Главная
Регистрация
Вход
Вторник
06.12.2016
13:09
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [396]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [85]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [35]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Село Ненашевское Юрьев-Польского района

Село Ненашевское Юрьев-Польского района

- с. Ненашевское. Курганный могильник, 11-13 вв. Близ села, левобережье р. Колокша. Исследованы (А.С. Уваров, 1852 г.) 189 курганов, содержавших остатки трупоположений с западной ориентировкой и древнерусскими вещами. Остатки могильника распаханы.

ЛИПИЦКАЯ БИТВА

В 1215 г. Ярослав Всеволодович выступил против Новгорода за то, что последний принял к себе на княжение Мстислава Удалого. Князь Константин Всеволодовичсначала принял сторону брата, но потом Мстислав привлёк его на свою сторону обещанием доставить ему великокняжеский стол.
Юрий стал помогать Ярославу против новгородцев, а Константин вступил в союз с последними. Мстислав Удатный с новгородцами, брат его Владимир со псковичами и двоюродный брат их Владимир Рюрикович со смольнянами подступили к стольному городу Ярослава, Переяславлю-Залесскому, а Ярослав ушёл к Юрию.

Великий князь собрал большое войско, «всю силу Суздальской земли», и стал на реке Кзе, близ Юрьева-Польского. Противники тогда ушли от Переяславля так же к Юрьеву и расположились частью у Юрьева, частью у реки Липицы.

Прежде чем вступить в бой, Мстислав сделал попытку помириться отдельно с Юрием, но он ответил: «Мы с братом Ярославом - один человек!» Переговоры с Ярославом так же не привели ни к чему. Тогда Мстислав с союзниками послали сказать: «Мы пришли не на кровопролитие, крови не дай Бог нам видеть, лучше управиться прежде; мы все одного племени, так дадим старшинство князю Константину, посадите его во Владимире, а вам Суздальская земля вся!» Юрий ответил на это: «Пришли, так ступайте, куда хотите, а брату, князю Константину, скажи: перемоги нас - и тогда тебе вся земля».
После битвы смоленские ратники в одном из брошенных шатров нашли «грамоту», письменный договор: «Мне, брат Ярослав, Владимирская земля и Ростовская, а тебе - Новгород; а Смоленск брату нашему Святославу, а Киев дадим черниговским князьям, а Галич - нам же».
Новгородцы и ростовцы расположились, соединившись, на берегу Липицы; когда же Юрий отступил с прежнего места и укрепился на Авдовой горе, то и они заняли противоположную гору Юрьеву.

20 апреля сначала происходили отдельные стычки новгородских охотников с людьми Ярослава, Юрий же, засев в укреплении, не хотел идти в открытое поле. 21 апреля союзники хотели было уже идти от Юрьева к Владимиру, но Константин убедил их остаться. Суздальцы, видя движение в их лагере, подумали, что они отступают, и сошли с горы, чтобы ударить в тыл, но новгородцы тотчас обратились на них.

Произошло сражение на реке Гзе, близ Липиц (Липицкое болото), в пределах сел Даниловского, Кумина и Ненашевского. Подтверждением этому служат курганы около села Ненашевского, у стоявшей здесь гамазеи (общественного зернового магазина) близ дороги, ведущей в г. Юрьев. Эти курганы в 60-х годах XIX века были раскопаны археологами и найдены были древние орудия: мечи, копья, стрелы и пр.
О жестокости сечи говорило и то, что некоторые особо отчаянные воины на поле боя «выскочили босыми...» Летописец никак не поясняет сию деталь. Видно, для современников она и не требовала объяснений. Некоторые князья в самые отчаянные схватки вели своих воинов с обнаженной головой. То есть, знать снимала шлем, а простолюдины скидывали сапоги и лапти... Когда закончилась сеча, «можно было слышать крики живых, раненых не до смерти, и вой проколотых в городе Юрьеве и около Юрьева. Погребать мертвых было некому... Ибо убитых воинов Юрия и Ярослава не может вообразить человеческий ум». За один день 21 апреля 1216 г. в сражении на Липицком поле было убито «девять тысяч двести тридцать три» русских воина, гласит летопись.
В одной из опубликованных бесед Л.Н. Гумилев с нескрываемым ужасом восклицает: «Столько не потеряли за время войн с монголами!» Однако, по сведениям, приводимым историком А.Н. Насоновым, в годину монгольского нашествия только на Галицкую Русь всего там погибло двенадцать тысяч человек. Анализируя эти и другие данные, Л.Н. Гумилев заключает: «следует признать, что поход Батыя по масштабам произведенных разрушений сравним с междоусобной войной, обычной для того неспокойного времени».
Ярослав, укрывшись в Переяславле, вынужден был пойти на унизительный мир с Мстиславом Удалым и Константином.
Юрий, заморив трёх коней, на четвёртом прискакал в полдень 22 апреля, в пятницу к Владимиру, унылый, измученный в одной сорочке (верхнее платье он сбросил с себя на дороге, как замедлявшее его бегство). Владимирцы с первого раза не узнали своего князя: так необычен был вид его. Не ожидая поражения, они приняли его за гонца княжеского, спешившего обрадовать их вестью о победе. «Наши одолеваютъ», восторженно кричали они,- следя за приближавшимся к городу всадником. Но каково было их удивление, когда они узнали в нем самого князя и в таком жалком виде. «Укрепляйте стены, запирайте городъ», были первые слова Георгия, долетевшие до слуха владимирцев. Но кому было укреплять и защищать город? Все способные носить оружие были взяты в поход. Оставались в городе: духовные, дряхлые старцы, дети, да женщины. Вместо веселья поднялся плачь в городе; к вечеру и в ночь стали прибегать и простые люди, один прибежит раненый, другой ногой. И послышались тогда горькие жалобы на Ярослава, главного виновника бедствия: «отъ тебя потерпели мы такую беду, о твоемъ клятвопреступлении сказано: придите птицы небесныя, напитайтесь крови человеческой, звери наештесь мясъ человеческихъ». Несчастный князь просил граждан, чтобы они не выдавали его победителям. Он желал сам по своей воле выйти из города. Владимирцы сочувствовали князю, но не могли ничем ему помочь: обещали только не выдавать его Константину.
Победители не спешили с приходом к Владимиру. Целый день они пробыли на месте побоища, занимаясь, вероятно, уборкой мертвых тел и только в воскресенье, на третий день после битвы, 24 апреля подошли ко Владимиру и осадили его. В ночь с воскресенья на понедельник случился пожар во дворце вел князя. Несмотря на сильное желание новгородцев и смольнян взять приступом Владимир, Мстислав не допустил их до этого и спас город от разгрома. В следующую ночь на вторник опять повторился пожар в городе: загорелось против того места, где расположились станом Смоляне, и горело до света. На этот раз Смоленский князь не допустил своих врасплох войти во Владимир. Князья – победители были уверены, что сам Георгий сдаст им город и будет просить у них мира. В среду утром (27 апреля) Юрий, вышел к победителям с богатыми дарами; «братья, вамъ челомъ бью, вамъ животъ дать и хлебомъ меня накормить».
Константин торжественно вошёл во Владимир, привёл жителей ко кресту, примирил Ярослава с Мстиславом, Юрию дал Городец Радилов на Волге. Перед отъездом из Владимира Георгий Всеволодович вошел в Соборный храм, где перед чудотворной иконой Богоматери излил в молитвенных воплях всю печаль свою и, обливаясь слезами, пал на гроб своего родителя. «Суди Богъ брату моему Ярославу, что довелъ меня до этаго», сказал он, выходя из храма, затем сел с семейством своим в ладью и вниз по р. Клязьме отправился в новый удел свой. В числе немногих друзей пожелал следовать за ним и Епископ Владимирский, добродетельный Симон, который не захотел оставить своего князя в злополучии.
Проводив Георгия Всеволодовича, владимирцы отворили ворота победителям и с крестным ходом встретили их.

Битва оставила недобрую память в народной памяти. Она стала символом разлада русской земли накануне татаро-монгольского нашествия. Отголоски ее сохранились в былине, в которой хвастовство братьев Суздальцев (т.е. Юрия и Ярослава) стало причиной поражения русского войска от татар и гибели всех русских богатырей. Молчаливым напоминанием о тех кровавых событиях служит известная находка - шлем Ярослава Всеволодовича, брошенный князем вместе с доспехом в момент беспорядочного бегства его полков.


Шлем переяславского князя Ярослава Всеволодовича
Шлем переяславского князя Ярослава Всеволодовича (в 1238-1246 гг. великий владимирский князь) - одна из наиболее известных находок древнерусского защитного вооружения, шлем потерянный князем во время бегства после битвы при Липице в 1216 г.
По классификации А.Н. Кирпичникова относится к группе шлемов IV, которая представлена дорогими образцами XII-первой пол. XIII вв. Подобные шлемы частью экипировки наиболее знатных воинов, князей и бояр. Внешне характеризуются высокой округлой, заостренной вверху тульёй и неподвижным забралом (полуличиной, совмещённой с наносником). Шлемы украшались золотыми и серебряными пластинами с изображениями святых, надписями и орнаментом. К шлему со всех сторон к отверстиям в полумаске, наноснике и венцу тульи крепилась кольчужная сетка (бармица), полностью закрывавшая голову, шею и лицо. Шлем был обнаружен осенью 1808 г. крестьянкой Ларионовой у села Лыкова близ г. Юрьева-Польского, недалеко от места побоища. Он лежал на кольчуге, доспехи сильно проржавели. Крестьянка отнесла находку старосте деревни, который, увидев на шлеме образа, передал архиерею. Священник отправил эту находку Александру I, от которого она попала к историку А.Н. Оленину. Он установил, что шлем с кольчугой были брошены Ярославом Всеволодовичем при бегстве с Липицкой битвы 1216 г. в 20 верстах от неё.
Корпус шлема покрыт серебряным листом, украшен позолоченными серебряными чеканными накладками изображениями Христа и святых, по нижнему краю - венцом с орнаментом. Наверху шлема четыре христианских образа: Спаса Вседержителя, святых Георгия, Василия и Феодора. На налобной пластине - изображение Архангела Михаила с надписью: «Вьликъи архистратиже ги Михаиле помози рабу своему Феодору» (Ярослав в святом крещении именовался Федором). В настоящее время шлем хранится в Оружейной палате.

В память этой Липицкой битвы на том самом месте, где побежали побежденные, образовался небольшой поселок, деревушка Ненашевка. Таким образом это село – одно из древнейших поселений Юрьевского уезда.
Ненашевское стало селом не позднее XV века, так как именно в это время в документах здесь впервые упоминается церковь.
В XVI веке село было вотчиной Юрьевского Михайло-Архангельского монастыря. Но когда точно и кем оно пожаловано монастырю, сказать сложно. Известно, что соседние сёла Даниловское и Кумино пожалованы вышеуказанному монастырю в 1557 году Михаилом Кубенским, а Ненашевское тогда уже было во владении Михайло-Архангельского монастыря. Следовательно, это село монастырь получил ранее 1557 года. И можно думать, что пожаловано оно было Иваном Грозным. От Ивана Грозного и его сына царя Фёдора Ивановича монастырь имел жалованные тарханные грамоты на свои вотчины, в том числе и на Ненашевское. Эти царские грамоты во время разорения Юрьева поляками и литовцами в 1609 году сгорели, и поэтому царь Михаил Фёдорович Романов по просьбе архимандрита в 1625 году дал вновь Михайло-Архангельскому монастырю свою жалованную грамоту на Ненашевское, которое было освобождено от казённых пошлин. Право суда над жителями села по этой грамоте предоставлено монастырским властям, за исключением таких правонарушений, как «душегубства, разбоя и татьбы с поличным», что оставалось в руках светских властей, а не монастырских.
По данным 1618 года в Ненашевском было 39 дворов (24 крестьянских и 15 бобыльских).
По переписи 1710 года здесь насчитывалось жилых 33 двора, а 6 дворов опустели. Всего население в этом году составляло 349 человек (182 человека мужского пола и 167 женского).
По сведениям второй ревизии населения вотчин Михайло-Архангельского монастыря 1748 года в Ненашеве 1718 – 1727 гг. население составляло 119 человек, а в 1748 году 199 человек.
В ведомости об этом монастыре 1726 года имеются следующие данные: «вотчин за монастырём в селе Ненашевском с деревнями 132 двора, в них мужеска пола 728 душ, пашни 1868 десятин, с которых денежного дохода собирается 92 руб. 14 коп., в иной год и по 96 руб. 7 коп.».
30 июня - родилась царица Евдокия Лопухина (при рождении Прасковья, в иночестве Елена), первая супруга Петра И. Попав в немилость своего мужа, насильно была пострижена в монахини Покровского суздальского монастыря. Ведя отнюдь не монашескую жизнь, она часто разъезжала по окрестностям, в том числе бывала в Юрьеве и селе Ненашевское Юрьевского уезда, о чём сохранились воспоминания современников. Умерла в 1731 г.
Вотчиной монастыря Ненашевское оставалось до 1764 года, когда императрицей Екатериной II все монастырские имения были отобраны. С того момента село состояло в ведомстве государственных крестьян и не принадлежало никаким помещикам.
«Село Ненашевское, Юрьевского уезда, Ильинской волости, расположено при пруде».
«Ненашевское при пруде, от Юрьева находится в 4 верстах, а от Владимира в 66-ти верстах».
По переписи 1896 года здесь было 105 домов и 692 жителя обоего пола.
Ненашевское (низинное) болото, площадь около 1400 га, запас – 28 тысячи куб. метров.
В безлесном ополье дрова были недёшевы, и хозяйства, по примеру многих фабрикантов Центра России, для снабжения своего ткацкого предприятия более дешёвым топливом, нежели дрова, купец К. Прохоров в 1885 г. стал разрабатывать и добывать торф в Ненашевском болоте. Были установлены локомобили, и двумя торфяными машинами с элеваторами добывали торф в течение нескольких сезонов. Но высокая зольность местного торфа заставила отказаться от этой затеи.
Река Кза (Гза) прорезает ту обширную, лежащую к северу от города Юрьев, котловину, значительная часть которой выполнена известным Ненашевским болотом; с нею сливается прорезающая ту же котловину небольшая речка Валевка, начинающаяся верховыми оврагами близь села Головино. Узкий и не особенно высокий перевал разделяет Ненашевскую котловину от лежащей севернее ее другой котловины, прорезанной рекой Плоская. Точно также верховые овраги, дающие истоки реки Выкрас, почти сливаются с оврагами, направляющимися к рекам Ирмис, Дубенка, Липня. Таким образом, все пространство между рекой Колокша и восточною границею уезда покрыто сетью оврагов, между которыми остаются часто только очень узкие перевалы.


Вид на село Ненашевское

В 1921 г. в свет вышел рукописный очерк о с. Ненашевском Юрьевского уезда, автором которого был уроженец этого села, а позже священник Петропавловского женского монастыря отец Дмитрий Фёдорович Сахаров. Это один из самых первых краеведческих трудов, посвящённых юрьевской земле, дошедших до нашего времени.
В 1921 году число домов в селе доходило до 140, а жителей до 1500 человек, которые в своей массе занимались земледелием, а некоторые работали на фабриках города.
По внешности своей село Ненашевское не имеет особых прелестей: ни леса, ни реки, кроме известного и довольно длинного болота.

Численность населения в 2010 году – 14 муж. и 13 жен., всего 27 чел.
Входит в состав Красносельского сельского поселения.

Церковь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Церковь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"

О точном времени первоначального основания в селе церкви сведений не сохранилось, но, как указывалось ранее, первое упоминание церкви в Ненашевском относится к XV веку. Несомненно, она была деревянной.
В окладных книгах патриаршего дворцового приказа под 1628 годом записано: «церковь Фрола и Лавра въ селе Ненашевскомъ въ вотчине Архангельскаго монастыря, что въ Юрьев дани пять алтынъ съ денгою десятильнича гривна».
В отказных патриарших книгах 1645—1647 гг. церковь Флора и Лавра описана так: «зданием древяна клецки, а въ церкви образы и свечи и книги и ризы и колокола и всякое церковное строеніе мірское, на церковной земле во дв. попъ Клементій Савельевъ, во дв. пономарь Васка Еремеевъ, въ келье просвирница Ульяница, пашни церковныя добрыя земли 15 чети въ поле, а въ дву по тому жъ, сена 15 копенъ».
Деревянная церковь Флора и Лавра существовала в селе до конца XVIII века. В 1783 году из-за своей ветхости она была разрушена, а вместо неё прихожане на свои средства в том же году начали строить новую каменную церковь в два этажа и с каменной колокольней в связи с храмом. Строительство продолжалось пять лет. На месте бывшей деревянной церкви была выстроена небольшая каменная часовня.
В 1855 г. прихожане устроили каменную ограду со сторожкой и с железными решетками.
Верхний престол храма освящён в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», а нижний – в честь мучеников Флора и Лавра.
Священник Дмитрий Сахаров в своём очерке, посвящённом селу, оставил нам имена пяти последних настоятелей этой церкви. Вот они:
в 1833 – 1837 годах настоятелем храма был священник Есиплесский,
в 1837 – 1858 годах – отец Матвей Павлович Доброхотов,
в 1858 – 1877 годах – отец Фёдор Яковлевич Сахаров,
в 1877 – 1900 годах – отец Пётр Иванович Афонов.
В церкви имелась почитаемая икона Божией Матери «Всех скорбящих радость», по преданию явленная в XVIII веке. Известно, что в XIX столетии сюда стекалось много паломников, искавших утешения и радости в своих скорбях и невзгодах от этой иконы.
Церковные документы сохраняются в целости: копии с метрических книг с 1802 года, а исповедных росписей с 1823 года. Опись церковного имущества составлена в 1885 г.,- хранится в церкви.
Земли при церкви: усадебной около одной десятины, сенокосной три десятины и пахатной 30 десятин; план на землю имеется.
Причт по штату: священник и псаломщик. На содержание причт получает годового дохода до 520 p., а именно: 300 руб. за требоисправления, 200 руб. от земли и 20 руб. от сбора зерновым хлебом. Дома у причта собственные, на церковной земле.
Приход состоит из одного села, в котором числится 105 дворов, душ мужеского пола 321, а женского иола 371 душа.

При Советской власти церковь использовалась под склад. Одно время её даже хотели разобрать на кирпичи, но ничего не вышло. Так и стоит она теперь одинокая, заросшая бурьяном, напоминая о некогда былом величии села.

В Свято-Никольском женском монастыре находится икона "Всех Скорбящих Радость" - без оклада, в каноническом изображении. О первоначальном её местонахождении нет сведений, но известно, что её, как весьма чтимую в округе, часто возили по деревням. Во время одной из таких поездок лошадь стала. Отпустили вожжи, и лошадь пришла к воротам храма с. Ненашевское. Когда этот храм закрыли, икону перенесли в с. Новое.

Юрьевский уезд.
Владимирская губерния

Город Юрьев-Польский.
Село Городище
Село Федосьино
Село Красное

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Юрьев | Добавил: Jupiter (15.10.2016)
Просмотров: 58 | Теги: Юрьев-Польский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика