Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
21:06
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [159]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [54]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 21
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Бородин Александр Порфирьевич. Народный музей композитора Бородина А.П. в с. Давыдово

Бородин Александр Порфирьевич

Отец композитора имеретинский князь Лука Семенович Гедеванишвили принадлежал к одному из древнейших и аристократических родов Грузии, ведущего счет предкам от современников Иисуса Христа. Однако его сын Александр, появившийся на свет в 1833 г., был рожден вне брака, а официальным отцом числился крепостной князя Порфирий Бородин. Перед своей кончиной в 1840 г. настоящий родитель материально обеспечил мальчика и его мать, хотя фамилию и титул передать не смог. Тем не менее, Александр Бородин сегодня - в числе наиболее чтимых композиторов не только в России, но и в Грузии, причем в обеих странах его считают «своим».
А.П. Бородин является одним из создателей русской классической симфонии, русского классического струнного квартета. Бородин был мастером вокальной лирики; ввел в романс образы богатырского эпоса, воплотил в музыке освободительные идеи 1860-х гг.
Бородин был членом «Могучей кучки» (творческое содружество русских композиторов во второй половине ХIХ в.). Кроме музыкального творчества, Бородин был увлечен наукой, создал яркие труды по органической химии, сделал ряд химических открытий.
Таковы основные черты удачной счастливой судьбы этой творческой личности. Но в реальности все было гораздо сложнее и далеко не всегда приносило ничем не омрачаемую радость и редко давало надежное материальное удовлетворение. Бородин всю жизнь пытался понять, что для него важнее – музыка или химия, мучился от мысли, кому отдать свои лучшие силы и время. С детства он играл на флейте, фортепьяно, виолончели, с 9 лет начал сочинять музыку, в 16 лет о нем говорили как о даровитом композиторе. Но душа его тянулась к химии, в 17 лет он поступил в Петербурге (где родился) в Медико химическую академию, со временем защитил докторскую диссертацию, был отправлен на 3 года в зарубежную командировку. Его друзьями были Д.И. Менделеев, А.М. Бутлеров, И.М. Сеченов и некоторые другие будущие светила русской науки. В немецком городе Гейдельберге Бородин познакомился с молодой московской пианисткой Екатериной Сергеевной Протопоповой.
В 1862 г. они поженились (ему 29 лет), когда вернулись в Петербург, и он стал адъюнкт профессором в Медико хирургической академии. Брак был удачным, но не сполна счастливым; у Бородиных своих детей не было, поэтому со временем у них появились воспитанницы. Жизнь их семьи омрачила со временем и болезнь Е.С. Бородиной – неизлечимая астма. Из за болезни жена не могла долго жить в Петербурге и полгода обычно проводила у ее родителей в Москве или Подмосковье. Бородин без нее тосковал. Но когда тяжело больная жена приезжала в Петербург, то жить ему и творить становилось труднее. С годами Бородина одолевали все в большой мере материальные проблемы, тем более что он был порядочным и щедрым человеком. Нужно было оплачивать лечение жены, содержать воспитанниц, помогать родственникам, нуждающимся студентам, тратить деньги на приобретение различных, всегда недостающих в лаборатории препаратов. Бородин преподавал в Лесной академии, ради денег делал переводы с иностранных языков (несколько из них он знал превосходно). И в таких условиях Бородин проводил свои научные исследования, писал музыку и даже осуществлял общественную деятельность. Благодаря хлопотам Бородина были открыты и работали (но недолгое время) Женские врачебные курсы – первое и единственное тогда в России учебное заведение, где женщины могли получить высшее медицинское образование.
Большое влияние на Бородина и его музыкальное творчество оказал М.А. Балакирев (1837–1910) – крупнейший композитор, признанный глава и вождь творческого содружества русских композиторов («Могучая кучка»). Балакирев первым разглядел феноменальную музыкальную одаренность Бородина. Видимо, именно он помог ему осознать, что он хотя и способный ученый исследователь, а главное – он неординарный, скорее всего – гениальный композитор. Создавая музыку, Бородин чувствовал себя счастливым человеком, музыка давала ему силы для жизни, работы, помощи людям. Музыкальные произведения принесли Бородину восхищение ими широкой публики и профессионалов. Его «Вторая, Богатырская симфония» (1876), открывшая героико эпическое направление в русском симфонизме, стоит в одном ряду с лучшими произведениями мировой музыкальной классики. В ней воплощены непреходящие духовные ценности, духовные качества русского человека. Музыка и музыкальное творчество помогали Бородину преодолевать бытовые трудности.
С годами здоровье Бородина ухудшалось: сказались чрезмерная нагрузка в академии, перегрузка от подработок, неустроенный быт, тревоги за жизнь жены и будущность воспитанниц. Бородин осознавал, что приближается старость, обострение его собственных болезней, не решаются материальные проблемы.

Александр Порфирьевич Бородин (1833-1887) лето 1874 года провел в Суздальском уезде, в имении Куломзиных. Пригласила сюда Бородиных слушательница Петербургских высших женских медицинских курсов Мария Александровна Миропольская, устроившая их в имении своих знакомых - Куломзиных.
Елизавете Александровне Куломзиной (урожденная Матюшкина) летом 1874 года было 32 года. Ее супруг Аполлон Александрович Куломзин, 43-летний отставной капитан-лейтенант флота (Куломзины – потомственные моряки, отец Аполлона Александр Семенович Куломзин волонтером участвовал в Трафальгарском сражении под командой легендарного Нельсона), участник Крымской войны на Балтике, к тому времени служил мировым судьей. Куломзины были богатыми помещиками и жили в усадьбе Губачево в десятке с небольшим верст от Суздаля. От матери Елизавете Александровне досталось в наследство имение Зернево неподалеку от Губачево. Там остался небольшой господский дом, где давно никто не жил.


Пруд в Губачево, вырытый при Куломзиных

В Губачево Александр Порфирьевич выехал 19 июня 1874 года с женой Екатериной Сергеевной и приемной дочерью Лизой. Их разместили в Губачево в барском доме. Но композитор пожелал иметь возможность уединяться для работы, так как сочинять музыку в шумной усадьбе с многочисленными обитателями (у Куломзиных тогда было трое детей, плюс жена и дочь Бородина, а также многочисленная прислуга) представлялось затруднительно. Тогда Куломзины и предоставили в распоряжение гостя домик в Зернево рядом с Рожново. Здесь Бородины поселились в маленьком и ветхом домике барского имения. Домик был без особых удобств, но к услугам Бородина имелся старый клавесин.
Лето стояло теплое, композитор много гулял по окрестностям, собирал грибы, наслаждался среднерусской природой, купался в речке Уршме, около Рожнова, изобилующей холодными ключами.
Бородины, по своему обыкновению, перезнакомились со многими местными жителями - учителями сельских школ, соседними помещиками, жившими здесь дачниками и т.п.
Любопытно, как сам Бородин отзывался о тех местах, где провел лето 1874 года. Вот выдержки из его письма Елизавете Куломзиной: «Передо мною проходили как в панораме, и Губачево, и Рожново, со всеми мирными, ясными, светлыми воспоминаниями о проведенном там времени, о хороших людях и хорошей природе…» И далее: «сквозят образы Губачева, Рожнова. Домик Рожновский опять опустел, опять погрузился в зимнюю спячку…»
В то лето Александр Порфирьевич сочинил шуточный вальс для фортепиано. Можно также предположить, что уже в то время он мог работать над первым струнным квартетом.
В августе того же 1874 года Бородины посетили Суздаль и с интересом познакомились со всеми его достопримечательностями. Из Губачево они уехали 12 сентября, надолго сохранив об этом селе самые теплые воспоминания.
В 1875 году Бородин вновь писал Елизавете Александровне: «Я с наслаждением вспоминаю прошлое лето, Губачево с его радушием и истинно родственной теплотой и заботливостью, Рожново с его архаическою простотою нравов, свободою, широкорас-кинутыми полями с волнующейся рожью, где я работал и ленился одинаково с наслаждением».
Лето 1875 года Бородин тоже собирался провести в Губачево у Куломзиных, но неотложные дела не позволили ему совершить эту уже намеченную поездку.
Вскоре композитор снова побывал на Владимирской земле.
В 1877-1879 гг. по приглашению любимого друга и ученика Александра Павловича Дианина, который был сыном священника Павла Дианина, настоятеля Преображенского храма в Давыдово, композитор Бородин гостил в селе Давыдово Владимирского уезда (ныне Камешковского района).
Село Давыдово находится в 20 км от Владимира, по его имени названа и местная пойма (Давыдовская пойма). Село Давыдово и соседние деревни Филяндино с выселкой Скучилихой, Аксенцево, Новское объединяются общим названием Вальковщина. От Давыдово тянется цепь озер стариц р. Клязьмы (их здесь не менее 15). Давыдово окружает живописная местность с зелеными холмами и лесами. Неудивительно, что эти места очень нравились композитору А.П. Бородину.
Последние два сезона он жил в доме М.И. Володиной, потому что дом Дианина сгорел. А.П. Бородин здесь чувствовал себя превосходно, в крестьянской рубахе и высоких сапогах гулял по лесам, полям, болотам. Его интересовал народный быт, старинные русские песни и музыка. Особенно плодотворным было общение с 73-летним стариком Вахромеичем из села Новая Быковка, который знал много народных песен. У него Бородин заимствовал музыкальный вариант мелодии, который лег в основу «Хора поселян» в четвертом действии оперы «Князь Игорь», над которой он здесь работал. Создавая эту оперу, он ездил по древним владимирским городам, чтобы по сохранившимся памятникам лучше представить древнюю эпоху. Особенно часто он посещал Владимир, Боголюбово, Суздаль, там написал и обработал отдельные хоры и арии, переработал сценарий и либретто оперы. Он обладал литературным даром, поэтому мог успешно писать тексты арий и хоров.


Бородин Александр Порфирьевич (1833-1887 гг.)

Здесь рождались отдельные сцены оперы «Князь Игорь». Над ней он работал последние 18 лет своей жизни и умер, не успев завершить начатое. Эту сложную и благородную задачу взяли на себя его друзья Н.А. Римский-Корсаков и А.К. Глазунов.
Первая постановка «Князя Игоря» состоялась в 1890 г., через 3 года после смерти А.П. Бородина. Здесь следует отметить блестящее выступление Михаила Михайловича Корякина в роли хана Кончака.
Судьба певца тоже связана с Владимирским краем. В родовом имении Михалково, близ Владимира, прошло его детство. Образование Михаил Михайлович получил во Владимирской гимназии, где окончил курс наук с золотой медалью.
Еще студентом Московской консерватории он дебютировал в Большом театре, затем в Петербурге был принят на сцену Мариинского театра. Здесь встретился с Ф.И. Шаляпиным, и 25 февраля 1896 г. в Мариинском возобновили «Князя Игоря». Шаляпин впервые выступает в роли Галицкого, а Корякин снова блистает в роли Кончака.
Эта опера в творческой судьбе Шаляпина занимает прочное место. Она обошла все сцены мира. Огромное впечатление произвела на французских слушателей и зрителей в 1909 г., когда была показана в Париже с участием Шаляпина в роли Галицкого. Федор Иванович выступал и как режиссер «Князя Игоря».
В концертном репертуаре певца звучали арии из оперы Бородина - князя Игоря, хана Кончака, князя Галицкого, романсы и песни.
До нашего времени сохранились записи, сделанные Ф.И. Шаляпиным на пластинках. (Кстати, он очень требовательно относился к качеству звучания). И любители классики могут найти блистательное исполнение Федором Ивановичем Шаляпиным арий и романсов Александра Порфирьевича Бородина.
«Давыдовом я доволен донельзя, - писал по приезде Бородин, - как здесь хорошо! Какие леса, рощи, бор, поймы. Что за воздух... погода стоит превосходная, и я, собственно, теперь чувствую лето, всем существом чувствую. Очень хорошо здесь!»
Каждый раз он оттягивал выезд в Петербург, с неохотой покидая полюбившиеся ему места, где он, одевшись в крестьянскую рубаху и высокие, пахнущие дегтем сапоги, отмерял десятки километров по лесам, полям и болотам. Время, проведенное композитором в Давыдове, было плодотворным. Здесь им написаны и обработаны отдельные хоры и арии, части картин и действий. Обладая незаурядным литературным дарованием, он сам писал тексты арий, хоров.
Покидая Давыдово, Бородин напишет: «По правде говоря, смерть жаль расставаться с моим роскошным кабинетом, с громадным зеленым ковром, уставленными великолепными деревьями, с высоким голубым сводом вместо потолка».
Помимо Давыдова Бородин, хотя и не столь продолжительное время, побывал в гостях и в селе Михайловское - неподалеку от погоста Спас-Купалищи. Там его принимал хозяин имения - светлейший князь Николай Грузинский из рода Багратионов - внук последнего царя Грузии Георгия XII, поклонник и соотечественник композитора, хорошо знавший его семейную историю.

Автор гениальных музыкальных произведений и ряда научных достижений (разработал в 1861–1862 гг. методы получения бромзамещенных и фторангидридов органических кислот, открыл в 1872 г. альдольную конденсацию) был материально не обеспечен. Бородин писал: «Кормиться надобно; пенсии не хватает на всех и вся, а музыкой хлеба не добудешь… Хотелось бы пожить на свободе, развязавшись совсем с казенною службою!» В конце жизни Бородин сполна осознал, что музыка, творчество композитора – главное в его жизни, хотя они не принесли ему достойного материального благополучия, отняли много сил, но и дали ни с чем не сравнимую и главную радость от творческой деятельности. Его произведениями восхищались в России, а также в странах Европы и Америки, они упрочивали славу русской национальной музыки. При всех сложностях жизни Бородин был счастлив как творческая личность, как композитор, получивший признание в своей стране и за рубежом еще при жизни. Любимая, хотя и отнимающая силы, время, здоровье, творческая работа давала Бородину радостные ощущения, позволяла мечтать, строить планы. Однако в 54 года он неожиданно скончался. Его незавершенную оперу «Князь Игорь» и Третью симфонию довели до конца его друзья – Н.А. Римский Корсаков и А.К. Глазунов.

Народный музей композитора Бородина А.П.


Народный музей композитора Бородина А.П.

В Давыдове восстановили после пожара дом Дианина (где Бородин жил в 1877 г.).
В доме Дианиных с 1980 г. расположен музей Бородина (дом-музей Дианиных). Инициатором его создания стал внук о. Павла и сын профессора-химика Александра Дианина - математик и физик Сергей Дианин. Выпускник Петербургского университета, он много лет отдал преподавательской работе, занимался изучением эпистолярного наследия Бородина (издал несколько томов его писем), а в родовом доме в Давыдово оказался, будучи эвакуирован из блокадного Ленинграда во время Великой Отечественной войны.


Сергей Дианин в Давыдово

Поселившись на родине предков, Сергей Александрович по собственной инициативе открыл в своем доме музыкальную школу для сельских ребятишек. В доме было старое пианино, но С. Дианин обучал детвору не только технике игры, но и постижению прекрасного. «Наш дедушка Дианин» - так называли его ученики. В 1967 г. Дианин написал завещание, отдав свой дом сельсовету «для использования в качестве музея или школы». Скончался он в 1968 г., накануне своего 80-летия.
Последнюю волю Сергея Дианина выполнили лишь спустя 12 лет после его кончины, когда в 1980 г. в Давыдово открылся-таки музей Бородина. В его создании огромную роль сыграла многолетний председатель давыдовского сельсовета Клавдия Щербакова. Благодаря ее усилиям старый дианинский дом был отремонтирован, а в комнатах устроена экспозиция, рассказывающая о пребывании композитора в гостях у прежних хозяев.
Средства собирали по крохам, из-за чего открытие столь и затянулось. Если бы не верность идее да не напористость К. Щербаковой, пожалуй, вообще ничего бы не получилось. «Только на вас и надеюсь» - говорил, умирая, Сергей Дианин Клавдии Ивановне. И не ошибся. Всю душу вложила она в музей, не оставляя его вниманием и помощью до сих пор.
Дом Дианиных в Давыдово - филиал Камешковского историко-краеведческого музея.
Интерес к музею немалый, туда часто привозят экскурсии из Камешкова и иных мест. Музейное собрание пополняется новыми экспонатами, которые привозят даже скупившие половину домов в селе московские дачники, с немалым почтением относящиеся к столь примечательному соседству. В музее собрано множество уникальных экспонатов, есть даже гравюры 150-летней давности из США! Не оставляют своим вниманием гостеприимный дом Дианиных и ветераны, постоянно принося что-то новое, дополняющее экспозицию.
В феврале 2007 г. в музее открылась обновленная экспозиция, здание и экспонаты находятся в отличном состоянии. В 2002 г. музей перешел с попечения местной администрации на районную и официально является филиалом камешковского краеведческого музея, в результате чего его положение несколько упрочилось.

Время работы музея - 10.00-17.00, перерыв 13.00-14.00, выходные - суббота, воскресенье.
Музеи Владимирской области
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Владимирская губерния.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Камешково | Добавил: Jupiter (13.03.2018)
Просмотров: 473 | Теги: люди, Камешковский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика