Калининградской области. Третий полк на самолетах МИГ-15 и личный состав его расформировать по другим частям, дислоцированным в ГДР.
Железнодорожный эшелон был сформирован на ст. Бранденбург и отправлен после летного эшелона. Я был назначен начальником эшелона. В эшелоне находился личный состав дивизии и их семьи.
По прибытии в Гурьевск все самолеты Ил-10 были разукомплектованы и разрезаны в металлолом.
Личный состав дивизии ожидал получения приказов из Москвы на увольнение. После получения приказа об увольнении я выехал с семьей в Ковров.
В январе 1957 г. вновь вернулся на экскаваторный завод, работал заведующим заводского музея.


Алексей Степанович Дубов

Алексей Степанович Дубов — многие годы бессменный председатель организации общества «Знание» на Ковровском экскаваторном заводе, член правления городской организации, лектор, директор заводского музея.

Источник:
Н. Фролов. Потомству в пример. Из истории боевой славы Ковровского края. Воспоминания работников Ковровского экскаваторного завода – участников Великой Отечественной войны и трудового фронта. Ковров. 1995.
Ковровский экскаваторный завод в годы Великой Отечественной войны

Категория: Ковров | Добавил: Николай (09.04.2020)
Просмотров: 592 | Теги: вов, Ковров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru