Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
25.08.2019
19:18
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1079]
Суздаль [344]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [365]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [109]
Гусь [123]
Вязники [233]
Камешково [66]
Ковров [290]
Гороховец [94]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [23]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [46]
Селиваново [27]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [67]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [30]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Меленки

Рогожный промысел в Меленковском уезде (1901 год)

Рогожный промысел

/Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Том III. Меленковский уезд. Выпуск III. Промыслы крестьянского населения. 1901./

Рогожным промыслом (тканье рогож из липового мочала) занимается всего 389 лиц мужского пола и 403 женского пола в 209 дворах. Промысел этот сосредоточен почти исключительно в 3 селениях: в дер. Старинке, Усадской волости, где этим промыслом занято 53 двора, соседнем с ним с. Григорове, Ляховской волости — 146 дворов и в д. Улановке той же волости — 3 двора. Остальные 6 дворов находятся в 6 различных селениях. Организация промысла чисто семейная, на что указывает, между прочим, и то обстоятельство, что на 100 рогожников приходится 13,5 детей, 8 подростков и 7 стариков. На тяжелое положение рогожников на рынке уже не раз указывалось в земской литературе. Указывалось также на тяжелые гигиенические условия, в которых приходится работать рогожникам, которые гибельно влияют на здоровье занимающихся этим промыслом, особенно на детей. Те-же самые явления приходится отметить нам и для Меленковских рогожников, как это будет видно из описания промысла. Как мы уже сказали, рогожным промыслов в Меленковском уезде занимается всего 209 семей; из них 6 семей является мочало-раздатчиками, то есть доставляют липовое мочало, служащее для тканья рогож тем рогожникам, которые не имеют средств приобрести его на собственные средства; 3 семьи работают самостоятельно, на свой счет покупая мочало, а остальные 200 селений берут его у раздатчиков. Для тканья рогож кроме мочала нужны ткацкий станок и помещение для тканья. Ткацкий станок каждая семья должна иметь свой собственный, а помещением для тканья является своя же жилая изба. Таким образом, зависимость рогожника от раздатчика выражается в том, что первые берут у вторых материал для работы. Такое посредничество обходится, конечно, недешево, но чтобы отделаться от него, надо иметь оборотный капитал на покупку мочала для каждой семьи рублей в 100; такой суммой рогожники не обладают, почему и находятся в вечной кабале у раздатчиков.
Покупается мочало раздатчиками в Нижнем Новгороде, куда оно доставляется по р. Каме из Уфимской губернии. Каждый раздатчик покупает его не менее, как тысячи на 2 рублей. Из Нижнего мочало доставляется в с. Григорово. и Нижнем за пуд мочала платят 70 — 75 к., а с доставкой на место пуд обходится 80 — 85 коп. Полученное от раздатчика мочало рогожники ткут в жилых избах семьями. Для тканья рогож требуется участие 3, 4, иногда даже 5 человек. За станом работают двое: один сидит спереди стана, другой стоит сбоку и уплотняет ткань. Затем третий разбирает и готовит мочало, четвертый вдевает мочало в берда. Для работы требуется 3-е взрослых и 1 — 2 детей или стариков для вдеванья мочала в берда. Рогожи ткутся разного качества и величины, смотря по тому, для чего они предназначаются, так что из пуда мочала выходит разное количество рогож: можно выткать 20 штук (9 четв. длины, 5 ½ ширины), можно 15 (12 длины и 6 ширины). Ткут рогожи и других размеров. За тканье разных сортов рогожи полагается различная плата — от 2 р. 50 к. до 5 руб. за сотню, так что в общем величина заработка рогожников остается почти одинаковой независимо от величины рогожи. В среднем в 1 день 3-е взрослых с 2-мя подручными могут выткать 15 — 20 рогож среднего качества и величины, за что раздатчик платит по 3 руб. за сотню; таким образом дневной заработок 5 человек колеблется между 45 — 60 копейками. Рабочий день рогожников начинается в час утра, а кончается в 9 — 10 часов вечера. После завтрака в 6 часов утра они отдыхают около часа, отдыхают и после обеда. В среднем рабочий день рогожников продолжается 15 — 18 часов. Если мы составим среднюю заработную дневную плату 5 человек с числом рабочих часов за то же время, то увидим, что в среднем заработная плата за час выходит около одной копейки. Если мы сравним заработки рогожников с заработком угольщиков или пеныциков, то окажется, что заработка рогожников не хватит пеньщику даже на одни харчи. Большая часть рогожников забирает хлеб (так как своего не хватает) в счет заработка у раздатчика. При расчете рогожники иногда не только не получат денег, но еще оказываются у раздатчика в долгу.
Единственное достоинство рогожного промысла составляет то, что он не отрывает работника от семьи и земледельческих работ. Работать рогожи начинают после уборки хлебов в октябре месяце, работают всю зиму и весну до Петрова дня, причем весной ткут рогожи в свободное время от земледельческих работ.
Как мы уже говорили, тканье рогож производится в жилых избах. Здесь стоит станок и сваливается мочало. От тканья рогож стоит в избе постоянная пыль, а от мочала тяжелый сырой воздух. В такой атмосфере работают 5 человек с утра до вечера. Плохая атмосфера вместе с чрезмерной продолжительностью работы вредно отражается на здоровье рабочих, особенно детей. Продолжительность рабочего дня зависит не от принуждения хозяев, которые совершенно не вмешиваются в организацию труда, а от самих рабочих, которых принуждает к этому низкая плата. «Если не будешь так работать», говорят рогожники, «то не заработаешь и на хлеб».
Нам совершенно неизвестно, как идут дела у тех 3-х семей, которые работают самостоятельно и не зависят от раздатчиков, поэтому мы не можем сказать, в какой степени улучшилось бы материальное положение рогожников, если бы они могли покупать материал, не переплачивая на его стоимость и не становясь в зависимость от раздатчиков. Во всяком случае необходимо заметить, что промысел этот сильно падает, благодаря конкуренции рогож со стороны холщевых и джутовых мешков и исчезновению липовых лесов, вместе с уничтожением которых поднимается в цене мочало, в то время как цена на рогожи остается та же. Падение этого промысла специально для Меленковского уезда подтверждается тем фактом, что все без исключения рогожники занимаются им по наследству, т. е. промысел не притягивает к себе рабочих рук.
Цена на рогожи остается без изменения, а цена на мочало подымается, а в параллель этому явлению падает заработок рогожника, который старается низкую заработную плату поднять почти невозможным напряжением сил и страшной эксплуатацией детского труда: чрезмерным удлинением рабочего дня и возможностью применять в этом промысле женский и детский труд, который еще так мало ценится, и объясняется, почему рогожники так упорно держатся за свой промысел. При теперешних условиях этого промысла в интересах народного здравия можно пожелать только скорейшего перехода рогожников к другому более доходному промыслу. Этого-же можно пожелать и в интересах народного образования, так как грамотность в этом промысле ниже даже грамотности пастухов, что объясняется, конечно, участием в промысле детей с б — 7 летнего возраста.

Лапотники

Плетением лаптей, как промыслом, занимаются в Меленковском уезде 76 человек, из которых 34 в рабочем возрасте и 42 старика. Эти лапотники разбросаны но всему уезду, и только в д. Адине, Тургеневской волости их сгруппировалось 30 человек. Плетением лаптей занимаются по большей части калеки и старики, неспособные к другим занятиям. Капитала для занятия промыслом нужно немного. Кочедык — загнутое широкое шило — передается по наследству от стариков детям, ножик стоит копеек 10; деревянная колодка приготовляется самими лапотниками. Нужно только купить лыка, которое продается пучками. Пучок имеет 15 — 50 трубок. Трубки бывают различной длины от 1 до 2 саж. и различного качества. Наиболее ценится лыко свежее и не толстое, иначе оно очень ломко. Из трубки в две сажени длиною выходит 1 лапоть. Цена за пучок бывает различная, смотря по качеству лыка и количеству трубок. Пучок в 15 трубок в 2 сажени длины стоит около 50 коп. Пара лаптой продается 10 — 12 коп. В день можно сплесть пары 4, а искусный лапотник сплетет и все 5.
В Меленковском уезде лапти еще в большом ходу, причем в последнее время, но показаниям крестьян, спрос на лапти увеличивается, благодаря усиливающемуся отходу населения на заработки. Кроме лапотников-промышленников значительная часть населения плетет лапти для себя в свободное от занятий время, создавая этим конкуренцию лапотникам-промышленникам и понижал их заработок.

Обработка волокна, ниток, материи и проч.

Обработка волокнистых веществ занимает значительное число рук в Меленковском уезде, причем одних только мужчин в этих промыслах работает 4061 человек, что составит 13,9% — всех промышленников уезда. Из этого количества 42% самостоятельных рабочих, 55% работают на хозяина, и относительно самостоятельности 3% у нас нет сведений.
Наибольшее количество рабочих, занятых в этой отрасли промышленности, работают в волостях: Лехтовской и Архангельской, которые в значительной степени занимаются культурой и обработкой льна и в центре которых находится Меленковская льняная мануфактура, наименьше в волостях, лежащих близ железоделательных заводов: Выксунских и Баташевского Гуся. Промыслы, сюда относящиеся, можно разделить на три крупные группы: 1) фабричные промыслы, 2) портняжный промысел, 3) трепанье, мятье и чесанье льна на домах.

Фабричные рабочие

Фабричные рабочие составляют 44% промышленников, занятых по обработке волокнистых веществ, причем больше всего их встречается в Лехтовской, Ляховской, Тургеневской, Давыдовской, Драчевской и Архангельской волостях, 68% всего числа фабричных работают в пределах Меленковского уезда на льняной фабрике Брандта в гор. Меленках и на Гусевской фабрике Мальцева. Из фабричных пунктов других уездов Владимирской губ. большое число рук привлекают к себе Орехово-Зуево и Иваново-Вознесенск. На фабриках, лежащих за пределами Владимирской губернии, работают только 52 человека и относительно места работы 72 человек сведений не получено. Главную массу фабричных рабочих составляют лица рабочего возраста, довольно много (15,7%) встречается среди них подростков, главным образом 16 — 17 лет и 1,7% стариков и детей. Стремление крестьян отдать детей на фабрику так велико, что к местным священникам часто обращаются с просьбой прибавить число лет мальчику или девочке в свидетельстве о возрасте, которое требуется при поступлении их на фабрику.
Рабочий период для большинства фабричных (78%) продолжается круглый год; остальные 22% работают более или менее продолжительные сроки. При этом средняя продолжительность рабочего периода для фабричных, работа которых требует специальной подготовки, равна 10 — 12 месяцам, а средняя продолжительность чернорабочих и поденщиков, для которых никакой подготовки не требуется, равна 7 — 8 месяцам. Уже самая продолжительность этого периода фабричных специалистов показывает, что они оторваны в громадном большинстве случаев от земледельческой работы. Одни из них, может быть, и не нужны дома во время этой работы, а другие и нужны и желали бы вернуться в деревню на лето, да боятся, так как ушедших весной с фабрики зимой уже не возьмут.
Живут фабричные, работающие у Брандта, по большей части в гор. Меленках, где обыкновенно снимают квартиру человек 5 — 10 вместе. Квартира обходится в 70 — 80 коп. в месяц с человека. На праздники ходят домой, откуда возвращаются со своим хлебом.
Рабочие из ближайших к Меленкам селений обыкновенно живут дома и ежедневно путешествуют пешком на фабрику. На Мальцовском Гусю, вблизи которого никаких селений не имеется, семейные рабочие помещаются в небольших домах, выстроенных г. Мальцевым для квартир рабочих. В каждом домике живут по четыре семьи, холостые рабочие живут в казармах. Те из них, которые только что поступили на фабрику, должны сами позаботиться о приискании себе квартиры, на которую им выдается по 1 р. 50 коп. в месяц на человека. В таких случаях квартиры нанимаются обыкновенно у мастеровых, которые на одной квартире живут по 5 — 8 человек холостых рабочих вместе. Живут по их рассказам тесно и грязно, спят где попало, питаются плохо и в недостаточном количестве: «купоросные щи и картошка». Расходы на харчи составляют приблизительно 4 руб. в месяц на человека. Вот все немногочисленные данные, которые мы могли собрать о фабричных рабочих.

Портные

Портняжным промыслом занято в Меленковском уезде 496 человек в 399 дворах. Центром этого промысла является Усадская волость, в которой живут более половины всех портных уезда (229 чел.). Из отдельных селений первое место по числу портных принадлежит с. Урванову, Усадской волости, где этим промыслом занимаются 167 человек; затем идут в последовательном порядке — с. Левино, Папулинской волости — 52 портных, с. Репино, Усадской волости — 39 и д. Новобарсуково, Папулинской волости — 22. В остальных селениях портных встречается понемногу. Портняжный промысел существует в уезде еще со времен крепостного права, когда помещики посылали своих крепостных учиться в Москву и другие города портняжному ремеслу. С падением крепостного права промысел начал быстро развиваться, например, в селе Репине, по словам крестьян, в эпоху падения крепостного права было всего 5 — 6 портных, а теперь их 39, причем этот промысел быстро вытеснил бурлачество, сменившее в свое время рудокопный промысел.
Занимаются портняжным ремеслом, главным образом, лица рабочего возраста; подростков портных всего 9% и 2% стариков. 45% всех портных получило свой промысел по наследству. Промысел этот в большинстве случаев имеет бродячий характер. Организация его следующая. Портной — предприниматель, собственник ручной или ножной швейной машины, берет себе одного ученика, нанимает одного или двух подручных и отправляется с ними по соседним селениям искать работы. Когда работа найдена, они помещаются в избе заказчика, получают от него материал и начинают работу, во все время которой пользуются харчами заказчика. По окончании работы в одном доме портные переходят в другой, где есть работа; и так переходят из дома в дом, пока не обошьют всего селения. Затем отправляются в следующее селение, где повторяется то же кочевание из избы в избу. Районом работы их служит Меленковский и отчасти Муромский уезды; в другие места уходит незначительное число портных. Обыкновенно они не уходят от своего селения дальше 25 — 30 верст. Промысловым периодом для портных служит зима, осень и часть весны. Портные уходят из дому, окончив полевые работы, в сентябре месяце, а возвращаются в феврале. С февраля до марта живут дома, а с начала марта уходят на работу, с которой возвращаются к Пасхе. Средняя продолжительность рабочего периода портных приблизительно равна 5,3 месяцев. Объяснение того обстоятельства, что портные ходят 2 раза с перерывом около месяца, надо искать, по всей вероятности, в том, что в первую путину они шьют и чинят, главным образом, зимнюю одежду, а во вторую — летнюю.
Самостоятельных промышленников среди портных насчитывается до 45%. Такое значительное число самостоятельных портных зависит от организации промысла и незначительности основного капитала, который необходим для портного. Для занятия своим ремеслом, портному нужны: швейная машинка, утюг и ножницы. Два последние инструмента стоят недорого. Машинка покупается, обыкновенно, в городе Муроме, в складе Зингера, — и стоит ножная — 65 руб. и ручная — 40 руб. Для облегчения покупки магазин продает машины в рассрочку, обыкновенно на 1 год или 8 месяцев, но в таком случае весьма сильно повышает плату: для ножной машины до 90 руб. и для ручной до 52 рублей. Швейные машины служат, обыкновенно, лет 10, и портные ими довольны.
Рабочий день портных начинается с 6 часов утра, в 8 часов они завтракают и пьют чай, в 12 часов обедают, после чего сейчас же садятся работать и работают до 5 часов. В 5 часов опять пьют чай, после которого снова работают до 10 часов.
Прежде, лет 20 — 25 назад, шили почти исключительно русскую одежду (кафтаны) из русского сукна. Теперь больше стали шить пиджаки и жилетки, обыкновенно из бумажной материи. Для женщин шьют кофты на вате из камлота и кубового ситца. Вместо полушубков стали шить овчинные шубы, которые покрываются бумажной материей.
За шитье пиджака берется коп. 80; за поддевку из бумажной материи 1 р. — 1 р. 20 к., а из сукна 1 р. 50 к. — 1 р. 70 к. Разница эта зависит от того, что поддевку из бумажной материи можно сшить на машине в 1 день, а на суконную надо потратить дня 1 ½. Сшить кафтан стоит 50 к., — его один портной сошьет на руках в 1 день (на машине кафтанов не шьют). За кофту берут 50 коп., сшить ее на машине можно в полдня. Хозяин-портной платит своим подручным понедельно: опытному рубля 2 в неделю, среднему — 1 р. 50 к., а начинающему и подросткам — по 70 — 80 к. Ученикам, какими бывают мальчики, начиная с 11 — 12 лет, ничего не платят года 3; работают они «из-за каши». Хозяин в течение года заработает рублей 70 — 100, работник 35 — 50 руб.
За последнее время некоторые портные, за неимением работы на стороне, начинают брать работу у Муромских торговцев готовой одеждой и работают у себя на домах. Торговцы дают для шитья уже скроенные поддевки и пиджаки. За шитье пиджака платится 40 к., за поддевку 50 к. В неделю один портной сошьет 10 — 12 пиджаков и таким образом заработает 4 р. — 4 р. 50 к. Работа на дому считается довольно выгодной, но зато она непостоянна: иногда по целому месяцу сидят без работы. Летом портные обыкновенно занимаются земледелием, но за последнее время стали ходить в отход, по большей части в каменщики.

Мятье, трепанье и чесанье льна

Льняным промыслом занимаются в уезде 1723 чел. в 1025 дворах. Из них 88% лица рабочего возраста, 7% подростки и 5% старики и дети.
Промысел развился благодаря хорошему сбыту в прежнее время льняного волокна на Меленковскую льняную фабрику Брандта и распространен в волостях, прилежащих к г. Меленкам: Лехтовской, в которой этим промыслом занимаются 1141 человек, и в Архангельской — 420; затем в Дмитриево-Горской волости занято 88 человек и в Тургеневской — 37.
Льняной промысел состоит в том, что лен, собранный со своей и арендованной земли, мнут, треплют, чешут и продают. Собственно говоря, посев льна в небольшом количестве, а вместе с тем и обработка его для тканья холста производится почти во всех хозяйствах уезда. Но здесь обработкой льна всецело занимаются женщины и если бывают случаи продажи обработанного льна, то их можно рассматривать, как явление исключительное. Такое занятие льноводством к промыслу не относилось. То, что нами регистрировалось как льняной промысел, отличается от только что описанного обязательной довольно значительной продажей льна и применением мужского труда для мятья и трепанья льна. Средний хозяин льнопромышленник высевает до 3 четвертей льна. Для посева льна земля, большею частью, арендуется приблизительно за 13 р. десятина. Обработка льна, т.е. мятье и трепанье его, начинается с конца осени и производится, главным образом, зимой. Снопы льна сначала сушат в бане, а потом тут же их переминают. Полученное волокно связывают для продажи особым образом, а костерь идет на отопление бани или вывозится на поля. Средний домохозяин, высеявший около 3 четвертей льняного семени, наминает около 50 пуд. кудели. Кудель продавалась в 1898 г. около 2 р. 50 к. за пуд.
Обработка льна ведется по большей части своей семьей; наемный труд применяется очень редко, так как в тех случаях, когда семья не в состоянии переработать весь лен своими силами, хозяин отдает часть льна для переработки верному человеку на дом. Платится ему с пуда выработанного волокна около 1 р. В день один человек может вымять полпуда волокна. Если нанимают работника на хозяйских харчах, то платят 50 — 65 коп. за пуд. Промысел начинает падать благодаря сильному падению цен на лен. Прежде цена на лен была около 5 руб. за пуд, теперь 2 р. 50 коп. и ниже. Причина падения цен — конкуренция псковского льна, волокно которого по качеству гораздо выше меленковского. За последнее время, когда Меленковская мануфактура стала выписывать лен из Псковской губернии, меленковским льно-промышленникам часто отказывают в приеме льна на эту фабрику. Получается такое странное явление, невозможное прежде, что лен из Меленковского уезда выгоднее везти на продажу в Судогду и даже в Суздаль.

Обработка животных продуктов

Обработкой животных продуктов занимается небольшая группа промышленников — 416 человек или 1,4% всех промышленников уезда. Отличительной чертой этой группы является высокий % самостоятельных работников (60%), причем наибольшее число самостоятельных замечается среди овчинников, сапожников и валяльщиков. Все промыслы, относящиеся к обработке животных продуктов, не принимают широких размеров и своими продуктами обслуживают, главным образом, свой уезд и уезды соседние с ним. Все эти промыслы могут быть разделены на 3 части: обработка кожи, чем занимается 336 человек, обработка шерсти — 68 человек и прочие отрасли обработки животных продуктов — 12 человек.
Мы ограничимся кратким описанием только 3 более значительных промыслов: сапожного, овчинного и валяльного.
Самое большое число рабочих рук занимает сапожный промысел (234). Сапожники распределяются по уезду, не образуя крупных промышленных пунктов, в которых этот промысел был бы преобладающим. Сапожный промысел имеет вид семейного производства, как это видно из того, что из 136 дворов, самостоятельно занимающихся им, 118 дворов работают исключительно силами своей семьи и только 18 дворов — смешанным способом, т.е. отчасти принанимают. Большинство сапожников является мелкими ремесленниками, работающими по заказу. На рынок работают всего 5 дворов и 9 работают на хозяина.
Выделкой овчин занимаются в Меленковском уезде всего 76 человек. 40 человек из них крестьяне Ляховской волости, преимущественно д. Салы (36 чел.). В других волостях овчинники встречаются редко. Овчинный промысел по преимуществу местный. Из 76 человек 65 работают в своей деревне и ее окрестностях. Одни из овчинников перерабатывают местную и привозную овчину исключительно по заказу, другие, кроме того, покупают ее для выделки в других местах. Так в д. Сала 4 двора делают закупку овчин по несколько тысяч шкур в Нижнем и в Казани, где за овчину платят от 50 к. до 1 р. 25 коп., смотря по ее достоинству. Доставка овчины на место в с. Ляхи обходится по 15 к. с пуда. Эти крупные партии товара овчинники-промышленники обрабатывают отчасти в своих заведениях, отчасти раздают на дома другим овчинникам с платой по 15 коп. за выделку каждой штуки. Крупные овчинники-промышленники зарабатывают в год от 450 — 800 р. Работник-овчинник на хозяйских харчах в год получает от 50 до 75 р. Средняя продолжительность рабочего периода овчинников 9,4 месяца, обыкновенно от августа до мая.
Валяльным промыслом занимаются всего 64 человека, которые все работают дома и по окрестностям. Работают валяльщики почти всегда своей семьей и только на заказчика, удовлетворяя таким образом потребности исключительно местного населения.

Обработка питательных продуктов

Характерной чертой промыслов, сюда относящихся, является обилие мелких заведений, на которых обыкновенно управляется семья хозяина или без посторонней помощи или с помощью 1 — 2 работников. Так из 188 маслобойщиков, круподерщиков и мельников — 118 человек являются собственниками заведений, перерабатывающих льняное семя, гречу и рожь.
Несколько больше работников требуют картофельно-терочные заведения, которые расположились, главным образом, в волостях, прилегающих к Оке и Муромскому уезду. Работа на этих заводах ведется исключительно зимой и продолжается всего около 4-х месяцев, не отрывая работающих на них от занятия земледелием. Кроме того, в Меленковском уезде действует один винный завод в с. Чебышове, Папулинской волости. На нем работает 35 человек крестьян с. Чебышова, из которых половина работает круглый год, а остальные нанимаются только на зимние сроки.

Обработка металлов

Обработка металлов по характеру промышленности разделяется на ремесленную и заводскую. К ремесленникам следует отнести слесарей (29 чел.) и деревенских кузнецов (240 чел.). Кузнечный промысел имеет мелкий ремесленный характер, что объясняется небольшим и однообразным спросом крестьян на кузнечные изделия и ковку лошадей. Необходимостью для крестьян иметь кузнеца под рукой объясняется распределение кузнецов-ремесленников по всему уезду.
Небольшими размерами производства и главное небольшим основным и оборотным капиталом объясняется промышленная самостоятельность кузнецов, из которых 78% работают самостоятельно. Наемный труд применяется редко: так из 119 дворов, самостоятельно занимающихся кузнечным промыслом, 90% работают только своей семьей, без применения наемного труда. От характера промысла зависит и то обстоятельство, что крестьянин кузнец работает в своей деревне; на сторону уходят менее 20% кузнецов. Так как кузнецы живут круглый год дома и своим ремеслом занимаются только в случае заказа и в свободное время, то кузнечный промысел нисколько не мешает земледелию. Следует еще отметить, что постановка кузницы в небольших селениях, где заработок кузнеца невелик и не может оправдать расходов на ее устройство, принимается иногда на счет селения.
В заводской железоделательной промышленности занято 2056 мужчин Меленковского уезда. На заводах работают по большей части крестьяне из окрестных селений. Так в Досчатинской и Шиморской волостях, прилегающих к Выксунским заводам, на заводах работают в первой 402 человека и во второй 455 человек. В Усадской, Ляховской, Дмитриево-Горской волостях, расположенных несколько дальше от этих заводов, заводских рабочих всего от 94 до 119 чел. в каждой. В Гусевской волости, в которой расположен Гусевский завод Баташева, из местного населения занимаются заводскими промыслами 660 человек, что составляет 64% всех промышленников Гусевской волости. В Цикульской волости, расположенной уже дальше от Гусевского завода, заводскими промыслами занято всего 145 чел. мужчин. Из остальных волостей на железоделательных заводах работает незначительное число мужчин. Средняя продолжительность рабочего периода для всех рабочих приблизительно равна 10,8 месяца. Среди заводских рабочих мы не замечаем резкой разницы в продолжительности рабочего периода между рабочими специалистами, с одной стороны, и чернорабочими — с другой. Заводские чернорабочие работают в среднем 9,3 месяца, заводские поденщики — 8,7 месяцев, что немного ниже средней продолжительности для всех заводских рабочих.

Строительные работы

Строительные работы привлекают к себе 2851 человека, из которых 93% составляют лица рабочего возраста, 5% — подростки и 2% — старики. Контингент рабочих состоит, главным образом, из жителей северо-западных волостей уезда: Бутылицкой, Папулинской, Тургеневской, Архангельской, Усадской, Ляховской и Шиморской.
Обращая внимание на дальность отхода рабочих, мы видим, что менее 1/5 их работают в своей деревне и окрестностях, 1/3 в своем уезде, 3/5 в своей губернии и остальные за пределами губернии. Из пунктов, лежащих вне губернии и привлекающих к себе рабочих, самым главным является Москва.
Рабочим периодом служит по преимуществу осень, весна и лето. Зимой работают только 2% рабочих. Круглый год бывают на работах около 9% рабочих. Благодаря тому, что строительные работы производятся, главным образом, в летнее время, они препятствуют рабочим заниматься земледелием, так что из 2664 человек строительных рабочих 65% отрываются от земледельческих работ совершенно, 22% — отчасти и только 13% могут вместе с строительными работами заниматься земледелием.
Отход на строительные работы быстро развивается и привлекает к себе все новые и новые руки, но для 35% всех рабочих, занятых в этой отрасли труда, он является наследственным.
Из строительных рабочих всего больше плотников (1560 чел.), каменщиков (641 чел.) и землекопов (429 чел.).

Плотники

Плотники встречаются во всех волостях уезда, но всего больше их в волостях:
Ляховской (592 чел.), Шиморской (256 чел.), Тургеневской (245 чел.), Усадской (118 чел.).
Для одной трети плотников этот промысел имеет местный характер — работают в своей деревне и окрестностях, около половины находят работу в своем уезде, где наиболее крупным рабочим центром является г. Меленки. За пределы Владимирской губернии уходит немного менее одной трети плотников, главным образом, в Москву.
Строительный период продолжается весну, лето и осень, так что плотники, как общее правило, совершенно отрываются от земледелия. Исключением являются 226 человек местных плотников, которые работают когда придется, т.е. в свободное от земледельческих работ время и, следовательно, нисколько не отрываются от земледелия. Плотники работают или артелями, или по найму от подрядчиков. Артельная организация встречается преимущественно у местных плотников, а от подрядчиков работают, главным образом, отхожие плотники. В Москве, например, работают исключительно от подрядчиков.
В с. Ляхах работают артелями избы и барки. Собирается артель в 7 — 10 человек, выбирает из своей среды распорядителя, который никакими преимуществами при распределении заработка не пользуется.
За постройку обыкновенной крестьянской избы артель берет 50 руб., за большие дома до 150 руб., за барки от 90 — 150 руб. Работают на своих харчах. Барку работают 7 человек в продолжение 3 недель; среднюю избу в продолжение 2 — 2 ½ недель. При поденной работе плотник получает 70 — 80 коп. в день. Отхожие московские плотники зарабатывают за весну, лето и осень 120 — 160 руб., причем харчи получают хозяйские и довольно сносные.
Рабочий день у них начинается с 6 часов утра и кончается в 6 час. вечера. Большой заработок плотников, особенно отхожих, притягивает все большее число рук к этому ремеслу, причем увеличивается, главным образом, отхожий плотничий промысел.

Каменщики

Промысел каменщиков по преимуществу отхожий; ближайшими пунктами отхода служат г. Меленки, Муром, Ковров и зав. Выкса; из дальних пунктов отхода главным служит Москва, куда уходит половина всего числа каменщиков, и отчасти Петербург. Местным этот промысел является всего для 17 человек, которые работают дома и по окрестностям. Когда возник этот промысел в Меленковском уезде неизвестно, но для иллюстрации его развития мы можем указать на его историю в селе Усаде.
До 1861 года в с. Усаде почти все крестьяне были рудокопами и работали за оброк на Досчатинском заводе г. Баташева. В начале шестидесятых годов XIX столетия во всем селе было не больше 3 каменщиков. После выхода на волю рудокопный промысел быстро исчез и население перешло к бурлачеству и некоторым другим промыслам. К началу семидесятых годов в с. Усаде было уже до 20 каменщиков. С этих пор промысел этот начал быстро развиваться, причем первым толчком к сильному развитию его послужила постройка фабрики в г. Меленках. Меленки от с. Усада находятся недалеко, всего на расстоянии 25 верст, а заработки по тем временам были сравнительно хорошие. В г. Меленках работала тогда из Усада артель человек в 10-12 каменщиков; она от себя нанимала еще рабочих человек 25. Для артели работа была очень выгодна, так как артель брала с фабрики за кладку тысячи кирпичей 2 руб. 50 кон. - 2 руб. 70 коп., а сама платила рабочим от 3 руб. до 3 руб. 50 коп. в неделю, при этом следует заметить, что каждый рабочий в день в среднем кладет около 700 — 800 кирпичей.
Большие деньги, которые зарабатывали в это время Усадские каменщики, заставили многих из Усадских крестьян бросить свои сравнительно бездоходные промыслы и итти в каменщики. За последние 4 — 5 лет отход в каменщики опять заметно возрастает, так как сильно повысилась недельная плата каменщика, возрастая с 3 р. 50 к. до 5 — 6 рублей. Явление это (сильное увеличение числа каменщиков) замечается не в одном только Усаде, но повсеместно в уезде, где есть каменщики.
Каменщики работают всегда от подрядчиков. Наем происходит обыкновенно в Великом посте, когда в деревню приезжают подрядчики или их доверенные лица. Рядчик отбирает от желающих наняться на работу паспорта и расписки и выдает задаток: первой руке от 30 до 50 р., второй от 20 до 30 и третьей до 20 рублей. Сроками найма служит обыкновенно время от 9 мая по 22 октября или от 9 мая по 8 июля. На второй срок нанимается сравнительно меньшее число рабочих, преимущественно для Выксы и Меленок. Для Москвы каменщики нанимаются у подрядчиков из с. Борисовского Владимирского уезда — Мирона и Александра Пантелеевых (всего каменщиков у них до 800 человек). В Выксунском монастыре и горном Выксунском заводе работают у подрядчика из с. Стригина, Муромского уезда; в Меленках — у подрядчика из Усада (всех каменщиков у него до 50 чел.). Получают каменщики за весь рабочий период, т. е. с Николы до Казанской на хозяйских харчах — первая рука 140 — 160 р., вторая 130 — 140, третья 80 — 120. Расходы московских каменщиков исчислялись одним из них так: «1) на дорогу — 4 р.; 2) на одежду до 10 р.; 3) на водку рублей 10, а невоздержанные проживают и все; 4) на табак 3 р.; 5) на баню с мылом 2 р.; 6) на чай и сахар до 5 р.; 7) по мелочам выйдет рубля 3, да еще расходы на гостинцы».
Чистый заработок, который приносят домой, считается обыкновенно от 70 до 110, в зависимости от искусства каменщика (какая рука), первогодки же приносят рублей 40 — 50. Сами подрядчики рядятся класть здания с тысячи кирпичей. Прежде брали за кладку тысячи кирпичей 2 р. 50 к. — 2 р. 70 к., а уже года четыре как берут по 3 р. 50 коп. и 4 р. с тысячи. Человек 20 усадских каменщиков работают на Выксунских заводах в самых корпусах круглый год. Плату получают понедельно — от 9 мая по 15 октября по 5 — 6 руб.; от 15 октября по 9 мая по 3 р. 50 коп. — 4 рубля в неделю.
Работа каменщиков тяжелая, «лошадиная»: кожа на руках грубеет до того, что можно свободно зажечь серную спичку об свою собственную ладонь. Особенно тяжела носка кирпича, извести и воды в верхние этажи зданий. В нижние этажи носить легче, зато требуется закласть кирпича в день около тысячи, тогда как в верхних этажах один человек закладывает их не более 500.
С 9 мая до сентября работают с 4 час. утра до 8 час. вечера; с 8 до 9 час. утра завтракают, в 12 часов обедают, до 2-х отдыхают, с 4 до 5 час. вечера пьют вечерний чай. С сентября и до 15 октября работают от 6 час. утра до 6, а иногда до 5 час. вечера, утром завтракают до работы, обедают в 12 час. и отдыхают до 1 часу. В праздники работают за особую плату с 4 час. утра и до 4 час. вечера. Платят за такой день 1 р. — 1 р. 10 коп., кроме того подрядчик поит вином.
Насколько тяжела работа каменщиков видно из того, что во Владимирском уезде, где народ более развитой и потому способный быстрее приспособиться к новой работе, более «разработанный», как говорят здесь, число каменщиков быстро сокращается, взамен чего быстро увеличивается число маляров и кровельщиков. Правда, малярам и кровельщикам харч идет много хуже, чем каменщикам, которым каждый день полагается мясо, необходимое при их «лошадиной» работе, но зато работа маляров и кровельщиков при одинаковой плате много легче. Часто случается, что каменщик, хорошо проработавший половину лета, возвращается домой на поправку, как неспособный уже к работе. Несколько лет такой работы и человек выкинут за борт — грудь разбита и работать становится не под силу.

Землекопы

Землекопов в Меленковском уезде насчитывается всего 429 чел., из которых в Архангельской полости живет 203 чел., главным образом, в с. Синжанах (166 чел.), в Тургеневской 107 чел., преимущественно в с. Савкове, Селине и Одине, и в Бутылицкой — 79 человек; остальные разбросаны по другим волостям уезда.
Землекопы занимаются рытьем канав, колодцев, ям, иногда и рудных дудок, причем все орудия труда землекопа состоят из лопаты в 40 — 80 коп. В Меленковском уезде находят работу всего около 10% землекопов, значительное же большинство их работает в с. Тейкове и Муромском уезде и отчасти в Орехове, Иваново-Вознесенске, Выксе и Кулебаках.
Заработки землекопов очень невысоки благодаря непостоянству работы и непродолжительности рабочего периода, который равняется всего 4,6 месяца. Вследствие низкого заработка, на земляные работы на все лето уходит только лишнее население, без помощи которого семья может справиться дома со всеми земледельческими работами.

Транспорт

Транспортом в Меленковском уезде занято 3294 человека, причем на железных дорогах служит всего 28 человек, а остальные занимаются речным и гужевым транспортом. К описанию двух последних видов перевозки, которые занимают такое большое число рук в Меленковском уезде, мы теперь переходим.

Речной транспорт

Вечным транспортом занято 1040 рабочих, — в том числе 513 матросов, 63 лоцмана и штурвальных, 62 кочегара и смазчика, 81 водолив и 83 грузчика. Остальные 232 человека работают в самых разнообразных отраслях речного транспорта; сюда вошли бакенщики, сторожа на пристанях, рабочие на паромах, грузчики и т. п. 95% всех участвующих в этом промысле составляют лица рабочего возраста, 5% старики и подростки, а дети вовсе не принимают в нем участия.
Речные промыслы получили широкое развитие среди жителей тех волостей Меленковского уезда, по которым протекает река Ока. Из них наибольшее количество рабочих дают волости: Ляховская — 456 чел. в селениях: Высоково, Ляхи, Григорово, Домнино, Казнево; Дмитриево-Горская — 214 чел. (с. Ваютино, Санчур) и Шиморская — 194 (главным образом из с. Шиморского и д. Песочной). Нанимаются они обыкновенно на пароходы и непаровые суда, плавающие по Оке, Волге и некоторым другим рекам Волжского бассейна.
Наем производится или в деревнях, куда приезжают из Нижнего приказчики от судовых контор, или рабочие сами отправляются в Нижний и там нанимаются в конторах. При найме письменные условия, как общее правило, не заключаются, а выдаются рабочим книжки, в которых означены обязанности рабочих. При найме выдается задаток рубля 3 — 10, но это бывает не всегда. Для работающих на пароходах — рабочим периодом бывает обыкновенно время от 15 марта до конца навигации, всего от 7 до 8 месяцев. Для рабочих на барках, баржах, грузчиков и т. п. промысловый период несколько короче 4 — 5 ½ месяцев.
Матросы обыкновенно получают 12 рублей в месяц на своих харчах. Лоцманы зарабатывают значительно больше — от 20 до 80 рублей, а иногда и до 100 руб. в месяц. Водоливы от 16 до 30 руб., кочегары от 16 р. и т. д. Чистый заработок матроса — рублей 60; водоливы приносят домой рублей 100. Обыкновенно часть заработка присылается домой во время полевых работ, остальные деньги приносят сами рабочие по окончании работы. Из всего числа рабочих, занятых в речном транспорте, только 4% занимаются сельским хозяйством, да и то урывками. Остальные же 96% вовсе покинули земледелие.
По грамотности эта группа рабочих стоит довольно высоко (59%), и уступает первенство только промышленникам, занятым в торговле и по обработке питательных ь веществ.

Гужевая перевозка

Гужевым извозом занимаются в уезде 2226 мужчин, из которых 93% — лица рабочего возраста. Если из общего количества извозчиков исключить незначительную группу ямщиков и легковых извозчиков, то окажется, что гужевой перевозкой занимаются исключительно на своих лошадях. Наибольший контингент извозчиков дают волости: Давыдовская, Драчевская, Крюковская и Тургеневская; в них извозом занимаются во всех селениях.
Извоз имеет для населения Меленковского уезда в значительной степени характер местного промысла, так как 34% извозчиков работают в окрестностях своего селения и 52% в пределах своего уезда. За пределами Меленковского уезда меленковские ямщики работают в уездах: Судогодском, Муромском, Владимирском, а также в Иваново-Вознесенске и Орехово-Зуеве. Много извозчиков работают и в соседних с Меленковским уездом местностях Нижегородской, Рязанской и Тамбовской губерний. Извозом в дальних губерниях занимаются всего 59 человек. Что касается времени года, в которое преимущественно занимаются извозом, то оказывается, что 15% извозчиков работают круглый год, 6% — когда придется, 72% — зимой, 3% — весной и 3% — летом, относительно 8% извозчиков время работы осталось невыясненным. Следовательно самым оживленным периодом в извозном промысле является зимнее время, свободное от земледельческих работ. Если рассматривать разные виды извоза со стороны продолжительности занятия им в течение года, то оказывается, что наиболее продолжительное время, от 8 до 12 месяцев, занимаются им ямщики, легковые извозчики, ломовики, водовозы и извозчики руды. Наоборот, извоз дров, леса, угля, глины и все остальные виды извоза производятся только зимой и занимают у населения всего 3 — 4 месяца в году. Материалом для перевозки в своем уезде служат: дрова, руда, уголь, грузы, доставляемые на пароходах и барках на Окские пристани в селе Ляхах и с. Дмитриевых-Горах, и грузы, передвигаемые из г. Мурома в г. Меленки и обратно.
Дровяной извоз состоит в перевозке в зимнее время дров из лесов на местные заводы и фабрики. Извозом этим занимаются, главным образом, крестьяне Давыдовской и Крюковской волостей.
Перевозка руды производится в зимнее время частью прямо на заводы, частью на Ляховскую пристань, от которой весной на баржах доставляют ее к Выксунским, Кулебакскому и Гусевскому заводам. Так как заводы эти находятся довольно далеко от Оки, то на Кулебакский завод руду везут с берега по узкоколейной железной дороге, на Выксунский — по конной железной дороге и на Баташевский Гусь — просто гужом.
Плата за перевозку руды производится с пуда и колеблется в зависимости от расстояния. Перевозка клади от Окских пристаней в селе Ляхах и с. Дмитриевых-Горах в г. Меленки и обратно дает работу значительному числу извозчиков. С пристаней в г. Меленки везут разные товары, доставляемые сюда по р. Оке: муку, овес, соль и др., а также большое количество льна на фабрику Брандта. Из Меленков везут на пристань товар с фабрики Брандта, а иногда и руду с ближайших к г. Меленкам рудников, лежащих около д. Ратнова, Приклона и Яслева. Количество груза на пристанях бывает различное в зависимости от оживленности Нижегородской ярмарки, от требований на лен со стороны Меленковской мануфактуры и спроса на товары со стороны меленковских купцов. Бывает, что на одной барже или мокшане подвезут к пристани до 30000 пудов льна или хлеба, и тогда на пристани начинается горячая деятельность, и извозчики собираются сюда со всей округи. Самым бойким временем для перевозки товаров от Оки к Меленкам бывают июнь и июль месяцы.
Расстояние от Меленок до Ляховской и Дмитриево-Горской пристаней одинаковое — 18 верст. Прежде пристань была только в с. Ляхах, здесь выстроен был навес, под которым сваливались товары. Ляховские крестьяне имели исключительное право на возку товаров с пристани и допускали к ней крестьян других селений только в случае накопления очень большого количества груза. Между самими крестьянами с. Ляхов соблюдалась очередь при получении клади. Но года четыре, пять тому назад пристань в с. Ляхах была уничтожена, так как требовали большой прибавки к арендной плате, а судо-промышленники жаловались на частую покражу товара. Пристань перевели в с. Дмитриевы-Горы, несмотря на то, что перед Дмитриевыми-Горами находится мель, через которую большие пароходы в сухое лето переходить не могут. Другое неудобство Дмитриево-Горской пристани зависит от того, что от пристани идет очень крутой подъем в гору, так что много наваливать на воз нельзя — лошадь не вывезет, да и дорога к Меленкам тяжела для езды. Ляховские крестьяне, лишившись такого выгодного промысла, как извоз, поправили дело таким образом: сдали пристань бесплатно в долгосрочную аренду своему волостному старшине, который обязался содержать частную пристань и оберегать от воровства сложенные на пристани товары, за что выговорил себе право брать плату за пристань с судо-промышленников и за извоз с крестьян, кажется, по 1 ½ коп. с дуги. При этом право извоза с пристани осталось за Ляховскими крестьянами. В с. Дмитриевых-Горах возят с пристани все, кому угодно. За перевозку клади платят с пуда от 3 ½ до 6 коп., смотря по времени года и легкости дороги. На один воз наваливают 25 — 30 пуд. Иногда извозчики получают обратный груз от Меленок к пристани или с фабрики, или под осень с рудников, лежащих около Меленок. Обратный груз везут по той же цене. При средней цене в 4 — 5 к. с пуда извозчик, наваливая на одну лошадь 25 пуд., за один конец получит 1 руб. — 1 руб. 25 коп. Не считая своего сена, расходы за одну поездку составляют 40 коп., из которых 20 коп. идут на овес лошади и 20 на харчи извозчику. В барышах, значит, останется 60 — 85 к. Когда же извозчик берет еще обратный груз, то расход его увеличивается на покупку еще 10 ф. овса, т. е. на 20 коп., доход же на 1 р. — 1 р. 25 коп. увеличивается, следовательно, чистого заработка остается рубля полтора, два. Перевозка клади из г. Мурома в Меленки и обратно существует благодаря тому, что в Муроме находится ближайшая к Меленкам железнодорожная станция и все железнодорожные грузы идут в Меленки через Муром. Расстояние от Мурома до Меленок 40 верст. Плата за перевозку производится с пуда и колеблется зимой от 4 до 6 коп., весной и осенью от 8 до 12 коп.
Годовой заработок извозчика не поддается точному учету, так как подвержен большим колебаниям в зависимости от величины попудной платы, стоимости овса и харчей, количества работы и того обстоятельства — дома ли живет извозчик или принужден нанимать квартиру на стороне. Работать на стороне на одной лошади считается невыгодным, так как при этом можно прокормить только лошадь и самого себя и лишь в очень удачный год заработать малую толику. При двух же лошадях при дешевом овсе и других благоприятных условиях у извозчика остается в барышах от 3 до 5 рублей в неделю. Местные извозчики (т. е. живущие дома) почти все однолошадные.
Существовавший в прежнее время более выгодный извоз в дальние губернии отходит теперь в область преданий. Только немногие крестьяне Бутылицкой волости возят еще посуду со стеклянных заводов на продажу в большие торговые села Воронежской губернии. Для этих поездок собирались прежде огромные обозы и с наступлением зимнего пути двигались на юг. Сдав там товар, они обыкновенно скупали за бесценок в глухих местах Воронежской губернии овес, который затем и везли на продажу в свой уезд или продавали на дороге. Благодаря этой перепродаже и выручке от извоза один работник на 2 лошадях зарабатывал в год не менее 150 — 200 рублей чистых денег. Теперь стекло стали посылать водой и по железным дорогам, и описанный промысел быстро сократился.
Вследствие того, что извозный промысел имеет в значительной степени местный характер, а главным образом вследствие того, что производится преимущественно зимой, этот промысел отрывает от земледелия всего 18% занятых в нем промышленников, являясь в то же время хорошим подспорьем для крестьянина, так как позволяет ему утилизировать свою и лошадиную силу в то время, когда она не нужна дома для земледельческих работ.

Прислуга

Из крестьян Меленковского уезда нанимаются в прислуги (кучера, лакеи, казачки и т. п.) 476 чел., что составляет 1,6% всего числа промышленников, причем 86% из них составляют лица рабочего возраста, 8% подростки, 4% старики и 2% дети.
13% всего числа прислуги нанимаются в своей деревне, или окрестностях, 1/3 в пределах своего уезда и 2/з в пределах Владимирской губернии. Вне Владимирской губернии живет почти 1/3 прислуги, из которой около половины в Москве. 77% прислуги живут на местах круглый год, 19% — часть года живут в прислугах, а часть — дома, наконец для 4% срок найма остался неизвестным. Таким образом можно различить наем на целый год, который отрывает человека от семьи и земледелия совершенно, и наем на срок, средняя продолжительность которого равна 4,5 месяца. Этот последний вид найма падает почти равномерно на все времена года, увеличиваясь несколько для весны.
Наем в прислуги имеет для населения характер случайного, а не постоянного промысла, что видно из незначительного количества наследственной прислуги: на 100 человек прислуги оказалось всего 7 человек, занимающихся этим промыслом по наследству, 52 занимаются им не по наследству, и относительно 41 человека не имеется никаких указаний о наследственности их промысла.
Среди прислуги замечается значительное развитие грамотности (55%), которая выше средней грамотности промышленников всего уезда на 13,8.

Лица сельского управления

В число 330 лиц, служащих в сельском управлении, вошли: волостные старшины, сельские старосты, сотские, десятские, сборщики податей и т. п. — одним словом, все сельские власти, получающие жалованье. В числе этих лиц оказалось 88% лиц рабочего возраста и 12% стариков.
Высшие по надельному землевладению группы дворов, которые в то же время являются высшими и по числу работников, приходящихся на 1 двор, сильнее привлекаются к общественной службе и, если можно так выразиться, обладают большей суммой власти, чем группы низшие. С точки зрения грамотности сельские власти оказались не на высоте положения: из 225 сельских старост — 46% оказались неграмотными, из 36 десятских — неграмотных 75% и из 44 сотских — неграмотных 80%.

Прочие занятия и профессии

Сюда вошли 904 чел., из которых 605 чел. сторожа разного рода, 244 чел. имеют занятия в различных профессиях и 55 чел. получают пенсию или ренту. Эти последние 55 чел., хотя и не могут быть причислены к числу промышленников, но внесены нами в промысловые таблицы, чтобы выделить их из числа лиц, живущих только земледелием. Из промышленников этой группы 32% работают дома и в окрестностях, 68% — во Владимирской губернии, причем значительное число их (88%) занято в своей профессии круглый год.

Нищие

Нищенством промышляют в уезде 112 мужчин в 108 дворах. Из них больше всего стариков (47%), затем идут лица рабочего возраста (38%), затем дети (11%) и наконец подростки (4%). Ницце составляют всего только 0,4% всего числа лиц, занятых каким либо промыслом. Некоторые из них, кроме нищенства, занимаются кое-какими работами, в роде мелких услуг. К нищенству прибегают крестьяне Меленковского уезда в крайнем случае, наприм., в случае дряхлости, увечья, болезни, пожара и т. п.
Низкое хозяйственное положение нищенствующих дворов видно из того, что почти две трети их — безнадельные крестьяне. В безнадельные же дворы попадают те, в которых нет работника, способного вести хозяйство и платить подати, или дворы, хотя с работником, но настолько маломощные, что не могут взяться за хозяйство. Грамотных среди нищих очень мало: из 112 нищих грамотных только 2 человека.

Женские промыслы

Женские промыслы среди населения Меленковского уезда развиты очень слабо. Все число женщин-промышленниц, в состав которых не вошли 35 женщин «шляющихся» и находящихся неизвестно где и все женщины, живущие на стороне при отце, муже и т. п. и не имеющие заработка, равняется 2402 чел., т.е. составляет, как было уже упомянуто, 3,6% всего женского населения уезда.
Такое слабое развитие женских промыслов объясняется с одной стороны особым положением женщины в крестьянстве, где на ней лежит и домашнее хозяйство и семья и значительная доля участия в земледельческом хозяйстве, которая (доля участия) еще увеличивается там, где почти все мужчины на всю летнюю пору уходят на заработки.
С другой стороны на слабое участие женщин в промысле оказывает влияние и отсутствие местных промыслов, которыми могла бы заняться женщина в свободное время, не отлучаясь от семьи. Подтверждением этого взгляда может служить тот факт, что в местностях, лежащих близ заводов и фабрик, или в которых развит какой-нибудь местный промысел, напр. тканье рогож, число женщин, занятых промыслами значительно выше, чем в остальных местностях уезда.
Но как ни слабо развиты в Меленковском уезде женские промыслы, все же они занимают около 2 ½ тыс. женщин.
Причины, заставляющие женщин продавать на сторону свою рабочую силу, те же, которые заставляют почти половину всего мужского населения уезда искать приложения своего труда вне сферы своего земледельческого хозяйства.
Обращаясь к продолжительности промыслового периода женщин, мы находим, что средняя продолжительность его значительно больше чем у мужчин: так средняя продолжительность промыслового периода местных и отхожих промышленников мужчин по всему уезду равна 6,3 месяца, а женщин — 10,1, фабричных мужчин равна 10,6, фабричных женщин — 11,3. Около ½ всех женщин, время работы которых нам известно, занимаются промыслами круглый год, 16,6 работают когда придется, т. е. или когда есть свободное время или когда выпадет работа. Для женщин, занимающихся промыслом часть года, временем найма чаще всего служит лето (18%) и весна (16,6), и реже зима (10,2) и осень (9,6).
Относительно женской грамотности мы уже говорили. Заметим только, что вслед за фабрично-заводскими рабочими, которые по грамотности занимают первое место, наиболее грамотными являются женщины, живущие в прислугах (4,1%), одними из самых безграмотных являются рогожеицы (1%), а среди женщин, занятых торфяным промыслом, поголовно все безграмотны.
Любопытно еще отметить влияние возраста на занятие промыслом: так старухи занимаются главным образом нищенством, подростки служат на фабриках, в прислугах или занимаются торфяным и рогожным промыслом, а дети нищенством или рогожным промыслом. Из отдельных промыслов, привлекающих к себе более или менее значительное число женских рабочих рук, можно указать следующие промыслы:

Фабричные промыслы

Фабричных женщин 694. На фабриках работает преимущественно население прилегающих к г. Меленкам волостей: Архангельской и Ляховской и, кроме того, население завода «Гусь Баташевский», совершенно не наделенное землей. В северных волостях, прилегающих к Муромскому и Судогодскому уездам, а также в волостях, прилегающих к железоделательным заводам: Досчатинской, Усадской, Шиморской, Цыкульской и Черсевской, фабричными промыслами совсем почти не занимаются.

Заводские промыслы

Ими занимаются женщины преимущественно из волостей, прилегающих к заводам: женский труд, как оказалось, на железоделательных заводах имеет мало применения (147 чел.).
Рогожным промыслом занимаются 423 женщины. Район распространения и условия их работы одинаковы с мужчинами рогожниками.
Торфяным промыслом занимаются 125 женщин; из них 102 приходятся на Архангельскую волость.
Женской прислуги насчитано в Меленковском уезде 337 человек, причем нельзя указать местностей, в которых население занималось бы этим промыслом более, чем в других; почти 2/з женской прислуги нанимается в пределах своего уезда и почти 4/5 в своей губернии. Значительное большинство женщин (67%) нанимается в услужение на круглый год.
Нищенством занимается 260 женщин. По числу нищих выделяется только Шиморская и Досчатннская волости, в которых сильно развиты рудокопный и заводские промыслы. Нищие женщины, как и нищие мужчины, принадлежат преимущественно к группе безнадельных крестьян: из 100 нищих ж. п. группа безнадельных дает 90 человек, а группа надельных дворов — только 10. Более половины нищих женщин — старухи старше 56 лет, почти вовсе не способные к труду; 18% — дети одиннадцати и менее лет. Если еще принять в расчет, что 186 человек из всего числа женщин рабочего возраста калеки, совершенно не способные к труду, тогда становится удивительным такое малое число нищих женщин при полном отсутствии в Меленковском уезде благотворительных учреждений.

Заканчивая нашу работу, мы хотим остановиться еще на одном факте: как мы уже видели, 31% мужского и 50% женского промыслового населения, время отсутствия которого нам известно, заняты своими промыслами круглый год, т. е. порвали фактически всякую связь с деревенским хозяйством, но кроме этих лиц есть еще значительная часть дворов, которые порвали эту связь так основательно, что не оставили на родине ни дома, ни хозяйства, ни каких либо других интересов. Эти 1484 двора (около 6% всех дворов Меленковского уезда) не вошли в промысловые таблицы, так как они считались дворами отсутствующими, да и собрать сведения об их промысловых занятиях было иногда прямо невозможно. Многие из этих дворов уже выписались из крестьянских обществ Меленковского уезда, но многие продолжают еще числиться в своих обществах и получать паспорта из своих волостных правлений. Чтобы правильно узнать о размерах промысловых занятий среди меленковских крестьян, необходимо к тем 18913 дворам, о которых говорилось выше, присоединить и эти 1484 двора.
Рудокопный промысел (1901 г.)
Добывание торфа и белой глины (1901 г.)
Угольщики (1901 г.)
Сельское хозяйство в Меленковском уезде (1872 и 1901).
Меленковский уезд

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Меленки | Добавил: Николай (23.07.2019)
Просмотров: 36 | Теги: промыслы, Меленковский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика