Главная
Регистрация
Вход
Четверг
14.11.2019
01:12
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [136]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1127]
Суздаль [349]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [371]
Музеи Владимирской области [59]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [81]
Юрьев [199]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [111]
Гусь [125]
Вязники [230]
Камешково [66]
Ковров [296]
Гороховец [95]
Александров [216]
Переславль [100]
Кольчугино [62]
История [32]
Киржач [69]
Шуя [93]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [70]
Писатели и поэты [15]
Промышленность [76]
Учебные заведения [50]
Владимирская губерния [30]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [34]
Муромские поэты [5]
художники [5]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Медицина

Сычугов Савватий Иванович

Сычугов Савватий Иванович

Сычугов Савватий Иванович (1841-1902) - врач, основатель санитарной организации во Владимирской губернии.


Сычугов Савватий Иванович

Савватий Иванович Сычугов родился 27 сентября (9 октября) 1841 г. в с. Подрелье Орловского уезда Вятской губернии в семье священника.
Счастливое детство в селе Великорецком с играми, экскурсиями в поля и леса, с книгами, с учёбой «играючи» - потому что всё легко даётся, потому что рядом умный и любящий наставник - родной дед, у которого он воспитывался с 3 до 8 лет. «Деда сопровождал я всюду, а он был большой мастер говорить и, что для меня было особенно важно, в своих рассказах умел приноравливаться к уровню развития своих слушателей. Он любил природу и кое-что понимал в естественных науках: поэтому его рассказы во время наших летних и осенних экскурсий по полям и лесам были для меня очаровательны. Бегал я по полям и один, и с своими приятелями, приглядывался к крестьянским работам, а посильные и сам, с грехом пополам, выполнял, Каждую службу ходил я в церковь, пел и читал по - дьячковски, что я начал, впрочем, делать ещё шести лет... С увлечением отдавался я борьбе и особенно играм на вольном воздухе; в играх, впрочем я не позволял озорства».
Для детей духовенства открывало дорогу к образованию поступление в духовное училище (бурсу), куда и устроил его отец. Ежедневные побои, полуголодное существование, тупую зубрёжку «святых писаний» - всё это пришлось испытать Сычугову. «На третий день моей бурсацкой жизни мне пришлось видеть с ужасом и каким-то оцепенением, как по приказу учителя человек 15-20 были высечены большей частию до крови, иные из них получили не менее 40 лоз. В классе стоял какой-то адский гомон: один стонет, другой всхлипывает, третий кричит благим матом; четвёртый пронзительно визжит; к этим тяжёлым звукам присоединяется ещё свист лоз. И вся эта вакханалия продолжается 1,5-2 часа... 3 сентября 1850 года совершилось кровавое бурсацкое крещение! Памятное же это число было для меня. Затем порки стали повторятся чуть не ежедневно. Учителей, самоё училище, да и большинство товарищей я возненавидел от всей души. Учителя это, вероятно, заметили и стали драть меня напропалую, так что струпья на ягодицах составляли обыденное явление. Более всего меня возмущало то, что я никак своим детским умишком не мог постичь, за что меня безжалостно бранят, бьют и секут».
Врождённое отвращение к пороку, страсть к книге, размышлению и чтению удержали юношу от падения, не искалечили и не загубили, как это случилось со многими бурсаками. Зато воловье терпение, выработанное бурсой, позволило позднее работать по 15 - 17 часов в сутки.
После того застенка, каким была бурса, духовная семинария казалась Сычугову уже «благом». Там, по крайней мере, не били. Товарищи называли его «башкой» за способности и блестящие ответы на экзаменах. Перейдя в семинарию, Сычугов становится самым активным читателем семинарской библиотеки. Но его растущие интересы и запросы пришлись не по душе духовным наставникам. Несправедливо обвинив юного книголюба в порче одной книги, администрация лишила его права быть читателем библиотеки.
В семинарии Савватий Иванович познакомился с Александром Александровичем Красовским, преподавателем семинарии, основателем библиотеки в Вятке, к советам которого он прислушивается. Сычугов становится активным участником нелегальных чтений и обсуждений статей Белинского, Герцена, Чернышевского, проходивших на квартире Красовского. Юного семинариста, горячо увлекающегося мыслями Белинского и Герцена об общественном долге, о служении народу «должность поповская» уже не привлекает. Он мечтает поступить в университет. Делать церковную карьеру, даже просто быть добрым сельским батюшкой, не позволяла его душа. «Поп без веры - это какой - то нравственный урод», - считал он.
Мечту об университете семинаристу пришлось хранить в тайне - «начальство стерло бы меня с лица земли,... ведь таких оказий как поступление в богомерзкий университет, ещё не бывало». Савватий прячется со светскими учебниками в укромных уголках семинарии, ежеминутно ожидая разоблачения, аккуратно строчит проповеди и другие сочинения по семинарскому курсу и одновременно за год осваивает семилетний гимназический курс, начиная с нуля, без которого невозможно поступление в университет. Он занимался по 15 — 17 часов в сутки. Впоследствии Савватий Иванович вспоминает это время как самое счастливое в своей жизни. Время упорных занятий было окрашено и посиделками в заветной комнатке библиотеки Красовского. Убеждения, выработанные в эти годы, определили стиль и смысл жизни. В 1860 году Семинарию он окончил первым, но во втором разряде – из-за неблагонадёжного поведения.
С 60 рублями, которые еле набрал ему отец на год вперёд, Сычугов отправился в неведомую ему Москву. Он поступил на медицинский факультет Московского университета, блестяще сдав экзамены. Конкурс, как сейчас бы мы сказали, был 5 человек на место.
«За весь год я и пятака не истратил на чай и сахар», - вспоминает Сычугов. Аскетическая студенческая жизнь была вынужденна: у отца дочери на выданье - он помогать сыну не мог, а дедов дом, сдаваемый внаём и отошедший к внуку по завещанью, вскорости сгорел. Студент покупает на рынке какие-то обноски, стирает бельё сам на Москве-реке, ведёт жизнь полуголодную и с ужасом ждёт осени - ведь придётся тратить последние гроши на освещение. Борьба с нуждой идёт с переменным успехом. Но Сычугов горд и от помощи в одной из редакций отказывается, берёт только гонорар за публикацию своих статей: «подаяниями жить не желаю, я ищу только работы». Но даже репетиторство для него закрыто: ведь на нём сапоги, пропахшие дёгтем, и костюм, в котором «нельзя явиться в порядочный дом».
Бедный студент не гнушается никакой работой - он проверяет счета у мелких лавочников, таскает многопудовые кули с барок на Москве-реке в лабазы и, наконец, ждёт появления первых пестов в лугах...
Правда, он успевает ещё и посещать студенческие кружки и землячество. Правда и то, что наивный провинциал быстро распознаёт политическую трескотню, хотя не избегает увлечения людьми незаурядными.
Не заглядывая в университет в течение учебного года, он дней за пять до начала экзаменов пристраивался к какому-либо кружку студентов, слушал чтение ими лекций и выдерживал не хуже их экзамены.
В октябре 1861 года произошли студенческие волнения. Многих студентов арестовали или исключили из университета. Среди исключённых был и Савватий Иванович Сычугов.
С несколькими копейками в кармане, с узелком под мышкой и мучительным вопросом «Куда идти и где приклонить голову?» он очутился за пределами Москвы. Ради хлеба насущного три года он скитался по матушке России, работая в бурлацкой и плотницкой артелях. Вернувшись на студенческую скамью, несмотря на множество трудностей и препятствий, в 1868 году он окончил университет. Сычугов надеялся серьёзно заняться наукой, но обострение туберкулёза помешало ему закончить сдачу экзаменов на степень доктора медицины.
Обязательную военную службу он проходит в полку в Забайкалье в лазарете на 20 коек, который с первого же дня был битком набит разнородными больными. Здесь он понял, каких глубоких знаний, какого огромного опыта требует профессия врача. А посоветоваться было не с кем. Ближайший врач находился в 80 верстах. Невыносимо тяжело было идти на ощупь. Сычугов работал без устали, перебегая от книги к больному, а от больного опять к книге. А толку было мало. К сожаленью, стали скоро его солдатики умирать. Будучи в отчаянии, Савватий Иванович готов был бросить свою профессию, да нельзя было. Его диагнозы при вскрытии подтверждались, и всё же он чувствовал себя виноватым за смерть каждого больного, а совесть ему нашёптывала: «Да так ли ты их лечил?»
Очень помогали ему в работе книги, из личной библиотеки, которые он начал покупать, несмотря на безденежье, ещё в годы учёбы в университете.
Местный климат плохо сказывался на здоровье, и Савватий Иванович два раза ездил в Питер хлопотать о своём переводе. Наконец, 1 сентября 1868 года он получил предписание военно-медицинского ведомства ехать в Херсон, где прослужил в дисциплинарном батальоне около трёх лет.
Отработав положенный срок батальонным лекарем, Сычугов в 1871 года возвращается на родину в село Великорецкое в качестве земского врача. В ноябре 1872 года он женится на Екатерине Николаевне Новиковой, дочери заслуженного пензенского педагога.
Изучив медико-санитарное состояние северной половины Орловского уезда, Сычугов представил земскому собранию подробный доклад. В нём была нарисована печальная картина медицинской беспомощности населения. Доводы приводились столь убедительные, что земцы решили срочно строить в Великорецком больницу. Когда та была готова, комиссия особо отметила экономию средств, высокое качество работ и личное участие в них самого Сычугова, наградив его 300 рублями.
При больнице был приёмный покой, аптека, флигель для врача. Участок медицинского обслуживания Великорецкой больницы в те времена был очень широк: 65 км с запада на восток, 68 км с юга на север. Больница вскоре стала образцовой. В первый год существования больницы было всего лишь несколько сот амбулантов, для более тяжёлых больных находился стационар на 5 коек. А уже через 8 лет (последний год работы) было 17000 амбулаторных посещений, в среднем 55 больных в день.
Савватий Иванович, кроме своей врачебной деятельности, обучал сельскую молодёжь различным ремёслам, в т.ч. столярному. Он добился у земства, чтобы каждому юноше по окончании обучения в Великорецкой школе выдавался столярный инструмент, приобрести который крестьянскому сыну было трудно.
Сычугов публикует в печати научные и литературные статьи («Оспа, возносимая на лоно Авраама», «Открытый вопрос» и др.), участвует в съездах врачей губернии. В сентябре 1877 года на заседании Вятского общества врачей Сычугова избрали членом этого первого на Вятской земле научного объединения.
В 1878 году Савватий Иванович обратился в земское собрание с просьбой отменить обязательное соблюдение постов для детей и предложил ввести в школах преподавание элементов гигиены и гимнастики, даже сделал школьное пособие макет здорового крестьянского жилища. Но эти и многие другие предложения Савватия Ивановича Сычугова были отклонены. Дело дошло до того, что Сычугову не стали давать лошадей для разъездов по деревням, где постоянно возникали очаги сыпного тифа и других болезней. Из-за невыносимой моральной атмосферы и обострение серьезной болезни, которая иногда не давала ему возможности выходить дальше больницы, Сычугов покинул Великорецкое. После восьмилетней работы в Великорецком Сычугов уволился и в 1879 году уехал к родственникам жены во Владимир. Пришлось серьёзно лечиться.

В 1879 г. С.И. Сычугов, уже опытный врач-гигиенист, поступает на службу в с. Васильевское Шуйского уезда, земским врачом.
В 1882-1889 гг. Савватий Иванович Сычугов возглавлял санитарную комиссию, которая была организационно-методическим центром для земской медицины Владимирской губернии.
В 1882 г. было проведено первое во Владимирской губернии санитарно-статистическое исследование. Его объектом стала Васильевская волость Шуйского уезда. Работа проведена земским врачом С.И. Сычуговым. На I съезде земских врачей Владимирской губернии (1882) он выступил с докладом «Санитарно-статистический очерк Васильевской волости Шуйского уезда». Доклад вызвал живой интерес у делегатов съезда и получил высокую оценку доктора медицины И.С. Шмидта.
На I-ом Губернском съезде был всесторонне обсужден вопрос о дальнейшем санитарно-статистическом исследовании губернии и принято решение создать при губернской земской управе санитарную комиссию, которая возглавит всю санитарно-статистическую работу. За образец была принята с некоторыми изменениями санитарная комиссия при Московской губернской управе. Комиссия состояла из 7 членов, в том числе 4 врачей, в числе которых были С.И. Сычугов (председатель) и А.В. Смирнов.
В 1884 году разработал комплекс санитарно-гигиенических, организационных и экономических мер по борьбе с холерой. В оздоровлении санитарной обстановки большое значение придавал строительству больниц в соответствии с нормами, улучшению водоснабжения, охране рек, подземных вод, очистке городов, санитарному просвещению. Был избран председателем подсекции земской медицины, впервые образованной на 7-м съезде естествоиспытателей и врачей (Одесса, 1883).
Ко II съезду земских врачей губернии было закончено санитарно-статистическое исследование Ягодинской волости Судогодского уезда (издано в 1885 г.). Автором его был друг и единомышленник С.И. Сычугова — А.В. Смирнов. Он очень тщательно готовился к данной работе. При составлении программы исследования он взял за основу «Санитарно-статистический очерк Васильевской волости Шуйского уезда» С.И. Сычугова и работу московского доктора медицины П.А. Пескова «Описание Дурыкинской волости в санитарном отношении». Предварительно А.В. Смирнов изучил обширный материал. Разработанная им программа включала 62 различных показателя. Обследованию было подвергнуто 15 населенных пунктов Ягодинской волости. Заболеваемость изучалась ретроспективно за 20 лет (см. Владимирское Медицинское общество).
С этого времени санитарно-статистическая работа во Владимирской губернии велась постоянно. С.И. Сычугов провел большую организационную работу, направленную на получение наибольшей информации о заболеваемости населения губернии. Им была разработана и введена форма однообразной регистрации и номенклатуры болезней, отчетности по карточной системе. Озабоченный высокой заболеваемостью и смертностью населения Владимирской губернии, С.И. Сычугов одним из путей оздоровления считал проведение санитарно-гигиенических мероприятий: слежение за состоянием водоснабжения, очистку населенных мест, охрану рек от загрязнения. По многим вопросам организации санитарного дела он регулярно выступал на губернских съездах земских врачей.
За период с 1882 по 1888 гг. С.И. Сычуговым было опубликовано 14 работ в материалах пяти губернских съездов земских врачей; кроме того, им был подготовлен ряд докладов санитарной комиссии губернскому земскому собранию.
«III-й съезд земских врачей Владимирской губернии. Заседание 24-го апреля 1885 г. …После этого приступлено было к избранию председателя и двух секретарей по запискам. В выборе принимали участие 18 лиц. Председателем съезда, большинством 11 голосов, выбран врачебный инспектор И.В. Романовский; секретарями же С.И. Сычугов – большинством 14 и А.В. Смирнов – большинством 7 голосов…»
За годы работы во Владимире С.И. Сычугов пробует себя как историк медицины. В опубликованной им исследовательской работе «Деятельность Владимирского губернского земства по обеспечению народного здравия» (1888), он подробно рассмотрел лечебные и хозяйственные вопросы земской медицины, уделяя значительное внимание санитарным, гигиеническим аспектам. Эта статья была первой частью задуманного исследования, но в связи с переездом из Владимира оно не было продолжено.

Похоронив жену, по состоянию здоровья оставил службу во Владимире. При выходе в отставку Владимирское земство назначило Сычугову 1000 рублей награды. Передавая эти деньги в фонд медицинской кассы (для пенсии врачам), Савватий Иванович в письме профессору Вячеславу Авксентьевичу Манассеину сообщал о себе: «почечные камни лишают меня возможности ездить в экипаже, а нажитое в последние годы, благодаря переутомлению глаз, расстройство зрения мешает кабинетным работам... Остался единственный выход из моего некрасивого положения - это вольная врачебная практика. Но так как городская жизнь с её дрязгами, фальшью и прочим мне приходится не по нутру, то я решил с мая настоящего 1889 года открыть свою лавочку в деревне. Я предполагаю поселиться в одном из медвежьих уголков Вятской губернии на окраине бывшего своего участка, в котором я работал первые 10 лет своей земской службы и с обывателями которого находился в идеально хороших отношениях. Глушь я выбрал потому, чтоб не быть конкурентам земским товарищам. Больных, я убеждён в этом - у меня будет масса, не смотря на то, что мой труд должен ими оплачиваться. Суть только в том, что кроме могущих платить, будет не мало больных как бесплатных, так и таких, с которыми придётся делиться последними крохами. Эта последняя категория больных, хорошо известная земским врачам, немало помогала оскудению их и без того тощего кармана. Во всяком случае я имею основание рассчитывать на годовой чистый заработок до 200 рублей. Этой суммы, при моей невзыскательности достаточно для меня, тем более, что мне не придётся платить за квартиру, так как я имею средства тотчас по приезде построить для себя избу и избу порядочную. Кроме того, ведь я теперь бобыль: детей заразил и схоронил ещё в бытность участковым врачом, а в прошлом году потерял и жену. (Дочь Екатерина умерла в 1874 году, в Великорецком, сыновья - Владимир и Вадим - погибли от скарлатины в 1876 году). Расчёт мой, впрочем, может и не оправдаться, он может убавиться на половину и более от одного недорода хлеба. А мало ли бедным крестьянам приходится считаться с другими невзгодами экономического свойства, наконец, у меня из родных осталась ещё сестра - вдова с семью малолетними детьми, получающая в год пенсии и пособия 34 рубля. Неправда ли, что на 8 душ это чересчур уж мизерный куш. Этой-то сестре я обязан уделить хоть одну четвёртую своего заработка. ... Считаю не лишим добавить, что передавая 1000 рублей в собственность кассы, я вовсе не стремлюсь поскорее стать пенсионером её, могу вас уверить, что только полная неспособность к работе может заставить меня прибегнуть к помощи кассы. Даже если это и случится, то пенсионером придётся мне пробыть, вероятно, не долго, у меня 3 раза была общая водянка в следствие нефрита».
В 1889 г. С.И. Сычугов переехал на родину, в Орловский уезд Вятской губернии.
Работа, выполненная этим значительным земским деятелем во владимирский период жизни, его печатные труды оказали существенное влияние на формирование взглядов земских врачей губернии в области гигиены и санитарии, подготовили почв - для дальнейшего развития санитарной организации губернии, для введения в будущем института санитарных врачей.

Материальные лишения молодых лет, тяжёлая работа грузчиком, самоотверженная работа в деревне и чрезмерный аскетизм подорвали физические силы С. И. Сычугова. Обладавший от природы атлетическим здоровьем, он в результате перенесенных невзгод оказался к пятидесяти годам совершенным инвалидом.
Но и тогда Сычугов не захотел бросить работу среди крестьян. Долго, вопреки настояниям друзей, отказывался он от пенсии из вспомогательной медицинской кассы, куда сделал крупный вклад перед удалением в деревню.
Савватий Иванович поселился в родных местах — с. Верховино, в 16 вёрстах от с. Великорецкого — у сестры-вдовы, взяв на себя роль кормильца и воспитателя её семерых детей. В мае 1889 года он купил готовый дом из прекрасного леса, перенёс на новое место и отстроил его, а в сентябре во второй половине дома была уже удобная амбулатория. Она состояла из двух комнат: ожидальной и аптеки, в которой производился и приём больных. Площадь обеих комнат была около 10 кв. сажен. По двум стенам ожидальной стояли скамьи, на которых свободно размещались 16-18 человек. На скамьях больные могли лежать. Приём больных Савватий Иванович производил ежедневно, зимой и осенью с рассвета, весной с 5-6 часов утра, а в большие приёмные дни и ранее, и продолжал его в течение целого дня. Заработок его за первый год практики составил около 580 руб, в то время как во Владимире он получал до 2000 рублей. На такое жалованье приглашали его и в Вятку, в губернскую больницу, но он твёрдо решил остаться народным врачом. В амбулатории у него не было не только помощника-фельдшера, но даже и служителя, и потому он в своём лице совмещал обязанности врача, аптекаря и прислуги для аптеки, а иногда и для больных. В среднем плата за лечение составляла около 7 копеек с человека. Почти треть больных пользовалась помощью Сычугова бесплатно. Это были учителя, вдовы, оставшиеся с малыми детьми, сироты, нищие, пострадавшие от стихийных бедствий и вообще бедные.
Спасибо за совет не утомляться, — писал С.И. своему университетскому товарищу, — этот совет дышит дружеским участием и искренним желанием мне добра. Да исполнить — то этот совет я не могу. Ну, как отказать больному, прибывшему издалека и иногда еще на наемной кляче. А, ведь, ко мне почти ежедневно являются больные за 40, 50, 80 и более верст. Всякая усталость пройдет, когда только посмотришь на лицо страдальца да послушаешь его рассказы о нужде. Будь что будет; буду работать, пока есть силы.
Бедность и культурная отсталость населения способствовали высокой заболеваемости и смертности. Почти никто из крестьян не знал, как подать первую помощь в несчастных случаях. Сычугов хотел обучать этому в школе или в своём доме. Но на беседы потребовалось разрешение самого министра просвещения. Тогда Сычугов начал хлопоты об открытии народной библиотеки, на которую он смог бы уделить 30-40 рублей в год. До этого он 1/12 заработка тратил на книги, которые раздавал школьникам. Наконец, в 1894 году библиотека открылась. Савватий Иванович совместил в себе роли не только учредителя и заведующего библиотекой, но и переплётчика и столяра. Много положил он сил и средств на создание библиотеки. Несколько раз приезжал в Москву. Каждый день без устали ходил по книжным магазинам и лавкам, разыскивая намеченные книги, картины, каталоги, закупал пособия для деревенской школы. Он совершенно забыл о сердечных перебоях, одышке, часто забывал перекусить. В конце 1894 года библиотека получила два пудовых тюка книг из Московского комитета грамотности.
В середине 1899 года, после долгих раздумий, Сычугов решил расстаться с дорогим своим детищем — библиотекой — и передать её земству. В ней было около 1600 книг. Он приложил к книгам ещё и 1000 рублей, на проценты от которых должна была пополняться библиотека.
Умер 6 (19) февраля 1902 года, похоронен в с. Верховино Орловского уезда Вятской губернии (ныне Юрьянского района Кировской области).

Память:
- На могиле установлен надгробный памятник.
- Именем Савватия Сычугова Юрьянская библиотека стала называться «Народной библиотекой имени врача С.И. Сычугова»
- Юрьянская центральная районная библиотека им. С.И. Сычугова проводит ежегодные «Сычуговские чтения». Сычуговские чтения проходят в форме конференции, на которой выступают краеведы Кировской области. Каждые чтения посвящены определённой теме. Выступают вятские писатели и поэты. Гостями чтений были кировские писатели: В.С. Бакин, Е.С. Наумова, Г.А. Кустенко, С.А. Сырнева.

Источники:
Владимирская энциклопедия: биобиблиографический словарь : А - Я. - Владимир, 2002. – С. 427.
Календарь знаменательных и памятных дат по Владимирской области на 2001 г. – Владимир, 2000. - С. 44-46.
Статья "Савватий Иванович Сычугов: врач, книжник, просветитель", публикация на сайте Кировской ордена Почета государственной универсальной областной научной библиотеки им. А.И. Герцена.
Здравоохранение города Владимира
Санитарно-эпидемиологическая служба

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Медицина | Добавил: Николай (25.09.2019)
Просмотров: 44 | Теги: Медицина, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика