Главная
Регистрация
Вход
Пятница
09.12.2016
14:37
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [400]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [24]
Гусь [31]
Вязники [86]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [38]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [18]
Религия [1]
Иваново [11]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Из истории молоканства во Владимирской епархии

Из истории молоканства во Владимирской епархии

На основании данных, извлеченных из архива Владимирского Губернского Правления

Молоканство свило себе довольно прочное гнездо только в одном Меленковском уезде Владимирской епархии; появившись здесь еще во второй половине XVIII столетия из соседней Тамбовской губернии, оно и в настоящее время (кон. XIX века) в нескольких приходах имеет значительное количество последователей.
В истории развития этой секты особенное значение имела эпоха царствования Императора Александра I; это было время пышного расцвета всякого рода мистических и рационалистических учений и раскольничьих толков. Не преминули воспользоваться благоприятным временем и молокане. Они постарались примкнуть к Библейскому Обществу, открытому в 1812 г., надеясь через это Общество приобрести себе высоких покровителей (в лице например его президента, министра духовных дел, кн. Голицына). В рескрипте Государя, данном в 1816 году на имя Херсонского губернатора, они видели себе защиту от притеснений со стороны духовной и светской власти, ибо в рескрипте говорилось, что «просвещенное государство не суровыми мерами и казнями, а убеждением и добрыми примерами должно возвращать церкви отпадшихъ отъ нея членовъ». Хотя рескрипт Государя имел в виду только духоборов, но молокане под его защиту отдавали и себя.
Полагаясь на эти благоприятные условия, после 1816 года молокане повсюду начинают открыто исповедовать свою веру, устраивать молитвенные собрания, исполнять свои обряды и энергично пропагандировать свое учение. Такое открытое их поведение и послужило поводом к возбуждению против них уголовного преследования за нарушение существующих узаконений. На этой почве и возникли в 1820 г. дела о молоканах Синжанского и Домнинского приходов Меленковского уезда. Оба эти дела представляют довольно любопытную страницу в истории молоканской секты, характеризуя внутреннее ее состояние в двадцатых годах XIX века и отношения к ней светских и духовных властей. Кроме того, второе дело о Домнинских молоканах ценно еще и тем, что при нем сохранилось подлинное исповедание веры Владимирских молокан. Это исповедание веры, заключая в себе по существу мысли одинаковые с подобными же исповеданиями молокан других губерний,- в подробностях представляет все таки самостоятельную редакцию, а потому и заслуживает быть напечатанным целиком, как продукт местного Владимирского творчества.
Первое дело о молоканах Синжанского прихода возникает по доносу Синжанского причта епископу Владимирскому Ксенофонту, что в с. Синжанах и в приходских деревнях: Коровиной, Даниловой и Софроновой в домах некоторых крестьян «бываютъ еженедельно великия собрания людей, заразившихся иконоборческой ересью», что вожаками этой ереси соблазнено много лиц мужского и женского пола. О появлении ереси Синжанским причтом доложено было и Меленковскому уездному суду, который, не дожидаясь распоряжений сверху, приступил к производству следствия.
Преосв. Ксенофонт препроводил донос причта Начальнику губернии, прося его принять свои меры к прекращению зла. Губернатор командировал для расследования дела на месте советника гражданской палаты Иваненко, а для увещания отпадших от церкви одновременно были посланы архимандрит Боголюбова монастыря Аркадий и местный благочинный. Затем о возникшем деле губернатор донес Министру Внутренних дел, преосв. Ксенофонт – св. Синоду, а губернский прокурор – Министру Юстиции. Таким образом глухой уголок Меленсковского уезда неожиданно обратил на себя внимание трех высших учреждений Империи.
Увещания командированных духовных лиц не имели успеха; следствие Иваненко подтвердило донос причта: допрашиваемые показали, что они давно содержат свою секту, но исповедывать ее открыто стали только с 1819 года. На основании произведенного следствия вожаки движения были преданы уголовному суду за распространение ереси и соблазн в нее православных. Меленковский уездный суд постановил весьма суровое решение: 17 обвиняемых наказть плетьми, а 9 сослать в Сибирь на поселение. В 1822 году это постановление суда поступило на ревизию во Владимирскую уголовную палату. Палата отнеслась к делу совершенно иначе: на основании рескрипта Государя 1816 г. она отменила постановление уездного суда, вменив обвиняемым в наказание предварительное их заключение под стражей, обязав их подпиской впредь не распространять своего лжеучения и прося духовное начальство принять свои меры к вразумлению заблудших. В феврале 1823 г. Владимирский губернатор Апраксин Пётр Иванович утвердил это постановление палаты и донес о нем затем министру Внутренних дел. Но около этого времени в высших сферах произошли крупные перемены: министерство духовных дел было упразднено, кн. Голицын вышел в отставку, Библейское Общество потеряло свое значение. Поэтому постановление Владимирской палаты не встретило в Петербурге благоприятного приема и в 1824 г. последовало высочайшее повеление выселить главных вожаков молоканства в Таврическую губернию, а с остальных взять подписку в том, чтобы они читали Библию только в своих семьях и не осмеливались толковать ее в собраниях. Согласно этому повелению высланы были 4 молоканских наставника, но один из них в 1825 г. раскаялся в своем заблуждении и возвращен был на родину.
Из оставшихся на месте многие (65 человек с детьми) возвратились в православие. Но нашлись и упорные, которые взамен выселенных выбрали себе новых наставников и тем возбудили против себя новое преследование. По постановлению Комитета Министров двое из новых наставников были сосланы в Сибирь на поселение, а двое высланы в Таврическую губернию.
Так закончилась попытка Синжанских молокан открыто исповедывать и пропагандировать свою веру.

Второе дело о молоканах Домнинского прихода того же Меленковского уезда возникло по поводу прошений их, поданных Императору Александру I-му. Первое прошение подано крестьянином села Домнина Корнилом Меркуловым; в нем проситель жалуется на различные притеснения, которые им приходится терпеть от светского начальства, например местный исправник арестовал выбранного молоканами для совершения треб наставника, отдал под суд другого наставника за то, что он обучает детей закону Божию, губернский предводитель дворянства во время рекрутского набора отдавал в рекруты вместо очередных тех, кто был записан в члены Библейского Общества.

Другое прошение, поданное в 1819 г. поверенным «многихъ крестьянъ, мещанъ и купцовъ», гораздо подробнее развивает те же жалобы. Просители пишут: в 1814 г. они узнали, что открылся Комитет Библейского Общества и стали поступать в его члены, набралось 452 человека, обязавшихся вносить ежегодно в Общество 405 р.; из Общества они получали Библии, для чтения коих и стали устраивать общественные собрания, научась на них любви к Богу и Государю. «Детей своихъ они отдаютъ въ научение грамоте тому изъ единоверцевъ, кто это умеетъ, безъ всякой платы, въ приходския же училища не отдаютъ потому, что тамъ учатъ долго – не менее 3-хъ летъ, а у нихъ пол-года и безъ изнурения детямъ». По словам просителей, в их образе жизни нет ничего преступного, между тем духовенство, местные власти и владелец их, помещик Бурцев, всячески их преследуют и притесняют, запрещая молитвенные собрания, подвергая аресту и телесному наказанию, отдавая не в очередь в рекруты и проч. «Конечно апостолы, прибавляютъ просители, не поступали гордостию противу мучений и не желали, чтобы мучителямъ венчаться такою же кровию, однако они все объ этомъ изъяснили въ св. писании»; так поступаем и мы, доводя до сведения Государя о своих притеснениях.
В заключение они просят у Государя такого же покровительства, какое было оказано рескриптом 1816 года духоборам, так как они не делают ничего вредного, а только читают слово Божие и тому же учат своих детей. Как бы в доказательство своей безвредности просители приложили к жалобе исповедание своей веры, которое, как увидят сейчас читатели, вовсе не так невинно.

ОБРЯД

Духовных христиан разных селений и разного звания людей: взирающие мы на начальника веры и совершителя Иисуса веруем во единого Бога, что Он пребывает в трех лицах – Отец, Сын и Святой Дух, и свидетельство наше ко спасению душ наших и свидетельствуем по двум заветам по пророчеству и апостольству.

Священника и архиерея имеем единого иже седит одесную Бога т.е. Сына Божия по свидетельству ап. Павла Евр. IV, 14, но как апостолы подражатели были ему и они посещенные в Духа Святого, в Деяниях гл. ХХ пишет: «васъ же епископы постави Духъ Святый пасти церковь Господа нашего I. Христа», как и написано Ефес. IV, 11, «овыже убо апостолы, овыже пророки и благовестники, овыже пастыри и учители». Также и в нашей секте значатся мужи, называемые старцы, что о мужах свидетельствует Иисус Сирахов гл. XXXVII «но токмо къ мужамъ благоговейнымъ присно буди и его же аще познаеши соблюдающа заповеди Господни». И прор. Еремия пишет в V главе: «аще обрящете мужа творяща судъ и ищуща веры, милосердъ ему буду» и в IX главе значит к тому же «премудръ уразумеетъ сие, къ нему же слово устъ Господнихъ», к Тимофею I посл. II гл. «хощу убо да молитвы творятъ мужие на всякомъ месте», а о стоящих свидетельствует в I Петр. V гл. «старцы иже васъ молю пасите еже въ васъ стадо Божие посещающе не нуждею, но волею – и по Боге всемъ себя утверждаемъ».

О знамении знаменуемся обетованием Духом Святым, изъясняет Ефес. I гл. и Матф. XXVIII гл. т.е. во имя Отца и сына и Св. Духа – аминь, т.е. и крест полагаем по Христову преказанию, рек апостолом: шедше убо научите вся языки крестяще их во имя Отца и Сына и Св. Духа.

Крещение наше состоит в покаянии в оставлении грехов по свидетельству Ев. Марка I гл. «бысть Иоаннъ крестяй въ пустыни и проповедуя крещение покаяния во оставление греховъ», I Коринф. Гл. I «слово крестное погибающимъ убо юродство есть, а спасаемымъ намъ сила Божия есть, Евр. VI гл. «крещение – учение», да и в поучительном Евангелии И. Златоуст пишет о крещении – крещение духом, крещение покаянием, крещение кровию и мучением, которым и сам Христос крестился, но яко же честно и блаженно, на что мы на древном и расположились быть.

Исповедание имеем по свидетельству царя Давыда псал. 110 «исповемся тебе, Господи, всемъ сердцемъ моимъ въ совете правыхъ и въ сонме», притом же исповедаем друг другу согрешения и ходатая имеем к Отцу небесному, что I Iоан. II гл. «чадца, аще кто согрешитъ, ходатая имамы ко отцу Иисуса Христа праведника и той очищение есть о гресехъ нашихъ».

О причастии рассуждаем – причаститися божественным и животворящим тайнам – аще кто боится Бога и хранит заповеди Его и той причастник Его есть, в псалме 118 царь Давыд глаголет «причастникъ азъ есмь всемъ боящимся Тебе и хранящимъ заповеди Твоя», Евр. VI гл. пишет: «причастниковъ бывшихъ Духа Св. и добраго вкусившихъ Божия глагола, какъ сихъ брашно Его плоть полагаемъ», и Христос сказал в Евангелии в молитве – «хлебъ нашъ насущный даждь намъ», но еще Иоанна VI, 58 «есть хлебъ – хлебъ сшедший съ небесе и ядый хлебъ сей живъ будетъ» т.е. словеса Божия, 5 кн. Моисеевой VIII гл. «яко не о хлебе единомъ живъ будетъ человекъ» и т.д., еще Иоанна VI, 27 «делайте не брашно гиблющее, но брашно пребывающее въ животе вечномъ, еже Сынъ человеческий дастъ вамъ», пс. XXXIII «вкусите и видите, яко благъ Господь». То мы самое приемлем хлеб, понеже Иоан. I гл. «и слово плоть бысть и вселися въ ны» и как больше тому мы и причастники.

Церковь у нас есть в надежде почитается больше собрание людей по свидетельству ап. Павла, II Коринф. VI пишет: «вы бо есте церковь Бога жива, якоже рече Богъ, яко вселюся въ нихъ и похожду и буду имъ Богъ и ти будутъ Мне въ людие», в Деян. XVII, 24-25 «Господь сый не въ рукотворенныхъ храмахъ живетъ и не отъ рукъ человеческихъ угождение приемлетъ», еще Кор. гл. XIV пишет: «аще убо снидется церковь вся вкупе» и в той же главе пишет: «егда сходитеся, кийждо васъ псаломъ имать, учение имать, языкъ имать, откровение имать сказание» и ап. Павел в Деян. Гл. ХХ пишет «беседова простре же слово до полунощи въ горнице, идеже бехомъ собрани и беседова даже до зари». Так же и мы имеем, собираемся и беседуем, препровождаем всю нощь в собрании мужей и жен и дев в пении псалмов, якоже и Давыд пишет в LXVII, 27 «предвариша Князи близъ поющихъ посреде девъ тимпанницъ» и наконец производим Богу моление и моление наше состоит по Христову приказанию, что в Евангелии Лука пишет гл. XI «Христосъ глагола ученикомъ своимъ молитеся убо Отче Нашъ» и т.д., апостол Ефес. гл. VI пишет «всякою молитвою и молениемъ на всяко время молящеся духомъ», что мы собираемся и молимся молитвами духом. Когда молимся в собрании церкви нашей, стоим все друг ко другу лицом с коленопреклонением, как Христос молился – Луки XXII, 41 – и кланяемся Богу небесному невидимому, как Христос рек – Иоан. IV гл. «егда истиннии поклонницы поклоняются Отцу духомъ и истиною, ибо Отецъ таковыхъ ищетъ поклоняющихся ему, Духъ есть Богъ и иже кланяется» и т.д. И как же ап. Павел преклонял колена с мужи и жены и детьми, о том написано в Деян. ХХ, 36 и XXI, 5.

Образ имеем неоцененный по свидетельству ап. Павла к Колос. I, 15, «иже есть образъ Бога невидимаго перворожденъ всея твари, яко темъ создана быша всяческая», такожде и Христос избрал себе образов апостолов – Римл. VI, 29 «предустави собранныхъ быти образу Сына своего», I Петр. II, 21 «зане Христосъ пострада по насъ намъ оставилъ образъ свой да последуемъ стопамъ Его», Филип. III, 17 «смотряйте тако ходящии, якоже имате образъ насъ», 2 Тимоф. I – «образъ имей здравыхъ словесъ» - учение; тем мы и подражаем.

Царя и властей почитаем по свидетельству Притчей в VIII гл.: «премудрость рече: «мною царие царствуютъ, сильные пишутъ правду, мною вельможи величаются и властители держатъ землю», Римлян. XIII гл. «всяка душа властемъ предержащимъ да повинуется, несть бо власть аще не отъ Бога». И моление наше за царя и за властей, о всемирном житии и долгоденствии в молитвах просим и молим.

А церковь же наша имеет уменьшение пороков и роскошей, потому она за ссоры и за дурные поступки, противные закону жизни, отвергает оп правилам св. Апостол.

К этому «обряду» просителями приложены еще –

«СВЕДЕНИЯ»:

«Веруемъ мы въ Господа нашего Вседержителя – Творца и Сына Его Единороднаго Бога – Слова Иисуса Христа и въ Духа Святаго Господа животворящаго, купно въ троице славимаго».
Потому еще побуждаем чувство наше хранить закон заповедей Божиих, еже есть десятословие, о чем же пространно изъяснено в книгах пророческих и апостольских и по коим мы правилам должны поступать и удаляться пороков и всяких законам противных роскошей, ересей сечении или секты неверных, а взираем мы на правило закон жизни, еже есть законы словес, исходящих из уст Божиих, по писанию «имеяй заповеди моя и соблюдаяй ихъ, той есть любяй Мя, а любяй Мя возлюбленъ будетъ Отцомъ Моимъ и Азъ возлюблю его и явлюся ему Самъ».
И еще псиание: «вкусите, яко благъ Господь, къ нему приходяще, камени живу, отъ человекъ убо уничиженну, отъ Бога же избранну честну и сами яко камение живо зиждитеся въ храмъ духовенъ, святительство свято, возносити жертвы духовныя благоприятны Богови Иис. Христомъ» и по писанию Павлову – «и вкусившихъ дара небеснаго и прчиастниковъ бывшихъ Божия глагола и силы грядущаго века». Сия есть любовь совершенная к Богу еже хранити заповеди Божии, о сем же писание глаголеть «и соблюдаяй заповеди Его въ Немъ пребываетъ и Той въ немъ, и о семъ разумеваемъ, яко пребываетъ въ насъ отъ Духа, его же далъ есть намъ» и еще писание Евангельское глаголет: «ядый мою плоть и пияй мою кровь во Мне пребываетъ и Азъ въ немъ и имать животъ вечный и Азъ воскрешу его въ последний день».
«И пребываяй въ любви въ Боге пребываетъ и Богъ вх немъ пребываетъ. О семъ совершается любы съ нами», от сего писания святых и видно, что плоть и тело едино есть словеса Божии, такоже и кровь благодать св. Духа, излиянная на христианский род, рече бо:
«реки отъ чрева его истекутъ воды живы, сие же рече о дусе, его же хотяху принимати верующии во имя Его» и паки речено: «излию отъ Духа Моего на всяку плоть и на рабы Моя и на рабыни Моя, во дни оны излию отъ Духа Моего». Тако и нам не возбраняет Господь и то самое упование имать или веру креститься. Тако написано есть6 «якоже бо тело едино есть и уды имать мнози, вси же уды единаго тела мнози суще едино суть тело, тако и Христосъ, ибо единымъ духомъ вси во едино тело крестихомся и вси единымъ духомъ напоихомся», веру и в закон заповеди по писанию апостолову: «Законъ бо духа жизни о Христе Иисусе свободилъ мя есть отъ закона греховнаго и смерти». Того мы законного правила духовного и держимся и исповедуем едино крещение во оставление грехов еже соблюсти оправдание Господне, т.е. вера наша зде и крещение наше духовное тем и приобщение тела и крови господней, исповедуем грехи своя Господу Иисусу Христу, потому и друг другу и молимся за друг друга по Писанию, когда исцелить тя молитва наша, в собраниях и наедине по научению Господа Иисуса Христа ко апостолам сице речено есть: Отче наш – до конца, потом псалмы поем, кои следуют на молитву в собрание, а собрание имеем по образцам древних якоже при апостолах на всяком месте для молитвы, писано есть роду христианскому:
«Вы бо есть церковь Бога жива, якоже рече Богъ яко вселюся въ нихъ и похожду и буду имъ Богъ, яко вселюся въ нихъ и похожду и буду имъ Богъ и тии будутъ людие», потому мы того писания и держимся, имеем собрания для молитвы и псалмов пения и чтения св. писания, кои учат всех правоверных христиан ко всякой добродетели, кои сподобятся блаженству похвалы, речено бысть тако: «Блажени творящии заповеди Его да будетъ область имъ на древо животное и враты внидутъ въ градъ».

Посты имеем мы по обыкновенностям древних пророк и апостолов Господа нашего И. Христа по возможности: сколько кто в силах, то воздерживается от всех пищей и по лицемерию пищи несть тот пост совершен.
На брак сочетание правила евангельские и апостольские повествуются тем в разумение союза да неразлучится.
Из этого «обряда» и приложенных к нему «сведений» ясно видно, что просители в своих воззрениях далеко ушли от верования православной церкви, отвергая ее иерархию, таинства и обряды: ясно, что не одно стремление читать Библию и желание обучать детей закону Божию отличало их от православных, их суждения заходили гораздо дальше и они пытались только прикрыть их благовидным образом.
Министр Внутренних Дел препроводил оба эти прошения Владимирскому губернатору и предложил произвести расследование дела, «руководствуясь правила кротости и снисхождения». Губернатор в свою очередь поручил расследовать дело на месте тому же советнику палаты Иваненко. По следствию обвинения жалобщиков оказались несправедливыми: ни духовенство, ни местные власти, ни помещик Бурцев не допустили по отношению к молоканам ничего противозаконного; если же и налагались на них разные взыскания, то делались они на основании существующих законов, помещик же только заботился о возвращении их православной церкви. Молокане же продолжали упорно настаивать на своих обвинениях, и показания сторон разошлись здесь до крайности, например молокане заявили, что они выкупили на волю у помещика Бурцева своего сочлена Акинфия Прохорова, желая избавить его от разных притеснений помещика. Бурцев же показал, что он сам отпустил его на волю, как никуда негодного крепостного. Следователь дал свое заключение не в пользу молокан и в марте 1821 г. губернатор доносил Министру Внутренних Дел, что жалобы Домнинских крестьян несправедливы, что все действия властей были законны, что жалобщики только стремятся под благовидным предлогом получить свободу в распространении своего учения.

В июне 1821 года крестьяне д. Левенды через своего поверенного снова подали Государю жалобу на своего помещика Бурцева, который притеснял их только за то, что они члены Библейского Общества, собираются для чтения Библии, обучают детей закону Божию; за все это помещик наказывал их телесно, зимой не давал дров на отопление, без очереди отдавал в солдаты, вымогал деньги на покупку т.н. охотников, а после из тех же семей брал рекрутов. Министр Внутренних Дел, препровождая эту жалобу губернатору, отнесся к просителям неблагосклонно в виду прежних подобных же дел.
Губернатор поручает расследовать дело тому же Иваненко. На следствии помещик отверг все обвинения, взведенные на него в жалобе, и в свою очередь обвинял жалобщиков в непослушании, в уклонении от платы оброка и т.п. В пользу помещика дали показание бурмистр и большая часть крестьян д. Левенды и соседней деревни Пановой. Но жалобщики продолжали упорно настаивать на своих обвинениях, отрицая свою принадлежность к секте и ссылаясь на то, что они ходят в церковь и исполняют свои обряды. Но спрошенный по этому случаю приходский священник заявил, что он не верит в искренность православия просителей.
На основании всего этого следователь заключил, что жалоба просителей несправедлива, что они настоящие сектанты и возвратились в православие только для видимости. В этом же смысле губернатор донес и Министру Внутренних Дел.
В виду такого исхода дела те же молокане подали жалобу губернатору на следователя Иваненко, обвиняя его в том, что он допрашивал их пристрастно и не всех, при допросе обращался с ними грубо, отчего они и отказались подписать свои показания. Но жалоба эта была оставлена без последствий.
Затем дело переходит на другую почву. Бурмистр деревни Левенды жалуется на тех же крестьян исправнику, что они отказываются нести господские повинности наравне с другими, самовольно рябят помещичий лес и т.п. Исправник приехал в деревню, увещевал повиноваться и требовал в том подписки, но крестьяне ее не дали. Тогда он донес о происшедшем губернатору, который приказал земскому суду произвести формальное следствие, а зачинщиков немедленно взять под стражу. Суд подтвердил донесенное исправником. Но вслед за этим помещик Бурцев подает губернатору жалобу, что 27 душ молокан д. Левенды выходят из повиновения, и просить его принять соответствующие меры. Губернатор поручает произвести новое подробное расследование Меленковскому предводителю дворянства вместе с исправником. И на этом следствии показания разделились: обвиняемые утверждали, что они не сектанты, а православные, что помещику повинуются, оброки платят и ничего самовольно не делают; бурмистр же и 51 свидетель признали их сектантами, указывали на недоимки по оброку и на случаи самовольной порубки леса. Приходский священник вновь высказал сомнение в их православии: 3 года они не ходят в церковь, исповедуются в случае смертного часа, во время крещения у них младенцев крестного знамения на себе не полагают и иконам не кланяются. Поэтому следователи усмотрели в обвиняемых одно только упорство в своих мнениях и высказались против них.
Тогда молокане д. Левенды обращаются, очевидно, уже к последнему средству: они подают прошение Министру Духовных Дел кн. Голицыну, где подробно перечисляют все обиды, которые они терпят от своего помещика за то только, что они члены Библейского Общества, хотя и принадлежат к православной церкви и исполняют все ее обряды; все производимые доселе над ними следствия были пристрастны по связям следователей с помещиком; их односельчане, не члены Общества, давали под присягой ложные показания; они нигде не находят себе защиты, а потому и обращаются к князю, как к президенту Библейского Общества. Голицын доложил эту жалобу Государю, а в своем письме к Министру Внутренних Дел кн. Кочубею видимо становится на сторону притесняемых, верит им, что они только хотят читать Библию, а не отторгнуться от церкви, и просит, чтобы Министр принял свои меры к беспристрастному исследованию дела.
Министр препроводил все эти документы Владимирскому губернатору, который поручил произвести новое расследование дела Советнику Губернского Правления Измаильскому-Протасову. В деле сохранился только краткий доклад Протасова губернатору, в котором он отвергает справедливость жалоб на помещика и подтверждает результаты прежних следствий. Но так как следователь разбирал только жалобы на помещика и не коснулся жалоб на неправильность прежних следствий, то молокане опять отказались подписать свои показания.
На этом собственно и кончается рассмотренное нами дело. О дальнейшей судьбе этих упорных жалобщиков мы узнаем из изложения дела у Ливанова (т. IV, стр. 469): в 1823 г. Комитет Министров определил – главных зачинщиков неповиновения помещику отдать в солдаты, а прочих с семействами сослать на поселение в Сибирские губернии.
Таким образом и эта попытка молокан приобрести право свободного исповедания веры, несмотря на всё их старание, не имела успеха.

Член Коммиссии В.Г. Добронравов.

ИСТОРИЯ Владимирской области

Меленковский уезд
Владимирская губерния
Владимирская епархия.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (05.01.2016)
Просмотров: 381 | Теги: владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика