Главная
Регистрация
Вход
Среда
19.12.2018
18:16
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 554

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [990]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [338]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [120]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [191]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Поселок Красный Маяк, Ковровский район

Поселок Красный Маяк

Красный Маяк — посёлок в Ковровском районе Владимирской области, входит в состав Ивановского сельского поселения.

Непродолжительным был срок существования Кляземской хрустальной фабрики. В 1833 году поручица Агафья Степановна Касаткина и заводчики касимовские (из Рязанской губернии) 1-й гильдии купцы Степан и Павел Лукьяновичи Якунчиковы (отец и дядя Касаткиной) пришли к выводу о необходимости переноса своего предприятия, потому что в ближайшее время могли возникнуть трудности по обеспечению производства лесом и песком. Начались поиски нового места для осуществления задуманной цели. После предварительного изучения они избрали новым местом расположения своего предприятия участок в густом лесу южнее с. Смолино. Это была Нечаевская пустошь (Судогодский уезд). Она входила во владения помещицы Щербачевой.
20 октября 1833 г. Щербачева продала Якунчиковым 50 десятин земли «при деревне Мордвины у Черного врага» за 800 рублей ассигнациями. Тогда же с Щербачевыми был заключен договор об аренде их лесного участка в 500 десятин сроком на 10 лет, с уплатой хозяевам по 2 тысячи рублей серебром в год. Купля и аренда были произведены на имя Агафьи Касаткиной. Как дворянке по мужу ей было проще владеть недвижимым имением. Без промедления приступили к сооружению зданий нового предприятия. На ее же имя была записана построенная стекольная фабрика, получившая по месту строительства название Нечаевской.
По дошедшим до нас архивным документам можно предположить, что построить в том месте фабрику собирался еще супруг А. И. Щербачевой — отставной штабс-капитан Лев Щербачев, но он не сумел осуществить своего намерения.
В 1833 г. открыт Нечаевский хрустальный завод. В 1837 году он принимал уже участие в губернской торгово-промышленной выставке, представив 32 предмета: графины, стаканы, бокалы, солонки и т.д.
Когда среди леса в Нечаевской пустоши выросли заводские печи, при Нечаевском заводе постепенно вырос целый поселок. Он именовался так же, как и завод, Нечаевским. Центром его являлся старый барский дом. Это было большое П-образное деревянное строение, размером по центральному фасаду в 28 метров, срубленный из массивных сосновых брёвен. Рядом с этим двором, на месте нынешнего парка, находился барский огород площадью в гектар.

Агафья Степановна Касаткина умерла 22 апреля 1844 г. На купленной у Щербачевых земле стояли «господский дом, при нем людская, жилая изба, кухня, два погреба с амбаром, конюшня с двумя сараями, лесной сарай, при нем 1 изба, 8 жилых изб для жительства мастеровых с надворным строением, 1 флигель о 3-х окнах с сенями и избой, 1 гута о 2-х печах, 1 гранильня с конною машиною при плотине, устроенной для пруда, 1 гончарная на каменном фундаменте, 1 посудный амбар на 20 саженях для складки хрустальной посуды». К заводу были приписаны крестьяне из купленных села Павловское и дер. Горожаново (131 человек мужского пола).
После кончины Агафьи Касаткиной фабрику унаследовали ее дети: два сына и четыре дочери. Основным наследником владений стал старший сын Константин Егорович Касаткин (1833-10.2.1897). В молодости он, как и отец, служил в гусарах — в Гусарском короля Вюртембергского полку, участвовал в Крымской войне и вышел в отставку поручиком. После того он жил при своем Нечаевском заводе до самой кончины. Он многое сделал для развития предприятия. В 1861 году на нем было изготовлено 847 тыс. единиц стеклянных и хрустальных изделий. На заводе появилась паровая машина. По этому поводу он в письме Владимирскому губернатору писал: «В имении моем, Судогодского уезда, в нераздельном владении с братом моим и сестрами, от которых на управление имею я доверенность, существует с давнего времени возведенная с дозволения высшего начальства хрустальная фабрика, под названием Нечаевская, на которой для шлифовки хрусталя предположил я устроить паровую машину».
По приглашению на завод прибыл губернский инженер-механик. Он проконтролировал ее установку и проверил ее работу, она была вышиной 22 аршина, установлена расстоянием от гуты 50 сажен. Мощность паровой машины составляла 8 лошадиных сил. Испытание ее проводилось, как тогда полагалось, в присутствии представителя от полиции.
Деньги, заработанные крестьянами-мастеровыми, лишь в малой степени шли на выплату жалованья, закупку сырья и расширение фабрики. Большая часть прибыли уходила на обеспечение роскошной жизни хозяина — отставного гусарского поручика Константина Егоровича Касаткина. Сам он в дела фабрики не входил, полагая, что дворянину и офицеру заниматься столь «низким» предметом негоже. Поэтому Нечаевской хрустальной фабрикой заведовали управляющие Касаткина.
Давно уже позабыты имена основателей и прежних хозяев фабрики. Только мраморный памятник с именем К. Е. Касаткина лежит в траве около разоренной церкви села Смолино и напоминает о прошедших временах.

Нечаевское училище, Смолинской волости, при Нечаевском хрустальном заводе г. Косаткина основано г. Косаткиным в 1868 г. Ближайшее училище Смолинское в 3 в. В 1884 году «Помещение г. Косаткина, деревянное, вместе с конторой фабрики; по свету и теплоте очень удобное; квартиры учителям есть; классных комнат одна — длиной 4 с. 1 ф. 2 д., шириной 3 с. 1 ф. 7 д., вышиной 1 с. 1 ф. 9 д. Учебных пособий достаточно — на 154 р. Библиотеки нет, крохе 16 книг. Земли нет. Законоучитель священник Алексей Смоленский студент Владимирской духовной семинарии, преподает с 1875 г.; учитель Алексей Доброхотов, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, преподает с 1883 г.; помощник учителя Дмитрий Бочаров, окончившие курс в Новинской учительской семинарии, преподает с 1883 г. Попечитель дворянин Константин Егорович Косаткин; содержит училище на свой счет. Учащихся к 1-му января 1883 г. 18 м. и 15 д. Выбыло до окончания курса по желанию родителей 3 м. и 6 д. Окончило курс со свидетельствами 5 м. и 1 д. Вновь поступило 10 м. и 5 д. К 1-му января 1884 года состояло 20 м. и 13 д. Учатся все вместе. Возраст: 7 — 8 л. - 3, 8 — 9 л. - 4, 9 — 10 л. - 11, 10 — 11 л. - 10, 11 — 12 лет. - 3, 12 — 13 л. - 2. Из учащихся: 28 с завода, 4 из д. Хмелищ — 1 ½ в. и 1 — сел. Мильнова — 7 вер. Ночлежного приюта и живущих на квартирах нет. Вероисповедания православного. По сословиям: мещ. 10 м. и 8 д., крест. 10 м. и 5 д. Средства: от г. Косаткина 525 р.; платы за учение нет. Расходы: отопление, освещение, прислуга и ремонт 150 р.; жалованье — законоучителю 75 р., учителю 300 руб. Посещали классы неисправно 24 уч.; меры — ставление на колени и оставление без обеда. Прием в сентябре. За теснотой помещения отказа не было. Учебный год с 22-го сентября по 28-е апреля. Пению обучаются простому. Учатся в день 6 ч. и даются уроки на дома. Отделений 3. Уроков в неделю: по Закону Божию - 5, по Русскому и Славянскому языкам - 14, по арифметике - 4, по пению - 1. Получили награды 2. Получившие свидетельства учились 3 — 4 г. Не окончившие курса учились до 3 л. Обозревал училище 2 раза инспектор народных училищ. Обучения ремеслам и рукоделию нет. Воскреснх бесед и чтений нет» (Владимирский Земский сборник 1884. № 12. Декабрь.).

В 80-х годах XIX в. Константин Касаткин часто болел, выезжал на лечение за границу, подолгу находился в Москве и Петербурге. В результате он все более отдалялся от заводских дел. Возрастала роль в руководстве предприятием управляющего, которым был почетный гражданин Василий Андреевич Добровольский. В начале 90-х годов он заключил с Касаткиным договор на принятие Нечаевского хрустального завода в арендное управление. Это означало, что Добровольский становился его полновластным хозяином, выплачивая Касаткину лишь определенную денежную сумму, а после смерти Константина Касаткина он выкупил предприятие и стал официально его владельцем.
Производственная деятельность завода совершенствовалась, увеличивался выпуск продукции. В 1897 году было выработано 1120 тысяч единиц стеклянных и хрустальных изделий: графинов, стаканов, бокалов, рюмок, лампадных стекол, аптекарской посуды и т.д. Сбывалась эта продукция на рынках Москвы, Петербурга, Одессы, Ростова, на Нижегородской ярмарке и в других городах России.
Вместе с развитием завода формировался вокруг него и поселок. В центре его находился старый барский дом. Жилье для мастеровых было представлено четырех и шести квартирными домами – казармами. При заводе имелась маленькая больница, всего на две койки, в которой оказывали медицинскую помощь фельдшер и акушерка.

В семи верстах к северу от Нечаевского предприятия находился появившийся в 1862 году Вознесенский стекольный завод («Красный Октябрь»). После кончины Каняшиных Вознесенский завод купили Добровольские. Но вскоре Василий Андреевич Добровольский решил объединить Нечаевский (Кр. Маяковский) и Вознесенский (Кр. Октябрьский) заводы под своим руководством. В 1895 г. он выкупил принадлежавшие своим родным братьям доли Вознесенского завода. Создается новообразование - Торговый Дом. В начале января 1896 года В.А. Добровольский направил уведомление старшему фабричному инспектору губернии: «С 1 января 1896 года Вознесенский стеклянный завод братьев Добровольских и Нечаевский стеклянный завод Василия Андреевича Добровольского вошли в состав Торгового Дома под фирмою «Василий Андреевич Добровольский с сыновьями». Ведение всего дела Торгового Дома предоставлено мне – Василию Андреевичу Добровольскому».

В 1890 г. рабочих: 95 мужчин, 6 женщин, 5 малолетних. Паровая машина, 8 сил; паровой котел; конный привод на 1 лошадь.

В 1884 г. объявлена признательность Епархиального Начальства владельцу Нечаевского хрустальной фабркии поручику Константину Егоровичу Косаткину, за пожертвование на вечное поминовение своих родителей в Николо-Галейскую, гор. Владимира, церковь пяти 5% облигаций на 500 руб.

«О рассрочке на три года платежа недоимки уездного и губернского земских сборов и о сложении со счетов пени с хрустальных заводов Вознесенского и Нечаевского, принадлежащих торговому дому Добровольских. Управляющий заводами и имением торгового дома В. А. Добровольский с сыновьями Алексей Павлович Львов обратился в уездную управу с ходатайством о сложении пени, начтенной на уездный и губернский земские сборы, а следуемый сбор за Вознесенский и Нечаевский заводы за 1904 год — уездного 871 руб. 92 коп. и губернского 648 руб. 66 коп., а всего 1520 руб. 58 коп. рассрочить платежом на три года, т.е. на конец 1905, 1906 и 1907 гг., мотивируя тем, что в 1904 году владельцы заводов, братья Дмитрий и Николай Васильевичи Добровольские, прапорщиками запаса призваны на Дальний Восток. Имение и заводы остались без хозяев, оборот заводский уменьшился и вообще торговое дело пошатнулось. Прибыли от оборотов нет и едва хватает на удовлетворение рабочих и служащих завода. Другие платежи и сборы не уменьшились, если не увеличились, вследствие этого явилась несовременная уплата земских сборов и то частями, в разное время. Платежеспособность заводчиков ухудшилась настолько, что не только пеню, а и текущие сборы приходится платить с большим трудом…
Уездная управа, имея в виду, что владельцы означенных заводов братья Добровольские действительно призваны на действительную службу на Дальний Восток, а торговые дела по случаю войны и неблагоприятных условий внутри государства на фабриках и заводах сильно пошатнулись, с своей стороны полагала бы недоимку, числящуюся на Нечаевском и Вознесенском заводах, уездного 871 р. 92 к. рассрочить на три года, не начисляя на нее пени, начтенную пеню в количестве 246 руб. 35 коп. со счетов не складывать. Что же касается до рассрочки недоимки губернского сбора 648 руб. 66 коп. и сложения со счетов пени 283 руб. 99 коп., то об этом войти с ходатайством чрез губернскую земскую управу в губернское земское собрание» (Журналы очередного Судогодского уездного Земского Собрания 1905 года.).

6 декабря 1913 г. в 2 часа дня на Нечаевском хрустальном заводе, Судогодского уезда, совершено освящение молитвенного дома, устроенного на средства арендатора завода Судогодского купца А.П. Львова. Дом этот построен с разрешения Его Высокопреосвященства в память 100-летия годовщины 1812 года по плану г. епархиального архитектора. Деревянное здание, красивой архитектуры с колокольней, благодаря старанию А.П. Львова, потратившего на него около 3500 рублей, производит очень приятное впечатление. Событие освящения, нечасто в наше время, привлекло очень много молящихся из окрестных селений. Накануне священник с. Смолина А. Лебедев с местным причтом, при пении заводского хора певчих, совершил освящение икон молитвенного дома и отслужил всенощное бдение Святителю Николая. Отрадно было видеть, с каким удовольствием рабочие отдыхали от трудового дня: старый и малый, забыв усталость, спешили под сень молитвенного дома и благоговейно несли свои молитвы Небесному Кормчему среди бурь житейского моря Св. Николаю. 6 числа в 2 ч. дня на Нечаевский завод, для соучастия в освящении молитвенного дома, прибыли свящ. с. Иванова о. Н. Полисадов и с. Милинова о. В. Виноградов. Перед служением молебствия Святителю Алексию, которому посвящен молитвенный дом, священник с. Смолина приветствовал словом радости рабочих завода, имеющих возможность чаще входить в молитвенное общение под сень дома Божия свои житейские невзгоды, и строителя А.П. Львова, доведшего до благополучного окончания святое дело и построением молитвенного здания показавшего, что духовная жизнь рабочего должна так же быть предметом забот предпринимателя, как и его тело со здоровыми мускулами. Тем же словом благодарности приветствовали А.П. Львова администрация завода и рабочие. Чинно совершалось молебствие Святителю, горяча была молитва тружеников завода, несших свою посильную, трудовую лепту на дом Божии. После освящения воды и окропления дома молитвы совершен был крестный ход кругом здания с пением тропаря Святителю Алексию и окроплением стен св. водой. Слезы радости и благодарной молитвы за строителя лилась из многих глаз молящихся, а уста их несли сердечное пожелание доброго здоровья всему его семейству. Торжество закончилось произнесением многолетий и целованием Св. Креста. Дай Бог, чтобы Святая Русь не оскудевала благотворителями святых домов Божиих.
С. А. Л.
/«Владимирские Епархиальные Ведомости» Отдел неофициальный № 6, 8 февраля./

«Автор этих строк Иван Иванович Крылов (1889-1986) проработал всю жизнь на Нечаевском стеклозаводе (ныне «Красный Маяк»). Написанные в конце долгой жизни, его воспоминания дают редкую возможность взглянуть на жизнь простого рабочего конца XIX — начала XX веков без идеологической ретуши.
Наш поселок расположен в живописной местности. Кругом лес разных пород. Всюду ягоды и грибы. Рядом речка Горка, которая во время весеннего половодья разливалась в поселковый пруд, а из пруда вода проникала в поселок. В это время рабочие переправлялись на работу на плотах, отталкиваясь шестами. А из квартир выбирались в окна. Коров и других животных на это время отправляли на незатопляемую часть поселка. Молоком и молочными продуктами, яйцами, маслом, овощами и картофелем, грибами и ягодами большинство населения поселка обеспечивало себя само. В поселковых лавках рабочие покупали в кредит мануфактуру, обувь, муку, крупы, сахар, чай, кондитерские изделия, галантерею, соль. В селе Смолино находилась казенная винная лавка. В поселке и в деревнях водкой не торговали. Домашним убранством тогда не увлекались. Вся обстановка была простая и долговечная. Одежду и обувь меняли очень редко, к ним относились бережно и без зависти.
В двунадесятые праздники и воскресные дни не работали. Случалось и так: работу заканчивали в четверг на Страстной неделе, а начинали работать только через 11 дней. Печь гасили, ворота в цех забивали досками. 11 дней длилось всенародное пасхальное гулянье. Со второго дня Пасхи и летом на площади водили хоровод. Занимались разными играми, особенно любили перетягивать канат и тянуться на палке. Пили водку, но сравнительно немного. Молодые люди стеснялись показываться даже немного выпивши. Взаимное приветствие было всеобщее и обязательное.
Вечеринки устраивались в квартирах. Тесно было, но порядок соблюдался. Летом танцевали на площади, на мосту и в лесу на полянках.
В 1882 г. в поселке открылась церковно-приходская школа. Учитель был строгий. За шалости и неподготовленные дома уроки ставил в угол и на колени. Оставлял на 2-3 часа после занятий. Наказанный ученик учил уроки, а оставленный за шалости просто скучал. Отпускали лишь после ответа, а баловника — после раскаяния и обещания впредь не шалить. Дома таким ученикам устраивалась родителями ременная баня.
У отца было 7 братьев-рабочих. Интересно было смотреть на них и слушать их разговоры, когда они бывали у нас. Говорили тихо и улыбались о делах и о жизни. Все они были довольны своим положением. Выпивали из стаканчиков, закусывали поджаренным картофелем со свининой. Капуста, огурцы и грибы тоже стояли на столе. Все свое. Перед каждым стаканчиком крестились. К чаю подавали изделия из муки. Нашу маму называли «сестрица». Друг к другу обращались «брат Иван», «брат Николай». Тянулись на палке, боролись. А жены вздыхали. Никто из них не курил. Пели песни.
Жители нашего поселка, за исключением солдат, никогда не ездили по железной дороге, да и надобности в этом не было. Жили оседло. Правда, тесно было, но как-то свыклись с теснотой и не замечали ее. Дружно жили! Честность, сердечность, взаимная поддержка встречались повсеместно. Имелась возможность трудолюбивому рабочему жить в достатке и при желании добиться грамотности. Непоколебимы были стыд и совесть. Конечно, встречались сквернословы и любители водки, но значительно меньше, чем теперь. И жили они хуже трезвых рабочих. Для борьбы с ними существовали добровольные общества трезвости. Просто было тогда перебраться с одного завода на другой. Расчет производился быстро, без обходных листов и волокиты. После расчета рабочий нанимал извозчика и уезжал с имуществом и коровой, привязанной к телеге или саням.
Осенью в поселке объявляли: «По первому снегу можно возить дрова». По распоряжению владельца завода дрова заготавливали длиной в один аршин и укладывали в поленницы около поселка. Дрова заготавливали зимой, а летом они сохли. Мы завозили на санках во двор своей квартиры полную годовую потребность дров бесплатно. Владелец завода имел сенокосные угодья. Стоимость угодий на одну корову составляла 5 рублей. Во время сенокоса работали в производстве с частыми перерывами. Рабочие, как только заметят тучи, кончали работать и уходили убирать сено, сохнувшее около квартир. Никакого преследования со стороны администрации не было.
Условия труда на заводе были весьма тяжелые. Цех, где находилась печь с горячей стекломассой в глиняных горшках, представлял собой деревянное здание — гуту. Летом было жарко, рабочие каждые 30 минут ходили купаться в пруд недалеко от цеха. Причем, купались в белье. А зимой бывало и жарко, и холодно. Для дождя, ветра и снега преград почти не имелось, а температура в печи со стекломассой доходила до 1000 градусов.
К труду детей приучали рано. Я начал трудиться на заводе с 6-ти лет. Стекломасса варилась в печи в горшках из глины. Старые горшки выносили на носилках, обшитых жестью, и складывали около цеха. Мы, мальчишки, деревянными молоточками отбивали стекло от стенок разбитого горшка и складывали его в отдельные кучки. Приказчик смены принимал стекло и выписывал записку, в которой обозначал заработок. Записки я передавал маме, а она один раз в месяц получала в конторе заработанные мною 1-2 рубля.
8-ми лет я пошел учиться в школу. Зимой учился, а летом работал в качестве подмастерья (тогда называли - хлопец). В мои обязанности входили подготовка инструмента, подача мастеру стекломассы, доставка готовой посуды в закальную печь. Иногда приходилось двигаться даже бегом. За 4-часовую смену так устанешь, что прибежишь домой, упадешь, где попало, и уснешь. Часто и не поешь. Зимой от сырости и холода руки трескались до крови. Кроме работы на заводе я помогал по дому, носил дрова, возил воду в кадках из колодца. Но как бы не был тяжек труд, он оставался свободным. Подмастерьем я получал 4 рубля в месяц. На эти деньги можно было купить 64 кг пшеничной муки высокого качества — приличный вклад в бюджет нашей семьи в 8-летнем возрасте.
В 1900 г. я окончил 3-классную школу с похвальным листом. 11-ти лет я стал постоянным подмастерьем, а с 14-ти лет мастером по выработке посуды из стекла и хрусталя: стаканов, блюдец, рюмок, графинов, ваз и фужеров. За хорошую работу я получая полностью все положенное мне жалованье, тогда как молодые мастера обычно получали лишь 50% своей зарплаты — до тех пор, пока не научатся хорошо делать столовую посуду. Вскоре мне стали задавать особые сорта посуды. Я встал в один ряд с лучшими мастерами».


Новое название «Красный Маяк» завод и поселок получили после Октябрьской революции в 1918 году.
В это время завод переживает тяжелые времена в связи с разрухой и гражданской войной. В довершение всех бед в 1920 году на заводе случился пожар, уничтоживший оборудование. Наступила мертвая пора в жизни поселка. Завод был восстановлен в 1924 году, но уже выпускал не хрусталь, а хозяйственную стеклянную посуду: бутыли, банки и т.п.
В 1925 году на стеклозаводе «Красный маяк» горшковые печи уступили место ванной печи.

Во многом иным стал стеклозавод «Красный маяк». В 1937-1939 гг. на нем производился большой капитальный ремонт, а практически новое строительство. Вместо старого, грязного, низкого, обветшалого ванного цеха был построен тоже деревянный, но более светлый, на высоких деревянных опорах, новый ванный цех с вытяжными фонарями. В нем сложили и новую более объемную печь. Построили новые составной и гончарный цех. Появился посудный цех, к которому проложили узкоколейную дорогу для перевозки готовой продукции.
Произошли изменения и в самом производстве. На заводе установили высасывающе-выдувные машины системы «Шиллер». Это в принципе новая газогенераторная станция и два новых сортировочных цеха.

В 1937 году в поселке построена первая хлебопекарня, здания почты и сельского Совета, оборудовано футбольное поле. Футбольная команда поселка считалась одной из лучших в округе. В 1936 году был создан струнный оркестр, была хорошо налажена художественная самодеятельность, начали показывать кино. Он стал более развитым как поселение. В нем сложились новые улицы, застроенные в основном добротными индивидуальными жилыми домами. В повседневный быт его жителей вошли электросвет и радио. Построены были баня, семилетняя школа, организовано медицинское обслуживание.

С 1945 по 2005 год — посёлок городского типа.
1948 год стал для поселка самым черным. 28 августа в 12 часов 30 минут неожиданно загорелся дом на центральной улице. Поднялся ураганный ветер, и огонь быстро перекинулся на соседние здания. В результате огонь уничтожил около 100 строений, в том числе клуб, магазины, амбулаторию, пекарню. Перед руководством завода стояли очень трудные задачи по строительству жилья для рабочих. Владимирский облисполком 16 сентября 1948 года принял решение «О восстановлении рабочего поселка и завода «Красный Маяк» после пожара».
В 1950 году в поселке построили хлебопекарню и хлебный магазин, в 1952 году началось строительство нового клуба, вскоре его пришлось заморозить. Новый клуб открылся только в 1966 году. В 1957 году была построена новая школа.
Библиотека в поселке Красный Маяк открылась в 50-х годах, как профсоюзная при стеклозаводе «Красный Маяк». Сейчас Красномаяковская библиотека является филиалом МБУК «Ковровская центральная районная библиотека».
В 1962-63 г.г. интенсивно велось строительство жилого фонда, как частного, так и заводского. Появились новые улицы: Дегтярева, Чапаева, Горького, Лесная, Гагарина. К концу 60-х г.г. поселок Красный Маяк стал одним из самых значительных населенных пунктов Ковровского района, его население было более 1тыс. человек.
В 1993 году завод был акционирован и выкуплен у государства коллективом за 25 млн. рублей на открытом коммерческом конкурсе.
В 1990-е годы стеклозавод «Красный Маяк», специализировавшийся на выпуске винной бутылки, был островком стабильности во всем Ковровском районе.
Однако газ в поселок так и не провели, и после очередного скачка цен на мазут, на котором работали стеклоплавильные печи, предприятие в 2007 году встало и фактически прекратило свое существование. Оборудование стеклозавода полностью распродано.

Численность населения: в 2002 г. – 876 чел., в 2010 году - 271 муж. и 352 жен., всего 623 чел.
Проникновение стеклоделия на Владимирскую землю
Стеклоделие во Владимирской губернии в XIX веке
Стеклоделие во Владимирской губернии в нач. ХХ века.
Анопинский стекольный завод
Дубасовский стекольный завод
Вознесенский хрустальный завод (Ковровский стеклозавод «Красный Октябрь»)

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (07.09.2016)
Просмотров: 1146 | Теги: Ковровский район, Судогодский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика