Главная
Регистрация
Вход
Пятница
05.03.2021
22:43
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1346]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [433]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [227]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [148]
Гусь [159]
Вязники [287]
Камешково [101]
Ковров [387]
Гороховец [123]
Александров [253]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [86]
Шуя [107]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [102]
Промышленность [90]
Учебные заведения [123]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [29]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [42]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 22
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Следственный изолятор № 2 (СИЗО-2 г. Александров)

Следственный изолятор № 2 (СИЗО-2 г. Александров)

Александровский тюремный замок

В 1565 году в Александровской Слободе создавалась опричнина. Царские опричники «начали в Слободе дворы ставить и избы разрядные». Царское жилище окружено было рвом и валом. При Иване Грозном в слободе воздвигнуты были 3 церкви. В обширных подвалах Успенского Храма разместили узкие темные камеры, в одной из них долго хранился стул с прикованною к нему железной цепью и железным ошейником. Вероятно, эти камеры служили местом пребывания колодников. Из древних законодательных памятников мы узнаем, что арестанты сидели в кандалах, оковах, а то и в колодах. Применялось и приковывание на цепь к стене или к стулу. Целых 17 лет (время пребывания на престоле Ивана Грозного) Александровская Слобода наводила ужас на Россию.
При первом разделении России на губернии (1708 год) Александровская Слобода находилась в составе Переяславль-Залесской провинции и была приписана к Московской губернии. В 1727 году в крепостной конторе числились лишь 1 надсмотрщик и 1 писец.
Город Александров был образован в связи с образованием Владимирской губернии в 1778 году из Александровской Слободы. Приобретя статус города, обзавелась управленческим аппаратом, как все уездные города России. К этому времени население его составляло до 30 тысяч жителей.
В августе 1779 года Владимирский генерал-губернатор предписал всем городничим усилить караульную стражу в острогах. Колодники поступали в ведение нижних расправ. Так, 1 февраля 1780 года Владимирское наместничество рапортовало Головной палате:
«... в минувшем январе месяце сего 1780 года в Александровской нижней расправе, как колодников в содержании, так решенных и нерешенных об них дел не имелось».
Обозревая города Владимирской губернии, губернатор Лазарев 24 сентября 1793 года рапортовал генерал-губернатору И.А. Заборовскому: «Колодников в содержании в Покрове — 1, в Переяславле — 3, в Юрьеве — 3». В городе Александрове колодников не оказалось.
В 1803 году в справках о колодниках по уездным городам г. Александров не значится. В этом же году в губернии решался вопрос о строительстве в шести уездных городах новых острогов, но так как г. Александров с 1796 года по 1804 год был безуездным, то это мероприятие его не коснулось. Все уездные учреждения находились в Переяславль-Залесском, к этому уезду относился и г. Александров. Вероятно, в этот период тюрьмы в городе Александрове не существовало, поэтому в отчетах ее и не находим.
5 января 1806 года Владимирский губернатор предложил Казенной Палате доставить сведения о всех постройках и починках казенных зданий, а именно присутственных мест и острогов в городах губернии, в том числе и в городе Александрове. В ответе не сообщалось данных по городу Александрову.
10 апреля 1806 года Александровский городничий Николаев рапортовал губернатору: «Честь имею донести, что в здешнем городе никаких новых строений доныне в производстве не было».
В мае 1810 года губернатор направил во все уездные города повеление Государя-Императора о возложении на них повинности — отапливать городские остроги. 19 мая того же года Александровский городничий рапортовал о том, что он предписание об этом сделал здешней градской Думе.
30 декабря 1816 года Комитет Министерства утвердил Положение о выделении денег Министерства финансов на прокормление арестантов. Владимирская Казенная Палата стала производить выплату кормовых денег для арестантов по 8 копеек в сутки на одного человека.
6 ноября 1817 года Александровский городничий Гагин донес губернскому правлению, что «по малому количеству содержащихся в здешней тюрьме колодников кружечного сбора и подаяния достаточно, а потому из уездного казначейства денег в октябре месяце требовано не было».
Как видно из этого документа, арестанты содержались на подаяния и кружечный сбор, собираемый с жителей города. В этот период времени колодников уже не водили по улицам для сбора подаяния, а вводилась благотворительность».
О том, что из себя представлял штат тюрем, можно судить по следующему документу. 29 мая 1817 года губернский прокурор посетил Владимирский острог и нашел его «в немалом беспорядке, и по неимению при нем чиновника или по крайней мере писаря, который бы записывал аккуратно принимаемых арестантов, так же и отправляемых, присылаются не сведущие никакого порядка воспитанники военного сиротского отделения, от которых иногда получаю я ведомости только о числе колодников поименно, а иногда и оных не получаю. Колодники же, по неотпуску и по сие время кормовых денег, терпят недостаток в продовольствии».
Такой «порядок» нашел прокурор во Владимирском остроге. Можно только догадываться, каким он был в уездных. Губернский прокурор сделал распоряжения следующего содержания:
1. В острог определить смотрителя из офицеров отставных или состоящих в Инвалидном доме.
2. У смотрителя должна быть книга, в которой записывать всякий прием арестантов, представляемых в острог с означением, откуда присланы и к какому присутственному месту, записывать также и выпущенных, когда и куда отправленных. Равным образом в особой книге записывать о пересыльных.
3. Ключи от острога должны быть у смотрителя, наблюдать должен он за порядком, чистотою и целостию оного, и всякое утро и вечер осматривать внутри все отделения, чтобы не могло вкрасться какое зло от арестантов, в случае подкопа или поджога печься должен за больными и кормом вообще всех.
Внутренняя же военная стража должна оставаться в рассуждении содержания караулов и наблюдения за арестантами и острогом...
4. Деньги, отпущенные из казенной палаты для отапливания острога, приняв полицмейстер, передает смотрителю с распискою, а сей в удобное время для дешевизны заготавливает нужное количество дров.
5. По получении кормовых денег сколько следовать будет смотритель должен сделать записку полицмейстеру, который по вытребовании из Казенной Палаты передает оные смотрителю, а сей должен раздавать арестантам.
6. Наблюдать должно смотрителю, чтобы всякое приносимое подаяние влагаемо было в ящики, имеющиеся снаружи и внутри острога, а не раздаваемо по рукам, кроме таковых случаев, когда приносящие подаяние пожелают оное. Собранное должно быть за печатями смотрителя и одного ратмана городового Магистрата, а ключи находиться у того же ратмана. С оных ящиков выемку делать в неделю два раза, и что окажется, смотрителю и ратману записывать в книге.
7. В году бывает несколько поминальных родительских дней, в которые подают в острог жизненные припасы и разные вещи и деньги. Из вещей тех ненужные для арестантов и лишние продать, и полученную сумму записать в приход.
8. Книги и сумму имеет право ревизировать во всякое время прокурор, а вне бытность его — губернский стряпчий, ежемесячно вместе с полицмейстером или чиновником полиции.
9. Внутри острога есть икона Св. Ивана Воина, и часто отправляется молебствие, на то имеется и особый ящик для сбора денег... покупать из них масло и свечи для освящения пред иконами...
Эти правила должны были соблюдаться во всех острогах губернии.
31 октября 1819 года из МВД Владимирский губернатор получил сообщение: «По случаю беспорядка, происшедшего в Казанской губернии в уездном городе Мамадык, где семь человек арестантов, содержащихся в тюремном замке, сделав преступление, бежали, когда доведено было сее до сведения Государя Императора. Его Императорское Величество высочайше повелеть мне соизволил, сделать строгое предписание, осмотреть все тюрьмы и справить оные так, чтобы арестанты не могли находить средств к побегу.
Во исполнение Высочайшей воли прошу Ваше Превосходительство:
1. Предписать губернскому архитектору обще с одним или двумя доверительными чиновниками... осмотреть все тюремные замки во вверенной Вам губернии и о состоянии их Вам донесть, каковые донесения Вы не оставите, сообщить немедленно МВД.
2. При таковом осмотре, а равно при строении и починках тюремных зданий дать страже приказание о возложении на ответственность градских начальств, дабы все части оных зданий всегда были в прочном и надежном состоянии, чтобы арестанты не могли находить средств к побегу.
3. На постройку и починку тех тюремных замков, о коих Министерству доныне представлено не было, приказать сметы и планы и доставить сюда для разрешения оных в строительном комитете ассигнования потребных на то сумм...
16 ноября 1819 года губернскому архитектору приказано вместе с городничими и уездными предводителями дворянства осмотреть все тюремные замки.
28 ноября того же года Александровский уездный предводитель дворянства князь Ухтомский сообщает Губернскому правлению о получении Указа. Осмотр сделан был лишь по приезду архитектора в августе 1820 года, о чем сообщалось в рапорте.
При осмотре здания тюрьмы архитектором присутствовали: уездный предводитель дворянства, уездный судья, городничий. В донесении говорилось: «Вследствии предписания бывшего господина гражданского губернатора и кавалера, освидетельствовали мы вообще Александровскую градскую тюрьму, которая по свидетельству нашему оказалась ветхою, тем что долгое время существовать никак не может, также к помещению арестантов... не способна, о чем имеем честь Вашему Превосходительству донести, с таковым присовокуплением, что как по означенным причинам не меньше и потому, что находится сия тюрьма совсем в неудобном месте, предположили мы строить новую... и сделать смету и представить Вашему Превосходительству на утверждение.
Между тем, так как по гнилости крыши на тюрьме имеется во многих местах течь и до выстройки новой нужно поддержать старую починкою, которая будет стоить 80 рублей. В таком случае, не благоволите ли Ваше Превосходительство отпуске сей суммы на означенный предмет куда следует отнестись...»
25 сентября 1820 года губернатор направил казенной Палате сообщение с предложением «отпустить Александровскому городничему исчисленные... по смете деньги 85 рублей на починку ветхой крыши тамошней тюрьмы».
24 июня 1821 года Департамент Государственного Хозяйства МВД направляет губернатору представление, в котором излагает: «Командир отделения корпуса внутренней стражи генерал-адъютант граф Комаровский относится ко мне, что во Владимирской губернии в городах Переяславле, Александрове и Покрове тюремные здания находятся в совершенной ветхости и к помещению арестантов не удобны.
Строительный Комитет по рассмотрению доставил ко мне при отношении исправляющего должность гражданского губернатора от 5 прошлого мая планов и смет на временное построение помещений в городах...
Касательно ветхих тюремных зданий в гг. Переяславле и Александрове, я предоставил Вам милостивый государь мой, распорядиться и в сем случае, чтобы тюрьмы сии исправны были без отлагательства, сколько же сие употреблено будет сумм по надлежащем освидетельствовании, я буду ожидать Вашего уведомления, для возвращения оной».
Александровский городничий, не дожидаясь отпуска денег из Казенной Палаты, употребил свои личные деньги на ремонт тюрьмы в сумме 14 рублей 50 копеек.
20 марта 1822 года губернатор уведомляет Губернское правление в том, что «Господин Министр финансов по представленным ... сметам, составленным на исправление, оказавшихся в городе Александрове в корпусе присутственных мест и градской тюрьме равно и в городе Переяславле градскою же тюрьме ветхости, ассигновать на починки в корпусе Александровских присутственных мест 2068 рублей 80 копеек и на устроение в гг. Переяславле и Александрове временных тюремных казарм 2838 рублей 86 копеек. Вследствие чего предлагаю губернскому Правлению учинить без замедления надлежащее распоряжение о вызове на принятие означенных починок и построек временных тюремных казарм».
22 марта того же года Владимирское Губернское правление рассмотрело этот вопрос и в журнале записало: «Приказали об учинении публичном вызове желающих к починке означенных ветхостей представить в Правительствующий Сенат формальные объявления для пропечатания их в газетах, а здешние губернии — всем градским судам и ратушам предписать Указом с тем, дабы желающих для торгов с надлежащими о себе аттестатами и залогами явились в здешнюю казенную Палату будущего мая месяца».
Для строительства временных казарм Александровской тюрьмы составлена смета в 6386 рублей 28 копеек. На торг явился только один переславский купец третьей гильдии Алексей Глинский, который согласился построить тюрьму на эту сумму, о чем сообщено было 18 мая 1822 года в Губернское правление. План тюрьмы составлен архитектором Петровым.
7 июня Губернское правление приняло решение сделать еще раз публикацию о торге. 9 июня в Губернское правление явился крестьянин с. Черкутино Петр Петров, объявивший о своем согласии построить и сделать починку «гораздо ниже сметы», а именно за 4800 рублей. Поручителем представил Гаврилова Посада купца Иасафа Алексеевича Зимина, который засвидетельствовал: «Сей же крестьянин выстроил казарму и сдал в казну в исправности в прошлом 1821 году в здешнем остроге». Губернское правление Зимина обязало подпиской в поручительстве. Городничим же Александровскому и Переяславскому дало знать, чтобы «они имели бдительное смотрение, чтоб оные были совершены во всем согласно планам и фасадам из лучших материалов и самым лучшим образом и когда все те строения и починки кончат, тотчас бы донесли Губернскому правлению. Из исчисленных ассигнованных сумм отпустить ныне тому крестьянину Петрову 2000 рублей».
6 ноября 1822 года Александровский городничий подполковник Балаболкин рапортовал Владимирскому Губернскому правлению: «Имею честь донести, что сего ноября к первому числу тюремная казарма в здешнем городе построена и в присутственных местах ветхость исправлена, вокруг же казармы, так как по смете не видно, чтоб для крепости стоячим частоколом обнести завалину, по причине оного и не обнесена, а потому и предоставляю оному Губернскому правлению на благорассмотрение».
Губернатор доложил Департаменту Государственного Хозяйства и Публичных зданий о постройке городской тюрьмы в г.г. Александрове и Переяславле.
16 января 1823 года городничий испрашивает у Губернского правления разрешения «о переведении из старой тюрьмы в новую казарму арестантов, а таковую старую тюрьму куда поведено будет употребить. Снабдить меня указанным предписанием».
21 апреля 1823 г. Губернское правление предписало Александровскому городничему: «Старое деревянное тюремное строение продать с аукционного торга в присутствии городской полиции при уездном стряпчем и какая на него цена стоящая донести Губернскому правлению».
17 марта 1823 года была учинена опись старой городской тюрьмы: «Старая деревянная тюрьма расположена по улице, длиной 17 аршин, шириной 13 аршин, вверх на 14 венцах, в ней комнат всего 4 с нарами, печей кирпичных 2, потолок и пол бревенчатые, дверей 8, окон с железными решетками и рамами ветхими 4, без решеток железных с рамами 2.
При оной тюрьме пристроены небольшие сени, вокруг она обнесена снизу сваями, крыта крыша тесом».
8 мая 1823 года городничий донес о продаже с аукциона старого тюремного здания за 80 рублей мещанину И.Н. Красавкину.
Тем временем начальник Александровской инвалидной команды подпоручик Громов 9 марта представил рапорт Владимирскому командиру внутреннего гарнизонного батальона подполковнику Богуславскому о том, что «тамошний господин городничий требует от него о переводе арестантов из старой тюрьмы в новую, и чтоб для отапливания оной отрядил из команды рядового. При осмотре... предполагаемой для содержания арестантов тюрьмы оказалась оная ненадежною и неудобною, потому, что пол постлан не цельный и не укреплен гвоздями, накату под полом нет, так же вокруг ее с наружной стороны полисаднику не врыто. А нижние бревна от земли лежат на четверть аршина, печь худа и стена составная сбита клиньями, а над ней несколько бревен вывалилось, для пересыльных арестантов другой казармы нет, караульня очень тесна».
Командир гарнизонного батальона обратился к губернатору Апраскину 13 мая 1823 года: «...Прошу предписать кому следует по ветхости в Александровской старой тюрьме, новую исправить и сделать нужные и безопасные укрепления, а также для пересыльных особую комнату и караульню построить, дабы можно было в оной поместить арестантов и караул без утеснения и предотвратить всякое покушение первых к побегу».
29 марта 1824 года губернатор предписал обнести здание тюрьмы высоким частоколом. В 1825 году к деревянной тюрьме была пристроена деревянная караульня за 485 рублей 90 копеек. В «Ведомости казенным гражданским зданиям, состоявшим в ведении МВД в городе Александрове» за 1832 год значится: «Деревянная тюремная казарма и при ней караульная изба, по перешнику 3 сажени 1 аршин, длиннику 7 сажен 2 аршина, находятся в исправном положении».
В царствование Николая Первого внимание к тюрьмам усилилось. 1 ноября 1827 года начальник третьей бригады внутренней стражи сообщал, что «во всех уездных городах Владимирской губернии, кроме города Покрова, при градских тюрьмах не имеется бань». Он спрашивал разрешения: «Где арестанты должны обмываться? Есть опасность заражения от нечистоты. Если же их отпускать под конвоем в бани, есть опасность побегов». Он просил губернатора предписать кому следует в построении бань в уездных городских тюрьмах.
8 октября 1835 года в городе Александрове открыт Уездный тюремный комитет, который в следующем году направил рапорт о состоянии Александровской тюрьмы: «Тюремный замок находится в самом ветхом положении, и потому по неизбежной необходимости произведены в нем разные пристройки, и устроены для облегчения содержащихся душники, форточки и нары, отчего они всегда находятся в здоровом положении и без ропоту на ожидающую их участь, оставаясь при этом довольными пищею. По тесноте тюремного замка никакого мастерства между содержащимися не установлено».
В течение года в здешней тюрьме содержалось 80 мужчин, 9 женщин и 1 малолетка. Все заключенные провели 5535 дней, на их содержание израсходовано 720 руб. 24 коп. От доброхотов подавалось: булок — 1047 штук, белого хлеба — 1 пуд 22 фунта, черного хлеба — 9 пудов 26 фунтов, говядины свежей — 4 пуда 8 фунтов, соленой говядины — 3 пуда 17 фунтов, судака соленого — 32 фунта. Суточная норма хлеба 3 фунта.
31 октября 1836 года Главное Управление Путей Сообщения и Публичных зданий довело до сведения Владимирского губернатора Куруту о том, что «Инспектировавшие работы во Владимирской губернии корпуса инженеров Путей Сообщения генерал-майор Цвилинг от 14 текущего октября, донося мне о том, что найдено им по обзору местных распоряжений по производству в уездных городах Владимирской губернии зданий для присутственных мест и тюрем из определенного для сих сооружений по Высочайшему соизволению, особого денежного сбора, за счет которого производится уже каковые сооружения в г. Гороховце и Вязниках, заключен контракт на строение в г. Коврове, и вызываются подрядчики для возведения зданий в г. Суздале и г. Судогде, представляет, что по количеству собранных и предполагаемых к поступлению денег, можно в будущем 1837 году приступить к возведению зданий и в прочих городах, из числа которых, по мнению его, преимущественно нужно бы в следующем году начать сооружение тюрем в Меленках, Александрове, Шуе, в каковом случае по соображению его надо бы усилить средства Строительной Комиссии к надзору за сими работами, с тем чтобы при недостатке инженерных офицеров дозволить нанимать отставных благонадежных чиновников с производством им жалованья из того же капитала, из которого постройка сих зданий производиться будет».
Главное Управление Путей Сообщения и Публичных зданий просит губернатора «сообщить ... в непродолжительное время» свои соображения и мнения по этому поводу, добавляя, что «во Владимирский Строительный Комитет... назначен уже в помощники Владимирскому губернскому архитектору один из числа выпущенных ныне из Императорской Академии Художеств пенсионеров ведомства Главного Управления, который и будет в непродолжительное время отправлен к своей должности, а между тем другого инженерного офицера, о котором, когда будет назначен, последуют особые извещения».
В своем рапорте генерал-майор Цвилинг доводит до сведения высшего начальства, что на строительство в пяти уездных городах присутственных мест и тюрем потребуется до 367 412 рублей, сбор же средств в 1840 г. составит 736 505 рублей. Оставшиеся 369 093 рубля могут пойти на строительство таковых зданий в остальных городах губернии, т. е. в Меленках и Александрове, Шуе «особенности постройки тюрем, которые по сей губернии почтя все находятся в самом ветхом и для помещения арестантов, совершенно неудобном состоянии».
31 декабря 1836 года губернатор рассмотрел вопрос о строительстве присутственных мест и тюрем в уездных городах и определил необходимое количество денег на исполнение такового.
11 января следующего года он сообщает Главному Управляющему Путями Сообщения и Публичными зданиями: «Имею честь донести, что по соображению необходимой надобности к начатию в наступившем 1837 году построек в уездных Владимирской губернии городах: Меленках, Александрове и Шуе тюрем... Я нахожу возможность к исполнению сего относительного капитала, предназначенного на оные здания согласно с мнением Господина генерал-майора Цвилинга. Относительно чиновников для надзора за производством работ, как уже определен помощник архитектора и Ваше Сиятельство предположил назначить еще одного инженерного офицера, то и полагаю, что число оных будет достаточно и упущений ожидать не должно...»
25 января 1837 года Департамент Главного Управления Путей Сообщения и Публичных зданий, «получив отзыв губернатора по предмету построения в уездных городах Владимирской губернии зданий для присутственных мест и тюрем» и видя, что он согласен с мнением генерал-майора Цвилинга «начать в нынешнем году постройки тюрем в городах Меленки, Александрове и Шуе и для чего для сего достаточно собранного капитала, я предоставляю вам... сделать надлежащие распоряжения к производству на законном основании сооружения сих трех тюрем, для коих Высочайше утвержденные чертежи и рассмотренные в Главном Управлении Путей Сообщения и Публичных зданий сметы препровождены при отношении моем к предместнику Вашего Превосходительства от 4 ноября 1835 года».
30 апреля того же года Владимирская губернская строительная комиссия довела до сведения Главное Управление Путей Сообщения о том, что к назначенным во Владимирской «Казенной Палате торгам на постройку из особого определенного сбора в городах Меленки, Александрове и Шуе тюрем, хотя и явились некоторые желающие принять на себя сказанные сооружения, но по причине приближения срока назначенного для начала работ, именно с мая месяца сего года, от торга отказались, ибо прежде будущего сентября невозможно успеть им заготовить нужных материалов, и что поэтому оные сооружения комиссия предположила начать с будущего 1838 года».
12 мая 1837 года Департамент, получив такое объяснение Владимирской губернской комиссии, направил ей предложение: еще раз объявить торги, так как на строительство тюрем «Его Императорское Величество изволит обращать особенное свое внимание».
«Я поручаю Владимирской губернской строительной комиссии, нимало не медля, сделать вновь вызовы желающих и произвесть самые торги на сказанные в Меленках, Александрове и Шуе сооружения, предложив в кондициях срок на начало работ с наступлением удобного к тому в будущем году времени, с тем дабы лицам, за коими по торгам упомянутые постройки останутся, в течение нынешнего года, дать всю возможность заготовить нужные материалы, а с будущего производить уже работы безостановочно».
Смета, составленная на здание тюрьмы в 1834 году, дает описание работ: «Предполагается построить для тюремного помещения особое здание в уездном городе Александрове на особом дворе с задней стороны двора корпуса Присутственных мест (Корпус Присутственных мест построен в 1808 году) по плану под литерою «В» и к одному два флигеля служб с оградою, а именно: корпус тюрьмы каменной в два этажа длиною 6 1/6, шириною 5 2/3, вышиною до крыши 3 1/3 погонной сажени. Флигеля пристроятся к флигелям присутственных мест как означено красною тушью по плану литера «Г» длиною каждый по 4 , шириною по 3 2/3 погонной сажени, от фундамента до крыши 1 2/3 погонной сажени. Ограды на тюремном дворе 23 1/3 погонной сажени: вышиною от фундамента 1 l/3 погонной сажени. Составлена оная смета по образцовым планам Строительного Комитета при МВД».
11 марта 1840 года составлена «Ведомость о тюрьмах и острогах, находящихся в городах Владимирской губернии», в которой дана характеристика Александровской тюрьмы: «Гражданская тюрьма деревянная, старая, вместо коей отстраивается новая, каменная. Нары в тюрьме устроены на средине Арестантской комнаты, в дверях окны прорезаны, и вставлены железные в оных решетки, и часовой, стоящий у дверей арестантских комнат, удобно может смотреть за действиями арестантов».
«Ведомость о всех произведенных в течение 1840 года постройках», доставленная губернатору, свидетельствует: в городе Александрове строительство тюрьмы «взято с торгов за 35 810 рублей, начато с 1838 года, в число подрядной суммы отпущено в 1840 году 10 435 рублей».
8 августа 1841 года Владимирский губернский прокурор посылает в Губернскую Строительную комиссию запрос: «Департамент Министерства юстиции по приказанию Господина Министра поручает мне доставить подробные статистические сведения о тюремных замках здешнем и Покровском и градских тюрьмах Владимирской губернии.
Почему я имею честь предложить Строительной Комиссии доставить мне точное и полное описание положения как здешнего тюремного замка, так и городских тюрем, показав размер их, число находящихся в них комнат, в какую цену обошлась постройка каждого из них, из каких сумм здании сии построены и на какое число арестантов, все ли окончены постройкою и когда, буде же нет, когда предположено окончательно устроить оные».
13 августа того же года ему дан ответ, что каждая городская тюрьма имеет длину 6 сажень 8 вершков, ширину 5 сажень 2 аршина, вышину 10 аршин. В каждой тюрьме по 8 комнат. Сведений, на сколько арестантов рассчитана каждая тюрьма, не имеется в Строительной Комиссии.
23 января 1843 года Александровский городничий отправляет годовой отчет, в котором даны сведения и о тюрьме. В течение 1842 года в градской тюрьме содержалось 54 человека мужского и 7 женского пола. Выпущено 48 мужчин и 7 женщин, умер 1 мужчина. Осталось в 1843 году 7 человек мужского пола.
«Из числа содержащихся в тюрьме было:
— судимых за убийство — 1;

— грабеж и разбой — 2;
— воровство и мошенничество — 15;
— за буйство и неповиновение — 4;
— за побеги — 40;
Содержащихся в тюрьме жителей города — 2;
В тюрьме содержащиеся были от 19 до 50 лет;
Больных арестантов — 1, пользован в городовом лазарете, в нем замечена простудная горячка».
В начале 1844 года по предписанию губернатора были проверены чиновником особых поручений уездные присутственные места и тюрьмы. 27 февраля того же года он рапортовал о выявленных недостатках, в том числе по Александровскому острогу: «Острог неопрятен оттого, что стены от копоти зажигаемых по вечерам лампад до крайности черны и требуют необходимой окраски; и от сырости в комнатах воздух удушлив. Верхний этаж не занят и не отапливается, а все арестанты помещены: мужчины — в одной комнате нижнего этажа, а женщины — в другой. Содержание арестантов удовлетворительное».
22 марта 1844 года Губернское правление сделало замечание Александровскому городничему за неопрятность острога, и поставлено: «Велеть ему стены оного немедленно выбелить и о том донести Губернскому правлению».
24 мая того же года Александровский городничий рапортовал об устранении недостатков в здешней тюрьме.
7 сентября 1844 года МВД направило Владимирскому губернатору предписание следующего содержания: «Из поступающих в МВД сведений оказывается, что при производстве следствий по уголовным делам нередко встречается затруднение к Открытию истины, оттого, что по неимению в наших тюрьмах и других арестантских помещениях отдельных камер для заключения поодиночке следственных арестантов, сии последние не только содержатся вместе с другими обвиняемыми, научась от них разным изворотам, но часто прикосновенные к одному и тому же делу заключаются в одно помещение, где и сговариваются заблаговременно между собою насчет требуемых от них ответов».
Для устранения столь важного неудобства Государь Император «Высочайше повелеть соизволил:
1. Устроить ныне же во всех тюремных замках и других арестантских помещениях, находящихся при полициях, отдельные камеры для одиночного содержания следственных арестантов.
2. Для сего, где местность дозволит, сделать пристройки к тюрьмам и другим арестантским помещениям, а если нельзя, то разделить находящиеся в них, одну или две, общие комнаты на несколько отдельных камер или нанять, для содержания следственных арестантов, частные дома, с надлежащим их устройством.
...Сообщая Вашему Превосходительству сию Высочайшую волю к непременному исполнению, я поручаю Вам распорядиться, чтобы немедленно составлены были надлежащие проекты и сметы о помянутых пристройках к тюрьмам... или о разделении в них общих комнат на несколько отдельных камер...
В уездном городе не должно определять менее пяти, а в губернском не менее десяти помянутых камер, из коих каждая должна иметь в длину около пяти, а в ширину около трех аршин. Означенные проекты и другие предложения Ваши по настоящему предмету прошу Вас представить в самом скором времени МВД...»
Владимирская Губернская Строительная Комиссия, получив сметы и планы пристроек к тюремным зданиям в уездных городах, в том числе и в городе Александрове, 16 февраля 1845 года постановила отослать их в Главное Управление Путей Сообщения.
В городе Александрове работы по пристройке к тюремному замку начались только в 1852 году. 9 августа помощник архитектора Рейм сообщал во Владимирскую Губернскую Строительную Комиссию: «Честь имею донести, что работы по устройству отдельных камер для следственных арестантов при тюремном замке в г. Александрове в течение июля месяца не производились и материалы для производства работ не были выставлены, а от местной Градской думы я не мог получить точных сведений о времени начатия работ и поставке материалов... Я имею честь Комиссию покорнейше просить, не оставить снабдить меня предписанием: по коим срокам Александровская Градская дума обязана произвести устройство отдельных камер для следственных арестантов и обязана ли она своевременно выставить все количество материалов, потребных для работ в течение одного года, или может ли она приобрести материалы, смотря по мере надобности в производстве работ».
6 сентября 1852 года Рейм доложил, что работы начаты 21 августа. Строительство велось 2 года по строительным сезонам. 12 октября 1854 года Рейм, уже в качестве архитектора, доложил в Губернскую Строительную Комиссию о конце строительства к 1 сентября.
2 декабря 1854 года он рапортовал: «Честь имею представить в Комиссию сдаточную опись зданию отдельных камер для следственных арестантов при тюремном замке в г. Александрове и донести, что вновь устроенное здание может быть занятым по принадлежности».
В «Описи зданию отдельных камер» значится: «Каменное двухэтажное здание, крытое железом, длиною 18, шириною 10 1/4, вышиною от земли до крыши 9 1/2 аршин. Оштукатурено снаружи и внутри, со сводами в нижнем этаже и деревянными потолками в верхнем этаже.
В нижнем этаже: крыльцо каменное, коридор, 4 арестантские камеры с каменными полами, ретирадное место с деревянным местом, две голландские и изращатые печи с прибором; пять окон, пять дверей, из них четыре с железными запорами. В верхнем этаже: коридор с деревянным полом, 4 арестантские камеры с деревянными полами, ретирадное место с деревянным полом, 2 голландские печи с прибором, 2 створчатые двери, 5 дверей, из них 4 с железными запорами, 5 окон с зимними и летними переплетами и железными решетками.
«По сей описи принято городничим 23 октября 1854 года».
К 1 марта 1888 года должность смотрителя тюрем заменена начальником тюрьмы. А с 1890 года вышел закон об устройстве при тюрьмах священнослужителей.
Данных об Александровской тюрьме за период с 1888 года до 1942 года нет.

В 1942 году тюрьма значится как общая тюрьма № 6 УНКВД Ивановской области. Начальник тюрьмы - сержант госбезопасности Данилов Михаил Петрович, 1912 года рождения.
В документах значится, что в 1942 году произведен капитальный ремонт тюремных корпусов и построено бомбоубежище.
Приказом № 85 от 18 ноября 1942 года начальником тюрьмы № 6 УНКВД назначен Офицеров Иван Александрович, 1908 года рождения.
В 1943 году по распоряжению Тюремного отдела УНКВД Ивановской области от 17 мая № 8/1265 создана комиссия для определения пригодности леса на постройку административного корпуса.
В 1944 году тюрьма значится как внутренняя тюрьма № 6 УНКВД Ивановской области. С августа 1944 года начальник тюрьмы № 6 УНКВД Ивановской области лейтенант госбезопасности Шутников Павел Петрович, 1911 года рождения.
С 14 августа 1944 года Александровский район в составе Владимирской области.
С апреля 1946 года внутренние приказы издаются по общей тюрьме № 6 УМВД Владимирской области города Александрова.
С марта 1945 года до августа 1948 года начальник общей тюрьмы № 6 УМВД Владимирской области города Александрова капитан Пименов Иван Васильевич, 1905 года рождения.
В 1948 году — капитан Фадеев Алексей Алексеевич, 1911 года рождения.
C 1951 года по июнь 1965-го начальник тюрьмы № 6 УМВД Владимирской области города Александрова капитан Милованов Иван Васильевич, 1908 года рождения.
С 1958 года тюрьма значится как тюрьма № 6 УВД Владимирского областного горсовета депутатов трудящихся Владимирской области, с июня 1959 года тюрьма № 6 ОМЗ УВД Владимирского облисполкома.
С 1961 года тюрьма №4 ОМЗ УВД Владимирского облисполкома.
В 1961 году сотрудникам Александровской тюрьмы пришлось выдержать тяжелое испытание. После массовых беспорядков в Рыбинске и Муроме, вызванных неправомочными действиями милиции, когда были разгромлены отделы милиции, в Александрове случилось то же самое.
Поводом послужило то, что милиционеры задержали солдата, видимо, избили его, после чего тот скончался. Толпа, собравшаяся на центральной площади, нахлынула на районный отдел милиции и полностью его разгромила. Затем настала очередь тюрьмы. Люди, охваченные только одним желанием — громить и разрушать, решили освободить содержащихся в камерах заключенных, подстрекателей для этого хватило.
И вот здесь сотрудники уголовно-исполнительной системы проявили мужество и стойкость. Никто не смог проникнуть внутрь, и тюремный замок выстоял с честью. Это охладило пыл осаждавших. Вскоре толпа разошлась и страсти улеглись (см. Массовые беспорядки в Александрове 23–24 июля 1961 г.).

Следственный изолятор

В 1964 году Александровская тюрьма стала следственным изолятором.
Начальники Александровского СИЗО:
С июля 1965 года по 1972 год — начальник подразделения п/я — ИЗ-28/2 старший лейтенант Королев Владимир Анисимович.
С августа 1972 года по 1983 год начальник учреждения ИЗ-28/2 капитан Елисеев Леонид Михайлович, ранее работающий ДПНТ с 1960 года.
С 1983 года по 1993 год должность начальника учреждения ИЗ-28/2 занимал подполковник Алятин Владимир Иванович.
С 1993 года по 1997 год начальник следственного изолятора — Савичев Виктор Иванович.
С ноября 1997 года по 2006 год — Бойцов Валерий Васильевич.

Главная задача изолятора - обеспечить изоляцию. Здесь и на прогулках гуляют только с сокамерниками.
Сегодня ФБУ СИЗО-2 – следственный изолятор с лимитом наполнения 139 человек. Здесь 25 камер, от 2-местных до 8-местных. В каждой из них - туалет, раковина с холодной и горячей водой. Телевизоры и холодильники - почти во всех камерах. Во всех камерах есть радиоточка.
В последние годы в учреждении проводился капитальный ремонт практически всех жилых и хозяйственных помещений. Значительные изменения начались с 2006 года, когда руководством УФСИН было принято решение утвердить программу развития учреждения на 2007-2009 гг. Начали тогда с коммуникаций, крыши, полностью поменяли системы холодного и горячего водоснабжения, отремонтировали пищеблок, баню для спецконтингента, прачечную. Тем самым заложили основу для дальнейшего ремонта. Потом отремонтировали все камеры, режимный корпус. Корпуса, камеры, служебные помещения были оснащены новой сантехникой. Сейчас в них ровные чистые стены, потолки, вместо бетонной стяжки полы в камерах деревянные. В надлежащее состояние были приведены следственные кабинеты, дежурная часть, комната отдыха дежурной смены, комната свиданий, было завершено строительство питомника для служебных собак, отремонтирована комната для хранения оружия. В 2009 году программа осуществилась в полном объеме. Конечно, за это время учреждение преобразилось, и в 2009 году СИЗО-2 как лучшему в области была вручена почетная грамота областного управления.
СИЗО достаточно автономно: система отопления и горячего водоснабжения здесь своя, поэтому в СИЗО горячая вода есть всегда, в том числе летом. Кроме того, есть резервные источники электроснабжения. Таким образом, для того чтобы заключенные находились в СИЗО в относительно комфортных условиях, сделано в последние годы немало. Кроме того, есть библиотека, классы для занятий. Родственники, друзья и знакомые могут передать деньги, но не в руки заключенных, а положить их на «лицевой счет», и в пределах этой суммы заключенный может заказать какие-то товары или продукты из магазина.

В августе 2008 года была освящена часовня в честь святого чудотворца Николая Мирликийского, которая расположена в тюремном корпусе. Ее могут посещать осужденные из хозобслуги и все арестанты. Находящиеся в неволе люди могут исповедоваться, причаститься и просто облегчить душу.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "СЛЕДСТВЕННЫЙ ИЗОЛЯТОР № 2 УПРАВЛЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ ПО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ" действует с 4 июня 2001 г.
После оптимизации и перевода изолированных в другое место, опустели камеры и СИЗО обезлюдело. Организация ликвидирована 26 апреля 2019 г.


Владимирская область, г. Александров, ул. Ленина, д. 81, стр. 2

Источник:
Владимирский централ / Т.Г. Галантина, И.В. Закурдаев, С.Н. Логинов. — М.: Эксмо, 2007. — 416 с.: ил. — (История тюрем России).
Владимирский тюремный замок
Покровская пересыльная тюрьма

Категория: Александров | Добавил: Николай (07.02.2021)
Просмотров: 35 | Теги: Тюрьма, Александров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика