Главная
Регистрация
Вход
Среда
24.07.2024
19:02
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1594]
Суздаль [473]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [118]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [235]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [168]
Учебные заведения [175]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2400]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [277]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [158]
Боголюбово [20]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Село Лунёво

Село Лунёво

Село Лунёво до 1993 года входило в состав Суздальского района. 8 декабря 1993 года населенные пункты Лунёво, Сельцо и Ширманиха включены в состав г. Владимира. В тот день было принято постановление главы администрации Владимирской области № 274 от 8.12.1993 г., согласно которому эти селения стали микрорайонами Октябрьского района города.

Селище (11-13 вв.) расположено в 1 км. к западу от села Лунёво на правом берегу р. Клязьма, ок. 3 км. от русла. На пашне найдены обломки гончарных древнерусских сосудов с линейным и волнистым орнаментом. [2] См. Меряно-славянские поселения вдоль рр. Клязьма и Рпень.

По писцовым книгам кн. Григория Шехонского 1647 г. «деревня Коровья Лука, Лунёво тож, на рч. на Лунёвке значится в вотчине Боголюбова монастыря; тогда в ней было 39 крестьян, бобылей 16, пашни паханые худые земли 73 четверти в поле с осминою, а в дву потомуж» (Доброхотов, древний Боголюбов, стр. 133).
«…деревня Коровья Лука, Лунёво тож». Двойное наименование деревни означало, что в XVII веке деревня Коровья Лука получила другое название - Лунёво, но прежнее название ещё не вышло из употребления.
«Лука - большая, длинная излучина реки, дуга, пойменный луг внутри этой излучины» (в данном случае приводится лишь та часть толкования этого географического термина, которая характеризует луку у бывшей деревни Коровья Лука). Коровья Лука - это изгиб Клязьмы напротив деревни. В настоящее время от луки остались две старицы Клязьмы - озеро Караш (подходит вплотную к Лунёво) и дуга Лунёвской (Селецкой) заводи, протянувшейся более чем на 1,8 километров. Пойменный луг между Клязьмой и Лунёво (впоследствии между Лунёвской заводью и Лунёво) долгое время назывался Коровьей лукой.
Представить, что деревню, названную по клязьминской луке, решили переименовать, назвав по небольшой речушке (если предположить, что она уже называлась Лунёвкой), просто невозможно. Другой вариант, деревню назвали по фамилии (или прозвищу) некоего Луня, Лунёва, Лунёва, имевшего в то время какое-то отношение к деревне. Переименование по такой причине было очень распространённым. Именно в середине XVII века такая фамилия очень часто упоминается в письменных источниках.
В источниках XIX века упоминается и другое название: «деревня Лунёво на речке Сорокинке», а на картах - «река Сорока».

Казенная деревня Лунёво: «число душ по 8 ревизии (1834): мужеского пола - 273, женского пола - 266; число душ по 9 ревизии (1850): мужеского пола - 299, женского пола - 332; действительное население: мужеского пола - 298, женского пола – 336. Господствующие виды производительности: сверх хлебопашества, занимаются каменной и кровельной работами; кузница.
4 июля 1845 г. в казенной деревне Лунёве сгорело 9 крестьянских домов на 1325 руб. серебр.
По сведениям 1859 года деревня Лунёво значилась казенной, расположена по правую сторону Московско-Нижегородского шоссе за рекой Клязьмой в 13-ти верстах от Владимира.
В 1859 году число дворов - 108; число душ мужского пола - 307; женского пола - 365.
В 1896 году закрыта круподерка Спиридона Емельянова в деревне Лунёво, Боголюбовской волости.
Лица, избранные волостными сходами на должность заведующего военно-конским участком Боголюбовской волости на трехлетие с 1897 года и кандидата к нему: Григорий Спиридонович Дмитриев, крестьянин деревни Лунёво; кандидат к нему - Иван Егорович Бабашев, крестьянин села Добрынское.

Вплоть до 1917 года село относилось к Боголюбскому монастырю, числилось подворьем монастыря.
После революции в селе организован колхоз.
«Вот так председатель! (с. Лунёво, Боголюбовской вол., Влад. уезда).
Наш бывший председатель сельсовета Зиновьев мало что сделал хорошего для общества, а уж напроказил так порядком. На перевыборах граждане недоумевают, куда у них девался общественный бык. Оказалось, что бык председателем продан на какую то «курсовую разницу». Без всякого ведома общества наш председатель продал и инвентарь молочной артели. Много и еще злоупотреблений установила ревизионная комиссия. Так, у него в книге записаны «непредвиденные расходы».
Весь материал этот еще 12 ноября был отправлен в УИК, но результатов пока никаких. А пора бы!» («Призыв», 6 января 1924).
«Центральный рабочий кооператив при фабрике «Оргтруд» (Лемешки) открыл в селе Лунёве, Боголюбовской волости, отделение.
Товарами первый необходимости лавка снабжена в достаточном количестве. Многие крестьяне внесли в кооперацию членские взносы и теперь вполне довольны открытием отделения.
Одно только непонятно для лиц, не вступивших еще членами в кооператив. Почему приказчиком Туминым взимаются с них за товар иногда излишние проценты против твердых цен, выставленных в лавке? Если это является мерой побуждения к вступлению в членство, тогда переборы должны бы подлежать учету. А то неизвестно, как отчитывается приказчик Тумин перед своим правлением в этих переборах.
Товар, отпускаемый членам и не членам, нигде не записывается, и узнать, на какую сумму отпущен тем и другим покупателям — нельзя.
Крестьяне не возражали бы против начисления излишних процентов и покупаемый товар, если бы эти начисления шли хотя бы на пополнение членского взноса, т. к. таким образом все домохозяева могли бы в конце-концов стать активными членами кооперации. А то перебор взимается, а за что и куда идет,— никто не знает.
Члены кооперации не пользуются также и скидкой против твердых цен.
Да и вообще никакого участия в разрешении дел своего крестьянского отделения члены кооперации не принимают, как бы считая себя не в праве вмешиваться в распорядок, установленный приказчиком Туминым» («Призыв», 27 февраля 1925).
«На-днях, ночью, гр-нка села Лунёва, Мария Усатина отправилась со своим сожителем Григорием Зайцевым на фабрику «Оргтруд», расположенную в трех верстах от их села. По дороге Зайцев, зная что Усатина беременна от него вторым ребенком, предложил ей сделать аборт. Когда же Усатина отказалась, Зайцев набросился на нее и стал бить ногами в живот.
Бросив лишившуюся чувств Усатину в ближайший овраг, Зайцев отправился домой.
Найденная прохожими и перенесенная на фабрику, Усатина, разрешившись мертвым ребенком, скончалась. Убийца задержан» («Призыв», 25 февраля 1926).
«Вернувшись с военной службы, крестьянин с. Лунёва, Боголюбовской волости, Владим. уезда, Григорий Зайцев решил жениться. С этой целью он стал ухаживать за своей односельчанкой, работницей с фабрики «Оргтруд», Марией Саутиной и через несколько времени вступил с ней в половую связь. Спустя несколько дней после этого, Зайцев познакомился с другой девушкой, тоже работницей этой же фабрики и на ней женился.
Между тем Мария Саутина, забеременев от Зайцева, родила уже после его женитьбы ребенка. Суд, куда она подала заявление об алиментах, приговорил уплачивать Саутиной на воспитание ребенка по 5 руб. в месяц.
Встретившись на суде с Саутиной, Григорий Зайцев снова увлекся ею и вновь вступил с ней в связь, не оставляя впрочем и жены. Эту связь он скрывал от всех и о ней знали только родные Саутиной.
Однажды, на свидании, девушка сказала Зайцеву:
— Я опять беременна, Гриша!
Это сообщение заставило его серьезно задуматься.
Дома — молодая жена, которую он не перестает любить, а на стороне — женщина, беззаветно его любящая, с которой он думал только поиграть в любовь.
Опять алименты! Открытое признание связи! Всему виной ребенок. Его надо удалять.
И Григорий начал уговаривать Марию:
— Сделай аборт! Прекрати как-нибудь беременность!
— Нет! — отвечала Саутина,- никаких мер к прекращению беременности я принимать не буду!
— Посмотрим! — загадочно оказал Зайцев.
Наступил 7-й месяц беременности Саутиной и Зайцев решает тем или иным способом сделать ей выкидыш.
10 февраля 26 г. Саутина, со своей сестрой Ксенией, отправились в село Лунёво, к родителям.
— Гриша обещал меня встретить, — сказала она по дороге своей сестре, — только за последнее время не нравится он мне что-то, боюсь я его!
Но Зайцев ее не встретил, а когда Мария вошла в дом родных, вызвал ее на улицу и они пошли за деревню.
Пройдя с версту от села, Зайцев бросил Саутину на снег, навалился на нее, стал бить в живот, а затем каким-то металлическим инструментом начал делать ей аборт, беспощадно разрывая половые органы. Едва дотащилась Саутина до избы. Увидев идущих в поле женщин, Зайцев убежал, оставив несчастную, истекающую кровью, женщину лежать в снегу.
С трудом добралась Саутина до дома и упала на постель.
— Что с тобой? — испуганно спросили ее родители.
— Меня взбил Гриша! — ответила она.
Позвали предсельсовета Макарова, который и распорядился немедленно отправить Саутину в больницу фабрики «Оргтруд», а сам пошел к Зайцеву.
Зайцева он застал в его избе, играющим в карты и, отозвав его в сторону, спросил:
— Мария Саутина пришла избитая и говорит, что ты ее избил. Правда это?
— Ничего подобного! — ответил тот спокойно. — Я только что вернулся от отца с молоком. Все время был в селе и ничего не знаю.
Между тем, Марию Саутину отвезли в больницу, где она, через несколько часов, умерла от потери крови после случившегося у ней выкидыша. Медицинским осмотром установлено прободение матки и отрыв плода от дна матки, что по мнению экспертизы могло произойти только посредством какого-либо металлического инструмента.
Привлеченный к суду за нанесение тяжелого телесного повреждения со смертельным исходом Зайцев не признал себя виновным.
— Я с Марией Саутиной после женитьбы прекратил половую связь. В день совершения преступления, я все время был на людях: то у отца, то у Гришанина, то на свадьбе и вернулся домой только в 9 часов вечера вместе с Гришаниным и другими товарищами.
Однако, свидетельские показания опровергают все измышления Зайцева и губсуд, признав его виновным, приговаривает его к 8 годам лишения свободы со строгой изоляцией и с поражением прав» («Призыв», 26 июня 1926).
«В с. Лунёво, Боголюбовской волости, сельская избирательная комиссия включила в списки лиц лишенных избирательного права Михайлова М.Н., имеющего маслобойку, арендатора общественных быков и торговца. Михаилов решил просить у общества «защиты» и это ему удалось. Собрание дало одобрение ему, как трудовику, хотя на этом собрании из 814 жителей участвовало не более 35 человек.
Волком посылает сейчас в Лунёво одного партийца для разъяснения гражданам о их неправильном постановлении. Михаилов не имеет права избирать и быть избранным» («Призыв», 27 января 1927).
«Село на взгорье. От фабрики до села рукой подать. Толкуют две, а по моему и того нет. Пройдете луг под большим снежным покровом и село. Большак до села взбитый: рытвины, да ухабы. И немудрено: с утра и до позднего вечера скрипят по большаку сотни подвод. С торфоразработки везут торф, из деревни Соколово — кирпич, из леса - дрова. На встречу мне без конца тянулись понурые крестьянские лошаденки, разбрасывали снег копытами, трясли головами, фыркали. Воза колыхались, глубоко бороздили снег. За возами в овчинных тулупах посвистывали мужики. Торчат из под воротников клочья рыжих бород, нахмурились брови, серые глаза упористым взглядом колют дорогу.
Покрикивают мужички, как будто медведи ворчат:
— Но, Но-о-о...
От крика лошади дергают пошевни и быстрей вскидывают ногами.
В стороне от возов, закутавшись в шали, в одиночку и по две трусили на фабрику, на смену крестьянки-ткачихи.
И... милой, не ездий, не то замерзнешь. Не казнитесь Вон, намедни, у нас на лыжах замерз паренек. И какой пеший выдумал эти лыжи — прости ты меня, господи,— такими словами встретила меня пожилая крестьянка. И бабы долго провожали меня голосами, пока я не скрылся за кустами.
За кустарником большак шел на подъем.
От кустарника вился старый плетень. Вправо от плетня кудрявился красный лес, а слева - змеил поселок, по которому к селу из-за Клязьмы из «монастырского» леса нога за ногу плелись подводы с дровишками.
Плетень вывел меня к сбившимся в кучу хилым баням. За банями длинными лентами потянулись по буеракам Лунёвские улицы.
Я въезжал в село.
Недавно пустырь—плешина заросла двумя десятками хатами-скороспелками. Избы под железом, больше крашеные, с резными наличниками, выглядят приятно.
У изб — палисаднички. Царапают березы ветками по крышам. Покуривают избушки носогрейками труб и глядят оконными глазками на снежную равнину.
На плешине-пустыре затерялся и Лунёвский нардом. Когда-то общественная магазея - ее отдали молодежи и молодёжь магазею переделила на театр. Магазея недавно сгорела и на 900 рублей выданных губстрахом Лунёвцы сколотили новый театр. На крыше, на ветре, треплется кусок выцветшей материи.
В нескольких шагах от театра — школа. Крашеное одноэтажное здание.
От школы начинается старое Лунёво. Двухэтажная каменная стройка чередуется с деревянной. Рядом кладовка под большими замками. Старое село густо заросло кустарником и изрезано оврагами. В оврагах крикливо дерутся сороки. Из подворотен тявкуют кудлатые жучки, хлопают калитки, пахнет навозом, идут с коромыслами в дубленых полушубках бабы. Воробьиной стайкой кричат ребятишки, скатываясь с пригорка на салазках. Где-то приглушенно мычит корова. Откуда то визгливый бабий крик тянется:
— Ванько-о. Будя на салазках-то кататься, подь в избу.
На околице, девки галками сидят на бревнах. Обнялись и бросают песенной грустью в поле частушку:
— На березе сидит галка, черная, печальная.
Приготовьте мне, мамаша, платьице венчальное.
В Лунёве есть и культурный уголок — изба-читальня. Находится она на краю села и обнаружить ее можно случайно по флагу, так-как вывески нет. Открывается читальня с 6-ти часов.
— Клочки другой жизни изредка видны на селе. То пионеры, или комсомольцы с песней промаршируют «наводя на грех стариков». То спектакли, то танцы устроят в нардоме.
Вечерело, когда я оставлял село. Полыхало небо зарей. От зари порозовел снег. Мороз когтями царапал лицо. Чиркают по насту лыжи. Свистит ветер возле ушей. Где-то сбоку свистит синица. Чуть доносит из села петушиные крики, собачий лай. В белесоватом морозном тумане из глаз терялись контуры белых шапок-хат. Отчетливо каруселила крыльми ветрянка, да маячил одинокий шпиль церкви. А навстречу мне на село, на отдых, вскач бежали налегке лошадки, белой пылью летит из под копыт снег, а из кибиток по ветру по белой равнине стлалась крестьянская песнь:
— В саду ягодка малинка.
Принакрытая росла.
Ночь. Зеленым блюдом опрокинулось небо, рассыпались по нему крупные звезды, мигали. В поле тишина жуткая, напряженной струной натянулась. Четко вырисовываются отдельные кустики. Впереди мигали сотни фабричных огней. Я въезжал в поселок, наполненный фабричным гулом и гомоном людей. Павел Лемешенский» («Призыв», 8 апреля 1927).
«При Лунёвском сельсовете имеется красный уголок, а в нем — ничего не имеется. Правда, есть радиоустановка, но она молчит. Есть плакаты, но они о чем угодно говорят, только не о коллективизации, заготовках и т. п. Газет нет. Литература — старая, как и плакаты.
Шеф, помоги наладить работу в красном уголке Лунёвского сельсовета!» («Призыв», 19 октября 1930).
«Лунёвский сельподрайон все время обслуживала больница при фабрике «Оргтруд». Сейчас, по каким-то соображениям, горздрав прикрепил этот район к селу Боголюбово.
И теперь получается так: больного вместо 2-х километров приходится везти 5, мимо одной больницы в другую, а также и за подводы приходится платить вдвое дороже.
К тому-же, весной и осенью разливом реки Клязьмы Лунёво будет совершенно отрезано от Боголюбова, а следовательно и на долгое время останется без медицинской помощи.
Горздравотделу надо отменить свое постановление» («Призыв», 26 октября 1930).
«До декабря 1930 года в с. Лунёве никакой антирелигиозной работы не велось. В первых числах января здесь на общем собрании молодежи после доклада о классовой сущности «рождества» была принята резолюция с практическими мероприятиями. Сейчас резолюция проводится в жизнь.
Организуется антирелигиозный кружок при красном уголке. Первый день «рождества» молодежью был проведен в нардоме, где состоялся субботник по уборке помещения. К «рождеству» вышла стенгазета» («Призыв», 14 января 1931).
«Крестьянки села Лунёва ознаменовали день 8-го марта выходом в лес. Вечером прошло торжественное заседание, после которого состоялся спектакль, поставленный силами учащихся ликпункта» («Призыв», 17 марта 1931).
«В лунёвском колхозе есть хорошая работница - это Евгения Павловна Саутина, имеющая 62 года. Прошлое лето она работала в яслях, а зиму ухаживает за свиньями. К работе относится очень добросовестно и аккуратно. Недавно она вступила в партию» («Призыв», 30 марта 1931).
«В день ударника, на торжественной заседании, в лунёвском лесном участке было премировано 6 ударников-лесорубов за выполнение нормы выработки на 150 процентов. В виде премий выданы промтовары на общую сумму в 230 руб.
На этом же заседании 25 лесорубов объявили себя ударниками. Заключено 9 договоров по соцсоревнованию.
Ударники заявили на заседании, что ударных темпов в работе они не сдадут и в дальнейшем с новой энергией будут бороться за выполнение плана лесозаготовок.
Лунёвским участком за ударный лесной месячник вывезено в город 3421 кубометр дров, что составляет 85 проц. всего задания на четвертый квартал. Заготовлено 5076 кубометров лесоматериала.
Уполномоченный райкома Архипов» («Призыв», 6 января 1932).
«Занятия в лунёвской школе начались 1-го сентября, Ремонт не закончен и продолжается. Имеется нужда в учебниках нового издания. Медицинского осмотра не было. Дрова для школы заготовлены, но не подвезены. Силами учеников заготовлено 48 кг. гороха для горячих завтраков.
Занятия в школе проходят нормально. Однако, это не должно вносить успокоения. Школе, и в первую очередь сельсовету, надо принять немедленно меры, чтобы закончить быстрее ремонт и подвозку дров» («Призыв», 12 сентября 1932).
«В лунёвском производственном участке леспромхоза, по инициативе десятника Торпопыгина, два колхоза — глебовский и ново-карповский — заключили 6 января между собой договор на социалистическое соревнование, обязались работать во все религиозные праздники без прогулов и досрочно выполнить план первого квартала по вывозке леса.
Свои обязательства колхозы выполняют на деле. Ежедневно все их 10 лошадей работают в лесу, выполняя дневную норму вывозки на 160—200 проц. В дни «рождества» оба колхоза работали по-ударному.
Леспромхоз премирует эти колхозы и выдвигает их на всесоюзный лесозаготовительный конкурс» («Призыв», 25 января 1933).
«Недавно на общем собрании колхозников села Лунёва прорабатывался устав сел.-хоз. артели. Во время собрания колхозница Маринина Л. повела агитацию, направленную на срыв мероприятий по подготовке к весеннему севу, предлагая вновь вступившим в колхоз задерживать сдачу семян.
Маринина Любовь с момента вступления в колхоз занимается разлагательской работой и является агентом классового врага, находящегося до сего времени в колхозе (Зиновьев М. М.- бывш. торговец и др.).
Со стороны общего собрания колхозников Маринина получила должный отпор.
Сельсовету и партячейке (Слепнев и Елховский) нужно оздоровить лунёвский колхоз и направить внимание лучшей части колхозников на большевистскую подготовку к весеннему севу, отдавая жестокий отпор классовому врагу» («Призыв», 26 февраля 1933).
«Лунёвский колхоз «Красная крестьянка» имеет все возможности провести и закончить посевную в сроки.
Почему же он на сегодня план сева выполнил только на 16 проц.?
Ответ на это один — агентура классового врага, пробравшаяся в колхоз, ведет злостную агитацию против сроков сева.
Руководство колхоза (предколхоза Григорьев) не замечает того, как агентура классового врага ведет подрывную работу. И неудивительно. Предколхоза больше сидит в правлении. Ему подражает бригадир Низов. Он тоже сидит все время в правлении и только к концу работ, когда колхозники возвратятся с работы, он начинает агитировать против ранних сроков сева, заявляя: «сеять рано, все погибнет».
От агитации он перешел к действиям. И 4 мая отказался производить сев несмотря даже на то, что почва была вполне подготовлена. Только вмешательство партячейки спасло положение, а то так-бы сев и не производился. Низов подчинился, но, захватав с собой ревкомиссию в лице Карминовой — учительницы, потребовал составить акт о том, что «сеять нельзя, так как земля влажная» и просить правление принять решительные меры к таким вредительским актам, как... сев в ранние сроки (!).
Агентура классового врага «расставила» свои силы правильно и туда, где можно широко вести агитацию.
Курзанова Екатерина — жена бывшего почтового чиновника — по протекции Григорьева устроилась зав. столовой. Вот здесь во время обеда она и распоясывается, агитируя среди пахарей и сеяльщиков за срыв сева.
— Вот смотрите, — говорит она, — как бог нас наказует. И холодно, и все время дожди... Разве можно сейчас сеять? Дождаться надо николина дня, тогда и с богом...
А вот Курзанов. Он не только ведет агитацию против сева, но бьет на то, чтобы вывести тяговую силу из строя. Во время недавней проверки полевых работ уполномоченным РК у Курзанова обнаружили кнут с гвоздями.
Агапов, Никешин — эти тоже с «честью» выполняют социальный заказ классового врага и изо дня в день ведут агитацию против сева.
Все эти подкулачники подогреваются бывш. торговцем Зиновьевым, мельником Дмитриевым и маслобойщиком Михайловым.
Руководство колхоза явно идет на поводу у агентуры классового врага.
Вот почему в колхозе рабочий день меньше восьми часов, тяговая сила полностью не используется, дисциплина слабая, нормы работ и высева не выполняются.
Необходимо обновить руководство и очистить колхоз от агентуры.
Большевистское руководство — колхозу» («Призыв», 9 мая 1933).
«Лунёвская МТФ была примерной формой. Сейчас-же резко ухудшала качество работы.
Скотный двор, выстроенный в 1932 году, требует ремонта. Потолок сильно покороблен, отчего образовались большие щели.
Телятник также не соответствует своему назначению — в нем темно, грязно и сыро. У двора до сих пор нет тамбуров.
Плохо обстоит дело с кормами. Забронированные корма зав. фермой Мишина еще не приняла и принимать не собирается, чем создается обезличка и нерациональное расходование кормов. При перевозке сено теряется и подвозится не регулярно, отчего в некоторые дни скот остается без корма. Сильных кормов для фермы не выделено ни одного килограмма.
Солома для подстилки сложена небрежно — она вся промочена дождем, частью сгнила и сейчас вся замерзла и для подстилки малопригодна.
Упитанность молодняка и быков очень плохая.
Это происходит потому, что зав. МТФ Мишина А.П. вместо того, чтобы сплотить животноводческую бригаду, мобилизовать на ликвидацию прорыва, который получился вследствие гнилого руководства со стороны правления колхоза — эти недостатки старается замазать, отчего идет дальнейший развал труддисциплины в бригаде. Бригада разваливается — только за ноябрь сменилось 50 проц. состава бригады.
В плохой работе МТФ виноват и ройЖКТФ, который кроме посылки бюрократических писем не занимался руководством фермы.
Рядом с лунёвской фермой находится селецкоя ферма. Она многим отличается от лунёвской. Там вновь выстроен сухой, светлый и теплый телятник. Скот содержится по зооветправилам — ежедневно чистится и выпускается на прогулку. Кормами скот обеспечен полностью и весь корм передан в распоряжение фермы.
Инициатором xopoшей организации зимовки скоту в селецком колхозе является председатель колхоза тов. Зорин. Он по-хозяйски заботится о ферме. Лунёвской МТФ следует поучиться у селецкой, как нужно заботиться о скоте, как нужно проводить зимовку» («Призыв», 22 декабря 1933).
«Зав. детяслями лунёвского колхоза Панина А.Е. пользуется продуктами, отпущенными для детей. Дети Паниной подразделяются на привелигированных. Ребенок пред. колхоза Саутина получает и конфеты и по кульку ягод, а прочие нет» («Призыв», 30 августа 1934).
Рубцова В.Р. — председатель лунёвского сельсовета.
«В лунёвском сельсовете финплав первого квартала выполнен всего только на 16 проц. Главная причина в том, что сельсовет растерял недоимщиков и совершенно не знает, на кого сколько начислено и кем сколько уплачено. Учет запутан. Есть такие случаи. А. Панин имеет квитанцию за № 4710 на 6 руб. 40 коп. Квитанция от 27 марта, но какого года — не указано. Не указано, и за что поступили деньги. Подобных случаев много. Гр. А. Макаров в 1934 году выиграл по вакрепительному талону на заем. Счетовод сельсовета Григорьев талон у Макарова взял, облигацию же дал другую. Неудивительно после этого, что из 4710 рублей, следуемых по займу, сельсоветом не собрано ни копейки.
РайФО знает о всех этих безобразиях, но мер никаких не принимает» («Призыв», 28 марта 1935).
Через село проходила наезженная дорога, которая вела из Боголюбова в сторону Судогды и Спас-Купалищ. Между Боголюбовом и Лунёвом на Клязьме была организована паромная переправа.
«Результаты правильного руководства
Председатель Лунёвского сельсовета т. Александров повеселел. В колхозах работа идет, гораздо лучше, чем прошлый год, особенно в Лунёвском — «Красная крестьянка».
Лунёво — село большое. Достаточная обеспеченность пашней, заливными лугами, хорошими выгонами создала благоприятные предпосылки для развития здесь молочно-товарного животноводства. Ряд лет передовым был все же Ширманихинский колхоз «Первое мая».
Почему же отставало Лунёво? Потому, что руководители менялись каждый год, досрочно переизбирались председатели колхоза Баранов, Спирин и другие, занимавшиеся больше выпивкой, чем делом.
Понятно, что и трудовая дисциплина среди колхозников была расшатана. Работали почти одни подростки, урожай собирался поздно, с большими потерями.
В начале этого года правление Лунёвского колхоза отчиталось перед членами колхоза за 1940 год. Общее собрание работу правления призвало плохой.
Саутина Ивана Петровича и его сыновей знает весь район, как знатных лесорубов-стахановцев. Вот одного из них — Василия Ивановича и выбрали колхозники председателем артели.
В.И. Саутин начал укреплять колхоз. Он прежде всего повел массово-разъяснительную работу, организовал актив.
В газете «Призыв» появилась заметка о недостаточной подготовке к севу Лунёвского колхоза. Саутин созывает правление, обсуждает заметку и тут же на ходу исправляют все недостатки.
Наступил весенний сев. Накануне 1 мая некоторые лунёвцы, по примеру прошлых лет, не выехали пахать. Саутин тут же, в 5 часов утра, созвал правление, вызвал нарушителей дисциплины. Поступок их был горячо обсужден. Саутин добился того, что все пахари выехали в поле.
Крепнет дисциплина. Член артели Курзанов Константин в прошлом году участия в колхозе не принимал, а теперь он добросовестно выполняет все поручения. Работать в колхозе стали и другие. Женщины развозят навоз и заняты на других подсобных работах. Лунёвцы стали беречь время: организовано общественное питание, отчего на завтрак и обед уходит времени гораздо менее, чем прошлые годы.
С раннего утра до позднего вечера председатель колхоза в поле. Он следит за ходом дела, а где срочно требуется, сам возьмется за плуг. Например, 7 мая т. Саутин за один день на севе овса выполнил три нормы.
Председатель подбадривает колхозников. Он уверенно говорит, что если колхозники все дружно будут работать в течение всего лета, то все уберется с поля во-время и на трудодень достанется богатый урожай.
- В этом я уверен. Вот цифры сева и планового урожая его мы добьемся,— говорит т. Саутин лунёвцам. И они ему верят.
Колхоз уже посеял овес, горох, пшеницу и по весеннему севу в пределах сельсовета в этом году идет первым.
А. Баканов» («Призыв», 14 мая 1941).
«Плохо готовятся к весне
На районном совещании по урожайности особо были обрисованы колхозы Лунёвского сельсовета, отличившиеся рекордно низкой урожайностью хлебов. Основная причина этого кроется в том, что в Лунёве совершенно забросили заботу об удобрении полей.
Навоз остается не вывезенным с дворов за ряд лет. Но и то немногое, что удается вывезти на колхозные поля, разбрасывается кое-как, запахивается с опозданием и наполовину пропадает. Большинство навоза попадает на усадьбы колхозников.
Вот и сейчас повторяются ошибки прошлых лет. В Лунёвском сельсовете еще не начата зимняя вывозка навоза на поля. А придет весна — Лунёвцы будут жаловаться на нехватку лошадей, хотя крупный рогатый скот на тягло не обучается. Плохо в Лунёвском сельсовете готовятся к весне.
Б. Николаев» («Призыв», 10 февраля 1943).
«23 марта председатель колхоза им. 1 мая тов. Тихонова А.М. послала на Боголюбовскую мельницу для помола ржи колхозника Полетаева Г.Д. Из 373 килограммов ржи он привез в колхоз только 242 килограмма. Никакой квитанции о взыскании гарнцевого сбора за помол он не представил и перед колхозом в помоле 373 килограммов ржи и недостача 131 килограмма не отчитался» («ВК», 8 апреля 1951).
«В селе Лунёво есть магазин. Но как он работает? Колхозники в один голос высказывают возмущение о деятельности завмага Барановой. Открывает она магазин, когда ей вздумается, закрывает его pаньше времени» («ВК», 17 мая 1951).
«В Лунёве состоялся воскресник по окончанию строительства свинарника. В нем приняли участие председатель сельского Совета. тов. Никитин В.Н., колхозный счетовод тов. Кузнецова Т.Н., молодые текстильщики фабрики «Организованный труд» тт. Горшенина Ю.А., Низова А., а также комсомольцы, пионеры и школьники Лунёвской семилетней школы.
Участники воскресника выкопали водосточную канаву, убрали строительный мусор, привели территорию вокруг свинарника в образцовое состояние. Свинарник сдается в эксплуатацию. Он рассчитан на 140 голов.
И. ПУЗИКОВ» («ВК», 4 июля 1952).
«Воскресник в Лунёве
Справа от дороги желтеет щетинистая стерня. В поле то тут, то там видны скирды ржаной золотистой соломы. Слева по высокой густой озими плывет степной корабль — самоходный комбайн.
Жатва в разгаре.
Сегодня массовый воскресник по уборке урожая и вывозке зерна на заготовительные пункты, объявленный обкомом ВКП(б) и областным Советом депутатов трудящихся.
Об этом колхозники сельскохозяйственной артели имени 1 мая узнали накануне. Внимание возвращавшихся с работы людей привлек «боевой листок», вывешенный посреди сельской улицы на видном месте. «Листок» призывал хлеборобов принять активное участие в воскреснике, шире развернуть социалистическое соревнование за выполнение и перевыполнение дневных заданий, за усиление темпов уборки и хлебозаготовок.
Прочитав «боевой листок», комбайнер Головинской МТС Иван Михайлович Егоров зашел в правление и сообщил председателю колхоза тов. Самсонову:
— На сегодня я убрал 88 гектаров озимых хлебов. Завтра, в день воскресника, уберу еще не менее 15 га. Слово свое сдержу, а от вас требую обеспечить бесперебойную от правку зерна из-под комбайна.
В разговор вступил присутствующий в правлении шофер «зерновой» машины Виктор Галвашев, присланный в колхоз на время хлебозаготовок коллективом завода «Автоприбор».
— Я тоже помогу колхозу, — заявил он. — Сделаю не менее двух рейсов до заготовительного пункта. Сортируйте больше хлеба.
... Утро. 10 августа. Из-за Клязьмы в Лунёво приехали шефы — текстильщики фабрики «Организованный труд». Их было 65 человек, в том числе 25 женщин, которых коллектив фабрики в помощь колхозу прислал на 10 дней. Одновременно прибыли рабочие и служащие из областной типографии.
— Спасибо, что приехали, — встречал гостей Самсонов. — Всем хватит дела.
Он расставил людей по местам: одним предложил сгребать солому, другим — перевозить ее к скирдам, третьим — скирдовать.
Шофер полиграфистов включил мотор и вскоре машина доставила полный кузов соломы. Гости заложили две больших скирды, укладывая в них солому под руководством опытного скирдоправа колхозницы Марии Титаровой.
Короткий перерыв. Председатель колхоза подсел к группе текстильщиков. Они заинтересовались положением дел в колхозе.
— Из 170 гектаров озимых убрано 114, — ответил Самсонов. — В ближайшие 2—3 дня уборку озимых завершим и переключимся на овес. Приступаем к осеннему севу. Семена у нас свои, они доведены до посевных кондиций. Механизаторы бригады Василия Ивановича Федорова внесут зерно в хорошо обработанную почву и проведут сев на площади 195 гектаров за 8 дней.
Председатель указал на колхозницу Марию Титарову, оправлявшую скирду.
— Сами видите, как она работает. Душу вкладывает в труд. Любое дело кипит в ее руках. И еще много хороших людей в колхозе. Возьмем, к примеру, Анисью Мишину, Марию Григорьеву. Какую работу не поручи им, — всегда норму перевыполнят. К сожалению, есть у нас еще и нерадивые люди. Вы, вот к нам приехали помогать, а наша колхозница Софья Макарова на работу сегодня не вышла. Стыдно за такую. Пробовали уговаривать — не помогало, а на штраф она только рукой махнула. Честные колхозники называют ее заспинницей и требуют исключить из артели...
После перерыва в руках людей снова замелькали вилы.
Показался комбайн. Захватывая широкую полосу ржи, он приблизился к дороге. К нему подъехали колхозники на трех подводах. Пока они пересыпали зерно из бункера в бестарки, комбайнер Егоров успел осмотреть машину. Это — умелый водитель комбайна. Его машина работает безотказно. Поля лунёвской, селецкой, ширманихинской бригад неудобны. Комбайнеру часто приходится переезжать с места на место, вести уборку на небольших площадях. Егоров заранее составляет маршруты, сокращает время на переездах. Комбайн находится в хорошем техническом состоянии. Перед началом работы комбайнер осматривает машину, производит крепление и смазку трущихся частей, делает все то, что предусмотрено в инструкции. Все это помогает ему ежедневно убирать 13 — 14 гектаров хлебов, перекрывать установленную норму более чем в полтора раза.
Солнечные дни благоприятствуют уборке урожая. Хлеб не приходится сушить. Прямо из-под комбайна он поступает на сортировку и отправляется на заготовительный пункт.
В полдень шофер Галвашев вернулся из первого рейса. Колхозники быстро загрузили кузов машины зерном, и она снова уехала в город.
Весовщик подсчитал отправленное на заготовительный пункт зерно. За день колхоз вывез государству 21 центнер ржи, а всего сдал 9 тонн хлеба. В день воскресника артель вошла в график хлебозаготовок.
Вечерело. Возле двух больших, аккуратно оправленных скирд соломы стояли текстильщики и полиграфисты. Колхозники благодарили гостей за помощь.
— Завтра опять поможем, — заявил секретарь партийной организации фабрики Михаил Васильевич Тихонов. — Приедут 50 ткачей третьего цеха.
Подошел посыльный из ширманихинской бригады с сообщением, что там закончили жнитво озимых.
— Начинайте завтра сеять, — распорядился председатель.
Комбайнер Егоров сделал последний круг и выключил мотор. Он вытер ладонью пот с лица и подошел к бидону с водой. Мария Титарова налила ему полную кружку холодной воды. Комбайнер приложился к ней пересохшими губами.
— Умаялся, сынок? — тихо спросила женщина, ласково, как мать, глядя на него.
— И вы устали, мамаша, — сказал он. — А пятнадцать гектаров я убрал. Наверняка!
Оба они улыбнулись. На их головах и потных плечах блестела золотистая соломенная пыль.
В. ИВАНОВ» («ВК», 13 августа 1952).
«В колхозах района проходит шахматный турнир. В Лунёве звание лучших шахматистов села завоевали т.т. Титоров и Панин. Им предоставлено право участвовать в районном шахматном турнире, который будет проводиться в Боголюбове в первое половине декабря. Организованно прошел турнир в районном Доме культуры. Лучших результатов добились шахматисты т.т. Акимов, Климаков, Егерев.
А. ПЕТРОВ» («ВК», 30 ноября 1952).
«Плохо обстоит дело с доставкой почты населению в селе Лунёво. Правление колхоза знает об этом, но не идёт на встречу почтальону, не хочет удовлетворять ни одной её просьбы.
Например, на днях председатель колхоза тов. Баранов отказал ей дать дрова для отопления квартиры.
Тов. Малышева с работы ушла и уже более недели колхозники села Лунёво не получают корреспонденцию.
П. МАКАРОВ, колхозник сельхозартели имени 1 мая» («ВК», 28 января 1954).
«Несмотря на неоднократные предупреждения, до сих пор заведующая Лунёвским сельмагом тов. Орлова работает плохо. Здесь имеются случаи нарушения принципа свободной торговли. Продавец распределяет товары прежде всего определённым лицам.
На претензии колхозников Орлова отвечает, что такие установки ей даны на базе сельпо» («ВК», 16 февраля 1954).
В 1954 году заново радиофицированы населённые пункты: Лунёво, Спасское, Брутово, Сеславское и Соколово.
«В прошлом году в сельскохозяйственной артели имени 1 мая колхозницы, имеющие малолетних детей, не могли работать в поле лишь только потому, что не с кем было оставить малышей.
Весной нынешнего года с фабрики «Организованный труд» привезли в подшефный колхоз необычные грузы. Здесь были маленькие кроватки, качалки, постельные принадлежности.
Всё это шефы подарили вновь организованным в Лунёве детским яслям.
Правление колхоза и его председатель тов. Сиднев позаботились о том, чтобы здание яслей и территория вокруг него были хорошо оборудованы.
В настоящее время почти всё готово к открытию детских яслей. Колхозницы очень благодарны шефам и правлению колхоза за заботу, проявленную о них.
П. МАКАРОВ, член сельхозартели имени 1 мая» («ВК», 1 июня 1954).
«Жители села Лунёва уже не раз обращались к руководителям Добрынского сельпо с просьбами улучшить работу магазина. В сельпо, да и в райпотребсоюзе, где тоже известно о плохой торговле в Лунёве, обещали принять меры. И нельзя сказать, что ничего не делалось. За сравнительно короткий промежуток времени в Лунёве сменили нескольких продавцов. Но от этого дело лучше же пошло.
Сейчас работает в магазине тов. Ляпина. Редко её можно увидеть на базах за отбором товаров, и не случайно, в магазине нет даже предметов первой необходимости.
Тов. Ляпина запирает магазин когда ей вздумается.
Руководителям сельпо пора по-настоящему наладить торговлю в нашем селе, а то за каждой мелочью приходится колхознику идти в посёлок Оргтруд или ехать в город Владимир.
С. АФОНИН, секретарь Лунёвского сельского Совета» («ВК», 2 октября 1954).
В 1954 году заново радиофицированы населённые пункты: Лунёво, Спасское, Брутово, Сеславское и Соколово.
«За последнее время значительно улучшилась работа Лунёвского сельского магазина, гдe заведующим тов. Ехроменко.
В магазине есть всё необходимое. Вовремя сюда завозится хлеб, кондитерские изделия различных сортов, строительные материалы, резиноваявая обувь. В большом выборе — трикотаж и другие товары.
Тов. Ехроменко учитывает запросы покупателей. На днях по заказу колхозника из деревни Сельцо он привёз диван. Такие примеры не единичны.
П. МАКАРОВ, П. МАТВЕЕВ, члены сельхозартели имени 1 мая» («ВК», 2 апреля 1955).
«Всего лишь 8 месяцев работает заведующим Лунёвским сельским магазином коммунист тов. Охрименко. Однако за этот короткий срок он сумел завоевать добрую славу у покупателей.
Ассортимент товаров в магазине за последнее время увеличился, появились в достатке предметы домашнего обихода — чугуны, сковороды, горшки, ухваты, различная стеклянная посуда. План товарооборота тов. Охрименко выполняет на 130 — 145 процентов. Он чутко прислушивается к запросам сельских покупателей.
В начале прошлого месяца к нему обратилась колхозница тов. Макарова с просьбой помочь ей приобрести радиорепродуктор. Через 4 дня её просьба была удовлетворена.
Недавно тов. Медведев, — житель села Лунёво, — сделал заявку на радиоприёмник «Родина». В ближайшие дни его желание будет исполнено.
Тов. Охрименко в горячие дни уборочных работ старается организовать торговлю магазина так, чтобы было наиболее удобно колхозникам.
***
Хорошая спортивная площадка оборудована в Лунёве. Молодые колхозники в свободное от работы время играют здесь в волейбол, упражняются на кольцах, соревнуются в беге, учатся прыгать с шестом, закаляя свои силы, вырабатывая ловкость и выносливость» («ВК», 6 августа 1955).
«В Лунёве в каждом доме радио. Когда Москва передавала проект Директив XX съезда Коммунистической партии по шестому пятилетнему плану, колхозники с огромным вниманием слушали голос диктора.
Красный уголок молочно-товарной фермы заполнен народом. Завязывается оживлённый разговор. Общее мнение коллектива животноводов выражает заведующая фермой Клавдии Дмитриевна Терентьева. Она говорит:
- Радость переполняет моё сердце. Огромные перспективы открываются перед нашей страной в шестой пятилетке. Каждая цифра проекта — это будущая победа и мы не пожалеем сил, чтобы выполнить боевую программу партии.
Затем выступила доярка Татьяна Макарова. Включившись в соревнование в честь XX съезда партии, она за три месяца зимовки получила от каждой коровы по 523 килограмма молока и завоевала одно из первых мест среди доярок зоны Головинской МТС.
— Хочется нынче работать ещё лучше, — заявила она. — Я взяла обязательство — получить по 2500 килограммов молока от коровы, но теперь решила добиться ещё более высоких показателей.
Доярки Анна Кириллова и Анна Матвеева заявили, что они не отстанут от Макаровой, ознаменуют XX съезд КПСС повышением удойности коров.
И. ПЕТРОВ» («ВК», 17 января 1956).
«В Лунёвском сельском магазине в настоящее время можно купить все необходимые промышленные и продовольственные товары. Но вот торговля книгами здесь не организована. А ведь колхозники любят читать художественную, сельскохозяйственную и другую литературу и с удовольствием приобрели бы книги и брошюры. Это следует учесть продавцу тов. Барановой и организовать в магазине книжную полку» («ВК», 31 января 1956).
«Активно участвовали лунёвские колхозники в электрификации родного села: рыли ямы, пилили, подвозили и устанавливали столбы. С нетерпением ждали, когда в домах зажгутся электролампочки.
И они зажглись, но не у всех. Многим из-за отсутствия проводки приходится по-прежнему коротать вечера с керосиновой лампой.
Колхозники обращаются в правление артели, но там отвечают, что нет материалов для электропроводки, хотя деньги за это давно уплачены.
П. МАКАРОВ» («ВК», 18 октября 1956).
27 марта 1958 года в Лунёве родился Тихонов Александр Николаевич - живописец.
«Недавно состоялось объединение Лунёвского и Боголюбовского сельских Советов. Председателем исполкома утверждён депутат Железцов, секретарём депутат Манасов.
Укрупнение сельских Советов — большое и важное мероприятие. Оно будет способствовать дальнейшей демократизации работы Советов, укреплению связи с колхозами» («ВК», 9 апреля 1959).
До 1965 года с. Боголюбово являлось административным центром Владимирского района.
В конце 1980 гг. село стало своего рода подсобным хозяйством владимирского завода «Электроприбор». Многие работники завода перебрались в поселок на постоянное место жительства.
В 1982 году основательно загруженный завод «Электроприбор» получил ещё одно государственное задание необычное для промышленного профиля. Распоряжением Совета Министров РСФСР №160-Р от 5.02.1982 г. заводу было отведено 1490 гектаров земли, из них 523 га пашни, в Суздальском районе (бывшая бригада села Лунёво колхоза им. Ленина) для организации подсобного хозяйства с заданием довести к 1985 году производства мяса до 30 тонн, молока до 30 тонн, овощей - 150 тонн, картофеля - 150 тонн. Так начало выполняться одно из «историчесих» решений ЦК КПСС.


Строительные работы в заводском подсобном хозяйстве (цех №39, деревня Лунёво)

Углубляющийся системный кризис, неспособность партийного руководства критически осмыслить своё «творчество» в сельском хозяйстве страны более чем за 50 лет, привели к ещё одной попытке свалить с больной головы на здоровую. Было желание обязать директоров промышленных предприятий заняться обеспечением продовольствием рабочих собственными силами.
На преодоление сопротивления директоров, не желавших становиться агрономами и зоотехниками были брошены все силы партийной бюрократии, от КПК при ЦК КПСС до последнего инструктора райкома. Все норовили куснуть, наказать, как во времена продразвёрстки или коллективизации. И никто не считал в стране, во что обходится эта кампания, какова себестоимость 1 кг мяса или литра молока. Сколько миллиардов в те годы вылетели в трубу, неизвестно никому, всё пряталось в себестоимость основной продукции.
Законопослушный и приверженный партийной дисциплине Рапопорт Д.Б. начал, скрепя сердце, заниматься подсобным хозяйством. Уже в марте 1982 года вышел приказ по заводу о создании подсобного хозяйства, присвоении ему шифра цех №39 и назначении начальника цеха. Им стал опытный специалист-агроном Степовой А.А.


Построенные заводом в деревне Лунёво жилые дома

Уборка урожая картофеля в подсобном хозяйстве

Вся работа по созданию хозяйства была возложена на заместителя директора по быту Говердовского Ю.А., а также заводских строителей во главе с Малковым В.А., энергетиков, механиков и другие службы. Юрий Андреевич вспоминает:
«Колхоз им. Ленина передал нам в Лунёве два полуразрушенных коровника, к которым невозможно было подойти, навозной жижи по колено. В отделении не было ни одной единицы техники, ни одного хранилища для кормов. В коровниках содержалось почти 50 коров и телят, молочным блоком считался деревянный сарай с несколькими алюминиевыми бидонами. В отделении работало 18 доярок, скотников, механизаторов, которые были переведены на завод. Сеяли лунёвцы в основном овёс, собирая по 10 - 12 центнеров с гектара. Пришлось приобретать и строить заново практически всё».
Восстанавливали коровники, строили дороги, построили контору, которая вскоре сгорела, строили вновь. Закупали молодняк, на откорм и молочное стадо. С комбикормами выручали наши хорошие товарищи из совхоза «Суздальский» Михайлов Г.М. и Чураков Е.М. Приобрели через министерство два трактора Т-150, два трактора «Беларусь» и один Т-25, зерноуборочный комбайн «Нива», силосоуборочный комбайн. Выделили руководству хозяйства автомашину УАЗ-469 и «Москвич-2715». Смонтировали крытый гараж для техники, затем хранилище для кормов (первый урожай картофеля заморозили в буртах). Затем построили новую ферму с сенохранилищем.
Уже в 1984 году в подсобном хозяйстве было произведено 163 тонны молока, 22 тонны мяса. Поголовье было доведено до 320 голов, к 1986 году - 500 голов крупного рогатого скота. Сеяли зерновые, поднимали зябь. В 1983 году собрали 85 центнеров с га картофеля, что, конечно, очень мало, в 1984 году уже 150. Корнеплодов получили 407 тонн в 1984 году, в 1983 - 150 тонн. Конечно, трудов, нервной энергии, материальных затрат было положено много. Но уже в 1986 году средний надой составил 2300 литров с коровы.
Молоко на купленной прицепной молокоцистерне отвозилось во все детские комбинаты завода. Мясом обеспечивали заводскую столовую, лимиты тогда на общественное питание урезались ежегодно. Немного продавали мяса в цехах, по талонам.
Дёргали партийные органы нас постоянно, проверяли, перепроверяли, старались уличить в недоработках. Помогали работники министерства. В самые трудные годы бензинового голода мы практически не имели нужды с горючим, помогали мои и Рапопорта связи в министерстве.
Конечно, накормить весь завод с песчаных лунёвских земель было невозможно. Вся эта эпопея закончилась в 1991 году, когда при Аугусте Г.И. подсобное хозяйство было продано. Как память об электроприборовских годах в селе Лунёво остались несколько жилых домов, панельных и деревянных, построенных заводом, дорога от загородного парка и оригинальный памятник, сооружённый к 40-летию Победы в память о погибших селянах. Многое же было в 90-е годы разграблено, разрушено, как и в других сёлах и деревнях. Сердце сжимается, когда видишь разрушенные фермы и незасеянные поля».

Продолжение »»»» Мкр. Лунёво
Категория: Владимир | Добавил: Николай (29.06.2024)
Просмотров: 30 | Теги: Владимир, село | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru