Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
17.02.2020
13:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [138]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1196]
Суздаль [359]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [378]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [85]
Юрьев [200]
Судогда [86]
Москва [42]
Покров [113]
Гусь [131]
Вязники [241]
Камешково [69]
Ковров [301]
Гороховец [103]
Александров [222]
Переславль [102]
Кольчугино [63]
История [39]
Киржач [69]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [72]
Писатели и поэты [91]
Промышленность [86]
Учебные заведения [76]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [47]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [42]
Муромские поэты [5]
художники [19]
Лесное хозяйство [12]
священники [5]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [14]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 30
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » обряды

Свадебные обряды в Юрьев-Польском уезде

Свадебные обряды

Семейные обряды Владимирской деревни. Часть 1. Областной центр Народного Творчества. Владимир 1995.

Свадьба была самым крупным обрядовым действом в жизни крестьян. Время для нее выбиралось как правило осенью или зимой - с окончанием уборочной страды.
Основными этапами свадебного обряда были: сватовство, сговор, девичник, день свадьбы, свадебный пир. Невеста становилась замужней женщиной только после свадебного пира - основного момента закрепления брака.
В свадебных обрядах, записанных в XIX веке, можно обнаружить остатки очень древних обычаев - умыкания (прятание невесты по приезде жениха, «бегство невесты»), купли-продажи (многочисленные выкупы невесты), можно предположить, и группового брака (обычаи всем гостям целовать невесту и проезжанам занимать постель новобрачных). Интересен обычай Александровского уезда, где после венчания в церкви невеста возвращается к себе домой, куда за ней приезжает жених с дружками. Вероятно, так было в те времена, когда христианство только еще начало вторгаться в жизнь народа, поскольку поездка в церковь в этом случае никак не влияет на обряд. Большинство архаических обычаев бытовало после брачной ночи. Это и проверка невинности невесты (Шуйский уезд), и наказание свахи (Переславль-Залесский уезд), и мазание гостей сажей (Ковровский уезд) и многие другие. Церковь боролась с ними, но безуспешно.
Наиболее полно свадебный обряд записан в Меленковском уезде. Есть в нем даже своеобразное гадание при выборе стороны, где отыскивать невесту. Очень подробно описано поведение свахи при сватовстве. Существовал в Меленковском уезде в то время и древний запрет жениху и невесте видеться до свадьбы (точнее: до приезда в дом жениха, где его мать «вскрывала» невесту, то есть снимала покрывало, которым было закрыто ее лицо). Была там и «баня» в день девичника с присущими ей обычаями. Очень интересны обереги, к которым прибегали, собирая жениха и невесту к венцу.
Образы свадебной поэзии - «сокол», «лебёдушка» и другие, по- видимому, связаны с языческой мифологией.
Хорошо сохранились во Владимирской губернии причитания невесты. Хуже дело обстоит с песнями на девичнике - к концу прошлого века на этом этапе свадебного действа стали исполняться любые лирические песни. Но есть и отрадные исключения - в обрядах г. Переславля-Залесского и Владимирского уезда (№21) песни на девичнике - яркий образец именно свадебной лирики. Очень мало записей песен на свадебном пиру. Вероятно из-за того, что многие из них (корильные и величальные гостям) звучали и ранее - на девичнике.
Приговоры дружки имеются только в обрядах Гороховецкого (№ 38) и Александровского (№ 34) уездов. Они построены на образах народной поэзии, но впитали и лексику времени исполнения.

Юрьев-Польской уезд
№ 18

Весной по селам бывают обыкновенно гулянья в местах особенно отличающихся живописным положением, - и большей частию среди лугов, при соединении нескольких ручьев, речек, в кустах, перелесках и при колодцах, называемых «святыми колодцами» или «святиками», На такие места сходятся в праздничные дни крестьяне из разных окрестных сел - вместе повеселиться, попеть песни и поводить хороводы. Осенью же и зимою хороводы бывают среди сел и в особенности неподалеку от питейных домов, где можно обогреться и подбавить себе веселья и молодечества. Места, где крестьяне поют песни и водят хороводы, во многих селах называют «кружалами». В хороводах особенно отличаются молодцы (холостые) и взрослые девицы. Молодцы, по большей части, бывают запевалами - запевают песни, пляшут среди хоровода и телодвижениями своими, вместе с девицами, стараются выражать содержание песни, с тою только разницею, что девицы делают это гораздо скромнее - потупив глаза, с застенчивой улыбкой плавно размахивают руками и уже непременно с распущенным платком. На этих-то веселых гуляньях бывает начало всех почти крестьянских свадеб. Молодцы предпочитают обыкновенно тех девиц, которые постарше годами, полнее, румянее и выше ростом. О таких девицах парни говорят: «Чудо девка: всем взяла - и ростом и дородством, - кровь с молоком».
Которая девица молодцу приглянется, он объясняется с нею на гуляньях и получает тут согласие ее на брак или отказ. Счастливый, получив согласие избранной девицы, объявляет родителям своим намеренье жениться, означая и невесту свою. Родители жениха засылают в дом невесты сваху, которая, узнав о согласии родителей ее на брак их дочери с известным молодцем, получает от них необходимое сведение - сколько они намерены взять с жениха деньгами в пользу невесты, как у крестьян называют «на стол». Обязанности свахи состоят в том, чтобы расхвалить жениха, расписать богатство родителей его самыми яркими красками и, во что бы то ни стало, убедить родителей невесты взять «на стол» поменьше. Обыкновенно дают «на стол» 50, 100, 200 и даже 300 рублей ассигнациями. На эти деньги невеста делает себе шубу, холодняк (летнее платье), покупает фату и прочее. А если все это у нее уже готово, сделано на счет ее родителей, то деньги она отдает уже им. Сваха, «отобравши речи», переносит их из дома невесты в дом жениха, - и если он в состоянии положить «на стол» требуемую сумму, то через несколько времени едет со своими родителями в дом невесты «делать рукобитье». Согласие родителей с той и с другой стороны на соединение детей обыкновенно утверждается тем, что, помолившись Богу, они ударят друг друга по рукам в знак согласия, и потому называют этот обряд «рукобитьем». После рукобитья, сделанного отцами жениха и невесты, матери целуются и одна другую величает «свахонькою». Первой должна подходить для поздравления мать невесты, и это потому, что мать жениха, будущая свекровь, называется «заломихою», а мать невесты, будущая теща - «покорихою». После рукобитья все угощаются, но не слишком много, потому что этот пир «непасёный», то есть к которому не припасались, не готовились. Родители жениха просят к себе родителей невесты для «пропою» ее, назначая известный день. Родители невесты и ближайшие родственники отправляются в назначенный день в дом жениха «пропивать невесту». Подруги ее, узнав об отъезде родных ее на пропой, навещают в это время свою подругу. Едва кто из подруг войдет-в горницу, как невеста, выряженная, сидя впереди за столом, начинает, зажавшись платком, плакать с причетами, приговаривая:
Ты поди ко мне дорога гостья,
Ты, подруженька-голубушка,
Голубушка Аннушка!
Не во гневе ли тебе показалося,
Что я горькая не встретила,
Бесталанная не приветила
Середи двора Широкова,
Супротив крыльца высокова,
Тяжёлой двери не отворила.
Я вскочила бы по-прежнему,
Побежала бы скорёхонько,
Но резвы ножки подгибаются,
Белы ручки опускаются,
С плеч головушка скатилася
Не за спесью, не за гордостью -
За своим горем великиим.
Ты, подруженька-голубушка,
Голубушка Аннушка -
Что прежде в гости не ходила,
Мово батюшку не журила
И родельницу не бранила, -
Иногда б тебя послушали,
Хоть годочек подержали,
Уж я годом бы не состарелась,
А родных бы не зубытчила,
Цветна платья не износила,
Хлебом-солью не объела б их.
Подруга, помолившись и поклонившись на все четыре стороны, садится близ невесты, во время ее плача. Если после этого приходит другая подруга, невеста повторяет то же самое. Невеста должна «плакать к каждой подруге», этим она делает почет подруге. И если невеста не плачет к ней, то подруга обижается. Когда подруги все усядутся по местам, то невеста обращается ко всем вместе с плачем:
Вы подруженьки мои голубушки,
Голубушки мои сердешные, -
Вы пойдёте во луга гулять,
Вы будете цветочки рвать,
Вы будете веночки плесть.
Мне не рвать с вами цветочков,
Мне не плесть с вами веночков,
Не топтать с вами муравы-травы,
Не забить своих резвых ноженек.
Вы сорвите там и мой цветок,
Не дайте цветку вянути,
А мому сердцу дряхнути.
Когда приедут родители невесты «с пропою» к себе в дом, то, при появлении их, невеста плачет, приговаривая:
Уж где-то вы были в дорогих гостях?
О чем-то вы Богу молилися?
О чем-то били по белым рукам?
За что-то брали золоту казну? -
Не коня-то вы продали,
Не другова запоручили,
Уж вы продали мою головушку,
Запоручили девичью красоту!
После этого невеста делает обращение к своей «красоте» и опять плачет, приговаривая:
Красота ты моя красотушка,
Красота моя девичья!
Уж не долго тебе красоватися,
От слова «убыток».
По моим плечам расстилатися,
Уж куда мне тебя девать будет? -
Мне в поля пустить - заработаться,
Мне в луга пустить - загуляешься,
Мне в леса пустить - заплутаешься.
Знать пустить тебя по подруженькам,
По подруженькам, по голубушкам!
Некоторые невесты бывают особенные мастерицы плакать. Эти невесты на подруг и на всех зрителей, которых всегда бывает полная изба, производят сильное впечатление и все горько плачут «беспритворливо», глядя на невесту. Менее искусные невесты нередко производят в зрителях смех вместо плача.
По окончании плача невеста принимает «гостинцы», присланные от жениха с ее родными. Гостинцы эти состоят большею частию из пряников и «жомков» (мелко изрезанные пряники).
После пропою невесты, через несколько дней, назначается в доме невесты «сиденье». На это сиденье приезжает и жених вместе со своими родителями. Жених непременно должен иметь с собою гостинцы. На сиденьи гости, довольно подгулявши, уходят с женихом, но он опять возвращается в избу один, чтобы подарить невесту гостинцами. В это время жених не скоро может добраться до невесты: подруги, на этот раз собравшиеся, скрывают ее от жениха. Он должен дарить гостинцами и всех подруг, чтобы они показали ему невесту. Награжденные подруги отступают, показывают невесту и жених дарит ее. Потом выходят из избы во двор, где родные его все еще угощаются, - и, наконец, все уезжают. По отъезде жениха, невеста опять заливается горькими слезами, приговаривая:
Вы подруженьки мои голубушки,
Вы скидайте с меня цветио платьицо,
Вы скидайте и отряхивайте -
От меня горе отмахивайте,
Моё горе великое,
От подружек отменитое!
Потом обращение делает к толпе, которая смотрит на эту сцену:
Уж вы люди мои добрые,
Вы соседи приближённые, -
Вы раздайтесь, расступитеся,
Вы на все четыре стороны,
Вы мне дайте путь-дороженьку!
Толпа расступается и дает возможность пройти невесте. И она идет с плачем к старшему в доме, именно: к деду или бабушке, а если их нет, то к отцу и к матери. Это потому, что все распоряжения по дому, в крестьянском быту, зависят от старшего. Нередко можно видеть старца, совершенно ничего не работающего от изнеможения сил, но «большинство» у него в руках и ключ от «коробьи» на его поясе. Невеста подходит к старшему в доме, падает и плачет, причитая:
Ты радельник мой, сударь дедушко!
Уж спасибо тебе радельник мой
На хлебе тебе, на соли,
На неге и на волюшке.
Уж пришла я к тебе покоритися,
В резвы ноженьки поклонится!
Потом невеста кланяется в ноги отцу и матери, приговаривая:
Ты радельник мой, сударь батюшко,
Ты радельница моя матушка!
Уж спасибо вам радельники
На хлебе вам и на соли,
На неге и на волюшке.
Уж пришла я к вам покоритися,
В резвы ноженьки поклонитися!
Если же родителей нет в живых, то невеста идет на могилу их с сильным плачем и, еще перед выходом из дому, причитает:
Вы ставьте-ко столы дубовые,
Стелите скатерти браные,
Я пойду звати дорогих гостей -
Радельника батюшку,
Радельницу матушку
На свою свадьбу на горькую.
Близкие подруги ведут невесту под руки до самой могилы ее родителей. И когда приходят к могиле, то невеста опять плачет:
Не яблонка перед вами стоит,
Не яблонка кудрявая,
Не веточки она клонит,
Не яблочки с неё катятся, -
А я стою горькая,
Дочь ваша родимая,
Я роню горючи слёзы,
Не злата я прошу, не серебра,
Не большова приданова,
Я прошу у вас благословения.
Благослови меня радельник мой,
Благослови меня радельница
На путь меня на дороженьку
Итти мне горькой под злат венец!
Отошедши от могилы, невеста, как бы опять рвется к ней из рук подруг своих, но удержанная ими обращается лицом к могиле и плачет:
Ещё-то я взгляну к радельнику,
Ещё-то я взгляну к радельнице -
Уж нейдут ли мои радельники
На мою свадьбу на горькую!
Возвратясь с кладбища, при входе в избу невеста плачет:
Не ставьте вы стволы дубовые,
Не стелите скатерти браные,
Не обещался мой радельник батюшко,
Не обещалась радельница матушка
На мою свадьбу горькую,
А приказали мои радельники
Богом данному батюшке,
Богом данной матушке
Слёзно покоритеся,
В резвы ноженьки поклонитеся
И просить благословения.
Сказав это, невеста падает в ноги посажёных родителей. Некоторые невесты, не имеющие живых родителей, пришедши на могилу, плачут, приговаривая следующее:
Ты расступись, мать сыра-земля,
Ты вскройся, гробова доска,
Ты встань-проснись родна матушка,
Ты встань-проснись родной батюшко!
Уж не год-то мне годовати,
Не неделюшку гостити,
Одну ночку ночевати
И тое в слезах-тоске не видати.
Снарядить-то меня есть кому,
Благословить-то меня некому!
Снаряжает меня чужая мать,
Благословляет меня чужой отец.
Наступает день брака, и с раннего утра начинаются новые обряды и причитания, являются сваты, свахи, дружки…

№ 19

Обыкновенно здесь (в с. Сваино) свадьбы бывают в воскресный день. И вот невеста, как начнется благовест к утрени, встает и начинает причитать к сродникам с ее стороны, которые съезжаются накануне и ночуют в ее доме:
Ох вы други, други милые,
Мои сроднички разродимые,
Что спалась ли вам тёмная ночь? -
А мне девице не уснулося.
Другой ключик - родиму матушку,
Третий ключ - свою красоту!
Подошедши к дому своему, причитает:
Вы вереюшки размашитеся,
Вы воротички растворитеся!
Затем невеста умывается, в ожидании жениха, и когда завидят поезд, невеста начинает причитать:
Не туман в поле затуманился, -
Во тумане-то людей толпа,
В той толпе король стоит,
От того короля послы идут,
Послы идут, послы скорые -
Едут дружки храбрые,
Свищут плёточки шелковые.
Когда до приезда жениха станут одевать невесту, то она причитает:
Ох ты, крестная ты моя матушка,
Надевай платье отряхаючи,
От меня горе отсыпаючи,
Что хоша-то оно цветнёхонько,
Ретиву сердцу студнёхонько!
К родителям, когда они начнут благословлять:
Ты родимый мой батюшко -
Иван Иванович -
Не прошу-то я у тебя, батюшко,
Ни злата, ни серебра,
Я прошу благословеньица великова!
Когда поведут невесту за стол, она плачет:
Не по за столу я иду,
Что не скатерти стелю, -
Что стелю-то ли я молода
Свои-то ли горючи слёзы.
Затем входит жених и садится рядом с невестой. И вот она причитает:
Не встала бы я молода
Супротив князя-боярина,
Уж как встану ли я молода
Супротив креста животворящего!
Потом:
Что по правую сторонушку
Сидит чужий-чуженец -
Удалой добрый молодец.
Ох ты, чужий-чуженец
Удалой добрый молодец, -
Не ступай-ка на праву ногу,
Не пытай-ка ты ума-разума
И не рви из рук полотеньицо,
Не ругай моё рукодельицо!
А на леву ли сторонушку
Что сидит сваха приезжая.
Ох ты, сваха приезжая,
Зачем же ты приехала,
Почему ты меня сведала? -
Во лугах я с тобой не гуляла,
Во беседушках не сидела.
Потом поезд собирается, а невеста причитает:
Не сине море всколыхнулося, -
Со лузей гуси поднималися;
Поднималася я молода
От родимова мово батюшка,
От родимой моей матушки!
После родительского благословления жених берет за руку невесту. В это время она причитает:
Ох вы люди, люди добрые,
Соседушки приближённые,
Вы раздайтеся-расступитеся,
Пропустите меня молоду, -
Не чернец идёт со черницами,
Идёт молодец со девицами!
Когда подойдут к подводам:
Откатись-ка ты, светел месяц,
Подкатись-ко ты, красно солнышко, -
Подойди родимый братилко!
Ох, родимый ты мой братилко,
Не во сад меня садишь,
Не в зелёное вишенье, -
Ты сажаешь, родимой братилко,
Во чужу-дальну сторонушку
К незнакомому роду-племени,
Ко чужому отцу с матерью!
Оборотясь к снохе, невеста причитает:
Ох, голубка моя невестушка,
Ты лебёдушка моя белая,
Не потай моя родимая,
Каково жить в чужих людях? Та отвечает:
Ох ты, богоданная моя сестрица!
Уж как надо жить в чужих людях -
Резвым ножинькам быть подходчивым,
Белым ручинькам быть подельчивым,
Буйной голове быть поклончивой,
Ретивым сердцем быть покорчивой!
Наконец, оборотясь к подругам, причитает:
Ох, голубки мои подружиньки,
Вы лебёдушки мои белые -
Вы пойдете во луга гулять,
Во луга гулять во зелёные,
Вы сорвёте все по цветику,
Вы совьёте по венчику,
Вы сорвите-ка и мой цветок.
Уж как мой цветок
При пути стоит, при дорожиньке!
Вы сорвите мой цветок,
Совейте и мне венок, -
Вы пойдёте-тка голубушки
Мимо матушки нова подворьица,
Подайте вы ей в окошичко,
Положила бы она в кован ларец,
Через два бы то дня погодя
Поглядела бы на тот венок -
Что не вянет ли тот венок, -
Что не плачет ли мило дитятко
На чужой дальней сторонушке!
Затем свадебный поезд уезжает в церковь к бракосочетанию.

№ 20

Модель свадебного печенья Юрьевского уезда села Спасского, исполненная для Румянцевского музея крестьянкой той же местности Пелагеей Михайловной Козловой в 1915 году (...).
Данное свадебное печенье изготовляется в доме невесты ее родными (исполнительницами его являются определенной категории женщины). При исполнении его не поют песен. Печенье изображает лес и называется «роща». Лес изображают палочки разной высоты, опутанные разноцветной и яркой резаной бумагой. Эти деревца и кусты воткнуты в «землю», то есть в само печенье. «Земля» - круглая лепешка из сдобного теста, на которой тестом же выведены «вилюлины», украшенные вставленными в них изюминами. В таком виде лепешка называется «куличка». «Рощей» печенье называется после того, как в куличку будут воткнуты деревья и кусты. Куличек таких «без лесу» невеста должна испечь до десяти, так как ей приходится оделять их кусками гостей при разных эпизодах свадебного ритуала. Куличку под «рощу» делают также такой величины, чтобы при раздаче хватило всем. Помимо деревьев и кустов, посреди «земли» устанавливают склеенную из бумаги избушку и фигуры «полещика», его жены и детей. Куклу «полещика» делали в прежнее время тряпичную и одевали ее непременно в красные ситцевые лоскутья. В настоящее время куклы покупают. Полещику за руку засовывают доску, которая изображает записку о продаже леса. (...) «Роща» привозится в дом молодой после венчания родными невесты, после приезда молодых, и украшает собой стол, на котором происходит «ужин» свадебных гостей. После ужина происходит обряд, относящийся к «роще». «Рощу» раскупают гости. В землю втыкают две палочки, к которым прикреплена перекладина со свободно по ней двигающимся кольцом. Один из присутствующих от лица полещика продает отдельные деревья. Гость за гостем подходят и торгуют себе деревья. Скажут: «Даю 5 рублей!» - это 50 копеек, которые гость и кладет в пользу невесты. Другой кладет 1 рубль-гривенник. Но кладут и рубли и трешники. Народ там богатый. Как сторгуют себе дерево - торг происходит с прибаутками, песнями - начнут «тянуть» дерево. Через колечко продевают нитку, один конец которой прикрепляют к выбранному дереву, и тащат за другой конец ее, делая вид, что вытаскивают дерево. При этом поют «Дубинушку», например:
Вот у нас свёкор-то богатый,
Гребёт денежки лопатой!
Эй, дубинушка, ухнем,
Ай, зелёная, сама пойдёт,
В один раз!
Чем больше гость дает денег, тем больше дерево ему дают. Самые дорогие деревья находятся в центре печенья. Кто дает гривенник - получает кусочек. Торг вызывает большое оживление среди присутствующих. Когда лес весь раскуплен, жених должен выкупить «землю». Он кладет больше других. Иногда происходит как бы аукцион, но жених непременно должен купить «землю». Всего-навсего невеста на продаже «рощи» на небогатой свадьбе соберет рублей пятнадцать. После выкупа «земли» невеста разламывает куличку на куски и раздает присутствующим. Куличка должна быть вкусная, хорошо испечена, - иначе засмеют невесту. Куклы от розданного таким образом печенья молодая бережет в сундуке или шкапу. Иногда они употребляются и при другой свадьбе.

ВЛАДИМИРСКИЙ УЕЗД
№ 21

Когда со стороны родителей невесты или, если она их лишилась, со стороны родственников ее бывает все приготовлено к свадьбе, тогда назначается ими день «девишника». Приготовления к свадьбе бывают следующие: за отсутствием в деревнях торговых лавок ездят во Владимир для покупки пшеничной муки, чая, сахара и прочего; варят брагу, моют посуду, полы, стены и потолок в избе, назначенной для отправления девишника и свадьбы. Если же изба слишком грязна, почернела, тогда не ограничиваются одним мытьем ее, а первоначально скоблют ее косырями, скобелыо и выстругивают рубанком. Колют свинью или борова, голову которого, неразрубленную, опаливши первоначально, варят в горшке, после чего кладут ее на большую тарелку и убирают лентами и разноцветной бумагой. В таком виде она становится на стол пирующим и стоит до следующего за свадьбой дня (...). За несколько дней до девишника девицы - подруги невесты - приглашаются шить белье и прочее для нее и ее жениха.
В день девишника, часа в 3 или 4 пополудни девицы, подруги невесты, вместе с ней отправляются в топленую баню мыться, куда приносят нарочно присланные для девишника женихом (если он из зажиточного дома) вина, кислые щи, мед и закуски. В бане происходит обряд «величания жениха». Невеста ложится на полок, подруги ее берут в руки веники, мочалки и жгуты и начинают ими бить невесту, приговаривая: «Величай жениха!» Невеста, несмотря на то, что ее бьют, должна, по принятому обычаю, не называть некоторое время жениха, а вместо него кого-либо другого. По окончании мытья, одевшись, все расходятся по своим домам, чтобы принарядиться в самые лучшие платья для девишника. Принарядившись, девицы, подруги невесты, приходят к ней в дом, где уже бывает приготовлен для них самовар, а на столе, покрытом скатертью, - лакомства различных сортов. Первым делом подруг невесты (...) бывает плетение ей в последний раз одной косы и заплетение в нее ленты. Ношение в косе ленты девица начинает тогда, когда ее уже можно будет выдавать замуж, тогда же она начинает принимать участие во всех гуляньях и играх. До этого времени (а также когда состарится) девица заплетает хотя и одну косу, но без ленты - с гарусом или косником. Отсюда и начинаетя девишник (...).
Невеста, перекрестившись несколько раз, садится на стул, поставленный посреди дома. Девицы, подруги ее, начинают у нее расчесывать волосы, плетут косу и заплетают в нее ленту. В это время невеста поет: «Коса ль моя, косынька...»
По окончании этой песни невеста садится за стол в передний угол - под иконы. По обеим сторонам ее подруги. Они начинают пить чай. По окончании чаепития снова начинается пение.
Потом девицы начинают «корить» жениха, невесту, сваху, свата и дружку, то есть бесчестить их, насмехаться над ними с целью получения от них денег.
Иногда жених, по дальности своего местожительства от деревни, где происходит девишник, или по какой-либо другой причине, не может присутствовать на нем. Девицы, подруги невесты его, для получения от него денег поступают следующим образом: по совершении брака, вечером, прячут невесту в «клеть» и жених должен идти туда «выкупать невесту». С этой целью он подходит к двери клети и хочет войти в нее. Девицы не впускают его, удерживают дверь, потом бросаются от нее к невесте и окружают ее. Жених быстро входит в клеть и выхватывает из круга девиц невесту, после чего награждает их деньгами. Очевидно эта сцена напоминает собою обычай, существовавший еще в доисторическую эпоху в России и долгое время при христианстве - «умычку девиц». (...) Во время пения корильных песен одна из девиц, подруг невесты, берет в руки тарелку, которую при пропетии нескольких стихов песни (только не всей), подносит к тому лицу, которого корили, чтобы получить от него денег. Коримый кладет на тарелку грош, полушку, - тогда девицы начинают опять корить его, доканчивая песню. После этого девица снова подходит к нему и принимает уже достаточное количество денег. Деньги впоследствии делятся девицами поровну: это как бы возмещение им за шитье белья и прочего жениху и невесте.
По окончании песен, предназначенных для бесчестия жениха, свахи и прочих, девицы начинают их же в песнях хвалить. Затем девицы вместе с невестой ужинают и остаются ночевать.
На следующий день, за несколько минут до отправления невесты к венцу, после того, как невеста будет совсем готова, покрытая платком, чтобы невозможно было увидеть ее лицо, она садится за стол. К ней подходит сваха, срывает с нее платок и выплетает из косы ленту. Это самые важные, трагические минуты для невесты: она теперь навек лишается возможности носить одну косу и украшать её лентою - «красотою ее девичьей». Потом с тарелкой в руках подходит к невесте ее подруга. Сваха бросает на тарелку ленту со словами: «Прими девичью красоту!»
Во время пения невестой последней песни, все присутствующие на этом печальном обряде вполне проникаются чувствами ее, сочувствуют ей и плачут. Так, что посторонний, не знакомый с крестьянской духовной жизнью, с ее обрядами, - если бы ему пришлось услыхать пение «навзрыд» этих песен невесты и плач присутствующих при ней, - подумал бы, что здесь мертвого оплакивают. (...) Девица становится «бабой» и на долю ее остаются одни только воспоминания о лучших днях своей молодости. Остается только, по выражению одной народной песни, «веселить себя, вспоминая младость, на детей глядя».
Когда невеста окончит пение песен, сваха заплетает ей две косы. Затем ее благословляют и отправляют в храм венчаться, после чего надевают на нее «повойник» - бабий атрибут.
Песни при девишнике:
Коса ль моя, косынька,
Русая коса -
Красота ль моя девичья
Ненаглядная!
Я в последний раз в русую
Ленточку ввяжу.
Не долго же косыньке
Красоватися,
Не долго же ленточке
В косыньке цвести,
Недолго на ленточку
Любоватися,
Недолго мне в девушках
Красоватися.
Последний раз девушек
К себе приведу,
Последний раз девушкой
Я с ними цвету.
Ах, недолго ж Марьюшке
В девушках сидеть,
Недолго Ивановне
В красныих сидеть.
***
Ах, кто у нас холост,
Ах, кто у нас не женат?
Ай лей, ай лели! -
Ах, кто у нас не женат?
Холост у нас Иван,
Неженат Васильевич,
Он ходит невесело,
Гуляет нерадошно.
Связал свою голову
Тафтою зелёною,
Ещё увил голову
Лентою лиловою.
Увидала матушка,
Усмотрела родная:
- Ах ты, милоя дитятко,
Хорошо, умильное, -
Что ходишь невесело,
Гуляешь нерадошно,
К чому связал голову
Лентаю лиловою?
- Родимая матушка,
К чому веселитися? -
Все мои товарищи
Да все перженилися,
Один у вас, матушка,
Холост-неженат хожу!
- Женись, женись, дитятко,
Женись, моё милое! -
Возьми, возьми дитятко
Не княжну, не барышню, а Марью Ивановну!
- Весел, весел матушка
Не с княжной, не с барышней,
А с Марьей Ивановной!
***
Звонок колокол в Нове-городе,
Но звончей тово во (родина невесты)!
Звонила звоны свет Марьюшка,
Звонила звоны свет Ивановна,
Мимо ехал Иван свет,
Мимо ехал Васильевич -
Звону её заслушался,
Красоты её засмотрелся.
Приехал домой - похваляется:
- Уж вы, батюшко с матушкай! -
Уж и видел я свою суженую,
Уж и видел я свою ряженую:
Ростом она, ростом она пониже меня,
Лицом она и бела-румяна,
Очи у ней - яснава сокола,
Брови у ней - чёрнова соболя!
***
При вечере, вечере, вечере,
При девишнике Марьюшкином!
Прилетал же млад ясен сокол,
Он садился на окошечко
На точёную прибоинку,
Прибоинка отломилася -
Окошечко затворилося.
Увидала её матушка:
- Ах ты, мило моё дитятко,
Приголубь ты яснова сокола,
Ясна сокола залётнова!
- Ах ты, родимая моя матушка,
Я бы рада приголубила...
Моё сердце не воротится,
С плеч головушка долой катится,
Резвы ноги подкосилися,
Белы руки опустилися!
***
Уж не ветры ль, ветры взвеяли! -
Невзначай гости на двор взъехали,
Подломили сени новые,
Сени новые с переходами,
Раздавили чашу золоту,
Чашу золоту со финистами!
Как расплакалась свет Марьюшка,
Как расплакалась Ивановна:
- Подломили у меня сени новые,
Сени новые с переходами,
Раздавили мою чашу золоту,
Чашу золоту со финистами,
Испугали соловья в саду,
Уж и кто меня утешать будет?
Как возговорит Иван свет,
Как возговорит Васильевич:
- Ты не плачь, не плачь Марьюшка,
Ты не плачь Ивановна,
Я сострою тебе сени новые,
Сени новые с переходами,
Я солью тебе чашу золоту,
Чашу золоту со финистами,
По-видимому, - с финифтью
Уж и буду я соловьём в саду,
Уж и буду я утешать тебя!
***
Со двора, двора Широкова,
Со двора, двора Иванова
Собиралась свадьба с поездом
Со убраной со поневесною.
Они все сёлы проехали,
В (родина невесты) село заехали,
Они все дворы проехали,
К Ивану Михалычу на двор заехали.
Увидала же свет Марьюшка,
Увидала свет Ивановна -
Закидалася, забросалася
Из новых сеней во горницу,
За подружек коронилася.
- Вы подруженьки-голубушки,
Скороните меня молоду,
Притулите мою голову -
Вон он едет разоритель мой,
Вон он едет погубитель мой,
Вон он едет расплети-коса,
Вон он едет потеряй-краса.
Как воскрикнул тут Иван свет,
Как воскрикнул тут Васильевич:
- Уж не я же разоритель твой -
Разоритель - родной твой батюшка,
Уж не я же погубитель твой -
Погубительница - твоя матушка,
Уж не я же расплети-коса -
Расплети-коса - свахынька,
Уж не я же потеряй-краса -
Потеряй-краса - дружинька!
***
Летело лебедей стадо,
А друго стадо - серых гусей.
Отставала же лебёдушка
Прочь от стада лебединова,
Приставала же лебёдушка
К тому стаду - к серыим гусям.
Начали её гуси щипати,
Начала лебёдушка кликати:
- Не щиплите вы, серы гуси,
Не сама я к вам залетела,
Занесло меня погодою,
Что погодою-невзгодою!
Отставала же свет Марьюшка,
Отставала свет Ивановна
От свово ли роду-племени
От свово ли отца с матерью,
От своих ли от подруженек, -
Приставала же свет Марьюшка,
Приставала же свет Ивановна,
Приставала же лебёдушка
Ко чужому роду-племени,
Ко чужому отцу с матерью,
Ко чужому Ивану Васильевичу,
Начали ее люди журити.
- Не журите меня, люди добрые,
Не сама я к вам заехала,
Завезли меня добры кони,
Добры кони Ивановы.
***
Как у Марьюшки была матушка,
Ни добра была, ни ласкова.
Посылала её матушка
Во сырой-ат бор по ягоды:
Выбирай-ко, моё дитятко,
Ты из ягод любую ягодку, -
Из малины ты - малинушку,
Из калины ты - калинушку,
Из брусииги ты - бруснижинку,
Из вишинки ты - вишинку,
Из чёрных ягод - чернижинку!
- Не нашла я лутше, матушка,
Лутше ягодки малинушки!
Как у Марьюшки матушка
И добра была и ласкава,
Посылала её матушка
Из новых сеней в горницу:
- Выбирай-ко, моё дитятко,
Из чинов-то ты - чиновника,
Из бояр-то ты - боярина,
Из приказных-то - приказнава,
Из купцов-то ты - купчика,
Из хресьян-то ты - хресьянина!
- Не нашла я лутше, матушка,
Лутше чину-то хресьянскава,
Лутше Ивана Васильевича!
***
Как во поле лебёдушка кликала,
А в тереме свет Марьюшка плакала,
В высокиим плакала:
- Уж Бог суди родимова батюшку,
Уж бог суди родимую матушку -
Отдают меня молоду в чужи люди жить
Остаётся зелёный сад без меня,
Повянут же три цветика во саду:
Аленькай мой миленькай цветочик,
А другой голубинькай цветочик,
Третий-ат лазоривай василёчик.
Вставай, вставай моя матушка раненько
Поливай же ты три цветика частенько
И утренней и вечерней росою,
А сверх того горючими слезами!
***
Ах вы сборы, сборы - сборы девичьи,
Ах вы сборы - сборы Марьюшкины!
Собирала свет Марьюшка,
Собирала свет Ивановна,
Собирала девушек к себе за стол,
А сама садилась выше всех,
Склонила головушку ниже всех,
Задумала думушку крепче всех:
- Ах, как мне прийти в чужой дом?
Ах, как мне назвать свёкра батюшкою,
А свекровушку - матушкой?
Деверьёв-то всех по имени,
А золовушек - по отечеству?!
Спеси-гордости я убавлю,
А ума-разума прибавлю,
Назову-то я свёкра батюшкой,
А свекровушку матушкой,
Деверьёв-то всех по имени,
А золовушек по отечеству!
***
Ах, кто у нас хорош,
Ах, кто у нас пригож?
Иван-ат хороший,
Васильевич пригожий -
На коня садится,
А конь веселится,
Он плёточкой машет,
А конь под ним пляшет;
К полям подъезжает -
Поля-то белеют,
К лугам подъезжает -
Луга зеленеют,
К рощам подъезжает -
Пташки запевают,
К садам подъезжает -
Сады расцветают,
К двору подъезжает -
А тёща встречает,
К крыльцу подъезжает -
Марьюшка встречает,
За ручку принимает,
На стулик сажает:
- Прошу покорно Иван,
Прошу покорно Васильевич, -
Давно тебя ждали,
Давно поджидали,
Столы накрывали,
Ковры расстилали,
Девиц созывали.
Девки песни пели,
Тебя величали!
***
Расшумелась-разлелеялась
По лугам, лугам вода полая,
Унесло-улелеяло
Со двора три кораблика:
Уж как первый-ат корабличик
Со перинами пуховыми,
А другой-ат корабличик
С сундуками со дубовыми,
А третий-ат корабличик
С душой красной девицей,
С Марьей Ивановной.
Прибежала её матушка,
Прибежала Матрёна Павловна
На тот ли на крутой берег,
Закричала её матушка
Своим громким голосом:
- Воротись ты, мое дитятко,
Позабыла трои ключи,
Трои-то ключи золоты
На шелковыем на поясе!
- Ах, забыла же я, матушка,
Забыла я волю батюшкину,
Позабыла я негу матушкину,
Позабыла еще я, матушка,
Что свою-то ещё негу девичью!
***
Ах, цветы ли мои, цветики,
Голубы цветы, лазоревы! -
Много было вас посеяно,
Да немного уродилося.
Ах, вы девицы вы красные,
Много было вас во тереме,
Да немного вас осталося.
У нас не было изменщицы -
Появилася изменщица,
Изменщица красна девица,
Красна девица - Марьюшка! -
Говорила, что замуж не иду,
Говорила: «Не подумаю!»
А тепериче замуж идёшь,
На чево ты так прельстилася -
На орешки иль на прянички,
На изюм ли - сладки ягодки?
На какова ты прельстилася! -
На дурнова, нехорошава,
На сутулова, горбатова,
На носастова, глазастова! -
На носу-то грибы выросли, -
И на саму горьку пьяницу!
***
Ты злодей, злодей - свахынька!
Ты ходила почастёхоньку,
Говорила потихохоньку,
Ты хвалила чужу сторону, -
Что чужая-то сторонушка,
Она сахаром усеяна,
А сытью-то поливана,
Виноградом огорожена;
У Ивана двор на семи верстах,
На семи верстах, на питерских,
Посреди двора стоит горница,
А во горнице Иван сидит...
А чужая-то сторонушка,
Она горюшком посыпана,
А слезами-то поливана,
А кручинай-то обсажена;
У Ивана двор на семи шагах,
На семи шагах - на куричьих,
Середи двора шалаш стоит,
А в шалаше-то Иван сидит.
***
Свахынька не хорошинька,
Свахынька не пригожинька!
У нас сваха-то прядлива -
В час по ниточке водила,
Что денёк, то простенёк,
Что неделю - навиток,
Что годок - то моток,
Мутовильцо с локоток,
И поставила красна -
Им девятая весна,
Вот десятая пошла.
На коклюшках на подножках
Трава выросла!
На просести-то наседка
Цыплят вывела:
Семьдесят молодок
Да девяносто кочетов, -
Один кочет был башмачник,
А другой-то чеботарь.
Чеботарь мой, чеботарь,
Башмачки ей счеботай,
Из полукозла - сапожки,
Из другова - исподки, -
Козелка сколько не станет -
Чеботарь зубом натянет.
Как на свадьбу-то спешила,
Рубашонку стирала,
На полу она стирала,
А в лохани полоскала,
На заслоне колотила,
На мутовке сушила,
Дружинька нехорошинькай,
Дружинька не пригожинькай!
Как на дружке-то шапёнка -
После дедушки чертёнка!
Дружинька нехорошинькай,
Дружинька непригожинькай!
Дружинька, слышишь ли,
Нехорошинькай, слышишь ли?
Эко, дружка какой!
Как у дружки кудри на четыре грани -
За них черти драли!
По сеням таскали,
Своим называли.
Как на дружке-то кафтан -
Ровно бабий сарафан.
У нас дружка изнемог -
Десять кошек приволок.
У нас дружка-то пивал,
На поварне бывал,
Мочалки сосал
И мутовки лизал,
Как на полку-то взглянул -
Пирога конец стянул,
На полати взглянул -
Трои лапти стянул,
Да и те потерял,
Сам и стал ковырять:
Ковырял, ковырял -
Кочедык потерял,
Кочедык потерял -
Веретеном ковырял.
Он по улицам ходил,
В подворотни глядел,
В подворотни глядел
И собак он дразнил.
Дружинька нехорошинькай,
Дружинька непригожинькай!
Сказали нам про дружку,
Что богат да богат!
Дружинька подари,
Нехорошинькай подари!
Он слепых-то водил,
Да полушек напросил.
Дружинька расступись,
Нехорошинькай расступись!
Он полушек напросил
Да нас девушек дарил.
Уж как дружка растакой
К нам приехал - черт скупой!
Как у дружки-то в кармане
Сидит вошь на аркане,
Дружинька расступись,
Нехорошинькай расступись!
Уж как дружка растакой
К нам приехал - чёрт скупой!
А в другом-то кармане -
Блоха на цепи.
Уж мы дружиньку потешим -
Середь горницы повесим, -
Пусть качается,
Величается.
Посадим ево за стол,
Пришибём ево пестом, -
Скажем: «По воду ушёл!»
Скажем: «Под лед ушёл!»
***
Сватушка нехорошинькай,
Сватушка непригожинькай!
Уж как свату-то своднику -
Лихорадка ему с хворостью, -
На печи лежать под шубою,
Умереть ему без ладана,
Схоронить ево без савана,
Положить ево поверх земли, -
Кто ни пойдёт - запинается,
Всяк над сватом надругается!
***
Ты, разумна головушка,
Ты, расчёсана бородушка,
Ты охочь по пирам ходить,
Ты охочь красных девок дарить -
Не рублём ты, не полтиною -
Золотою ты гривною!
***
Золотая трубыиька трубит на зоре,
Марьюшка плачет по русой косе:
-Ты, моя косынька, русая коса! -
Вечор тебя косыньку девушки плели,
Золотом косыньку увивали,
Жемчугом косыньку унизывали...
Суди Бог Ивана Васильевича:
Прислал ко мне сваху немилосливу,
Начала мою косыньку рвать-порывать,
И золото с косыньки долой сорвала,
И крупный жемчуг она снизала.
Ты, подружинька-голубушка,
Ты прими-ка мою красоту,
Ты носи-ка её ненаглядную,
Ты носи-ка не жалеючи,
По дождям ты, по метелицам.
Уж и я ли, девка глупая,
Берегла я свою красоту,
Не дала я ветру дунути,
Не дала я дождю капнути!
(Подольская волость)

№ 22

Во Владимирском уезде на крестьянских свадьбах в день брака поются разные так называемые плачи или причеты. В этот день невеста обыкновенно должна встать раньше всех. Одевшись и помолившись Богу, она обращается к матери со следующим плачем:
Не пава по двору ходила,
Не перья она ронила, -
Тут красна девушка ходила,
Горючи слёзы ронила;
К кипарисовой двери приходила:
- Ты немецкий замочек отоприся,
Полужона цепь отложися,
Кипарисна дверь отворися,
Шитый-браный полог распахнися,
Тесова кровать покачнися;
Уж ты встань-пробудись родна матушка,
Мне не год-то у тебя годовати,
Не неделюшку гостити,
Один час часовати!
Спустя немного времени в дом невесты начинают собираться все ее родственники. Если невеста не имеет в живых родителей и отдает ее брат, то она обращается к нему с плачем:
У реки было, у реченьки!
Много лесу, много кустиков,
Одново куста тут нет как нет,
Одново куста ракитова.
У мово ли братца милова
Много гостей съехалось,
Уж как гости все со гостьями;
Дорогова гостя нет как нет -
Дорогова гостя батюшка,
Дорогой гостьи нет как нет -
Дорогой гостьи матушки.
Разделила мою косыньку
На две косы,
Положила косыньку
Поверх головы.
После чего отец с матерью благословляют дочь-невесту и она со свахою отправляется в церковь.
Обряды Владимирской деревни:
Рождение младенца
Детские игры
Свадебные обряды в Юрьев-Польском уезде
Свадебные причитания в д. Добрынино Ставровской волости
Свадебные обряды во Владимирском уезде
Свадебные обряды в Вязниковском уезде
Свадебные обряды в Шуйском уезде

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: обряды | Добавил: Николай (02.02.2020)
Просмотров: 16 | Теги: обряды | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика