Главная
Регистрация
Вход
Пятница
18.01.2019
10:06
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 570

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [998]
Суздаль [321]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [340]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [7]
Собинка [54]
Юрьев [127]
Судогда [50]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [108]
Вязники [214]
Камешково [57]
Ковров [283]
Гороховец [81]
Александров [166]
Переславль [96]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [87]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [17]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [11]
Промышленность [63]
Учебные заведения [28]
Владимирская губерния [26]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [23]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Судогда

Ягодинская волость Судогодского уезда (1885 г.)

Ягодинская волость Судогодского уезда (1885 г.)

Границы; топография и этнография Ягодинской волости

Село Арефино - центр Ягодинской волости.
Ягодинская волость, составляя часть Судогодского уезда, лежит на окраине его, в юго-западном углу, между 55° 28' и 55° 49' северной широты и 9° 39’ и 10° 9’ восточной долготы, принадлежа бассейну реки Оки. Эта волость занимает одну из отдаленных частей уезда, по очертанию имеет вид неправильного четырехугольника и граничит: на севере с Березниковской и отчасти Авдотьинской волостями Судогодского уезда; на востоке с Моругниской волостью и Меленковским уездом; на юге с Касимовским и Егорьевским уездами Рязанской губернии, и на западе с Егорьевским уездом Рязанской и Покровским Владимирской губерний.
В топографическом отношении местность, занимаемая Ягодинскою волостью, составляет часть песчано-болотистой половины Судогодского уезда, покрытой сплошными лесами, особенно по рекам Поли и Буже. На всем пространстве описываемой местности редко можно встретить хотя один сколько-нибудь возвышенный холм, — место здесь слегка только волнистое и в общем представляет незначительную покатость с севера на юг, идущую от невысокого водораздела между притоками Оки и Клязьмы. По направлению этой покатости течет и единственная здесь река Поле, с главным своим притоком — рекой Бужей и незначительным — речкой Тасой.
Река Поле, системы реки Пры, левого притока Оки, берет начало свое за пределами Ягодинской волости, на границе Судогодского и Владимирского уездов, близ деревни Каменец, течет по направлению к югу, вступает в описываемую нами волость в северной ее части и держась сначала более восточной части волости, где на незначительном пространстве служит границей, под конец занимает более среднее место волости, где у деревни Ягодино и принимает в себя более сильный, чем сама, приток реку Бужу, берущую начало свое из озера Асхерова в Березниковской волости. Соединясь вместе, Поле и Бужа текут до границы Ягодинской волости с Касимовским уездом. Речка Таса, беря начало свое в пределах Ягодинской волости, близ Тассовского хрустального завода, из болота, впадает в реку Поле уже вне пределов волости.
Течение всех этих рек очень извилисто, по быстроте — ниже среднего, а для Тасы оно чуть не равно нулю. Берега рек так пологи и болотисты, что на большей части их течения почти недоступны. Ширина рек в пределах волости различна — от 1 ½ до 5 сажен, глубина от 1 арш. до 2 саж. слишком. Речка Таса не отличается ни шириной, ни глубиной.
Реки Поле и Бужа могли бы быть сплавными реками, если бы не засорение русел их массой леса, затаскиваемого в весенний разлив, и если бы местами была увеличена ширина их. Вода во всех трех реках красноватого цвета, годная для питья только домашним скотам, — местные жители совершенно не пользуются ею для собственного употребления. Красноватый цвет воды, надо полагать, происходит от влияния болотных железных руд. В речке Тасе, по причине положительного отсутствия течения, вода в летнее время совершенно портится и в высшей степени неприятна на вкус и вонюча.
Так как вода рек, протекающих в Ягодинской волости, негодна для употребления людьми — с одной стороны, и так как других естественных вод в волости нет — с другой, и притом есть селения, которые и для скота не могут пользоваться речною водой — по причине отдаленности, то, в силу всех этих обстоятельств, нужда заставила жителей рыть колодцы и для скота пруды. Колодцев почти в каждом селении очень много: есть деревни, где на 1 — 2 — 3 дома приходится колодезь; большинство их вырыто на гумнах, т. е. сзади жилых зданий, — на улицах мы нашли во всех деревнях только шесть колодцев. Вода в колодцах сравнительно хороша; в некоторых, благодаря просачиванию в них нечистот с улиц и дворов, понятно, вода почти негодна к употреблению людьми, хотя, в силу необходимости, жители и вынуждены пользоваться испорченной водой. Интересное явление подмечено нами в селе Пустошах; здесь колодцев очень мало, и вообще в воде ощущается большой недостаток, особенно в летнее время, даже для скота. В 1882 г., летом, у лошадей открылся желудочно-кишечный катарр, который, по моему мнению, нужно было объяснить единственно недостатком хотя сколько-нибудь сносной воды для питья. В 1883 г. появилась на людях dysentheria catarrhalis, — здесь опять причиной была вода, и вот в каком отношении: недалеко от церкви, у самой дороги, в дождливое время очень грязной, вырыт колодезь,- в одно из своих посещений я заметил, что жители пользуются водой из этого колодца не только для питья, но и для мытья белья; последняя операция и производится у самого колодца, чрез что, понятно, в последний попадают и мыльная вода, и все нечистоты с белья и тому под. Из расспросов и наблюдений моих оказалось, что дизентерией страдали жители именно тех домов, которые пользуются водой из этого колодца.
Пруды большей частью вырыты в полях, где летом пасется скот; в самых селениях мы нашли пруды только в двух местах: в с. Пустошах и в деревне Гарино; в летнее время эти пруды испускают страшное зловоние, покрыты плесенью, вода в них положительно ни на что негодна.
Родников в разных местах в волости не мало, но только в одном селе Арефине часть жителей пользуется ключевой водой, которая отличается хорошим качеством.
Поверхность Ягодинской волости, как мы сказали, составляет часть песчано-болотистой половины уезда. Если-бы мысленно можно было на время забыть те небольшие возвышения в области Ягодинской волости, на которых приютились селения с окружающими их небольшими полями, у нас осталось бы сплошное болото. Начинаясь от верховья рек Поля и Бужи, болота идут по течению рек, разветвляясь по обе стороны их непрерывной полосой. Болотистая долина реки Бужи идет до соединения этой реки с рекою Полей, имея в ширину от ½ до 3 ½ верст, а долина реки Поля — также одно большое болото шириною от ½ до 2 ½ верст. От этих главных болот идут: от главного направления Бужских болот отделяется ветвь у деревни Избищи (Филино тож), идет прямо в бок, окружает с. Пустоша (Гридино тож) и деревню Чернятино, в длину до 20 верст, в ширину от 2 до 15 верст; далее — эта ветвь идет около деревень Гарино (Василево тож) и Синцово до пределов Рязанской губернии. К долине реки Поля с левой стороны, примыкает болото, которое, начинаясь от дер. Потаповой, идет до села Ерликса, или до пределов Рязанской губернии, на пути своем окружает погост Емельяновский (в Ягодинской волости болото это составляет частью границу с Моругинской волостью); ширина этого болота от 1 до 10 верст. С Бужской долиной соединяются болота, идущие узкою полосою от озер Замешков (в Березниковской волости), длиною до 20 верст. По соединении Поля и Бужи в одну реку, под названием Поле, болото, шириною от 1 до 3 ½ верст, прилегает к левому ее берегу, до выхода в Рязанскую губернию.
Кроме этих главных болот, в Ягодинской волости находится не мало болотистых мест, покрытых лесом; эти болота отличаются уже более твердою почвою.
Все болотистые места в весеннее время бывают покрыты «полой» водой, которая отчасти стекает в близлежащие реки, отчасти испаряется под влиянием летней жары, отчасти же остается в болоте и помогает гниению валежника и разного мусора. В виду такого различного отношения к внешней воде этих болот и по тому характеру, который они представляют летом, все болота Ягодинской волости можно разделить на следующие виды: болота чистые, где в течение всего лета стоит вода, а зимой не промерзают, которые совершенно недоступны для человека; на них нет никакой растительности, крохе моха. Болота травяные: здесь вода хотя и скрывается с поверхности летом и есть растительность, но для местных жителей эти болота тоже бесполезны пока, потому что растущая трапа — самая несъедобная, а древесные породы (сосна, березняк и др.) растут в таком жалком виде, что пользоваться ими крестьянин не считает нужным; сюда же принадлежат и кочкарные болота, по которым пасется летом домашний скот. Наконец, луговые болота, расположенные по долинам рек: летом они просыхают, покрываются густою травой, которая и снимается крестьянами для корма скота, что, впрочем, иногда и не удается им сделать: в дождливое лето, благодаря низким берегам рек, вода разливается по болотам луговым, и тогда крестьянину остается либо бросить сенокос, либо работать по колено в воде.
В болотах, покрытых лесом, как представляющих уже более древний период в истории развития болот, можно сказать только, что, благодаря своей малодоступности, они служили причиной, что здесь сохранились строевые леса почти в первобытном их состоянии, которые теперь уничтожаются для топлива на заводах.
Хотя мы и не имеем цифровых данных, на основании которых могли бы определить площадь, занимаемую болотами, но и из сказанного нами можно с большею вероятностью допустить, что значительная часть пространства Ягодинской волости бесплодно пропадает для жителей. Чтобы утилизировать их, необходимо осушение, что возможно только при посторонней помощи. На болотах, принадлежащих г. Нечаеву-Мальцеву, производится разработка торфа, и в других болотах, надо полагать, не мало добра, пропадающего даром. Кроме разработки торфа, могущего служить не малым подспорьем в экономическом отношении, осушение болот дало бы возможность увеличить для крестьян сбор сена с собственных лугов, на что они теперь ежегодно затрачивают довольно значительный капитал, снимая сенокос частью в казне, частью у частных владельцев.
Влияние болот на общественное здоровье доказано многими исследователями, а потому осушение болот принесло бы громадную пользу и в этом отношении, чрез что поднялось бы и общее благосостояние жителей.
В заключение о болотах скажем несколько слов о происхождении их. А. А. Крылов говорит: «Озера наши, постоянно зарастая, уменьшаются и, наконец, совсем исчезают, превратившись в болота, и самые болота суть ничто иное, как некогда существовавшие озера». Буквальное, если можно так выразиться, подтверждение этого мнения мы видим на болотах Ягодинской волости. Укажем, для примера, на болото, лежащее на пути с хрустального завода Иванищи в деревню Саввинское, отделяющееся от реки Поля. Здесь мы видим стадии постепенного превращения озера в болото: есть места (с окраин), где начинает показываться чахлая древесная растительность, далее — места с одной только травой, а в самой средине — обширная площадь, покрытая только мохом и с такою зыбкою поверхностью, что не выдерживает тяжести собаки. Есть старожилы, которые помнят, что здесь в средине было скопище воды. Нам думается, что таково происхождение и других болот, на площади которых было прежде тоже скопище воды, было ли то озеро, или река.
Что касается геологии исследуемой нами местности, то должны сознаться, сведения наши по этому предмету очень скудны. Просмотренное нами довольно значительное количество исследований различных ученых дает возможность высказать следующее: земля здесь супесь, суглинок, а в берегах Поли и Бужи открывается известняк, который состоит из перемежающихся слоев: известняка, песков и различных глин; здесь местность богата болотами и ключами, но бедна растительностью.

В состав Ягодинской волости входят 16 селений, 1 хутор, 4 хрустальных завода, 4 лесные стражи и 2 лесопильни. Все они распределяются между 3-мя приходскими церквами, находящимися в самой волости, и 3-мя лежащими вне ее (1 — в Касимовском уезде Рязанской губернии, 1 — в Авдотьинской волости и 1 — в Моругинской Судогодского уезда).
Селения внутри волости, при которых находятся приходские церкви, суть следующие:
1) Николо-Ерлекский погост (церковь во имя Св. Троицы); к нему принадлежат: деревни — Саввинское, Гришки (Андреевское), Аббакумовское, Будевичи , Деминское (Филино за болотом), Трухоново и большая часть деревень — Сенцово и Гарино (Василево), заводы хрустальные — Тассовский (Перхуровский) и Косьмо-Дамиановский, хутор Мочаловка, лесные стражи — Будевичская и Тассовская, лесопильня бр. Панфиловых и деревня Касимовского уезда Нармочь.
2) Село Арефино (Тихоново) с церковью (Воскресение Христово) заключает в себе: деревни — Арефино, Ягодино (Гордеево), Избищи (Филино), небольшую часть деревень — Сенцово и Гарино, хрустальный завод Уршальский (Славцевский) и лесную стражу в Егорьевском уезде Вязовскую.
3) Село Пустоша (с церковью Покров Пресвятой Богородицы); к нему принадлежат: село Пустоша (Гридино), дер. Чернятино и лесные стражи — Струйская и Сосновская и закрытый уже Летургский стеклянный завод.
К приходским церквам, находящимся вне волости, принадлежат: дер. Сулово к церкви в Емельяновском погосте (Моругинской волости), дер. Орлово к церкви в селе Полищах (Касимовского уезда) и хрустальный завод Иванищевский (с своею церковью) к церкви Николо-Польского погоста (Авдотьинской волости).
Расстояние селений от своих церквей в различных приходах не одинаково, — так в Арефинском приходе в среднем выводе оно равно для деревень 2,6 верст., тогда как Уршальский завод (где есть часовня и живет для исправления необходимых треб священник) отстоит от церкви на 17 верст; в Ерлекском приходе среднее расстояние селений от церкви = 6,75 верст, а для заводов = 11,5 верст; в Пустошенском приходе = 0,75 версты; для деревень соседних приходов = 5 верстам.
Все селения Ягодинской волости, благодаря изобилию болот, сгруппированы: всякое, хотя немного возвышенное, место привлекало к себе жителей и здесь-то основались деревни, группы которых разделены между собою довольно значительными пространствами. Смотря на карту Ягодинской волости, снятую нами с карты Стрельбицкого, только в увеличенном масштабе, видим 4 группы деревень: 1) для Пустошенского прихода; 2) Арефино, Ягодино и Избищи; 3) Сенцово и Гарино, и 4) Труфаново, Абакумовская, Гришки и Саввинское. Расстояние между ними, занятое либо болотами, либо лесом, довольно значительное: для 1-й в среднем равно 18,3 версты, для 2-й — 11,7 версты, для 3-й — 11 верстам и для 4-й — 17 верстам. Та же причина, которая обусловила группировку деревень, повлияла и на то, что селения в Ягодинской волости, по числу жителей, представляют довольно крупные единицы: только в дер. Абакумовской менее ста человек жителей, в остальных более сотни, причем в селе Пустошах (самом крупном) превышает 1000. Собственно говоря, селения Ягодинской волости нельзя бы назвать крупными, если бы мы рассматривали их безотносительно; но мы назвали их такими при отношении к количеству земли, годной для разработки под поля; из сопоставления различных цифр оказывается, что земли многим крестьянам недостает, что в результате выражается тем, что из 858 дворов в Ягодинской волости 168, т.е. 19,58 % не обрабатывают землю, и именно по причине недостатка земли.
Пути сообщения в Ягодинской волости вообще все отличаются плохим состоянием: хотя и проходит здесь (по восточной половине) Касимовский тракт, но и он по устройству нисколько не отличается от проселочных дорог; последние, благодаря опять-таки изобилию болот, очень плохи: почти везде, чтобы попасть из одного селения в другое, необходимо делать длинные объезды, причем все-таки совсем-то не удастся избежать болот. Дороги совсем не имеют мостов, кое-где существующие гати, устроенные давно, в настоящее время совершенно разрушились и потому еще более затрудняют сообщение. Некоторым сравнительным благоустройством отличаются дороги, ведущие на хрустальные заводы, — их поддерживают сами владельцы заводов. В зимнее время пути сообщения, понятно, лучше и гораздо короче летних, — замерзшие болота допускают устройство санного пути. Но и это не всегда бывает возможно, — некоторые болота в иные зимы совсем не промерзают.
Нельзя здесь не заметить, что самым плохим устройством отличаются дороги, пролегающие по казенным участкам, что объясняется, по общему отзыву, тем, что исправление дорог в подобных местах сопряжено с большими хлопотали по вопросу о разрешении подобных исправлений. Как например можно указать на дорогу из села Арефина в село Пустоши: в летнее время дорога почти наполовину идет «бродами», т.е. водой по колена, тогда как есть лучший и ближайший путь — зимний, неудобный летом единственно из-за 2-х болотистых мест. Будь разрешение на исправление этого кратчайшего пути (в казенных дачах ежегодно пропадает масса леса), и село Пустоши с деревней Чернятино не были бы отрезаны от остальных селений волости. Это дурное состояние дороги, надо полагать, и было причиной того, что до 1882 года эти два селения составляли отдельную волость (Пустошенскую).
Железная и шоссейная (Московско-Нижегородские, как ближайшие) дороги находятся в отдалении от всех селений: самое ближнее от них расстояние 50 верст, самое дальнее — 80 верст, и потому здесь нельзя подметить никакого влияния этих путей на развитие торговли, промыслов и грамотности, как это отражается в местностях, пользующихся этими благоустроенными путями сообщения.
В Ягодинской волости сосредоточение разных промышленных заведений (постоялых дворов, трактиров, кабаков, лавок) и существование сельских школ находится в зависимости от тех же причин, которые вызвали группировку селений. Из промышленных заведений, занимающихся выделкой разных продуктов в Ягодинской волости, существуют только две мукомольные мельницы, из коих одна — водяная — находится в селе Арефине (на реке Поле), другая — ветряная — в деревне Деминской. Из других промышленных заведений в волости находятся: две лесопильни, из коих одна паровая (г. Лаптева) с 1883 года и другая водяная (бр. Панфиловых).
Устройство лесопилен вызвано изобилием леса, который разрабатывается в материал. Изобилием леса обусловлено и существование хрустальных заводов, коих здесь четыре: 2 бр. Панфиловых, 1 г. Нечаева-Мальцева и 1 г. Дружинина.

Что касается этнографии описываемой нами волости, то в местности, занимаемой теперь Судогодским уездом, по сведениям, сообщаемым г. Ахматовым, по 375 г. по Рожд. Хр. жили Мурома в соседстве с Меря, Мордвой, Мещерой и Будинами. Эти народы, как утверждают Карамзин и Ле-Саж, были в подчинении у Готфов. Неизвестно, — говорит Я. П. Гарелин, — когда эти полудикие народы пришли сюда, надо полагать, из Азии. У них было в обычае сжигание трупов, они употребляли самые грубые орудия, не имея средств и не умея выковать для себя более лучшие; они могли селиться только на возвышенных местах — близ рек и озер, чем в глуши лесов и тине болот, и они сделались хозяевами полудиких болотистых стран. В 859 — 86 годах они были данниками Варягов, пришедших из-за Балтийского моря, и при Рюрике, как Российские Финны, обратились в Славян, приняв их обычай, язык и веру. Дальнейшая историческая судьба Муромы такова: в 970 г. Мурома входит в Новгородскую область; в 972 г. Ярополк образовал княжество Ярополковское, куда отмежевана была и Мурома; с 980 по 988 г., по делению Владимира, из Муромы сделан удел Глебов; в 988 г. Владимир образовал 9 областей и здесь явилась область Муромская, и. т. д.; в конце концов Мурома подпала под власть Москвы. Такова была судьба Муромы, но в отношении местности, занимаемой Ягодинской волостью, история едва-ли заходит в глубокую древность: здесь, надо полагать, колонизация произошла в более позднее время. В церковных архивах мы могли найти документы только XVIII столетия, как самые древние, а по преданию народному известно, что лет 60 — 70 назад некоторых селений совсем не было, а и были которые, так — очень мелкие. Такое наше мнение о сравнительной недавности заселения Ягодинской волости отчасти подтверждается и г. Д. Бережковым, который говорит: Судогодский уезд был покрыт дремучим непроходимым лесом; свидетельства таковой угрюмой природы мы видим и поныне. По преданию известно, что Судогодская земля сделалась населенной в позднейшее время. Судогодская почва не представляла выгод для жителя; по всем вероятиям она долгое врем и была пустынной. Ее заселяли или с разных сторон пришельцы, вынужденные пользоваться защитою густых лесов от грозившего меча врагов в смутные времена Российских княжений, или люди, убегавшие от справедливых требований правительства, как-то: податей и других повинностей. Не мало, надо думать, поселялось здесь народа, убегавшего, — по словам А. П. Щапова, — в леса, чтобы уклониться от тягостей работы, возложенной на него при Петре Великом; от работы вотчинников, от работы монастырской и т. п., как это засвидетельствовано для Шуйского и Муромского уездов, для которых леса Судогодского уезда могли считаться ближайшими. Целые села, — говорит А. П. Щапов, — исчезали, оставляя после себя название пустых селищь (не отсюда ли и название села Пустоша?). Итак, по всем вероятиям, Судогодский уезд, а в частности — Ягодинская волость заселялись в более позднее историческое время и притом разнородными пришельцами, на что отчасти указывает теперь разнообразие в одежде, в разговоре.
Местный житель представляет собою тип крестьянина, которому чужды всякие другие интересы, если они не касаются его хозяйства. Как увидим ниже, занятия его довольно деспотично распределили его время, и нет здешнему крестьянину возможности выбраться из заколдованного круга его понятий и общественных отношений. Потребности его ограничены, не обладает он особою любознательностью, смышленность не велика, отсутствие эстетического вкуса почти полное, — исключение составляют некоторые субъекты из молодежи. Царившая здесь барщина оставила здесь глубокие следы, а отсутствие сообщения с окружающими жителями только благоприятствует господствующему застою: здесь еще в полной силе вера в заговоры, в колдунов, — фетишический трепет пред непонятными для крестьян явлениями природы и т. п.
Отсутствие энергии и предприимчивости, сознание безысходности тяжелого положения, отсутствие эстетического вкуса, — все это положило печать и на всю внешнюю обстановку здешних жителей: расположение селений самое заурядное, постройки не отличаются замысловатостью в архитектуре, совершенное отсутствие украшений и удобств замечается повсюду. Одежда самая простая — причем женщины носят понявы; щегольство стало проявляться только в последнее время: можно встретить изредка сапоги с галошами на парнях, а на девушках — платья. В рабочее время общая у всех обувь — лапти.
Замечается в Ягодинской волости особенность и в речи населения, так вместо «ц» произносят «ч», напр. черковь, акчизный, чеп, и наоборот: «ц» вместо «ч»; в разговоре можно услышать много и непонятных слов, так напр.: взгрун (бегом), вздыть (поднять), баровать (нянчить), наварабать (запачкать), нахлобоздить (ноговорить на себя), кесь (кажется), бажится (хочется), голомя (давно), абапул говорить (что вздумается — говорить), рыхом делать (напрасно делать), рахманно (роскошно), осей (не так давно), черевня (понос), пипка и меди (болячки), скомотать (сплетничать) и мн. др.
Население Ягодинской волости отличается по характеру простотой, добродушием, гостеприимством и мягкостью характера. Преступления здесь составляют большую редкость, а воровство — даже неизвестно. Если и бывают драки и более тяжкие преступления, то по большей части в пьяном виде. Кабак является для здешнего жителя местом, где он проводит свободное время и где почерпает все «питающия разум» сведения. Женщины развлечение находят дома во время праздников, к которым они приготовляются усердно: варят брагу, пиво, убирают из жилищ лишний домашний скарб. Праздники вообще справляются шумно, весело в Ягодинской волости, — на них убивают иногда по целым неделям. К годовым праздникам «подгоняют» и оправление свадеб.
Семейная жизнь не отличается патриархальностью: по имеющимся данным, сообщаемым А. Смирновым, с 19-го февраля 1861 г. по 1-е июля 1882 г. в Ягодинской волости произошло 322 семейных раздела, т. е. 8 % в отношения всего количества разделов в Судогодском уезде, где всего 14 волостей; причем нужно взять в расчет, что население Ягодинской волости по семейным спискам составляет около 6 ½ % всего сельского населения Судогодского уезда. Отсюда мы видим, что население Ягодинской волости постепенно искало исхода из тесного совместного житья, на что отчасти, надо полагать, имел влияние и постепенный прирост населения, давший в течении 20 лет 1480 человек, каковое число, естественно, не могло поместиться в прежнем количестве домов. С другой стороны, семейные разделы свидетельствуют, что население Ягодинской волости стремится при первой возможности выйти из-под опеки и попробовать свои собственные силы, хотя, к сожалению, нужно сказать — это стремление и редко как-то увенчивается хорошим успехом.

Число жителей и возрастной состав народонаселения Ягодинской волости

Итак, в результате произведенной нами переписи оказывается, что к 1883 году в Ягодинской волости приписного населения было 5 632 человека, из которых 677 оказались отлучившимися. По семейным спискам 1874 года всех жителей числилось 4 839, — следовательно менее нашей переписи на 793 человека.
При рассматривании типа народонаселения Ягодинской волости нас прежде всего поражает сильное преобладание женщин в волости, — их здесь на 100 мужчин приходится 110,8 женск. пола, что, как известно, встречается в России довольно редко. Факт этот — более сильного преобладания женщин в волости, чем в уезде и во всей России ясно говорит, что существуют какие-либо особые неблагоприятные условия для существования взрослых мужчин, потому что число рождений мужского пола, как увидим далее, превышает число рождений женского пола (именно: на 100 мужских рождений приходится 97,5 женских), и детей до 10-ти-летнего возраста почти одинаковое число обоих полов. В семействе одинаковы условия как для мужчин, так и для женщин, — следовательно, губительное для первых нужно искать в чем-нибудь другом. Это другое и есть, по нашему мнению, хотя и кратковременные, но тяжелые, губительные для здоровья отлучки на лесные работы: утомительная работа в лесу, расположенном большею частью на болотистых местах или около них, грязная обстановка, не благоприятное время для работы и т. п., — все это невольно должно сокращать жизнь.
В Ягодинской волости преобладание мужчин является только в три пятилетия: от 6 до 10, 26 — 30 и 51 — 55 лет, тогда как в России отличительной чертой является преобладание мужского пола в возрасте от 26 до 50 лет и от рождения до 10 лет.
В детском возрасте от 0 до 15 лет, число сверстников мужского пола превышает соответствующее число сверстниц женского пола; от 16 до 25 лет перевес переходит на сторону женщин; далее — перевес переходит поочередно то на ту, то на другую сторону.
В Ягодинской волости только 44,20% населения могут вполне прокармливать себя; из остального населения почти 41% (40,94) требует пропитания чрез труд других, опять тех же 44%; наконец, 14,86% только отчасти питаются сами.

Теперь перейдем к описанию зданий в селениях, на сколько это необходимо для выяснения гигиенической обстановки, окружающей жителей.
В прежнее время крестьяне описываемой местности имели раздолье в лесе, и потому здесь можно встретить массивные надворные постройки; почти в каждом доме есть своя баня, устройство которых, правда, очень плохое: все они топятся по черному, у некоторых хоть и есть предбанники но холодные и большею частью без наружных дверей и без пола. Дома в селениях выстроены почти все по одному образцу. Снаружи никаких украшений; для входа везде калитка рядом с воротами; входите вы прямо во двор, — скотина свободно разгуливает; по навозу вечно сырому проходите до крыльца вдоль всего дома. В иных домах, особенно если пол высоко поднят, под домами устроены омшанники с особым ходом со двора. Вступаете в дом и положительно везде поражает вас убогое убранство (скорее никакого): налево от входа большая «русская» печь, на задней половине полати, рядом с печью маленькая еще печка для зимнего времени; в переднем «красном» углу закоптелые образа, а по стенам редко-редко где встретите на стене какую-нибудь лубочную картину: последняя Русско-Турецкая война, невольно пробуждала любопытство и в крестьянах, и потому изредка попадаются картинки с изображением геройских подвигов наших солдат. Наконец, вдоль стен лавки и полавошники, — вот и все убранство.
В зимнее время картина слишком изменяется: тогда крестьянская изба представляет собою «пример истинно-братского общежития»: поросята, телята и ягнята, при переписи населения в зимнее время, если только это не будет смешно, должны входить в число существ, поглощающих наравне с людьми и в десять и более раз портящих комнатный воздух. Полы в домах в зимнее время никогда не моются, поэтому грязь и чернота; дети и взрослые на сапогах наносят снегу, одежда сырая, в комнате жара, копоть от плохих ламп (лучину давно бросили) ... вот какой вид имеет крестьянская изба с специфическим запахом от помоев в лаханях и от испражнений животных. Очень редко можно встретить окутанную избу зимой. Дома все крыты дранью. Летние помещения есть у очень немногих крестьян, — только 14,6% имеют летние помещения.
Размер помещений в избах очень различен, и притом величина размера очень часто нейдет в прямом отношении с величиной семейства: в ином дому, довольно большом, живут 2 — 3 человека, а то и наоборот; наш крестьянин хоть и строит дома иногда, сообразуясь с числом членов семьи, но всегда старается сэкономить для зимнего времени.
Дурная гигиеническая обстановка в домах, как известно, не мало производит болезней, — чем иначе объяснить, например, увеличение с наступлением зимнего времени числа больных с различными накожными болезнями — чесоткой, паршей и различными экземами; далее — замечено нами, что с этим временем совпадает число больных с конъюнктивитами; дети выглядывают какими-то вялыми, худыми, «испитыми»; золотуха в это время «цветет».
Ни в одном дому во всей волости мы не нашли какого-бы то ни было приспособления с целью вентилировать воздух, — если не отнести сюда несколько домов, где не вставляют зимних рам. Единственную вентиляцию представляет пористость стен; но приток свежего воздуха этим путем не настолько значителен, чтобы мог урегулировать хороший воздух, и потому-то духота, промозглый запах и все прочее, как источник произведения угле-кислоты.
В Ягодинской волости находятся 4 стеклянные завода и до 1883 г. была одна лесопильня, а теперь их две. Сказанные заводы и близ лежащий Гусевский завод г. Нечаева-Мальцева очень мало отвлекают народа из волости, — там большинство работающих — из пришлых; если кто и живет на сказанных заводах из волости, то уж очень давно, лет по 10 — 15 и более, так что для волости oни могут считаться совершенно посторонними и не имеющими к ней никакого отношения.
Главное занятие жителей исстари здесь — эта сидка дегтя и смолы. Прежде этот промысел был очень распространен, считался довольно выгодным и потому население жило, говорят, довольно зажиточно. Но несколько лет тому назад обстоятельства изменились, леса помещиков перешли в частные руки, а для крестьян был закрыт источник для добывания материала — пней для осмола. В настоящее время сидкой дегтя занимаются во всей волости едва-ли более семей 30, а для остальных пришлось искать заработков на стороне.
Старинная привычка быть в лесу, ломаться с лесом, пни копать, дрова резать — определила занятие и для настоящего жителя: как только выпадает свободное время, жители Ягодинской волости отправляются на заработки под именем: пеньщиков, пильщиков, смолокуров, дроворезов. Другой еще промысел у здешних крестьян — это подвоз в зимнее время лесных материалов с лесопильных заведений в город Владимир, на станцию Моск.-Нижегор. ж. д. Ундол и на заводы.
Для женщин нет никаких особых промыслов, — только в селе Пустошах есть до 100 станов ткацких для выработки нанки. Этот промысел в настоящее время, как нам передавали, очень падает: конкуренция ситцев уменьшила заработок, так-что многие женщины предпочитают этому промыслу прядение льна. Наконец, в некоторых семействах Ягодинской волости есть различные ремесленники: кузнецы, портные, сапожники, красильщики и т. д.
Главным занятием крестьян является земледелие, на которое здешний житель затрачивает слишком много и времени и труда — почти совершенно непроизводительно, — земля самая неблагодарная....
Отношение занимающихся кустарными промыслами и ремеслами к земледельцам несколько рельефно выставляется в числе тех и других, призывавшихся к отбитию воинской повинности. Для этого нами выбраны соответствующие сведения за 5 лет из призывных списков местного волостного правления. Всех призывавшихся в течение пяти лет было 225 человек, из коих:

Отсюда мы видим, что главный контингент представляют земледельцы (которые в тоже время и пильщики, пеньщики), а прочие — случайную примесь.

При рассмотрении данных о сельском хозяйстве, к чему мы теперь переходим, нам приходится ограничиться довольно скудными сведениями, иногда не имеющими даже оправдательных документов. Сведений об урожаях и недоимках мы не нашли в местном волостном правлении, за исключением одного 1882 г.
Земледелие хотя и составляет, как мы сказали, главное занятие жителей Ягодинской волости, но оно ведется здесь единственно по необходимости: во-1-х, хоть не на долгое время, да приходится запастись своим хлебом, а во-2-х, и то, — время-то свободное надо же на что-нибудь убивать: летом мужчины хотя и уходят на заработки, но дома все-таки же остаются женщины и часть мужчин.
Надел крестьянской земли, понятно, не во всех селениях одинаков: он колеблется между 1 ¾ десят. и 7 ½, и в общем представляет почти 3 ½ дес. на душу, причем пашни приходится 2 дес. 208 саж., несколько более, чем во Владимирской губернии, где = 1,60 дес. Такое количество земли недостаточно для обеспечения населения хлебом, тем более, что здесь в обработке земли принята трехпольная система. По собранным нами сведениям oт крестьян, высевается круглым числом 4 меры озимого на душу; из яровых хлебов сеются только ярица, гречиха и лен, да садится картофель. При скудном урожае других хлебов, картофель на песчаной земле, как известно, очень хорошо родится, — поэтому-то высадку последнего крестьяне и стали предпочитать всякому другому злаку. Урожай хлебов очень незавиден. Этому причиной служит, во-1-х, то, что земля во всей Ягодинской волости, находящаяся под полями, супесчаная, неплодородная, требующая сильного удобрения: крестьяне заметили уже давно, что в их надельную землю сколько ни клади удобрительного материала, на следующий год его как не бывало. Вторая причина плохого урожая, что самого удобрительного материала у крестьян очень мало, как потому, что при плохом плодородии соломы мало снимается, так — и главное — потому, что крестьяне совершенно в ущерб своему хозяйству большую часть соломы отвозят на заводы, где она употребляется для перевязки хрустальной посуды.
Как ни скудна земля, как ни мало благодарна она, сельские общества все-таки дорожат землею, что отчасти видно из того, что в большинстве селений раскладка земель производится так: с 18 до 20 лет накладывается полтягла (в тягле 2 души), с 20 лет «тянуть» полное тягло до 55 лет; с 55 до 60 опять полтягла, а потом земля отбирается; солдатам во многих селениях совсем не дают земли. Крестьяне не прочь и арендовать землю, которая по причине плохой плодородности здесь недорога, но и той в волости достать негде.
Такое печальное положение земледелия ведет к тому, что для большей части населения Ягодинской волости своего хлеба хватает не надолго: в результате всех опросов крестьян — по вопросу, на долго-ли им хватает своего хлеба, мы вынесли такое убеждение, что у 5/8 домохозяев — до осенней Казанской и до Рождества, у 2/8 — до масленицы и до Пасхи и только у 1/8 населения — на круглый год.

Скотоводство в Ягодинской волости развито очень слабо: по нашим вычислениям оказывается, что на каждый двор приходится по 2,41 головы крупного скота (лошадей и коров) и 2,5 — мелкого: а так как нами прежде найдено было, что средним числом на каждый двор приходится 5,9 человек, то, значит, на 11,8 человек придется менее 5 штук скота крупного (4,82) и 5 мелкого.
Покупной хлеб куда как неспор для крестьянина, — до-сыта не поешь, и потому не диво встретить в хлебе различные примеси, за исключением песку, с которым покупается хлеб. Остальную пищу крестьянина Ягодинской волости составляет истребление в огромном количестве картофеля, капусты и изредка огурцов. Мясо едят чуть-ли только не в «Светлый день», да в годовой праздник. В последнее время в некоторых селениях стали разводить в огромном количестве свиней, ибо это животное не разборчиво к пище... Но и свинина — далеко не у всех! В общем получается плохое питание народа, а в результате масса больных анемичных, золотушных и с катаррами желудка.
Яйцо и молоко существуют только для малых детей, — для больших — большая роскошь. Местные коровы вообще плохо упитаны, малодойны, плохой породы, и вот именно поэтому-то молоко и не составляет у большинства обыкновенной пищи. Да и скота, как мы видели, наши крестьяне держат не много, что зависит от недостатка лугов, — недостаток же в скоте обусловливает плохое удобрение полей.
Терпя убытки от земледелия, крестьянин Ягодинской волости, естественно, старается посторонними заработками покрыть все расходы как по содержанию своего семейства, так и для уплаты податей.
Крестьянин Ягодинской волости в силу необходимости должен работать «рук непокладаючи», — жизнь его в этом отношении хуже жизни фабричных: здесь нужда заставляет его подчас забывать даже дни отдыха... Разнообразия в жизни для него нет почти ни какого, — единственно большие праздники он гуляет, да и то убивает время за стаканом водки, — благо, кабаков много: эти кабаки уносят иногда и ничтожный заработок. Вообще - жизнь населения крайне монотонна.

В настоящее время рассадниками грамотности в Ягодинской волости являются три земские школы в селах: Арефине, Ерликсе и Пустошах. Число учащихся в этих школах каждый год бывает не менее 150 человек, — так в 1882 г. было 151. Так как селения в волости очень разбросаны, то поэтому школы не могут удовлетворять желание всех. Ерликская школа находится в погосте, а селения отстоят от него на 5 — 6 — 7 верст, ближе нет; в селе Арефине хотя и значительный приток желающих учиться, но убогое помещение школы мешает этому; в с. Пустошах — тоже самое. Кроме этого, есть селения, которые отстоят очень далеко от школ. Все эти обстоятельства и служат причиной, что в некоторых селениях обучением детей грамоте занимаются вольнопрактикующие учителя частью «доморощенные», а частью из прошедших курс сельской школы.
Самое большое число грамотных в селе Арефине, затем — в селе Пустошах, далее в дер. Ягодино, стоящей рядом с селом Арефино. К сожалению, нужно сказать, что в первых двух селениях потребность в кабаках более, чем в школах: в селе Арефине школа помещается в церковной сторожке, содержание ее с усилием собирается с учащихся детей (на квартиру учителю и на отопление школы), тогда как кабаки растут как грибы: в 1883 г. их было три, и крестьяне, получая большую арендную плату с кабаков, ничего не уделяют на школу. В селе Пустотах тоже три кабака, а школа, по ревизии г. инспектора народных школ в 1883 году, чуть-чуть не подверглась закрытию по причине дурного помещения. Во всей волости, как мы сказали, школ три (четвертая на Уршальском заводе), а кабаков в 1883 году было 11. Это на 15 селений!

Описание Ягодинской волости (Судогодского уезда Владимирской губернии) в санитарно-статистическом отношении Земского врача А.В. Смирнова. Владимир на Клязьме 1885.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Судогда | Добавил: Николай (26.12.2018)
Просмотров: 49 | Теги: Судогодский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика