Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
24.02.2020
18:13
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [138]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1199]
Суздаль [359]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [379]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [9]
Собинка [86]
Юрьев [200]
Судогда [86]
Москва [42]
Покров [113]
Гусь [134]
Вязники [244]
Камешково [70]
Ковров [302]
Гороховец [104]
Александров [225]
Переславль [102]
Кольчугино [64]
История [39]
Киржач [69]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [29]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [73]
Писатели и поэты [94]
Промышленность [86]
Учебные заведения [78]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [47]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [42]
Муромские поэты [5]
художники [19]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [15]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 40
Гостей: 40
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » обряды

Обряды Владимирской деревни. Рождение младенца

Обряды Владимирской деревни.
Рождение младенца

Семейные обряды Владимирской деревни. Часть 1. Областной центр Народного Творчества. Владимир 1995.

Родильно-крестильные обряды более богаты в этнографическом отношении, нежели в фольклорном. Но бытующие в них заговоры и заклинания ценны и для фольклористов. «В основе родильно-крестильных обрядов лежит стремление сберечь новорожденного от злого духа и получить для него счастливую долю». Так, для предохранения от злых сил кладут в люльку к младенцу осиновую кору, а для богатства новорожденного кладут на шубу. В заговорах родильно-крестильного цикла много языческих элементов. В начальных словах: «Родной, приходи!..» - можно усмотреть величание Рода - главного бога славянского пантеона, творца – «родителя» вселенной. Заклинания огня и соли - священных для наших предков в дохристианский период - тоже имеются в публикуемых далее материалах.
Обрядовые мотивы видны и в некоторых колыбельных песнях. Так, в словах: «Ладушки-ладушки! Где были? - У бабушки...» - по-видимому, заключено величание Лады (богини брака, богородицы), прародительницы («бабушки») славян. Песня эта сопровождалась ударами в ладони, что характерно для древних игрищ, где славили Ладу.

№ 1
РОДИНЫ

Главное действующее лицо при родах у крестьян Владимирской губернии есть повитуха-бабка. Она пользуется здесь большим почетом. Обыкновенно приглашать на роды за ней едет или идет муж роженицы к, придя в ее дом, подносит ей «приношеньицо»: хлеб или пирог (в д. Елховка Стопинской волости Владимирского уезда) и, низко кланяясь, приглашает «помочь беде и спроворить свое дельце». Бабка некоторое время «кочевряжится», говоря, «что можа быть понапрасну зовет- кличет, можа быть время еще терпит», но на усиленную просьбу мужа роженицы, она в конце концов «сдается» и, захватив с собой свои «приборы» (обыкновенно, какие-либо травы, широкий горшок, пузырьки с маслами) отправляется к роженице. Первой заботой повитухи, по прибытии в дом, бывает старание показать себя знающей хорошо дело и старание облегчить роды. Бабка начинает оглядывать больную, нюхать воздух и делать различные замечания домашним. Считая, что главной причиной трудности родов может быть «сглаз» или «напуск», она немедленно старается принять против того и другого различные меры. Для предохранения от сглаза она сбрызгивает роженицу водой «с уголька», стараясь сделать это нечаянно. А для предохранения от напуска велит роженице или утереться мужниной шубой, или мажет «уговорным маслом». Предохранив такими мерами роженицу от чужих злобствий, бабка-повитуха старается внушить ей мужество, которое больше всего сводится к запугиванию беременной женщины. Например, бабка просит роженицу во время родов не кричать, ибо своим криком та может «выкликать шишей-леших», которые, явившись, могут утащить ребенка или сделать роды более трудными. Если роженица не сможет обойтись без крику, то она может кричать только такие слова: «Господи, Господи! - отпусти, сократи, не пусти, скрой, сохрани!» особенно же роженица должна бояться произносить бранные слова или, проклинать себя или ребенка, потому что трудность родов только увеличится, а ребенка унесет к себе лешак-шиш, вместо него же подкинет роженице своего «обменыша» - «лесное дате» - беспокойное и больное, со свисшей на сторону головой, с тонкими и кривыми руками и ногами и с огромным брюхом (с. Аннино Владимирского уезда). После этих «улещаний»-наставлений бабка начинает принимать уже меры более положительного свойства. Прежде всего она ведет роженицу в баню (которая заранее припасается), чтобы распарить и размягчить кости (Покровский уезд). Здесь повитуха, перекрестив все углы, чтобы не явилась нечистая сила, и положив роженицу на полок, начинает ее растирать, смазывая живот «уговорным маслом». Причем роженице строго запрещается зевать, ибо в раскрытый рот может войти «скверный дух» и младенец в утробе может задохнуться. После бани роженицу кладут на постель и от сглаза постель повитухой завешивается занавесью. Далее следуют, если можно так выразиться, акушерские меры, которые бывают иногда губительны, и надо удивляться, как выносят их наши крестьянки. Например, что может быть губительнее, как «ставление горшка», которое состоит в том, что на живот роженице повитухой кладется широкий, но низкий горшок, а в него вкладывается зажжёная бумага, благодаря чему часть живота роженицы втягивается в горшок. Делается это повитухой для того, чтобы «живот родильницы расширился свободней». Иногда же беременную, если роды становятся трудны, встряхивают вверх ногами, чтобы младенец «поправился по- настоящему, как следоват» (Судогодский уезд). Наряду с такими «акушерскими приемами» следуют меры религиозные. Все, по поверью крестьян нашей губернии, что завязано, замкнуто - должно быть открыто, потому что всякая замкнутость мешает быстроте родов. Имея это в виду, повитуха считает своей непременной обязанностью осмотреть в доме «все уголочки» и, если найдет где-нибудь связанный узел, развязывает его. Отпирает она также во всем доме замки и растворяет все двери, кроме входной, если стоит холодное время. Осматривает она и саму роженицу и ни за что не даст ей лежать с заплетенной и собранной косой, а также в завязанном платке, застегнутом платье или рубашке (Александровский, Гороховецкий, Покровский уезды). При трудных родах, особенно полезным считается, если будут открыты не только двери и замки дома, но и храмовые Царские врата, а в Покровском уезде некоторые крестьяне считают, что при родах особенно помогает «священный пояс» (священнический пояс, употребляемый при богослужениях), посему обращаются к священнику и просят его дать им этот пояс, чтобы положить на живот роженицы. В Юрьевском же уезде существует при родах обычай, который имеет совершенно языческий характер. Здесь беременную обводят три раза вокруг стола, на углах которого кладут несколько соли. Беременная женщина, обходя стол, должна отведать соли из каждой кучки и каждый раз при обходе (...) она за повитухой должна произносить следующие слова: «Ты, соль, свята; ты, соль, солона; ты, соль, крепка! Расступися, соль, мне недуги отпусти, что в животной кости, во черной во крови; услади все колотья и болести на трудную пору, а я ражидаюся!»
Во время самих родов опытная бабка непременно читает «Молитву на легкость родов». Вот эта молитва:
В городе Вифлееме,
На реке на Ердане,
На камени на Латоре
Спала Пресвятая Богородица.
Спала и почивала,
Свово Спаса-дитю -
Предвечна Бога -
В ясной ночи из утробы дожидала,
Привиделся ей сон страшен и грозен,
Егда являлся Спас многомилостивый:
«Будто я Исуса носила,
Понося его, без болести родила,
С Иваном крестителем крестила,
С бабушкой Саламанидой одевала,
В пелены белые пеленала,
В шелковые поясья повивала.
На горе на Серафиме
Вырастало тут дерево велеко,
Дерево кипарисно прекрасное,
На том дереве явился крест -
Чуден-пречуден и злачён-презлачён.
На этом дереве, на этом кресте
Жиды Христа Исуса распинали,
Его кровь в чашу сточали.
Эта кровь - вода святая:
Слепым на зрение,
Хромым на похождение,
Убогим на здравие,
Рождающим жёнам - вспоможение».
Кто эту молитву Богородице читает,
При родах вспоможенье бывает, -
Крепкой туги не бывает,
Болести рожающей утихают,
Дитя утробное здраво являет,
Богородица-царица помогает, -
Ей слава, аминь и присно!
Аминь и Отцу и Сыну,
Присно, и Духу Святому!
Пресвятая Богородице, помоги дитю явить,
Болести утробушке не слыхивать. Аминь!
По совершению родов повитуха подносит младенца к отцу и велит ему его «перекстить». Отец крестит малютку и идет затеплить перед иконами «свещу». Далее присутствующими обращается внимание на всякое движение ребенка и на всякую особенность, ибо крестьяне из всего стараются угадать будущую судьбу нового члена человечества. Особенное же значение крестьяне нашей губернии придают «сорочке», в которой родился младенец. Самым счастливым признается тот явившийся на свет, на котором «сорочка» или плева остается неповрежденной - в совершенной целости. За этим счастливцем следует тот, который родился только в «повойнике» или «чепце». Все эти сорочки нашими крестьянами очень берегутся. Их крестьяне иногда зашивают в особые мешочки, называемые «ладонками» и привешивают на шнуре ко кресту. Иногда их в ящичках, с изображением креста, зарывают у переднего угла избы, а иногда даже приносят к священнику и усиленно просят его поставить ящичек под крестом или стараются положить его туда незаметно.
Кроме «сорочки» у нас в губернии (например, в Судогодском и Покровском уездах) обращается внимание на день, в который родился младенец. Причем, счастливыми для его жизни считаются дни: воскресенье, вторник, четверг и суббота. А понедельник, среда и пятница считаются днями, предвещающими новорожденному горькую участь - обыкновенно, болезни и бедноту. Обращают крестьяне внимание и на время рождения. Так, в Юрьевском и Меленковском уездах думают, что если младенец явился утром, то будет здоровым и будет жить счастливо; если родится в полдень, то будет богатым, но вместе с тем «занозой буяном»; если вечером, то часто будет хворать, проживет недолго и будет пьяницей; если же ночью, то будет ладно жить в семействе, будет человеком хитрым и «ловким» и может стать вором.
Наблюдая за ребенком и предугадывая его судьбу, крестьяне нашей губернии вместе с тем стараются и со своей стороны предпринять все меры, которые, по их верованию, могут так или иначе оказать услугу родившемуся и благодетельно влиять на его дальнейшую судьбу. Таковыми мерами считаются: обрезание пуповины, первое купание и перепечение.
Обрезание пуповины считается одним из важнейших актов, ибо наши крестьяне верят, что «незаконный обрез поведет к сокрушинной жисти» новорожденного. «Законный обрез» пуповины у мальчика должен быть произведен, по поверью крестьян Александровского и Покровского уездов, ножом и притом на каком-либо начатом плотничном или столярном изделии. Ибо, думают крестьяне, только тогда из ребенка и может выйти работящий человек и хороший мастеровой. В противном же случае, то есть если обрезать пуповину у мальчика ножницами и не на плотничном или столярном изделии, из него выйдет никудышный человек - «вятюк-дармоед». Напротив, у девочки пуповину по поверью крестьян Александровского, Покровского, Суздальского уездов, нужно обрезать ножницами и притом так, чтобы она упала на какую-либо разостланную женскую работу, например, начатое шитье рубахи, вязание и т.п. В этом случае, думают крестьяне, родившаяся будет домовитой хозяйкой-работницей. Если же у девочки отрезать пуповину ножом и не над работой, то из нее выйдет непутевая девка и баба вертихвостка (Суздальский уезд).
Большое значение придают крестьяне нашей губернии и первому купанью младенца. По их верованию, только тот младенец будет жить счастливо и в изобилии, которого искупают в корыте, наполненном «пробежкой», то есть речной водой, и при том водой, в которой должно плавать несколько зерен ржи, овса, гречи или на дне корыта должно быть положено несколько серебряных или золотых монет. В Александровском или Судогодском уездах монеты после идут повитухе, которая купает младенца.
Что же касается «перепечения», то оно употребляется только для того, чтобы дать слаборожденному младенцу новые силы для дальнейшей его жизни, предохранить его от «болестей» и не дать ему быть «сухотиком». Перепечение новорожденного состоит в следующем: младенца, обыкновенно хилого, слаборожденного, обвязывают мокрым полотенцем и, как только истопится печь, его кладут на широкую деревянную лопату или ту, которую употребляют при сажании ситников (подовых хлебов) и затем три раза засовывают в печь, быстро вытаскивая его обратно. Причем каждый раз женщина, совершающая перепечение (обыкновенно повитуха) произносит следующие слова:
Огонь, огонь! - кости свари, дитё укрепи!
Во имя Отца, Сына и Духа Святаго. Дитё живи.
Аминь!
(Александровский уезд)
После купанья дитя обыкновенно кладут на руки к отцу, который его несет к роженице «показаться». Крестьяне нашей губернии (часто и в интеллигентных домах) небезразлично относятся к первому кормлению младенца. Оно должно начаться непременно правой грудью, иначе, думают у нас, ребенок будет левшой и полоумным. Заботясь о счастии ребенка, крестьянин прилагает также старание к ограждению его от сглаза, всякого вредного влияния «дурных людей»: колдунов и колдуний, а также и от влияния нечистой силы. В предограждение от сглаза лицо ребенка обыкновенно обмывается холодной водой. А в предограждение от злых, дурных людей - в люльку к ребенку кладут немного осиновой коры, запах которой, по поверью крестьян Судогодского уезда, не только отгоняет колдунов, но и их «злую силу отшибает». Для устранения влияния нечистой силы нашими крестьянами принимаются различные меры. Самой действительной (в Гороховецком уезде) считается положение в постель новорожденного клока собачьей шерсти, в Судогодском уезде - положение какого-либо острого предмета: ножа, вилки и тому подобного «под головы» новорожденному (д. Уваровка), в Александровском уезде - положение в колыбель младенца «четверговой соли» (чисточетверговой) и крещенской свечи. Считается хорошей мерой против влияния нечистой силы на новорожденного и обтирание младенца полотенцем, бывшим в употреблении при освящении престола или висевшим в продолжении всех день Святой Пасхи на иконах (Александровский уезд). Когда все меры предосторожности против всякой нечисти бывают приняты, пол избы начинает вымываться, а двери ее становятся открытыми для посетительниц, которыми обыкновенно бывают или ближайшие и дальние родственницы, или «суседки» и знакомые. Не навестить родильницы - все равно как не придти «вспомянуть» умершего - у наших крестьян считается «зазорным». Женщины, являясь посетить родильницу, обыкновенно приносят с собой «зубок», каковым служат различные лакомства или хлеб с солью. При посещении родильницы, беременные женщины обыкновенно не смотрят на младенца из боязни, что их «утробный может иссушиться или родиться слепеньким».

№ 2
КРЕСТИНЫ

В нашей губернии время от рождения младенца до его крещения не бывает продолжительным. Боясь, что младенец может умереть «неприведенным к вере» или еще боясь, что на некрещеного младенца особенно легко могут действовать всякие «злобствия нечистой силы», что некрещеный младенец особенно легко может подвергаться «сглазу», «напуску» и тому подобному жители нашей губернии стараются как можно скорее совершить над новорожденным Святое крещение, привести его к вере в ангельский чин, - как говорят крестьяне Покровского уезда. В Судогодском уезде сюда присоединяют еще и то воззрение, что крещение должно быть совершено до кормления младенца грудью, то есть натощак. Но оставлять малютку долго без пищи, естественно, нельзя, поэтому крестят родившегося у нас (и это во всех уездах) в тот же день. И только если младенец родится поздно вечером, его оставляют некрещеным до утра следующего дня. Правда, в некоторых местах нашей губернии или даже в только что указанных уездах существует и другой обычай, именно: крестьяне, прежде крещения, приглашают священника к себе на дом - дать молитву дому и назвать новорожденного. А иногда даже за молитвой дому приходит на дом к священнику повитуха и, предлагая ему хлеб, просит прочитать «домовую молитву от сквернот», но это бывает в нашей губернии в редких случаях и именно тогда, когда крестины младенца приходится почему-либо отложить на несколько дней или «младенец появился в мир мёртвеньким».
Наречение имени новорожденному большею частию предоставляется воле священника, но бывают случаи, что и сами крестьяне заранее выбирают имя и просят священника только это имя «нарещи» младенцу. В первом случае священником принимается во внимание простота для произношения и близость памяти того или иного святого, а во втором принимается во внимание или простота произношения или благозвучие, но (...) крестьяне иногда нарочно выбирают трудное для их произношения имя (в этом случае они подражают каким-либо знатным людям, у которых есть дети, носящие трудные имена), например: Пиама, Пинна, Клавдия, Ларисса, которые впоследствии переделываются на свой лад и из Пиамы у них получается Пьяна, из Пинны - Пиш, из Клавдии - Главдея, а из имени Ларисса - Лая. При избрании имени жители нашей губернии кроме того держатся иногда и следующего порядка: первый сын должен носить непременно имя деда с отцовой стороны, второй - имя деда с матерней стороны, третий - имя отца. Точно такого же порядка (но только в честь бабушек и матери) придерживаются жители нашей губернии при наречении имен и для девочек.
Главными действующими лицами при крестинах являются у нас «кум и кума» или «крестный отец и крестная мать», иначе - восприемник и восприемница. По большей части кумом и кумой являются ближайшие родственники, но не исключаются случаи приглашения кума или кумы «су стороны». Бывают даже случаи, что в восприемники приглашается первый встречный при выходе из дома кого-либо (обыкновенно повитухи) за «пробежной водой» для купания младенца. Таковое приглашение бывает только одного восприемника и притом в тех случаях, когда дети у кого-либо не живут. В этих случаях считается также полезным приглашать в кумовья священника и давать младенцу имя крестного. В тех же видах, то есть чтобы дети жили, не бывает в обычае приглашения в восприемницы беременных, да и сами беременные боятся идти в кумы, чтобы не родить слепенького или мертвого. Приглашение восприемников совершается по большей части отцом новорожденного (иногда много ранее рождения) и сопровождается в некоторых уездах (Александровском, Покровском, Переславском) таким обрядом. Отец родившегося идет в дом и помолившись на иконы, кланяется желаемому для него лицу и говорит: «Дал Бог дитю: тея в кумовья (или кумушки) зову». Приглашаемый или приглашаемая ему отвечают: «Благодарствуем на приглашении, мы соглашаемся младенца в хрестьянску веру привесть. Дай Бог тее, кум, здоровья, роженице-куме - вставанье, сынку (или дочушке) просвещенье».
Далее идет угощение прибывшего, причем последний непременно «от сея» предлагает водку или какие-либо лакомства. Отказ в восприемничестве среди наших крестьян бывает редко, ибо такой поступок считается не только неприличным, но и делом греховным, притом таким, за который отказавшийся или отказавшаяся могут «претерпеть казнию». Отправляясь на крестины, кум и кума идут не с пустыми руками. Кум должен нести крест, а кума «гайташник» (шнур или ленточка для креста). Кроме того они должны несли подарки, которые носят название «ризок». Эти ризки состоят из нескольких аршин ситца или материи, или полотенца, или небольшого платка, а иногда из нескольких аршин холста. Они обыкновенно предназначаются для родильницы и на них, во время крещения, полагается священником только что крестившийся младенец. Перед уходом в церковь родившегося обыкновенно «снаряжают», его еще раз купают в пробежной (проточной) воде, причем повитуха обыкновенно произносит:
С гуся вода,
С тея, мал младенец,
Сойди худоба,
Все скверные слова!
Подите уроки (от слов «урочить», «порочить»)
На чистые поля,
На буйные ветра,
Во тёмные леса!
Спаси, Господь, и помилуй
Раба-младенца от встрешного-поперешного,
От ношных-полуношных,
Денных-полуденных,
От зверья всякого
И от лихстья челэческого!
(д. Ликино Покровского уезда)
После купанья повитуха закутывает младенца в разрезанную отцовскую или материнскую рубаху (смотря по полу младенца), затем подносит к отцу для благословления и отдает куму (если мальчик) или куме (если девочка), которые три раза на него крестообразно дуют и говорят: «Не будь сглаза, не будь нечисти на раб-младенец Божии!»
При выходе из дома кум и кума не должны оборачиваться, ибо крестник от этого может скоро умереть. Не должны они и задевать за порог или говорить какую-либо шутку, чтобы «маленький божок не услыхал, да набольшему не сказал и младенцу что не попритчилось, а им самим пути- дороги не были бы плохи» (с. Арсаки Александровского уезда).
При совершении крещения, как и во время рождения обращается крестьянами внимание на каждое движение ребенка. Так, если младенец чихнет или будет плакать, то будет жить. Если же молчит или будет вытягиваться над водой, то умрет (Судогодский уезд). Когда совершается обряд пострижения волос, то волосы отдаются куму, который налепляет их на воск, потом закатывает и бросает в купель. Некоторые при этом наблюдают: тонет или нет воск, причем верят, что если воск тонет, то крестившийся будет «нежилец», а если плавает, то будет жить. При возвращении из церкви «дите встречают» с хлебом и солью, а потом его стараются на время положить на печь или поднести к «челу» печи, а иногда кладут на вывороченный тулуп, при чем говорят:
Родной, приходи,
Дитё сприими, в домовине укрепи!
Господи, благослови новое чадо в доме видать.
Во имя Святой Троицы и Миколы Угодника
И всех святых. Аминь!
Празднество «кстин» (местное название крестин) бывает обыкновенно в день совершения святого таинства. Главным действующим лицом на этом празднестве бывает повитуха-бабка. Она готовит печь, кушанья, приглашает гостей и является полной хозяйкой при угощении. Последним кушаньем на кстинном пиру бывает пшенная каша. Прежде чем подать ее на стол, повитуха, обыкновенно, первоначально приносит ее только одну ложку. Причем, на дно ложки кладется соль. Эту кашу повитуха просит съесть отца народившегося младенца и говорит ему: «Терпеть, трудиться заставлял, - теперь сам понудься. « Отец малютки морщится, но съедает кашу, иначе он «суровостей будет: окажет нелюбовь к роженице и родившемуся». Далее бабка снова приносит ему ложку такой же каши и снова говорит ему: «Понудься, съешь!» Родитель просит «ослобонить» и предлагает бабке выкуп (обыкновенно: какую- либо серебряную монету), который повитуха принимает. Затем она несет кашу в блюде и, ставя на стол, говорит гостям: «Кашку поешьте, труды вознаградите, дитё вспомяните», - на что каждый отвечает ей подарком какой-либо монеты и, перекрестившись за рабу или раба такого-то (имя младенца), начинает есть кашу. А потом, выпив на «прощаньицо» несколько вина, расходятся, благодаря хозяев и повитуху за «угощеньицо».
Роль повитухи, однако, не оканчивается крестинами. Она иногда в доме роженицы живет до ее «вставаньица», исполняет различные работы, ходит за младенцем, пользуясь во время своего пребывания у роженицы почетом со стороны домашних. Накануне 40-го дня по рождении младенца, бабка снова является в дом к роженице «вспомянуть ей о молитве, проститься с дитем и его подпоясать». Подпоясывая младенца, бабка обыкновенно говорит: «И как шнур длинен - так жить тебе, и как шнур белой - так быть тебе: рая видать, а в горестях не бывать». Потом она крестит младенца «во имя Отца, Сына и Святаго Духа», целует его и прощается с его родителями, «прося не поминать на ней злого зла» (д. Елховка Покровского уезда).
Этим заканчиваются обряды, относящиеся к крещению младенца. Но нельзя сказать, чтобы жизнь младенца после крещения оставалась без внимания со стороны его родителей. Кормилицы-матери зорко следят за своим дитей. Вот дитя не спит по ночам и плачет. Мать несет его в церковь и просит батюшку «почитать над ним или дать ей водички с копия. Думается сглаз приключился, - говорят они, - так водичкой его смоешь, ему и полегчает» (Покровский уезд). Или сидит мать у колыбели своего дитяти и радуется, когда видит, что дитя улыбается во сне. Ома верит, что с ним в это время играет Ангел Господен. И скорбит, если видит его вздрагивающим или слышит его крик впросонках - ей думается, что ее дитю сглазили, и она спешит спрыснутъ его «с уголька». Не станет женщина-крестьянка и купать своего сына или дочь по пятницам. «Грешно в этот день купать ребят, - Пятница не любит, и на младенца может напасть сушец», - говорит любящая свое дитя мать и строго соблюдает известное ей поверье. Мало того, заботливая мать непременно каждое воскресенье и среду, в продолжении шести недель, будет мерить своего ребенка, чтобы узнать: нет ли в нем какой «болести», не поглядел ли на дитю «черный глаз» и старается предотвратить его от напастей. Меряет мать ребенка суровой, мало крученой ниткой, непременно начиная свою мерку от плеча левой руки до пятки правой ноги, потом этой меркой начинает мерить от плеча правой руки до пятки левой ноги. Если последняя мерка не совпадает с первой, то, думает сердобольная мать, что на ребенка уже посмотрел «черный глаз» и в нем есть «болесть», которая может скоро действовать и которую нужно предотвратить или, как говорят крестьяне, - «поставить препону». Для этого женщина-мать берет мерку-нитку (от плеча левой руки до пятки правой нот) и складывает ее так, чтобы получилось 8 равных ниток. Сложенными нитками мать делает кресты на темени, руках, ногах и спине своего дитяти, причем каждый раз произносит: «Исчезни болесть, какая напущена от чёрна глаза, от зла человека. Во имя Отца, Сына и Святаго Духа. Аминь!» Потом женщина складывает нитку кольцом, в которое мог бы пройти младенец и, завязывая узел, говорит: «Заключаю болести все раба (или рабы) такого-то (имя младенца). Аминь тому слову!» Сделав кольцо, она протаскивает через него за нот младенца вверх спиной 3 раза и говорит каждый раз:
Ни колдун, ни знахарь, ни чёрный глаз
Не глядел бы плохо на нас.
Болестям не прилипать,
Дитю здоровеньким видать!
Молитвами Богородицы и Пантелеймоном,
Спаси Христос - судья вечная, праведная.
Аминь!
После этого мать зарывает нитку в землю или снег на задворках и плюет на это место три раза, а придя в дом, крестит ребенка и укладывает его спать. Причем, не отходит от него до тех пор, пока не прочитает трех раз молитву «Да воскреснет Бог...», если знает, или 333 раза «Господи, помилуй!»

№ 3
КРЕСТИЛЬНАЯ КАША

Крестинная каша есть особенное блюдо в обеде, делаемом по случаю крестин новорожденного младенца. Это обыкновение породило поговорку - «я ел кашу на твоих крестинах», когда старшие хотят сказать младшему в упрек. Все кушанья на крестинном обеде подаются женщинами того семейства, в котором родился младенец. Но кашу в горшке подает «бабушка-повитушка», то есть старуха, принимавшая младенца. Тут крестный отец или кум, первым зачерпнув ложку каши и круто посолив ее, подает отцу родному, и он непременно должен съесть эту ложку каши. Потом едят ее все, поливая маслом, и кладут бабке деньги, кто сколько может. У некоторых даже есть обыкновение подавать на стол эту кашу накладенную в теплую меховую шапку, и гости преспокойно едят ее. Каша эта есть последнее блюдо в крестинном обеде.
(Покровский и Александровский уезды)

№ 4
КРЕСТИННЫЕ ОБЫЧАИ

Крещение ребенка не сопровождается никакими особенными обрядами, а производится по закону, раз установленному церковию. Имя дается младенцу не по желанию родителей, а как угодно священнику. При этом соблюдается такое правило: мальчику всегда дается имя вперед числами (по дню памяти какого-либо святого), а девочке назад. (...)
Тотчас после крещения наливают воды в особо приготовленную чашку, воду эту переливают три раза через дверную скобу, берут еще две деревянные ложки и через них переливают воду три раза. Потом, взяв медное распятие, погружают его в воду, громко читая «Отче наш...». После погружения крест оставляется на воде. Если ребенку жить, то крест всплывет и останется на поверхности воды, если же умереть, то потонет.
После крестин, кума дает «ризки» матери: платок или ситцу на рукава, также и на рубашку крестнику, а кум дает новорожденному на кашу 50 копеек серебром и более.
Родильница, после сорокового дня, ходит благодарить кума и куму, но не отдаривает их.
Далее церковного обряда нравственное влияние кума и кумы на ребенка на простирается. Лишь со временем, когда крестника женят или крестницу выдают замуж, приглашаются крестные для благословления крестников и сопутствования их в церковь в качестве почетных свата и свахи.
(д. Корниловка Муромского уезда)

№ 5
КОЛЫБЕЛЬНЫЕ ИГРЫ И ПЕСНИ

Мать берет ребенка за руки и начинает играть «ладушки»:
А, ладушки-ладушки!
Где были? У бабушки!
Что ели? Катку!
Что пили? Бражку!
Бражка сладенька,
Кашка маслененька,
Бабушка добренька!
(Муромский уезд)
***
Потом начинают играть «сороку», приговаривая следующее:
Сорока, сорока
Кашу варила,
На порог скакала,
Гостей созывала.
Гости не бывали,
Каши не едали.
(Указывая на пальцы):
Этому дала и этому дала,
А ты мал (мизинец)
Круп не драл,
По воду не ходил,
Бань не топил,
Бориса не мыл.
Тут пень, тут колода,
А тут - холодная водица!
(Муромский уезд)
***
Сделав из своих пальцев подобие рогов, мать начинает щекотать ребенка, приговаривая:
Идет коза рогатая
За малыми ребятами,
Хочет Борю забодать!
(Муромский уезд)
***
Петушок, петушок -
Золотой гребешок,
Маслена головушка,
Шёлкова бородушка,
Выгляни в окошко -
Стоит репы лукошко.
Что ты рано встаёшь,
Зачем песни поёшь -
Боре спать не даёшь!
(Муромский уезд)
***
Пылай, пылай печка,
Пылай воронечка!
Гори, гори ясно,
Чтобы не погасла!
Барин едет,
Бороду греет, -
Барин на кобыле.
Жена на корове,
Маленьки робятки -
Они на собачках!
(Муромский уезд)
***
Баю, баюшки, ба! -
Не ложися на краю:
Придёт серенький волчок,
Схватит тебя за бочок,
Он утащит во лесок
За малиновый кусток,
Там положит на пенек
И разрубит поперёк.
Придет кошечка играть,
Будет крепко тосковать,
Станет Ванюшку искать, -
Нужно детке крепко спать!
(д. Старое Сельцо Покровского уезда)
***
А баю, баю, баю! -
Не ложися на краю:
С краешка ты упадёшь,
Головушку ушибёшь.
Придёт серенький волчок,
Сынка схватит за бочок
И утащит во лесок
Да зароет во песок
Под ракитовый кусток - З
За пень за колоду
Под белую берёзу.
Там и ангелы поют,
Ко себе сынка зовут!
(д. Комлева Вязниковского уезда)
***
А баю, баю, баю! -
Не ложися на краю:
Придёт серенький волчок,
Тебя схватит за бочок
И утащит во лесок
Под ракитовый кусток.
Там птички поют -
Тебе спать не дадут!
(д. Плишкина Гороховецкого уезда)
***
А коток, коток, коток,
Коток беленький,
Хвостик серенький!
Как у котика-кота
Постелюшка хороша,
А у Ванюшки мово
Есть получше твово.
Ходит котик по лавочке,
Носит котик бараночки,
А кошечка отняла
Да Ванюшке отдала!
(г. Вязники)
***
Отдали Дуняшку
Во Нову деревню
В большую семью,
Де многа скотины.
Всякой скотине
Всё своя фамилья:
Кобыла - Ненила,
Жеребец - Данило,
Корова - Хавронья,
А бычек - Ерёма,
Свинья-та - Оксинья,
Боров-ат - Василий,
Ярушка - Дарюшка,
Баран-ат - Илюшка,
Курица-та - Машка,
Петух-ат - Игнашка,
Он нагонит, потопчет -
Снеси Машке яичко!
(г. Вязники)
***
Пошла Дуня по мякину,
Нашла сынушку Якима.
Уж ты сын, ты Яким,
Не ходи опять за тын,
А сошей мне сарафан,
Чтобы мать твою казал, -
Ни долг ни короток -
Мне не по лесу ходить
Грибы-ягоды носить,
А ходить по гостям,
Пробираться ко сластям.
Я сластей наберу
И тебе принесу.
Ты, Яшенька, спи, спи!
Сыночек, усни, усни!
А то волк придёт -
На спине унесёт!
(д. Бехтерево Покровского уезда)
***
Ляг, дитя моё, усни,
Угомон тебя возьми!
Будешь Даша умница -
Велика разумница.
Ты поедешь по снопы
На высокой лошади,
На точёных ножках,
На дубовых дрожках.
Дрожки покатилися,
За пень зацепилися.
Даша встала на пенёк,
Простояла весь денёк.
Пришёл серенький коток
Кудреватенький лобок,
Стал он дочку унимать -
Ей конфетки давать.
Уж я серому коту
За конфетки заплачу:
Шубу лисью я сошью
Да на улицу пущу,
На Великий пост
Дам ему я редьки хвост, -
Будет котинька жевать,
В зыбке Дашеньку качать!
Уж как этот ли коток
Повадился в погребок
По сметану, по творог.
Встанешь Дашенька от сна
И поймаем мы кота,
Блудню бить будем с тобой,
Приговаривать, да наказывать:
Не ходи-ка серый кот
По сметану, по творог.
Моя Дашенька умна - она баиньки легла.
Спи, спи, спи, - дитя, усни,
Угомон тебя возьми!
(г. Киржач Покровского уезда)
***
Баю, баюшки, баю! -
Нет ли местичка в раю,
Хоть на самым на краю?
В раю ангелы поют,
К себе дочку зовут:
Ты поди, малютка, к нам,
Мы отоприм светлый рай,
Пустим деточку вперёд,
Пусть сама дитя идёт.
Богородица и Мать -
Уложи малютку спать!
Ты спокой-ат ли, спокой,
Глазок ангельской прикрой,
Ты поспи-ка, посыпай
И спокой другим давай!
Как и сон-ат и дрёма
У Машеньки в головах.
Сон ходит по сенюшкам
И дрёма по новыим,
Они ищут колыбелочки Машенькиной.
Где бы, где бы мне найти,
Колыбель Машенькину найти? -
Все я норки призошла -
Колыбели не нашла!
(г. Вязники)
Обряды Владимирской деревни:
Рождение младенца
Детские игры
Свадебные обряды в Юрьев-Польском уезде
Свадебные обряды во Владимирском уезде
Свадебные обряды в Вязниковском уезде
Свадебные обряды в Шуйском уезде

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: обряды | Добавил: Николай (29.01.2020)
Просмотров: 24 | Теги: обряды | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика