Главная
Регистрация
Вход
Суббота
22.09.2018
00:13
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 513

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [956]
Суздаль [309]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [264]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [113]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [97]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [276]
Гороховец [76]
Александров [154]
Переславль [91]
Кольчугино [28]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [7]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [26]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [32]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [10]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Деревня Юрино Ковровского района

Деревня Юрино

Юрино — деревня в Ковровском районе Владимирской области России, входит в состав Клязьминского сельского поселения.
Деревня расположена на берегу реки Клязьма в 19 км на северо-восток от центра поселения села Клязьминский Городоки в 34 км на северо-восток от райцентра города Ковров близ автодороги 17К-5 Ковров — Мстёра.

Издавна в приходе Николо-Нередичского погоста состояла деревня Юрино, которая находилась в 5 верстах от центра прихода. Свое название она получила от некоего крестьянина по имени Юрий, который первым поселился на той земле, где позднее образовалась деревня. Это произошло еще в далекие средние века - во времена Стародубского княжества, так как в писцовых книгах 1593/94 года Юрино упоминается уже как селище, то есть место, которое когда-то было заселено, но затем опустело: «Селище Юрино пашни перелогом худой земли 10 четьи, да лесом поросло 20 четьи в поле, а в дву потому ж». По всей видимости, причиной опустения деревни Юрино стала какая-то эпидемия, которая в то время отразилась и на истории Николо-Нередичского монастыря и деревни Юдиха.
Повторное заселение селища Юрино началось вскоре после окончания Великой Смуты, когда эти земли были пожалованы дворянам Кайсаровым. В то время деревня имела два похожих названия: в одних документах она называлась Юрино, в других - Юринская.
На протяжении ХѴІІ - первой половины XVIII столетий владельцами деревни Юрино являлись представители рода Кайсаровых. К 1763 году помещиками деревни Юрино значились отставной унтер-лейтенант флота Афанасий Михайлович Кайсаров (ему принадлежало 6 душ мужского и 6 душ женского пола); Екатерина Андреевна Култашева, чей супруг майор Василий Трофимович Култашев в 1740-х годах купил часть юринского имения у Кайсаровых (ей принадлежало 9 душ мужского пола), и Сергей Андреевич Кайсаров, владелец 39 крепостных.
После кончины А. М. Кайсарова его поместье в деревне Юрино унаследовал премьер-майор Сергей Андреевич Кайсаров. Однако уже к 1782 году он большую часть своего имения продал вдове Е. А. Култашевой. В то время, когда Култашевой в Юрине принадлежало крепостных 58 душ мужского пола, то у С. А. Кайсарова в этой деревне оставалось лишь 4 крестьянина. Наследниками части госпожи Култашевой стали ее сыновья, а затем внуки Степан и Григорий Михайловичи Култашевы. В 1811 году губернским секретарям братьям Култашевым в Юрине принадлежали 18 и 21 душа мужского пола соответственно. Через 5 лет часть их юринского имения составляли 42 души мужского пола и 26 душ женского пола.
С 1808 года помещиком деревни Юрино стал ковровский уездный предводитель дворянства Аркадий Петрович Рогановский, купивший часть имения Михаила Васильевича Култашева. Так, в 1811 году надворному советнику А. П. Рогановскому в Юрине принадлежало 15 душ мужского пола крепостных. Более подробно о господах Култашевых и Рогановских говорилось выше как о помещиках соседней деревни Юдиха.
Если у Култашевых часть их имения в деревне Юрино оставалась вплоть до отмены крепостного права, то наследницей А. П. Рогановского в 1813 году стала его родная сестра Олимпиада Петровна Рогановская и ее супруг надворный советник Иван Петрович Николаев. И. П. Николаев не принадлежал к родовитой уездной знати. Происхождение его до конца не понятно. Известно, что отец Ивана Петровича был «армии ротмистр». Сам Иван Николаев в декабре 1778 года в 14-летнем возрасте был записан квартирмейстером в Сумской гусарский полк, а в 1779 году был произведен в вахмистры. 4 марта I 785 года Николаева перевели в Конную гвардию унтер-офицером и в тот же день произвели в лейб-гвардии вице-вахмистры. 1 января 1786 года Иван Николаев был выпущен из Конной гвардии с чином армии поручика, после чего сразу же вышел в отставку.
20 августа 1786 года поручик Николаев уже поступил на должность ковровского уездного стряпчего, которую занимал до 18 марта 1796 года, причем в 1793 году был награжден чином титулярного советника. В июне 1796 года из кандидатов Николаев занял пост ковровского земского исправника, но вскоре Ковровский уезд был упразднен, а вместе с ним и занимаемая Иваном Петровичем должность. Однако он еще до мая 1797 года продолжал выполнять обязанности исправника, пока не сдал в архив последние дела возглавляемого им нижнего земского суда. Без места И. П. Николаев оставался недолго. Большая часть Ковровского уезда вместе с городом была включена в состав Вязниковского уезда, и в 1800 году Николаев был избран вязниковским уездным судьей на трехлетие до 1802 года. После восстановления Ковровского уезда И. П. Николаев в феврале 1804 года вновь стал ковровским земским исправником. На следующее трехлетие его уже избрали ковровским уездным судьей. Это был второй по значению пост в уезде после предводительского. Ковровский уездный суд Николаев возглавлял с 1806 по 1820 год. В 1805 году он получил чин коллежского асессора, а в 1809 году - надворного советника.
В Ковровском уезде И. П. Николаев в конце 1780-х гг. женился на дочери местного помещика Петра Ивановича Кишкина Елизавете. Елизавета Петровна Николаева (1760-1791) скончалась в сравнительно молодом возрасте, вероятно, вскоре после рождения единственной известной дочери Елизаветы Ивановны Николаевой (1791-ум. после 1844). После смерти жены, И. П. Николаев женился вторично на Олимпиаде Петровне Рогановской (1772-ум. после 1845) - из еще более знатного рода. Через этот брак он стал близок к обширному и влиятельному семейству Безобразовых и, вероятно, именно вследствие родственных связей так долго занимал судейскую должность в Коврове. Отец О. П. Николаевой ротмистр Петр Львович Рогановский состоял в 1778-1781 гг. первым после образования Владимирской губернии вязниковским уездным предводителем дворянства. Ее мать Аграфена Матвеевна Рогановская была урожденная Языкова - из старинного дворянского рода Языковых.
За самим Николаевым в 1832 году значилось всего 38 душ, а за его супругой 97 душ в Ковровском и Суздальском уездах и дом в Коврове76. Что касается имения супругов Николаевых в деревне Юрино, то в 1816 году им там принадлежало 68 душ крепостных обоего пола, в том числе 6 крестьян дворовых, а в 1834 году - 53 души обоего пола, в том числе 2 дворовых.
19 ноября 1826 года помещик деревни Юрино надворный советник Иван Петрович Николаев из кандидатов занял пост ковровского уездного предводителя дворянства. Это стало возможным после ухода в отставку разорившегося генерала Дмитрия Алексеевича Безобразова. Но через полтора месяца в конце декабря прошли выборы на следующее трехлетие, на которых ковровское дворянство предпочло видеть своим предводителем не Николаева, а титулярного советника Гавриила Михайловича Бабкина, родовитого местного помещика. Только на следующих выборах Николаев был выбран на пост ковровского предводителя и занимал его одно трехлетие. За выслугу лет по выборам он в 1832 году был награжден орденом святого Владимира IV степени. Этого Ивану Петровичу показалось мало. В августе того же года он обратился к владимирскому губернскому предводителю дворянства Андрею Петровичу Хметевскому, зятю Безобразовых и своему свойственнику по жене. В своем письме Николаев просил выхлопотать для него следующий чин коллежского советника. Это письмо сохранилось и хорошо передает тот пиетет, который в первой трети XIX столетия был в провинции перед чинами, особенно у людей незнатных:
«Ваше Превосходительство!
Милостивый Государь Андрей Петрович!» - писал Николаев.
«Из послужного списка, приложенного при сем, изволите усмотреть долговременную мою службу, и что я служу в одном чине с 1809 года. Преклонные лета мои может более не позволят служить мне. Я, надеясь на всегдашнее Ваше благодеяние, покорнейше прошу Ваше Превосходительство оказать благотворение об исходатайствовании награждения меня чином коллежского советника, представить куда следует, и тем обязать меня навсегда быть благодарным.
Пребывая с моим истинным высокопочитанием и преданностию Вашего Превосходительства Милостивого Государя Вашим Преданнейшим слугою Иван Николаев».
Любопытно, что аристократ Хметевской титуловался «Превосходительством» лишь по занимаемой должности, оставаясь до конца своих дней всего лишь отставным лейб-гвардии поручиком. Для него, носителя древней дворянской фамилии, больше значила собственная порода и связи, а не чины. Поэтому, несмотря на свой невеликий чин, он и посты занимал выше и наград имел больше, чем тот же Николаев. А Иван Петрович хотел хотя бы за счет чина приблизиться к столь сильной своим происхождением дальней родне.
Однако столь вожделенного чина И. П. Николаев так и не получил. В 1833 году после новых выборов он оставил пост предводителя. Позже помещик деревни Юрино Николаев пытался вновь вернуть высокое звание, но безуспешно. На выборах ковровского предводителя 1839 года, например, он получил лишь 6 голосов «за» и 19 - «против». Во время службы И. П. Николаев с семейством большей частью жил в Коврове.
И. П. Николаев вместе с супругой Олимпиадой Петровной остались в ковровской истории в качестве инициаторов создания в городе первого частного учебного заведения, так называемого «учительского союза». Фактически, это был пансион, в котором учились дети состоятельных ковровских жителей: помещиков, чиновников и купцов.
От второго брака у Ивана Петровича и Олимпиады Петровны Николаевых известно четверо сыновей. Старший сын Михаил умер 27 июля 1804 года в полугодовом возрасте. Младенцем умер и четвертый сын Николай, родившийся 15 апреля 1818 года и скончавшийся 28 июля того же года. Второй сын Дмитрий Иванович Николаев, родившийся 9 октября 1806 года, получил образование в Ярославском Демидовском лицее, а в 1825 году был определен родителями в Бородинский пехотный полк, который тогда дислоцировался в Ковровском уезде. Произведенный в прапорщики молодой Николаев умер 28 сентября 1826 года в Коврове от чахотки. И только третий сын Петр Иванович Николаев прожил долгую жизнь. Именно для его образования создавался в Коврове «учительский союз».
Таким образом, не считая умерших в младенчестве детей, у И. И. Николаева известны дочь Елизавета от первого брака и два сына Дмитрий и Петр от второго. Елизавета Ивановна Николаева к 1817 году была выдана замуж за небогатого дворянина-чиновника Александра Николаевича Ложкина (1798-1833), служившего в Коврове уездным казначеем и заседателем земского суда. Скончался А. Н. Ложкин 17 января 1833 года от горячки в чине коллежского секретаря. От этого брака известны 3 дочери и сын - надворный советник Александр Александрович Ложкин. Через последнего потомки И. П. Николаева от дочери прослеживаются вплоть до 1917 года.
Имение в деревне Юрино после своих родителей унаследовал Петр Иванович Николаев, и в 1850 году там за ним значилось дворовых 8 душ женского пола и крестьян 18 душ мужского и 14 душ женского пола. Родился П. И. Николаев 29 сентября 1815 года в Коврове. Восприемниками при его крещении в городской Христорождественской церкви стали «Ковровской округи села Великова помещик генерал-майор Василий Иванович Воейков и города Коврова помянутого помещика Николаева дочь девица Елизавета Ивановна». Таким образом, крестной матерью Петра Николаева стала его старшая единокровная сестра, будущая госпожа Ложкина. На личности же крестного отца стоит остановиться подробнее. Василий Иванович Воейков был помещиком села Великово на Тальше Ковровского уезда. Это имение досталось в приданое за женой Аграфеной Адриановной Ратмановой еще деду В. И. Воейкова Андрею Воейкову.
Василий Иванович родился в 1759 году, в 1772-м был записан в солдаты в лейб-гвардии Семеновский полк и в тот же год получил чин капрала, а в следующем 1773 году - сержанта. В 1779 году Воейков, произведенный в прапорщики, прибыл в полк, где последовательно продвигался в чинах: подпоручик (1781), поручик (1782), капитан (1785) и 1 января 1787 года был пожалован к статским делам бригадиром. До 1790 года Воейков занимал пост директора экономии Вологодского наместничества, после чего был назначен поручиком правителя Вологодского наместничества. С 30 января 1797 года по 14 декабря 1798 года он почти два года служил правителем Орловского наместничества (орловским губернатором), а в 1809-1810 годах был вологодским губернатором в чине действительного статского советника. 8 октября 1810 года Воейков был причислен к Герольдии, а 28 октября 1817 года скончался и был погребен в поселке Колпино Царскосельского уезда Петербургской губернии. С женой В. И. Воейкова Евдокией Александровной был дружен владимирский губернатор князь И. М. Долгоруков. Князь-поэт посещал имение Воейковых и даже посвятил принимавшей его гостеприимной хозяйке стихотворение «Тальша», названное по речке, на которой стояло село Великово (ныне это поселок Краснознаменный в Камешковском районе Владимирской области). Для уездного Коврова приезд в качестве крестного отца бывшего губернатора и генерала являлся целым событием.
Воспитанию единственного сына Николаевы уделяли особое внимание. В 1820-х годах по их инициативе в Коврове был создан так называемый «училищный союз» - первое частное учебное заведение в городе, своего рода пансион для детей местных чиновников и купцов, для которого «на общие средства были приглашены учителя». Петр Николаев воспитывался вместе с будущим ковровским городничим и героем обороны Севастополя в Крымскую войну майором Николаем Петровичем Маньковым; сыном городского головы, купца Ильи Федоровича Шаганова Николаем - будущем историком-краеведом; будущим видным земским деятелем действительным статским советником Александром Петровичем Смирновым. Вячеслав Николаевич Шаганов писал в своих мемуарах об отце Н. И. Шаганове:
«...В самом начале 20-х годов несколько дворянских и чиновничьих семей, живших в Коврове, согласились между собой сообща нанять учителей предметов и языков для обучения своих детей. Одна семья помещиков Николаевых выписала учителей из Москвы, поместила их в своем доме и устроила в нем нечто вроде классов, куда приходили дети других семей, принявших участие в этом учебном союзе. Моего отца тоже отдали учиться в эту школу. Не знаю, долго ли он учился в ней, но, вероятно, все же несколько лет, так как усвоил себе немецкий язык и читал Шиллера в подлиннике, который с тех пор и остался его любимым писателем. ...С этих ученических лет у него надолго сохранилась дружба с своими школьными товарищами, особенно с Николаевым (впоследствии председателем гражданской палаты, потом председателем губернской земской управы), Маньковым и Смирновым».
После ковровского пансиона Петр Николаев был отдан родителями в Благородный пансион при Императорском Московском университете, который и окончил в 1836 году с правом на чин XII класса. Однако по тогдашней традиции для дворянской молодежи было более престижно начинать карьеру с военной службы, поэтому 26 марта 1836 года П. И. Николаев поступил унтер-офицером в Уланский Великого Князя Михаила Павловича полк. 16 июня того же года он был произведен в юнкеры, а 4 апреля 1837 года - в корнеты с переводом в Киевский гусарский полк. Но военная служба кавалериста Николаева оказалась непродолжительной. Уже 26 февраля 1839 года он вышел в отставку «по домашним обстоятельствам» с чином поручика. В дальнейшем Петр Иванович служил по выборам дворянства.
В 1845-1850 годах он занимал должность депутата дворянства от Ковровского уезда и одновременно в эти же годы был заседателем Владимирской губернской палаты уголовного суда. С 1851 по 1856 год поручик Николаев два трехлетия состоял вязниковским уездным предводителем дворянства и к 1854 году был переименован в коллежские секретари. Затем он служил так же по выбору «благородного сословия» председателем Владимирской гражданской палаты, а при открытии новых судебных учреждений был назначен товарищем председателя Владимирского окружного суда. В 1866-1868 годах П. И. Николаев являлся гласным Владимирского губернского земского собрания от Владимирского уезда, а на трехлетие с 1869 года был избран губернским гласным от Ковровского уезда. К 1868 году за выслугу лет он получил чин надворного советника. В 1869 году П. И. Николаев был избран председателем Владимирской губернской земской управы на трехлетие, в 1872 г. вновь избран на ту же должность на второе трехлетие (50 голосов «за», 4 - «против»), затем - на третье трехлетие и четвертое 1878-1880 года. К 1874 году Николаев был произведен в коллежские советники.
Одновременно П. И. Николаев состоял непременным членом Владимирского губернского статистического комитета. В марте 1878 года из-за усилившейся болезни он вышел в отставку с поста председателя Владимирской губернской земской управы. При этом Владимирское губернское земское собрание «с душевным сожалением приняв заявление о его выбытии, почтило его поднесением ему почетного адреса, полного теплого соболезнования о постигшем его недуге и выразило надежду, по выздоровлении Петра Ивановича, иметь его опять в своей среде тем же энергическим и опытным ревнителем о земских нуждах и интересах». Именно П. И. Николаев сыграл главную роль в устройстве во Владимире женской гимназии. Он также уделял много внимания развитию земских медицинских и благотворительных учреждений, и сам был щедрым благотворителем.
«За продолжительную, неутомимую и честную службу на поприще общественной деятельности» с высочайшего соизволения Владимирская губернская земская управа заказала в Москве два портрета Николаева профессору Московского училища живописи, ваяния и зодчества, выдающемуся художнику Василию Григорьевичу Перову (1833-1882) - «Некрасову русской живописи», как его называли, автору таких известных всем картин, как «Тройка», «Утопленница», «Сельский крестный ход», «Рыболов», «Птицелов», «Охотники на привале», портретов Островского, Достоевского, Майкова, Писемского, Тургенева, Даля, Рубинштейна. Большинство работ В. Г. Перова ныне находятся в Третьяковской галерее, где существует отдельный перовский зал. В 1876 году эти портреты П. И. Николаева были помещены - один в здании Владимирской губернской земской управы, второй - во Владимирской женской гимназии. Ныне портрет из земской управы находится в картинной галерее Владимиро-Суздальского музея-заповедника (ВСМЗ), а другой портрет (копия первого) хранится в Чувашском художественном музее. На портрете Перова П. И. Николаев изображен уже снедаемым тем тяжким недугом, который, менее чем через 3 года спустя, свел его в могилу. Перед высокопоставленным губернским чиновником и видным общественным деятелем, изображенном в простом темном сюртуке, без знаков различия и наград, как будто уже разверзлась вечность, и печать смерти уже видна на его исхудавшем лице.
Будучи бездетным и имея некоторое состояние (в 1847 году за ним значилось 118 душ в Суздальском и Ковровском уездах, в 1876 году - 346 десятин 1907 сажень в Ковровском уезде и 225 десятин в Суздальском уезде), Петр Иванович Николаев остался верен себе и после смерти: все свое состояние он завещал на благотворительные цели. 10400 рублей было пожертвовано на покупку дома для причта Вознесенской церкви во Владимире, прихожанином которой был Петр Иванович, и в меньшей части - на нужды других церквей губернского центра. 25 тысяч Николаев завещал своему детищу - Владимирской земской женской гимназии. Еще 2500 рублей предназначались Владимирскому женскому училищу девиц духовного звания, а 5000 рублей - на содержание двух коек в земской женской больнице. Вырученные от продажи своей мебели и домашней обстановки средства Николаев завещал в пользу училища при Владимирском благотворительном обществе. Большую часть своей библиотеки, среди которой имелись редкие издания XVIII столетия, Петр Иванович завещал передать во Владимирскую епархиальную библиотеку. В библиотеке авторов имеется книга «Римская ночь или Сципионова могила» («Les nuits romanines au tombeau des Scipions»), изданная в Лозанне в 1796 году на французском языке со знаком на форзаце: «Библиотека П. И. Николаева. №119. ч. III».
Петр Иванович Николаев скончался во Владимире 1 августа 1879 года в возрасте 66-ти лет и был погребен на Князь-Владимирском кладбище. Его жена Евдокия Ивановна умерла 6 апреля 1895 года в возрасте 83-х лет.

Вплоть до отмены крепостного права Петр Иванович Николаев и господа Култашевы являлись помещиками деревни Юрино. Им же совместно принадлежала деревня Дорониха, а Култашевым - и часть Юдихи. 18 октября 1861 года была составлена уставная грамота Петра Ивановича Николаева с его бывшими крестьянами (34 души мужского пола) деревень Юрино и Дорониха, которая стала действовать с 19 января 1862 года. Согласно грамоте, земли в имении Николаева значилось 293 десятины, в том числе 230 десятин находилось в пользовании крестьян. Земельные наделы получили все крестьяне, а оброк с них остался прежним - 8 рублей 38 копеек. Со стороны крестьян уставная грамота была подписана не сразу: «Крестьяне не соглашались на предложения владельца только по непониманию еще настоящих прав своих, вследствие чего делали преувеличенные требования».
13 января 1862 года была составлена уставная грамота другого помещика А. В. Култашева со своими крестьянами (127 душ мужского пола и 6 дворовых) деревень Юрино, Юдиха и Дорониха. В том же году 6 ноября грамота введена в действие. Всего в имении Култашева значилось 518 десятин земли, из которой около 470 десятин находилось в пользовании крестьян. При норме земельного надела 4,5 десятин бывшие крепостные (122 души мужского пола) получили по 3 десятины 1800 сажень на душу мужского пола. Вместе с тем по уставной грамоте был снижен оброк: если до реформы он составлял 14 рублей 28 копеек и 10 рабочих дней с тягла, то после подписания грамоты - 6 рублей 53 копейки с тягла. Бывшие крепостные и эту уставную грамоту подписали не сразу: их не устраивал маленький земельный надел и большая величина оброка.


Землевладелец деревни Юрино Николай Васильевич Култашев

Землевладелец деревни Юрино Дмитрий Васильевич Култашев

Часть имения в деревнях Юрино и Дорониха принадлежала Аграфене Васильевне Култашевой, вдове Василия Михайловича Култашева. Составленная 16 января 1862 года уставная грамота крестьян этих деревень с помещицей Култашевой была введена в действие уже через 3 дня. Все крестьяне - 35 душ мужского пола - получили земельные наделы, которые были равны норме надела в 4,5 десятин.
Если до реформы в пользовании крестьян этой помещицы находилось 129 десятин, то после подписания грамоты у крестьян осталось 96 десятин. Согласно уставной грамоте, уменьшилась величина оброка: с 14 рублей 28 копеек с тягла до реформы до 5 рублей 55 копеек после введения грамоты в действие.
Накануне отмены крепостного права в деревне Юрино в 27 дворах проживало 163 человека. Такая численность жителей деревни сохранялась до конца XIX столетия, когда значительная часть ее мужского населения стала уходить на заработки. Так, к 1895 году 30 душ мужского пола выбыло из Юрино, записавшись в мещанство или купечество, а из оставшихся мужчин 14 крестьян занимались офенским промыслом.
Самой большой численности население деревни Юрино достигло к 1923 году (130 человек), когда в голодные годы Гражданской войны бывшие крестьяне, чтобы избежать смерти, вынуждены были вернуться из городов на свою родную землю. К этому времени деревня Юрино входила в состав Юдихинского сельсовета Санниковской волости.
С 1926 года — в составе Осиповской волости.
С 1929 года деревня входила в состав Юдихинского сельсовета Ковровского района,
С 1935 года — в составе Южского района Ивановской области.
С 1954 года — в составе Сельцовского сельсовета.
С 1963 года — в составе Ковровского района.
С 1972 года — в составе Пантелеевского сельсовета. Численность населения в ней в 1970-1990-е годы колебалась от 78 жителей в 1978 году до 108 человек в 1994-м.
С 2005 года — в составе Клязьминского сельского поселения.
К началу 2010 года в деревне Юрино постоянно проживало 80 человек.

Н. В. Фролов, Э. В. Фролова. Село Юдиха и его окрестности. Страницы истории.
Владимир: Изд-во «Транзит-ИКС», 2010. - 94 с.: ил.
Город Ковров.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (28.08.2018)
Просмотров: 37 | Теги: Ковровский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика