Главная
Регистрация
Вход
Среда
23.08.2017
05:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 323

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [597]
Суздаль [228]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [169]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Село Милиново Ковровского района

Село Милиново

Милиново — село в Ковровском районе Владимирской области России, входит в состав Новосельского сельского поселения. Село расположено в 47 км на юг от центра поселения посёлка Новый, в 49 км на юг от райцентра города Ковров и в 34 км от федеральной автодороги М7 «Волга». «Село Милиново при прудах находится в 25 верстах к с.-востоку от уездного города (Судогодский уезд) и в 60 от губернского».
Численность населения: в 1859 г. – 483 чел.; в 1897 г. – 664 чел.; в 1905 г. – 698 чел.; в 1926 г. – 847; в 2010 г. – 21 чел.

О происхождении названия села есть версия, больше смахивающая на анекдот. Мол, в сельском имени содержится «память» о том, как в тех местах выстроили водяную мельницу, и кто-то сказал «мели, новая!». Конечно, такая «топонимика» по меньшей мере смехотворна, а истинный смысл названия Милиново, возникшего в незапамятные времена, скрыт от нас, возможно, навсегда. Во всяком случае, похожая на ручей речка Милиновка, скорее всего, названа по селу, а не наоборот.

По писцовым книгам 1637 — 43 гг. село Милиново, принадлежавшее ранее кн. Прозоровским, значится за двумя помещиками: княгиней Селеховской и ее племянником кн. Селеховским. В селе в то время была церковь Николая Чудотворца «древяна клецки — строение приходских людей»; при церкви два священника, дьячок и просвирня; пашни церковной «худые земли» 10 четв. в поле, сена 9 копен.
В переписных книгах 1678 г. Милиново значится разделенным на жеребьи между тремя помещиками: 1) стольником Семеном Григ. Загряжским, которому принадлежало 3 дв. крестьянских и 2 бобыльских с населением 18 душ муж. пола, 2) вдовой Прасков. Борисовой Грамотиной, за которой было 6 дв. крестьянских и 4 бобыльских с населением 28 душ, и 3) стольником Макс. Григорьевым Загряжским, которому принадлежало 17 двор. крестьянских и 6 бобыльских с населением 79 душ муж. пола.
Таким образом в Милинове в 1678 г. было всех дворов 38, населения же 120 душ.


Царь Алексей Михайлович

Царица Мария Милославская, мать царевны Евдокии

Второй государь из династии Романовых царь Алексей был женат дважды. От первого брака с Марией Милославской появились на свет 13 детей (в том числе будущие цари Федор III, Иван V и царевна-правительница Софья), а от второго с Натальей Нарышкиной - еще трое (в их числе царь Петр I). Часть этих царских детей умерла во младенчестве. Самым старшим ребенком в семье из числа выживших оказалась царевна Евдокия Алексеевна. Изначально ей был предначертан печальный удел безбрачия. Считалось, что царские дочери могут выходить замуж только за членов семей венценосных особ, причем исключительно православной веры. Но в России равные по положению царевнам женихи отсутствовали изначально, а после падения Византии и в Европе православных принцев было днем с огнем не найти. Осталось лишь вынужденное затворничество в теремах - подобии золотых клеток.



Царевна Софья Алексеевна. Считается, что ее сестра Евдокия, ни одного портрета которой не сохранилась, была похожей на Софью

Однако не все дочери царя Алексея, рано оставшиеся без матери, смирились с такой долей. Больше всего из них известна царевна Софья - правительница России в малолетство своих братьев Петра и Ивана, которая вступила в тайный брак с князем Василием Голицыным. А вот ее старшая сестра Евдокия оказалась почти совершенно забытой. Между тем и этой царевне ничто человеческое было не чуждо. «Симпатией» Евдокии Алексеевны уже после смерти родителей оказался дворянин Василий Загряжский - один из придворных ее отца и брата Федора. Загряжские - потомки татарского мурзы «мужа честна, свойственника царя Ордынского», Исахара, во крещении Гавриила, который перешел на службу еще к Дмитрию Донскому. Из рода Загряжских были многие видные дипломаты и воеводы. Отец Василия Максим Загряжский служил стольником - имел придворное звание наподобие позднейшего камергера.


Фамильный герб Загряжских

Царь Алексей Михайлович со свитой на охоте. Крайний справа в алом кафтане - Василий Загряжский

Существует предание, что царевна Евдокия Романова и Василий Загряжский тайно встречались в подмосковных селах, когда летом члены царской семьи выезжали в загородные дворцы - как мы сейчас говорим «на дачу». Милиново, которое в XVII веке входило в состав Владимирского уезда, было родовым владением Василия Загряжского, доставшимся ему от отца. Согласно легенде, похожей на сказку, однажды именно в этом селе состоялось романтическое свидание Василия и Евдокии. Однако сказка получилась с печальным концом. Брак между сыном стольника и дочерью царя всея Руси был невозможен. В конце концов Загряжский вступил в брак с девицей из своего круга. А Евдокию ее младший брат Петр после очередного мятежа стрельцов, который инспирировала царевна Софья, упрятал в Новодевичий монастырь (правда, это было не заключение, а, скорее, почетная ссылка). Там в мае 1712 года несчастная царевна Евдокия Алексеевна и скончалась. Гроб с телом этой много перестрадавшей женщины был скрыт под плитами Смоленского собора Новодевичьей обители.
Казалось бы, легенда и не более. Но почти два века спустя преподаватель Владимирской духовной семинарии Василий Добронравов, занимавшийся в 1890-е годы по поручению тогдашнего архиепископа Владимирского и Суздальского Сергия (Спасского) изучением церковных древностей Судогодского уезда, обнаружил в Никольском храме села Милиново несколько старинных серебряных сосудов. На каждом из них была выгравирована надпись: «…Делан сей сосуд повелением благородныя государыни царевны великия княжны Евдокии Алексеевны…» Получается, что уже на склоне лет царская дочь пожертвовала драгоценную утварь в храм того села, где пережила самые счастливые мгновения своей жизни! Скорее всего, дар был прислан при освящении каменной Никольской церкви, на строительство которой царевна, по-видимому, также пожертвовала немалые средства. Во всяком случае, во всем прежнем Судогодском уезде храм в Милиново был наиболее древним из всех каменных церквей.


Генерал Алексей Петрович Ермолов - потомок последних милиновских помещиков

При учреждении Владимирской губернии в 1778 году Милиново было перечислено из Владимирского в Судогодский уезд. Тогда село принадлежало действительному статскому советнику Алексею Леонтьевичу Ермолову, который в молодости служил в гвардии, а к тому времени занимал пост председателя Новгородской палаты уголовного суда. Ермолову милиновская вотчина досталась в приданое за женой Марией Александровной Загряжской, внучкой Василия Максимовича Загряжского. Нельзя не отметить, что Алексей Леонтьевич был дедом знаменитого генерала Алексея Петровича Ермолова - героя войны 1812 года и наместника Кавказа. Старожилы рассказывали, что сам кавказский генерал-губернатор наведывался в Милиново навестить родню. Потомкам Загряжских это село принадлежало вплоть до отмены крепостного права.
В 1896 г. здесь было 65 двор, и 306 душ муж. пола.

В селе существовала врачебная амбулатория.
В Милинове — годовые ярмарки 9-го Мая и 6-го Декабря.

С 1929 года центр Милиновского сельсовета в составе Ковровского района, позднее вплоть до 2005 года село входило в состав Крутовского сельсовета (с 1998 года — сельского округа).
В 1931 году в Милиново был организован колхоз имени Ленина, а в 1939-м г. Никольский храм решением Ковровского райисполкома (с 1929-го г. село вошло в Ковровский район) закрыли и разорили.
- Раньше тут много народа проживало, - вспоминает последний милиновец. - Действовало милиновское отделение колхоза «Новая жизнь». Большим авторитетом пользовался Василий Прокофьевич Дрожилин, крепкий старик, настоящий неформальный лидер в селе. А последним моим односельчанином был Михаил Александрович Назаров. Недавно его дом за прудом сгорел. Сейчас, кроме нашей улицы, других целых домов в Милиново вообще не осталось. Тут некоторые даже просто бросали свои усадьбы - жить в селе зимой почти невозможно. Приходилось на лыжах за продуктами ездить. Теперь здесь безлюдно. Разве что порой приезжают «черные» копатели. Перерыли чуть ли не все село. Нередко ищут клад в церкви. Однажды увидел, как трое незнакомцев выламывали кованые решетки нашего заброшенного храма. Не выдержал, подошел к ним. «Не боитесь, - спрашиваю, - «храм Божий курочить? На том свете ответ держать придется…» А они лишь ржут: «А мы и в чистилище устроимся - истопниками!» Вот так…
На приусадебном участке у Виктора Ивановича пять ульев. Он сам и его пчелы нынче и есть все местные обитатели. Вокруг - безлюдье и тишина. Милиново почти на глазах превращается в село-призрак. Рядом с храмом руины кирпичного здания сельской школы, чуть далее - магазина. На обширной территории то тут, то там видны остатки изб, заборов, банек, стоят электрические столбы - по большей части без проводов, еще не заросли веками наторенные дороги, а в водах пруда в центре села отражается силуэт не желающей расставаться со своими тайнами Никольской церкви. Говорят, что если долго вглядываться в подернутую легкой рябью воду пруда, то в нем отразится храм во всем прежнем великолепии, словно былинный град Китеж, на одно лишь мгновение вернувшийся из небытия…

Церковь Николая Чудотворца

По писцовым книгам 1687 — 43 гг. село Милиново в селе в то время была церковь Николая Чудотворца «древяна клецки — строение приходских людей»; при церкви два священника, дьячок и просвирня; пашни церковной «худые земли» 10 четв. в поле, сена 9 копен.
В течение ХѴII в. Милиново было помещичьим селом. В храмозданной грамоте 1766 г., сохранившейся в церковном архиве также указано, что село было помещичьим. Поэтому предположения о том, что Милиново когда-то принадлежало Московскому Ново-девичьему монастырю, не имеют для себя никаких фактических оснований.
Из тех же выписок видно, что в конце первой половины XVII века здесь была деревянная церковь во имя св. Николая Чудотворца. Во второй же половине этого века здесь была построена церковь каменная, но в каком именно году, неизвестно.
В 1734 г., как видно из сохранившейся в церковном архиве грамоты, своды в этой церкви провалились и совершать в ней богослужение стало невозможно. В этом полуразрушенном виде церковь оставалась до 1766 года. В 1766 — 68 г., на средства местной вотчинницы М. Н. Пущиной полуразрушенный храм был возобновлен и в 1768 г. освящен по прежнему во имя св. Николая Чудотворца.
В 1858 г. глава вместо черепицы крыта железом. Крест на главе с короною вверху и полулунием внизу.
Как на особенность в устройстве этого храма, можно указать на то, что с западной стороны устроены были две отдельных комнаты, прежнее назначение коих неизвестно, а они были обращены в алтари теплого храма.
Теплый храм во имя св.-муч. Флора и Лавра существовал здесь издавна. Можно предполагать, что он устроен вскоре после 1784 г., когда Николаевский храм обрушился. В противном случае непонятно, где же совершалось богослужение в течении 34 лет с 1734 по 1768 гг.
Вероятно, тогда и воспользовались одной из комнат, обратив ее в алтарь и пристроив к ней небольшой низкий временный храм.
Иван Андреевич Виноградов был сын священника села Милинова Судогодского уезда, о. Андрея Орлова, скончавшегося 98 лет во Флоришщевой пустыни иеромонахом, с именем Анатолий 1858 г. 11 мая (родился Анатолий в 1760 году).
В течение почти целого века настоятелями там были члены одной и той же священнической семьи Яхонтовых.
А.А. Петров приехал в Милиново в январе 1869 г. после окончания Владимирской духовной семинарии, где женился на Екатерине Александровне Яхонтовой, дочери милиновского священника Александра Тимофеевича Яхонтова. До сих пор за алтарем храма в Милиново можно видеть массивные каменные надгробия иерея Александра Яхонтова, выпускника Владимирской семинарии 1837 года, скончавшегося в 1867-м г.; его зятя священника А.А. Петрова; сына Николая Яхонтова, возглавлявшего приход в Милиново примерно полвека; и внука Александра Яхонтова - кандадата богословия и студента 4-го курса Петербургского университета, скончавшегося от чахотки в январе 1912 года.
Родился же Алексей Антонович Петров в погосте Омутец-Пестьянский Владимирскою уезда, где отец его служил диаконом. У Алексея Антоновича и Екатерины Александровны Петровых было шестеро детей. Младший ребенок, получивший имя Иоанн, родился 19 сентября 1877 г. Восприемниками при крещении младенца стали Василий Андреевич Малинин, впоследствии управляющий имениями Голицынской больницы во Владимирской губернии, и Евдокия Антоновна Петрова, тетка новорожденного. Менее, чем через полгода после рождения Иоанна, а именно 11 марта 1878 г., 32-летним скончался его отец священник А.А. Петров. Заботу о вдове и малолетних сиротах взял на себя брат Е.А. Петровой Николай Александрович Яхонтов, ставший священником в Милинове. Заботой и попечением матери и родственников дети о. Алексея Петрова получили хорошее образование, единственная из детей девочка Александра Петрова окончила Владимирское женское епархиальное духовное училище и вышла замуж за учителя Муромского духовного училища, а затем священника Сергея Александровича Альбицкого. Из братьев старший Михаил стал диаконом, Алексей и Иван - священниками, а Павел служил по светскому ведомству в Московской Дворянской опеке.
После окончания Владимирской духовной семинарии Иван Алексеевич Петров почти два года учительствовал в земской школе соседнего с Милиновым с. Смолино, а в 1901 г. был рукоположен во священника в село Старое Заозерье (другие названия — Воскресенское и Терехово) Владимирского уезда. Это село находилось почти на границе Владимирского и Ковровского уездов и соседствовало с ковровским селом Новое Заозерье (село Русино). В Воскресенском храме села Старое Заозерье о. Иоанн прослужил до 1930 г. Интересно, что священник все это время хорошо был знаком с протоиереем Василием Воронцовым, служившим недалеко от Воскресенского, и неоднократно вместе с супругой Екатериной Павловной был восприемником детей алачинского батюшки.
9 декабря 1930 г. о. Иоанн Петров был арестован и осужден на 3 года лишения свободы. В том же году его отправили в Новосибирск, где он провел почти весь срок заключения. 7 июля 1933 г. Иван Алексеевич по инвалидности был освобожден. Возвратившись на родину, И.А. Петров вновь продолжил богослужение, став 23 октября 1933 г. настоятелем Серафимовского храма села Алексеевское Ковровского района. Уже тогда предпринимались попытки закрыть сельскую церковь, но о. Иоанну и верующим удавалось еще какое-то время отстаивать храм. И все же в 1937 г. в Серафимовской церкви запретили богослужение. Решением исполкома облсовета 13 июля 1937 г. здание церкви было закрыто и стало использоваться как школа-семилетка. О последующих местах служения И.А. Петрова пока неизвестно. Архивные документы свидетельствуют, что в сентябре 1931 г. протоиерей о. Иоанн был назначен настоятелем Троицкой церкви села Горки Камешковского района. Здесь он прослужил почти 10 лет. В марте 1961 г. Ивану Алексеевичу запретили богослужение, и священник был снят с регистрации, то есть его выгнали из храма. В то время подобное не было исключением, так как именно в начале 1960-х гг. начались новые гонения советской власти на Русскую Православную Церковь. Лишь в сентябре 1961 г. о. Иоанну Петрову вновь разрешили служить, и он стал настоятелем Успенской церкви села Большие Всегодичи. Этот храм стал последним местом служения батюшки. Протоиерей о. Иоанн Петров скончался 11 октября 1967 г. во Всегодичах и был погребен в селе Горки рядом со своей супругой Екатериной Павловной.


По обновлении Никольского храма этот временный храм существовал в своем первоначальном виде до 1882 г. В 1882 — 85 гг. он был распространен и переделан, при чем другая комната была обращена в алтарь для нового престола.
Колокольня помещается с западной стороны Никольского храма над вышеупомянутыми комнатами; построена она, вероятно, одновременно с этим храмом. На ней были колокола с надписями; на двух, колоколах написано: «1719 г. Марта 28 дня построен сей колокол в Владимирский уезд в с. Милиново к церкви Николая Чудотворца». На третьем колоколе подобная же надпись от 1779 года.
Престолов в церкви три: главный во имя св. Николая Чудотворца, в приделе теплом во имя св.-муч. Флора и Лавра и во имя Крещения Господня.
Утварью, ризницей, св. иконами и богослужебными книгами церковь была снабжена достаточно.
Из св. икон особенно чтима не только прихожанами, но и окрестными жителями икона св. Николая Чудотворца. Икона эта почитается „явленною"; явилась она, по преданию, на камне; но ни время, ни место явления предание не указывает. Сам камень был при церкви, богомольцы обыкновенно отламывали кусочки от этого камня, клали их в воду, которую затем пили или умывались ею. В середине XX века валун разбили на несколько частей, обломки от которых можно видеть и сейчас неподалеку от церковных стен. Риза на иконе серебряная вызолоченная, украшена жемчугом и драгоценными камнями. На иконе изображены преп. Зосима и Савватий. На одной из привесок на иконе, нечто в роде панагии, изображена Богоматерь в наклоненном положении к Спасителю; на другой стороне привески вырезано: „simosz soroka marina zyrkowna".
В нижнем ярусе иконостаса Никольского храма иконы современны его обновлению, самый же иконостас устроен вновь в 1811 г. В церкви хранились серебряные сосуды с следующей надписью: «1707 г. мая в 27 день делан сей сосуд поколением благородныя Государыни царевны великие княжны Евдокии Алексеевны в Новодевич монастырь в церковь царя Иоасафа». Когда и каким образом попали эти сосуды в Милиновскую церковь, совершенно неизвестно. На основании этой надписи и делали предположение, что Милиново принадлежало Ново-девичьему монастырю, но, как мы видели, это предположение произвольно.
Хранился еще в церкви восьмиконечный серебряный крест, в который вложены 46 частиц св. мощей.
В церковном архиве хранилась грамота 1766 г. на обновление Никольского храма.
Причта в приходе по штату положено - священник и псаломщик. На содержание их получалось процентов с причтового капитала (1000 руб.), от служб и требоисправлений, хлебного сбора и земли церковной до 500 руб. в год. Дома у членов причта собственные на церковной земле.
Земли при церкви: усадебной 2 дес. 102 саж., под церковью и кладбищем 1248 саж. и пахотной удобной 23 дес., сенокосной земли не было.
Приход состоял из села Милинова и деревень: Горчакова (3 вер. от церкви), Бедрина (8 верст. В писцовых книгах 1637 г. сельцо Бедрино значится за Ив. Марковым; в 1678 г. полсельца Бедрина и д. Демина также за Марковым, в них тогда было 2 дв. крестьянских и 3 бобыльских с населением 18 душ муж. пола.) и Демина (7 в.), в коих по клировым ведомостям числилось в кон. XIX века 746 душ муж. пола и 844 женского (Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 4]: Меленковский, Муромский, Покровский и Судогодский уезды. - 1897. - 588, VIII c.)

В с. Милинове с 1884 г. существовала церковно-приходская школа; учащихся в 1896 г. было 23.

6 декабря 1913 г. в 2 часа дня на Нечаевском хрустальном заводе, совершено освящение молитвенного дома. 6 числа в 2 ч. дня на Нечаевский завод, для соучастия в освящении молитвенного дома, прибыли свящ. с. Иванова о. Н. Полисадов и с. Милинова о. В. Виноградов.
С 1914 г. настоятелем церкви С. Милиново был священник Василий Александрович Покровский. В годы репрессий получил 3 года за "антисоветскую агитацию". Умер в котласских лагерях.


Павел Иванович Воронцов. Фото начала 1910-х гг.

Павел Иванович Воронцов, улан Белгородского уланского полка, участник 1 Мировой войны. Позже священник села Малиново Ковровского района. Репрессирован в 1937 г. и погиб в заключении. Брат священника села Алачино В.И. Воронцова.
Среди милиновцев ходили толки, что в подземельях возведенной еще в позднее средневековье церкви до сих пор скрыты тайники с «царскими» драгоценностями. Известно, что «черные» кладоискатели не раз пытались найти эти сокровища, но пока безуспешно.
Автор: Николай Фролов

30 июня 1936 г. верующие с. Милинова Ковровского района жаловались во ВЦИК, что 15 апреля 1935 г. в 9 утра председатель сельсовета Панков и 2 неизвестных с револьвером неожиданно, не показывая разрешения, сняли колокола: большой колокол разбили, 25-пудовый повесили на пожарную каланчу, остальные раздали по деревням (ГАРФ. Ф. Р-5263. Оп. 1. Д. 695. Л. 39-41) // Ершов А.Л. Церковь на земле Владимирской в 1930-е годы. - Владимир: Калейдоскоп, 2011. – 322 с. ISBN 978-5-88636-046-2 С. 85).
В 1930 г. в Иванове была издана брошюра А. Головкина и М. Попова «Церковь в наши дни», где были собраны многочисленные примеры «поповско-кулацких вылазок»; не говорилось лишь, что почти все (а может, и все) «персонажи» книги на момент ее издания были высланы либо находились в местах заключения. Так, в конце 20-х гг. в с. Милиново Ковровского района священник Покровский, кулаки Барсуков, Лабин, Харитонов и Андреев на крестьянском сходе при обсуждении вопроса о землеустройстве кричали: «Объединяться не надо! Нам с беднотой не по дороге». Лабин и Барсуков заявляли: «Я с этой шантрапой дело иметь не буду, не надо лезть в кабалу - в колхоз». Харитонов заявлял, что «через колхоз крестьяне идут к разорению». Священник Покровский при организации колхоза ходил по домам с иконой и убеждал крестьян: «Колхоз развалится, Соввласть зря затевает это дело». Их действия были расценены как создание контрреволюционной группы. 27 октября 1929 г. все были арестованы; Покровский В.А., Барсуков А.С. и Лабин К.Н. осуждены на 3 года лишения свободы, Харитонов И.М. и мельник Андреев Е.В. - на 3 года высылки. Все высказывания «кулаков» сводятся только к нежеланию объединяться с беднотой. Но стоило Харитонову сказать: «Отольются вам наши слезы; когда придут китайцы с белой гвардией, то я первый буду сечь всех наших коллективистов, уже чересседельник припас хороший», - чтобы эта фраза стала вступлением и заключением для всей истории; причем во вступлении убраны слова про чересседельник, благодаря чему глагол «сечь» приобрел совершенно другой смысл.
В конце 1934 г. верующие из с. Милиново Ковровского района упорно отстаивали свои права. 1 декабря они просят у сельсовета разрешить хождения священнику по домам в с. Милинове и дд. Бедрине, Демине и Горчакове, сельсовет, видимо, запрещает. Тогда верующие 5 декабря обращаются в райисполком по тому же вопросу; указывают, что заразных болезней нет, налоги «уплочены», кроме того, ссылаются на законы. Но райисполком вручает им справку райсанврача о наличии эпидемических заболеваний. 12 декабря верующие опять со ссылками на закон жалуются уже в облисполком, что райисполком не разрешает хождения, сельскому врачу про отсутствие эпидемии не верят, уполномоченный сельсовета не разрешает хождения и угрожает арестом; если эпидемия и есть, то она где-то в районе, а не в селе; при этом особую обеспокоенность вызывает вопрос, с чего собирать налоги. И только облисполком 15 декабря указывает Ковровскому райисполкому, причем на основании цитировавшихся верующими ст. 54 постановления ВЦИК и СНК от 8/04. - 29 г. «О религиозных объединениях» и ст. 6 инструкции Постоянной комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК от 16/01. - 31 г., что разрешения местных властей в этом случае не требуется, верующие только ставят их в известность. 23 декабря 1934 г. верующие с. Милиново Ковровского района жаловались во ВЦИК, что райисполком запрещает крестные ходы.
30 июня 1936 г. верующие снова жаловались, что сельсовет запрещает проводить крестные ходы и что 25 сентября 1934 г. завшколой П.С. Кузнецов, уже и до этого стрелявший по окнам церкви, произвел выстрел в окно сторожки, где проживал служитель культа, дело замяли; «сельсовет в 85 лет старика Дементия Горностаева замучил налогами: зачем служишь». 11 июля 1939 г. райисполком постановил ликвидировать Никольский храм в Милинове (ГАРФ. Ф. Р-5263. Оп. 1. Д. 695. Л. 39-41; Д. 697. Л. 166-170) // Ершов А.Л. Церковь на земле Владимирской в 1930-е годы. - Владимир: Калейдоскоп, 2011. – 322 с. С. 28-29, 31, 89-90, 126.).
Город Ковров

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Михалево Село Михалево

Село Михалево

Михалево — село в Савинском районе Ивановской области России, входит в состав Воскресенского сельского поселения.
Село расположено на берегу реки Теза в 15 км на восток от центра поселения села Воскресенское и в 30 км на восток от райцентра посёлка Савино. «Село Михалев, при колодцах, от уездного города (Ковровский уезд. Третий Благочиннический Округ) находится в 60 верстах и от губернского (Владимир) — в 95 верстах».

До 1722 года Михалево было деревней и приходом принадлежало к селу Бутову, находившемуся в 2 ½ верстах. В означенном году бывшая в Бутове деревянная церковь и дома причта сгорели от громового удара; прихожане, жившие в значительном расстоянии от Бутова, новую церковь построили не на прежнем месте — в Бутове, а в деревне Михалеве, занимавшей срединное положение в приходе. Церковь построена была деревянная — в честь Св. Ап. и Еванг. Иоанна Богослова с придельным престолом во имя Священномученика Власия. Эта церковь существовала в селе до 1829 года, а в этом году за ветхостью упразднена; вместо нее прихожане построили каменную церковь, которая была освящена в 1837 году в честь Иоанна Богослова; в 1858 году в ней усердием Коллежского Советника Ивана Ивановича Елпидинского устроены два теплые придела: во имя Священномученика Власия и в честь Божией Матери, именуемой «Всех Скорбящих Радость».
В 1848 году при церкви построена каменная колокольня; а в 1859 году церковь и колокольня обнесены каменной оградой.

В конце XIX — начале XX века село входило в состав Алексинской волости Ковровского уезда Владимирской губернии. В 1859 году в селе числилось 18 дворов, в 1905 году — 27 дворов.

В церкви хранилось старинное евангелие — печати 1640 г.
Церковные документы хранились в целости: копии метрических книг с 1803 года и исповедных росписей с 1829 г. Опись церковному имуществу составлена в 1885 году.
Церкви принадлежал каменный одноэтажный дом, в котором с 1878 года помещалось земское народное училище, с квартирой для учителя.
Земли при церкви имелось: усадебной 3 десят., сенокосной 1 ½ десят., пахотной 30 десят. и пожертвованной священником Петром Елпидинским в церковь на содержание причта 10 дес. 851 кв. саж.
Причт состоял из священника, диакона и псаломщика. На свое содержание причт получал до 1100 рублей в год. Дома причт имел собственные, построенные на церковной земле.
Приход: село и деревни: Сменово, Луполово, Жаворонково, Сверчково, Вотола, Горенцово, Курлаково, Завражково, Грива, Медведково, Захарово, Притыкино, Запольново, Лысново, Злобиха, Крутово, Самойлиха, Бабенки, Березники, Дегтярево, Сабельницы и Хмельники. Деревни находятся от церкви не далее 3 ½ верст; препятствий к сообщению с ними не имеется. —
Всех дворов в приходе в 1897 г. 320, душ мужского пола 795 и женского пола 919 душ.
/Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: Вып. 5 и послед.: Шуйский и Ковровский уезды. Вязниковский и Гороховецкий уезды. - 1898. - 505, VII c./

Петр Иванович Елпидинский

27-го Ноября 1874 года скончался священник села Михалева, Ковровского уезда, Петр Иванович Елпидинский, 49 лет от рождения. На его погребение собрались и родственники его, и духовные дети, и сослужители по сану. Отдавая последний долг усопшему, один из товарищей его по воспитанию, священник г. Иваново-Вознесенска Федор Остроумов произнес при гробе его поучение.
О. Петр родился в том самом селе, в котором и скончался, прослужив здесь священником более 20 лет. Отец его, Иван Ильич Елпидинский был сын старшей сестры графа Михаила Михайловича Сперанского; он священствовал в селе Михалеве более 35 лет.
Петр Иванович Елпидинский воспитывался, после училища, во Владимирской Семинарии. В продолжение 12-ти летнего учения, вдали от родины и родных, немало пришлось ему испытать разных нужд, невзгод и испытаний, с какими в большей части соединена ученическая жизнь. Но ни эти неприятности, ни разные искушения молодости не изменили в Петре Ивановиче доброго направления, полученного им еще в доме родительском, — не ослабили в нем любви к труду и ученическим занятиям, и по видимому только еще более укрепили в нем терпение. Скромный, приветливый, даровитый и прилежный — он пользовался заслуженною любовью и уважением своих товарищей.
Счастливо окончивши курс наук, Петр Иванович не имел в виду другого рода служения, кроме того, на который ему указывало родовое звание. Может быть, кроме собственной, природной склонности, развитой воспитанием, он руководствовался в избрании рода службы и замечанием знаменитого своего предка, графа М. М. Сперанского, высказанным некогда еще родителю Петра Ивановича: «кийждо в звании, в немже призван бысть, в том да пребывает» (1 Кор. 7, 20).
В 18 — году Петр Иванович был произведен во священника в село Иванисово, Переславского уезда. На первых же порах священнического служения он успел приобрести себе расположение от своих прихожан: семейная жизнь радовала его; все шло хорошо и, по-видимому, обещало ему счастливую будущность. Но вдруг, совершенно неожиданно, поражает его необычайное бедствие — кровавая, мученическая кончина супруги. В Вербное воскресение 1851 года о. Петр отправился в церковь служить утреню. Дома осталась супруга его, Любовь Андреевна, с малолеткой сыном. В это время являются в дом неизвестные грабители, и зверским образом убивают Любовь Андреевну. Двухлетний ребенок (Единственный сын о. Петра, студент демидовского юридического лицея, Алексей Елпидинский.) остался цел, спрятавшись в испуге под печку.
Может ли быть для человека бедствие тяжелее, поразительнее этого? Вдовство — невознаградимое несчастие для священника; но вдовство о. Петра — беспримерное. Иной в подобном положении мог бы дойти до нравственного расстройства, до падения: о. Петр старался укреплять себя св. верою, искал утешения в молитве, и преданный воле Божией — терпеливо нес свой крест, превозмогая скорбь вдвойне тяжелой потери. Конечно, сердце его невольно страдало, и, — кто знает, может быть — эти страдания, эти глубокие вздохи, невольно вырывавшиеся из груди при тяжелом воспоминании о кровавом событии, надорвали здоровье его и прежде времени свели его в могилу.
После страшного удара, поразившего о. Петра, престарелый родитель его пригласил его к себе — на свое место в село Михалево, чтобы по возможности облегчить его тяжкую скорбь своими опытными советами и родительскою любовью, — а место о. Петра заступил новый священник со взятием сестры его. Но вскоре последовало новое испытание для несчастного о. Петра: эта самая сестра, которая выдана была за священника в село Иванисово, на его место, не долго спустя по вступлении в супружество, лишилась мужа. Убитая несчастием, она переселилась к вдовствующему брату — делить, под его кровом, взаимное горе и в трудах хозяйства искать облегчения своей тяжкой доли. Новое семейное несчастие — раннее вдовство родной сестры — составляло конечно новую рану в душе о. Петра, но не могло поколебать его терпения, не могло ослабить в нем преданности воле Божией. Утешая сестру, он забывал собственное горе, и в заботах о сыне, о семействе, почерпал, по-видимому, новые для себя силы и успокоение.
Успокоившись несколько от таких сильных потрясений, о. Петр вскоре обратил свою деятельность на благоустроение прихода. Нужно заметить, что в этом приходе издавна гнездился раскол, борьба с которым была не под силу престарелому родителю о. Петра. Сын, преемник отца, много положил труда для искоренения или, по крайней мере, для ослабления раскола: много перечитал книг, составленных по разъяснению и опровержению раскольнических заблуждений; вразумлял отпадших или уклонявшихся от церкви православной; неутомимо трудился в проповедании слова Божия, и проповедывал не в церкви только, а при всяком удобном случае. И его труды были благоплодны: иные из заблудших обратились к православной церкви, другие стали к ней внимательнее и миролюбивее, а верные спасительной истине чада ее сделались тверже в православном исповедании и усерднее в исполнении своих христианских обязанностей. Конечно пастырская ревность о. Петра не обходилась без неприятностей со стороны неправомыслящих и упорных в заблуждении: много терпел он от них нареканий, несправедливых укоров и даже угроз. Но эти неприятности не останавливали и не ослабили его святой ревности: он безбоязненно и неутомимо действовал против раскола, вследствие чего значительно увеличил православный состав своего прихода. Ревностная деятельность о. Петра была признана Начальством, которое и удостоило его наград; последнюю он получил перед самой кончиной — и как пастырь добрый, оставив награды земные, устремился к наградам небесного Пастыреначальника.
Мир праху твоему, многострадальный муж и добре подвизавшийся пастырь! Вечная тебе намять и постоянные молитвы за тебя святой церкви, во славу которой ты так много перенес и потрудился.
Нельзя сказать, чтобы духовенство равнодушно относилось к смерти своих собратов. Мы знаем не один пример, что на погребение священника являлись духовные лица из соседних сел, иногда же и довольно дальних мест, не только по приглашению родственников покойного или распоряжению местного благочинного, а единственно по своему расположению к покойному и усердию отдать последний долг своему собрату.
Но заявляя видимое сочувствие к почившим собратам участием в погребении и поминовении их, духовные, к сожалению, до сего времени не ввели в обычай делать известною для других жизнь и деятельность умерших пастырей — всего ближе бы и целесообразнее чрез Епархиальный печатный орган. Между тем жизнь многих деятелей из духовенства заключает в себе не мало светлых нравственных явлений и практических уроков, которые могли бы послужить полезным руководством, особенно для молодых священников. Представленный здесь краткий очерк жизни священника Елпидинского едва ли не первый опыт в этом роде: желательно, чтобы этот добрый почин нашел себе подражание.
/Владимирские Епархиальные Ведомости. Часть официальная. № 3 (1 февраля 1875 года)/

Летом 1913 г. в Хотимльском участке летние ясли-приют были устроены в селе Михалеве на земские средства.

С 1929 года село являлось центром Михалевского сельсовета Ковровского района Ивановской области, с 1935 года — в составе Савинского района, с 2005 года — в составе Воскресенского сельского поселения.
Владимирская губерния.
Ковровский уезд

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (03.04.2017)
Просмотров: 222 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика