Главная
Регистрация
Вход
Пятница
18.08.2017
11:57
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 321

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [591]
Суздаль [228]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [169]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Село Большие Всегодичи Ковровского района

Село Большие Всегодичи

Большие Всегодичи — село в Ковровском районе Владимирской области, входит в состав Малыгинского сельского поселения. Село расположено в 14 км на север от Коврова, на левом берегу Уводи.

Селище 1, 11-13 вв. Центральная часть села. Площадь ок. 3 га., высота над рекой 8-9 м. Керамика гончарная древнерусская с линейным и волнистым орнаментом.
Селище 2, 11-13, 14-17 вв. 100 м. к юго-западу от Селища 1. Протянулось вдоль берега, размеры 400-450х170-200 м. Керамика гончарная древнерусская и позднесредневековая.

Первое известное упоминание о нем в документах относится к 1474-1478 гг., когда князь Семен Иванович Хрипун Ряполовский из стародубской княжеской династии передал тогда еще деревню Всегодичи в дар Троице-Сергиеву монастырю и его игумену Авраамию. В ту пору деревня Всегодичи входила в состав Стародубо-Ряполовского стана бывшего Стародубского княжества, а позже - старого дореформенного Владимирского уезда.
Очевидно, что в ХIII-ХV веках вся всегодическая округа находилась в составе Стародубского княжества, и деревня Всегодичи отошла в удел третьему сыну героя Куликовской битвы князя Андрея Федоровича Стародубского - князю Ивану Андреевичу Нагавице-Ряполовскому. Второй сын Ивана Андреевича князь Семен Иванович по прозванию Хрипун и передал Всегодичи Троице-Сергиеву монастырю.
Князь Семен Хрипун Ряполовский более 35 лет служил великим князьям Московским Василию II и Ивану III, был боярином, воеводой во многих походах и наместником в разных городах. Около 1470 года великий князь назначил его наместником в Суздаль. Видимо тогда князь Семен и написал «данную, тарханную и несудимую» грамоту на деревню Всегодичи. Потомки князя Семена позже стали писаться князьями Хилковыми, их род продолжается до сих пор, в том числе и в России.
Однако пожалование Всегодичей Семена Хрипуна Ряполовского Троице-Сергиеву монастырю позже было отменено. Возможно, это было связано с опалой на представителей этого рода в 1497 году, как состоявших в окружении Дмитрия-внука - великого князя Дмитрия Ивановича, сына Ивана Ивановича Молодого, старшего сына Ивана III. В первой половине следующего XVI столетия Всегодичи, уже ставшие к тому времени селом (там была построена деревянная церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы), оказались вотчиной князей Гундоровых - тоже потомков стародубской княжеской династии, но по линии князей Палецких.
В 1558 году князь Федор Андреевич Гундоров передал своим племянникам князьям Никите и Силе Григорьевичам Гундоровым свои вотчины, в том числе и село Всегодичи. А в мае 1566 года царь Иван Грозный выменял села Всегодичи Юрьевское и Залесье у князей Никиты и Силы Гундоровых. Вместо этих сёл, которые перешли к государю, братья получили селения Антилохово, Меховимцы и Зименки - эти населенные пункты прежде входили в Ковровский уезд, а два первых находятся в Савинском районе (там же находилось и не существующее ныне село Егорий), а Зименки состоит в Шуйском районе Ивановской области. Таким образом, с 1566-го года Всегодичи стали государевым дворцовым селением до 1917 года.

Село Большие Всегодичи в XVII столетии находилось в ведении Приказа сытного дворца, занимавшегося обеспечением царского двора продовольственными и хозяйственными припасами. Управление Всегодической дворцовой волостью осуществляли стряпчие Приказа сытного дворца. Из них известны Богдан Десятов, Григорий Дуров и Григорий Иванович Ушаков.
Состоявшее под началом стряпчих хозяйство было весьма обширным. По данным 1647 года имелось «в селе Всегодичах больших и малых и в присельце Юрьевском с деревнями 777 дворов крестьянских, в них 1765 человек, 65 дворов бобылей, в них 83 человека, да в селе ж Всегодичах 2 двора полников с 4 человеками».
Помимо обычных крестьянских работ и повинностей, по царскому указу жители Всегодичей не раз выполняли разные повинности по ремонту и строению дорог, мостов и крепостей. Так, в 1657 году из села Всегодичи бралась рабочая сила для возведения каменных башен и устройства земляного города Ярополча на Мининой горе в Вязниковской слободе.

Большие Всегодичи прежде являлись центром местной торговли. Еще при перечислении церковных угодий в 1703 году там упоминается «лавочное место», принадлежавшее храму. Это служит доказательством наличия постоянного торга в селе уже в то время.

По другому указу Петра I от 29 мая 1719 года Всегодическая дворцовая волость Ерополческого стана вошла во Владимирский уезд (см. Ерополческий стан и волость) Владимирской провинции Московской губернии.
Большие Всегодичи всегда считались селом крупным, центром не только для находящихся вблизи деревень, но и соседних сел. В 1778 году после образования Ковровского уезда, куда Большие Всегодичи были перечислены из старого Владимирского уезда, население этого села значительно превышало число жителей в новом уездном городе Коврове. Однако потом именно в Ковров стали постепенно переселяться большевсегодические крестьяне, в результате к середине XIX века население села постепенно стало сокращаться.
В описании Ковровского уезда 1784 года говорится о еженедельных базарах, проводимых в Больших Всегодичах по понедельникам. В середине XIX столетия такие базары проводились в селе по четвергам.
Об эпидемии в селе с 19 июля по 22 августа 1848 г.
Тихонравов Виктор Федорович


Грозной бурей пронеслась
Люта язва над селом;
Низвергала разразясь
Все она в пути своем.
Крепость сил ничто пред нею;
Старость, юность ни по чем;
Тотчас срежет, как косою.
Иль сразит, как бы мечем.
В один месяц много пало
От ее свирепства жертв:
Протопопши здесь не стало;
Пономарь мой с сыном мертв.
И поник Петр величавый,
Часто слезы на глазах;
Знать жена дороже славы.
А он — редко был в бедах!
Вшед он к Уводи на злачный
Брег не знал, что есть напасть;
Лез вперед всегда удачно;
Его тешила лишь власть!..
Средь честей всех достиженья
Повернулись колеса;
Средь имений полученья
После тестя — небеса
Медовым дождем престави
Капать на его весь дом...
В 1811 году мужское население Больших Всегодич составляло 377 человек, а общее население превышало около 800 крестьян. В 1836 году общее число жителей составляло 1002 человека. В 1842 году сельское население увеличилось до 1010 человек и, похоже, это был исторический максимум. К 1850 году там насчитывалось 945 жителей. В селе помимо храма имелись Всегодический удельный приказ, сельское училище, два каменных питейных дома, 4 ветряных мельницы и кузница. В 1859 году в Больших Всегодичах проживало 944 человека, это был третий по численности населенный пункт Ковровского уезда (в Коврове насчитывалось 2377 жителей, в селе Лежнево - 2108).
В 1866 г. после покушения народовольца Дмитрия Каракозова на императора Александра II всегодические крестьяне составили и отправили владимирскому губернатору генерал-лейтенанту В.Н. Струкову приговор волостного съезда, в котором выражали радость по поводу поимки злоумышленника и спасения царя, а также обязались украсить икону-покровительницу царского дома Романовых в честь Феодоровской Божией Матери. Крестьянское послание дошло до Александра II, и в середине августа гою же года пришел ответ: «Государь Император Высочайше повелеть изволил благодарить крестьян Всегодической волости и членов волостного правления за выражение верноподданнических чувств и за пожертвования на украшение икон».
«Земский начальник 3-го участка - от. мичман Сергей Алексеевич Вырубов. В состав участка входит волости — Всегодичская, Егорьевская, Милюковская, Быковская, Житковская, Зименковская.
Всегодическое Волостное Правление (Почт. адр. г. Ковров).
Волостной старшина - кр. Ефим Филиппович Кудряков. Писарь - Кузьма Артемьевич Нестеров.
Волостной Суд. Председатель - кр. Александр Григорьевич Носков. Судьи: кр. Василий Осипович Залипаев; Василий Захарович Чунаев; Александр Якимович Докторов» (Список служащих всех ведомств Владимирской губернии. 1891).
В 1895-м г. в Больших Всегодичах насчитывалось 866 жителей, из которых 230 человек, то есть больше чем каждый четвертый, работали на стороне, в том числе в городе Коврове. По первой Всероссийской переписи населения 1897 года в селе оставалось уже лишь 727 жителей, и в Ковровском уезде оно уже находилось на десятом месте по численности населения, уступая даже деревням Бельково и Клюшниково. И даже в 1923 году, когда сельское население почти повсеместно вновь временно возросло из-за возвращения части бывших переселенцев из голодных городов на более благополучную в ту пору малую родину, в Больших Всегодичах насчитывалось лишь 711 жителей.
В XIX веке Большие Всегодичи являлись «средоточием лесной торговли уезда», но к концу того же столетия данный промысел пришел в полный упадок, так как леса почти во всей Всегодической округе оказались вырубленными, а в реке Уводь пропало былое изобилие рыбы. Другим старинным промыслом крестьян Больших Всегодичей и всей дической волости было занятие портняжничеством. Именно своим «стеголицким» портным Большие Всегодичи были обязаны своим вторым названием Большие Стеголицы, которое употреблялось (в том числе на географических и административных картах) во второй половине XIX - начале XX веков. По замечанию одного из ковровских чиновников XIX столетия, местные жители подчас даже забывали официальное название Всегодичи, в разговоре именуют село Стеголицами. Даже на карте Ковровского уезда, составленной в 1900 году, указано: «Большие Всегодичи, Стеголицы тож».

Лучшим источником по истории портновского ремесла во Всегодической волости является 3-й выпуск 7-го тома «Материалов для оценки земель Владимире кой губернии», вышедший в 1901 году во Владимире и специально посвященным промыслам крестьянского населения. Во Всегодической волости портняжничество фигурировало «в качестве главного и единственного промысла после земледелия». Портные всегда делились на «хозяйчиков», наемных работников и учеником, Среди «хозяйчиков» в свой черед выделялись наиболее удачливые, которые приспосабливались к конкуренции со стороны городских швейных мастерских и сами открывали подобные заведения в городе. В конце XIX - начале XXвеков город притягивал к себе не только оборотистых коммерсантов, но и стремящихся ни фабрики крестьян, которые могли заработать там больше, чем получали бы, занимаясь своими исконными крестьянскими промыслами. Все это и стало причиной, по которой население Больших Всегодичей стало постепенно сокращаться. Своих же фабрик в селе не возникало, потому что оно, в отличие от многих других сел Ковровского уезда, относилось к удельному ведомству.

Уводь пересекает три большие тракта: …3) из Коврова в Шую, близ с. Всегодища. Уводь замечательна еще по находящимся на берегах ее фабрикам и заводам в с. с. Иванове и Кохме; славится своею водою, удобною для разведения красок, на ситцевые фабрики, имеет на берегах множество водяных мельниц, а не далеко от устья, у с. Б. Всегодищи,— лесную пристань, откуда лес сплавляется на Вязниковскую и Шуйскую пристани (см. Реки Владимирской губернии впадающие в Клязьму).
Главные пункты сбыта лесных материалов во Владимирской губернии вообще, большей частью, составляют города и в особенности те из них, которые находятся при реках судоходных, а также и некоторые торговые и богатые села, как-то: Иваново, Кохма, Васильевское и Большие Всегодищи (см. Сельское хозяйство Владимирской губернии во второй пол. XIX в.). В Ковровском уезде торговля лесом производится в удельном селе Больших Всегодищах, по большей части, сухопутно гужом, в зимнее время по проселочным дорогам, а иногда отправляются в г. Шую дрова и на барках по реке Тезе.

По официальным данным Владимирской казенной палаты 1901 года, в Больших Всегодичах торговали сразу 7 лавок. Жена запасного ефрейтора Анастасия Афанасьевна Пояркова держала бакалейную и мучную лавку с годовым оборотом в 4 тысячи рублей. Такую же лавку, но уже с оборотом в 6000 рублей имела местная крестьянская вдова Александра Анисимовна Пескова. Причем там торговала не только сама владелица, но и специально нанятый приказчик. Более скромная лавка с бакалейной и мучной торговлей принадлежала крестьянской вдове села Большие Всегодичи Марии Васильевне Шашковой с оборотом всего в 1000 рублей. Среди ассортимента этой лавки были чай, сахар, мука, а также крючки и пуговицы. Четвертая сельская лавка с годовым оборотом к 4000 рублей принадлежала ковровскому купцу 2-й гильдии Михаилу Ефимовичу Гусеву, а заведовал ею крестьянин Больших Всегодичей Дмитрий Иванович Сырочкин - он получал жалованье в 120 рублей в год. Пятой по счету лавкой по торговле маслом и керосином, расположенной на Базарной площади, владел крестьянин приходской деревни Шеплово Василий Егорович Воснедин. Оборот этой лавочки достигал всего лишь 500 рублей в год. Одной из самых крупных большевсегодических лавок была шестая по счету, принадлежавшая крестьянину Больших Всегодич Семену Алексеевичу Шашкову. Годовой оборот этой лавки, торговавшей мукой и бакалеей, достигал 7500 рублей. При этом торговом заведении имелся отдельный склад, а помимо хозяина торговал и нанятый работник. Наконец, седьмая лавка с бакалейной и мучной торговлей принадлежала небезызвестному крестьянину-предпринимателю и меценату Сергею Леонтьевичу Петрову. Ею заведовал сын владельца Федор Петров, а оборот достигал 7000 рублей в год.


«Петров Сергей Леонтьевич 1832-11.05.1916. Меценат с. Б. Всегодичи»

Кроме этих лавок в Больших Всегодичах в то же время имелось трактирное заведение «с продажей крепких напитков и горячего чаю», которое держал крестьянин Больших Всегодич Панкрат Фролович Додурин. Заведовал трактиром сын хозяина Семен, в трактире имелось три комнаты, там работал один половой (официант), а годовой оборот достигал 9000 рублей.
Нельзя не отметить, что в истории Больших Всегодич известны не только лавочники и священники, не и весьма необычные персонажи, порой весьма своеобразные. Например «заплечной мастер Гнищев», живший в этом селе в 1710-е годы, это был штатный палач при волостном правлении для проведения экзекуций над крестьянами - по большей части при «выбивании» с них всевозможных податей. А в 1780-е годы в Больших Всегодичах проживал отставной стремянный конюх Лев Федорович Вишняков - человек, прежде заведовавший государевым конным двором, расположенным в селе, где подбирали и выращивали лошадей для царских конюшен. Среди многих селян, заслуживающих упоминания, можно вспомнить и отставного унтер-офицера из большевсегодических крестьян Нестора Филиппова, который весной 1870 года спас двух малолетних детей, тонувших в реке Уводь, и получил персональную благодарность владимирского губернатора.

«Содержатся лошади специально для разъездов медицинского персонала: в с. Санникове 3 лош. по 250-750 руб., в Всегодичах 2 лош. по 200-400 руб., в Ряхове 3 лош. по 225-675 руб., в Хотимле 3 лош. по 200-600 руб.» (Доклады Ковровской Уездной Земской Управы 49-му очередному Уездному Земскому Собранию 1914 года).

Село Большие Всегодичи являлось центром Всегодической волости. Она вместе с соседней Егорьевской была удельной, то есть находилась в ведении Министерства Императорского Двора и уделов, то есть считалась имением царствующей фамилии Романовых. В Больших Всегодичах находилась удельная контора управляющего этим обширным имением. Последним начальником этой конторы и фактическим хозяином обширных Всегодической и Егорьевской волостей был статский советник Александр Александрович Бандысик. Он управлял Ковровским удельным имением с 1899 по 1917 гг., а скончался уже в 1922 году в Коврове, когда все удельные владения уже оказались национализированы.

Во время ВОВ у Всегодичей был построен военный аэродром (см. Аэродром у Всегодичей). 39 жителей Больших Всегодичей не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны. Среди них военный летчик Александр Москвичев, погибший в самом начале войны под Смоленском; младший лейтенант Николай Петров и старший лейтенант Виктор Никифоров, павшие в июле 1944-го при освобождении Латвии; рядовой Сергей Гаврилович Герасимовский, павший под Дрезденом и победном мае 45-го.
В 1920 году организованы производственные ячейки: при заводе № 2, ж. д. мастерских, завод Малеева-Кангина и в Сергеихе — К. Либкнехта. Кроме того организованы раньше ячейки: Свердлова и деревенская ячейка в селе Большие Всегодичи.

Новейшая история села Большие Всегодичи неотделима от истории соседнего поселка Гигант. Поселок Гигант всего лишь в километре восточнее села, возник при одноименном животноводческом совхозе мясо-молочного направления, образованном в 1931 году в качестве пригородного хозяйства крупнейшего ковровского оборонного предприятия Инструментального завода №2 (нынешнего имени В.А. Дегтярева). Новый совхоз получил сельхозугодья общей площадью и 6599 гектаров и объединил сразу 17 сельских населенных пунктов. Постепенно совхоз оказался самостоятельным сельхозпредприятием - крупнейшим в Ковровском районе.
В самих Больших Всегодичах первоначально имелся свой колхоз имени Вячеслава Михайловича Молотова - одного из «железных» сталинских наркомов, долгое время возглавлявшего Наркомат и Министерство иностранных дел. Этот колхоз просуществовал до конца 1950-х гг., но потом в рамках повсеместною укрупнения сельхозпредприятий был присоединен к совхозу «Гигант».
Сегодня Большие Всегодичи и Гигант, несмотря на отток населения в последние десятилетия, прежде всего, молодежи, по-прежнему являются одними из крупнейших населенных пунктов Ковровской округи. Однако совхоз «Гигант», в конце концов, фактически прекратил свое существование. Его последним по времени преемником оказалось ООО «Белые росы», обанкротившееся несколько лет назад. Теперь основными предприятиями в селе и поселке являются лесопилки и небольшие частные предприятия по производству дверей, а сельхозпроизводство сократилось до очень небольших объемов.

Численность населения в 2010 году – 88 муж. и 94 жен., всего 182 чел. входит в состав Малыгинского сельского поселения.


Дома в с. Большие Всегодичи

Памятник жителям села, погибшим в ВОВ

Администрация Малыгинского сельского поселения Ковровского района Владимирской области. Ул. Центральная, д. 66а.

Всегодичский приход

Иерей Устин Порфирьев (или Перфильев) упоминается 13 сентября 1558 года в деловой грамоте князя Федора Андреевича Гундорова: «поп Устин Перфирьев сын пречистенской». Известно, что этот батюшка был духовником князя Федора Андреевича Гундорова. В 1563/1564 году он подписал в качестве послуха (свидетеля) грамоту князя Федора Андреевича Гундорова, пожаловавшему архимандриту Спасо-Евфимиева монастыря Авраамию несколько деревень в Суздальском уезде.
Церковь в селе исстари существует в честь Успения Божией Матери; первые исторические о ней сведения находим в окладных патриаршего казенного приказа книгах, в которых под 186 (1628) годом она записана так: „церковь Успение Пречистыя Богородицы в государевом дворцовом селе Всегодпчах дани рубль двадцать один алтын три денги“. Будучи сравнительно с другими приходскими церквами богатой, Успенская церковь имела от патриарха несудимую грамоту, за что платила в патриарший приказ двойную дань; в указанных патриарших книгах под 143 (1635) годом записано: „143 г. пишется в числе грамотников: церковь Успение Пречистые Богородицы в государево дворцовом селе Всегодичах дани по грамоте вдвое — три рубли десять алтын две денги десятильничих и заезда два алтына". В 164 (1656) году по новому дозору с Успенской церкви положено „дани 5 руб. 18 алтын с денгою заезда гривна"; в 1719 году церковь платила дани уже „5 р. 31 алт. 3 ден., казенных пошлин 5 алт. 4 ден., всего данных и пошлин 6 р. 3 алт. 3 ден.“; а в 1746 году платила дани 5 руб. 94 ½ коп.
В ту пору в храме Больших Всегодич служил священник Никита Михайлов, упоминаемый в документах с 1637 по 1648 гг. За батюшкой была записана церковная земля, а на ней «бобылей 13 дворов, а в них людей тож, а кормятся бобыли от церкви Божий». Эти «бобыли» и работали на церковь, попа Никиту и со стоявших при том же храме дьячка, пономаря и просвирницу. К середине XVII века во Всегодичах служили уже три священника. В то время настоятелем церкви был протопоп о. Сергий, а вместе с ним служили священники Никита Михайлов и о. Памфил.

В патриарших книгах имеются некоторые сведения о состоянии причта и прихода при Успенской церкви во второй половине XVII и в начале XVIII столетий; так, в 161 (1653) году при церкви причт составляли: „поп, дьячек и пономарь", а в приходе было: „2 дв. государевых, крестьянских 294 дв. и бобыльских 64 дв.“; на содержание причта имелось: „пашни церковные паханые и перелогом на пустоши Бабушкине середния земли 18 чети в поле, а в дву по тому ж сена 15 копен, лесу 3 десятины". В 1675 г. упоминается батюшка Петр Григорьев.
В 1703 году при церкви значится „два попа, диакон и пономарь"; а на содержание их показано: „церковной пахатной земли 56 чети в поле, а в дву по тому ж, сена 930 конец, лесных угодий 5 дес., да сток рыбных ловель, да в селе Всегодичах лавочное место"; приход же состоял из 608 дворов; а с 1705 по 1719 год причт состоял уже из „трех попов, диакона, дьячка и пономаря". После смерти священника Никиты Григорьева в 1697 году при этом храме стало вместе со вновь назначенными сразу три иерея: Федор Алексеев (О. Феодор был зятем священника Никиты Григорьева и во Всегодичи попал из льячков Димитриевской церкви села Осипово), Иван Иванов (Священник Иоанн Иванов унаследовал место служения от родителя о. Иоанна Дмитриева.) и Иван Степанов (Священник Иоанн Степанов первоначально служил в соседнем дворцовом селе Егорий за Вазалью, которое некогда являлось приселком к Всегодичам.). И они никак не могли поделить между собой полагающиеся им доходы от храма.
Что же касается прихода, то к 1719 году он весьма много сократился и из 608 приходских дворов, по показанию бывшего диакона Тихона, осталось лишь 158 дворов; такое сокращение прихода произошло, по объяснению того же диакона Тихона, вследствие того что „многие приходские люди от податей разбрелись в разные городы, а иные взяты в солдаты и в каменщики и в работники, а дворов со 100 и больше выведены указом царского величества на вечное житье на Битюг и в Санктпитербург". Если с Петербургом все более-менее ясно, то про Битюг сегодня наши современники знают куда меньше. Битюг - это левый приток Дона под Воронежем, где Петр I строил корабли для Азовской флотилии. В ноябре 1699 года царь издал указ, по которому надлежало переселить дворцовых крестьян центральных и северных уездов России. Это принудительное переселение началось в 1701 году и привело к гибели тысяч мужчин, женщин, детей, не выдержавших трудностей далекого пути, не приспособленных к совершенно новым для них климатическим и природным условиям. С уменьшением прихода, естественно, уменьшилось и содержание причта; поэтому вышеупомянутый диакон Тихон в 1719 году подавал в патриарший приказ прошение о том, чтобы при церкви должность третьего попа была упразднена, так как ему — диакону при трех попах и с малыми детишками жить не на что". Было ли удовлетворено это прошение диакона, — неизвестно.

В начале XVIII столетия, кроме Успенской церкви, в селе существовала другая деревянная церковь с престолом в честь Святителя и Чудотворца Николая; время первоначального построения ее неизвестно.
В 1727 году февраля 7, по прошению Успенской церкви попа Феодора с прихожанами, дан был из Св. Синода указ о строении в селе новой деревянной церкви в честь Успения Божией Матери, вместо бывшей обветшавшей; церковь эта была построена и освящена в следующем 1728 году.

Будущий Владыка Геннадий, в миру Григорий Драницын, родился в семье причетника удельного села Большие Всегодичи Владимирского (с 1778 г. – Ковровского) уезда. Епископ Суздальский и Юрьевский Геннадий II занимал Суздальскую кафедру в 1761-1775 гг. Скончался знаменитый большевсегодический уроженец 11 апреля 1775 года в Москве и был погребен в Богородице-Рождественском соборе города Суздаля.

Обе деревянные церкви — Успенская и Николаевская — стояли в селе до 1767 года; а в этом году Николаевская церковь за ветхостью была упразднена и на ее месте, при тамошних священниках Андрее Ястребове и Иване Скорове, по благословению преосвящ. Павла, епископа Владимирского и Муромского, усердием прихожан положено было основание каменной церкви в честь Успения Божией Матери с теплым приделом во имя Святителя и Чудотворца Николая. Теплый придел окончен строением и освящен в 1772 году; а холодный Успенский престол освящен в 1777 году. В 1792 году, по благословению преосвящ. Виктора, епископа Суздальского и Владимирского, прихожане в теплой церкви построили другой придел с престолом в честь св. пророка Илии. Колокольня при церкви и ограда каменные.
Престольных праздников в Больших Всегодичах справлялось (и справляется) четыре. С учетом приведения дат по старому стилю это были: 9 мая - в честь перенесения мощей Николая Чудотворца («Никола вешний»), 20 июля - Ильин день, 15 августа — главный «престол» Успение Пресвятой Богородицы, 6 декабря — память преставления Николая Чудотворца («Никола зимний»).
При иереях благочинном Иоанне Никитине, Стефане Иванове, Андрее Афанасьевиче Ястребове и его сыне Василии в Больших Всегодичах велось строительство каменного храма.
Василий Андреевич Ястребов первым из всегодических священников окончил открывшуюся в середине XVIII века Суздальскую духовную семинарию и получил специальное образование. Высокообразованный по сельским меркам батюшка, о. Василий уже в 35 лет имел сан протопопа (протоиерея). Прослужил он во Всегодичах 50 лет, до 1832 г.
В 1798 г. престарелый священник Стефан Иванов выбыл та штат, а на его место назначили выпускника Суздальской семинарии сына диакона села Спасское-Рожново Суздальского уезда Михаила Николаевича Спасского, который женился на дочери о. Стефана Ксении. Служба о. Михаила во Всегодичах продолжалась 16 лет. В 1814 г. он скончался в возрасте 37-ми лет. На его место из села Филяндино Ковровского уезда был переведен о. Иоанн Степанов. В Больших Всегодичах в то время служил его брат иерей Григорий Степанов. Родились они в семье диакона соседнего с Всегодичами села ІІлесец (нынешнее Малышево) Степана Семенова. Старший из братьев Иоанн более 30 лет настоятельствовал в храме Филяндина. к 1810 г. он занял должность благочинного. Во Всегодичах о. Иоанн служил до 1832 г., после чего был уволен за штат. О Григории Степановиче известно, что он закончил Владимирскую духовную семинарию, с 1802 по 1819 гг. служил в Успенской церкви, а 29 ноября 1819 г. скончался в возрасте 42 лет.
В 1819 г. епископ Владимирский и Суздальский Ксенофонт рукоположил Виктора Тихонравова во священника в село Большие Всегодичи. С 1823 по 1839 гг. В. Ф. Тихонравов, помимо пастырских обязанностей, был учителем во Всегодическом приходском училище, а потом преподавал там же Закон Божий. В 1854 г. в возрасте 58 лет В. Ф. Тихонравов скончался в Больших Всегодичах и там же был похоронен.
Петр Герасимович Уводский начал служить во Всегодичах с 1832 г. Родился он в семье диакона села Усолье Ковровского уезда Герасима Герасимова. После окончания Владимирской духовной семинарии в 1812 г. о. Петр служил в селе Черсево Меленковского уезда, а затем в Троицком храме села Карачарово Муромского уезда. Место настоятеля Успенской церкви села Большие Всегодичи и благочинного округа П. Г. Уводский занял после своего дяди о. Иоанна Степанова, который в 1832 г. выбыл за штат. Служба о. Петра в Успенском храме продолжалась до 1850 г., после чего он стал настоятелем Христорождественского собора г. Коврова. За время служения во Всегодичах протоиерей Уводский был награжден набедренником и скуфьею, неоднократно получал признательности от епархиального начальства за ревностное содействие к усилению приношений в пользу бедных духовного звания и за благолепие сельского храма. Петр Герасимович Уводский имел трех детей, которые были хорошо известны во Владимирской епархии. Старший сын Василий в 1834 г. окончил Владимирскую духовную семинарию, после чего служил учителем Шуйского духовного училища. В 1838 г. Василий Петрович был рукоположен во священника к Христорождественскому собору г. Александрова, а в 1867 г. удостоен сана протоиерея. Брат Василия Петровича Николай Уводский также в 1837 г. окончил семинарию, а затем Киевскую духовную академию со званием магистра богословия. В 1841 г. сын всегодического священника был назначен профессором Волынской семинарии по библейской и церковной истории, в 1852 г. — ректором Дерманских духовных училищ, а в 1861 г. — инспектором Волынской семинарии и преподавателем собеседования, пастырского и обличительного богословия. Служба Николая Петровича Уводского продолжалась до 1873 г. Скончался Н.П. Уводский 20 октября 1900 г. Николай Петрович являлся автором многих статей, опубликованных в Волынских епархиальных ведомостях. Несколько из них посвящены истории Волынской епархии и ее архиереям. Единственная дочь всегодического священника П.Г. Уводского Серафима унаследовала место отца в Ковровском Христорождественской соборе и вышла замуж за Алексея Григорьевича Радугина, ставшего со временем протоиереем Ковровского собора.
Третьим священником, служившим в Успенском храме в первой половине XIX века, был Иван Васильевич Ястребов. Он принадлежал к коренному всегодичесмому роду. Священниками Успенской церкви были и его дед, и отец. Иван Васильевич в 1814 г. окончил Владимирскую семинарию, затем девять лет служил священником в селе Филяндино Ковровского уезда, а с 1823 г. — в Успенской церкви Больших Всегодич. Служа иереем во Всегодичах, о. Иоанн Ястребов также состоял ведомственным депутатом окружных съездов духовенства. На своей исторической родине И.В. Ястребов прослужил до 1850 г., после чего выбыл за штат. Скончался он 1 января 1857 г. от простуды. Из восьмерых детей Ивана Васильевича Ястребова два сына, Михаил и Виктор, продолжили служение отца по духовному ведомству. Оба они закончили Владимирскую семинарию, после чего Михаил служил диаконом в Шуйской Троицкой церкви, а Виктор священником сначала в селе Тумаково Ковровского уезда, а затем в селе Юрчаково Шуйского уезда.
В 1820-1851 гг. дьячком всегодической Успенской церкви был Андрей Семенович Аркадский. На его дочери Марфе Андреевне Аркадской (р. 1837) женился пономарь этого же храма Василий Иванович Нарбеков (занял пономарское место 21 мая 1851 г.). У В.И. Нарбекова родился сын - Нарбеков Василий Васильевич (1855-1890), ставший преподавателем Владимирского епархиального женского училища.
Василий Андреевич Казанский родился 30 марта 1828 г. в семье протоиерея Переяславского Успенского собора Андрея Павловича Казанского. После Переславского духовного училища окончил в 1850 г. Владимирскую семинарию по первому разряду со званием студента. Был учителем Архиерейских певчих по разным наукам. В 1853 г. был рукоположен во священника с. Большие Всегодичи, заняв место тестя Виктора Фёдоровича Тихонравова. Служил вместе с Ф. И. Сокольским в Успенской церкви в течение 40 лет (с 1853 по 1893 гг.). О. Василий был женат на дочери священника Виктора Федоровича Тихонравова Трифене. В 1854 г. стал учителем нотного церковного пения в местном приходском училище. С 1856 г. - протоиерей. В 1859-1865 гг. и 1870-1872 гг. В.А. Казанский, как и о. Феодор Сокольский, обучал крестьянских девочек своего прихода у себя дома. 15 лет был благочинным округа (1864-1879 гг.), 13 лет депутатом съездов духовенства и не раз председателем съезда. В 1877 г. был удостоен ордена св. Анны III ст. Занимался общественной и благотворительной деятельностью. В течение 13 лет, с 1867 по 1880 гг., протоиерей Казанский избирался уполномоченным на училищные епархиальные съезды от Шуйского духовно-училищного округа. Кроме этого, он неоднократно являлся делопроизводителем и председателем на Шуйских духовно-училищных съездах, а в январе 1877 г. председательствовал на Владимирском общеепархиальном съезде. За сбор пожертвований на нужды армии в Русско-Турецкую войну 1877-78 гг. получил в 1879 г. Знак Красного Креста от «Общества попечения о раненых и больных воинах». Был сотрудником духовного попечительства о бедных духовного звания, являлся катехизатором и действительным членом православного миссионерского общества, возглавлял ковровские уездные комиссии по обеспечению быта православного духовенства. Пользовался любовью и уважением прихожан, даже выйдя за штат в 1893 г., передав свое место зятю Василию Алексеевичу Быстровзорову, женившемуся на его дочери Анне. Скончался Василий Андреевич Казанский 24 октября 1903 г. в возрасте 75 лет и был погребен при Успенской церкви.

В 1850 г. в составе причта Успенской церкви села Большие Всегодичи произошли изменения. Было упразднено одно место священника, а вместе с ним и относящиеся к его ведению места диакона, дьячка и пономаря. Можно предположить, что это стало следствием эпидемии холеры 1848 года и связанное с ней уменьшение крестьянских дворов в приходе.
Дольше всех священствовал в Больших Всегодичах Федор Иванович Сокольский - почти полвека с 1850 по 1898 гг. Родился в 1823 г. в семье дьячка села Голенишево Юрьевского уезда. После окончания в 1844 г. Владимирской духовной семинарии он три года служил учителем и наставником Загорского сельского училища Юрьевского уезда, а затем был рукоположен во священника к Успенскому храму Больших Всегодич. Как и другие священники, он продолжал заниматься преподавательской деятельностью: с 1859 по 1872 гг. о. Феодор был учителем и законоучителем крестьянских девочек своего прихода, которых обучал в своем доме; одновременно он преподавал Закон Божий в ротных школах Рижского пехотного полка, который был в то время расквартирован во Всегодической волости, а с 1868 г. преподавал Закон Божий во Всегодическом приходском училище. За «особенное ревностное и внимательное прохождение должности законоучителя» Федор Иванович Сокольский неоднократно удостаивался благодарностей епархиального начальства и Ковровского Училищного Совета, а в 1874 г. получил 15 рублей в награду от Ковровской земской управы за обучение крестьянских детей. О. Феодор был женат на дочери священника Ивана Васильевича Ястребова Александре. За время своего служения о. Феодор также исполнял обязанности катехизатора, в 1873-1876 гг. духовенство округа избирало Ф.И. Сокольского депутатом на епархиальные съезды, а в 1893 г. он стал духовником округа Федор Иванович Сокольский почти за 50-летнюю службу был отмечен многими наградами, включая золотой наперсный крест от Священного Синода В 1898 г. престарелый о. Феодор Сокольский вышел за штат, передав служение во Всегодичах своему зятю священнику Николаю Лавровичу Лобцову, женившемуся на его дочери Елизавете. Скончался Федор Иванович Сокольский 26 февраля 1901 г. в возрасте 77 лет и был погребен при Успенском храме села Большие Всегодичи. О. Феодор Сокольский имел двух сыновей и трех дочерей. Анна Федоровна Сокольская была в замужестве за секретарем Шуйской уездной земской управы личным дворянином Григорием Ивановичем Парвицким, а Мария Федоровна — за учителем Ковровской двухклассной церковно-приходской школы при железнодорожных мастерских, а затем священником села Спасское Переяславского уезда Леонидом Васильевичем Смирновым. Из сыновей о. Феодора старший Иван служил по духовному ведомству, а младший Евгений избрал медицинскую карьеру. Иван Федорович Сокольский окончил в 1882 г. Владимирскую духовную семинарию. Прослужив два года учителем в родном селе, он был рукоположен во священника и стал настоятелем храма села Шульгине Муромского уезда. Через три года о. Иоанн был переведен в село Лучкино Ковровского уезда, а еще через 12 лет — в село Быково Ковровского уезда, где прослужил более 20 лет. На всех местах своего служения иерей Иоанн Сокольский исполнял также обязанности учителя и законоучителя церковно-приходских школ. Деятельность И.Ф. Сокольского неоднократно отмечалась епархиальным начальством и Св. Синодом. Последней известной наградой иерея стал наперсный крест от Св. Синода, полученный им в 1918 г. Духовное образование получил и брат о. Иоанна Евгений Сокольский, окончивший в 1890 г. Владимирскую семинарию. Свое образование он продолжил в Харьковском ветеринарном институте, после окончания которого служил военным ветеринарным врачом 18-го драгунского полка, а затем старшим ветеринарным врачом Кавалергардского Ее Величества императрицы Марии Федоровны полка.
Анна Васильевна Быстровзорова (ур. Казанская) родилась в с. Большие Всегодичи в 1871 г. Муж: Василий Алексеевич Быстровзоров родился в семье священника с. Георгиевское Гороховецкого уезда Алексея Михайловича Быстровзорова. Учился во Владимирской семинарии. Был псаломщиком в с. Васильевское Шуйского уезда. В 1893 г. после ухода за штат тестя – В.А. Казанского стал священником Успенского храма в с. Большие Всегодичи Ковровского уезда. Служил там до 1927 г., получив ряд наград от епархиального начальства и благодарность от патриарха Тихона в 1918 г. «за благолепие храма и преподавательскую деятельность в местном училище».
Николай Лаврович Лобцов родился в семье священника села Биликино Ковровского уезда Лавра Алексеевича Лобцова. Окончил Владимирскую духовную семинарию, после чего до рукоположения во священнический сан служил псаломщиком в Борисоглебской церкви г. Владимира. Служил иереем во Б. Всегодичах.
В 1920-е гг. и о. Николай, и о. Василий вместе с семьями Советской властью были занесены в списки «лишенцев». Весной 1922 г. Советская власть под предлогом сбора средств для голодающих стала самым настоящим образом грабить храмы. На них накладывалась своего рода контрибуция ценностями, как правило, серебром. С Большсвсегодического храма власти предписали собрать 1 пуд 36 фунтов 61 золотник серебра — почти 31,5 кг. Чтобы уменьшить число серебряной утвари, отбираемой из храма, прихожане собрали почти 35 фунтов серебра царскими монетами и серебряным ломом. Священник В.А. Быстровзоров последний раз упоминается в 1927 г., дальнейших сведений о нем не имеется. О священнике Н.Л. Лобцове известно, что служба его во Всегодичах продолжалась до 1937 г. 20 октября 1937 г. престарелый батюшка, а ему в то время исполнилось 62 года, был арестован как «служитель культа», осужден на 10 лет лишения свободы и погиб в заключении. Политическим репрессиям подвергся и сын священника Владимир Николаевич Лобцов, который родился в 1915 г. в Больших Всегодичах. Военнослужащий В.Н. Лобков был арестован 11 ноября 1943 г. и приговорен к 15 годам лишения свободы. Дальнейшая его судьба неизвестна.


Колокольня церкви Успения Пресвятой Богородицы

Так как высокая колокольня из-за начавшего проседания грунта стала ощутимо кренится на манер знаменитой Пизанской башни, то ее укрепили специальными массивными контрфорсами.
Из священных предметов, имеющихся в холодной церкви, особенное внимание заслуживают по их ценности и древности следующие:
1) из св. икон: а) икона Господа Вседержителя, украшенная серебряной ризою с позолоченным венцом; весу в ризе 14 фунтов; б) икона Успения Божией Матери, в серебряной ризе с одиннадцатью сребропозлащенными венцами; гроб же Божией Матери и покров оного унизаны китайским крупным жемчугом; в) кипарисный крест большого размера, поставленный за правым клиросом, почитаемый прихожанами за чудотворный и, г) плащаница, шитая золотом по алому бархату, в золоченой гробнице; лики изображены живописью, а ризы вышиты золотом;
2) из церковной утвари: а) евангелие печати 1663 года; средник и по углам евангелисты серебряные; б) евангелие печати 1698 года, передняя доска на нем серебряная, в средине ее — изображено Воскресение Христово, а по углам — евангелисты; в) евангелие в переплете алого бархата, длиною в 1 аршин 2 вершка, шириною в 12 вершков, весом 1 пуд 28 фунтов, печатанное в 1759 году на александрийской бумаге; передняя доска его украшена сребропозлащенною ризою, на средине которой изображено Воскресение Христово, а по углам — четыре евангелиста; на евангелии имеется надпись вкладчика, сельского крестьянина, следующего содержания: «1777 года месяца Ноября 26 дня на память Св. Великомученика Георгия приложил я сию святую книгу Евангелие Iисуса Христа в церковь Успения Пресвятыя Б-цы да Николая Чудотворца села больших Всегодич крестьянин Григорий Леонтьев сын Китаев ради душевной пользы и для поминовения моих родителей и меня в вечную память. Аминь». г) напрестольный кипарисный крест в сребропозлащенной ризе с частицами св. мощей следующих 20 угодников Божиих: св. пророка Даниила, ап. Варфоломея, ап. Филиппа, Святителя и Чудотворца Николая, великомученика Антипы, св. чудотворца Тихона, св. чудотворца Спиридона, св. Иоанна Милостивого, св. Пимена Великого, св. Нила Столбенского, св. Антония Римлянина, св. великомученика Меркурия, св. великомученика Прокопия, св. Иоанна Воина, св. благоверного Великого Князя Владимира, св. благоверного Великого Князя Александра Невского, св. Алексия человека Божия, св. первомученицы Феклы, св. великомученицы Марины и св. мученицы Феодосии; на конце рукоятия креста имеется надпись жертвователя: «1691 года Ноября в 20 день пожертвовал сей благословящий крест сытняго дворца стряпчий Григорий Иванов сын Ушаков и приложил в церковь Успения Божией Матери, что в селе больших Всегодичах ради своего и жены и детей здравия и душевнаго спасения и родителей своих в поминовение»; д) ковчег сребропозлащенный, украшенный финифтью и стразами, весом 8 фунтов и, ж) богослужебные сосуды, украшенные финифтью и стразами; весу в них 6 фунтов 25 золотников.


Часовня в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» разрушена в 1938 г.

Новая часовня в честь иконы Пресвятой Богородицы Неопалимая Купина. Построена в 2007 г.


Бывшее здание ризницы Успенского храма.
Сейчас «КРЕСТИЛЬНЯ. Таинство крещения совершается по воскресным дням с 11.00».

Церкви принадлежали следующие здания: каменная ризница, устроенная в 1879 году на западной стороне церкви в бывшей церковной сторожке, в которой проходили внебогослужебные собеседования священников с прихожанами; каменная богадельня; каменная часовня, среди села, издавна построенная прихожанами в честь иконы Божией Матери „Неопалимой Купины" (сейчас на ее месте стоит сельский магазин) и деревянная часовня, близ кладбища, также издавна построенная прихожанами в честь Св. пророка Илии. В первой часовне находился чтимый образ Неопалимой Купины, который, по убеждению селян, ограждал Большие Всегодичи от пожаров, бывших прежде страшным бедствием. От часовни во время случавшихся в селе пожаров неоднократно видимы были спасительные знамения. В первую часовню каждогодно бывает крестный ход в первый воскресный день Петрова поста, а во вторую — 20 июля.
В церкви хранятся документы в целости: копии метрических книг с 1803 года и исповедных записей с 1829 года. Опись церковного имущества составлена в 1875 году и также хранится в церкви.
Земли при церкви: усадебной 2345 квадр. саж., пахотной 76 десятин 242 квадр. сажени, из них до 4 десятин под кустарником и около 4 десятин неудобной к возделыванию, сенокосной 88 десятин 419 квадр. сажен, из коих более 12 десятин под кустарником. План на земли и межевая книга имеются и хранятся в церкви.
Причта по штату положено: два священника, диакон и два псаломщика. — На содержание причт получает: 182 р. процентов с причтового капитала, от сбора хлебом 30 р., от земли 100 р. и за требоисправления 1284 р., а всего в год до 1596 р. Дома причт имеет собственные.
Приход: село и деревни: Крячково, Зубцово, Широково, Шеплово, Ворониха, Швариха, Фролово, Иепино, Солодухино, Авдотьино, Курзаниха и Ямново. Расстоянием от церкви деревни не далее 8 верст. Всех дворов в приходе 419, душ мужского пола 1269 и женского пола 1422 души.
/Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: Вып. 5 и послед.: Шуйский и Ковровский уезды. Вязниковский и Гороховецкий уезды. - 1898. - 505, VII c./

Близ церкви за церковной оградой в 1853 г. усердием дворянина, отставного поручика Петра Гавриловича Гаврилова построена каменная богадельня (женская богадельня), призреваемые, из крестьянского сословия, числом до 15 человек ежегодно, содержатся на проценты с капитала (более 18 тысяч рублей), пожертвованного тем же г. Гавриловым.
«Призрение бедных. Ковровским земством сумм на призрение бедных и престарелых лиц не ассигнуется и не многие из них содержатся на проценты с капитала, пожертвованного частным лицами: в селе Хозникове — купцам Шорыгиными, в селе Большых Всегодичах — поручиком Гавриловым и селе Алексине — купцов Виноградовым.
Богадельнями в селах: Хозникове и Алексине заведуют попечители оных, которые никакого отчета в расходах земству не доставляют и управа в распоряжение их не входит. В селе же Больших Всегодичах, пожертвованный на призреваемых капитал в 8 тысяч рублей находится в ведении земской управы, проценты с которого отпускаются ею попечителю, который в израсходовании их представляет управе ежегодно отчет. В отчетном году на содержание призреваемых было отпущено процентов 340 руб. Более же сих процентов получаемых с капитала, управа не отпускает и попечитель при недостатке сумм употребляет свои. Призреваемых в сей богадельне бывает ежегодно не более 2—3 мужчин и 10—12 женщин» (Журналы Ковровского очередного уездного земского собрания 1885 года).
«В 1866 г. богадельня передана удельным ведомством в ведение Ковровского земства. В 1913 г. призревалось 8 женщин. На содержание богадельни и призреваемых в 1913 г. управой выдано попечителю богадельни С.Л. Петрову процентов с капитала имени П.Г. Гаврилова 312 р. 80 к., а произведено расходов 295 р. 29 к., остальные пошли на погашение перерасходов за 1912 год» (Доклады Ковровской Уездной Земской Управы 49-му очередному Уездному Земскому Собранию 1914 года).

С 1930 г. священники могли служить в Успенской церкви Больших Всегодич только с разрешения Ковровского райисполкома. Так, сохранившийся исторический документ того времени свидетельствует, что «11 мая 1935 г. служителям религиозного культа села Большие Всегодич и разрешено общественным отделом райисполкома хождение с крестом по домам верующих прихода по добровольному приглашению». 18 марта 1937 г. в президиум ковровского райисполкома было направлено ходатайство Ковровского музея об изъятии из Успенской церкви архива и старинных серебряных сосудов, а также большого напрестольного Евангелия в массивном серебряном переплете. Просьбу музейщиков рассмотрел Ковровский райфинотлел, который пришел к заключению, что не будет возражать против изъятия церковной утвари.
В 1930-е гг. упоминаются два священника, служивших в Успенском храме села Большие Всегодичи. Это Алексей Петрович Лебедев и Петр Иоакимович Сперанский. О первом из них известно лишь, что он скончался во Всегодичах 6 июля 1936 г. в возрасте 70-ти лет от паралича.
Последний до 1937 года настоятель большевсегодического храма протоиерей Петр Акимович Сперанский родился в 1870 г. в семье иерея Дмитриевской слободы Муромского уезда Иоакима Ивановича Сперанского. После окончания Владимирской духовной семинарии в 1890 г. Петр Сперанский два года служил псаломщиком в селе Бородино Суздальского уезда, а в 1892 г. был рукоположен во священника к Богородице-Рождественской церкви села Малые Всегодичи Ковровского уезда. Супруга Петра Иоакимовича Раиса Петровна также происходила из духовного сословия: ее отец Петр Никитич Шмелев был настоятелем храма села Ковардицы Муромского уезда. В Малых Всегодичах П.И. Сперанский прослужил около 40 лет. Помимо пастырской деятельности, здесь он в разные года исполнял обязанности учителя арифметики, пения и Закона Божиего местной церковно-приходской школы, а затем и ее заведующего, состоял библиотекарем при Маловсегодическом миссионерском противораскольническом отделении, преподавал Закон Божий в приходской земской школе, которая находилась в деревне Бабиковка. За время своего служения Петр Иоакимович неоднократно удостаивался благодарностей епархиального начальства и Св. Синода, был удостоен сана протоиерея и всевозможных наград, включая наперсный крест от Святейшего Патриарха Тихона, который о. Петр получил в марте 1919 г. Как священник села Большие Вссгодичи протоиерей Петр Сперанский упоминается в 1935-1937 гг. По всей видимости, он заменил предыдущего священника В.А. Быстровзорова. 24 октября 1937 г. протоиерей П. И. Сперанский был арестован органами НКВД. Это произошло через 4 дня после ареста другого всегодического священника — протоиерея Н.Л. Лобцова. Мера наказания для о. Петра Сперанского была аналогична приговору о. Николаю Лобцову — 10 лет лишения свободы. Скорее всего, последние всегодические священники закончили свою жизнь в советских лагерях ГУЛАГа. Вскоре после ареста о. Николая Лобцова и о. Петра Сперанского богослужение в Успенском храме села Большие Всегодичи прекратилось, хотя официально храм и не закрылся.
некоторые из которых представляют значительную художественную ценность, полной сохранности и целости иконостас, богатая церковная библиотека. Особенно отмечалось, что храм Советской властью не закрывался, а практическая деятельность его прекратилась в 1937 г. из-за отсутствия священника. Инициаторами подачи прошения стали жители Больших Всегодич Ефим Васильевич Павлов и Михаил Иванович Слонов. Е. В. Павлов родился в 1870 г., был рабочим, инвалидом 2-й группы, с 1921 по 1937 гг. состоял церковным старостой Успенской церкви. Слонов М. И. родился в 1884 г. в семье крестьян села Большие Всегодичи. Интересно, что при крещении Михаила Слонова его восприемником был церковный староста всегодический крестьянин Егор Матвеевич Герасимовский. Впоследствии, став рабочим, Михаил Иванович уехал жить в город и в родное село возвратился лишь во время Великой Отечественной войны. В 1944 г., после смерти председателя церковного совета, он принял на себя, но избранию церковной общины, обязанности председателя. 14 марта 1945 г. всегодичевцы подали заявление с просьбой об открытии Успенской церкви в Москву - председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Народных Комиссаров Г. В. Карпову. 16 марта они направили повторное «покорнейшее прошение» на имя Дегтярева: «Просим, Василий Алексеевич, похлопочи те об открытии нашей церкви. В области нам обещали разрешить, только зажали в Коврове».
18 марта 1945 г. В.А. Дегтярев направил в адрес Владимирского облисполкома письмо следующего содержания: «Препровождаю, в дополнение к ранее отосланным Вам заявлениям, заявление верующих граждан села Большие Всегодичи об открытии церкви. Убедительно прошу Вас ускорить разбор дела о разрешении открытия церкви. О Вашем решении сообщите мне и подателям». Однако, 30 мартта 1945 г. податели получили официальное письмо из Владимирского облисполкома с отказом на их ходатайство. По всей видимости, когда это решение принималось, чиновники во Владимире еще не получили письмо В.А. Дегтярева, так как на его обращение был получен совершенно иной ответ: «находим возможность поддержать ходатайство». 29 октября 1945 г. Совет по делам РПЦ при CНK СССР постановил «разрешить открыть Успенскую церковь в селе Большие Всегодичи».


Святые ворота церковной ограды

Церковь Успения Пресвятой Богородицы

15 ноября 1945 г. в Больших Всегдичах состоялось общее собрание церковной общины во главе с настоятелем Успенского храма — протоиереем Семеном Дмитриевичем Беляевым, который до этого служил в Троицкой церкви села Горки Камешковского района. Церковным старостой был избран Слонов М.И., а казначеем Павлов Е.В.


Вид с села Малые Всегодичи

До начала 1990-х гг. всегодическая Успенская церковь оставалась единственно действующим храмом в Ковровском районе. За это время здесь служило около 20 священников, краткий список которых приводим ниже:
Беляев С.Д. - с ноября 1945 г. по март 1946 г.; Владимиров П.И. - с марта по август 1946 г., переведен во Владимир; Воронцов В.И. - с августа 1946 г по июль 1950 г., переведен в село Эдемское Камешковского района; Никологорский А.И. - с июля по ноябрь 1950 г., до этого был священником в селе Николополье Гусь-Хрустального района и селе Старые Котлицы Муромского района, переведен в село Второво Камешковского района; Муратов И.Н. — с февраля по май 1951 г., переведем в село Красное Суздальского района, с июля 1954 г. по июнь 1959 г. служил в селе Усолье Камешковского района, после чего уволен за штат; Лебедев М.Т. — с июня 1951 г. по февраль 1953 г., переведен в село Усолье Камешковского района, где служил до июля 1953 г.; Васяев В.И. — с мая по июнь 1953 г., уволен за штат; Сперанский Н.А. - с сентября 1953 г. по апрель 1954 г., переведен в село Красное Суздальского района; Королек С.С. — с мая по август 1954 г., уволен за штат;

Смирнов Константин Петрович (род. 26.02.1890) — с ноября 1954 г. по август 1960 г., уволен за штат, умер 07.09.1960; Зубов Федор Федорович — служил с сентября 1960 г., переведен в село Заколпье Гусь-Хрустального района; Петров И.А. — с сентября 1961 г., скончался 11 октября 1967 г.; Орлов А.К. — с ноября по декабрь 1967 г., переведен в село Лыково; Глазков И.Г. — с января по апрель 1968 г., уволен за штат; Васяев Д.И — с нюня 1968 г. по март 1977 г, уволен за штат; Устинов Борис Ефимович - с мая 1977 г. по февраль 1978 г., уволен за штат; Васильев Валерий Викторович с февраля по ноябрь 1978 г. выбыл за штат; иеромонах Дионисий I (в миру Лобастов Вячеслав Николаевич) с марта 1980 г. по февраль 1983 г. уволен та штат с правом перехода в другую епархию;

игумен (позже архимандрит) Дионисий II (в миру Михайлов Иван Федорович, род. в 1936 г.) с февраля 1983 г. по март 1985 г., переведен в ковровский Христорождественский собор, вновь с декабря 1985 г. по сентябрь 1994 г., умер в 2003 г.; Савчук Ростислав Андреевич с апреля по декабрь 1985 г., переведен в село Давыдово Камешковского района.

Образование

Всегодическое училище, Всегодической волости, в селе Больших-Всегодичах основано удельным ведомством на счет общества в 1838 г. Ближайшие училища: Малышевское в 5 вер., Ковровские — 7 вер., Антилоховское — 10 вер. и Егорьевское — 12 вер.

В начале XX века обучение в училище стало раздельным. Мальчики учились в земском училище, а девочки - в начальной школе. Попечителями школы состояли местные состоятельные крестьяне. Например, в начале ХХ столетия ими были Петр Васильевич Кучин и Сергей Леонтьевич Петров, а с 1907 года - ковровский земский врач Василий Иванович Дуброво. Крестьянское общество ежегодно расходовало на содержание училища около 145 рублей, а уездное земство выделяло для этого 520 рублей в год.
Старое деревянное здание, в котором размещалось «народное училище», имело серьезные недостатки для того, чтобы и дальше использовать его в качестве школы. Об этом санитарный врач А.В. Попов докладывал в 1908 году Ковровскому врачебному совету: «Всегодическая школа низка, потолок сбит неплотно, вентиляция недостаточна, раздевальня мала и бес освещения, квартира учителя тесна, без печи и отделена от раздевальни не доходящей до потолка перегородкой». Требовалось новое здание для школы, и его выстроил на свои средства Сергей Леонтьевич Петров (в память о своей покойной супруге Натальи Федоровны, скончавшейся 17 декабря 1907 г.), занимавшийся торговлей и разработкой известняка на «Великовских горах». Это здание, хотя и перестроенное, сохранилось в Больших Всегодичах до сих пор, и там по-прежнему размещается сельская школа. Скончался С.Л. Петров 11 мая 1916 г. в возрасте 82-х лет и был погребен в церковной ограде Большевсегодического храма, сразу за входом. До сих пор слева от ворот при входе в ограду можно видеть массивные надгробия Сергея Леонтьевича и его жены. За свою благотворительность он был награжден медалью, удостоился благословения Св. Синода, не раз получал благодарности от епархиального начальства.
О том, что дело начального образования в сельской школе было поставлено достаточно высоко, свидетельствует статистика: к 1899 году во Всегодической волости среди мужчин грамотных насчитывалось 57,7 %, а среди женщин - 26,7 %. Такие показатели являлись в ту пору одними из самых высоких в Ковровском уезде.

(Из книги Н.Фролова "Энциклопедия сел и деревень Ковровского края")
Село Всегодичи Малые
Дер. Крячково, д. Панютино (Панюкино), д. Клячино (Полевая), пос. Гигант
Город Ковров

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (12.03.2017)
Просмотров: 417 | Теги: Ковровский район, Ковровский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика