Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
05.04.2020
06:51
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [371]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [394]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [97]
Юрьев [210]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [265]
Камешково [83]
Ковров [317]
Гороховец [114]
Александров [232]
Переславль [102]
Кольчугино [66]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [33]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [86]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [206]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Переславль

Сергиевский Федор Петрович, составитель жития св. князя Андрея Смоленского

Федор Петрович Сергиевский

Федор Петрович Сергиевский, составитель жития св. князя Андрея Смоленского, принадлежит к местным деятелям Владимирской губернии.
Родился 12 февраля 1826 года в селе Пьянгусе, Меленковского уезда, Владимирской губернии, где отец его. Петр Мещерский (по рождению из с. Мещер) был диаконом.
Жизнь Федора Петровича — с внешней стороны — не блещет выдающимися событиями, — она была самая обыкновенная в той среде, в которой он родился. Образование он получил в духовном училище, где и дана была ему фамилия Сергиевский (по церкви в с. Пьянгусе), а закончил его во Владимирской духовной семинарии (1842 — 1848), курс в которой он кончил со званием студента. В 1850 г. Сергиевский был определен учителем Переславского духовного училища и с этого времени он до смерти прожил в этом городе.
В 1853 г., 27 декабря был посвящен во священники к Николаевской, она же Князь-Андреевская, церкви города Переславля-Залесского, и в то же время продолжал быть учителем училища до 1857 года; к педагогической деятельности Ф.П. вернулся только в 1877 г., когда начал преподавать Закон Божий в Сергиевском приходском училище. За труды по обучению в духовном училище он в 1857 г. был награжден скуфьею, а за успешное преподавание в приходском, засвидетельствованное инспектором народных училищ, ему в 1887 г. была объявлена благодарность директора народных училищ.
Служба по духовному ведомству в уездных городах, особенно при многочисленности градского духовенства, как это и есть в гор. Переславле, обыкновенно идет установленным порядком в пределах ревностного исполнения прямых обязанностей. Такою она была и для Сергиевского на первых порах, в продолжение десяти лет. В 1863 г. в первый раз было оказано ему особое доверие, — он был избран депутатом городского благочиния; обязанности по этой должности, требовавшей безукоризненной честности и справедливости, он исправлял до 1871 г.; с 1869 г. он был увещателем у мирового судьи 1-го участка, а с 1872 г. и при съезде мировых судей; в 1887 г., 26 ноября, за усердное исполнение этой обязанности был удостоен от епархиального архиерея благословения и благодарности; в 1890 г. он был освобожден от этой обязанности.
В 1878 — 1880 гг. был он членом Временного Ревизионного Комитета для проверки экономического отчета но Переславскому духовному училищу, а с 5 декабря 1889 г. до самой смерти, по избранию духовенства, Федор Петрович состоял духовником Переславского благочиннического округа. Получив наравне с прочими в 1859 г. бронзовый наперстный крест за войну 1853- 1856 гг., Сергиевский в 1881 году был награжден камилавкою, а в 1890 г., за заслуги но епархиальному ведомству, — орденом св. Анны 3-й степени.

Такова официальная жизнь о. Федора Сергиевского, хотя и не отличающаяся особыми фактами, но по существу свидетельствующая, что он пользовался особым доверием начальства и духовенства.
И при всем том, Ф.П. Сергиевский был личность незаурядная: он не зарыл в землю уделенный ему талант, житейские отношения и заботы не увлекли его на путь праздного прозябания, ничегонеделания, как это часто встречается. В молодых годах, во время учения он, как и многие сверстники его, писал стихи; это было первое проявление в нем стремления к умственному труду. Заняв должность учителя, Ф.П. продолжал образование свое чтением и списыванием в тетради всего выдающегося в литературе, и особенно стихотворений лучших наших поэтов, преимущественно тех, где рисуются красы природы. С поступлением на священническое место круг умственных занятий Сергиевского строго определился: читал он по преимуществу книги духовного и исторического содержания, а для собственных занятий он поставил одну цель — изучив в подробности памятники древней литературы и все имеющиеся печатные и письменные материалы, составить подробное и полное жизнеописание св. князя Андрея Смоленского (мощи находятся в Свято-Никольском женском монастыре г. Переславля-Залесского), который, как известно, оставив гор. Смоленск, избрал для своей подвижнической жизни гор. Переславль, где и преставился Преподобный Даниил, переславский чудотворец, живший во времена Иоанна Грозного и бывший крестным отцом его, особенно заботился о прославлении князя Андрея; точных сведений о последнем князе, однако, не было. Чтобы достичь намеченной цели, о. Федор должен был тщательно собрать, изучить и проверить все памятники литературы и материалы; работа предстояла самая кропотливая к почти неблагодарная, так как известий о князе Андрее сохранилось вообще немного, а некоторые из памятников оказались не вносящею ничего нового компиляцией из жития преподобного Даниила. Этой работой Ф.П. занимался много лет; наконец, казалось, что все сведения собраны, даже такой знаток, как профессор Московской академии и Московского университета, В.О. Ключевский засвидетельствовал, что более материалов нет; но Федор Петрович все надеялся на открытие новых источников, и вместе с тем не желал выступить печатно, думая, что неполнота сведений может быть укором автору. Между тем приближалось время празднования 500-летия со времени кончины св. князя Андрея (27 октября 1820 г.) и только по этой побудительной причине, не желая пропустить самый удобный момент, о Сергиевский сначала напечатал (цензур, дозвол. 26 апреля 1820 г.) — «Житие святаго благовернаго князя Андрея Смоленского, переславского чудотворца» (Губ. гор. Владимир. Лито-типография П.Ф. Новгородского. 1890 г. 8°, 16 стр.); потом (ценз. дозв. 18 авг. 1890 г.) было напечатано им более подробное «Сказание о жизни, подвигах и обретении мощей святаго Андрея, благовернаго князя Смоленского, переяславского чудотворца, составленное священником Феодором Сергиевским. К дню празднования пятисотлетия со времени блаженной кончины его (1890 — 1890)» (М., тип. Л. и А. Снегиревых. 1890 г 8°, 69 стр., с изображением св. князя на 2-й странице); к самому дню празднования, для раздачи народу, о. Федор составил и напечатал еще «Св. благоверный князь Андрей, переславши чудотворец», с изображением св. князя на 1-й странице (Типо-литография А.М. Шаланина, в Переславле. 1890 г., 8°, 7 стран.). Здесь же кстати отметим, что о. Федор Сергиевский в № 18 «Владимир. Епархиал. Ведомостей» за 1890 г. (стр. 618 -621) поместил «Последование празднества в память пятисотлетия со дня представления святаго благовернаго князя Андрея Смоленского, каковое празднество имеет быть 27 октября 1890 года в гор. Переславле – Залесском», а в № 24 тех же ведомостей за 1890 г. (стр. 848 — 856) напечатал составленное им «Празднование пятисотлетия со времени кончины св. благовернаго князя Андрея Смоленского, переславского чудотворца».
Небольшое, сравнительно, по объему «сказание» должно быть признано все же обстоятельным и вполне исчерпывающим известные до дня издания материалы произведением неутомимого труженика, работавшего в глухом городке, где почти никакой нет библиотеки, уже не говоря о научной. Сергиевский единственно своим трудом обзаводился всякими пособиями, так как ему часто приходилось списывать иногда очень объемистые материалы, а приобретать другие пособия, находящиеся в продаже, ему было, при большом семействе, не по средствам.
Справив 500-летнее торжество, о. Федор задумал составить акафист св. князю Андрею, — и опять началось подробное, до мелочи, изучение как подобных произведений (акафистов уже существующих), так и языка богослужебных книг, изобилующего, как известно, картинными выражениями и оборотами; но этого труда он не успел совершить, — остались после него только исписанные тетради — с выписками из разных богослужебных книг.
«Феодор представлял собой личность выдающуюся по своим нравственным качествам, личность своеобразную и характерную. Как священник, о. Феодор отличался замечательной любовью к богослужению, которое он исполнял всегда истово, с сердечным благоговением и с глубокой сосредоточенностью. — При общей религиозной настроенности, о. Феодор питал особенное благоговейное расположение к св. Князю Андрею Смоленскому, Переславскому чудотворцу, небесному покровителю того храма, при котором священствовал о. Феодор и в котором почивают мощи сего св. Князя. Можно сказать, что за все время священства о. Феодора господствующим предметом его дум и молитвенных чувствований был св. Князь Андрей. Вследствие глубокого благоговения своего к сему Святому, о Феодор давно задумал составить такое полное житие св. Князя, в котором бы всесторонне была обрисована личность его и подробно объяснены обстоятельства его жизни и обстоятельства прославления его по смерти. К сожалению, сведения о св. Князе Андрее весьма скудны; не сохранилось даже особого, хотя бы краткого, жизнеописания. Существующее теперь древнее «житие св. Князя Андрея» к службе в честь его, в сущности есть ни более, ни менее, как отрывок из «жития преподобного Даниила», Переславского чудотворца, ревнителя об открытии мощей и прославлении св. Князя. Это компилятивное житие в его различных вариантах (между прочим один из вариантов его хранится в библиотеке Троице-Сергиевой лавры — в рукописи № 44) о. Феодор тщательно изучил во всех подробностях. Но это житие не дает полных и точных сведений о св. Князе. Из него не видно, в каком году родился св. Князь Андрей и в каком году скончался, кто были родители его, по каким крамолам он оставил княжение в Смоленском княжестве и переселился в Переславль, где до кончины своей подвизался в виде убогого бедняка и добровольного служителя одной из приходских церквей его. По причине недостаточности сведений, заключающихся в «житии», о. Феодор усердно изучал судьбы Смоленского княжества и достопамятности гор. Смоленска для исследования родословной св. Князя и сущности тех княжеских усобиц, которые происходили в этом княжестве в ХIV веке. Желая уяснить, по каким побуждениям св. Князь из многих городов русских избрал местом своего подвижничества именно Переславль, о. Феодор внимательно изучил историю гор. Переславля и жития Святых его, тщательно рассмотрев все те сведения о Переславле, которые находятся в исторических трудах Карамзина и Соловьева. В стремлении к уяснению побуждений, по которым преподобный Даниил, крестный отец Иоанна Грозного, так ревновал о прославлении св. Князя Андрея, о. Феодор хорошо изучил во всей полноте житие преподобного Даниила, а также век Иоанна Грозного Труд о. Феодора тем более осложнялся, что он имел обыкновение переписывать для себя те рукописи, с которыми он имел дело, а также делать выписки из книг более замечательных мест, относящихся к его работам по составлению жития. Часто он переписывал даже такие рукописи, которые имели очень отдаленное отношение к его основной задаче и случайно встречались при его любознательных исследованиях. Так, он списал для себя рукопись, заключающую в себе одно из древних житий преподобного Никиты Столпника, Переславского чудотворца (с изображением чудес, совершенных по молитвам св. Никиты при его земной жизни и по его преставлении). — Несмотря на то, что о. Феодор давно изучил весь существенный материал для жития св. Князя Андрея, он долго однако не решался издавать это житие, так как был недоволен своими изысканиями, думая, что сведения, собранные им, очень неполны и гадательны, хотя, конечно, неполнота сведений зависела не от автора, а от скудости материалов об исследуемом им предмете. В своей пытливой любознательности он несколько лет тому назад обращался через одного студента Московской духовной академии к профессору Русской Истории В. О. Ключевскому, прося его сообщить материалы для жития св. Князя. Почтенный профессор сообщил сведения о материалах, объяснив, что кроме этих материалов более не имеется; но оказалось, что этими материалами еще ранее владел о. Феодор. После такого авторитетного заявления, о Феодор мог бы успокоиться в сознании того, что он исчерпал весь материал, касающийся его предмета, и приступить к изданию жития св. Князя Андрея. Но он все откладывал это дело, предполагая, что со временем, может быть, откроются новые источники и материалы для жития: до того глубоко было в нем стремленье почтить память святого Князя наивозможно полным сказанием о жизни и подвигах его и до того серьезно было отношение его к предпринятому делу! К тому же присоединялась и мнительность о. Феодора, боязнь выступать с печатным словом, — та боязнь, которая нередко бывала у многих ученых людей времен Московского Митрополита Филарета, требовавшего строгой осторожности в слове и тщательной обработки произведений, выпускаемых в печать. Подобная же мнительность, исходившая из серьезного взгляда на печатное слово, была и у о. Феодора. — Живым толчком, побудившим о. Феодора к напечатанию жития св. Князя Андрея в 1890 году, было приближавшееся в сем году (27-го окт.) 500-летие со времени преставления сего св. Князя, каковое 500-летие о. Феодор давно помышлял ознаменовать торжественным юбилейным празднованием. Издав полное житие, о. Феодор ко дню юбилея составил и напечатал еще краткое житие в объеме листка. Краткие жития были розданы во дни юбилея бесплатно народу в количестве нескольких сотен экземпляров. — Нечего и говорить о том, какого возвышенного духовного восторга был исполнен о. Феодор во дни юбилейного торжества в честь св. Князя Андрея! Но и после юбилейного торжества о. Феодор не остановился в своем молитвенном чествовании св. Князя: давно задумав написать акафист в честь его, он теперь всецело отдался задуманному делу, к которому отнесся с такою же серьезностью, с какою и к составлению жития. Тщательно изучив все имевшиеся под рукою у него акафисты, он перечитывал все богослужебные книги и особенно минеи месячные, занося в тетради выдающиеся обороты и выражения, а иногда и целые песнопения. Феодор хотел сначала весь проникнуться духом церковной речи, воспроизвести в своем воображении все богатство священных картин и образов и все обилие красот церковно-богослужебного языка, а затем приступить к написанию акафиста, чтобы в нем излить всю полноту молитвенных чувствований к св. Князю. Но он так и не успел приступить к написанию акафиста; только большие тетради с выписями из богослужебных книг остались памятником его благочестивого труда, свидетельствуя, что почивший пламенел духовною любовию к св. Князю Андрею до последних дней жизни. Вообще можно сказать, что забота о прославлении и надлежащем чествовании святого Покровителя приходского храма своего была одною из главных забот всей жизни о. Феодора» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 17-й. 1892 г.).
Так за этими трудами и прошла вся жизнь Сергиевского. Дома он либо читал, либо писал; разговоры любил вести только серьезные по богословским или историческим предметам. Прихожане очень любили о. Федора за его сердечность, незлобивость и нетребовательность.
Как пастырь прихода, о. Феодор отличался самыми симпатичными и особенно в пастыре ценными качествами. Впечатлительный и сердечный, он всегда живо сочувствовал радостям и горестям своих прихожан; особенно видна была сердечность его при каком-либо горе в среде его прихожан, напр. при болезнях, смерти и т. п. В этих случаях искреннее сожаление и живое сочувствие невольно проявлялись в лице, голосе и во всем существе о. Феодора, и всегда в таких случаях он не преминет сказать несколько трогательных слов христианского утешения. Кроткий и приветливый, готовый всегда помочь своим прихожанам, он вместе с тем был в высшей степени нестяжателен, нетребователен, с благодарностью принимая и малые даяния.
Как в человеке, в отце Феодоре заключалось много выдающихся нравственных качеств. Воздержный во всем строго трезвенный, чуждый мирских развлечений, о. Феодор жил по-преимуществу духовными интересами и наслаждениями. После богослужения первой его духовной пищей были книги, чтению которых он предавался во всякое свободное время, часто затягивая это чтение далеко за полночь. В беседах он не любил пустословия, и особенно чуждался пересуд, даже если речь касалась его недоброжелателей. Он любил беседы, так сказать, образовательного характера — по преимуществу из области богословской и исторической. В этих его беседах проглядывала какая-то особенная, чисто юношеская жажда все большего и большего образования, жажда непрестанного прогресса во всестороннем образовании. При этом он отличался и поэтической настроенностью. В юности он составлял стихи, а в зрелом возрасте он списывал в особую тетрадь стихотворения наших лучших поэтов, в которых описываются картины природы. Природу очень любил отец Феодор: он любил читать описания картин природы, любил говорить о природе, любил наслаждаться красотами природы. Иногда он направлялся на прогулку куда-нибудь в окрестности города, и там, избрав удобное местечко, откуда открывался широкий кругозор на поля, леса и идиллические пейзажи мирной сельской жизни, он вынимал тетрадь списанных стихотворений и читал их при такой поэтической обстановке. Отец Феодор отличался чуткой впечатлительностью, вследствие которой он всегда живо восхищался всем прекрасным, где бы он ни встречал это прекрасное, — в книгах ли, в природе, или среди окружающих его людей.
Ф.П. Сергиевский долго болел неизлечимою болезнью (рак пищевода), но терпеливо переносил страдания.
Поучительно в о. Феодоре было его неутомимое трудолюбие и подвижническая терпеливость до последних дней жизни. Замечательно то, что когда умер о. Феодор, многие в городе удивлялись его смерти, находя ее неожиданною, так как он неопустительно совершал свои обязанности и не жаловался на свою болезнь, а между тем уже более полутора года страдал изнурительною болезнью — раком в груди вблизи пищевода, вследствие чего уже с год не мог употреблять твердой пищи, употребляя только жидкую, и то в малом количестве. Нужно было изумляться тому, как о. Феодор мог вынести истекший Великий пост, когда он при ничтожном питании имел массу труда: ежедневно совершая церковные службы, неопустительно исполняя законоучительские обязанности, он с редкою неутомимостью нес обязанности духовника многочисленного городского духовенства, будучи готовым принимать в себе на исповедь во всякое время дня.
Перестал служить о. Феодор только за неделю до смерти. В последнее воскресенье он, вставши утром, чувствовал себя очень дурно; однако не отказался совершить требу в приходе и служил литургию, но видимо с большим усилием, потому что, по окончании ее, он в изнеможении упал на кресло. Страдания его под конец сильно обострились, но он терпеливо переносил их; да и умер - то он без ропота и жалоб, а так, как-бы тихо заснул.
Скончался он 14-го июня 1892 года в 5 ½ часов вечера на 65-м году жизни, в гор. Переславле-Залесском.
Не удивительно, что весть о кончине пастыря, отличавшегося высокими нравственными качествами отразилась скорбью на сердцах его духовных детей и многих из граждан, знавших и почитавших его.
Торжественное погребение его, состоявшееся 17-го июня, показало, каким глубоким уважением пользовался почивший. Обширный храм, несмотря на будничный день, был переполнен молящимися. Литургию совершали: настоятель Переславского Никитского монастыря, архимандрит Владимир соборне с благочинным гор. Переславля, соборным протоиереем А.А. Дилигенским и семью священнослужителями. На отпевание же вышло почти все городское духовенство. Надгробные речи произносили: соборный протоиерей и два приходские протоиерея, — В.И. Свирелин и П.Н. Знаменский. Все трое в трогательных чертах изобразили светлую личность своего духовного отца.
Погребен о. Феодор, с разрешения Его Высокопреосвященства, около приходской Князь-Андреевской церкви, при которой он священствовал 38 слитком лет.

/Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 2-й./
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Переславль | Добавил: Николай (03.12.2016)
Просмотров: 752 | Теги: Переславль-Залесский | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика