Главная
Регистрация
Вход
Пятница
05.03.2021
23:16
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1346]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [433]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [227]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [148]
Гусь [159]
Вязники [287]
Камешково [101]
Ковров [387]
Гороховец [123]
Александров [253]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [86]
Шуя [107]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [102]
Промышленность [90]
Учебные заведения [123]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [29]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [42]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Ковров и ковровцы накануне и во время Великой Отечественной войны

Ковров и ковровцы накануне и во время Великой Отечественной войны

В.В. Никулин, Ковров. Ковров и ковровцы в центральной периодической печати накануне и во время Великой Отечественной войны

В материалах, не касающихся военного производства, прямо упоминается город Ковров Ивановской области (до августа 1944 г., позднее - Владимирской). Так, весной 1942 г. «Комсомольская правда» публикует несколько сообщений о помощи городской молодежи колхозникам и работникам совхозов, готовящимся к весеннему севу. Вот фрагмент одного из них: «Машиностроительный завод гор. Коврова работал когда-то для сельского хозяйства. И вот комсомольцы, вспомнив это, пошли на старые, давно заброшенные склады. Там они нашли свыше двух тысяч ценных деталей, таких как лемеха, ножи для плугов и т.д. На Н-ском заводе собрано 9.000 запасных частей и инструментов.
Много запасных частей собрали комсомольцы цехов, где секретарями работают тт. Угодина и Монахов. Кроме того, комсомольцы восстановили девять металлообрабатывающих станков. Станки сданы Сельхозснабу».
Не столь уж редкими были сообщения о субботниках по благоустройству и ремонту общежитий, школ («Комсомольская правда», 11 и 16 апреля 1943 г., 26 июля 1944 г.), спортивных соревнованиях («Комсомольская правда», 29 мая 1942 г., 4 февраля 1944 г.), учебе и внеклассной работе в школах. Приоритет, естественно, отдавался проблемам военно-патриотического воспитания. В заметке о конкурсе на лучшую модель боевого вооружения Красной Армии и Военно-Морского Флота, который объявил весной 1943 г. Ивановский областной комитет комсомола совместно с областным советом ОСОАВИАХима, основное внимание уделено Коврову: «В ряде городов и районов области пионеры уже готовятся к конкурсу. Правда, в Коврове, например, в работу включилось пока 130 юных моделистов. В производственных мастерских школ ребята готовят модели винтовок, пулеметов, пушек, самолетов, кораблей. Нет сомнения, что будет намного больше участников конкурса». Хотя здесь и звучит некоторый упрек в адрес ковревцев (130 моделистов - маловато), следует заметить, что о других городах, и районах вообще не приведено никакой конкретной информации и примеров более активной работы (за исключением упоминания Вязников, где пионерские дружины провели сборы, посвященные конкурсу). Именно такая тональность при упоминании Коврова свидетельствует о более высоком уровне требований и надежд, о том, что показатели нашего города по многим позициям были на порядок выше, чем у соседей.
Одним из свидетельств этого являются регулярно публиковавшиеся в центральных газетах итоги Всесоюзного социалистического соревнования учащихся и работников ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО. Постоянно среди победителей, завоевавших переходящее Красное Знамя Главного управления трудовых резервов при СНК СССР и Центрального Комитета ВЛКСМ, и призеров, получивших премии за второе или третье место, упоминаются школа ФЗО № 5 и ремесленное училище № 1 Ивановской области. Иногда, кроме перечисления обладателей призовых мест, приводятся фамилии руководителей профессиональных учебных заведений (специфика эпохи - после директора следующим обязательно называется зам. директора по политчасти) и дается информация о результатах работы. Вот один из примеров по школе ФЗО № 5, которой по итогам I квартала 1943 г. вручено переходящее Красное Знамя: «Школа ФЗО в феврале - марте выпустила по 5-му разряду 109 человек, по 4-му разряду - 841 человек, по 3-му разряду - 59 человек. Полностью сохранила контингент: при плане 1000 человек имеет 1048 человек. В 1-м квартале учились отлично 44 процента, хорошо - 50 процентов, посредственно - 6 процентов. В ходе обучения школа произвела работ на 780 960 рублей, выполнив план на 148 процентов. Общежитие и столовая находятся в образцовом состоянии. 96 процентов учащихся хорошо и отлично усвоили программу военно-физической подготовки. Принято в комсомол за 1-й квартал 398 человек».
В этом, как и в других сообщениях подобного рода названы номера школ ФЗО и ремесленных училищ, область, в которой они находятся, но город не указан - а в данном случае речь идет о Коврове. Вероятно, таковы были требования цензуры, вполне обоснованные в тот период. Большинство выпускников (если не все) направлялись на оборонные предприятия, либо на другие стратегически важные объекты (железные дороги, строительство новых и реконструкцию действующих оборонных заводов и т.д.), и данные о количественном и качественном составе молодых кадров неизбежно должны были оказаться частично засекреченными.
В отношении оборонного производства режим секретности был еще жестче — а именно оно составляло основу промышленности Коврова в сороковые годы. Цензурные ограничения в условиях военного времени неизбежны в любой стране (речь в данном случае не идет о политической и идеологической цензуре - это отдельная тема). Они влияют на информационную насыщенность газетных и журнальных публикаций, а кроме того в ряде случаев серьезно затрудняют или даже делают невозможным выявление принадлежности определенного материала к конкретному городу, предприятию, деятельности конкретного человека.
Выделить публикации о Коврове можно по указаниям на «завод № 2 Народного комиссариата вооружения», «завод, где директором тов. Фомин» — в них не называется не только город, но даже и область, а речь идет об одном и том же предприятии (В.И. Фомин был директором завода № 2 в 1941-1947 гг.). Ныне это ОАО «Завод имени В.А. Дегтярева». В период Великой Отечественной войны в него также входили филиал № 1 (с 1950 г. - Ковровский механический завод), филиал № 2 (станкостроительный, ныне - Ковровский электромеханический завод), Конструкторское бюро № 2 (после ряда реорганизаций конца 1940-х - 1950-х годов ставшее основой конструкторских служб ЗиДа, КМЗ и самостоятельного Конструкторского бюро «Арматура»). Очень редко в публикациях встречается еще один официальный вариант названия этого предприятия времен войны - завод имени Киркижа, причем с указанием на его местонахождение в Коврове. Предстоит выяснить, было ли это недосмотром сотрудников системы Главлита, охранявших государственные тайны в печати, либо такое упоминание считалось допустимым, исходя из содержания заметок. В них не было информации не только о принадлежности завода Наркомату вооружения, но и вообще об оборонном профиле производства, речь шла о политической и общеобразовательной учебе взрослых работников, проблемах социальной сферы и т.п.
Кроме того, роль надежных ориентиров играют упоминания В.А. Дегтярева, других известных конструкторов, руководителей производства, бригадиров фронтовых бригад, орденоносцев. Часто они встречаются без привязки к заводу и уж тем более к городу Коврову.
Ограничения на упоминание нашего города действовали долгое время - не только в период Великой Отечественной войны, но и в предвоенные и послевоенные годы. Ковров ни разу не назван в выпущенной в 1939 г. книге В.Г. Федорова «Оружейное дело на грани двух эпох» (хотя часть III книги целиком посвящена ковровскому периоду работы В.Г. Федорова и В.А. Дегтярева), ни в воспоминаниях В.А. Дегтярева «Моя жизнь» (несколько изданий конца 1940-х - начала 1950-х гг.), ни даже в беллетризованных биографиях советских оружейников, написанных Г. Нагаевым и изданных уже в 1960-х - начале 1970-х гг.
Однако отдельные публикации выпадают из общего правила. Так, сразу же после присвоения В.А. Дегтяреву звания Героя Социалистического Труда на 1-й полосе газеты «Правда» появилась заметка «Чествование тов. Дегтярева»: «Иваново, 3 января. (Корр. «Правды»). Свыше 1200 человек - представителей общественности города Коврова собрались сегодня вечером в клубе металлистов, чтобы отметить награждение правительством выдающегося изобретателя - Василия Алексеевича Дегтярева...» Далее сообщаются некоторые подробности о торжественном собрании. Полностью эта информация напечатана в приложении к данному обзору. Обращает на себя внимание труднообъяснимая деталь - в сообщении упоминается приветствие, которое В.А. Дегтярев получил от К.Е. Ворошилова, но нет ни слова о поздравлении от И.В. Сталина, которое позже стало фактом хрестоматийным. В этой заметке в первой же фразе фактически раскрыто место работы конструктора, о котором строго умалчивалось в большинстве других публикаций.
Например, в речи председателя исполнительного комитета Ивановского областного Совета депутатов трудящихся В.М. Пелевина на сессии Верховного Совета РСФСР нет ни слова о промышленности Коврова, Дегтяреве и других оружейниках, но в отчете с той же сессии приведены слова из выступления председателя Тульского облисполкома Н.И. Чмутова: «Тула гордится знатными конструкторами, такими, как лауреаты Сталинских премий Михаил Евгеньевич Березин и Герой Социалистического Труда Федор Васильевич Токарев. (Аплодисменты)». Не преуменьшая роли тульских конструкторов, следует заметить, что к тому времени В.А. Дегтярев был фигурой более значимой и официально признанной (достаточно вспомнить, что именно он, вторым в стране после И.В. Сталина и раньше любого другого из конструкторов получил звание Героя Социалистического Труда). Однако засекречивать Тулу или Ижевск - старые всемирно известные центры оружейного производства - было бессмысленно, в отличие от Коврова, где пулеметному заводу было в то время чуть больше двадцати лет.
Имя В.А. Дегтярева (теперь уже, как и во всех других публикациях военного времени, без упоминания места его работы и жительства) появилось на 1-й странице «Известий» 28 июня 1941 г. Рядом с одной из самых первых фронтовых сводок помещена статья «Мощное оружие Красной Армии», которая имеет подзаголовок «Беседа с Героем Социалистическою Труда, доктором технических наук В.А. Дегтяревым». Разумеется, в ней нет и не может быть каких-либо конкретных сведений о работе завода и конструкторского бюро, об объемах производства, наименованиях изделий, сроках осуществления выполненных и перспективных работ. Цель этого выступления в печати (как и других подобного рода публикаций в нашей печати в те дни или в других странах в сходных ситуациях) - подъем патриотических чувств народа, мобилизация всех сил на борьбу с врагом: «Сейчас, когда началась отечественная война с фашизмом, мы, конструкторы и изобретатели, будем работать не покладая рук над дальнейшим усовершенствованием оружия. Мы не останавливаемся на достигнутом... Как патриот своей великой родины, я горячо люблю нашу Красную Армию и все силы отдам на улучшение ее боевой техники». Характерно, что уже в эти, самые первые дни, войну называют отечественной, хотя это слово еще пишут со строчной (маленькой) буквы и пока без другого определения - «Великая Отечественная».
Подобная направленность и в другом выступлении нашего конструктора в печати - его обращении «К оружейникам Советского Союза», которое было опубликовано на 1-й странице «Правды» в один из самых критических дней войны, в период крайнего напряжения сил в противостоянии советских и немецко-фашистских войск под Москвой, еще до начала контрнаступления Красной Армии.
Ряд других публикаций о деятельности В.А. Дегтярева, либо напечатанных за его подписью отличается значительной информационной насыщенностью. В ряде книг о ковровских оружейниках цитируются слова главного инженера КБ-2 Н.А. Бугрова со ссылкой на газету «Правда» от 19 ноября 1941 г. о создании противотанкового ружья ПТРД: «Это время было похоже на подготовку наступления...». Между тем данная цитата взята не из выступления самого Н.А. Бугрова в газете - так воспроизводит его слова корреспондент Л. Толкунов в статье «Противотанковое ружье Дегтярева». Автор опускает технические детали, но статья интересна тем, что здесь названы фамилии многих участников работы над ПТРД - сразу же после ее завершения, еще до указов о награждениях создателей нового образца оружия: «Инженеры Бугров и Крекин вместе с конструкторами Гараниным, Селезневым и Ивановым специально занялись вопросом о легкости деталей.
Василий Алексеевич упорно искал простейшую схему ружья...
Желанный час наступил. Готовый проект лежал на столе конструктора. Теперь надо было осуществить проект. Мастер Кузнецов вместе с фрезеровщиком Беляевым, токарем Лимоновым и слесарями Голышевым, Махотиным и Нарышкиным быстро реализовали идею конструктора».
Подобная информация, разумеется, не могла появиться без ведома самого В.А. Дегтярева. Пример этот достаточно характерный - в статьях и очерках о нем, беседах с конструктором называются (часто со ссылкой на слова самого В.А. Дегтярева) имена десятков сотрудников конструкторского бюро, рабочих и специалистов завода, которые принимали участие в разработке, изготовлении опытных образцов оружия и постановке новых изделий на серийное производство. Так, специальный корреспондент газеты «Труд» М. Щелоков пишет в очерке «Знатный русский оружейник» (рядом с подписью автора указано место, где журналист встретился с конструктором - «Город Н.»): «К Дегтяреву входит молодой, способный конструктор Александрович, один из многих его воспитанников. Начинается разговор о людях, с которыми работал и работает Василий Алексеевич. Семь лет здесь был слесарем известный теперь конструктор, лауреат Сталинской премии Симонов. У Дегтярева начинали свой творческий путь Лауреаты Сталинской премии конструкторы Шпагин и Горюнов. И сейчас в конструкторском бюро, которым руководит Василий Алексеевич, растут замечательные мастера оружейного дела.
Отладчик, любимец Дегтярева, Николай Зернышкин пришел сюда мальчиком. Сейчас он - специалист сборки и отладки самых сложных образцов нового оружия.
— Фрезеровщик Машинин, — говорит Дегтярев, — это, знаете ли, нужно быть артистом, чтобы так работать... Или, вот, старший мастер Алексей Кузнецов. Я его помню еще мальчиком. Он подносил на полигоне мишени. Главный инженер конструкторского бюро Николай Андреевич Бугров тоже вырос на моих глазах. Правительство дважды его наградило».
В этом отношении публикации о Дегтяреве отличаются от материалов о некоторых других изобретателях, которых изображают гениями-самородками, работающими в одиночку, без чьей-либо помощи (например, даже в самом конце 1990-х годов появлялись очерки и беседы с М.Т. Калашниковым под заголовками типа «Русский мужик, который всю планету вооружил» - хотя к этому времени уже перестали быть секретом история создания автомата АК и имена других участников этой работы).
Достаточно много информации содержится и в ряде других публикаций о развитии оборонного производства в Коврове. Насыщенная датами, цифрами и фактами статья в «Известиях» «Заводской корпус построен за 80 рабочих дней». Приводится полностью в приложении к данному обзору. Она вышла за два с половиной месяца до начала войны и подробно сообщает о строительстве корпуса «Л», который стал основой филиала № 1 (впоследствии – Ковровского Механического завода). Но определить это можно, лишь сопоставив данные статьи с известными фактами об этом новом крупном объекте, а также благодаря упоминанию в тексте среди руководителей строительства Ф.К. Чарского (Федор Капитонович Чарский был директором завода в 1940 - первой половине 1941 г., а в начале войны был переведен на другое предприятие Наркомата вооружения) и В.В. Агапова (Вениамин Владимирович Агапов два года спустя руководил строительством Комсомольского корпуса, именно его фамилия открывает список работников завода, награжденных в январе 1944 г. орденом Ленина).
Довольно часто на страницах центральных газет встречаются материалы о фронтовых бригадах, в частности - в публикациях «Комсомольской правды» с проходившего в Москве в январе 1944 г. первого Всесоюзного совещания бригадиров комсомольско-молодежных бригад Наркомата вооружения СССР, участниками которого были несколько бригадиров-орденоносцев из Коврова и директор завода В.И. Фомин. В материалах с совещания упоминается строительство в 1943 г. на заводе Комсомольского корпуса: «О том, что может дать молодежная инициатива, рассказал директор завода тов. Фомин. Силами молодых рабочих в рекордный срок - два с половиной месяца - на заводе во внеурочное время построен новый производственный корпус в 13 тысяч квадратных метров». Еще одна участница совещания упоминается в информационной подборке «Хроника боевых дел»: «Комсомольско-молодежная бригада тов. Шмановой, награжденной орденом Трудового Красного Знамени, в течение последних месяцев держит заводское переходящее знамя. Каждый член этой бригады освоил несколько профессий». Эти материалы были опубликованы на 3-й странице газеты, которая целиком была посвящена итогам Всесоюзного совещания и вышла под шапкой «Побеждают идущие вперед!» с подзаголовком «Чему учит опыт молодых вооруженцев». А на 1-й странице под заголовком «Те, кто делает оружие» была помещена фотография трех ковровских делегатов: «Участники совещания бригадиров комсомольско-молодежных бригад промышленности вооружения Шманова, Жильцова, Чихачев, за выполнение правительственного задания награжденные орденами Трудового Красного Знамени».
В центральных газетах постоянно публиковались полностью или в кратком изложении Указы Президиума Верховного Совета СССР о награждении рабочих, инженеров, руководителей производства и целых коллективов предприятий орденами и медалями, о присвоении званий Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда, постановления о присуждении конструкторам и изобретателям Сталинских премий (которые позже стали называть Государственными, даже если речь идет о периоде 1940-х годов). В них также неоднократно встречаются имена ковровцев, а иногда вслед за официальными сообщениями идут краткие публикации о некоторых из награжденных, помещаются их фотографии, либо несколько позже - фотографии и репортажи с церемонии вручения наград.
Удалось найти связанные с Ковровом публикации на другие темы - о шефстве жителей нашего города и района над эвакогоспиталями, детским домом для эвакуированных из блокадного Ленинграда малышей, над восстановлением предприятий, городов и районов в разных областях, пострадавших в период фашистской оккупации и боевых действий.
Представляет интерес короткая информация о строительстве бронепоезда «Ковровский большевик», опубликованная в «Известиях» (ее текст полностью приведен в приложении). Здесь опять не указан город и нет названия бронепоезда (поскольку оно раскрывало бы место строительства). Но сопоставляя несколько фактов, можно уверенно сказать, что речь идет именно о нашем бронепоезде. В заметке есть фамилия комиссара, выступавшего на митинге. Кроме того, известно, что на территории Ивановской области в 1941 году был построен только один бронепоезд - в Коврове. И хотя впоследствии из-за нехватки артиллерийского вооружения он не стал самостоятельной боевой единицей, сам факт публикации этого сообщения на первой странице одной из ведущих газет страны всего через несколько дней после отправки бронепоезда из Коврова показывает значение этого подарка трудящихся города воинам Красной Армии.
Публикации периодической печати - лишь один из видов исторических источников. Используя их для воссоздания событий кануна и периода Великой Отечественной войны, следует учитывать определенную ограниченность содержащейся в них информации, что связано как с требованиями цензуры, так и с идеологической ориентацией средств массовой информации. Кроме того, не лишены они и отдельных ошибок, искажения фактов, обычных опечаток - хотя и в очень редких случаях. Так, в заметке «Как ты выполняешь ленинский завет?» (полностью приведена в приложении) речь идет о «заводе имени Киркиш» - искажена фамилия К.О. Киркижа. И уж вовсе к разряду курьезов можно отнести фразу из опубликованного в «Комсомольской правде» очерка М. Евгеньева «Тульские мастера»: «В Туле когда-то слесарил Василий Алексеевич Дегтярев, ныне Герой Социалистического Труда, создатель прославленного дегтяревского пулемета. И Шпагин - талантливый конструктор пистолета-пулемета ППШ (бойцы уважительно называют этот пистолет «папашей») - тоже родом из Тулы...» Если в отношении Дегтярева все верно, то дальше слава Тулы как города оружейников сослужила плохую службу автору - Шпагин родом из Ковровского уезда, и многие другие конструкторы XX века к Туле отношения не имеют.
В то же время ценность этих материалов в том, что они показывают атмосферу эпохи, сохраняют многие живые детали, которые, с одной стороны, не могли попасть в официальные документы (для них характерен иной стиль), а с другой - не всегда сохранились в более поздних публикациях воспоминаний очевидцев и участников событий, написанных годы и десятилетия спустя.
Значительное количество выявленных в центральных газетах публикаций свидетельствует о важной роли города Коврова и Ковровского района в достижении победы в Великой Отечественной войне. Тема, затронутая в данном сообщении, отнюдь не исчерпана, поскольку просмотрена лишь часть центральных газет предвоенного и военного периода. Продолжая эту работу, следует учитывать, что даже при самом тщательном и детальном просмотре центральных газет и журналов часть материалов, относящихся к Коврову, останется не выявленной. «На Н-ском заводе перевыполняет нормы бригада тов. Иванова...» — согласитесь, из информации подобного рода зачастую окажется невозможно узнать, идет речь о Коврове, или Урале, или Сибири.
Начат сбор материалов о боевом применении созданного и выпускавшегося в Коврове оружия, а также о фронтовых буднях и подвигах наших земляков. По этим темам также может быть собран большой объем информации, несмотря на трудности выявления публикаций, относящихся именно к Коврову.

Из публикаций центральных газет 1940-1945 гг.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О ПРИСВОЕНИИ ТОВ. ДЕГТЯРЕВУ В.А. ЗВАНИЯ ГЕРОЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ТРУДА
За выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования новых особо важных образцов вооружения Красной Армии присвоить тов. Василию Алексеевичу Дегтяреву звание Героя Социалистического Труда с вручением высшей награды СССР - ордена Ленина и выдачей денежной премии 50 тысяч рублей.
Зам. Председателя Президиума Верховного Совета Союза ССР А. Бадаев.
Секретарь Президиума Верховного Совета Союза ССР А. Горкин.
Москва, Кремль. 2 января 1940 года.
«Правда». - 1940. - 3 января.

ЧЕСТВОВАНИЕ ТОВ. ДЕГТЯРЕВА
Иваново, 3 января. (Корр. «Правды»), Свыше 1200 человек - представителей общественности города Коврова собрались сегодня вечером в клубе металлистов, чтобы отметить награждение правительством выдающегося изобретателя - Василия Алексеевича Дегтярева. С огромной радостью встретили собравшиеся сообщение о присвоении юбиляру звания Героя Социалистического Труда.
На имя юбиляра со всех концов страны продолжают поступать поздравительные телеграммы. Получено приветствие от народного комиссара обороны, маршала Советского Союза товарища К.Е. Ворошилова.
После оглашения приветствий с краткой волнующей речью выступил Василий Алексеевич Дегтярев. Он выразил глубочайшую благодарность товарищу Сталину, партии и правительству за проявленные к нему исключительные заботу и внимание.
«Правда». - 1940. - 4 января.

ЗАВОДСКОЙ КОРПУС ПОСТРОЕН ЗА 80 РАБОЧИХ ДНЕЙ
В нашей стране в этом году развернулось большое новое промышленное строительство. Государственным планом предусмотрено строительство 2955 новых и расширение существующих промышленных предприятий. Огромные возможности для ускорения выполнения этой программы заложены в применении скоростных методов строительства. В этом отношении особенно ценен опыт одной отройки, проведенной Народным комиссариатом вооружения СССР.
По заданию правительства Наркомат вооружения приступил в декабре 1940 года к строительству производственного корпуса. Этот корпус площадью в 19.5 тысячи квадратных метров нужно было выстроить к 1 апреля 1941 года, то есть немногим больше, чем за три месяца. 28 марта в наркомате была получена телеграмма о том, что коллектив строителей досрочно выполнил задание правительства. Корпус построен скоростными методами в зимних условиях за 80 рабочих дней.
Корреспонденту ТАСС в наркомате сообщили следующее об этой стройке:
Проект сооружения был составлен и утвержден за 10 дней. Чтобы осуществить подобное строительство в такие сжатые сроки, предусматривалось максимальне совмещение производственных процессов и наиболее полное применение облегченных металлоконструкций. Это обеспечивало в то же время максимальную экономию материалов.
Строительство было разбито на пять основных этапов. Первый этап — подготовительные работы - был осуществлен за 10 дней. За это время было выбрано место для строительства, на строительной площадке вырублен лес, построены вспомогательные сооружения для изготовления металлоконструкций, подведены линия электроэнергии и временный водопровод. Строительную площадку очистили от огромных сугробов снега, которые достигали полутора метров высоты. Подготовительные работы велись одна за другой. Максимальный перерыв между ними исчислялся часами.
Земляные работы, кладка бутовых фундаментов, стен, устройство подземных коммуникаций и бетонных фундаментов для колонн составили второй этап стройки. Он длился 28 рабочих дней. Было вынуто 14,5 тысячи кубических метров земли.
Одновременно с этими работами начался третий этап строительства - изготовление и монтаж металлических конструкций. Изготовление их началось за несколько дней до окончания бетонных фундаментов и шло затем параллельно демонтажом.
В феврале начались монтажные работы. Они велись концентрированно по ..олетам. Как только монтажники заканчивали свою работу, за ними следовали кровельщики, за последними - изолировщики. Монтаж металлоконструкций был завершен за 24 рабочих дня.
На четвертом этапе строительства было выполнено множество самых разнообразных работ. Монтировалась силовая и осветительная сеть. Рядом с растущим корпусом в специальной мастерской заготовлялись все электроагрегаты. В помещение вкатывались уже готовые подстанции. В мастерской было произведено 70 процентов всех электромонтажных работ, включая и осветительные. За … дней уложено 132 километра проводов.
В это же время шли работы по сантехнике, прокладке водопровода, канализационной сети, паропровода. Было уложено 8324 погонных метра труб. За 8 дней проложили 2,5 километра кабельных и отопительных каналов.
Пятый, заключительный этап - малярные работы, устройство всех кирпичных перегородок, штукатурка, бетонирование полов и проводка наружной сети канализации.
В марте строители ушли из корпуса. Все работы были завершены раньше срока, установленного правительством. В тяжелых полевых условиях, в суровую зиму, в снежные бураны, днем и ночью ни на один час не прекращались строительные работы. Руководители строительства тт. Л.О. Мицмахер, В.М. Горский, Ф.К. Чарский, В.С. Мамаладзе и В.В. Агапов проявили немало инициативы и настойчивости, чтобы с честью справиться с ответственным заданием. Большую работу провели молодой советский инженер В.С. Кудрявцев и руководитель монтажа металлоконструкций В.А. Шляпников.
Коллектив рабочих показал образцы высокой производительности труда. Средняя выработка на одного рабочего составила 98 рублей в день против 72 рублей - наивысшей выработки, существующей на стройках. Себестоимость строительства снижена на 12 процентов. В социалистическом соревновании строителей на первое место вышли каменщик-орденоносец Е.М. Жмурин, каменщик М.П. Лебедев, бетонщица Мария Харабурова и др.
Успех коллектива строителей был обеспечен благодаря четко разработанной технологии производственных процессов строительства, параллельному ведению многих видов работ, большевистской дисциплине и точному выполнению суточного графика. (ТАСС).
«Известия». - 1941. — 4 апреля.

БРОНЕПОЕЗД УШЕЛ НА ФРОНТ
Иваново, 26 декабря. (По телеф. от соб. корр.). Рабочие нескольких заводов области закончили строительство бронепоезда. В связи с отправкой на фронт стальной крепости во дворе Н-ского завода состоялся многолюдный митинг работников предприятий города. Выступавшие дали наказ команде бронепоезда беспощадно истреблять фашистских оккупантов.
Ответное слово взял комиссар бронепоезда, бывший машинист т. Борисов. Он заверил строителей, что грозное оружие, которым снабжен бронепоезд, будет громить гитлеровских головорезов до тех пор, пока на советской земле не останется ни одного немецкого оккупанта.
Паровоз дал продолжительный гудок. Бронепоезд ушел на фронт.
«Известия». - 1941. - 27 декабря.

ОРУЖИЕ СВЕРХ ПЛАНА
Комсомольцы выполнили свое обязательство
Город N, 11 февраля. (Наш корр.). Комсомольцы и все рабочие завода, где секретарем комитета комсомола тов. Бурухин, ответили на призыв московских автозаводцев таким обязательством: к XXIV годовщине Красной Армии дать сверх плана большое количество оружия.
Работали не покладая рук. Развернулось горячее соревнование. Обязательство уже выполнено. Оружие уже отправлено на фронт.
Работа продолжается с неослабевающим напряжением.
О. РАЧКОВА.
«Комсомольская правда». - 1942. —12 февраля.

«КАК ТЫ ВЫПОЛНЯЕШЬ ЛЕНИНСКИЙ ЗАВЕТ?»
Этот вопрос был поставлен перед комсомольскими активистами комитетом ВЛКСМ завода имени Киркиш (так в тексте газеты) гор. Коврова. С докладом «Чего требовал Владимир Ильич Ленин от комсомольцев на ІII съезде» выступил секретарь горкома ВКП(б) тов. Павлов. Затем комсомольцы рассказали, как они изучают основы марксизма-ленинизма, что читают.
После конференции была проведена беседа об изучении Краткого курса в период Отечественной войны.
«Комсомольская правда». 1943. 15 апреля

Из корреспонденции «УКРЕПИТЬ КОМСОМОЛЬСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ МТС»
На днях в гор. Иваново состоялось областное совещание секретарей комсомольских организаций МТС (машинно-тракторных станций) и промышленных предприятий, изготовляющих запасные части для тракторов и сельско-хозяйственных машин...
На заводе, где комсоргом ЦК ВЛКСМ тов. Минин, комсомольско-молодежный участок изготовляет запасные части для сельскохозяйственных машин. За короткое время молодые рабочие освоили новый технологический процесс и изготовили 350 поршней для моторов тракторов. Комсомольцы Шишова и Пушкарев систематически дают сверх плана по 10-12 деталей.
«Комсомольская правда». —1944. - 13 января.

Из информационной подборки «В НЕСКОЛЬКО СТРОК»
Новгород. Трудящиеся Владимирской области взяли шефство над Новгородом и его районами. Помощь Новгороду будут оказывать города Владимир, Гусь-Хрустальный, Муром. Над Старой Руссой шефствуют трудящиеся города Коврова, над Сольцами - город Вязники.
«Правда». — 1945. - 12 апреля.

Вклад сельских тружеников Ковровского района в победу над Германией (1941-1945 гг.)

М.Н. Кренделева, г. Ковров

XX век был богат событиями. Одно из самых трагических и в то же время раскрывших героизм, самоотверженность, жертвенность народа — это Великая Отечественная война. Много исследований, книг, воспоминаний написано о ней, но тема эта практически неисчерпаема. В нашем Ковровском городском архиве хранятся документы сельсоветов, колхозов за военный период. Основываясь на них и, частично, на документах Государственного архива Владимирской области рассмотрим, какой вклад внесли сельские труженики Ковровского района в победу над фашистской Германией. Речь пойдет не о конкретном экономическом вкладе, а о том, что делалось в районе для обеспечения победы над врагом, чем жила деревня, каким трудом далась ей эта победа.
Вторжение гитлеровских полчищ перевернуло жизнь каждого человека. Уже 22 июня в колхозах прошли митинги и собрания. Но вот проследить начало войны по протоколам заседаний исполкомов сельсоветов и правлений колхозов не удается: только через несколько дней в повестках появляется военная тема. Сельцовский сельсовет 25 июня 1941 г. рассматривал вопрос одного председателя колхоза о неподчинении предписаниям сельсовета в части высылки лошадей. 23 июня, на другой день после начала войны, по мобилизации он «поставил самые плохие лошади с опозданием на 3 часа, а также и мобилизованных красноармейцев провожал с грубостями». 29 июня колхозники «Верного пути» рассматривали вопрос о задачах населения в военном положении и решили, «учитывая создавшееся опасное положение о вторжении вражеских самолетов на территорию деревни, принять следующие меры: каждому хозяйству заготовить ящик песка, кадку воды и швабру, кроме того сделать уборку чердаков, в разрывах меж жилых домов сделать уборку от мусора и легковоспламеняющихся веществ». 30 июня 1941 г. Дмитриевский сельсовет решал вопрос об организации штаба МПВО. 2 июля в колхозе «Коммунар» говорили о постройке бомбоубежища в деревне. В «Новой жизни» 5 июля обсуждали выступление по радио председателя Государственного Комитета обороны И.В. Сталина и постановили: выступление одобрить. «Мы, колхозники, обязуемся работать еще лучше, как работали раньше, на уборочную выйти как один с 10-летнего возраста и до престарелых лет, убрать без потерь и выполнить все продукты по обязательству досрочно.
В Дмитриевском сельсовете на партийном собрании 9 июля постановили организовать отряд народного ополчения. В Сельцовском сельсовете в июле 1941 г. организовывал и группы самозащиты, а в октябре — истребительный отряд, решили «все имеющееся у населения огнестрельное оружие изъять и передать отряду».
В июле 1941 г. перед колхозами ставилась следующая задача — своевременно и качественно провести уборку урожая и заготовку сельхозпродуктов. Собрание районного партийного актива подчеркивало, что это «укрепит нашу Родину и поможет нашей доблестной Красной Армии в её победе над врагом. Тыл неотделим от фронта. Тыл продолжение фронта». Своеобразная программа действий на военный период была намечена на заседании Дмитриевского сельсовета 28 февраля 1943 г.: «Мы должны приложить все силы к тому, чтобы помочь нашей доблестной Красной Армии в уничтожении немецких оккупантов, для этого все люди в тылу должны работать, не покладая рук. Мы также должны помогать семьям красноармейцев, этим мы тоже поможем нашей Красной Армии, так как боец, находящийся на фронте, будет спокоен за свою семью. Мы также должны помочь, как средствами денежными, так и одеждой, обувью и другим людям освобожденных областей от немецких захватчиков». И эта программа всю войну претворялась в жизнь.
Уже осенью 1941 года начался сбор теплых вещей для Красной Армии. Впервые этот вопрос был поставлен на бюро РК ВКП/б/ 12 сентября 1941 г. Было решено создать районную комиссию, в 2-х-дневный срок создать такие комиссии при сельсоветах, широко вести разъяснительную работу среди населения. И практически сразу же вопрос о ходе сбора теплых вещей для Красной Армии стал выноситься на бюро. Например, на заседании 6 октября 1941 г. было отмечено, что в Иваново-Эсинском сельсовете работа ведется неудовлетворительно, собрали 6,5 кг шерсти и всё. В целом же колхозники активно включились в эту кампанию. Члены колхоза им Клары Цеткин на собрании 28 августа 1942 г. постановили «сшить для бойцов Краснов Армии ватную фуфайку и брюки и сдать в фонд обороны. Поручить сшить Марову Мих. Ив. за 2 трудодня в 2-3 дня». А уже 17 сентября был составлен пофамильный список, кому и что необходимо сдать в фонд обороны: «Башарина Ан. К. — нательная рубашка, Гаранин Ив. Ф. — овчина, Стружкова А.Т. — кожа телячья, Трошина А.В. — варежки и рубашка, Гаранина Кл. Ив. — полотенце, Ванюхин М.В. — шапка» и так далее. Регулярно составлялись районные, сводки о сборе теплых вещей и белья для Красной Армии. Например, по состоянию на 30 декабря 1941 г. на склад райкомиссии поступило: 497 пар носков хлопчатобумажных, 9 пар портянок хлопчатобумажных, 152 ватные фуфайки, 13 одеял, І31 простыня, 1 шинель, 5 шлемов. 2 ремня, 30 носовых платков, 18 шарфов, 278 летних нательных рубашек и 7 теплых, 1000 метров разного материала, денег 33 512 рублей и так далее. Деньги шли в основном на оплату работ по переработке шерсти и овчин. Например, поступило 562 кг. шерсти, отдано в переработку, из переработки получено 159 пар валяных сапог, 25 бекеш. Из сданных овчин шили полушубки, меховые рукавицы, меховые жилеты. Но были и факты недобросовестного отношения к сбору. В сентябре 1942 г. районная комиссия возвратила собранные на территории Великовского сельсовета 6 овчин, 1 полушубок и 1 фуфайку, которые «непригодны к употреблению — с овчины снята шерсть, а полушубок и фуфайка изношены до такой степени, что непригодны для реставрации». Всего же в районе действовало 30 местных комиссий. В сдаче теплых вещей приняло участие 73,4% населения, в Репниковском, Санниковском, Красно-Маяковском сельсоветах — почти всё население. Были организованы бригады по пошив фуфаек, брюк, нижнего белья, многие женщины шили на дому.
К праздникам — день Красной Армии, 1 Мая, годовщина Октябрьской революции, Новый год — готовили подарки бойцам и командирам. Например, колхоз им. I Конной к 1 мая 1942 г. собрал 100 штук яиц и 3 кг. масла.
Кроме того, собирали дополнительный мясоналог, создавали «фонд молока для здоровья бойцов». Колхозники сельхозартели «Объединенный труд» на собрании 5 февраля 1943 г. решили создать фонд Красной Армии и собирать в него, «кто чего может выделить». В Сельцовском сельсовете в конце 1941 г. собирали лыжи у населения для РККА. Практически во всех колхозах проводились дополнительные посевы для Красной Армии.
Вещи и подарки собирали не только для Красной Армии. Под ударами наших войск фашистские войска откатывались на запад. В освобожденные районы возвращалась мирная жизнь, нужно было восстанавливать разрушенное войной хозяйство. 16 февраля 1942 г. на бюро РК ВКП/б/ рассматривался вопрос об оказании помощи населению Калининской области, пострадавшему от немецких оккупантов. Прежде всего, создавалась районная комиссия, на местах рекомендовалось развернуть широкую разъяснительную работу о необходимости сбора теплой одежды, обуви, белья, столового и кухонного инвентаря. Вопрос ставился так: «Добиться от трудящихся района всемерной практической помощи государству в быстрейшем восстановлении разрушенного оккупацией народного хозяйства». По мере продвижения советских войск расширялась и география получавших помощь районов. 11 мая 1943 г. постановили: «Взять районом шефство по оказанию братской помощи населению Сычевского района Смоленской области». 6 июля подвели первые итоги: для Сычевского района собрали 140 голов крупного рогатого скота, 200 овец, 20 свиней, 102 головы домашней птицы. Трудящимся Сталинградской области было отгружено 2 вагона разного имущества и стройматериалов. Этот вопрос постоянно встречался в протоколах заседаний правлений колхозов и исполкомов сельсоветов. Например, на заседании Дмитриевского сельсовета распределяли по колхозам спущенный районом план сбора пожертвований для освобожденных районов: колхоз ОГПУ — «85 кг, лопата железная, грабли — 2, серп — 1, чайной посуды — 2, кухонной посуды — 1, овец — 1, кур — 1, топор — 1, пилы — 1, школьные учебники — 1, чулки, носки — 3, одежды — 3». Колхоз «Новое Русино» — «85 кг, лопата — 1, вилы жел. — 1, серпов — 1, чайная посуда — 2, кухон. пос. — 1, телят — 1, кур — 1, топор — 1, пилы — 1, школьные учебники — 1, плуги — 1, чулки, носки — 4, одежды — 3» и так далее. Колхоз «Соревнователь» решил выделить для освобожденных районов Калининской области по 35 гр. зерновых с каждого трудодня, «Активист» в помощь калининцам сажал картошку. А члены колхоза им. Клары Цеткин даже просили райисполком, чтобы их «сельхозартели выделили определенный колхоз Сычевского района, чтобы взять над ним шефство в целях восстановления народного хозяйства. Для восстановления животноводства Сычевского района выделить с фермы колхоза двух овец. От колхозников выделить вещи домашнего обихода».
В течении всей войны выпускались денежно-вещевые лотереи в помощь фронту и государственные военные займы. «Это большое государственное дело укрепления мероприятий, связанных с войной против немецких захватчиков»,— читаем в документах. Прежде всего разрабатывались планы организационно-массовых мероприятий, которые предусматривали подбор уполномоченных, докладчиков, проведение совещаний и партийно-комсомольских собраний, бесед о роли и значении госзаймов в разгроме немецко-фашистских войск, выездных заседаний райисполкома, митингов в день опубликования закона о выпуске займа, художественное оформление помещений правлений, систематические выступления по радио лучших подписчиков, оформление стенгазет и так далее. 11 апреля 1942 г. на заседании Алексеевского сельсовета приняли решение: «подписаться здесь на собрании активу не ниже как на месячный заработок». А поскольку с наличными деньгами было плохо, часто вопрос ставился так — «об изыскании средств на размещение военного займа». Колхоз им. 7-го съезда Советов нашел выход: навязали мётел, продали гортопу, а вырученные деньги внесли за займ. В колхозе «Искра Ленина» для того, чтобы колхозники могли подписаться на займ, решили выдать им на трудодни сена и хлеба, каковые реализовать на рынке, а на полученные средства приобрести займ. А вот колхозники «Новой жизни» на общем собрании 13 апреля 1944 г. «отказались подписываться на военный займ за неимением средств». Но уже 18 апреля в колхоз прислали уполномоченного райкома партии, который провел «разъяснительную работу». Было принято постановление «провести добровольную подписку». Действительно, даже бюро РК ВКП/б/ отмечало, что этот займ завышен. «Придавая большое политическое значение размещению займа, бюро РК ВКП/б/ постановило: принять план размещения займа среди колхозников и единоличников — 4,4 млн. руб., по рабочим и служащим — 930 тыс. руб., что составляет 119% к месячному фонду заработной платы. Просить обком ВКП/б/ пересмотреть и снизить на 230 тысяч и установить план по рабочим и служащим в сумме 750 тыс. руб.». «Имея ввиду, что сельское население располагает возможностями оплаты своей подписки наличными, организовать работу так, чтобы обеспечить сбор средств с колхозов полностью с момента подписки». Как колхозники добывали наличные, уже сказано выше. Тем не менее такие драконовские меры приносили результат — в 1944 г. по итогам займа и 4-й денежно-вещевой лотереи район занял первое место в области. Всего за 1943-1944 годы провели подписку на госзаймы и денежно-вещевые лотереи на сумму 13 млн. рублей, превысив задание на 1100 тысяч рублей. Кроме того, по всей области, тогда еще Ивановской, собирали денежные средства на танковую колонну «Ивановский колхозник», в районе собрали 3 204 тысячи рублей. В фонд обороны за годы войны сдали 4,5 млн. рублей. Для нищего сельского населения это были очень большие деньги.
На попечении колхозов остались семьи ушедших на фронт красноармейцев. Позиция РК ВКП/б/ в этом вопросе была такова: «оказание помощи семьям военнослужащих — это половина всей нашей заботы о Красной Армии». По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.41 г. полагалась выплата пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава. За 4 месяца войны в райсобес поступило 2100 заявлений от семей военнослужащих, было назначено 1429 пособий, оказана помощь 671 семье. По наряду с этим отмечались и случаи бездушного отношения к семьям военнослужащих. Например, Бельковский сельсовет задержал оформление пособия семье красноармейца Сорокина на 1.5 месяца, Клязьмогородецкий сельсовет — семье красноармейца Корнилова на 1 месяц. В 1943 г. бюро РК РКП/б/ предупредило председателя колхоза «Вперед» Клюшниковского сельсовета т. Полякова за его «преступное отношение к детям-сиротам Ермаковым». Было отмечено также, что в колхозе «Красная Грива» не проявляется никакой заботы о семьях военнослужащих. Но такое было редко. Эти вопросы регулярно рассматривались на бюро, и в целом отмечалось, что комиссии при сельсоветах правильно поняли свою задачу, проводили неоднократные обследования семей военнослужащих, по итогам обследований направляли обращения в районную комиссию. Например, в 1943 г. комиссия при Алексеевском сельсовете просила райкомиссию оказать помощь семьям: Солдатовой — 5 м. мануфактуры, Смирновой — 60 кг. картофеля, Гришиной — 1 пару обуви, всего в списке 45 семей. Решались и другие вопросы: о выделении земельных участков семьям красноармейцев, их не имевшим, о разрешении сенокошения в неучтенных лугах, о снабжении хлебом детей красноармейцев, о засеве земельных участков в помощь семьям красноармейцев, о создании фондов помощи (фондов продуктов питания) семьям красноармейцев. За 1944 г. семьям военнослужащих в порядке добровольной помощи от колхозов было выделено 145 голов скота, выдано единовременной помощи 227 семьям на сумму 581779 руб., обуви 148 пар, зерновых культур 8 410 кг., картофеля 30 004 кг.; мяса 254 кг.; дров 755 кубометров и так далее. С приближением конца войны формулировки решений несколько меняются. Весной 1945 г. комиссия при Алексеевском сельсовете поставила задачу: «добиться, чтобы каждая семья военнослужащих имела корову или козу, обеспечить на весь сезон топливом и сеном, для прокормления на весь сезон чтобы каждая семья была обеспечена продуктами питания, а также детей школьного возраста обувью и одеждой».
Помогали также эвакуированным, которые часто оказывались по месту эвакуации без одежды, обуви, продовольственных запасов.
В районную комиссию обращались также и эвакуированные из города, которым через систему сельпо, через колхозы выделяли продукты и вещи: валенки, парусиновую обувь, бязь и др.
Ещё одна забота колхозов в военные годы — дети-сироты. На территории нашего района в Осиповском сельсовете находился детский дом, эвакуированный из Ленинграда. 30 ноября 1942 г. на бюро РК ВКП/б/ было отмечено, что «детдом к работе в условиях зимнего периода времени не подготовлен, топлива совершенно не имеет, оборудованием — жестким инвентарем (столы, стулья, шкафы) полностью не обеспечен. Дети валяной и кожаной обувью не обеспечены. Из 118 детей имеют валяную обувь только 24 человека, а кожаную — 70 человек... Помещение находится в антисанитарном состоянии, и совершенно отсутствует баня. Продуктами питания обеспечены только на полтора-два месяца. Были намечены меры для исправления ситуации, в том числе: «обеспечить устройство бани, выделить детдому 3 коровы, заготовить и вывезти топлива на весь отопительный сезон, закончить ремонт и отепление помещения детдома, по сельсоветам провести децзаготовки, промкомбинату изготовить 118 индивидуальных вешалок, 4 шкафа, 10 детских столов, 120 стульев, пошить 50 пар бурок. Но своих районных ресурсов нe хватало, поэтому в декабре 1942 г. райком обратился в обком ВКП/б/ с просьбой о выделении для детдома «валяной обуви 120 нар, кожаной обуви 120 пар, чулок-носок 240 пар, свитеров 240 штук, рейтуз 240 штук, пальто зимних 75 штук, мануфактуры для белья 1000 метров, тарелок 500 штук, чашек 200 штук, варежек 120 штук, ложек 150 штук, оконного стекла 3 ящика и керосину 300 кг.». Очевидно, эта просьба не была удовлетворена, так как в марте 1943 г. секретарь Ковровского РК ВКП/б/ Удалов вновь обратятся в ОК ВКП/б/: «В Ковровском районе находится Ленинградский эвако-детский дом с количеством в 115 человек от 3-х до 8-ми лет. Прошу Вашего указания облторготделу о немедленном обеспечении детдома нарядами на продукты и, если возможно, о выделении из областных фондов в адрес детского дома необходимых материалов для пошива обуви и одежды, которых в условиях района мы изыскать не можем, а потребность выражается в следующих данных: «кожаной обуви 100 пар, галош резиновых 100 пар, мануфактуры 1000 метров (сатин, ситец), одеял байковых 115 штук, скатертей 50 штук, чулок-носок 250 пар, свитеры 250 штук, рейтузы 250 штук, швейных машин 2 штуки, тарелки 300 штук, чашки 200 штук, ложки 150 штук, керосину 300 литров». Вопрос о шефстве над детдомом регулярно выносился на заседания сельских исполкомов. 25 сентября1944 г. исполком Больше-Высоковского сельсовета принял решение о выделении от каждого колхоза по 70 кг овса и по 200 кг картофеля, 23 марта 1945 г. — о посеве земельных участков для детдома. В Дмитриевском сельсовете среди колхозников собирали продукты и бельё для сирот Ленинграда.
Малышам помогали, дети чуть постарше уже сами помогали колхозам. Часто можно слышать такое выражение: «Собирали колоски на полях». На самом деле детский труд использовался гораздо шире. Уже в августе 1941 г. вышло постановление бюро РК ВКП/б/ об участии школьников в уборочных работах. Было отмечено, что работа эта ведется недостаточно. Из 2080 школьников неполных средних и средних школ только 824 человека принимают участие в работе колхозных бригад, ученических бригад не создано, учителя школ не привлечены к руководству бригадами. Хорошо организована работа в Малышевской школе — 7 школьных бригад в составе 118 школьников за июль выработали 1082 трудодня. В постановлении подчеркивалось, что необходимо везде создавать бригады учащихся, мальчиков и девочек раздельно, во главе с учителем, лучших премировать. То, что дети работали наравне со взрослыми, отражено в протоколах заседаний правлений колхозов. В «Коммунаре» весной 1942 г. начали обучать подростков пахоте. В «Активисте» 16 августа 1942 г. решили премировать подростков за добросовестно выполняемую работу по тереблению льна.
Сельцовский сельсовет призывал в августе 1942 г. «использовать все силы к быстрейшему выполнению уборки без потерь, использовать на уборке всю рабочую силу, включая подростков-школьников, по сбору колосьев». На совещании актива при Алексеевском сельсовете в мае 1943 г. рассматривался вопрос о решающей роли подростков в развитии соцсоревнования, приняли решение о мобилизации школьников на уборочные и прополочные работы. В протоколе заседания правления колхоза «Новая жизнь» от 05.09.43 г. опять звучит это военное слово «мобилизация» по отношению к подросткам — всех их с 12 лет мобилизуют на прополку махорки. Посевы махорки в районе в военные годы увеличились. Это было связано с потребностью фронта (Прим, автора). Известно, что в этом колхозе 13 -летний Стася Фролов, проводив отца на фронт, на истощенной лошади в 1943 г. выработал 450 трудодней. В июле 1944 г. в колхозе «Победа» всех «детей и старух» привлекли к прополке картофеля. То есть практически ни одно дело без детей-подростков не обходилось. И как же было их не привлекать к работе, если, например, в колхозе «Искра Ленина» было в войну 58 хозяйств, трудоспособных в них 7 мужчин, 44 женщины и 34 подростка. Городские школьники также помогали колхозам. Уже 6 октября 1941 г. ГК ВКП/б/ принял решение о мобилизации школьников на уборку урожая.
Заботились о подшефных госпиталях, закупали картофель, капусту и другие овощи для рабочих Москвы, заготавливали дрова для НКПC. Но как бы трудно не приходилось, жизнь шла своим чередом. Принимались решения «о восстановлении клуба в культурный вид и полном его оборудовании», об организации избы-читальни, о проведении колхозных базаров, о занесении на районную Доску Почета передовиков сельского хозяйства (в марте 1942 г. за хорошую подготовку к севу и социалистическое отношение к труду на Доску Почета поместили колхоз им. Ворошилова Малышевского сельсовета и его председателя Мокина Николая Антоновича). Несмотря на трудное военное время, для детей проводились новогодние елки. Игрушки и елочные украшения готовили сами дети, демонстрировались детские фильмы. Райком ВКП/б/ рекомендовал коммунистам и комсомольцам приглашать к себе в семьи на новогодний праздник детей сирот и детдомовцев. В колхозах проходили собрания с повесткой дня: «Об организации продовольственных подарков для детей». В Дмитриевском сельсовете для встречи Нового 1944 г. на Русинскую школу было выделено 10 кг муки, 5 литров молока, 3 кг сладостей, на Алачинскую школу — 7 кг муки, 4 литра молока, 2 кг сладостей. (Судя по районным сводкам, мясо, молоко, мед стали выдавать на трудодни колхозникам только после войны в количестве от 0,001 кг. до 0,00011 кг.).
Случилось так, что год начала войны совпал со 100-летием со дня смерти М.Ю. Лермонтова. В июле 1941 г. был создан районный юбилейный комитет для проведении Лермонтовских дней. Наметили провести такие мероприятия во всех клубах и читальнях, на вечерах рассказать о жизни и творчестве Лермонтова, в библиотеках на читательских конференциях обсудить произведения Лермонтова, устроить выставки его произведений, по району пустить кинопередвижку с картинами «Лермонтов», «Маскарад», в школах провести Лермонтовскую декаду. Как было выполнено это постановление, проследить не удалось, но сам факт интересен.
В эти трудные военные годы в районе организовывались пионерские лагеря. 19 мая 1942 г. бюро РК ВКП/б/ приняло решение «Об организации пионерских лагерей». Место расположения — с. Клязьминский Городок, наполняемость — 200 человек, 1-я смена — 100 человек и 2-я смена — 100 человек. В документах 1944 г. этот вопрос освещается более подробно: пионерские лагеря открыть с 10 июня, обслужить в них 200 человек, преимущественно детей фронтовиков, инвалидов Отечественной войны и многосемейных. Установить срок пребывания в лагере 21 день, на площадках — 30 дней. Площадки открыть при промышленных предприятиях района — стеклозаводах Красный Маяк и Красный Октябрь, фабрике «Достижение», Мелеховском заводе, Федотовском карьере. Райисполкому предложено изыскать дополнительные ресурсы для улучшения питания детей в лагерях за счет колхозов. В июле этого же года решено открыть школьные лагеря при д. Клюшникове и Иваново-Эсине (очевидно, имеются в виду школы), укомплектовать их учащимися 13-15 лет, обязать их собирать дикорастущие растения, выплачивать денежную стоимость, в случае перевыполнения — премировать.
Из г. Коврова и Ковровского района за 1941-1945 годы было призвано в армию — 19 267 человек, безвозвратные потери составили 8 360 человек. Для сельского хозяйства главная трудность заключалась в том, что если в промышленности существовала система бронирования, то вся наиболее трудоспособная часть колхозников была мобилизована в армию. В документах 3-й районной партийной конференции (05.07.42 г.) есть данные о сменяемости руководящих партийных, советских, хозяйственных и колхозных кадров. Так вот, из 142 председателей колхозов за период 1941-1.07.1942 г. выбыло 122 человека, из них 88 — в РККА. Ушли на фронт и председатели сельсоветов: в июле 1941 г. председатель Крутовского сельсовета Н.В. Лаврентьев, в августе 1941 г. — Клязьмогородецкого сельсовета В.М. Горохов, Больше-Высоковского — М.В. Михеев, Иваново-Эсинского — Н.А. Емелин, Красно-Гривского — В.И. Бобков и многие другие. Ушли и бригадиры, и агрономы, и зоотехники, на смену им пришли женщины.
Бюро обкома ВКП/б/ своим решением от 8 августа 1941 г. решило сформировать из отрядов народного ополчения Ивановскую стрелковую дивизию. В нашем районе формировалась стрелковая рота. Кроме того, для дивизии необходимо было отобрать 10 подготовленных шофёров-водителей, 15 самокатчиков (велосипедистов), 10 связистов (телефонисты, телеграфисты, радисты). Формировать роту из лиц мужского пола в возрасте 18 лет и старше, при обязательном наличии персонального заявления от каждого из них о добровольном вступлении в ряды народного ополчения. Женщины могут быть зачислены на общих основаниях только в качестве медсестер». В августе рота была сформирована. Командиром стал Чернов Сергей Моисеевич, помощником командира Большов Семен Иванович, политруком — Падохин Алексей Дмитриевич. Таким образом, если на 1.01.1941 г. количество трудоспособных в колхозах района было 9456 человек, то на 01.01.1944 г. — 7 029 человек.
Мобилизовали не только людей, но и лошадей. В сентябре 1941 г. вышло постановление бюро РК ВКП/б/ о подготовке лошадей, повозок и упряжи для РККА, согласно которому из колхозов района изымалось для комплектования транспортно-гужевых батальонов 50 лошадей, 10 парных повозок, 10 пар парной упряжи. И это была не последняя мобилизация. Если на 01.01.41 г. в колхозах было 2121 лошадь, то на 01.01.44 г. — 1560 лошадей. Конечно, колхоз колхозу рознь. Например, в колхозе им. Ленина (д. Милиново Милиновского сельсовета) на начало войны было 59 лошадей, а в колхозе «Пробуждение» (д. Коленкино Новосельского сельсовета) — 3 лошади. Но тяжело пришлось всем. В этих условиях были вынуждены обучать полевым и транспортным работам крупный рогатый скот. Обучение шло туго. По состоянию на 27.02.42 г. было обучено в районе 2 головы (а отобрано для обучения 402 головы), необходимо было подготовить для работы на крупном рогатом скоте 179 человек, а пропущено через семинары 27 человек. В Великовском, Старо-Деревенском и Малышевском сельсоветах эта работа вообще не проводилась.
Колхозники проявляли подлинный трудовой героизм. Например, т. Соколов из Санниковского сельсовета, отец четырех фронтовиков, имевший возраст 63 года, показывал образцы работы на пахоте, вспахивая на одной лошади по 1 га в день (норма выработки на факторе — 3 га в день).
А что же получали колхозники за такой самоотверженный труд? В 1941 г. .на 1 трудодень выдавали 1,4 кг зерна, в 1945 г. — 0,576 кг, картофеля соответственно — 3,3 кг и 1,050 кг. сена в 1941 г. — 1,05 кг, в 1944 г. не выдавали совсем. В колхозе «Соревнователь» Сельцовскоги сельсовете 24 февраля 1942 г. решали очень сложный вопрос — как распределить готовые платья, приобретенные в г. Южа за проданную на колхозном рынке продукцию. Постановили: на рабочую женщину — 1 платье и 1 рубашка, на рабочего мужчину — 1 пара белья «чулки для подровнения», а остальную продукцию сдавать и полученную стимуляцию распределить с подровнением согласно трудодней.
«И все же, несмотря ни на что, — отмечалось в документах районной партийной конференции ВКП/б/ 13.01.45 г., — советская деревня ... не являет того зрелища деградации и разрушения, которые были неизбежными спутниками прежних войн. Подобно тому, как Красная Армия в длительной и тяжелой борьбе один на один одержала военную победу над фашисткими войсками, труженики советского тыла в своем единоборстве с гитлеровской Германией и ее сообщниками одержали экономическую победу над врагом». Огромный вклад в эту победу внесли сельские труженики Ковровского района.

Источник:
XX век. НА ЗЕМЛЕ КОВРОВСКОЙ: события и судьбы. Составитель: Монякова О.А. Рождественский сборник. Выпуск VIII. — Ковров. — Маштекс. 2001.— 144 с.: илл.
Ковров и ковровчане в годы Великой Отечественной войны
Фронтовые комсомольско-молодежные бригады инструментального завода имени К.О. Киркижа
Аэродром у Всегодичей.
9 мая 1945 года в Коврове

Категория: Ковров | Добавил: Николай (13.02.2021)
Просмотров: 21 | Теги: Ковров, вов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика