Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
04.12.2016
11:07
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [395]
Суздаль [150]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [81]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [34]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Касимовское ханство

Касимовское ханство

Основание ханства было вынужденной уступкой Орде. В 1437 г. хан Улу-Мухаммед (Улу - значит Великий) теряет престол в Большой Орде. Спасаясь, он бежит в Белевское княжество (тоже буферное политическое образование на юге нынешней Тульской области, в самой Туле сидела татарская администрация). Ему предоставляют политическое убежище, но московскому князю Василию это не понравилось. Очевидно, у него была договоренность с Кичи-Мухаммедом, противником Улу, добить беглеца. Василий посылает к Белеву рать. Улу просит оставить его в покое, обещаясь стеречь границу, тем более, что в свое время он дал ярлык Василию и обеспечил его властью. Но москвичи устраивают страшный разгром (хотя решающую битву татары выигрывают), Улу-Мухаммед бежит с немногими куда глаза глядят. Потом дела его наладились, он обосновался в Казани, дав начало Казанскому ханству. И принялся мстить. В 1444 г. он захватывает Нижний Новгород, и в битве под Суздалем берет Василия в плен. Василий откупается суммой, равной которой нет в истории России ни до, ни после - 200 тысяч рублей (в других источниках - "вся казна", что в общем-то одно и то же). Тогда, как считает Похлебкин, Василия заставили дать землю сыну Мухаммеда Касиму на Оке, может, по выбору Василия. То есть - заставили сделать то, о чем Улу по-человечески просил в Белеве, но теперь для сына, поскольку сам Улу был вполне доволен Казанью. Возвращение Василия в Москву с татарским отрядом, который должен был увезти деньги в Казань, вызвало народное восстание против князя, который так дорого купил свою свободу. К власти приходит Дмитрий Шемяка. Василия ослепили (отсюда - Василий Темный). Лишь в 1446 г. Василий при поддержке Улу возвращает себе трон (в карательной экспедиции участвовал Касим).
В борьбе за московский престол великому князю Василию Тёмному большую помощь оказали татарские царевичи Касим и Якуб. В казанских источниках говорится, что Улуг-Мухаммед умер собственной смертью. Его старший сын Махмутек занял казанский престол, два его младших брата, оказавшись не у дел, решили искать лучшей доли в соседних землях.
В 1449 г. князь Василий II взял обоих казанских царевичей на битву против Шемяки. Касим отбил у Саид-Ахмеда, напавшего на Русь, город Звенигород, разбил войско Саид-Ахмеда у реки Пахры и освободил всех пленённых. В январе 1450 г. царевичи со своими дружинами в битве под Галичем, в союзе с другими русскими князьями, нанесли поражение Шемяке. В этот же год на Русь напал Меулим-Бирды-оглан с ордою. Князь Василий послал против него Касима с его отрядом татар и воеводу Беззубикова с жителями города Коломны. Настигнув неприятеля у реки Битюги Касим обратил вражескую орду в бегство. В 1452 г. Якуб ходил зимой с сыном Василия Иваном в погоню за Шемякой к Кокшенге и к устью реки Ваги и весьма успешно. Постоянным местом пребывания на Руси казанского царевича Якуба была Кострома.

1. Касим-хан. 1452 -1469 гг., первый хан казанской династии.
За верность и важные услуги князь Василий пожаловал Касиму Низовой Городец. Было это в 1452 г. Так по княжьему указу в глубине мещёрских лесов возникло Касимовское царство, просуществовавшее с 1452 по 1681 гг. В состав царства входили уезды Рязанской и Тамбовской губерний (Касимовский, Шацкий, Елатомский, Темниковский).
В.О. Ключевский писал: "…Вслед за Василием Темным, когда он вышел из Казанского плена, приехал служить к нему с отрядом татар Казанский царевич Касим. Около пол. ХV в. этим татарам был отдан Мещерский городок на Оке с уездом, где среди иноверцев мещеры и мордвы верст на 200 вокруг города испомещена была дружина Касимова...". В.П. Семенов несколько уточняет: "Удел, сосредоточенный вокруг Мещерского Городца и известный затем под именем Касимовского царства, занимал Касимовский, Елатомский, Шацкий, Спасский (Тамбовской губернии), Темниковский уезды..."
Татары начали строить свою слободу и мечеть на горе.
В это время Большая Орда отживала свой век, элита уничтожала друг друга в междоусобной борьбе за власть. Набирало силу молодое Казанское ханство. Вокруг Нового Низовьего Городца проживали мордва и мещёра, исповедующие мусульманство или язычество. С окрестных подвластных народов Касим и его сын Даньяр собирали ясак. Рязанский князь также платил им определённые суммы за охрану рубежей Рязанского княжества. В обязанность Касима входило – по первому требованию Василия Тёмного являться со своими татарами на государеву службу.
После смерти Махмутек-хана около 1465 г. некоторое время ханом был его сын Халиль, умерший вскоре, в 1467 г. Тут-то и успел появиться на политической арене законный наследник Казанского престола Касим, родной брат почившего Махмутека, уже 22 года «временно» проживавший в Мещерском Городце в качестве удельного князя. Почему казанцы к этому времени уже избрали нового хана — второго сына Махмутека — Ибрагима, можно лишь предполагать, возможно, Касим, долго живший в пределах России, стал им чужим, хотя многие мурзы выдвигали именно кандидатуру Касима. Пришлось Касиму выступить против племянника. Поскольку собственных сил у него было недостаточно, он решил обратиться за помощью к Великому князю Ивану III Васильевичу. Московское правительство, которое вело значительно более агрессивную политику, чем при Василие Темном, дало войско. Хотя касимовское объединенное войско было отброшено, а сам претендент вскоре скончался, тем не менее Москва верно усмотрела в Касимовском царстве «козырную карту» в политической игре и в дальнейшем умело ею пользовалась.
Касим скончался в 1469 г.
В памяти народной Касим остался как воин, строитель первой мечети в Русском государстве, до наших дней сохранился лишь минарет первой мечети.



Минарет XV в.

Белокаменная Старая мечеть (1470 г.) была построена еще при первом хане Касиме на Татарской горе. Мечеть по указу Петра I в 1702 г. была разобрана, но минарет остался. Он является одним из самых старых сохранившихся зданий татарской (и вообще мусульманской) архитектуры на территории России. В 1768 г. после разрешения Екатерины II мечеть стали строить вновь из белого камня на старом основании.
Мечеть XIX в. представляет собой прямоугольный двухэтажный объем с минаретом у северо-западного угла. В настоящее время в мечети расположена часть экспозиции Касимовского краеведческого музея (другая часть - в бывшем доме купца Алянчикова).
Над крышей мечети возвышается шпиль с «яблоком» и стоящим над ним полумесяцем — символом ислама.
В минарете имеется винтовая лестница, сложенная из белокаменных блоков, по которой можно подняться на его ходовую площадку; она освещается маленькими щелевидными окнами.




Касимов в XVI веке. Художник Ильдус Азимов.

2. Якуб-хан (Ягуб). 1469 - 1471 гг.
О царствовании младшего брата Касима — Якуба, к тому времени уже явно немолодого человека — сведений почти нет. Известно лишь, что он до этого нёс службу в качестве военачальника при дворе Великого Князя, жил в Костроме. Находившиеся при русском войске тюрки именовались служилыми татарами или казаками (козаками).

Город Касимов

3. Данияр (1471-1486 гг.), последний хан казанской династии.
Престол Касима унаследовал сын Касима Даньяр. При нём город был переименован в Касимов – по-татарски Кизи-Керман (Хан-Керман). Это событие произошло в 1471 г. Под этим же годом касимовские татары и их предводитель упоминается в летописи в связи с походом на Новгород. Поход был удачным, князь Московский Иван III одарил Даньяра и его воинов и отпустил в Мещёру.

После разгрома Великого Новгорода в 1471 г. Иван III переселял новгородскую знать и в Мещёру, а князья Мещерские Борис Иванович и Василий Иванович «испомещены по Новгороду», возможно и рязанские бояре по его указанию переселялись в Мещеру.

В 1472 г. Даньяр с дружиной выступил под город Алексин и принудил сарайского хана Ахмата покинуть пределы Руси. В 1477 г. крымский хан просил ежегодно посылать против Ахмата царевичей Даньяра и Муртазу, обещая со своей стороны помощь Ивану III против польского короля Казимира. В этом году Даньяр с касимовскими татарами присутствовал при падении Новгородской республики. После этого имя касимовского правителя Даньяра нигде не упоминается. На Даньяре пресёкся в Касимове род Улуг-Мухаммеда.
Во главе Касимовского царства стоял хан ("царь") или султан ("царевич"). Он мог быть только мусульманином. Татарское население ханства исповедовало ислам. С населения ханства в ханскую казну поступали налоги (дани и оброки). Их сбор осуществляли специальные чиновники (даруги). Контролировал доходы и расходы ханства вельможа, имевший должность казначея. Касимовские татары несли военную службу в составе российских войск. Во главе со своими ханами они активно участвовали практически во всех крупных войнах, которые вело Московское государство и в конце XV в. и в XVI-XVII вв. Касимовские ханы всегда зависели от объединяющегося и крепнущего Русского государства, не все из них были значительными фигурами, однако некоторым удавалось умело лавировать между интересами крупных сопредельных государств Восточной Европы средних веков, пользуясь особым стратегическим положением и политическим местом удельного царства — Касимовского ханства.
Касимовские ханы приносили Московскому государю присягу на верность (шерсть). Делами касимовского ханства в Москве ведал Посольский приказ, что также свидетельствовало об особом статусе ханства, наличии некоторых признаков отдельного государства. На самом деле касимовские ханы оставались в полной зависимости от московских Великих Князей. Москва была заинтересована в возведении на казанский трон лояльного по отношению к ней хана. Существование Касимовского ханства во главе с правителями-мусульманами показывала всем сопредельным странам, что Московское государство вполне лояльно относится к иноверцам. Это укрепляло позиции сторонников Москвы, прежде всего в татарских ханствах Крыма, Казани, Астрахани, Сибири.

4. Hyp-Давлет (1479-1491 гг.), первый хан крымской династии.
В 1479 г. в Москву прибыл Нур-Давлет – сын крымского хана Ази-Гирея, свергнутый с крымского престола своим братом Менгли-Гиреем. Иван III поставил его на Касимовский престол.
В 1480 г., во время знаменитого «стояния» на реке Угре, когда встретились войска ордынского хана Ахмета и князя Московского Ивана III, татары под предводительством Нур-Давлета совместно с московским воеводой Василием Ноздреватым совершили удачный набег на столицу Золотой Орды – Сарай аль-Джадид (Новый Сарай) и основательно пограбили её, пройдясь по окрестным улусам. Как только хан Ахмат получил известие о разорении своей столицы, он спешно отвёл войска от Угры и ушёл в степь, где, повстречавшись с тюменскими татарами, шедшими на помощь Ивану III, погиб. Большая Орда практически прекратила существование. Так произошло освобождение Московского княжества от татаро-монгольского ига.
Есть сведения об одном из вероятных сыновей Нур-Давлета — Азубеке, — обосновавшегося в Литве. Из грамоты Менгли-Гирея королю Великого Княжества Литовского Сигизмунду I (около 1507 г.) явствует, что крымский посол Мамыш-улан, воротясь из Литвы, сообщил хану, что...
«брата нашего сына, Довлещ Солтанова сына Озубек солтана, што ж в него королева данина отънята, и дано одному москвитину». Хан просил короля «сего Озубека солтана брата нашого... чести ховати»... Источник: Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о касимовских царях и царевичах. СПб., 1863. ч.1., с. 98-148.
...и вернуть ему имение. Судя по этому документу, царевич приходился Менгли-Гирею племянником. Его отцом мог быть брат и соперник Менгли-Гирея Нур-Даулет, который в 1478 г. ненадолго укрылся в Литве, а затем «отъехал» в Москву... В 1491 г. в Литву прибыли также другой брат Менгли-Гирея Изтемир с племянником Девлешем. Вполне вероятно, что Азубек мог быть и сыном последнего («братом» хан называет в послании не только отца Азубека, но и его самого, следовательно, это указывает на близкое родство, не определяя его точно). Азубек-солтан упомянут около 1524 г. в числе крымских царевичей, извещавших Сигизмунда I о воцарении Саадет-Гирея.
На касимовском троне Нур-Давлет сидел недолго, и, вероятно, в это время был уже немолод.

В договоре от 19 августа 1496 г. между рязанскими князьями братьями Иваном и Федором, определяющий взаимные отношения и устанавливающий границы владений, есть упоминание Мещерского рубежа: «… а от Щучьей по перевертам к Исьи, да по Исьи на низ до устиа, да на низ по Оке реке до усть Прони, да Пронею в верх до Жорновиц, от Жорновиц подле лесу назад заполья, да позад березовой поляны до рубежа до Мещерского, куда наши бояре ехали».
Если посмотреть на современную карту Рязанской области, то находим реку Истью и Жерновище возле реки Прони, а также речку Березовку и два поселения с одноименным названием. И все это в пределах левого берега реки Пара, а вот на правой стороне Пары в неё впадает речка под названием Ширино и на ней поселение Ширино, а чуть севернее еще одно селение – Красное Ширино. На топографической карте 1992 г. вблизи Ширино был указан и кордон Ширинский, а в региональном атласе 2001 г. этого кордона уже нет. Но согласно топонимике, науке изучающей происхождение географических названий, не может быть случайным столько названий с корнем «ширин» в одном месте. Скорее всего по реке Пара и проходила граница между Рязанским и Мещерским княжествами.
В завещании Ивана III, составленном в 1504 г., говорится: «… да Мещера с волостьми и з селы, и со всем, что к неи потягло, и с Кошковым… сыну же моему Василью». Это самый первый документ о передаче Мещёры по наследству. К этому времени Мещерские князья были выведены из своих родовых уделов и им были предоставлены вотчины в других местах и служба в Москве при великом князе.

5. Сатылган/Салтаган (1491-1508 г.).
Юный князь, сын Нордоулата, упоминается в связи с походом русских войск в 1491 г. против ордынских царей Сеид-Ахмета и Шиг-Ахмета (сыновей убитого сибирским князем Ибаком последнего значимого ордынского хана Ахмата).
...На берегах Донца находились полководцы Иоанновы, Царевич Салтаган, сын Нордоулатов... Иоанн III поручал Андрею Большому (брату) прислать вспомогательную дружину в помощь Салтагану, но тот не прислал..."
По сведениям того же Б. Рахимзянова, в 1505 г. Сатылган вместе с князем В. Холмским ходил на Казань против Мухамед-Эмина.

6. Джанай (до 1512 г.).
Благодаря поискам молодого казанского историка Булата Рахимзянова, мы, наконец, имеем некоторые сведения об этом малоизвестном правителе Касимова. Например, что Джан-Ай (Джанай) также участвовал в походе на Казань против Мухамед-Эмина, но уже 1506 г. Есть сведения и о том, что в усмирении жителей Торопца Джанай принимал участие.

7. Шейх-Аулияр (1512-1516 гг.).
Шейх-Аулияр приходился родным братом последнему значительному ордынскому хану Ахмату. В конце закономерного краха Большой Орды они с другим братом Исупом уже занимали "должности" царевичей астраханских.
Н.М. Карамзин красочно описывает те годы, когда сын Ахмата — Шигъ-Ахмет — ища защиты у своего бывшего союзника — Литвы, попадает в Киеве в неволю. И, когда сыновья Ахматовы кляли вероломство Литовское, царевичи Астраханские, Исуп и Шигавлияр, хвалились милостью Великого Князя, вступив к нему в службу...
Действительно, в 1502 г. после падения Сарая под ударами Менгли-Гирея сыновья и племянники хана Ахмада бежали в Россию, получили себе в управление волости и города. В том же году Шейх-Аулияр уже владел Сурожиком (к северу от Звенигорода) и участвовал в литовском походе. Еще в Сарае Шейх-Аулияр женился на княжне Шаги-Салтан, дочери князя Ибрагима ногайского. В 1502 г. у них родился сын Шах-Али.
Ок. 1512 г., по смерти Касимовского владетельного царевича Джан-Ая, Шейх-Аулияр был назначен владетельным государем Касимовского удела. В 1516 г. у них родился еще один сын Джан-Али. В том же году Шейх-Аулияр скончался, и касимовский удел перешел к его сыну Шах-Али. Когда умер отец, царевичу было всего 11 лет.
Шейх-Аулияр участвовал в русско-литовской войне 1507-1508 гг., а с касимовскими татарами — в походе Василия III под Смоленск в декабре 1512 г., присоединившись к русским войскам в Можайске. Назначая Шейх-Аулияра на касимовский престол, Москва неизбежно могла вступить в конфликт с пока еще союзником Таврическим царем (Крымским ханом Мингли-Гиреем), ведь Шейх-Аулияр происходил из рода Тимур-Кутлу. Этот разрыв наступит позже, при возведении сына Шейх-Аулияра — другого касимовского царя, Шах-Али — на казанский престол.

В 1513 г. Бахтеяр, мурза Крымский, Девлетеков сын из рода князей Ширинских пишет великому князю Василию III: «Челобитье наше то, что де на государя своего холопстве как стоим и как царю добра хотим, так и тебе государю своему служим и добра хотим. Челобитье тебе наше о том: сам гораздо знаешь, что Мещерский юрт государя царев, и яз холоп послышав, что Мещерский юрт Намоганского юрта царевичу дал еси, и взмолвишь, чтобы межи царя и тебя добро было, и ты у государя нашего у царя одного сына его испросив взял, да на том юрте посадил, пригоже ли пак так будет, непригоже ли». Речь идет о поставлении в 1512 г. в Мещёру, в частности в Мещёрский городок – Касимов, астраханского царевича Шейх-Авлияра, что вызвало недовольство Крыма.
Еще более категорично выразился относительно Мещёры крымский хан Мухаммед – Гирей: « А что наши люди Мещеру воевали то я не ручаюсь, что вперед этого не будет, хотя я с братом своим великим князем буду в дружбе и братстве; людей мне своих не унять: пришли ко мне всею землею, говорят, что не будут меня в том слушаться; а Ширины мимо меня вздумали воевать Мещеру, потому что ныне на Мещере наш недруг, а из старины этот юрт наш. Нынче брат мой, князь великий, зачем не просил у меня на Мещеру брата или сына. Когда наш род был на Мещере, то смел ли кто из наших смотреть на неё. И только то по старине не будет, то Мещере всегда быть воеванной».
Мещёра становится яблоком раздора между Москвой и Крымом, в чем особую роль играли Ширины – «князья … а особливо Ширинские и мурзы» не соглашались дать великому князю присягу из-за того, что на Мещерский городок был посажен сын Шейх- Авлияра Шейх-Али (Шигалей, Шах-Али в русских источниках).

При нападениях крымцев в 1514 г. и «Андреев городок», и Мещерский («Косымов») городок были разрушены.

8. Шах-Али (Шигалей) (1516-1519 гг., 1532-1540 гг., 1543-? гг., 1546-1567 гг.).
Один из значительных персонажей в русско-татарской истории XVI вв. — о Шигалее — гораздо больше сведений, чем все касимовские цари вместе взятые.
Шах-Али был племянником последнего золотоордынского хана Ахмата (злейшего врага крымского хана Менгли-Гирея) и происходил из рода Тимур-Кутлу, враждовавшего с родом Тохтамыша (внуком которого, кстати, был первый казанский хан Улу-Мухамед).
Шигалей (или Шиг-Алей, Алей, как его в России называли) рос и воспитывался среди русских, и не мог быть врагом московским. Когда умер отец, царевичу было всего 14 лет.
В 1516 г., когда царь казанский Магмет-Аминь, долгое время бывший верным проводником планов Москвы, но изменивший однажды, серьезно заболел, он послал гонцов в Москву, чтоб просить Великого Князя объявить Владетелем Казани Абдул-Летифа (схваченного еще в 1502 г. и заточенного в Белоозеро — тогда еще молодого, но действующего хана казанского). Однако Абдул-Летиф умер внезапно в расцвете сил, в 40 лет, 19 ноября 1517 г. Кстати, М. Худяков считает его смерть неслучайной, ведь после Магмет-Аминя, Абдул-Летифа и обрусевших потомков Худайгула и Мелик-Тагира, потомками Тохтамыша оставались только хан крымский и его сводный брат (в декабре 1518 г. в Казани скончался и Магмет-Аминь).
Но Великий Князь Василий не пошел на поводу у Менгли-Гирея, требовавшего возвести на казанский престол своего сына Саип-Гирея, выбрав неожиданно 16-летнего касимовского царевича Шах-Али. Союз России и Крыма распался...
Однако Шигалею не пришлось долго находиться на троне, крымский царевич Саип-Гирей в 1521 г. взял Казань, сверг и пленил Шигалея, объявил себя его покровителем, но (!?) отпустил его в Москву.
Царь-изгнанник Шигалей поселился в Москве, т.к. в Касимове правил его младший брат Джан-Али. При московском дворе он прожил 9,5 лет. В 1523 г. Шигалей участвовал при основании небольшой крепости Василь-города (нынешнего г. Васильсурска) на захваченном у казанцев клочка земли на правом берегу Суры. В декабре 1530 г., ввиду ожидавшегося переворота в Казани, Шах-Али был отправлен в Нижний, чтобы оттуда при первой возможности ехать в Казань и занять ханский престол. Однако переворот мая 1531 г. доставил престол не ему, а Джан-Али.
Шигалей побывал в заключении, был помилован юным Иоанном IV, затем вновь сделался царем Казанским.
Летом 1546 г. ему действительно удалось продержаться на казанском престоле 1 месяц, после чего вновь уступил его Сафа-Гирею.
Н.Карамзин повторяет известную ''басню'' русских летописцев, что в марте 1549 г. хан Сафа-Гирей, якобы будучи пьяным, споткнулся и умер. Хотя Сафе было 42 года, причины для быстрой кончины могли быть другие. После того, как взрослого сына Сафа-Гирея, Булюк-Гирея не отпустил из Крыма Саиб-Гирей, в Казани ханом избрали 2-летнего сына Сафы — Утямыш-Гирея при регентше Ковгоршад. Вот тут-то начинается период деятельного участия Шигалея в русско-казанских сношениях (1550-1552 гг.) вплоть до захвата Казани.
Еще дважды он будет торжественно входить в ханский дворец, а в последнее "царствование" отречется от престола, завершая более чем 100-летнюю историю одного из осколков Золотой Орды — Казанского ханства.
Остаток жизни он проведет уже в родном для него Касимове, выезжая время от времени на военную службу к Царю Всея Руси.
Имеются многочисленные сведения о человеческих качествах Шигалея. Утверждается, что он обладал проницательным умом и воинскими способностями.

9. Джан-Али/Еналей (1519 - 1531 гг. или 1532 г.).
Джан-Али был назначен номинальным владетелем Касимова возрасте 3-х лет, а в 15 лет ему пришлось перебираться с дружиной в Казань, и опять в ханские палаты. Это произошло после того, как в 1530 г. русские войска подступили к Казани, вынудили хана Сафа-Гирея (племянника Саип-Гирея, тот в эти годы уже перебрался через Константинополь на крымский трон, а Казань он оставил еще в 1523 г. юному 13-летнему Сафа-Гирею) отступить к Арску, а затем к своему тестю в Ногаев улус.
Несмотря на старания про-московски настроенных казанских вельмож, Москве не удалось вернуть на казанский трон Шигалея, казанцы ''выпросили'' Еналея касимовского.
По данным М. Худякова, Джан-Али был возведен на Казанский престол 29 июня 1531 г. Через 2 года Джан-Али женился на дочери Ногайского мурзы Юсуфа — княжне Сююн-Бике. Вскоре сам Юсуф подстрекал казанцев к низложению Джан-Али, недовольный его отношением к дочери. Фактическая власть в Казани принадлежала регентше царевне Ковгоршад, сестре Магмет-Аминя, она, видимо, и организовала убийство молодого хана (25 сентября 1534 г.). Сафа-Гирей вернулся на престол и женился на вдове убитого. Все это происходило при бездействии слабого русского правительства регентши Елены Глинской, Государыни при малолетнем Иване IV после смерти в декабре 1533 г. Василия. Москва даже забыла завить дипломатический протест.
Касимовское ханство в период с июня 1532 г. по начало 1537 г. оставалось без хана. Однако ханство без хана — нонсенс. Фактически, российскому руководству было нужно не Касимовское царство, а звание касимовского хана (султана), чтобы выдвигать его на казанский престол. Вопрос престолонаследия в Казани, как и в других восточных государствах, не был строго определен, поэтому любой мусульманский правитель в принципе мог на него рассчитывать. Поэтому-то и нужен был титул касимовского государя. Но и здесь "палочка-выручалочка" Шах-Али пригодился. Кроме 1516-1519 гг., он еще числится ханом в 1532-1540 гг., а затем "царствовал" несколько лет после 1543 г., ну, и конечно, прожил ханом в Касимове с 1546 г. до своей смерти в 1567 г.
После завоевания в 1552 году Иваном Грозным Казани в Касимов была сослана последняя правительница Казанского ханства — Сююмбике, которая спустя несколько лет и скончалась в этом городе.

Шах-Али был ханом Касимовским до конца своих дней. В июле 1553 г. он был вызван в Коломну, ввиду ожидавшегося нападения крымских татар. С осени 1553 г. до конца 1557 г. он жил безвыездно в Касимове, в конце же этого года, при начале Ливонской войны, Шах-Али был призван в армию и отправлен на фронт. "Войска наши в январе 1558 г. вступили в Ливонию, произвели в ней страшные опустошения, подходили к Дерпту, несколько раз разбивали немцев, были недалеко от Ревеля и Риги и наконец, обремененные добычей и обагренные кровью, в феврале вышли обратно на русскую границу". Немецкие современники — Генинг в "Liftlendische Churleddische Chronica" и Бреденбах в "Livonica historiae compendiosa series", а также их последователи Hiarn, Kelch и др. приписывали Шах-Али все жестокости, совершенные русскими при завоевании Ливонии. Более правильный взгляд высказал Б. Руссов в "Chronica der Provintz Lyfflandt", в которой он говорит об опустошениях, произведенных в Ливонии русским войском под начальством Шах-Али, но прямо его не обвиняет и не приводит примеров его жестокости. Рижский бургомистр Франц Ниенштедт в "Liflandishe Chronik" даже хвалил Шах-Али и называл его человеком разумным: "Dieser war ein ansehnlicher, grosser Mann von Persohn, und auch verstandig und bescheiden" ("он был значительной, важной особой, а также разумным и умеренным"). Летом 1558 г. Шах-Али был вызван в Москву, и здесь ему был оказан почетный прием, как герою победоносной войны, а затем он возвратился в Касимов.
Возвратившись в Касимов, Шах-Али зажил своею прежней спокойною жизнью. Чуть ли не безвыездно пробыл он в Городке вплоть до начала 1562 г. В 1562 г. он опять был призван в армию и двинут на польский фронт, в Смоленск. "По приходе в Смоленск, хан должен был прибывшее с ним войско отправить... воевать Литву, ему же самому велено было оставаться в городе.

Грамота от 1563 г. Ивана Грозного в ответ на жалобу князя ногайского Исмаила, что с его людей взимают лишние пошлины: «А что еси писал к нам о тамге, ино тамги тем обычаем велися из стари, что зде на Москве на нас тамгу емлют. А коли поидут на Резань и на Коломну, и они емлют на Коломенского наместника тамгу ж. Ино то твоим людем кабы две тамги кажютца. А коли поидут на Володимер, и тогды тамгу другую емлют на Володимерского наместника. Да на Володимир же коли ходят твои послы, тогды им лучитца идти на Городок. А у нас исстари живут на Городке Цари и Царевичи. Ино на Царя и на Царевича идет пошлина ж, да на болшего Князя на Ширинского идет пошлина ж. И после того твои послы нам били челом, что их Шигалей (Шейх- Али) царь обидит, а емлет у них лутчие лошеди в пошлину. И мы того для все пошлины велели имати на Москве».
Эта грамота о выплате пошлины большому князю Ширинскому наряду с касимовскими царями и царевичями подтверждает родословную князей Мещерских.
Вельяминов-Зернов В.В. в своем труде, ссылаясь на грамоту 1563 г., замечает: «Я даже думаю, что в первые времена в Касимове не только три (Аргын, Кипчак и Мангыт), но и все четыре главных рода были те же, что в Крыму и Казани, т.е. Джалаиры возвысились только в последующую эпоху существования ханства, а что прежде до них были Ширины».

В конце 1562 г. Шах-Али участвовал в походе, предпринятом самим Иваном IV и увенчавшемся взятием Полоцка; вероятно, вместе с царем он возвратился в Россию, в 1564 г. он стоял в Вязьме, из Вязьмы был передвинут в Великие Луки, где и провел зиму 1564-1565 гг. Вскоре затем он был демобилизован, вероятно, вследствие нездоровья. По возвращении в Касимов он прожил недолго и скончался 20 апреля 1567 г.
Шах-Али умер бездетным. Одно время при нем жила племянница, казанская царевна — дочь Джан-Али, которую он принял к себе в дом и воспитывал как дочь. В 1550-1552 гг. ее сватал ногайский мурза Измаил за своего сына, но свадьба эта не состоялась, так как русское правительство не разрешило выдать казанскую царевну за границу. В мае 1552 г. царевна была выдана замуж за астраханского царевича Хайбуллу, выехавшего на службу в Россию и получившего в управление г. Юрьев.
Кроме дочери Джан-Али, Шах-Али воспитал еще двух близких родственниц (но не дочерей) Хан-Султан и Маги-Султан. "Первая из них умерла в девицах в 1558 г., 27 лет от роду; другая пережила Шах-Али и в эпоху его кончины была еще не замужем".
Вскоре после кончины Шах-Али русское правительство предлагало крымскому хану Даулету женить сына или внука на Маги-Султан и взять в приданое г. Касимов.
Памятник на могиле Шах-Али поставлен его приемною дочерью Маги-Султан.

Мавзолей (по-татарски — текие) Шах-Али-хана построен в 1555 г. Это небольшое сооружение простой прямоугольной формы с низким белокаменным сводом тоже сложено из блоков известняка. Внутри мавзолей разделен поперечной стеной на два помещения: одно большое, в котором находятся могилы Шах-Али-хана, его жены и нескольких родственников, и другое малое, бывшая молельня, где читали Коран для поминания погребенных здесь лиц. Здесь же похоронена принцесса Сююмбике.


Единственными украшениями являются лишь каменная плита с арабской надписью в профилированной рамке, расположенная над входом в мавзолей, и помещенный выше ее остроугольной формы сандрик. Надпись над входом гласит: «Строитель и собственник этого здания — Шах-Али-хан, сын Шейх-Адмяр-султана: 21 числа месяца рамазана 962 года (9 августа 1555 г.)». Вокруг нее, отделенные узкой полосой, высечены стихи из Корана.

Справа от главного входа, расположена лестница, ведущая в подвал, под которым ниже есть еще одна камера. Возможно, что она является частью подземного хода, ведущего к минарету.
Всего на касимовском троне побывало 14 правителей. Все татарские правители Касимова были чингизидами, то есть прямыми потомками Чингисхана и его старшего сына Джучи, поскольку именно на территории его улуса возникла Золотая Орда. Иногда после смерти или отставки хана московское правительство не сразу успевало назначить в Касимов его преемника, тогда в городе на Оке возникало своего рода "междуцарствие". Примеры: 1610-14 гг. и, по мнению некоторых источников: 1532-1537 гг.

10. Саин-Булат (1570-1573 гг.), последний хан астраханской династии. Начиная с 70-х гг. XVI в. началась христианизация касимовских царевичей (в 1573 г. принял крещение Сеин-Булат и был наречен Семионом (о котором написано в российской исторической литературе, пожалуй, больше, чем о других ханах вместе взятых); в 1655 г. — Сеид-Бурхан под именем Василия, его мать — Фатима-султан — была последней правительницей в Касимовском ханстве.
«В 1809 году, будучи из Москвы окольной дорогой, вздумал Владимирский губернатор Князь Долгоруков проехать, поблизости, в Касимов, город Рязанской губернии. Один из его предков был женат на дочери Касимовского Царя, очень богатого человека, от которого поступило в род Долгоруких село Волынское, отобранное в 1730 году у Князя Алексея Григорьевича, при падении Долгоруких. В Касимове существует мечеть, и при ней было тогда кладбище с особой палаткой, в которой погребались потомки царского рода. Она тогда уже была вросшей в землю, и с давних времен никто в ней не погребался. Стены ее обросли мхом, крыша оделась дерном, и густая роща раскидывала свои ветви вокруг жилища мертвых; но это-то кладбище и было целью поисков Князя Долгорукова. Здесь нашел он каменную гробницу, с полустертой надписью, на которой однако разобрал он имя той, которую искал. Это был надгробный памятник той мусульманки, на которой был женат его предок; на камне было выставлено ее имя: «Султан-Фатьма». Потомок поклонился до земли ее праху. При взгляде на этот памятник, в Князе Долгоруком родилось новое любопытство: отчего покойница, бывшая Княгиня Долгорукова погребена в Касимове, на мусульманском кладбище? Неужели, выходя замуж за христианина, она не отреклась от магометанства? И как допущен был человек знатного рода жениться на татарке, не принявшей крещение?»

В 1570-1573 гг. касимовским ханом был Саин-Булат, потомок ханов Золотой Орды, правнук золотоордынского хана Ахмеда, сын царевича Бекбулата, троюродного брата казанского царя Шигалея. Он в 1573 г. крестился и получил имя Симеона, после чего должен был оставить Касимов (управлять Касимовым мог только мусульманин).
Симеон Бекбулатович (до крещения Саин-Булат) — касимовский хан в течение 3-4 лет, затем номинальный Великий князь. Вместе с отцом Бекбулатом перешел на службу к Ивану IV Васильевичу Грозному. Участвовал в Ливонских походах 70-х гг. XVI в. В 1573 г. крестился (Симеон Бекбулатович). Осенью 1575 г. в Успенском соборе Кремля Симеон был коронован и стал называться Великим князем всея Руси, а царь стал именоваться князем Иваном Васильевичем Московским. Формально страна была разделена на владения Великого князя Симеона и на "удел" Ивана, но фактически правителем государства оставался Иван Васильевич. "Политический маскарад" (по В.О. Ключевскому, по С.Ф. Платонову), при котором Иван Грозный продолжал сохранять власть, современниками и историками объяснен не был. Множество предположений (внешнеполитическая необходимость, испуг Ивана Грозного предсказаниями волхвов, напророчивших на этот год "московскому царю смерть", необходимость усиления террора и др., а также ''забавы, мол, Грозного'') не доказано и не опровергнуто. Через 11 месяцев Симеон получил в удел земли в Твери, лишившись своего титула царя всея Руси, а Иван Грозный снова стал царем. Земельные владения Симеон потерял при царе Борисе Федоровиче Годунове. В 1606 г. был пострижен в монахи под именем Стефана и отправлен в Соловки. Есть сведения, что он был ослеплен (отравленным вином). Умер в 1616 г. в Москве. Похоронен в Симоновом монастыре.

11. Мустафа-Али (1573-1600 гг.), первый хан сибирской династии.
По непроверенным данным, трон мог пустовать до 1585 г.
Преемником Саин-Булата на касимовском троне стал Мустафа-Али, внук хана астраханского, праправнук золотоордынского хана Ахмата, хотя, почему-то некоторые источники считают его ханом сибирской династии. Годы его правления не удостоились упоминаний историков. Или он так тихо "правил", или Москве в это время было не до него...

12. Ураз-Мухаммед Онданович (1600-1610 гг.).
В 1600 г. по повелению Бориса Годунова касимовским царем стал казахский царевич Ураз-Мухамед (Ораз-Мухамед). В марте 1600 г. в Москве царь Борис Годунов устроил торжественный прием, на который был приглашен и Ораз-Мухаммад. «Государь в этот день раздал много поместий и наград». Ораз-Мухаммаду он пожаловал город Касимов (другое название – Кирман) и титул хана Касимова. Ораз-Мухаммад еще какое-то время пробыл при особе государя. В ту пору, пишет Кадир-Али-бий, в столице находилось человек двести кирманских (касимовских) беков, мурз и простых людей. Наконец, государь отпустил Ораз-Мухаммада, и тот вместе с сыном боярским и толмачом отправился в Касимов. Через неделю, 8 мая 1600 г., султан в сопровождении кирманских вельмож благополучно прибыл в город.
Обряд возведения на ханство Ораз-Мухаммада был совершен 23 мая 1600 г. Ему было тогда двадцать восемь лет. «Все от малого до великого, русские и татары, присутствовали при этом торжестве. Толпа народа была огромная. Муллы, данишменды, хафизы, беки, мурзы, словом, все мусульмане собрались в каменной мечети, построенной Шейх-Али-ханом, и стали поздравлять с торжеством. Внесли вызолоченное кресло и установили внутри мечети. Здесь же присутствовал по указанию Бориса Федоровича и сын боярский. Проповедник из древнего йурта Булак-саййид начал провозглашать хутбу. Затем четыре человека с четырех сторон подняли хана и возвели его на золоченый престол.
В эпоху Смуты на Руси касимовцы во главе с Ураз-Мухаммедом находились в активной оппозиции к правительству Василия Шуйского, не имевшего популярности в народных массах. Касимов стал одним из сборных пунктов ратников, поддержавших восстание И. Болотникова. Особенностью этого общенародного восстания было участие в нем обманутых служилых людей — участников сибирской эпопеи, а также мещерских татар, мордвы, черемисов, чувашей. После поражения Болотникова касимовский царь Ураз-Мухамед в 1612 г., всецело доверяя боярину Морозову, перешёл вместе с ним и со своим воинством на службу к Лжедмитрию II. За это город Касимов был взят и сожжён войсками Василия Шуйского.
Осознав свою роковую политическую ошибку, Ураз-Мухаммед решил уйти от Лжедмитрия II на сторону патриотов – Минина и суздальского князя Пожарского. Лжедмитрий пригласил Ураза на охоту и тайком убил его, приказав тело бросить в реку. В лагере было объявлено, что касимовский хан сбежал. Но приближенные Ураза вскоре дознались до истины и затаили жажду мщения. 11 декабря 1611 г. Лжедмитрий отправился на прогулку за город; сопровождавший его ногайский князь Петр Урусов, по рассказу Буссова, неожиданно "выстрелил в сидевшего в санях Дмитрия, да еще, выхватив саблю, снес ему голову".
Таким образом, царствование Лжедмитрия II закончилось так же внезапно, как и началось. ''Тушинский вор'' стал жертвой мести за казнь Касимовского царя, а Ураз-Мухамед сполна разделил судьбу России в смутную годину её истории, пав от руки Лжедмитрия II. Неизвестно, как бы повернулась российская история, если бы не внезапная гибель предприимчивого авантюриста-самозванца...
В сер. XIX в. на Старопосадском кладбище в Касимове был обнаружен могильный камень с именем Ураз-Мухаммеда (эпитафия гласит, что он был убит 22 ноября 1610 г.). Вероятно, касимовским татарам во времена Смуты удалось отыскать в Оке тело своего предводителя, привезти в Касимов и похоронить.
В 1582 г. Ермак, заняв город Кашлык — столицу Ибирь-Сибири — пленил племянника Кучума — царевича Магметкула. Сначала тот жил пленником в Москве, но последним пристанищем для него стал Касимов.
Арслан, возможно, был взят в плен в августе 1598 г. (по другим данным — годом или двумя позже) в сражении между Кучумом и русскими во главе с воеводой Андреем Воейковым на реке Оби, доставлен в Москву и вскоре поселен в Касимове на царском жалованьи. В Смутное время участвовал в военных действиях против поляков и самозванцев (в Ярославле и Вологде). Он был соратником князя Дмитрия Пожарского и возглавлял сибирскую рать, состоящую из татар и казаков, и активно учавствовал в войне против польских интервентов и в освобождении Москвы.
До 1614 г. касимовский "трон" пустовал. По окончании Смутного времени настал черед "сибирской династии".

13. Арслан-Алеевич (1614-1626 гг.).
В 1614 г. на касимовском троне внук сибирского хана Кучума – хан Арслан.
После завершения Смуты и воцарения Михаила Федоровича Романова Арслан назначается царем касимовским ("процарствовал" он на Оке до самой смерти — то ли до 1626-го г., то ли до 1627 г.), изредка приезжает в Москву, где ему оказывается почетный прием у царя и патриарха; участвует в придворных церемониях и приемах иностранных послов.
«Лета 135-го (1627 г.) августа в 20 день, по Государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея России указу, Петр Семенович Воейков да подъячей Посник Раков писали и меряли в городе Касимове на посаде и в слободах, и в церквах всякое строение…» Таким образом появились писцовые книги, имеющие важное значение, как первые документы, отражающие состояние города Касимова. Выписки из этих книг были найдены Вельямином – Зерновым в бумагах местного краеведа И. С. Гагина и помещены в III части «Исследования…».

Во время "правления" Арслана-Алеевича не прекращались жалобы местного населения на "обиды" со стороны Арслана. И в 1621 г. произошло, казалось бы, одно незначительное решение Москвы: власть касимовского царя Грамотою о порядке судопроизводства и взимании пошлин в Касимове была "введена в границы" и поставлена под контроль посольского приказа и касимовского воеводы. Но это, по сути, было началом конца своеобразной истории Касимовского царства в центре московского государства. Арслан считал себя подданным царя Михаила Федоровича, обращаясь к царю он именовал себя холопом.

14. Сеид-Бурхан (Василий Арсланович) (1627-1679 гг.).
В 1627 г. произошла смерть Арслана Алеевича и коронация его сына Сейид-Бурхана.
После смерти отца, сибирского царевича Арслана Алеевича, Касимов наследовал около 1627 г. его малолетний сын Сеид-Бурхан при регентстве матери Фатимы-Султан-Сеитовны.
Характерно, что Сеид-Бурхан носил уже не титул "царя касимовского", а лишь "царевича". Его Москва держала под строгим надзором. В 1661 г. царь Алексей Михайлович послал наказ воеводе И.П. Литвинову "беречь и разведывать того, чтобы к касимовскому царевичу и к людям его из которых басурманских государств или от Ногайских людей и от Черемисы о каких делах присылки али совета ... не было, и не скрали бы его никто".
Как-то к берегу городка причалили корабли, на которых плыли немецкие послы, Сеид-Бурхан не посмел даже пригласить их в свой дворец, извиняясь, что это "вызвало бы неудовольствие воеводы". Но, стремясь все-таки исполнить обычаи гостеприимства, он прислал на берег подарки: двух овец, бочонок пива, меду, кислого молока, сливок, масла и прочие припасы. Причем слуги благоговейно сообщили, что масло собственноручно сбила для гостей ханша Фатима-Сеитовна.
Впоследствии (около 1655 г.) царевич Сеид-Бурхан крестился под именем Василия Арслановича, но, в отличие от Саин-Булата, был оставлен владельцем Касимова.
Крестившись, а затем и породнившись с русской знатью, Василий получил более доверия у царского двора, а вместе с тем более самостоятельности. По крайней мере, теперь ему не возбранялось принимать у себя чужеземных гостей.
Василий Арсланович умер в Касимове в 1679 г. Из шестерых сыновей Василия только четверо пережили отца, но они не могли возглавить ханство, т.к. изначально являлись христианами (правом престолонаследия обладали только мусульмане).
Как и отец, Сеид-Бурхан считал себя верноподданным Царя, "правил" ханством 52 года, из них 24 года христианином.


Мавзолей Афган-Мухаммед-султана. 1649 г.

Мавзолей Авган-Мухаммед-султана построен в 1649 г. на татарском кладбище, раскинувшемся с южной стороны речки Бабенки, на восточной окраине Старого посада, где жило в XVII в. почти только русское население.
В 1622 г. Авган-султан был спасен и тайно вывезен из Хивы русским послом к московскому царю, где нашел защиту и получил образование. Позже он получил Касимовский удел «в кормление» и до своей cмерти служил русскому царю.

Умер Авган-Мухаммед-султан в Москве в 1648 г. Его жена Алтын-ханым перевезла его в Касимов и построила здесь над его могилой мавзолей — небольшое прямоугольное сводчатое здание из кирпича. Оно украшено тесаными деталями и рельефными изразцами, покрытыми желтой, зеленой и коричневой глазурью. Главный фасад его — западный, с богато декорированным порталом и двумя окнами по сторонам. Над входом расположена арабская надпись с датой смерти Авган-Мухаммед-султана. Внутри мавзолея надгробные камни, кроме одного, не сохранились: в северном окне западной стены имеется подоконная плита с арабской надписью: «…владелец и собственник этого здания Авган-Мухаммед-султан, сын Араб-Мухаммеда в 1059 г. (1649 г.)». Кроме Авган-Мухаммед-султана, в текие были похоронены его жена и родственники.


15. Фатима-Султан-Бинем-Сеитовна (1679-1681 гг.) — номинальная правительница.
1679 г. – смерть последнего касимовского правителя Сейид-Бурхана и правление его матери Фатимы-Султан.
После Сеид-Бурхана русское правительство признало владетельною царицею престарелую мать этого хана, Фатиму-султан, которая была ещё жива в 1681 г.
Известно предание о некоторых подробностях жизни этой женщины, видимо, они касаются сер. XVII в. Фатима-Сеитовна, желая повеличаться, разъезжала по городу в богатой, раззолоченной колымаге, запряженной "черными людишками". Но однажды несколько человек, которым пришла очередь впрягаться в хомуты, взбунтовались, наотрез отказавшись стать ханскими "лошадьми". Ханша побранила их: "Экие вы аляны!" (т.е. ленивые, упрямые). Но с тех пор на людях она не ездила. По преданию, от этих "алян" произошел купеческий род Алянчиковых...
Когда Фатима-султан скончалась в 1681 г. по городу поползли слухи, будто ханша была задушена ночью собственными придворными, прознавшими якобы о ее намерении тайно принять православие.

1681 г.- кончина Фатимы-Султан и ликвидация Касимовского ханства, как самостоятельного государства, ханство было присоединено к дворцовым волостям.
Последние касимовские ханы были уже сильно ограничены в своей власти и русское правительство постепенно принимало меры к уничтожению этого ханства. Преуспел в этом Петр I. При последней царице Фатиме-султан Касимов присоединен к ведомству приказа казанского дворца, а после ее смерти стал управляться на общем основании. Петр I причислил его к дворцовым волостям, а татар касимовских приписал к воронежским корабельным верфям.

В XVII в. Касимов разделялся на 3 части: удел касимовских ханов и беков (Татарская слобода и Старый Посад); Ямская слобода (находилась в непосредственном подчинении Москвы), остальная часть города (в том числе Марфина слобода) управлялась касимовским воеводой.
В 1708 г., при разделении России на 8 губерний, Касимов отнесен был к Казанской губернии, в 1719 г. — к Шацкой провинции Азовской губернии, в 1778 г. сделан уездным городом рязанского наместничества, в 1796 г. — уездным городом Рязанской губернии.
Городец Мещерский
«Начало казачьей вольницы – в Мещере».
Мордовский Городок – Елатьма.
Василий II Тёмный.
Мещера, мещеряки, мишари.
Племя мещера.
Ворота в Мещерский край.
Гусский погост.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Jupiter (16.06.2015)
Просмотров: 865 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика