Главная
Регистрация
Вход
Четверг
21.03.2019
14:27
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 594

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1020]
Суздаль [323]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [64]
Юрьев [154]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [86]
Гусь [110]
Вязники [221]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [173]
Переславль [97]
Кольчугино [43]
История [17]
Киржач [47]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [41]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Вкладная книга Рождественского монастыря во Владимире (кон. XVII – нач. XVIII в.)

Вкладная книга Рождественского монастыря во Владимире (кон. XVII – нач. XVIII в.)


Ил. 1
Вкладная книга (Инв. № В-5636/511). Фрагмент застежки. Образец филиграни

Рукописная Вкладная книга Рождественского монастыря (ил. 1), принадлежащая ВСМЗ (Инв. № В-5636/511), представляет собой фолиант размерами 41,5 х 26,0 х 5,0 см, в кожаном переплёте. Всего в книге 213 листов бумаги западноевропейского производства с водяными знаками - филигранями «Герб - лилия на щите» с контрамаркой «AJ» (л. 6, 19 и др.). Филиграни подтверждают датировку рукописи.
Значительная часть листов книги не заполнена, на лл. 1- 87 - основной текст Вкладной книги, написанный несколькими почерками ХѴІІ-ХѴІІІ вв., с пропусками страниц для последующего пополнения; на лл. 92-99 - почерком XIX в. «О почивающих во Владимирском кафедральном соборе...»
Основной текст книги предваряет пространное обоснование благочестивого обычая делать вклады в монастыри.
В заглавии книги, следующем за предисловием, указана дата её составления (1685 г.), имена монастырских властей (при архимандрите Иосифе), название книги «Книга глаголемая вкладная» и её предназначение: «Писано в ней, которого года, и месяца, и числа, кто имянем сколько чево дал в дом пречистыя Богородицы, и чудотворцу великому князю Александру Невскому, вкладом, или кто что построил во святую церковь» (ил. 2).


Ил. 2
Фрагмент листа книги с текстом «Книга глаголемая вкладная...» [Л. 8].

Вот как характеризовал в конце XIX в. этот вид документов один из первых исследователей вкладных книг - А. А. Титов: «В них записывались вклады в обители царей, бояр и мирян... в них мелькают имена и неизвестные, и крупноисторические. Тут и царь Иван Васильевич (редкая вкладная книга больших монастырей обходится без его имени), тут и Борис Годунов, и Алексей Михайлович, а наряду с ними крестьяне, епископы, простые чернецы, патриархи, торговые люди, митрополиты, подьячие, игумены, князья и княгини и т.д. Одним словом - тут вся святая Русь, все веровавшие в чудотворную силу своих жертв перед святыми угодниками».


Ил. 3
Вкладная книга в витрине Исторического музея г. Владимира

Вкладная книга (Инв. № В-5636/511) представлена в Историческом музее города Владимира, в разделе экспозиции, посвящённом истории края XVII в. (ил. 3)
В настоящей работе сделан краткий обзор и анализ содержания источника.
Время появления вкладных книг многие исследователи связывают с решениями Стоглавого Собора 1551 г., где монастырским властям было предписано собирать сведения о вкладчиках.
Единой формы для этого типа документов (формуляра вкладных книг) не было, они не имели юридической силы и не использовались для разрешения судебных и поземельных дел. Поэтому структура нашей книги сложна.
Чётко выделены только сообщения о великокняжеских и царских «дачах», которыми открывается перечень вкладов (лл. 9 об. - 14), заметны попытки сгруппировать земельные вклады других лиц (лл. 24-25), и сгруппированы обширные вклады духовных лиц XVII в. (лл. 29 об. - 33 об.; 37-37 об.; 43-44; 71-73 об.). Выделены также история сооружения и вклады на новую раку для главной святыни монастыря - мощей Александра Невского в 1697 г. (лл. 66-70 об.), и обширная ктиторская деятельность Н.И. Акинфова нач. XVIII в. (лл. 74 об. - 81 об.). В отдельный абзац, начинающийся с нарядного киноварного заголовка, выделены одни из самых поздних записей - вклады «на возобновление святыя обители» после пожаров 1717 и 1719 гг. (лл. 85 об. - 86 об.)
Первым по времени зафиксированным вкладом в Рождественский монастырь стало пожалование сёл Веское в Суздальском уезде, а также Улолы и Васильевское во Владимирском «в лето 6917-е» (1409 г.). Это начало складывания одной из крупнейших монастырских вотчин Русского государства.
Самым поздним среди записанных в книге можно считать вклад 50 рублей известным дипломатом и общественным деятелем графом П.И. Мусиным-Пушкиным 17 декабря 1735 г. «к местному образу пресвятыя Богоматере в среброкованую ризу».
Со второй половины XVIII в. сведения о вкладах включались в описи имущества монастырей, вкладные книги как вид монастырского делопроизводства стали приходить в упадок.
Владимирский Рождественский монастырь на протяжении своей многовековой истории был одной из крупнейших русских обителей, которую не обходили вниманием самые известные вкладчики. Наиболее полный на настоящее время очерк истории монастыря с обширной библиографией помещён в IX томе «Православной Энциклопедии».
В 1263 г. в главном монастырском храме был погребён великий князь Владимирский Александр Ярославич Невский. Он был канонизирован в чине святого благоверного князя и стал одним из самых почитаемых Русской православной церковью. Поэтому и в подзаголовке Вкладной книги и в описании большинства вкладов в Рождественский монастырь читаем: «дано в дом Пречистыя Богородицы и чюдотворцу великому князю Александру».
Первым оценил значение Вкладной книги как важного исторического источника историк церкви иеромонах Иоасаф (Гапонов В.С.). Раздел по истории Рождественского монастыря в «Церковно-историческом описании Владимирских достопамятностей» (Владимир, 1857) он в значительной степени построил на сведениях, почерпнутых из Вкладной книги.
Редактор неофициальной части газеты «Владимирские губернские ведомостей», организатор первого музея во Владимире краевед К.Н. Тихонравовов в 1863 г. опубликовал основной текст книги в редактируемом им издании. В следующем 1864 г. он поместил исправленный и уточнённый вариант Вкладной книги во втором выпуске «Трудов» Владимирского губ. статистического комитета и напечатал также в виде отдельной брошюры. К сожалению, и переиздание не обошлось без фактических ошибок и опечаток и не содержало каких-либо исторических или археографических комментариев, за исключением указания на поздние, по мнению публикатора, приписки. Эти выводы были сделаны только на основании изменения начертания букв и редко согласуются с содержанием статей.
Не отрицая заслуг краеведов ХІХ-ХХ вв. в деле популяризации Вкладной книги, отмечу, что исследования книги как исторического источника не производилось, объектом специального рассмотрения книга не была.
Некоторые экспонаты нашего музея ведут происхождение из Рождественского монастыря. Знакомый многим дубовый сундук (удачно дополняющий ныне интерьер Крестовой палаты в Суздале) за два года до составления Вкладной книги (в 1683 г.) был приложен «на церковную утварь в Рождественский монастырь», о чём гласит резная надпись на передней стенке. Именно в этом сундуке могли храниться и какие-то из вещей, упомянутых во Вкладной книге. Сам же сундук как вклад не записан.
Во Вкладной книге часты указания на вклады икон, но записи в основном кратки и недостаточны для идентификации.
Один из самых известных экспонатов нашего музея, бесспорно происходящий из Рождественского монастыря - «Икона в окладе с пятью венцами. Богоматерь Знамение, с избранными святыми» (Инв. № В-1714). Эта икона, датируемая серединой XVI в., находилась в соборе над гробницей Александра Невского, а ныне она в Исторической экспозиции Владимира. Во Вкладной книге, составлявшейся, напомню, с 1685 г., эта икона не записана. Две упомянутых в книге иконы «Знамение» более позднего происхождения.
Изделия в технике древнерусского шитья, часто называемые в книге «ризным украшением», численно преобладали среди вкладов. Но ни один из них не удаётся связать с пеленой 1613 г. (Инв. № В-1939) «Александр Невский в схиме», также считающейся происходящей из Рождественского монастыря и экспонируемой в том же Историческом музее!
Большое количество облачений «самово доброва мастерства» поступило в ризницу монастыря от иеродиакона Боголепа «в вечное помяновение душ супруги своей Анны, и дъщери своей Анны ж». При описании вклада 1680 г. боярина князя М.Я. Черкасского с супругой княгиней Марфой отмечено, что шитьё «в доме их строено въ монастырском жемчуге», то есть у князей Черкасских была своя золотошвейная мастерская. Обилие вкладных шитых изделий, упомянутых в книге, говорит о широком распространении золотого и серебряного шитья в Русском государстве в то время. Сотни образцов шитья ХѴІІ-ХѴІІІ вв., хранящиеся в фонде тканей ВСМЗ, не оставляют надежду при внимательном изучении Вкладной книги и экспонатов уточнить происхождение некоторых из них. Особенно следует обратить внимание на пелену «Рождество Богородицы», датируемую второй половиной XVII в. (Инв. № В-1937)
Среди разнообразной церковной утвари, попавшей в качестве вкладов в Рождественский монастырь, представлены в экспозиции Исторического музея Владимира дискос 1604 г. (Инв. № В-1477), блюдо-лохань 1675-1685 гг. (Инв. № В-4576) и ваза-рассольник 1574-1575 гг. (Инв. № В-1748). Среди вкладов думного дворянина, позднее окольничего, Н.И. Акинфова указаны «два сосудца сребреные с крышками, и с крестами, ко всенощным, на вино и на елей». Один из них и есть эта самая ваза-рассольник, использовавшаяся как сосуд для освящения хлебов и под таким названием фигурирующая в публикациях XIX - начала XX в.
Дискос 1604 г. скрыт среди вкладов митрополита Ростовского и Ярославского Ионы (нач. XVII в.) в строках «восмь крестов напрестольных, обложены сребром с камением, да сосуды сребряные служащие, цена 60 рублев...»
Пока в записях не удалось определить упомянутое ранее блюдо-лохань, датируемое временем, близким к составлению Вкладной книги.
О большой серебряной водосвятной чаше, вложенной в 1619 г. в Рождественский монастырь князем И.И. Шуйским и хранящейся ныне в ГИМе, автор упоминал в сообщении на музейной конференции в 2010 г. Это наиболее ранний из вещевых вкладов, зафиксированных в книге.
Книги, как особенные вклады, поступали в монастырь в основном от особ духовных.


Ил. 4
Евангелие в окладе нам. XVII в., хранящееся в «Золотой кладовой» ВСМЗ [Инв. № В-1785] и фрагмент текста Вкладной книги о нём [Л. 22 об.]

Экспонируемое ныне в «Золотой кладовой» евангелие (ил. 4) в драгоценном окладе начала XVII в. (Инв. № В-1785) широко известно и многократно упомянуто в публикациях. Традиционно оно считается вкладом митрополита Ионы в Рождественский монастырь во Владимире. Указание учётной документации, что книга эта печатная, насторожило. Ведь во Вкладной книге среди вкладов Ионы (лл. 22-23) книги упомянуты только раз: «да книг письмяных розных надве сти рублев» и, как видим, книги только рукописные! Оказалось, что в драгоценный оклад начала XVII в. позднее было вставлено печатное издание нового времени. Когда и по какой причине это произошло - можно только строить предположения.
Преосвященный Павел, митрополит Сибирский и Тобольский, кроме «ризнова украшения» дал в монастырь «книгу евангелие кирилово, книгу ключ разумения, книгу трубы, печатные все». Эту и некоторые другие краткие записи сотрудники книжных фондов не только помогли «расшифровать», но и указали на имеющиеся в фондах музея экземпляры аналогичных книг.
«Кириллова книга», напечатанная в 1644 г. в Москве, названа во Вкладной книге «евангелие кирилово». Экземпляр музея (Инв. № В-36781), поступивший в фонды в 1985 г. от частного лица с краткой легендой, имеет только полустёршиеся владельческие надписи, требующие дальнейшего изучения.
Книга «Ключ разумения» Иоанникия Галятовского (Киев, 1659 и Львов, 1665) представлена в фонде старопечатной книги сразу в трёх экземплярах (Инв. №№ В-5637/31; В-5637/229; В-5637/236). Оказалось, что все три имеют сохранившиеся вкладные и владельческие надписи! Одна из них принадлежала Владимирскому Успенскому собору, а две других - Флорищевой пустыни.
В 1685 г. по бывшему архимандриту Рождественского монастыря Варнаве были даны несколько книг, в том числе «книга требник большой, печать киевская, в десть». Требник киевской печати 1646 г. (Инв. № В-5637/2) происходит из Древлехранилища Братства Александра Невского, значительную часть собрания которого составляли древности из Рождественского монастыря, и вполне может быть тем самым, данным по архимандриту Варнаве.
Пополнил «книжные фонды» монастыря и патриарший ризничий иеродиакон Боголеп. Среди его многочисленных вкладов разных лет в фондах музея сохранилось печатное Соборное уложение 1649 г. с вкладной надписью (Инв. № В-21468).
В одной из витрин экспозиции «Книга шести столетий» в Суздале представлено уникальное печатное евангелие 1689 г. (Инв. № В-14178), некоторые страницы которого раскрашены вручную. Это тоже вклад иеродиакона Боголепа.


Ил. 5
Евангелие 1689 г., самое большое из печатных [Инв.№ В-14178] и фрагмент текста Вкладной книги о нём [Л. 72 об.]

Цитирую Вкладную книгу: (ил. 5) «евангелие самое болшое, александрийские бумаги, страница во един лист, болшие печати, на всяком листе застовицы печатные с каймами, по обрезу золочено, в досках болших кипарисных подложены тафтою жаркою, переплетена исподняя доска, и корень обложена бархатом ви- ницейским, с травами розных шелков, по рудожелтой земле; на верхней гладкой золоченой цке средина Воскресение Христово, да четыре места Христовых страстей, да четыре евангелиста, все чеканное, болшим чеканом, серебряное золочено; у верхние цки трубы с подписью, исподние наугольники прорезные, позлащены парным золотом, у наугольников белыя яблочка сребряныя же, застешки болшие сребряныя же чеканныя».
Дорогой серебряный чеканный оклад этого евангелия не сохранился, сейчас книга имеет более поздние обложки XIX в. Тем ценнее описание её во Вкладной книге, позволяющее представить, как книга выглядела первоначально!
Многочисленные денежные вклады в монастырскую казну составляли от 5 и даже 2 руб. до 200-300 руб. Чаще всего они предназначались «на ризное украшение» или «в вечное поминовение» представителей семейств дворян-землевладельцев Владимирского края или иноков разных монастырей. В этой группе выделяются 1150 руб., которые дал в обитель по казнённым и убитым в опричнину «опальным» людям царь Иоанн IV Васильевич.
Сведения о земельных пожалованиях - ценный источник по истории складывания монастырской вотчины. В конце XVII в. монастырь по числу принадлежавших дворов входил в десятку крупнейших обителей Русского государства. В его вотчинах числилось 1844 крестьянских двора.
Книга начинается с вкладов великих князей и царей московских от Дмитрия Донского до Михаила Романова, но дата вклада в монастырь сёл и деревень указана не всегда. С конца XIV до начала XVII в. представители московского великокняжеского и царского дома дали в монастырь сёла Арбузове, Борисоглебское, Новгородское, Горицы, Ильинское во Владимирском уезде, Весское, Баскаково, Васильевское (Васильково) и Улолское в Суздальском и Шахово в Московском уездах.
В XVI в. монастырская вотчина во Владимирском и Суздальском уездах заметно увеличилась и за счёт вкладов светских лиц: от князя Симеона Ивановича Кривоборского поступило сельцо Пересекино; Игнатий Иванов сын Шамшов дал село Семёновское; «по иноке Серапионе Гундорове, и по ево родителях» дано село Тимошино; по иноке Арсении Басаргине дано село Юрово; Василей Сущев с сыном Иваном дали село Ратмирово.
Митрополит Иона «купил вотчину Горки з деревнями, и дал в монастырь, и по ево же челобитью и раденью» дано «сельцо Палашкино, да деревня Середники после Замятии Андреева сына Безъстужева, во иноцех Евфимий».
Нередко на страницах Вкладной книги встречаем указания на конкретное «целевое» назначение вклада, чаще всего это связано со строительными работами. На эти цели иногда жаловали не только деньги, но и стройматериалы. Наибольшее число таких «целевых вкладов» принадлежит настоятелям монастыря или лицам, тесно с ним связанным и знакомым с повседневными нуждами монастыря, с состоянием его построек, ветшавших от времени или страдавших от пожаров. Бывшие настоятели монастыря, достигшие высокого положения на других местах служения, не забывали Рождественский монастырь.
На страницах книги они предстают как бы соревнующимися друг с другом в деле сооружения и украшения построек монастыря: каменной надвратной церкви с иконостасом, «каменныя паперти с полатками что у трапезы», «на строение каменных келей что от колокольницы, до погреба рядовой братье и болнич- ной», «на строение каменных келей, от соборные церкви до казенные». В связи с этим следует отметить вклады архимандрита Троице-Сергиева монастыря Викентия.
В таких случаях Вкладная книга служит важным источником сведений по архитектурно-строительной истории XVII - начала XVIII в. Например, только из Вкладной книги мы знаем, что непродолжительный период после 1681 г. древний Рождественский собор был пятиглавым. Архимандрит Варнава «построил в дому пречистыя Богородицы и чюдотворца Александра на соборной церкве, пять крестов железных позолоченых».
К вышесказанному следует добавить, что книга - ценнейший источник по экономической и бытовой истории. В описании вкладов часто приводятся цены на серебро и золото, соль, хлеб, кирпич, церковное вино, ладан, мёд, известь, бутовый камень и драгоценные камни, соболей, лошадей, сено, скот, разные вещи.
Например, в 1654 г. аршин «алтабасу золотнова» стоил 24 руб., а «отлас золотной по зеленой земле» - 15 рублей. Такие дорогие ткани использовали для изготовления покрова на гроб «чюдотворцу великому князю Александру». На строящуюся колокольню дано: «кирпичу пятьдесят тысящь, цена 75 рублев», «извести 30 бочек, цена 4 рубли».
Два пуда «импортного», привезённого издалека ладана стоили «восмь рублев», а 16 пудов местного мёда - «восьм рублев с полтиною». В 1683 г. на нужды монастыря было дано «соли 30 рогож, весом в них 540 пуд, цена за пуд по гривне, итого 54 рубли».


Ил. 6
Фрагменты текста Вкладной книги с указанием стоимости вкладов и цен на товары [лл. 38 об., 39, 51]

Был оценён даже данный в монастырь «колокол, весом 42 пуда, цена по пяти рублев пуд, итого 210 рублев» (ил. 6).
Вкладные книги, составлявшиеся в конце XVII в., не только содержали информацию о преумножении монастырского имущества, но имели ещё и духовно-воспитательное значение, служа своеобразным памятником благочестию вкладчиков, жертвовавших на монастыри ради молитвенного попечения о своей душе, о тех или иных лицах, пробуждению благородного соревнования у вкладчиков.
Вкладные книги - интересный и своеобразный исторический источник, требуют всестороннего анализа. Начало изучению уникальной рукописи положено настоящей работой. В ходе её подтверждена сложная структура Вкладной книги, обнаружены неточности и опечатки первого издания, выявлена и уточнена история некоторых экспонатов ВСМЗ. Осознана необходимость дальнейшего изучения Вкладной книги и её публикации с комментариями и справочным аппаратом для более полного вовлечения в научный оборот.

Источник:
МАТЕРИАЛЫ ИССЛЕДОВАНИЙ. Выпуск 18. Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. 2012
Богородице-Рождественский монастырь
Паломнические реликвии из перламутра XVIII–XIX вв.
Серебряные напрестольные кресты ХѴІ-ХІХ веков в собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Николай (07.03.2019)
Просмотров: 18 | Теги: Музеи, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика