Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.11.2017
06:47
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 382

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [719]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [183]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [16]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]
Революция 1917 [43]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Шуя

Павел Киприанович Лабецкий

Павел Киприанович Лабецкий

(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 12-й. 15-го июня 1884 года).

Очень недавно город наш понес тяжелую утрату: он лишился пользовавшегося весьма большой известностью далеко за пределами Шуи, врача своего Павла Киприановича Лабецкого, скончавшегося 7-го апреля 1884 года.
Родом был он из дворян Виленской губернии, окончил курс наук сначала в Виленской гимназии, а потом в Виленском же реальном училище, затем поступил в Петербургскую Медико-хирургическую академию, откуда перешел в Дерптский университет, где в 1865 году и окончил курс с званием врача. В том же году поступил он на должность городового врача в гор. Гороховец.
В 1867 году переведен был на таковую же должность в Шую, где скоро приобрел себе общую любовь и уважение и после 17-ти-летней жизни своей в Шуе, оставил в ней по себе неизгладимую память и как врач, и как человек.
Отличался он редкою добротой сердца: приезжая к бедным больным, он не только никогда не брал с них никакого гонорара за свои визиты, но и самое лекарство давал даром. Оттого-то все бедняки и говорят теперь: «не стало у нас радетеля нашего, Павла Киприановича». И не только бедные, но и богатые Шуйские граждане поминают его теперь с не менее тяжелым чувством скорби, потому что он был врачом и другом почти каждого их дома.
Врач он был очень талантливый. Если бы попал он на службу в столицу, то приобрел бы там большую и громкую известность. В этом могут убедить всякого, желающего проверить справедливость моих слов лица, вылеченный П.К. от смертельных болезней. Некоторым из них сами столичные доктора определили скорую смерть, но, благодаря лечению Павла Киприановича, они и до сих пор живы и здоровы. Лица эти: потомственный почетный гражданин К.Н. Коновалов, потом. Почет. гражданка А. Иос. Калужская, начальник Шуйской телеграфной станции А.И. Лозинов, Шуйские купцы: В.М. Чернышев, Н.А. Закорюкин и многие другие.
За редкую доброту доктора, в последние дни его жизни, снизошла на него спасительная благодать Божия. Он был римско-католического исповедания, подчас казался индеферентистом в деле религии, иногда в словах его проглядывало даже вольномыслие; но за три дня до своей смерти он присоединился к православной церкви, давно убежденный в истинности ее нередкими беседами с одним знакомым священником. Почувствовав свою близкую кончину от чахотки, он оставил старые убеждения и понятия своей среды, мира и века и 4-го апреля, в Beликий четверток, во время чтения в храмах 12-ти Евангелий Святых страстей Христовых, послал в собор за священником, чтобы открыть пред ним свою душу, присоединиться к восточной православной церкви и получить от нее христианское утешение. Священник тотчас является и на вопрос свой: искренно ли и по сердечному ли убеждению желает он принять православие, получил ответ: искренно, по убеждению и с радостью желаю сделать это. Тогда священник присоединил его к православной церкви, совершив над ним таинство Миропомазания, исповедав его и причастив Святых Христовых Таин. Присоединение его к православию сопровождалось особым действием на почившего благодати Божией, о котором мы не можем умолчать для спасения заблуждающихся. — Чрез несколько часов после присоединения его к православию, родные его присылают за священником в 12 часов ночи, чтобы он над больным совершил таинство Елеосвящения. Священник тотчас является и начинает совершать таинство. Находившийся при этом врач объявляет, что больной может прожить несколько минут только, так как сердце его делает чрезвычайно редкие удары, а пульс почти совсем перестал биться. Священника торопят совершением таинства. Но что же произошло? Таинство окончено; священник подходит к постели умирающего и спрашивает его, может ли он говорить. Тот отвечает: «могу». Затем вполне ясно, отчетливо и сознательно трижды повторяет за священником слова: «благословите мя, отцы святии и братия, и простите мя грешнаго». После этого высказывает желание посидеть; его поднимают и усаживают; сидя на постели, он разговаривает с окружавшими его, выпивает даже полстакана чаю и в таком сознательном состоянии живет еще трое суток, тогда как медицинская наука, в лице своего представителя, весьма известного врача, доктора медицины А.Н. Скворцова, определила ему смерть через две, три минуты. Не чудесное ли, поэтому, это действие благодати Божией, немощных врачующей? Не особая ли это милость Божия к новоприсоединившемуся к святой Православной церкви рабу Божию Павлу? Пусть неверие объясняет это слепым случаем и, для него самого непонятным, действием сил природы и материи. Мы твердо веруем и открыто исповедуем, что с усопшим всемогущий и всеблагой Промыслитель совершил чудо, для вразумления и обращения на путь истины всех неверующих и заблуждающихся и для возвращения их в лоно святой Православной церкви.
Скончался Павел Киприанович на 50-м году своей жизни, скончался тихо, мирно, сохранив полное сознание до последних минут своей жизни, скончался примиренный с Богом и с своею совестью, не дожив нескольких часов до светлорадостного Христова Воскресения.
Похороны его происходили во вторник на Светлой неделе и по своей торжественности и многолюдству могут считаться в городе небывалыми. Лучшая часть Шуйского общества присутствовала на них едва-ли не в полном своем составе; массы простого народа также следовали за гробом. Почитателями покойного были положены на гроб прекрасные венки из живых и искусственных цветов и тело усопшего покоилось в зелени душистых цветов. Пред выносом тела из дома в собор, священник Евлампий Правдин сказал прощальную речь.
Печально торжественная процессия с гробом усопшего тронулась в собор, при пении пасхальных ирмосов, и продолжалась не менее часа, потому что против многих домов по пути совершались литии по усопшем. По принесении тела в собор, началась Божественная литургия. Обширный собор не мог вместить молящихся, и многие были вынуждены стоять на папертях и крыльце соборном, несмотря на сырую и холодную погоду. Пред отпеванием тела священник Правдин сказал приличное случаю и глубоко прочувствованное слово.
По окончании отпевания, началось последнее прощание с умершим, продолжавшееся очень долго, потому что каждый хотел облобызать чело умершего и вознести при этом сердечную молитву Господу Богу об упокоении души его. И в место последнего нашего упокоения на земле, в могилу, сопровождала гроб усопшего также масса народа из всех сословий. Процессию замыкала длинная вереница экипажей богатых Шуйских граждан.
Мир праху твоему добрый и самоотверженный врач — человек — христианин!
В настоящее время, по инициативе некоторых почтенных Шуйских деятелей, идет в городе, между почитателями покойного, подписка на сооружение ему памятника и на устройство в Киселевской больнице вечной кровати его имени, а в духовном Училище — стипендии для одного из бедных учеников.
Священник Евлампий Правдин.
Город Шуя

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Шуя | Добавил: Jupiter (27.10.2017)
Просмотров: 15 | Теги: шуя | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика