Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
21.08.2017
13:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 322

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [595]
Суздаль [228]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [169]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Переславль

Духовная Семинария в Переславле Залесском. Часть 2.

Переславская Духовная Семинария

Часть 2

Начало » » » Переславская Духовная Семинария Часть 1.

10 июня 1762 года епископ Сильвестр издает распоряжение, которым определяется «надлежащий семинарский распорядок». Приводим это определение полностью.
«Рассуждая, что о Переславской семинарии и определенном в нее ректоре Даниловском архимандрите Иоанникии, о учителях и учениках и что должно о той семинарии в общую церкви святей пользу происходить, за другими многими по новости вступления моего в епархию делами, до днесь не имел я свободного времени надлежащего распорядка учинить, ныне же определяется следующее:
1-е. Вышеозначенному Даниловскому архимандриту, яко ректору, над семинариею команду иметь поручается, которому во-первых исследовать всех семинаристов понятие и успех и представить особливой ведомостью, ему же учить три утра в неделю, во вторник, четверток и субботу, что от меня назначится. А понеже по малому числу семинаристов во учреждении особливой для содержания их, по примеру других некоторых епархий, конторы большой нужды не усматривается, где бы ему приличествовало присутствовать, а частые случаи могут воспоследовать, чтобы ему ректору о удержке в домах отцами детей из учеников семинарии, о побеге их, о приеме и выпуске и прочем нужда будет сношение иметь с консисториею, то для отвращения лишних переписок, дабы безостановочнее дело шло, иметь в свободные от учения дни в консистории присутствие, сколько труды семинарские не воспрепятствуют, как в особливом о том определении изображено. Ему же в воскресный день в Переславском Преображенском соборе преподавать и христианских должностей наставление по разуму Православные Греко-восточные церкве и по толкованию оные Божественных учителей. А жалованье до дальшего рассмотрения и сочинения обещанных указами штатов производить ему из семинарской суммы по 200 р. в год. В прочем поступать ему в управлении школ и наблюдений учения, как в Духовном Регламенте изображено о должности ректорской, а дабы точнее успех каждаго сведом ему был, то ученические нисших школ переводы, а высшей школы оккупации брать ему помесячно к себе на рассмотрение, и по третям года, особливо же пред Пасхой, Рождеством и вакациями письменные о состоянии всех репорты мне подавать.
2-е. Реторическому и пиитическому учителю священнику Герасиму Гусельщикову учить три в седмице дни — понедельник, среду и пяток, тем порядком, как уже назначено, а в день воскресный в здешней соборной церкви для семинаристов и случающихся ставленников катихизическое учение и о должностях христианских производить. По школе же своей иметь старание, дабы каждой месяц по единой проповеди в церкви к народу имели ученики его, наченши от острейших, а для аппробации за неделю до изучения приносить ко мне на рассмотрение, а материи избирать из аппробованных (каковых довольно в покупке имеется) проповеднических книг, для чего к жалованью его пробавить ему еще двадцать рублев.
3-е. В грамматической школе, за невозможность одному ныне находящемуся учителю Афанасию Ильинскому исправиться, быть другому учителю Дмитрию Синковскому, которому во вторник по обеде и по-гречески высшей школы учеников обучать два часа, и для того жалованье ему производить одинаков с его товарищем означенным учителем Ильинским по пятидесяти рублев в год, а кому из них первоначальные грамматические основания, или высшую грамматику обучать, то на рассмотрение отца ректора оставляется.
4-е. В четверток по обеде высшей же школы учеников обучать географии находящемуся при келии студенту Гаврииле Иванову Бейеру, а между тем как совокупной с географией науке и арифметике, а всего чрез два часа.
5-е. При оной же семинарии вместо назначенной, по силе Духовного Регламента 20 пункта, явствующего под надписью о домах училищных на листу 60-м инструментальной музыки и оной, майстера (в чем дальней нужды ныне не видится), для размножения живописных майстеров, чрез которых впредь святые иконы к достодолжному в святых церквах благолепию могут быть писаны искусным мастерством, как то имянным блаженные и вечной славы достойные памяти Великие Государыни Императрицы Елисавет Петровны Самодержицы Всероссийские и во исполнение оного из Святейшего Правительствующаго Синода прошлаго 759 года указами точно в наблюдательство епархиальных архиереев отдано, быть живописного художества майстеру катедральному диакону Степану Степанову, определенному к тому еще Преосвященным Амвросиям, которому обучать живописному художеству только годных и надежных семинаристов, присовокупя к ним и певчих средовозрастных, за что ему живописному майстеру, по прежнему Преосвященного Амвросия намерению, как дом построить, так и жалованье денежное сверх получаемаго им хлеба производить против грамматическаго учителя из семинарской суммы по пятидесяти рублев в год, с таким обнадеживанием, что буде с его стороны рачение, а с ученической добрый успех окажется, то и особливым при том награждением снабдеван быть имеет. А как он в минувшее время пристойного, в рассуждении сего художества, ни жалованья, ни покойной квартиры не имея, при всем том живописное учение производил: то о успехе учеников прилежно исследовав, представить от консистории особо. Которые же не годились в живописную науку семинаристы, из тех грамотных на дьячковские и пономарские места без допущения к дальшним священства степенем из семинарии исключить, а кои окажутся и в российской грамоте недостаточны, таких обучать при семинарий, содержа в услужении семинаристам.
6-е. Всех тех учеников, в том числе и живописного художества, кои недовольны в церковной и гражданской грамоте окажутся по пробе, обучать исправному чтению и пению Дмитрию Березину, гражданской печати по листочку каждой месяц давая и по прошествии месяца выслушивая. Також и писать исправно по академическим азбукам обучать. А дабы как на поправку почерка, так и на чтение гражданской печати и прочего времени всем ставало, то во всех вышеозначенных школах обыкновенно полуденные и на праздники задаваемые уроки вовсе уничтожить. А семинаристов (взяв наперво пробу письма их) обязывать подписками, что ежели от Рождества до Пасхи и от Пасхи до вакации характера в писании против той пробы лучшего или в чтении исправности большей не окажут, то без отпуску в домы содержаться будут здесь во обучении в то время, когда другие гулять имеют. Ему же Березину за оные труды из семинарской суммы производить жалованье, применяясь к тому, как было поступано с градскими напредь сего дьячками, кои в подобном труде упражнялись, а именно осемнадцать рублев в год.
7-е. Инспектором вместо Новлянского быть для всех единому Афанасию Крылову, а в каждой жилой избе, или школе по ценсору, в реторической Петру Катышеву, в грамматической Гавриилу Спасскому, в живописной Льву Колесову, которым, ежели исправно себя весть и порученное исполнять имеют, и содержанием против прочих лучшим обнадежить, почему их и к посвящению в стихари представить.
8-е. О имеющихся в здешней библиотеке книгах сочинить реестры, и держать у себя, как ректору, так и учителям, дабы какие когда книги понадобятся, брать их под расписку и для себя, и для учеников удобне.
9-е. Ежели в консистории не имеется, то от духовных правлений и заказов истребовать ведомостей, у кого из священно-церковно-служителей имеются мужеска пола и каких лет дети, и чему именно кто обучен или обучается, и генеральной ведомостью представить».
В приведенном определении епископа Сильвестра, знакомого, по прежней должности ректора семинарии, с порядками Переславской духовной школы, даны руководящие указания по всем частям учебно-воспитательной школьной жизни, и указания эти за небольшими исключениями, вызванными особыми условиями, создавшимися введением штатов, оставались действующими во весь период правления епископа Сильвестра.

Ректором семинарии, как видно из этого определения, в 1762 году состоял настоятель Данилова монастыря архимандрит Иоанникий. Место ректора в Переславской семинарии освободилось за назначением Сильвестра епископом Переславским. Назначение ректора состоялось еще до прибытия Сильвестра в Переславль во время его пребывания в Петрограде и связано было с замещением должности архимандрита в Даниловом момастыре. «Хотя, писал епископ Сильвестр в своем указе Переславской консистории, в епархии моей и имеются в означенный монастырь в настоятельство достойные, но в рассуждении ближайшего от семинарии того монастыря месторасстояния... необходимость резон подала искать мне отъинуды к предписанной должности способного». По просьбе Сильвестра, к определению настоятелем Данилова монастыря и ректором Переславской семинарии из Новгородской епархии прислан учитель богословия и еврейского языка игумен Скоородского монастыря Иоанникий (Микрыцкий), известный, очевидно, еще раньше епископу Сильвестру.
Иоанникий Микрыцкий, в мире Иоанн, был сын диакона Новгородского уезда, пог. Успенского Сийского, родился ок. 1730 г. Учился в Новгородской семинарии и в 1758 г. пострижен в монашество в Новгородском Антониевом монастыре ректором семинарии, впоследствии епископом Смоленским, Парфением.
Димитрий (Сеченов), архиепископ Новгородский, из епархии которого взят был Иоанникий, снабдил кандидата на Переславскую ректуру самой лестной рекомендацией.
«Почтенное Вашего Преосвященства писание, писал Димитрий в конце января 1762 года, сего генваря 29 дня получил исправно, в котором изволите требовать из Новгородской моей епархии Богословии и еврейского языка учителя Сковородскаго монастыря игумена Иоанникие в Переславскую Вашу епархию для произведения в Данилов монастырь во архимандрита и к правлению в семинарии Вашей ректорской должности, которой хотя и нам весьма благопотребен по честному житию своему и искусству в науках, но рассуждая прошение Ваше и обстоящую нужду, оного игумена Иоанникие увольняю, которого соблаговолите Ваше Преосвященство в епархию свой принять и определить в назначенные в письме Вашем послушания и в пастырской Вашей любви и милости содержать, а оной игумен в житии добродетелен, в учении доволен и тщалив и послушаниям по воли вашей готов, всегда славы Божией, а не своей пользы ищущий, о нем же правильно засвидетельствуй, остаюсь Вашего Преосвященства моего во Христе брата и служителя богомолец и слуга смиренный Димитрий Архиепископ Новгородский».
2 февраля 1762 года в церкви Всех Святых на Новгородском подворье, Васильевском Острове, в Петрограде состоялось производство игумена Иоанникие в архимандрита Данилова монастыря. Сообщая об этом указом консистории, епископ Сильвестр распорядился вступлением в ректорство Иоанникию обождать «до прибытия моего в Переславль», хотя учителям и ученикам велено было объявить о назначении нового ректора, которого приказано было им «признавать и в надлежащем почтении иметь», с подписками.
На основании архивных дел нельзя с точностью установить, какие предметы поручено было читать в семинарии архимандриту Иоанникию. Во всяком случае нет оснований предполагать, что Иоанникий читал курс богословия, так как после 1760 года класс богословия в Переславской семинарии, кажется, не существовал. По-видимому, он обучал в риторическом и пиитическом классе в те дни, в которые по расписанию был свободен риторический учитель Герасим Гуселыциков. Как бы то ни было, архимандрит Иоанникий оправдал, как по управлению Даниловым монастырем, так и семинарией, ту лестную рекомендацию, какая ему была дана архиепископом Новгородским Димитрием. В 1767 году в апреле месяце епископ Сильвестр в одном из своих указов засвидетельствовал, что архимандрит Иоанникий «кроме консисторскаго присутствия и в ректорском звании поступал ревностно и достохвально: в награждение чего определяется ему, по примеру прочих монастырских настоятелей, коих или знатность места, или оказанные обществу труды отличают, отныне ему, архимандриту, мантию носить со скрижалями, с таким предписанием, дабы сим преимуществом он, архимандрит, единственно за вышеизображенные труды его в бытность в оном монастыре настоятелем пользовался, а не преемственно будущие по нем сукцессоры.
Архимандрит Иоанникий оставался настоятелем Данилова монастыря и ректором семинарии до перевода епископа Сильвестра на Крутицкую кафедру. 25-го августа 1768 года он был перемещен снова в Новгород в Юрьевский монастырь. 17-го мая 1775 года хиротонисан во епископа Олонецкого и Каргопольского, викария Новгородской епархии. 10 марта 1782 года Иоанникий уволен на покой. В ноябре 1785 года скончался.
Старейшим учителем Переславской семинарии оставался уже известный из прежней истории Переславской семинарии священник Герасим Гусельщиков. Ему поручено было обучение риторическому и пиитическому классу три дня в неделю. 6-го августа 1764 года священник Герасим Гусельщиков произведен был на штатную должность в протопопа к кафедральному собору с произведением ему жалованья по этой должности 60 руб. и с оставлением в учительской службе. Этим не закончилось служебное движение Герасима Гусельщикова. Долговременная и усердная служба Гусельщикова нашла себе достойное завершение в должности начальника заведения, редко в то время предоставляемой лицам белого духовенства. По уходе из Переславля архимандрита Иоанникия, семинария некоторое время оставалась совершенно без начальника. 8 октября 1768 года преемник Сильвестра епископ Геннадий определил: «учителю протопопу Герасиму Гусельщикову быть той семинарии префектом, коему как над учителями в порядочном их должности исправлении, так и учениками в учении и содержании их пищей и одеждой во всем иметь наблюдательство и попечение». В звании префекта протопоп Герасим Гуселыциков с этого года стал, таким образом во главе Переславской семинарии.
В грамматические классы для преподавания назначено было два учителя — Афанасий Ильинский и Димитрий Синьковский, с платой жалованья каждому по 50 руб. в год.
Афанасий Ильинский исправлял учительскую должность в семинарии еще до назначения Сильвестра епископом Переславским. 14 июля 1763 г. Ильинский определен был священником к Александровскому девичью монастырю и службу при семинарии оставил. В 1764 году священник Афанасий Ильинский переведен был к кафедральному собору, назначен экзаменатором и снова стал обучать в семинарии. За 1764 год ему было выдано годовое жалованье в размере 40 руб.
Димитрий Николаевич Синьковский при епископе Сильвестре появляется первый раз в числе учащих. Он, по-видимому, был питомец Переславской семинарии. В марте месяце 1762 года, по прибытии Сильвестра в Переславль, Синьковский обратился к владыке с просьбой о произведении его во священники в с. Сеньково, Дмитровского уезда. Просьба его не была удовлетворена, «за неприспением совершенных лет», и Синьковский, согласно резолюции, определен был к учительству. Но учительские труды тяготили его. В декабре того же года он снова вступает с прошением уволить его как от семинарии, так и из епархии. Епископ Сильвестр на прошении наложил резолюцию: «от семинарии уволить, а от епархии на неизвестное место и без требования удовлетворять не можно». С учительской должности при семинарии Синьковский переходит в Московский университет. По окончании университета некоторое время состоит информатором истории и географии в Московской дворянской гимназии. В 1768 году, уже при еп. Геннадии, опять является в Переславль, занимает учительскую должность и преподает латинский и эллино-греческий язык, историю универсальную и географию. Чрез год обращается с просьбой о выдаче ему увольнительного отпуска, так как «имеет намерение и охоту обращаться в других училищных местах». Епископ Геннадий разрешает «по сему прошению уволить его, дав при сем честной аттестат». Конец 1769 года застает Синьковскаго учителем риторики и пиитики в Ростовской Спасо-Ярославской семинарии». Служба Синьковскаго в Переславской семинарии была сравнительно кратковременна и, судя по его частым переходам, едва-ли особенно плодотворна.
По выходе в 1763 году из семинарии Афанасия Ильинского, место его занял Петр Гжатский, прослушавший в 1759—1760 году богословский курс в Переславской семинарии. Жалованья ему было, положено всего лишь 25 рублей в год. Петр Гжатский остался в семинарии и по возвращении на учительскую службу Ильинского, в виду того, что второй грамматический учитель Синьковский скоро, как мы видели, с семинарской службы ушел. С введением штатов и сокращением семинарских средств, Петр Гжатский оставляет службу в Переславской семинарии и назначается диаконом к Богоявленской церкви Гжатской пристани; в грамматическом классе остается лишь один священник Афанасий Ильинский.
В 1767 году в низших классах видим учителем Ивана Гусева, имя которого не встречаем уже в списках учеников за 1768 год.
Для обучения географии и арифметике отведено было два часа в неделю по четвергам в послеобеденное время. Обучение этих предметов поручено студенту, находящемуся при келии, Гавриилу Иванову. Кто был этот студент, как долго преподавал порученные ему предметы, сказать нельзя. В Переславском архиве имя этого учителя встречается единственный раз в приведенном определении епископа Сильвестра.
Иконописный класс, учрежденный епископом Амвросиям, остается существовать и в первые годы правления епископа Сильвестра. Епископ Сильвестр только несколько изменил те основания, на которых доселе производился прием учеников в иконописное обучение. В правление епископа Амвросия класс рисования был составлен главным образом «из безуспешных и перерослых семинаристов», к изучению латинской, школы непригодных. Насколько эти «безуспешные в науке» обладали способностью и склонностью к рисованию, при определении их в живописную школу в особенное внимание не принималось, благодаря чему класс живописи имел в своем составе лиц, непригодных не только к наукам, но и к тому искусству, которое изучать заставляли их насильно. Так обстояло дело и в ректорство Сильвестра. Напр., в июле 1761 года ученики Переславской семинарии: Лука Суслов, Герасим Воронцов, Карп Кремишенский, Иван Трубин, Матфей Смирнов, Василий Вознесенский, Иван Патокин, Сергей Ильинский, Василий Полетаев, Сергей Виноградов, за непонятностью отданы в обучение живописной науке. «За крайним неприлежанием и небрежностью», к исправлению, на страх другим, по распоряжению ректора, определены были через некоторое время «к службам трудиться про учащихся семинаристов». Но потом, в ожидании их исправления, 28 декабря 1761 года они поручены были диакону Степану Степанову, с подпиской, чтобы «отныне впредь к обучению сему живописному художеству прилагать будут всетщательное старание, а ежели и за той подпиской в обучении том старания и понятия оказывать не станут, за то подвергнут себя исключению из церковничества». Подписка, конечно, не возымела действия. 18 января следующего года все эти ученики вступили в консисторию с доношением о том, что показанный диакон их не обучает, вследствие чего находящиеся на казенном кошту напрасно тому кошту ущерб наносят, а на собственном содержании от того имеют тягость. Запрошенный по этому поводу диакон Степан Степанов показал, что учеников этих за непонятностью обучать никак невозможно и впредь к обучению живописному художеству вовсе надежды в них нет, чего ради он диакон, дабы напрасного труда себе не нести и в обучении понятных времени не потерять, и не обучает их. По справке, наведенной в семинарии, оказалось, что некоторые из этих непонятных и неусердных учеников имели по 22 года.
Епископ Сильвестр, знакомый по своему прежнему званию с положением дела, распорядился весь этот негодный контингент живописного класса освободить от обучения живописи, грамотных из них определить на дьячковские и пономарские места, а остальных обучать российской грамоте, содержа в услужении семинаристов.
Обратил внимание епископ Сильвестр и на скудное материальное обеспечение катедрального диакона Степана Степанова. Весной 1763 года в счет семинарских средств был куплен мастеру живописи Степану Степанову дом, принадлежащий вдове умершего священника катедрального собора. Дом вместе с необходимым ремонтом обошелся семинарской казне в 180 рублей.
Закончил свое существование класс живописи с введением штатов и последовавшими затем сокращениями во всех областях семинарской жизни. Ликвидация преподавания живописи шла постепенно. В июле 1764 года епископ Сильвестр распорядился учеников живописной школы обязать подписками, «дабы не одни на казенном коште содержащиеся, но и те, которые на своем коште содержатся, по выучке за научение их готовым учителем по готовым книгам, готовыми материалами и инструментами и в готовых покоях (на что все кошт знатный издерживается), здешнему архиерейскому дому трудами своими, что определено будет, заработали, или по расценке кошт возвратили непременно».
13 апреля 1765 года семь учеников живописной школы были отпущены в домы их родителей и родственников с обязательством, чтобы они «начатое и продолжаемое казенным иждивением живописное обучение в пользу общества окончили у искусных мастеров, учиня с оными или о надлежащей плате из собственного родительскаго кошта или же о времени за таковое учение пристойном договоры, а по учинении тех договоров для получения пашпортов явились в консисторию». По-видимому, архиерейское приказание приведено было в исполнение с особенной настойчивостью, так как из дела известно, что некоторые из таких учеников действительно попали в выучку к мастерам живописи. Так, Василий Армановский поступил к живописцу Тверского архиерейского дома Дмитрию Крыжеву; Федор Завьялов — в Москве к служителю камергера Петра Нарышкина живописцу Михаилу Ушакову; Евгений Сабуровский — в Москве к Ивану Турскому, состоявшему в ведомстве Московской типографии. Правда, наемные договоры были большею частью нарушены; ученики оставили своих учителей раньше назначенных сроков, вероятно, из-за денежных расчетов, но все таки кое-какие познания, несомненно, были приобретены.
В 1766 году класс живописи был совершенно закрыт. Учитель Степан Степанов назначен был священником к Русскому собору. Все ученики живописной школы, исключая Ивана Вишнякова, были определены на праздные причетнические места. Ивана Вишнякова, отличавшегося талантливостью в живописном искусстве, решено было не увольнять из семинарии, а дать ему возможность продолжать свое живописное образование у того же мастера Степана Степанова. Но прошло полгода, Вишняков жил в семинарии, пользовался казенным жалованьем, а живописного обучения продолжать не мог за выбытием из Переславля Степана Степанова в Рузу. Следует прошение на имя епископа Сильвестра, на котором владыка положил следующую резолюцию: «Понеже находившийся при семинарии живописной науки учитель Русскаго собора священник Степан Степанов и уволен от того звания и произведен во священники по просьбе его с тем, чтобы он объявленного просителя Ивана Вишнякова всему тому, какое он в живописи имеет искусство, через два года в пользу общества в своем доме совершенно доучить обязался: того ради определяется помянутаго Вишнякова к означенному священнику отправить при указе из консистории, с таким подтверждением, чтобы он о совершенном оного Вишнякова, в сходство прописанного обязательства, доучении всеприлежно старался. А как сия наука нужно потребна в пользу церкви и общества и в сходственность высокомонарших указов, того для оному ученику на пищу, одежду и обувь производить консистории из собираемых на дела богоугодные деньги каждый год по 27 рублей. Чтобы же учителево прилежание и учениковы успехи удобнее можно было видеть, то обязать оного ученика подпиской, чтобы он по прошествии каждаго года трети присылал к усмотрению моему написанных им самим с хороших кунштов по одной картине, для чего и давать ему на покупку холста, красок и других материалов из объявленных же на дела богоугодные собираемой суммы по три рубля в год».
Резолюция датирована 1 февраля 1768 года. Вскоре последовал перевод епископа Сильвестра на Крутицкую кафедру, и Вишняков в течение года, вместо 27 рублей, получил только 10 рублей. В январе 1769 года Вишняков обращается к епископу Геннадию с подробным изложением всей тягости того положения, в котором он оказался. Епископ Геннадий на прошении написал: «определить к месту по близости с таким обязательством, когда он потребен будет к казенной работе, был бы готов». Места по близости не оказалось. Снова следует слёзное прошение Вишнякова к епископу Геннадию «защитить его своею архипастырской владычнею десницею, чтобы ему бедному, праздно шатаясь, не попасть напрасно в какое бедствие». Епископ Геннадий затребовал образчик работ Вишнякова и распорядился отослать его в архиерейское домовое управление с тем, чтобы домовое управление нашло ему соответствующее послушание».

Для обучения церковной и гражданской грамоте тех учеников, которые по пробе окажутся в том неисправными, определялся бывший ученик Переславской семинарии Димитрий Березин. Каждому малоуспешному он должен был давать на месяц по листочку гражданской печати и по прошествии месяца прослушивать. Ему же поручено было обучение пению и исправному письму по академическим азбукам. Малоуспешных в церковной и гражданской грамоте оказалось 40 человек, которые и присланы были для обучения к Димитрию Березину. Березин, приступая к занятиям, поставлен был в большое затруднение вследствие недостатка соответствующих книг церковной печати. По его докладу, в счет семинарских сумм для обучения малограмотных приобретено было 10 псалтирей с последованием, столько же Новых Заветов и годичный круг миней.
В видах улучшения «характера письма» у всех учеников взяты были пробы письма, и они обязаны были подпиской, что если «от Рождества до Пасхи и от Пасхи до вакаций характера письма против той пробы лучшего или в чтении исправности большей не окажут, то без отпуску в домы содержаться будут здесь во обучении в то время, когда другие гулять имеют».

Таковы были классы и предметы, какие, согласно приведенному определению епископа Сильвестра, имели, преподаваться в Переславской семинарии. Кроме перечисленных дисциплин, в семинарии практически преподавались еще и начатки медицины, впрочем, самому ограниченному кругу учащихся. Как упоминалось выше, епископ Сильвестр в 1763 году приказал для присмотра за больными в отсутствие врача избрать в ученики лекарю двух семинаристов высшей школы, которые «к продолжению учения окажутся не столь надежны, а к этому лекарскому делу способны и охотны». Такие ученики помещались в ежегодных школьных списках в особой группе, под рубрикой «подлекарских учеников». В период правления Сильвестра подлекарскими учениками были: Гавриил Спасский и Феодор Заболотский, «за неспособностью к высшим наукам» определенные в это звание. К 1768 году остался один Гавриил Спасский, а в списках 1769 года не числилось уже ни одного лекарского ученика, так как Спасский в 1768 г. рукоположен был в с. Раменье, Волоколамского уезда, во диакона.
Дисциплинарно-воспитательный надзор по инструкции еп. Сильвестра предполагалось организовать на началах сотрудничества старших учеников. Инспектором над учениками, вместо вышедшего на епархиальную службу Новлянскаго, назначался Афанасий Крылов и кроме того три цензора. Инспектор Крылов в 1765 году произведен во диакона в с. Никольское. В приходо-расходной книге за 1764 год упоминается еще «надсмотрщик над поступками семинаристов Никитского монастыря слуга Иван Игнатьев», которому выдано было в вознаграждение за его труды 12 рублей в год. Должно быть, роль этого слуги сводилась к внешкольному надзору за семинаристами во время их прогулок во дворе Горицкого монастыря.

Число учащихся в Переславской семинарии к началу 1763 года, включая сюда певчих и учеников живописной школы, как говорилось выше, определялось цифрой 80 человек. С учреждением «купножития», цифра эта несколько понизилась, так как, «по исследовании понятия всех семинаристов и успехов», некоторые из них были из семинарии уволены для определения к церковно-служительским местам. Необходимость сокращения наличного состава учащихся, с учреждением купножития, обусловливалась тем, что приходилось считаться с поместительностью зданий семинарского общежития и наличностью материальных средств.
В конце 1762 года ректором Иоанникием представлены были к увольнению из обучающихся в семинарии 25 учеников: четыре за великовозрастием, двадцать за непонятностью, один живописной науки за великовозрастием; они аттестованы были, как «к наукам неспособны и впредь надежды в них не чаятельно». Всех представленных к увольнению в консистории подвергли новому испытанию в знании церковной и гражданской печати и пении, и оказавшихся в чтении и пении достаточными — отпустили домой с пашпортами, взяв с них подписку, чтобы «они в праздности жительства не имели, но приискали бы себе по Переславской епархии способные по церквам места и, истребовав от приходских тех церквей людей желательные прошения, а от закащиков обыкновенные свидетельства, просили бы об определении в звании». Недостаточные в чтении и пении, для научения их тому и другому, отосланы были к катедральному диакону Григорию Патокину. При обучении они должны были содержаться собственным коштом. В это же время три ученика были уволены из семинарии по болезненному состоянию. У двоих из них вследствие золотухи на спине выросли горбы, третий захворал каменной болезнью. Были в этом и последующем годах и другие случаи увольнения из семинарии, значительно сократившие состав учащихся.
В восполнение убылых в 1765 году произведен был при епископе Сильвестре первый набор мальчиков в семинарию. Ближайшим поводом к этому набору послужили не столько нужды семинарии, сколько потребности укомплектования архиерейского хора. В 1763 году во все духовные правления разосланы были указы переписать священно-церковно-служительских детей в возрасте от 7—15 лет, обученных российской грамоте, освидетельствовать их в голосе и способных к пению прислать в консисторию в самой скорости. На основании этого указа в консисторию было представлено 77 мальчиков. Из них выбрано в певчие только 5, после чего в архиерейском хоре оказалось 12 человек, тогда как по штатам при Переславском архиерейском доме положено было быть 24 певчим. Консистория, принимая во внимание, что и в Переславской семинарии «иные за великовозрастием, другие за непонятностью имеют быть уволены из семинарии», распорядилась, с утверждения еп. Сильвестра, снова прислать в декабре 1764 года и январе 1765 года из всех духовных правлений священно-церковно-служительских детей в возрасте от 7—15 лет. Кто из священно-церковно-служителей своих детей к названному сроку не доставит, с тех приказано было брать штраф, в размере одного рубля, через особых рассыльных, которых предполагалось послать на кошт провинившихся.
Судя по ученическим спискам 1767 года, в этот набор взято было около 60 мальчиков. Тогда же произошел обмен учениками между Переславской и другими семинариями, в связи с состоявшимся новым распределением епархиальных округов. Синодальное определение, касающееся этого обмена, выполнено было с буквальной точностью, исключающею какую бы то ни было уступку. Из Тверской семинарии, напр., взяты были ученики не только из высшей школы, но и информатор Тверской семинарии Михаил Хрептов.
Разрешив пополнить новым набором состав учеников, епископ Сильвестр настаивал только по прежнему на основательной проверке успехов учащихся с целью удаления из семинарии неспособных и малоуспешных. Характерное определение в этом отношении им издано было 8 октября 1764 года.
«В семинарии как ныне, так и впредь, предписал еп. Сильвестр, погодно переследовать понятных с непонятными и кои по довольному учителями их талантов наблюдении окажутся худо понятны, таковых, непередерживая до великовозрастия, исключать завременно из латинских школ или к изучению простой да в совершенстве грамоты, или в домы отцов, дабы общий кошт их и лета не погибали. Но кои также по довольном усмотрении рассудятся за понятных и доброуспешных, а потом (как часто случается), приходя в возраст, или разленясь, или развратясь нравами, надежды по себе к общей пользе не окажут, из тех искусных в российской грамоте высылать к сельским церквам в дьячки и пономари без всякой к степеням священства впредь надежды, а худограмотных определять в сторожевское и истопническое для обучающихся семинаристов услужение, пока совершенно всего изучатся: и в том никакого обоим им тем не оказывать снисходительства, ибо такие ленивцы, не смотря на то, что невозвратное юности время и общий кошт погубили, еще несноснее всякого неука пустыми о себе мечтании и продерзами по выходе из семинарии бывают, то хотя бы из презрения своего смиренный помысл иметь навыкали, едино им точию дозволяется, что кто пожелает быть диаконом или священником, а не по развратности своей, но безуспешеству учения только исключен, то бы по расчету общий кошт всуе издержанный на него уплатил».
Основываясь на приведенном определении епископа Сильвестра, семинарская администрация приступила к новому очищению своей школы от элементов в учении ненадежных. Введение штатов со всеми связанными с ним ограничениями побуждало семинарское начальство действовать в этом отношении без послаблений. Насколько разбор способных и неспособных произведен был строго, видно из того, что из 189 семинаристов, оказавшихся в Переславской семинарии после набора 1765 года, к 1767 году осталось всего лишь 47 человек, включая сюда одного подлекаря. Все учащиеся в этом году подразделены были на две школы — школу риторики и грамматики. В следующем году было вновь принято пять мальчиков из-за исключением из семинарии одного, в школе оставалось 51 человек. Классы подразделены были таким же образом. С вступлением на кафедру епископа Геннадия произведен был новый набор учащихся.
Учебный год со времени епископа Сильвестра точно определяется сроками с 1 сентября по 15 июля. Кроме летних каникул, учеников отпускали на рождественские и пасхальные, причем отпуск на Рождество и Пасху, судя по некоторым архивным данным, происходил гораздо раньше, чем это принято отпускать ныне. Так, в 1764 году отпуск на рождественские каникулы состоялся еще 2 декабря.
Случаи неявки с каникул в период управления семинарией архимандрита Иоанникие были сравнительно редки. В 1762 году к 30 сентября не явился в школу один только ученик риторики Иван Курачкин. В следующем году к тому же времени не явился семинарист Русского уезда с. Кожина Василий Кожинский и несколько учеников, отпущенных в дома для облегчения болезни. Относительно последних консистория постановила: «Означенных семинаристов, если они освободились от болезни, выслать в консисторию и из нея для учения в семинарию в самой скорости. Буде же и ныне домашние их будут объявлять оных семинаристов в болезни находящимися, то, не полагаясь на оное, самим духовных правлений управителям тех семинаристов, подлинно ли они в болезни находятся и за тем в консисторию высланы быть не могут, освидетельствовать, и ежели по свидетельству явятся подлинно больны, о том в консисторию правлениям отрепортовать и впредь, дондеже выздоровеют, репортовать неукоснительно, дабы под образом болезни они семинаристы в домах своих не были».
О бегунах в правление семинарией ректора Иоанникие Переславский архив не дает указаний. Только в 1762 году, еще до вступления архимандрита Иоанникие в ректорскую должность, есть указание на то, что три бегуна, водворенные из бегов в семинарию, были лишены казенного содержания, которым раньше пользовались, и получали каждый только по три фунта хлеба на день.

/Из прошлого Владимирской Епархии. Выпуск Второй. К. Малицкий. 1907 г./

Общий взгляд на Семинарию

На нас Переславская Семинария производит очень доброе впечатление. Нельзя хорошенько судить, по неимению данных, о степени умственного развития учеников, но видно дело образования шло удовлетворительно, когда ученик Семинарии мог быть тотчас же и учителем Семинарии. Преосвященный Серапион в 1753 году писал к Ректору Семинарии, что у него ученики Реторики школы меньшие могут учить совершенно. Наука Богословская некоторым образом в своем развитии обязана Переславской Семинарии; потому что два Ректора ее Иоакинф и Сильвестр составили по Богословскому учебнику, заслуживающим внимание и в настоящее время. Экономическая часть Семинарии по отношению к содержанию учителей и учеников была очень удовлетворительна: учителя Семинарии получали обеспечение в четыре раза больше нынешнего. Нам особенно нравится внутренний строй ее и внешнее положение.
Переславская Семинария удовлетворяла главным образом духовные нужды епархии. Она не была каким-нибудь отдельным звеном в целом организме епархиальном, а имела самое ближайшее отношение к правительственным лицам и местам епархиальным. Главный полноправный Начальник Семинарии был Преосвященный епархиальный. К нему относились со всеми нуждами Семинарскими — и он всем нуждам мог помогать сам. Он был главный распорядитель Учебной и Экономической части Семинарии. От него зависело количество жалованья Учителям — и прибавка, смотря по нуждам; от него зависело, какой предмет и в какой мере преподавать; он сам входил в малейшие подробности образования; к нему на рассмотрение каждую неделю представлялись сочиненные учениками экзерциции, оккупации и проповеди. Эта ближайшая власть с такими правами была благодетельна в многосложном деле учебном. Учители Семинарии стояли гораздо ближе к епархии, чем теперь, — потому что делались присутствующими консистории. Консистория при одинаковых с семинарией начальниках естественно была не мачеха, а родная сестра Семинарии, взаимно помогая одна другой.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 24 (15 декабря 1866 года)

Переславская Духовная семинария при епископе Амвросии
Суздальская Духовная Семинария
Владимиpская духовная семинаpия
Переславское духовное училище
Владимиро-Суздальская епархия.

Переславль-Залесский

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Переславль | Добавил: Jupiter (26.12.2016)
Просмотров: 139 | Теги: учебные заведения, Переславль-Залесский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика