Главная
Регистрация
Вход
Четверг
01.10.2020
10:51
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1299]
Суздаль [412]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [111]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [137]
Гусь [151]
Вязники [277]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [245]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [82]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 22
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Промышленность

Кирпичный завод им. Володарского, гор. Владимир

Кирпичный завод им. Володарского, гор. Владимир

Начало »»» Кирпичные заводы города Владимира


Фрагмент карты гор. Владимира. 1927 г.

«Рабочие Владимирского кирпичного завода № 1 решили назвать свой завод именем т. Володарского — пламенного трибуна и вождя рабоче-крестьянских масс России, погибшего в 1918 г. от рук контрреволюционера» («Призыв», 14 окт. 1923 г.).
«На заводе имеется три Гофманских печи, вместимостью до 500.000 кирпичей. Средний обжиг кирпича в сутки 53 тысячи, в месяц 1.325.000 к. На тысячу кирпичей расходуется 5/8 саж. дров с примесью на каждую ¼ саж. дров 6 пуд. камен. угля и 12 пуд. торфа. Ha 1.325.000 кирпича требуется дров — 828 саженей. Задание на текущий сезон выработки кирпича должно выразиться в 5.000.000 шт. кирпичей, расход топлива — 3.312 саженей дров.
Цех порядовщиков. Всех порядовщиков на заводе 160 человек, занимают 71 сарай по выделе сырого кирпича ручным способом. В среднем, при 8 часовом дне один порядовщик вырабатывает 500 штук кирпича, в течение 24 дней выработка —12 тысяч штук и более, что составляет месячную заработную плату — 63 р. 10 коп.
Цех глинщиков. Есть особый цех глинщиков, на обязанности которых лежат подвоз глины из карьера к сараям.
Гонщики. Гонщика вагонеток по «линии смерти» разделяются на два разряда: старые опытные и молодые, еще не имеющие опыта. За первых, конечно, можно ручаться, а вторые практикуются в приемах езды и по спуску вагонеток.
«На линии смерти». Завком постановил пригласить инспекцию Охраны труда для всестороннего обследования ж. д. ветки, а также и вагонеток. Результат будет дан в редакцию особо» («Призыв», 30 июля 1924 г.).
«Линия смерти». Линия кирпичного завода пришла в полную непригодность для перевозки по ней кирпича. Во многих местах рельсы расшатаны и покосились на бок. Визжат и трясутся вагонетки перегоняющие кирпич, а ребятишки желая видеть эффект крушения вколачивают костыли между рельс.
На днях одна из конок сошла с рельс, рабочий Яшнев от толчка вылетел и ударившись о рельсу получил ушиб и перелом позвоночника.
Второй рабочий получил ушиб коленного сустава и недавно рабочий Голов получил смерть от злополучной конки.
Во избежание дальнейших увечий «линию смерти» необходимо привести в надлежащий вид» («Призыв», 17 июля 1924 г.).

«На кирпичном заводе им. Володарского 22 июня 1924 г. состоялось открытие клуба и библиотеки при нем. Для открытия поставлена была пьеса «Ванька ключник», довольно доступная пониманию рабочих. Исполнителями мужских ролей были исполнители-рабочие, члены драмсекции и только женские роли исполнялись приглашенными со стороны. Насколько удачно справились артисты с своими ролями можно судить по разговору самих рабочих во время антракта:
— Давно бы так...
— Што дело, то дело...
— А то все за городскими посылали... у нас свои лучше...
Зрителей было около 500 чел. И каждый вечер теперь тянется в клуб человек 20—30 почитать газеты, поговорить по поводу прочитанного. Скоро будет открыт кружек по политэкономии. Чувствуется потребность в oрганизации кружка по сельскому хозяйству, так как среди работающих на заводе 90 проц. крестьян» («Призыв», 2 июля 1924 г.).
«У нас на кирпичном заводе клуб отличается уютом и чистотой. Умелая рука рабочего убрала его по своему вкусу: развесила портреты своих вождей и революционных деятелей. При клубе имеется библиотека, выписывается около 30 экземпляров газет и журналов. Очень распространена игра в шашки - играют старый и малый.
Лекции посещаются охотно. Часто по вечерам устраиваются доклады и лекции, которые охотно посещаются рабочими. На днях т. Покровский прочитав лекцию на тему «Есть-ли бог», а т. Волков сделал доклад «О международном и внутреннем положении СССР».
Все это было ново и интересно для наших т.т. рабочих из деревни» («Призыв», 10 июля 1924 г.).
1927 г. «Кирпичники Владимирского завода долго мечтали о клубе. О своем собственном клубе. Администрация завода отвела для этой цели дом, кой чем помогла его отделать. Союз тысячи три рублей ухлопал на ремонт дома. Устроили несколько субботников. Расчистили запущенный около дома сад. Дом принял благообразный вид.
Торжественно кирпичники отпраздновали открытие клуба. Начали и отдыхать, и развлекаться, и нaуку кое-какую постигать в нем.
Все шло хорошо. И дальше бы пошло так. Но… произошли перемещения, во главе завода оказался другой товарищ — Кондаков.
Он два месяца приглядывался, присматривался, а как раз середь зимы решил:
- Клуб? Кирпичникам? В таком хорошем доме, да еще в саду? Нет на то моего директорского согласия! Дом мне нужен самому.
- А клуб?
- Велика штука клуб! Я вам временно до весны отведу сарай, а весной — помещение из теса сколочу.
— Помилуйте, сарай не годится. Отнять клуб — значит сорвать всю культработу...
Убеждали Кондакова в завкоме, в ячейке. И так, и эдак. Не девствует.
— Как я решил — так и будет.
Это еще, конечно, вопрос, что так будет...
Кому то нужно решить, что важнее: директорское самолюбие и удобства или культурно-воспитательная работа среди рабочих?» («Призыв», 25 янв. 1927 г.).


1925-26 гг. «Кирпичный завод им. Володарского имеет 4 кирпично-обжигательные печи системы Гофмана производительностью до 12 млн. шт. кирпича в год. Постоянно занято на заводе рабочих около 60 чел. Число сезонных рабочих достигает 600-700 чел.»
«Неладно на кирпичном заводе (Владимир).
Технических совещаний не было с лета, несмотря на то, что ими рабочие интересуются. А нужда в совещаниях огромная, ибо нет достаточного количества необходимого подсобного материала. Приближается строительный сезон. Нехватка подсобного материала резко скажется.
Работают не более 6 часов, остальное время рабочие тратят на хождение по мукам за материалами.
Работы уполномоченного не видать. Были случаи задержки зарплаты. Но администрация не помогла рабочему в получении кредита в кооперативе.
В конторе со стороны администрации замечается грубое обращение. Даже имеются случаи запугивания увольнением.
Прием на работы бывает неправильный. Имел место случай приема в молотобойцы зажиточного, имеющего несколько лошадей, и то время, когда парню, настоящему пролетарию, в приеме было отказано. Квалификация же обоих была равноценна.
А в каких помещениях живут рабочие?!
Света мало. В спальне грязи на вершок. Некоторые спят одетые и обутые. Горячей пищи рабочие не видят. Администрация заботится не хочет, а комиссия по охране труда не заглядывала с лета.
До того плохо на заводе, такая там расхлябанность, что нет даже сборщика членских взносов. Рабочим приходится со своими взносами шагать за 3 версты в губотдел. Не удивительно, что взносы делаются неаккуратно,— не платят по 8 месяца.
Словом неладно на нашем кирпичном заводе. Слышишь-ли, губотдел строителей?» («Призыв», 5 февраля 1925 г.).
«Пьяный директор (Кирпичный завод, гор. Владимир). На-днях наш директор Гарин (член РКП б.), вкусив изрядно хмельных напитков, разгулялся во-всю. Перво-наперво он «отчистил» как следует монтера Малыгина, подставив ему на лице синяк, а потом, видать, не удовлетворившись этим, вломился пьяный к рассыльной Тумановой и хотел изнасиловать. Тумакова стала кричать и, в конце-концов, отбившись от пьяного, выбежала на улицу. Был и еще случай. Это после недавней покупки овса и сена, когда наш директор снова напился и буянил.
Не мешало-бы укротить его, а то рабочие возмущены таким поведением директора» («Призыв», 12 марта 1925 г.).
«В мае заработают кирпичные заводы.
В первых числах мая будут пущены в ход находящиеся в ведении владсиликата 2 владимирских кирпичных завода. На заводы будет взято 600 чел. рабочих. В связи с большим спросом на кирпич, при пуске предполагается значительное увеличение производственной программы против прошлого года.
С осени заводами велась подготовка к будущему сезону: производилась заготовка глины, был выстроен новый барак для жилья рабочих на 35 человек, был произведен частичный ремонт всех 100 кирпичных сараев.
В настоящее время идет заготовка песка и мелкие подготовительные работы. В недалеком будущем начнется ремонт клуба, а также – всех жилых помещений для рабочих» («Призыв», 17 марта 1925 г.).
При кирпичном заводе им. Володарского имелась пожарная команда из 25 человек добров. (1925 г.).
«Бесхозяйственная работа. На кирпичном заводе им. Володарского (г. Владимир) не ладится хозяйственная работа.
Прибыл месяц тому назад вагон лесо-материала и валяется до сих пор на пакгаузе ст. Владимир, и штраф за хранение все копится.
Заказали скатов для вагонеток, но дали неверный размер и ни один из приготовленных скатов не годится, на них затрачена большая сумма.
Купленный во Второве торф лежит на складе; за который платится аренда, а администрация целый месяц торгуется с ВККВ о цене на погрузку.
А на рабочих экономят. Недавно одного из рабочих без РКК перевели на низший разряд» («Призыв», 14 мая 1925 г.).
«90% довоенного. Производственная программа на строительный сезон владимирских кирпичных заводов имени Володарского увеличена на 100 проц. и выработка продукции заводов намечена до 6.000.000 штук кирпича. Потребность кирпича в текущий строительным сезон громадная, благодаря чему, программу придется увеличить до 9.000.000.
Первый выпуск кирпича на заводах будет произведен в июне, но продаваться он не будет, возможно, вплоть до сентября. До этого времени должно быть выработано и отправлено 5.000.000 штук кирпича для Иваново-Вознесенского треста, уже заранее запроданного.
Финансовое положение кирпичных заводов довольно слабое. Задолженность их на 1-ое апреля выражается суммой в 23 000 рублей.
С началом-же строительного сезона кирпичным заводам придется ежемесячно заготовлять только на зарплату … рублей. Вопрос кредитования заводов деньгами со стороны владсиликата ставился на обсуждение губплала. Губплан предложил обратить серьезное внимание, как владсиликату, так и ГСНX на регулярное кредитование владсиликатом всех входящих в него предприятий, вообще, и кирпичных заводов им. Володарского, в частности.
После этого, владсиликат дал обязательство кредитовать заводы своевременно.
Жилищный вопрос на заводах в начале весны обстоял довольно плохо.
Заводоуправление поставило, поэтому, перед собой задачу во что-бы то ни стало обеспечить жильем рабочих.
В настоящее время на заводах проводится срочный ремонт бараков и постройка новых. Этa работа должна будет закончиться в ближайшие дни.
Реализация продукции производства заводов ведется непосредственно трестом владсиликат, по его нарядам. Производительность заводов доведена в настоящее время до 90 проц. довоенной.
Общее состояние кирпичных заводов довольно устойчивое. Доменные печи на них находятся в исправном состоянии.
Работа кипит. У нас на кирпичном заводе им. Володарского (г. Владимир) подготовительная работа по жилстроительству идет полным ходом. Строятся общежития для рабочих. Уже почти готовы жилища на 130 человек. Всего рабочих на заводах около 400.
Для всех будут построены общежития. Кроме того, ремонтируется и оборудуется клуб. 17 мая предполагается открытие летнего сезона. Молодежь усиленно готовится, разучивая пьесу для постановки.
После тяжлого физическою труда рабочему-кирпичнику будет, где отдохнуть и развлечься и кое-чему хорошему научиться» («Призыв» 19 мая 1925 г.).
«Сегодня на кирпичном заводе (г. Владимир) идет кино-картина «Стачка» («Призыв», 9 июля 1925 г.).
«На владимирском кирпичном заводе им. Володарского работает 567 чел., из них порядовщиков (основная категория рабочих кирпичного производства) - 195 человек. Остальные — глинщики взварщики, строительные рабочие.
Женщины работают только в качестве кухарок и уборщиц. Почти все рабочие крестьяне-сезонники.
В текущей году завод начал работать с половины мая. Ранее велись строительные работы.
Производственная программа на рабочий сезон намечена в пять с половиною миллионов штук кирпичей, но уже к настоящему времени выработано около семи миллионов штук.
При наличии благоприятной погоды, до конца сезона предполагается выработать до 9 миллионов, т.е. всего на один миллион менее довоенных норм.
Качество вырабатываемого кирпича - довоенное. Производительность труда не ниже поры довоенного времени. В нюне каждый порядовщик в среднем вырабатывал в день 550 кирпичей, с июля м-ца выработка повысилась до 570 кирпичей, в день, что объясняется переменной погоды в лучшую сторону, а в кирпичном производстве погода на продуктивность работы имеет большое влияние.
Техническо-производственное оборудование завода лучше, чем в старое время. Все 85 сараев завода работают с полной нагрузкой. В текущем году они полностью отремонтированы. Сделаны новые станки. Произведен ремонт гофманских печей. Сменены водопроводные трубы и баки. В настоящее время строится сарай новой конструкции, приспособленный для предполагающейся механизации завода. Вся продукция выработки завода запродана вперед иваново-вознесенскому и владимиро-александровскому текстильному трестам.
Себестоимость кирпича обходится в 33 р. 80 к. тысяча, что по сравнению с прошлым годом - дает удешевление на 1 р. 20 к. на тысячу. Продажная цена кирпича 50 рублей тысяча.
До июня зарплата рабочих завода была сравнительно с увеличением производительности низка. В июне станки повышены всем категориям рабочих. Порядовщики получали 5 р. 75 к. с тысячи вырабатываемого кирпича, что дает в месяц от 50 до 90 руб. заработка.
Самый высокой заработок у взварщиков от 95 р. до 116 руб. в месяц. В настоящее время зарплата увеличена на 13 проц.
К будущему производственному сезону предполагается расширение завода. Намечена постройка 40 новых сараев и жилых помещений на 200 человек. Намечается прокладка широко-колейной железной дороги. Будет расширена гофманская печь на 2 огня. В настоящее время три гофманские печи обжигают в месяц до полутора миллионов кирпичей. А при оборудовании одной печи в 2 огня обжиг достигнет до 2 миллионов в месяц. Предполагается механизация производства для чего из-за границы выписывается 3 ленточных пресса по выработке кирпича. В настоящее время кирпич работается на кустарных деревянных станках.
Выполнение намеченных планов зависит от возможности расширения заводской площади.
Заводоуправление возбудило ходатайство перед УИК-ом о предоставлении в ведение завода лагерной рощи и ипподрома.
Часть данной площади будет отведена под постройку сараев и жилых домов, часть же под базу сырья.
Без отвода заводу этой земли, производство развернуть невозможно» («Призыв», 13 сентября 1925 г.).
«О расторжении договора с кирпичным заводом.
В 1924 году уисполкомом был заключен договор с кирпичным заводом им. Володарского, по которому заводу предоставлено право рыть глину в районе Владимира, недалеко от завода. Завод же стал производить рытье вдоль Юрьевского шоссе, чем угрожал мешать в будущем расширению города.
По этому вопросу УИК-ом были созданы две междуведомственные комиссии, которые разбирали вопрос и передали свое мнение на разрешение УИК-а. УИК решил, что этот договор, безусловно, очень не выгоден для города (значит и для УИК-а).
Кроме того, при пользовании участкам, завод никаких технических мер не принимает. К тому же, план отпуска глины ни уисполкомом, ни коммунотделом не утверждался.
Принял все это во внимание, УИК поручил общему отделу возбудить через суд дело о расторжении договора» («Призыв», 23 сентября 1925 г.).
«На Владимирском кирпичном заводе культработа проводится через клуб. Обстановка клуба уютная, привлекает рабочих отдохнуть и развлечься.
При клубе имеется библиотека и читальня. Книг 830 шт. — все новейших изданий. Выписывается 32 экз., газет для читальни, да индивидуально рабочими выписывается до 100 газет, больше всего «Призыв». Подписчиков-читателей библиотеки 125 человек. Посещаемость читальни 40—50 проц. Заведывающий библиотекой ведет с читателями беседы на тему, что читать. Имеется при читальне отдел «Новости дня», составляемый из интересных газетных вырезок.
Выпускается стенная газета «Красный кирпич», в которой принимают участие рабочие. Вышло пять номеров. При клубе имеются кружки. Драматический состоит из 25 человек, преимущественно из комсомольцев.
Каждое воскресенье ставятся бесплатные спектакли. Работа спорт-кружка еще не налажена за отсутствием спортивных инструментов. Ячейка РКП ведет работу в политкружке.
Каждую неделю бывают лекции с приглашением лекторов из рабфака и губотдела строителей.
По договору с губполитпросветом раз в неделю ставятся бесплатно кинокартины, имеющие громадный успех. Посещаемость чуть не 100 проц. всех рабочих, как картин, так и лекций и спектаклей. Клуб посещают жители города и ближайших деревень.
При клубе имеются уголки: Ленина, безбожника, сельско-хозяйственный, работницы, МОПР, ОДВФ.
Работу среди женщин ведет женорганизатор, который совместно с партийной ячейкой проводит с женщинами беседы 3 раза в неделю» («Призыв», 23 сентября 1925 г.).
«За год 8 миллионов кирпичей
Работа на кирпичных заводах им. Володарского во Владимире заканчивается. Часть рабочих уже распущена. Осталось только 316 человек. Производственная программа выполнена на 149 %. По плану нужно было изготовить 5 500 000 штук кирпича, изготовлено-же 8 186 000 штук. Большая часть продукции завода еще в начале строительного сезона была запродана Иваново-Вознесенскому текстильному тресту. Остальной кирпич пошел на удовлетворение местных нужд. Владимирские кирпичные заводы Владсиликат предполагает механизировать. Ведутся переговоры с Владторгом о приобретении необходимых для этого машин» («Призыв», 17 октября 1925 г.).
«Расширение производства кирпича. В связи с предполагаемой во Владимире постройкой новой крупной текстильной фабрики и расширением существующей фабрики «Пионер» (быв. Белова), а также в связи с крупным промышленным и коммунальным строительством во Владимирской и соседней Иваново-Вознесенской губерн., во Владимире ощущается громадная потребность в красном строительном кирпиче. Существующий единственный кирпичный завод имени т. Володарского, оборудованный тремя гофманскими печами для ручного производства кирпича в количестве до 8 ½ миллионов штук ежегодно, далеко не удовлетворяет потребности в кирпиче. Перед государственной промышленностью остро стал вопрос о расширении во Владимире кирпичного производства с целью доведения его до 22-25 миллионов штук в год. Трест «Владсиликат», в руках которого сосредоточена крупная кирпичная промышленность губернии, разрешение вопроса находит, с одной стороны, в расширении завода имени т. Володарского постройкой на нем четвертой гофманской печи или пристройкой к одной из существующих печей 16 новых камер, а с другой – в пуске бездействовавшего кирпичного завода б. Петровского. Завод б. Петровского после революции был заброшен и расхищен; между тем он имеет богатые залежи хорошей по качеству глины. На обоих заводах предполагается ввести также механическое производство кирпича вместо ручного, мало пригодного в современных условиях. Стоимость переоборудования обоих заводов исчислена около 400 000 руб. Об отпуске необходимой суммы возбуждено ходатайство перед центром» («Призыв», 28 ноября 1925 г.).
«С наступлением сезона во Владимире возобновит работу кирпичный завод быв. Петровского. В настоящее время ведется ремонт и приобретается необходимое оборудование. Завод имени Володарского частично механизируется. Оба завода дадут ежегодно до 22 миллионов кирпича вместо 8 миллионов текущего года» («Призыв», 29 ноября 1925 г.).
«Новая железнодорожная ветка. В ГСНХ разрабатывается проект постройки во Владимире новой железно-дорожной ветки. Имеется два варианта: первый – ветка проходит через вновь строящуюся фабрику, через фабрику «Пионер» и идет на кирпичные заводы, протяжением 8 верст. И второй вариант – через строящуюся фабрику к кирпичным заводам, с разветвлением к фабрике «Пионер». В обоих случаях ветка начинается от ст. Владимир» («Призыв», 22 декабря 1925 г.).
Вагонетки с кирпичом самоходом от кирпичного завода спускались вниз к винному заводу, откуда кирпич развозился на строящиеся фабрику имени «Правды», «Автоприбор», химзавод... Обратно конной тягой везли вагонетки пустые или с топливом на кирпичный завод.
«В связи с постройкой рядом с фабрикой «Пионер» прядильной фабрики на 100.000 веретен, спешно прокладывается узкоколейная железная дорога от кирпичного завода имени Володарского к фабрике «Пионер» («Призыв», 17 августа 1927 г.).

«Новая амбулатория во Владимире. Рабочие владимирского кирпичного завода им. Володарского, в случае заболевания, вынуждены обращаться за медицинской помощью в городскую амбулаторию, тогда как расстояние от завода до амбулатории — около двух верст. Это создает большое неудобство для рабочих.
Теперь губздрав решил открыть на кирпичном заводе самостоятельную амбулаторию, которая будет обслуживать исключительно заводских рабочих.
Помещение для амбулатории уже ремонтируется и будет готово, вероятно, через месяц» («Призыв», 8 февраля 1927 г.).
1927 г. «Три дня на заводе. Это не смотр и не обследование работы кирпичного завода им. Володарского. Смотр предполагает длительную кампанию, обследованиями занимаются специальные комиссии с полномочиями и инструкциями в портфелях. Это именно «летучая ревизия» всего производства. Сотрудники редакции всего лишь в течение трех дней посещал и кирпзавод. Два дня были использованы для бесед с рабочими, а третий — с административным и технический персоналом.
«Летучая ревизия» была вызвана тем, что редакция за последнее время получила несколько заметок, касающихся непорядков в различных отделах производства. Решили поближе познакомиться с заводом, и теперь мы можем показать результаты этого знакомства.
Вскрыто много недочетов в производстве, в условиях работы кирпичников, в методах проведения машинизации завода.
Подробности наши читатели узнают из печатаемого материала, но уже сейчас нелишне указать, что во всех обнаруженных недочетах нельзя винить исключительно заводскую администрацию.
Знакомство с одним производством показывает, насколько успех его работы зависит от постановки дела на других предприятиях. Например,— от качества ремонта локомобилей на заводе им. Малеева и Кангина зависит бесперебойность выработки машинного кирпича на заводе им. Володарского. Мы постараемся установить те недочеты, которые, существуя в одном предприятии, мешают работе других.
Редакция «Призыва» явилась лишь организатором этой «летучей ревизии». «Ревизорами» были сами рабочие завода. Они деловито и серьезно подошли к рассмотрению недочетов своей работы и высказали целый ряд предложений, как улучшить работу завода в будущем.
Как делают кирпич.
Производство кирпича не отличается особой сложностью. Сырье — глина — выкапывается из земли артелями землекопов-глинщиков и отвозится из карьеров (так называются места, откуда берут глину) на вагонетках на завод.
Здесь глина прежде всего размачивается водой. Рабочий, производящий эту работу, называется подлива. Размачивается и мнется глина, также и машинным способом — глиномялками. Приготовленная глина подвозится или к машине, или к ручным станкам.
В машине глина еще размягчается и, прессуясь, выходит в виде непрерывно тянущейся четырехугольной колбасы. Специальный рабочий-резальщик — особым приспособлением отрезает от этой колбасы сразу по два куска, размерами, соответствующими двум кирпичам. Полученные таким образом кирпичи из сырой в мягкой глины осторожно укладываются на досках на вагонетки и развозятся в сараи для просушки.


Станок для ручной выработка кирпича

Рабочие на ручной выработке кирпича называются порядовщики. Они, пользуясь несложным станком, делают каждый кирпич отдельно, предварительно формуя глину руками, как хозяйки тесто, а затем прессуя кусок в станке. Каждый кирпич порядовщик тут же ставит на полку для просушки.
Кирпич машинной выработки просушивается в специальном сарае, сплошь занятом полками. Укладывают кирпич артели полошниц.


Сарай для просушки кирпича

Когда кирпич достаточно подсохнет и затвердеет, его подвозят к особым гофманским печам. Каждая печь по величине с порядочный двухэтажный дом. Верх ее плоский и имеет большое количество круглых отверстий — вроде печных дымоходов с заслонами,— в которые засыпается топливо (антрацит, уголь или торф). Внизу по бокам печи устроены глухие, не сообщающиеся друг с другом камеры. От нутра печи, где горит огонь, они отделены толстыми кирпичными простенками. Артели садчиков берут кирпич из сараев и укладывают его в эти камеры. Камеры герметически закупориваются и печь начинают топить. Таким образом, в жаре в несколько сот градусов кирпич закаливается. Затем садчики выбирают его из печи и кирпич готов.


Гофманская печь. После просушки кирпич укладывается в камерах печи для окончательной закалки.

Машинный кирпич дороже ручного.
Рабочие с гофманской печи № 1 указывают на скверное топливо. Очевидно, администрация хотела купить подешевле. Купили недоброкачественного угля и мало пригодного антрацита. Раньше топили торфом, он был хорошего качества и дело спорилось.
Печь переоборудовали, сделали большую сушилку, но сушить, пока что, нечего, машина не вырабатывает того количества кирпича, на какое рассчитывали при постройке сушилки. Предполагали, что машина на первой печи будет вырабатывать около семидесяти пяти тысяч штук кирпича в сутки, а она вырабатывает всего лишь тысяч десять за смену. А обслуживает машину человек сорок рабочих. В результате и получается, что машинный кирпич стоит дороже ручного.
Много бесхозяйственности. Недавно у десятника Бычкова упало полторы тысячи штук кирпича. Не заготовили место, рано уложили, кирпич был еще мягким.
Крыши на сараях плохие, в дождь протекают,— кирпич от этого портится.
Кирпичный гнет. ЭКОНОМЯТ НА ЗАРПЛАТЕ.
На кирпичном заводе им. Володарского с каждым годом все ухудшаются и ухудшаются условия работы. Заводская администрация каждый год меняется, и новая администрация всеми силами старается заделать прорехи в производстве, сделанные старой администрацией. Приступили, например, к машинизации завода. Что-же из этого вышло? Машина № 1 проработает неделю-две, да и встанет, а машина № 2 плетется как черепаха, да и то не больше трех недель подряд. И ведь все потому, что машины ремонтировали наспех, в самый разгар сезона.
Из-за этих машин получается громадный простой рабочих. В результате машинный кирпич стоит дороже чем ручной.
Смущенная администрация решила экономить. Садчикам за высадку тысячи кирпичей стали платить на 20 копеек меньше, а вагонетчикам за перевозку тысячи кирпичей с завода на железно-дорожный склад сбавили 30 коп. (прошлый год платили 1 р. 80 к. — теперь 1 р. 50 к.).
Из-за такой «экономии» понижается реальная зарплата рабочих.
Кроме того не утвержден штат вагонетчиков, как было в прошлые годы, а работу дают по наряду. Благодаря этому администрация завода заставляет вагонетчиков брать кирпич с какого угодно расстояния (в прошлом году брали кирпич только на расстоянии 8 клеток от линии), а когда 16 и 29 июля директору нужно было отправить кирпич на станцию, но рабочие отказались везти, так как они уже отработали свое время, директор распорядился:
— Всех снять с работы и набрать новую артель!
Все это делается из-за того, что теперь для вагонетчиков введены наряды. Штатных рабочих не скоро снимешь с работы, — ведь на это имеется особая статья КЗОТ-а!
Простой вагонетчикам теперь также не будет оплачиваться по средней зарплате (как штатным рабочим), а по поденной.
Одним словом, этим нарядом так сжали рабочих, что им нельзя даже слова сказать.
Такая «экономия» и такое обращение с рабочими недопустимы.
14 подписей.
ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПРОСТОИ.
Резальщик с машины № 2 рассказывает, что машина работает неважно. То быстро идет, то медленно. Администрация объясняет это тем, что она еще не совсем отремонтирована.
При пуске предполагали, что машина будет выпускать за смену 25000 штук кирпича, а она выпускает максимум 12000. Машина старая, куплена она еще в прошлом году. Все лето ее уставляли, денег ухлопали уйму. После того, как уставили, не проработали и трех дней, как опять начали разбирать машину. Среди рабочих распространено мнение, что установщики нарочно тянули время, так как они получали за сверхурочную работу. В среднем, машина ежедневно простаивает два часа.
Волокиты много. Охрана мирно спит.
Идем по заводскому двору мимо серых покривившихся сараев. В разных направлениях разбегаются пары рельс узкоколейки. Земля сплошь красноватая от глины.
— Бумажной волокиты еще много,— замечает мой спутник-рабочий. У ведра донышко отлетит, так и то надо к десятнику идти, чтоб бумажку выписал, а там в контору... Канитель. Нет бы, прямо, пришел с ведром, да обменял на починенное.
Проходим мимо милиционера, дежурящего около машинного здания.
— Охраняют у вас?
— Э-э... Какая уж охрана-то.
— А что?
— Да ведь вам нельзя все говорить-то... Сейчас на заметку подденете. Откровенно-то говоря, у нас охрана только спит. Сидит и сидит на одном месте. Нешто он ходит по заводу-то? Да мы у своих бараков и «берлина» (так рабочие называют гофманскую печь) сроду никакой охраны не видели. А недавно случай был... смехота. Уснул эдак-то мильцинер, а девчонки и увидали. Подкрались, сняли с него наган, а самого всего цветами убрали. Так и не слыхал. Посмеялись, да так дело то и замяли.
У входа на заводскую территорию висит красная доска. Надпись:
«Ходить по заводу посторонним лицам воспрещается.
Виновные предаются суду.»
Однако, я с товарищем целый день колесил по всему заводу, и нас не только не отдали под суд, но даже никто и не поинтересовался узнать, что нам здесь надо.
Недостатки на каждой шагу.
Один из обжигал на гофманской печи № 3 рассказывает:
— Главный недостаток на печи это плохое топливо. За последнее время администрация заставляет жечь старый торф, который лежит под открытым небом уже года четыре. Он даже весь травой зарос. Горит плохо. А если станут обжигалы указывать, что не следует печь топить таким топливом, то им отвечают, что «это не ваше дело».
Испортили 4000 кирпичей.
Недавно к печи делали пристройку для кирпича. Старые канавы для стока воды на случай дождя зарыли, а новых не сделали. Пошел дождь и вода налилась в камеры. Из-за этого простояли три дня и испортили около четырех тысяч кирпичей. Он подмок, стал дряблый и начал крошиться.
Рабочих слушают плохо.
На производственных совещаниях рабочие делают много различных указаний о непорядках. Вносят свои предложения. Но администрацией они плохо проводятся в жизнь.
Бесхозяйственная покупка.
Второй год происходит ерунда с вагонетками. Прошлый год купили вагонеток, а когда хотели пустить их в работу, то оказалось, что они не годятся. Теперь они валяются без употребления. В нынешней году опять купили и опять неудачно. Вагонетки оказались широки, линия для них уже, чем расставлены колеса.
Скверное топливо уменьшает зарплату.
Работа обжигал очень вредная. В печи бывает до тысячи градусов жары. На печи тоже жара несносная, а приходится быть все время на печи. Однако отпуском обжигалы пользуются лишь двухнедельным. Работают ежедневно не исключая и праздников, посменно по шесть часов.
Зарплату получают сдельно с тысячи штук обожженного кирпича. При скверной качестве топлива обжиг идет медленно, а потому и заработок уменьшается.
Неправильная оплата, скверная спецодежда.
Глинщики первого участка, работающие у десятника Иванушкина, возят под сараи глину с расстояния пятьдесят сажен, а плату получают такую же, как и работающие на расстоянии в двадцать сажен. Лишняя перевозка при оплате в расчет не принимается.
Четверо глинщиков,— как рассказывает тов. Разживин,- хотели было подавать жалобу в РКК, но в конторе им заявили, что «это бесполезно». В прошлом году расценки были много правильнее.
Плоха спецодежда. Пиджаки из тонкого брезента в дождь промокают.
«Где кирпич образует проход»...
Васильева, Рогова, Маругова, Степанова и другие полошницы при машине № 2 заявляют, что работать приходится с перебоями. То слишком иного кирпича навезут, а то приходится простаивать. Кирпич из машины выходит очень плохой.
— А нас обвиняют, говорят, что «это вы его мнете». А он из машины идет другой раз со щепками да с камнями.
— Начальство обращается грубо. Например, заведующий производством Козырев заявил, что «не хотите работать, так не работайте».
— Некрасивая, говорят, у вас укладка. Углы отломаны. А в этом не мы виноваты, а машина. Разве нам хочется, чтобы мы плохой работой отличались?
Мастер по машинной выработке т. Попов.
К машине № 2 нужны газовые трубы для подачи воды, а их нет. Из-за отсутствия труб машина может совсем встать. Заявляли об этом еще три месяца назад, но труб до сих пор нет. Приобретение и установка труб будет стоить рублей 350. А за время работы без труб потеряли гораздо больше этой суммы. При оборудовании машины трубами производительность ее поднимется на 50 процентов. Без них же глина в машину идет твердая, что еще больше портит машину.
Постановка работы на заводе плохая. Часто случаются простои машины из-за недостатка нефти или масла. Их закупают фунтами, а надо по крайней мере бочками, уж если не целой цистерной. Из-за нехватки масла простои бывают по полдня.
Мешает работе и волокита с получением из кладовой необходимых материалов или инструментов. Заведующий хозяйством не бывает на заводе до 9—10 час. утра, а без его визы кладовщик не может ничего отпустить. Машина же начинает работать с половины четвертого утра. Понадобится срочно какой-нибудь болт, ну и стой несколько часов без работы, пока завхоз не придет. В запас же никаких материалов не отпускают, так как при машинном отделении нет места для их хранения.
Нужно изменить порядок отпуска из кладовой. Надо, чтобы кладовщик самостоятельно по нашим требовании отпускал все, что нужно для работы.
Экономить не умеет наша администрация. Глядит как бы все нужное подешевле купить и покупает барахло. Не понимают, что барахло-то дороже хорошего обойдется.
Половина рабочего времени — на бумажную волокиту. БЕСЕДА С ЗАВ. ПРОИЗВОДСТВОМ т. КОЗЫРЕВЫМ.
— Наш завод,— говорит т. Козырев,— дает около 70 процентов всей губернской выработки кирпича. Завод может удовлетворить полностью потребность в кирпиче всего промышленного и другого строительства губернии. Значительная часть продукции продается в Москву. В этом сезоне построена большая сушилка. На нее затрачено около ста тысяч рублей. Строили в расчете на нормальный выпуск машинного кирпича. Однако, из-за ненормальной работы машины № 2, сушилка бездействует и будет использована в текущем сезоне не больше чем процентов на 20. Очень много «бумажной» работы. На нее приходится затрачивать процентов 50 рабочего времени и процентов 50 нерабочего. Слишком много требуется отчетности и представления всяких сведений в силикат и в губсовнархоз.
«Нельзя сказать, что хорошо». Новая посудина, а вся в дырах. МАШИНЫ НЕ ВЫЛЕЗАЮТ ИЗ РЕМОНТА.
Тов. Ряскин, председатель заводского комитета, работающий в производстве уже 15 лет, сообщил следующее:
- Производственные совещания на заводе бывают один раз в месяц. Из 750 рабочих их посещают в среднем около трехсот. Выступают активно, особенно по вопросам рационализации и улучшения качества продукции. Много вносится практических предложений. Учет предложений и выполнения их администрацией в завкоме ведется. Относительно выполнения предложений нельзя сказать, что дело обстоит хорошо. Было несколько постановлений о починке худых крыш на сараях, но они не выполнены. Не раз говорили о сушилке, на постройку которой затрачено около 100.000 р., а она до сих пор не использована. Администрация отвечает, что на ремонт крыш и окончательное оборудование сушилки недостает средств. За это время крыши на сараях пришли в такую ветхость, что если плотник полезет сменять одну доску, так он переломает еще пять штук. Крыши вновь построенных сараев тоже протекают, так как они делалась из сырого материала. Когда доски высохли они дали трещины. Машины на заводе все старые. Приходится их все время ремонтировать. Из-за этого у рабочих создается впечатление, что администрация только зря деньги ухлопывает. Многие части купленных машин к работе совершенно не годились. Приходилось заказывать вновь. Когда закупали локомобиль к машине, то по книгам он значился в 65 сил, а на деле оказался в 40 сил. Новых машин завод ждать не мог, так как губсовнархоз предложил Владсиликату в срок выполнить производственное задание.
Садчики указывают недочеты.
Садчикам печи № 3 приходится возить кирпич далеко, сажен за 25. Можно бы складывать кирпич и ближе. Администрации на это указывали, но мер никаких не принято, только обещают. Ручной кирпич получается лучше машинного. С машинным неосторожно обращаются. При укладке еще не затвердевшего кирпича нижние слои оседают. Получается, что верхние кирпичи выходят тоньше, чем нижние. С вагонеток кирпич для просушки снимают руками, каждый в отдельности. От этого увеличивается число бракованных кирпичей. Нужно с вагонеток снимать сразу целыми полками и так их и ставить для сушки.
Злосчастный двигатель и несчастный паровичок. «Подарочек» инженера Константинова.
На самом ходу, по средине заводского двора, обращает на себя внимание беспризорный паровичок. Весь он заржавел, помят, потерт, труба свисла на бок. Вид самый тщедушный и жалкий.
С ним связана интересная история, ярко характеризующая хозяйственные способности хозяйственников из Владсиликата. Заведующий производственным отделом силиката т. Константинов явился раз на завод и зашел на водокачку. Увидав, что там работают допотопными машинами, он возмутился и заявил:
— Разве можно работать с таким барахлом? Я вам дам хорошую машину!..
И, действительно, через неделю обрадованные заводчики получают машину, да такую, что на нее и глядеть-то не хочется, не то что в работу пускать. Получили этот самый паровичок. Несмотря на то, что его специально привезли из Мурома, затратив солидные деньги, он оказался при самом беглом осмотре совершенно негодной штукой. Его можно использовать лишь после специального анализа и капитального ремонта, но и то лишь на две атмосферы, а такое давление заводу непригодно. Уж лучше бы т. Константинов не снабжал завод таким дорогостоящим, но никчемным подарком.
Кроме паровичка, на заводе уже третий год лежит под деревянным навесом двигатель Бромлей. День за днем он все портится. В дело не употребляют. Рабкоры много перьев переломали, описывая в стенгазете муки несчастного Бромлея, но так ничего и не добились.


«Знаменитая» машина № 2. Выход из машины глины и нарезка кирпичей. Кирпичи, сложенные по два, отвозятся на вагонетке в сарай для просушки.

Старая калоша в роли локомобиля. Завод Малеева-Кангина помешал кирпичникам выполнить программу.
— В текущем сезоне, согласно производственной программы, завод должен выработать кирпича сырца ручной обработкой восемь миллионов штук и столько же машиной,— говорит директор завода тов. Кондаков.
Следующие цифры показывают, как мы выполняем программу. За квартал (с 1 апреля по 1 июня) предполагалось выработать ручным способом 2 600 тысяч штук, — выработано 2.990.750 шт. — 115 процентов задания.
Машинной выработки предполагалось выпустить 1 850 тыс., выполнено 798.500 — 43 процента задания.
Причина такой большой недовыработки — поздний пуск и скверная работа машины № 2.
Приобретение этого локомобиля было большой оплошкой.
Владсиликат поднял вопрос о приобретении локомобиля еще осенью прошлого года. Однако, разрешение губсовнархоза было дано только 17 января этого года. Причем было предложено провести механизацию к 1-му мая, чтобы начать сезон уже машинной выработкой. Локомобиль закупался Владсиликатом через Владторг. С большим трудом отыскали наиболее подходящий локомобиль с 60-процентной изношенностью. Владторг должен был прислать его на завод к 1-му мая уже отремонтированным, Прислали его 27 апреля, но неремонтированным. По заданию Владсиликата части локомобиля были отправлены в ремонт на завод имени Малеева и Кангина. Металлотрест взялся отремонтировать и установить локомобиль не позднее 20 мая. Однако, завод имени Малеева и Кангина не приступал к ремонту до 22 мая. Как удалось выяснить, ковровский завод до 14 мая, в течение двух недель, не выкупал части с железной дороги, ссылаясь на безденежье, хотя всего нужно было заплатить лить 24 рубля!
В то же время Силикату было сообщено, что произвести нужный ремонт можно не раньше чем через три месяца. Тогда кирпичники командировали в Ковров своего механика, чтобы выяснить, какие части нужно отремонтировать в первую очередь, чтобы можно было пустить машину.
Все же ремонт необходимых частей и сборку локомобиля металлотрест задержал более полутора месяцев. Установили локомобиль лишь к 30 июня.
Пустили в ход, но неудачно. Оказалось, что не работает конденсатор и нет пароперегревателя. Долго выясняла причины, почему не работает конденсатор. Установили, что он неправильно отремонтирован.
Снова отремонтировали и установили, но работать он опять не стал. Выяснили, что неправильно собран. На этот раз помимо металлотреста обратились в механический техникум. И все же до сих пор локомобиль работает скверно.
За то время, которое потратили на ремонты, сборки и разборки можно было бы приобрести совершенно новую машину. Предложение приобрести новый локомобиль было, но от него пришлось отказаться, чтоб выполнить задание губсовнархоза о механизации к 1-му мая. Новый локомобиль был бы сделан несколько позже. Однако, с новым начали бы работу в этот же срок и вырабатывали бы 25.000 штук за смену, а купленный локомобиль больше 12.000 не дает. В результате этой горе-механизации себестоимость машинного кирпича обходится на два рубля в тысяче штук дороже, чем ручного.
Производственная программа целиком выполнена не будет. При самых благоприятных погодных условиях завод сможет выпустить около 13-ти миллионов (вместо 16-ти) и то вряд-ли.
Машина № 1 работает много лучше. Единственный перебой был из-за недостатка смазочных материалов.
Снижаются накладные расходы, особенно по топливу. Качество топлива не ухудшалось.
Качество кирпича по сравнению с прошлым сезоном улучшилось процентов на 30» («Призыв», 19 августа 1927 г.).


Ул. Музейной, д. 16

Клуб строителей находился на ул. Музейной, д. 16.
ВАСИЛИСИН СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ с декабря 1929 года по февраль 1933 года он работал слесарем Владимирского кирпичного завода им. Володарского.
«Свиной питомник на 600 голов открывается на территории, находящейся близ кирпичного завода имени Володарского» («Призыв», 15 янв.1930 г.).

«Плохо работал кирпичный завод им. Володарского. Первое полугодие 1936 г. завод закончил с плохими показателями, выполнив полугодовой план на 82,4%» (Отчет Владимирского городского совета Ивановской области о выполнении наказа избирателей за 1935-36 г.).

«До войны наша семья жила в поселке, который называли поселком Кирзавода. Находился он между теперешним Госуниверситетом на улице Горького и военным Перекопским городком. Поселок состоял из различных построек. Были бревенчатые дома, были и бараки, которые строились для сезонных рабочих. Но там жили подолгу, женились, заводили детей, жили семьями. Бараки были засыпные: между двумя слоями досок засыпали опилки или шлак из больших обжиговых печей кирпичного завода. Тепло они не держали. Знакомые из этих бараков зимой приходили греться в наш бревенчатый дом. На печь забиралось человек по десять. В поселке не было ни водопровода, ни канализации. Воду брали из скважин и из многочисленных прудов. Мама работала на кирпичном заводе, а отец служил в медсанбате Перекопского городка…
За питьевой водой мы ходили с братом на ключик в Стрелецкий овраг (там и сейчас берут воду - это ключик возле Белого дома). Это был дальний поход для нас, на него уходил не один час…
Летом 1944 или 1945 года я впервые увидела длинную колонну пленных немцев…
Потом три пустовавших дома обнесли высоким забором, по углам поставили вышки, где днем и ночью стояли часовые. Огородили и территорию кирпичного завода, для прохода в поселок оставили только узкую тропинку. Для нас это было плохо, потому что нас отрезали от пруда, в котором часть жителей поселка брала воду. На заводе стали работать пленные, мы к ним привыкли, даже перестали обращать на них внимание. Прямо под нашими окнами у них была столовая, административное здание. С другой стороны шумели вагонетки с глиной, которую они копали в глубоких котлованах лопатами. Летом я часто проползала под забором, ложилась на землю - край котлована - и смотрела, как пленные работали. Они копали глину по системе, уступами в шахматном порядке. На каждом уступе два или три человека кидали лопатами глину в одну вагонетку, которая стояла далеко внизу, привязанная к тросу. Я удивлялась, как точно рассчитанными движениями 30 человек попадают в вагонетку, и ни одного броска мимо. Пленные построили свой поселок, где и жили. Мы называли его Фрнцбургом. Он находится на левой стороне Стрелецкого оврага (в районе нынешней больницы ВТЗ)» (из воспоминаний В.В. Ладьиной).
«На кирпичном заводе № 7 имени Володарского еще в апреле был составлен акт, в котором указывалось, какие противопожарные мероприятия необходимо провести. Директор завода издал приказ, обязав отдельных ответственных работников выполнить все эти указания. Но дальше разговоров и распоряжений дело не пошло. Надо было сделать девять приставных и крышевых лестниц, произвести побелку боровов и труб. Комендант Холин и не думает ничего делать.
В гараже неисправна электропроводка. На первой и второй гофманских печах переносные электрические лампочки не заключены в металлические сетки. Провода переносные не имеют штепсельных вилок, нет и штепсельных розеток. Приказом директора устранить все эти недочеты должен старший электромеханик М.П. Кирюхин, но он, как и Холин, ничего не сделал. На заводе много оголенных проводов. И на это Кирюхин не обращает внимания.
Для чего же пишутся приказы, распоряжения?» («Призыв», 24 мая 1941 г.).

Владимирский строительный техникум Министерства строительства предприятий тяжелой индустрии был организован в сентябре 1946 года. Собственных учебных площадей у техникума не было, первые организационные мероприятия и учебные занятия проводились в помещении школы ФЗО № 6 строительного треста № 94 при кирпичном заводе. Школа ФЗО располагалась в бараке на территории кирпичного завода на окраине города, на пустыре.
Недалеко от площади Ленина есть 1-й и 2-й Кирпичные проезды. Именно в этом месте с улицы Мира был проезд к кирпичному заводу. В 1943-м году там, где сейчас здание ЦНТИ, были длинные городские овощехранилища, где площадь с памятником Ленину, были городские свинарники, на месте магазина «Подарки» (сейчас здесь Московский индустриальный банк. ул. Горького, д. 77.) - глубокий овраг с отвесным склоном и прудом внизу – там добывали глину для кирпичного завода.
В 1970 году по адресу – Всполье, кирпичный завод, находился магазин № 36 Владимирского горпромторга.
В 90-х (уже неработающий) кирзавод еще был, но постепенно растаскивался на стройматериалы.


Вид на кирпичный завод с ул. Горького


Башня. Улица Студенческая, д. 12

10 сентября 1955 г. введен в действие завод полусухого прессования кирпича. Его строительство начали в 1952 г. Первым директором был А.А. Воронин. См. Владимирский завод керамических изделий.
Производство изразцов на Владимирской земле
Юрьевская улица
Ипподром в городе Владимире
Площадь Ленина
Соловьиный пруд
Основная статья: Промышленные предприятия Владимирской области

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Промышленность | Добавил: Николай (22.12.2019)
Просмотров: 321 | Теги: Промышленность, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика