Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
19.11.2017
22:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 381

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [717]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [181]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [100]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [15]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Георгиевская церковь в Кожевниках гор. Мурома

Георгиевская церковь в Кожевниках гор. Мурома

Селище Кожевники (X-XIII, XIV-XVII вв.) по данным 1920-1930-х гг. расположено близ бывшей деревни Кожевники, ныне вошедшей в черту города, протянулось узкой полосой вдоль подножья Воскресенской горы, на левом берегу р. Ока. Керамика лепная, муромского типа, гончарная древнерусская, обломок стеклянного браслета. Прослежены остатки постройки древнерусского времени. См. Свято-Воскресенский монастырь.


Георгиевская церковь

Георгиевская церковь находилась на северо-восточной окраине города Мурома на берегу р. Оки, в «в Кожевниках», как значится в старинных актах.
Упоминается в первый раз эта церковь в сотной выписи г. Мурома 1574 г.
Описание этой церкви находим в описи Бартенева 1637 г. «За осыпью в Кожевниках на берегу под горою церковь великого страстотерпца Георгия с приделом св. страстотерпцев Бориса и Глеба древяна клетцки с папертью. А в церкви Божией милосердия образ местный великомученника Христова Георгия на празелени, венец и гривна серебреные, басменные, позолочены. Да образ Пречистой Богородицы Одигитрии, да образ великого чудотворца Николы - оба на празелени. У них венцы и гривны серебреные, оба на басменые, позолочены. Да образ Пречистой Богородицы запрестольный на празелени ж. Крест Воздвизальный обложен серебром. Двери Царские и сень и столбцы на празелени. Да в тябле деисус да девять образов - все писаны на празелени.
Да в алтаре на жертвеннике сосуды церковные оловянные. Да в приделе Божия милосердия образ местный великих страстотерпцев Бориса и Глеба. Да на той же доске писан благоверный князь Владимир. А был тот образ обложен серебром и тот ободрали литовские люди как приходил Лисовский. А у святых страстотерпцев Бориса и Глеба венцы и гривны серебреные позолочены, басменые. Да образ местный же Покров св.
Богородицы на празелени, да образ преподобных отцов Сергия и Никона радонежских чюдотворцев на золоте. Двери Царские и сень и столбцы на празелени. Да образ Пречистой Богородицы запрестольный на празелени ж. Да в церкве книг: Евангелие напрестольное письменное, а евангелисты медные, Триодь цветная, другая Триодь постная обе письменные. Шестодневник да охтай письменные же. Два Пролога да сборник да Апостол, да Трифоль письменная ж. Евангелие толковое печатное, Псалтырь печатный же, печать московская, служебник печатный ж. Да в церкви кадило медное да на колокольнице четыре колокола, а в них весу пуд с полтритьяцать.
А церковь и в церкви образы и книги и ризы и на колокольнице колокола и всякое церковное строение приходных людей муромских посадских. А земли под тою церковью и что около той церкви кладбища в длину 20 сажен, поперек 12. Да на церковной же земле двор попа Федора. Да на его же поповском дворе кельи бобыльские: келья Федьки Федотова, келья Карпунки Васильева. А земли под тем поповским двором и под бобыльскими кельями в длину 18 без трети, поперек 17 сажен. Да на церковной же земле кельи бобыльские: келья Дорофейки Давыдова, келья Федьки Евлантьева, келья Антонки Андреева, келья Андрюшки Прокофьева. А земли под теми бобыльскими кельями в длину 20 сажен, поперек 6 сажен. И всего на церковной земле 6 келий бобыльских, людей в них тож, кормятся по миру, а иные нанимаются на суда в ярыжках. А оброку они дают Егорьевскому попу Федору с кельи на год по две гривны, итого рубль, шесть алтын, четыре денги».
В дополнение к этой описи следует прибавить, что рядом с Георгиевской была другая деревянная церковь Святого мученика Никиты, но эта церковь сгорела во время Литовского разорения. Эта церковь была строение муромца посадского человека Сидора Лопатина и дяди его схимника Иосифа. Сведения об этой церкви находятся в храмозданной грамоте, данной Рязанским епископом Мисаилом в 159 (1651) г. Этой грамотой преосвященный Мисаил благословил Сидора Лопатина вместо деревянной церкви построить каменную церковь во имя великомученика Георгия с приделами св. мученика Никиты и св. мученика Бориса и Глеба. Придел во имя мученика Никиты предполагался теплый.
Церковь Георгия упоминается в работе В. Добронравова, который дает ее описание и сообщает, ссылаясь на сохранившимся в церковном архиве грамоту, что она – «строение Сидора Лопатина посадского человека и дяди его схимника Иосифа», а также о перестройках 1665 г. (когда были растесаны арки внутри храма) и 1667 г. (когда была пристроена паперть).
В. Добрынкин, кроме сообщения о двух деревянных церквах на месте церкви Георгия (по описям Мурома 1628 и 1637 гг.), упоминает о храмозданной грамоте 1651 г. и о заказчике - посадском человеке Лопатине, а также о том, что главный престол был посвящен великомученику Георгию, а придел - мученику Никите. В известии о храме есть сведения о существовании придела Бориса и Глеба в трапезной, впоследствии упраздненного.
После сноса храма сведения о нем в литературе практически исчезают. Благословенная грамота 1651 г. архиепископа Рязанского и Муромского Мисаила посадскому человеку Сидору Федотову Лопатину дошла до нашего времени. Она хранится в Муромском музее. Приводим текст этой грамоты полностью: «Благословение Великого господина преосвященного Мисаила архиепископа Рязанского и Муромского муромцу посадскому человеку Сидору Федотову сыну Лопатину. Бил ты нам челом, а в челобитной твоей писано: в Муроме де городе на посаде за ручьем в Кожевниках церков Велико Христова мученика Георгия да святых страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба древяна в клетцех же бывала (нрзб) церков Святого мученика Никиты и та де церков в литовский приход сгорела, а от обещания де дяди своего Сидорова (нрзб) велено тое церковь святого Великохристова мученика Георгия и на пределы святых стърастотерпцев Христова Бориса и Глеба и Святого Великохристова мученика Никиту готовил запасы каменны и кирпич и известь и в тех запасех воздвигнуть церковь во имя Святого Великохристова мученика Георгия да в приделе тех Святых страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба да святого Великохристова мученика Никиты теплую в Муроме городе на посаде за ручьем в Кожевниках на том же погосте неподалеку от старые церкви каменную и будет так, как ты нам бил челом, а в церкви святого Великохристова мученика Георгия да святых страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба да святого великохристова мученика Никиты образы местные и в тябле деисус и все столпицы и двери царские и книзи, ризы и сосуды церковные и всякое церковное строение готово (нрзб) благословляем тебя запасы каменны и кирпич и известь (нрзб) и в тех запасах воздвигнуть церковь во имя Святого Великохристово мученика Георгия да в пределах святых страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба да святого великохристова мученика Никиты (нрзб) в Муроме городе на посаде за ручьем в Кожевниках на том же погосте неподалеку от старые церкви каменную к той же с пределы по нашему благословению и по сей нашей благословенной грамоте возвигнеш и со всем церковным строение изгородиш святые тое церкви приделов попа прислать к нам в Переславль Рязанский и мы ему велим дати антиминсы и благословим и велим тое церкви и пределы освятить собором по преданиям по правилам божественных апостолы святых богоносных отец. К сей благословенной грамоте великий преосвященный Мисаил архиепископ Рязанский и Муромский велел печать свою приложити сам в Переславле Рязанском лета 1651 июня 9 день».
Из этого документа ясно, что каменная церковь Георгия с двумя приделами была выстроена размерам и небольшой высоте. В некоторых случаях вытянутый четверик с пятиглавием над основным храмом сочетается в Москве с прямоугольной формой алтаря (церковь Георгия на Псковской горке 1658 г.) - как в церкви Георгия в Кожевниках в Муроме.
Происхождение того типа бесстолпного храма, к которому принадлежит муромская церковь Георгия 1650-х гг., связано с постепенным освоением форм московской церкви Троицы в Никитниках 1634-1636 гг., композиция и декор которой стали основой нового стиля русской архитектуры, окончательно распространяющегося в 1650-е гг. В некоторых памятниках новый стиль, вернее - тип церкви Троицы в Никитниках, был принят полностью и созданные памятники прямо развивают и варьируют формы этого прославленного прототипа. К таким памятникам можно отнести Троицкий собор 1642-1643 гг. Троицкого монастыря в Муроме (заказчик гость Тарасий Борисов по прозвищу Богдан Цветной), церковь Вознесения 1648 г. в Великом Устюге заказчик - устюжский купец Никифор Ребякин, Успенскую монастырскую церковь 1649 г. во Владимире (заказчики - гости три брата Денисовы и двое владимирских посадских людей).
В перечисленных же московских храмах 1650-х гг. и тип и стиль декорации церкви Троицы в Никитниках уже значительно упрощены, точнее сказать - адаптированы к тиражированию в многочисленных посадских церквах. Эта адаптация заставила объединить декорацию и пятиглавие церкви в Никитникак с вытянутым в поперечном направлении четвериком, завершенным по верху поясом кокошников. Такие четверики, перекрытые лотковым сводом, были характерной особенностью многошатровых храмов 1640-1650-х гг. Эти небольшие церкви с двумя или тремя глухими шатрами, стоящими как главы прямо на своде, были достаточно широко распространены как в посадском строительстве, так и в монастырях.
Среди московских посадских храмов можно назвать двухшатровую церковь Ильи Пророка на Воронцовом поле 1654 г. и трехшатровые - Рождества, Богородицы в Путинках 1649-1652 гг. и Воскресения в Гончарах 1649 г. В монастырях в основном известны двухшатровые церкви (церковь Духовского монастыря в Рязани 1642 г., объединенные одним объемом церкви Богоявления и Ферапонта 1649 г. в Ферапонтовом монастыре, Успенская церковь 1649-1652 гг. Благовещенского монастыря в Нижнем Новгороде и церковь Введения Спасского монастыря на Угре середины XVII в.), хотя известны и трехшатровые: церковь Одигитрии Иоанно-Предтеченского монастыря в Вязьме 1630-х гг. и Иоанна Предтечи Ивановского монастыря в Казани 1649-1652 гг. Трехшатровой была и церковь Похвалы Богородицы на архиерейском дворе в Туле.
Композиция этих храмов послужила основой для трансформации форм церкви Троицы в Никитниках, своеобразному «одеванию» четвериков многошатровых храмов в декор нового стиля и завершению их пятиглавием. Пятиглавые посадские храмы с лотковым сводом как бы сменяют многошатровые храмы несколько более раннего времени. Вероятно из тех же многошатровых храмов 1630-1640-х гг. перешли и прямоугольные очертания алтарной части некоторых московских храмов с вытянутым в поперечном направлении четвериком. Напомним, что прямоугольный алтарный выступ был и в церкви Георгия в Муроме.
Таким образом, по своему типу церковь Георгия принадлежит к довольно широкой группе храмов «московского стиля» 1б50-х гг. Оригинальность этого памятника состоит в решении внутреннего пространства: включение храма и придела в один объем нам по другим памятникам неизвестно. Слабая попытка объединить храм и придел сделана в усадебной церкви Воскресения в Битягове (1670-1671 гг., заказчик - стольник И. С. Телепнев. Домодедовский район Московской области), но это памятник более поздний, а храм и придел здесь имеют разные главы. В муромской церкви Георгия мы имеем дело с самостоятельной попыткой решить сложную композиционную проблему. Эту проблему объединения объемов в один будут впоследствии решать и зодчие храма в Битягове, и Осип Старцев в Верхоспасском соборе 1681 г. Московского Кремля. Декор фасадов Георгиевской церкви не отличается особой сложностью: четверик расчленен лопатками на прясла (три на боковых фасадах и пять - на северном и южном), лопатки завершаются трехчастным антаблементом довольно простой профилировки. Этот антаблемент отсекает аттиковый пояс кокошников, каждый из которых соответствует пряслу. Средние части на боковых и продольных фасадах вместо кокошника были украшены киотами прямоугольной формы с легким намеком на килевидное завершение. На южном фасаде сохранялся первоначальный наличник окна с фланкирующими колонками и килевидным завершением, врезающимся в Антаблемент. Глухие главы пыли поставлены на постаменты с килевидными кокошниками.
Архитектура храма достаточно элегантна, у него красивый силуэт и гармоничный декор, но детали его далеки от той сложности, которой отличается декор памятников Мурома 1640-х гг. Памятники, сооруженные по заказу Богдана Цветного в муромском Троицком монастыре (Троицкий собор 1642-1643 гг., надвратная церковь Казанской Богоматери 1648 г. и колокольня, сооруженная около 1652 г.), а также Благовещенский собор Благовещенского монастыря в Муроме, построенный между 1648 и 1652 гг., обладают декором, который позволяет причислять строителей этих зданий к лучшим мастерам эпохи. В Георгиевской же церкви формы намного скромнее, отсутствует резьба и изразцы, все детали сдержаннее и проще. К какой же традиции принадлежали мастера, построившие храм в Кожевниках, если мастера Благовещенского и Троицкого монастырей внезапно исчезли в начале 1650-х гг. (скорее всего это были московские мастера, вернувшиеся по окончании работ в Москву)?
Было бы соблазнительно видеть в церкви Георгия работу московских мастеров, принадлежавших к выделенной нами линии пятиглавых храмов 1650-х гг. с растянутым четвериком, но муромский памятник все же сдержаннее их по формам. Среди памятников начала 1650-х гг. встречаются довольно близкие по формам памятники: таков Успенский собор Козьмина Яхромского монастыря 1657 г. - пятиглавый храм с растянутым в поперечном направлении четвериком и довольно сдержанным декором. Но этот собор скорее свидетельствует о нивелировке форм во второй половине 1650-х гг.: хотя он был построен по царскому заказу, московские черты здесь сглаживаются и теряют отточенность.
Истоки манеры мастеров церкви Георгия находятся конечно в Москве, где, естественно, была и придворная школа, (к которой, возможно, принадлежали мастера, строившие в Троицком и Благовещенском монастырях в Муроме), и более скромные артели, но происхождение артели, строившей церковь Георгия в Муроме могло быть и не связано на прямую с Москвой. В Рязани (Переяславле-Рязанском), с которой Муром был тесно связан, так как входил в Рязанско-Муромскую епархию, в 1640-е гг. начинается каменное строительство, по стилю зависимое от Москвы, но несколько упрощенное по деталям. Среди памятников этого времени (упомянутая двухшатровая церковь Духовского монастыря 1642 г., верхняя часть Архангельского собора ок. 1647 г.) особенно интересен собор Спасского монастыря, построенный около 1647 г. Это небольшой пятиглавый бесстолпный храм с полукруглой абсидой и вытянутым в поперечном направлении четвериком. Сама композиция и отдельные детали близки к муромской церкви Георгия, но рязанский памятник немного более украшен. Кажется, что мы вправе предполагать, что мастера «второй волны» муромского строительства, т. е. мастера 1650-х гг., могли происходить из Рязани или быть с ней тесно связаны.

Судя по всему, церковь Георгия не осталась одиноким памятником, кроме этого сооружения начала 1650-х гг. нам известны два храма, относящиеся примерно к тому же времени. Это церкви Воскресенского монастыря, расположенного рядом с церковью Георгия. Если церковь Воскресения - пятиглавый бесстолпный храм - своими несколько монументализированными формами явно ориентирована на более ранний собор Богоявленского монастыря, то в небольшой одноглавой трапезной церкви Введения мы видим и прямоугольный алтарный выступ, и схожий барабан без украшений, и даже вытянутый в поперечном направлении четверик, который здесь разделен на три части. В этом же храме мы видим и похожие ниши-киоты, которые, впрочем, восходят к одному из киотов собора Благовещенского монастыря. По своей архитектуре церковь Введения достаточно близка к церкви Георгия и мы можем сближать их и по времени строительства. Кроме церкви Георгия и двух храмов с колокольней в Воскресенском монастыре к 1650-1660-м гг. можно относить и не имеющую точной датировки Николо-Можайскую церковь, заслуживающую отдельного исследования. Если мы добавим к этим постройкам Николо-Зарядскую церковь 1675-1677 гг., то увидим, что церковь Георгия начинает собой второй период каменного строительства, когда на основе «московского стиля» складывается свои местный вариант традиции, возможно - местная школа. Подробное изучение памятников Мурома середины XVII в. еще предстоит, но уже сейчас ясно, что сооруженная по заказу Сидора Лопатина церковь Георгия стоит в начале купеческого и посадского строительства в Муроме. Это строительство, естественно, ориентировалось на великолепные «московские» сооружения купца гостиной сотни Богдана Цветного, но, в отличие от его построек 1640-х гг., храмы 1650-1670-х гг. были сооружены местными, муромскими или муромо-рязанскими мастерами.

Церковный фундамент выложен из крупного голыша и песчаника; цоколь из крупных плит известняка, а стены и своды из тяжеловесного крупного кирпича. Связи в начале были деревянные, но потом неизвестно когда заменены железными, которые пропущены сквозь стены и снаружи укреплены болтами. Церковь имеет вид куба, к которому с востока примыкает алтарный выступ, а с запада так называемая трапеза; над кубом на глухих фонарях возвышается пять глав.
Внутри церковь разделялась в направлении от восточной стены к западной сплошной глухой стеной. В южной половине была холодная, а в северной теплая церковь. Но внутри теплой церкви под сводом собственно храма устроен другой соответственно высоте свода трапезы, так что между сводами пустое темное пространство. В это пространство в западной стене храма устроен вход, куда можно проникнуть с крыши трапезы.

В 1865 г. в стене, отделяющей холодную церковь от теплой, проделаны арки и таким образом вся церковь обращена в теплую. К западной стене теплой церкви примыкает колокольня. Так как кирпич, из коего построена колокольня, мельче, чем кирпич церкви, то можно думать, что колокольня позднее перестраивалась, что она отодвинута к северу.

Настоятель-священник Муромской Георгиевской церкви Алексей Лебедев 12-го июня 1883 г. за болезнью уволен за штат, на его место того же числа определен диакон Муромской Вознесенской церкви Иоанн Смирнов.
К западному ходу в 1887 г. пристроена кирпичная паперть.
Первоначально в церкви было три престола: в холодной во имя великомученика Георгия и св. мученик Бориса и Глеба, а в теплой во имя св. мученика Никиты, но в 1820-1825 гг. Борисоглебский придел, за теснотой алтаря, упразднен и ныне остаются только 2 престола.

Иконостасы в церкви нового устройства. В них находятся старинные иконы: Спасителя в новой серебряной ризе, великомученика Георгия Победоносца в житии; у св. Георгия правая рука сложена для крестного знамения двуперстно, икона Нерукотворенного Образа в новой серебряной ризе и св. мученика Никиты. Эта икона особенно чтима не только прихожанами, но и жителями окрестных селений; великомученику молятся о даровании больным младенцам здравия. Кроме этих местных икон сохранились и другие древние иконы. Сохранились два напрестольных Евангелия: первое печатано при патриархе Филарете в 7136 (1628) г., а другое при Петре I в 1701 г., и небольшой наперсный крест с частицей св. мощей, как видно из надписи: Григория Богослова, благоверного кн. Константина и чад его - Муромских чудотворцев. Современная утварь и ризница церковная довольно богаты.

В церковном архиве сохранилась грамота, данная в 169 (1651) г. архиепископом Рязанским Мисаилом на построение каменной церкви во имя великомученика Георгия.
Причта при церкви по штату положено: священник и псаломщик. На содержание их получается процентов с причтового капитала (2906 руб.) и от служб и требоисправлений до 450 руб. в год. Дома для членов причта церковные. Земли при церкви до 1245 саж.
В приходе по клировым ведомостям числится 102 души мужского пола и 104 женского; все православные и живут в городе.
При церкви имеется церковно - приходская школа; учащихся в 1896 г. было 53».
[Историко - статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. - Вып.4. - Владимир, 1897. - С.150-153]

25-го января 1915 г. в Муроме, в Георгиевской церкви, совершался чин отпевания Настоятеля сей церкви, Протоиерея Иоанна Смирнова, умершего 22 января на 83 году от рождения и прослужившего в священном сане почти 57 лет. Литургию в день его погребения совершил Благочинный города Мурома, Протоиерей Алексий Бобров, в сослужении священников: Николо-Набережской церкви города Мурома Иоанна Добродеева и Сретенской церкви о. Николая Модестова. Отпевание было совершено целым сонмом Муромского городского духовенства. Надгробные речи были произнесены священником собора Александром Алякринским и вышеупомянутым о. Иоанном Добродеевым.

Церковь закрыта и снесена в 30-е гг.

Источник: Седов Вл. В. Церковь Георгия в Кожевниках в Муроме. В кн.: Уваровские чтения. Вып. III. Русский православный монастырь как явление культуры: история и современность. Муром, 2001. С. 56–61.


Воскресение – сошествие во ад, с праздниками и страстями и евангельскими сценами. 1669 г. Дерево, темпера. Происходит из муромской Георгиевской церкви. Реставрировалась И.И. Тюлиным в 1936 г. в Муромском музее.
«Сошествие во ад» - икона Воскресения Господа или Пасха. Православная иконография, за исключением позднейшего времени, отказывалась от непосредственного изображения непостижимой тайны Воскресения. Эта тема могла быть раскрыта только символически или в форме свидетельства. Поэтому вместо Воскресения в византийском и древнерусском искусстве изображали либо Явление ангела женам Мироносицам, либо Сошествие во ад. В канонических евангелиях отсутствует рассказ о том, как Христос сошел во ад, связал сатану и вывел из ада ветхозаветных праведников и пророков во главе с Адамом и Евой. Библейские тексты обнаруживают отдельные упоминания и намеки на это событие (Пс. XV, 10; Пс. XXIII, 7-8; Пс. XXIX, 4; Пс.LXXXV, 13; Пс.CI, 20-22; Мф. XXVII, 51-52; I Петр III, 18-19; Еф. IV, 9-10). Его подробное описание содержится в апокрифическом Евангелие Никодима (II в.).


Великомученик Никита, с житием. 1669 г. Дерево, темпера. Происходит из муромской Георгиевской церкви. Вклад «муромца – посадского человека» Сидора Матвеевича Лопатина. Реставрировалась в Муромском музее И.И. Тюлиным в 1936 г.
Святой великомученик Никита принадлежал к числу святых мучеников-воинов, широко почитавшихся в Византии и на Руси. Согласно Житию, он происходил из готских племен и был обращен в христианство епископом Феофилом, участником первого вселенского собора 325 г. Когда в результате междоусобных войн среди готов к власти пришли язычники, святой Никита был схвачен, предан пыткам и принял смерть на костре в 372 г. На русской почве наряду с каноническим житием святого Никиты Готского с XIV-XV вв. было распространено переводное апокрифическое «Мучение Никиты», содержавшее ряд чудесных подробностей, которые нашли отражение в данной иконе. Память 15/28 сентября.


Муромские чудотворцы, с житием святых благоверных князя Петра и княгини Февронии. 1669 г. Дерево, темпера. Происходит из муромской Георгиевской церкви.


Часовня Петра и Февронии над источником (ул. Кожевники).
Разрушенные храм города Мурома

История города Мурома

Муромская епархия.
Собор Рождества Богородицы.
Смоленская церковь.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (24.08.2017)
Просмотров: 77 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика