Главная
Регистрация
Вход
Суббота
20.07.2019
11:14
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1054]
Суздаль [342]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [354]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [197]
Судогда [83]
Москва [42]
Покров [108]
Гусь [122]
Вязники [232]
Камешково [64]
Ковров [287]
Гороховец [90]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [61]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [45]
Селиваново [26]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [63]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [29]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Металлургические заводы юга Владимирской губернии в нач. ХХ века

Металлургическая промышленность Владимирской губернии

(Материалы истории металлургии Приокского округа)

И. П. Богатов.

Первый завод приокского округа (Колпинский) появился в 1722-24 годах.
Об этом заводе еще в «топографическом описании Владим. губ. 1760 года» говорится:
«Рудный железный Колпинский завод состоит близ с. Панфилова на речке Колпинке, расстоянием в 7 верстах от города. На оном уготовляется чугунная плавка, из которой производится железные и разные чугунные мастерства. Заведен сей завод в 1722-24 годах и находится во владении графа П. Б. Шереметьева»....
Но уже академик Лепехин, описывая свое путешествие в 1768 году, сообщает, что, «не доезжая Мурома 4 верст, (он) наехал на оставленные железные заводы напротив Карачарова, принадлежащие его сиятельству графу Шереметьеву, на которых как за умалением леса, так и пресекшейся руды более не работают»...
Вторично Колпинский завод был пущен графом Уваровым при 36 рабочих и 28 рудокопах 29 июня 1852 года. Затем в 1855 году при заводе была устроена чугунно-литейная, а в 1857 г. — вторая домна.
Однако, Уваров «прохозяйствовал» недолго: в 1861 году Колпинка снова была остановлена и только в 1863 году ее пустил в ход купец Колобаев, арендовавший этот завод у Уварова за 9600 руб. в год и сверх того плативший по 1 коп. за пуд руды в земле.
19-го февраля 1864 года в главное управление имениями Уварова некто Головичев сообщил, что «Николаевская железная дорога нуждается в рельсах, цены на которые очень возвысились за границей. Правительство желает во что бы то ни стало развить производство этого дела в России, как в виду огромной важности их для России, так и в виду могущих быть военных действий. Предложение было делано уральским заводчикам, но они из-за затруднений в перевозке отказались … И теперь цена зависит совершенно от лица, которое согласится взять это дело на себя ... Я думаю, что если граф обратился бы к царю, то ему представили бы подряд и без залогов ...» Само собою разумеется, что Уваров и Колобаев не преминули использовать это выгодное положение и 5-го декабря 1865 года железо-делательный завод при Колпинке был уже в действии, а 14-го декабря на полном ходу.
В 1876 году Колобаев умер, жена же его от аренды отказалась. Нового арендатора (Торговый дом В. М. Ковригина) нашли только в 1883 году, при чем сумма аренды была увеличена до 10 тысяч руб. в год.
В 1884 году Колпинка была передана Ковригиным Т-ву Московского металлического завода, которое и арендовало ее до 1901 года. В этом году завод был закрыт, а затем разрушен до основания.

Второй завод Приокского округа был построен на реке Сноведи в 1724 году Муромскими посадскими людями Данилом Железняковым, да Никифором, Федором и Кириллом Мяздриковыми.
Они в 1720-х годах открыли руду в разных местах (в том числе в Муромском уезде, в Унженском стану, в Рожновом бору, на реке Сноведи, а также около с. Казнева), заявили об этом бергколлегии и по ее указу от 18 июня 1724 года были пожалованы рудоносными землями и получили разрешение выстроить на последних железный завод.
Завод пущен был в ход уже 19-го ноября 1724 года, причем за ноябрь на 6 горнах выдуто 179 п. 31 ф. (около 3 тонн) железа.
Но проработал он очень недолго: кругом обитала масса разбойников, даже руду приходилось копать с заряженными ружьями. Завод же, как крепость, обнесли валом, рвами, расставили на них пищали и пушки. Только и это не помогло: уже в марте 1726 года Мяздриков доносил бергколлегии, что «завод воровские люди разорили и совсем пограбили... Ездить на него стало опасно».
Бергколлегия освободила заводчиков от десятинной подати и приказала Муромской воеводской канцелярии защитить их от разбойников. В 1732 году дьяк этой канцелярии донес бергколлегии, что «завод сожжен, а заводчикам отведено новое место в Муроме, по врагу завомого Бучихою».
В 1753 году «тульских железных заводов содержатель» Максим Мосалов купил у Железнякова (компаньоны последнего умерли) его разработки и разоренный завод, а в 1755 году просил бергколлегию разрешить ему построить там домну.
Но в это время в Елатомском районе уже появились Андрей и Иван Родионовичи Баташевы — внуки Ивана Тимофеевича, вначале 18-го века бывшего «тульские оружейные слободы кузнецом», а к 1720 году сделавшегося «железных дел промышленником».
Баташевы в 1755-м же году 17-го февраля подали в бергколлегию заявку о разрешении им построить железный завод на земле кн. Долгорукова при с. Ермолове, Касимовского уезда, Шацкой провинции, Воронежской губернии.
Началась тяжба между Мосаловым и Баташевыми. Мосалов просил бергколлегию не давать Баташевым разрешения на постройку их завода, ссылаясь на то, что им приобретены рудные земли и железный завод Железнякова раньше появления Баташевых в этих краях и что Баташевы в своей заявке могли указать те рудники, которые числятся за ним, Мосаловым.
Однако, Мосалову (за его опоздание с заявкой) бергколлегия не разрешила строить завода, а Баташевым дозволила «на наемной ими земле на р. Унже вододействующий доменный завод (Унженский) и молотовую фабрику построить». К заводу были приписаны 3 рудника в урочищах: Ельники, Царево гумно и Семивражье.
Завод был построен исключительно на средства Баташевых, от казны они ни денег, ни приписки государственных крестьян даже не просили.
Затем, по указу бергколлегии от 29-го октября 1759 года Баташевыми был основан Гусевской завод «об одной домне с пристойным числом молотовых фабрик» около с. Веркуц на земле, купленной за 9000 руб. 11 мая 1758 г. у жены Ал. Ив. Суворова «на праве заводском» вместе с 241 крестьянами с их женами, детьми, новорожденными и т. д.
При получении разрешения на постройку Гусевского завода Баташевым пришлось преодолеть сильное противодействие целого ряда местных помещиков и „сиятельных" князей, владения которых соприкасались с Баташевскими.
Дело в том, что Баташевы вместе с просьбой о разрешении построить Гусевской завод ходатайствовали о приписке к нему рудоносных земель в дачах помещика Д. И. Бутурлина (Влад. губ., Русского стана, на вершине р. Силунки), князя Урусова А. А. и помещиков Сумарокова, В. В. Нарышкина (Касимов. у. недалеко от д. д. Жданова и Давыдова по р. Заболонке) и Засецкого Я.Г. (Давыдовской вол. около д. Мальцово, в урочище „Усадебная подгорица" и в Гусской вол. по р. Сынтул по правую сторону в каменном верху).
Эти то помещики и князья вооружились против Баташевых, при чем Нарышкин и Сумароков писали в бергколлегию, что они сами не прочь построить железные заводы и что их крестьянами руда открыта была еще до Баташевых.
Бергколлегия, однако, разрешила Баташевым построить завод и к нему приписала рудники из дач Засецкого и на р. Тулице (Тульской губ.). Рудоносные же земли Урусова, Нарышкина и Сумарокова оставлены были за прежними владельцами.

Вскоре после этого Баташевы приобрели дачу, где Железняков и Мяздриковы пытались начать металлургическое производство и в 1765 году открыли на р. Выксе Выксунский, а затем на р. Велетьме - Велетемский чугунно-плавильные заводы.
В 1766 г. Баташевы купили у кн. Репнина построенный им по указу бергколлегии от 2-го августа 1754 года Еремшинский завод об 1 домне и 2-х молотовых фабриках, впоследствии (в 1880-х годах) ими закрытый.
В 1774 году по указу бергколлегии Баташевы на земле, купленной «на праве заводском» на реке Железнице построили еще два Железницкий и Пристанской — железо-делательные заводы.
Постройка их была вызвана следующими обстоятельствами: на выксунских заводах в то время отливались для черноморского флота пушки и др. орудия. Горное ведомство требовало скорейшего выполнения заказов и Баташевы вынуждены были в помощь Выксунскому построить еще два завода „для высверливания и точки отлитых на Выксунском заводе во флот пушек и военных орудиев". Впоследствии они были перестроены и приспособлены к переделыванию железа в листовую котельную жесть; в сталь и разное сортовое железо.
Около этого же времени, в 1776 году у Еф. Разнотовского был куплен Илевский завод, построенный в 1772-74 г. о 2-х домнах и 4-х молотовых фабриках и освобожденный от платежа десятины на десять лет, и основан в 1773 году Вознесенский завод. В 1850 году оба эти завода были проданы Шипову.
Далее, в 1783 году по указу Владимирской казенной палаты на крепостной земле, купленной «на праве дворянском», был построен около с. Архангел Верхоунженснский завод.
В указе палаты было определено:
«…Меленковской округи близь села Копнимо при речке Унже в их собственных Баташевых дачах железный завод о 2-х плавильных домнах для плавки руды на чугун соорудить дозволить и по силе именого ее императорского величества 1762 года августа 9-го дня указа е выплавляемого чугуна десятинных денег 10 лет не взыскивать».
Одна из домн этого завода была погашена еще в 1820-х годах. Ныне на месте этого завода остались лишь жалкие следы.

В августе 1783 года братья Баташевы разделились.
Иван получил Выксунские и Железницко-Пристанской заводы, а Андрей — все остальные. Мастеровых, видимо, делили на каждом заводе: так, например, при Еремшинском заводе по 4-ой ревизии числилось 471 душа, Иван Родионович по разделу вывез оттуда 146 душ и Андрею Родионовичу потом пришлось на этот завод перевести с Унженского 391 крестьян. Поводом к разделу послужило то обстоятельство, что Андрей пожелал обеспечить „незаконно прижитых" им детей наравне с законными.
После раздела Андрей Родионович в 1786 году мая 4 получил от Рязанской казенной палаты указ, в котором ему разрешено «Касимовской округи в собственных и единственно владения его Баташева дачах ...на речке Сынтуле (где Андреем Родионовичем руды изысканы. Богатов)... железный завод об 1 плавильной домне для плавки руд на чугун с пристойным числом молотовых фабрик построить», при чем завод по силе царского указа был освобожден от уплаты десятинных денег на 10 лет.
В 1791 году Андреем основан был о 2-х домнах Мердушинский завод. закрытый в 1880 году.
Умер Андрей Родионович 19 декабря 1799 года, оставив после себя в качестве завещания пожелание передать имение и заводы (а они оценивались более чем в 6 миллионов руб. на тогдашние деньги) тому — «кто одолеет».
Одолел его сын Андрей Андреевич большой, который управлял всем колоссальным имуществом до 1816 года, т. е. по день своей смерти.
В 1817 году имением завладел Петр Андреевич, но уже в 1818 году наследственные права получили также вторая жена Андрея Андреевича большого - Фекла и ее дочери Панова и Посникова, а также сын Сила и жена умершего Андрея Андреевича меньшого (сына Андрея Родионовича) Аграфена, вышедшая вторично замуж за помещика Дурова.
В число наследников в 1830 году включена была и вторая жена Андрея Родионовича — Магрена с ее сыном Иваном Андреевичем.
В 1821 году над заводами и имением была назначена опека, за 14 лет совсем разорившая заводы.
В 1835 году по разделу Мердушинский и Еремшинский заводы достались Силе, Илевский и Вознесенский — Петру, а Гусевской, Верхо-Унженский и Сынтульский — Ивану. Над Иваном же еще раньше назначена была опека, так что наши заводы от раздела ничего не выиграли, а капитал их уменьшился вследствие отхода ряда других заводов.
После смерти Ивана в 1845 году 3 августа заводы и имение перешли его сыну Мануилу Ивановичу и дочери Ольге Наставиной, при чем долгие годы, до 1883 г., оно (имение) было опять-таки в руках опекунов.
Итак, первые шесть заводов, основанных при Андрее Родионовиче Баташеве, были или закрыты, или проданы и только один Сынтульский работает до сих пор (1929 год).
Совсем иное было в Выксунской группе заводов. Прежде всего сам Иван Родионович, кстати отличавшийся не только выдающимся умом, энергией, но и поразительной добротой умело согласовавший свои интересы с интересами других, после раздела построил целый ряд заводов: Сноведский на р. Сноведи в 1784 году, Верхне-Железницкий на р. Железнице в 1800 году и прополочную фабрику на той же реке в 1803 году.
Кроме того с 1800 года по 1821 год Иван Родионович, как правило, занялся не столько расширением производства, сколько внесением в него возможно большего разнообразия.
Количество ежегодно выплавляемого чугуна уменьшалось, зато все производство приспособлялось к рынку.
Сноведский завод переделан был в фабрику для отливки разной чугунной посуды, Велетемский - к выделке кос, проволоки и гвоздей. На выксунском заводе с 1802 года вводится выделка железной посуды, затем устраиваются мастерские для обделки кос, с 1810 года начали делать серпы, а в 1818 году вводится производство суконных машин.
Между прочим, Иван Родионович первым поставил в 1815 г. на Выксунском заводе паровую машину в 12 лошадиных сил, сделанную после многих неудававшихся опытов, своими силами.
После смерти Ивана Родионовича имение перешло в ведение внучки, а затем малолетних правнуков и их отца Д. Д. Шепелева. В 1890 году заводы уже числятся за Выксунским Об-вом горных заводов.

С постройкой железной дороги и развитием пароходства на Оке Коломенским об-вом металлических заводов основан был Кулебакский завод.
В 1887 году при д. Борзиной, Заколпской вол., Ф. Макаров и Ф. Петров открыли Белоключевский, в 1894 г. в с. Егреве, Заколпской же волости, Рыбин основал Егорьевский, а в 1900-х годах в Лубанке, Черсевской волости, П.Ф. Петров — Лубянский заводы.

Такова вкратце история возникновения металлургических заводов в Приокском округе. Возможно что в этот список не попали некоторые заводы. Так, в 1822 году в Меленках была еще «ручная доменка» купца Гусева, а в 1879 году упоминаются Санчурский завод с 2 домнами и 2 пундлинговыми печами (чугуна выплавлено 60400 пуд., а железа 36600 пуд.), а также Бильский железоделательный завод с 5 кричными и 3 пудлинговыми печами (железа сделано 180600 пуд.), Ташинский с 1 домной, 1 кричной и 1 пудлинговой печью (выплавлено 180400 пуд. чугуна и сделано 30 тыс. пуд. железа), Пашинский с 1 кричной и 3 пудлинговыми печами (железа сделано 118200 пуд.) и Балыковский завод с 1 домной, 1 кричной и 1 пудлинговый печами (чугуна выплавлено 125000 пуд., железа сделано 30 тыс. пудов).

Надо сказать, что полную картину истории округа можно создать только общими усилиями научных обществ Нижегородской, Владимирской, Рязанской и Тамбовской губерний, ибо материалы о заводах разбросаны по архивам этих губерний.

Железные руды и рудокопный промысел

Залежи железных руд во Владимирской губернии расположены большим пятиугольником в юго-восточной ее части.
Начинаются они у пригородных слобод г. Мурома и тянутся на юг по левому берегу р. Оки через Колпинский завод у Панфилова к с. Окшеву, а также на запад через Меленки-Архангел к Черсевской и Заколпской волостям.
Эти залежи составляют часть огромной рудоносной территории, в которую входят также Выксунский и Лукояновский (частью) уезды, Нижегородской губ., северная часть Темниковского уезда, Тамбовской губ. и часть Касимовского уезда, Рязанской губ.
О размерах рудных богатств в Приокском округе и, в частности, в Муромо-Меленковском районе говорят уже заявки первых Баташевых, заводы которых (разбросанные как мы видели в целом ряде губерний, смежных с нашей), работали исключительно на местной руде.
В 1832 году в канцелярию Владимирского губернатора поступило 6 образцов руд.
Присланы они были крестьянином дер. Урюсево Матвеем Славновым и его товарищами из д. Левинды, Меленковск. у., д. Топкачево, Тамбовск. губ., Елатьмы и Лашмы. В письме крестьяне доносили, что „залежи золотой, или серебряной руды (они приняли желруды за серебряные) тянутся по Меленковской округе слишком на 30, а по Тамбовской на 50 верст в длину, а поперечнику уповательно будет столько же".
Образцы руд были посланы в Департамент горных дел и оказались (по сообщению последнего) состоящими из пород:
«1. Песчаник со вкрапленными зернами бурого железняка побежалого цвета
2. Плотного кварцевого песчаника.
3. Разрушенного гнейса.
4. Глинистого железного камня.
5. Болотной железной руды
6. Нескольких зерен худовыработанного железа, получаемого из руд в обыкновенных малых кузнечных горнах.
Первые три номера, будучи испытаны на золото и серебро, оказались не содержащими в себе оных металлов. Глинистый железный камень и болотная желруда по испытанию сухим путем от 100 пуд. дают чугуна первый 48 пуд. 17 фунт., второй 24 пуда 2 фунта.
Зерна худовыработанного железа по исследовании мокрым путем содержат одно железо.
Из всех сих номеров глинистый железный камень заслуживает внимание, как богатая желруда, которая может быть проплавляема без "предварительного обжига".
Через пять лет другой крестьянин д. Урюсевой М. Сергеев с сыновьями Саввой и Ларионом сообщили:
„По многолетним поискам найдены ими в казенном, так называемом, Рожковом бору по берегам речек Сноведи, Суведи, Унцерки и Чернушки и в других местах руда“.
По испытании присланных ими образцов в лаборатории Департамента горных дел, они оказались плотным бурным железным камнем, дающим при плавке 33 % чугуна.

Состав руд.
В конце XIX века руды нашего района также исследовались неоднократно. Сводное описание этих исследований дано в «Материалах к оценке земель Владимирской губ.» т. III, в. I и т. I, в. 1, а также у Н. Романова в книге «Полезные ископаемые Нижегородской губернии».
Все эти исследования руд показали, что в побережьях р. Оки на более глубоких местах встречаются, обычно, сферосидериты (глинистые железняки), содержащие углекислое железо (FeCO3).
Руда из Панфиловского рудника, по анализу Департамента горных дел (в 1850-х годах) оказалась бурым и шпатовым железняком. Первый в необожженном виде дал 56,18 % чугуна, а второй 42,25 %. Бурый железняк при обжиге теряет 14,1, шпатовый же — 28,11 %. При доменной плавке на 100 ч. бурого железняка прибавлялось 11 част. известкового флюса, а на 100 част. Шпатового - 17 частей флюса.
Железа в рудах Панфилова содержится 36,69 %, серного ангидрида (SO3) — следы, фосфорного ангидрида (Р2О5) - 0,3 %; окисей марганца 2.25 % и алюминия — 3,54 %.
В общем эти руды являются лучшими во всем округе.
Так, управляющий Карачаровской вотчиной писал Уварову:
„Руду Колобаев хвалит. Выходы чугуна у него от 47 проц. до 54 проц. Руда отличается мягкостью и способна для обработки лучшей доброты чугуна... У Колобаева дело идет великолепно (на железоделательном заводе при Колпинке). Железо выходит превосходное, что приписывают, главным образом, свойствам здешних руд»...
Несколько худшего качества железо получается из бурых железняков (лимонит), имеющих формулу 2 Fe2O3 3 Н2О и встречающихся в центральной части бывш. Меленковского уезда. Но зато они залегают на меньших глубинах и богаче железом.
Бурые железняки Приклонского рудника имеют железа 56,37 % и 46,83 %; Череватовского рудника - 51,96 %, Ратновского - 55,86 % и 58,95 %. Серный ангидрид в них отсутствует, а фосфорный встречается в размере 0,25 % — 0,46 %; окиси марганца 3,32 % и окиси алюминия — от 0.17 до 3,67 %.
Кроме этих руд во многих местах можно встретить большие залежи скважисто-ноздреватой руды, по незначительности содержания железа не пригодной для переработки ее в чугун.
Такая руда в 1872-м году была найдена в «окрестностях болотистых мест, залегающих большими пространствами около с. Веркуц (Гусь)».

Рудокопный промысел.
Добывание руды и выплавка из железа сыродутным способом, а равно кузнечные работы известны были населению района еще на заре истории.
За это говорит присутствие в финских могильниках, разрытых в Муромском крае, литейных ложек, остатков форм для литья, молотков, щипцов и наковален.
Этими же рудами для кузнечного производства пользовались и первые славянские колонизаторы, составившие около ІХ-Х века Муромское княжество.
Однако, рудокопание больших размеров достигло только со времени развития в округе металлургических заводов.
В 1850-х г. близ Карачарова и по Унже в Архангеле, Домнине, Злобине, Лехтове и др. занято было рудокопанием от 600 до 800 чел., которые с доставкой получали 60-80 тыс. руб., из которых за вычетом расходов оставалось от 40 до 60 тыс. годового заработка.
Рудокопов по переписи 1897 года было зарегистрировано по 44 селениям Меленковского уезда 1840 чел. и Муромском у. 7 чел. Из них на правобережные — Досчатинскую и Шиморскую волости (ныне Состоящие в Выксунском уезде) падает 1124 чел., или 61 %.
Остальные рудокопы жили: в Архангельской вол. — 277, Лехтовской - 145, Цикульской — 145, Усадской - 95, Тургеневской — 70. Заколпской — 68, Черсевской — 31, Бутылицкой — 23 и т. д.
Главными неблагоприятными обстоятельствами к добыванию руды являются условия этого добывания. Руда залегает гнездами и единственно возможен здесь практикуемый издревле способ добычи руды — это «дудки», «ширфы».
Чулков, еще в 1786 году, описывая Выксунские заводы, пишет: «в рудниках сих заводов руда добывается ширфами, т.е. круглыми ямами, из которых после проводят штольни или подкопы, но недалеко, потому что руда гнездовая и только кучами попадается»... Этот то способ сохранился и до сих пор.
Глубина «дудок» около Воютина достигала 15-21 метров на высоких, 8,5 метра на низких местах, около Черсева — 4-15 метров и у Колпинки — да 38 метров и т. д.
Вследствие всего этого работа очень утомительна, тяжела и опасна для жизни. Недаром из зарегистрированных в 1897 г. 1840 рудокопов стариков (старше 60 лет) и подростков (до 17 лет) насчитывалось только 100 чел., или 5,4 %.
Плата рудокопам в 1786 г. была в деловую пору по 8 коп., в другое время по 5 коп. за день (впрочем в это время огромное большинство рудокопов были крепостные крестьяне).
В 1873 году платили по 3-4 коп. за 16 килограммов добытой руды. Лопаты, лом, подпорки, освещение и т. п. все должно было иметься у рудокопов собственное, на что с пуда терялось у них по ½ коп.
В году работали в среднем 7,7 месяцев (главным образом, зимой и весной). Годовой заработок колебался очень сильно: за один сезон можно было заработать и рублей 60 и рублей 5. Все зависело от случая. Тем более, что нередко рудокопы, вырыв «дудку», не находили в ней руды, тогда как „дудки" в 30 метров глубины копались 6 человеками по целому месяцу.
Подобные условия добывания руды приводили к тому, что местные жители занимались этим промыслом только тогда, когда не находили других более легких, выгодных и постоянных заработков.
Так, до 1861 года крестьяне д. Усада поголовно занимались рудокопанием, т. к. работали за оброки на Досчатинском заводе. После реформ 1861 г. они бросили этот промысел. То же самое сделали крестьяне Панфилова и других селений.
Однако, крестьяне многих деревень работали и после 1861 года, снабжая заводы рудой вплоть до 1900-х годов.
Переписью 1926 г. не зарегистрировано ни одного рудокопа во всем Муромско-Меленковском районе, что объясняется, конечно, полным отсутствием в нашем районе действующих заводов.

Металлургическая промышленность Владимирской губернии:
1. Железные руды и рудокопный промысел.
2. Металлургические заводы в XVIII веке
3. Металлургические заводы в ХІХ столетии
4. Металлургические заводы в нач. ХХ века
Владимирская губерния
Муромский уезд.
Меленковский уезд
Муромский округ Нижегородского края
Известковые копи во Владимирской губернии.
Фабричная и заводская промышленность Владимирской губернии

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Николай (18.01.2017)
Просмотров: 846 | Теги: промышленность, Меленковский уезд, Муромский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика