Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
21.10.2019
02:35
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [136]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1107]
Суздаль [346]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [371]
Музеи Владимирской области [59]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [81]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [111]
Гусь [125]
Вязники [230]
Камешково [66]
Ковров [295]
Гороховец [95]
Александров [216]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [32]
Киржач [68]
Шуя [92]
Религия [4]
Иваново [47]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [69]
Писатели и поэты [15]
Промышленность [71]
Учебные заведения [42]
Владимирская губерния [30]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [32]
Муромские поэты [5]
художники [4]

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Шуя

Торговые и фабрикантские дела в Шуйском крае в 1863 году

Торговые и фабрикантские дела в Шуйском крае в 1863 году

После Нижегородской ярмарки 1862 года фабрикантские и торговые дела хлопчатобумажными изделиями в Шуйском крае сделались очень тихи, цена бумажной пряжи назначалась на Ивановских базарах в сентябре месяце от 30 до 33 рублей серебром за пуд. Пряжа эта у всех была еще старой выпрядки и доброта ее была довольно хороша. Но такую цену торговцы не выдержали, потому что миткальщики сократя выработку миткаля, бумажной пряжи покупали мало, и цены на Ивановских базарах на пряжу с сентября и по январь месяцы падали почти с каждым базаром в следующей пропорции. 10 сентября на базаре: цена от 30 до 32-х рублей, 8 октября на базаре цена от 29 до 30 руб., 5 Ноября на базаре цена от 28 до 29 руб., 12 числа на базаре цена от 27 до 28 руб., 19 числа на базаре цена от 26 до 27 руб. 50 коп., 26 числа на базаре цены те же, 5 Декабря на базаре цены те же, 10 числа на базаре цены от 25 до 27 руб., 17 числа на базаре цены те же, 24 числа на базаре цены те же, 31 числа на базаре цены те же, початка от 25 до 26 основа от 27 и первых доброт до 29 рублей серебром за пуд. Миткаль запродан был еще в Нижегородской ярмарке не большими партиями в 75 фун. в 10-ти штуках мерою 660 аршин 15 вершков ширины по 9 копеек сер. за аршин. По приезде из ярмарки миткаль, как и бумага же, в цене падали постепенно, так что к январю цена его в 850 зубов лучшему сорту состояла 8 копеек сер. за аршин, но миткаля на ивановских базарах вывозилось не много, который и покупался весь без остатку.

В Холуйских зимних ярмарках: Введенской (21 Ноября) торговали порядочно, главными покупателями были: Казанские татары два дома Апиковых, два дома Усмановых, торговцы из низовых и донских мест и немного офень. По значительнее партии были проданы фабрикантами: Балиным, Щеколдиным, Напалковым, Каретниковым, Чернышовым и другими. В Никольской ярмарке (6 Декабря), главными покупателями были: Стахеевы и другие Елибужане, и из Бузулука Глинников, он один купил до 400 кип разного бумажного товара, но цен продавцы не выдержали, и в Никольскую ярмарку сбавили от 1 до 1 ½ копеек в аршине. Товаров бумажных в Введенской ярмарке было много, но в Никольскую подбавлено было очень мало; товары были все прежние накопившиеся от Нижегородской ярмарки; в Холуйских ярмарках товар покупался Елабужанами для ярмарок: Минзилинской, Симбирской и Ирбитской, для Троицка и других мест Сибири, были покупатели от Самары, Саратова и других ближних городов.

Ростовская ярмарка нынешнего года была для фабрикантов и торговцев Шуйского края порядочной, собственно потому что товаров хлопчатобумажных привечено было в ярмарку не много. Особенно низких сортов, которые и продавались против Холуйских ярмарок на 1 и 2 копейки в аршине дороже. В особенности миткали, белые и крашеные, машинный ситец красный и мордарей. Высокие же сорта по миткалям в 850 зубов трех колерные, заварные двух колерные и машинные, продавали почти по ценам Нижегородским, и даже некоторые фабриканты по 1 копейке в аршине уступили. Кубовой ситец продавали весь вообще дешевле Нижегородской ярмарки. Покупатели в Ростовской ярмарке были: городовые, трое Казанских татар, но они купили много менее прошлогоднего, были и армяне Тифлисские, но купили не много кубового ситца и цветного смывного, денег в ярмарке было достаточно, кредита сделано не много.

Симбирская ярмарка была вообще хороша для наших фабрикантов торгующих на ней. Товары проданы чуть не начистую выключая Ивановского фабриканта Зубкова, который посылал на эту ярмарку в первый раз. Продажа производилась более за деньги, цены были хороши дороже Ростовских в сложности на 2 коп. в аршине, покупатель и на этой ярмарке более городовой, несколько куплено для Оренбурга — об этой ярмарке нынешнего года особенно хорошо отзывались Елабужане и Казанцы.

Сбор денег с этих двух ярмарок дело миткалевое подвинул немного вперед,— некоторые из миткальщиков запродали в Ростовской ярмарке порядочные партии миткалей с надбавкой 2 копеек и более в аршине.

Ирбитская ярмарка нынешнего года была очень тиха, и наши фабриканты и торговцы торговали (как выразился один из них), по среднему. Товаров хлопчатобумажных у всех было много менее прошлогоднего, но за всем тем остаток товаров остался у всех большой, например: у братьев Лопатиных было в привозе товаров до 800 кип, а осталось почти 400 кип! Некоторые из фабрикантов поторговали порядочно но никто чтобы хорошо, а большая часть худо, кто и поторговал то товары продавал дешевле, но ни как уж не дороже чем в Ростовской ярмарке например: ситец Щеколдиных продавали в Ирбите по 38 копеек ассигнациями за аршин, тогда как они сами в это время не взяли бы и по 40 копеек —Балийский машинный ситец, низкий сорт продавали по 30 копеек ассигнациями за аршин, тогда как оный продан на Ирбите пo 32 ½ копейки — разумеется в кредит. Но при такой тихой торговле и низких ценах на товары, развязка ярмарки вышла лучше чем ее ожидали. Сибиряки пушными товарами поторговали хорошо и ценно, и денег в ярмарке было довольно (но только для платежей) и в них особенно не нуждались. Но нашему краю нынешняя Ирбитская ярмарка принесла очень мало пользы, не только не подвинула дело вперед как это бывало прежде, а некоторые из фабрикантов которые работают товары более для Сибирского края, по приезде из ярмарки убавили ход на фабриках и без того уже аккуратный, а другие почти вовсе прекратили дела, например: Бакулин, имея капиталу до миллиона рублей ассигнациями почти прекратил работу да и много других сделали тоже…

Николошартомская ярмарка (9 мая) была плоха до невозможности, на ярмарку привезено было товаров мало, да и самих торговцев было много менее против прежних годов; а по сбыту товаров в сравнении с предшествовавшими годами вышла самая ничтожная, несмотря даже на низкие зимние цены товаров. Причиной тому надо полагать было: повсеместная худая торговля. Прежде когда в это время (т. е. весной) бумажными товарами торговали особенно хорошо и на Никольскую ярмарку приезжали значительные покупатели, как то: Коноваловы, Миндовские, Раззореновы и Красильщиковы, они покупали и заказывали партии для Украины, Москвы и для Оренбурга, также приезжали сами Оренбургские и другие дальние торговцы. На этой же ярмарке от двух торговых домов в Ярославле купцов Лопатиных, покупалось порядочное количество здешних и Гуслицких товаров, в особенности у Гусляков узкой цветной нанки. В прежние же годы в мае месяце в Шуе, Иванове, Дунилове и в других фабричных селениях делались большие покупки и огромные заказы для ярмарок: Нижегородской, Крестовской и других мест Сибири и в Казань. Ныне же заказы эти сделанные торговцами были до того ничтожны, что о них не стоит и упоминать, и сему причиною опять та же худая торговля как и в предшествовавшем 1862 году в Ирбитской ярмарке и по всей Сибири: большой остаток товаров от ярмарки у оптовых торговцев и большие запасы у их них покупателей. В июне месяце дела несколько пооживились, в Иваново приехало несколько покупателей из Москвы и купили готовые партии летних хорошеньких ситцев, миткальный рынок повеселел и цены на миткаль в этот период быстро поднялись, привозимый на базар миткаль покупался весь без остатку. Москвичи с общественного двора Ширяев и Кочегаров купили в половине июня довольно значительную партию товаров, и более за наличные деньги.

Шуйско-Смоленская ярмарка в Шуе в нынешнем году была 2 июня, и была тем замечательна что в первый день ее в воскресенье стечение народа — богомольцев было до 25000 человек, но к вечеру почти весь этот парод разошелся и разъехался и двухнедельная наша ярмарка была даже и незаметна, наши фабриканты торговли на ней не производят за неимением покупателей.

Тихвинская, Холуйская ярмарка (июня 26), была то же не хороша, товаров в привозе было в сравнении с предшествовавшими годами менее нежели на половину, покупателя розничного почти не было, покупателями были: Элабужане, один из Казанских татар, из Саратова, Семипалатинска, Красноярска и других мест Сибири; ими куплены порядочные партии товаров частью за деньги но более в кредит в 6 и 12 и более месяцев. Впрочем Тихвинская ярмарка могла бы быть лучше, если бы миткаль не так быстро повысился в цене, а то высокие цены на ситцы поставленные сообразно цене на миткаль озадачивали покупателей, в особенности тех, которые не покупали Сибиряки от Ирбитской, а Украинцы от Крещенской ярмарок. Покупатели эти все бывают в Нижегородской ярмарке, а потому для них Холуйская ярмарка не могла поставить решительных цен и более значительные покупки были ими отложены, к тому же и продавцы, кому можно было обойтись без выручки денег, в цене за товар держались и не уступали имея в виду Нижегородскую ярмарку.

Приготовления фабрикантов на нынешнюю Нижегородскую ярмарку (особенно Ивановских) можно назвать задорными, в особенности тех из них у которых фабрики начали работать только с июня месяца, и тех которые весной хорошо поторговали (два дома Напалковых и Дмитриевский торговый дом) всякий из них старался на имеющиеся наличные деньги и в кредит до Нижегородской только ярмарки купить миткалей столько, сколько к ярмарке может сработать фабрика, надежды всех на предстоящую ярмарку были несомненны, потому что отовсюду получались благоприятные сведения о хороших урожаях хлебов, цены же на хлопок в июле месяце в Ливерпуле повышались, а запасов его было мало. Но вот наконец настала и Нижегородская ярмарка, наши фабриканты и торговцы хлопчатобумажными товарами почти до 2 августа не торговали, до этого времени покупатели только еще приценялись; покупатель взойдет в лавку, и разумеется спросит прежде всего о цене, ему скажут, и он не посмотря даже доброту товаров идет в другую лавку поверять сказанные ему цены. Но с 5 августа дело пошло живо, партии начали закрываться, и до 20 Августа товары годные для внутренней и Сибирской торговли были куплены, в особенности товары низких сортов, потом с 20 числа торговля ослабла совершенно; партионные покупатели закончили покупки и отправки, приходившие вновь товары хотя некоторыми и покупались но как бы нехотя, с уменьшением в цене и в кредит за деньги же если кому было необходимо продать — продавали хорошо если по своей цене; но более в убыток, 25 число августа, эта купеческая смерть Нижегородском ярмарки свое возьмет, как говорят иные «и нехочется а уступишь» следует сказать, что и для внутренней торговли никто из покупателей не рисковал лишнею покупкой бумажных товаров как это бывало прежде; купивши самую умеренную пропорцию они все таки боялись чтобы цены на бумажный товары не упали. Покупатели же для внешней торговли Бухарцы и другие Азиатцы, так же и торговцы Оренбургские на нынешней Нижегородской ярмарке наших товаров купили ничтожное количество, взамен их они купили звонкую монету за недостатком коей в ярмарке ездили в С.-Петербург, поэтому у многих здешних фабрикантов остались не проданными значительные партии товаров, в особенности зеленого саксонского короткомерного ситца, сработанного исключительно для Бухары, Ташкента и обитателей Киргиз Кайсацкой степи, в Петропавловск товаров тоже покупали очень мало по особенно худой торговле в этом городе, в Троицке купили не много, и товары эти для внутреннего употребления, а не для караванов у Петропавловских и Троицких торговцев на руках бумажных товаров большие запасы еще от зимы, Азиатцы, и там требуют за свои произведения не товары, а звонкую монету.

Привоз на нынешнюю Нижегородскую ярмарку из Шуйского края хлопчатобумажных товаров был на целую треть менее прошлогоднего. Остаток же был более или менее у всех, исключение можно сделать только для Щеколдиных, Балина и Напалковых, они расторговались на чистую. Продажные цены в ярмарке были следующие:
Миткаль белый в 650 зубов за ар. от - 9 до 9 ¼ к.
в 750 зубов за ар. от - 10 — 10 ¼ к.
в 850 зубов за ар. от - 11 — 11 ½ к.
Зон белый 5/4 в 1000 зубов за ар. от – 14 — 14 ¾ к.
6/4 в 1200 зубов за ар. от – 16 ½ — 16 ½ к.
7/4 в 1500 зубов за ар. от – 18 ¾ — 19 к.
Мит. крашеный в 650 зубов за ар. от - 9 ½ — 10 к.
Ситец верховой машинный по миткалю в 650 зубов за ар. от - 10 — 10 ½ к.
Тоже по миткалю в 750 зубов за ар. от 11 ½ — 11 ¾ к.
Тоже по миткалю в 850 зубов за ар. от 12 — 13 к.
Ситец заварной двуколерный разных миткалей от 13 — 14 к.
Саксонский зеленый разных миткалей 13 — 14 к.
Такой же короткомер крупными полосами для азиат по 13—16 к.
Ситец заварной двурозовой в роде Зубкова от 12 — 16 к.
Трех колерный от 13 — 16 к.
Алжирский по миткалю разных сортов по 14 — 15 к.
Одно-кубовой по миткалю не высок. сорт. по 14 — 16 к.
Дву-кубовой по хорошему миткалю по 20 — 23 к.
Ситцам других артикулов по миткалям машинным высокого сорта, по их разнообразию продажные цены определить невозможно.
Нанка кубовая крашеная полотном ширины 11 вершков от 14 до 14 ½ к.
Такая же шириною 14 верш по 16 – 17 к.
Китайка кубовая шириной 9 вер. от . 8 – 8 ½ к.
Такая же шириной 11 верш. по 10 – 10 ½ к.
Китайка набивная как ситец шириной 8 вершков по 7 к.
Такая же шириною 15 верш. по 12 к.
Пестрядь красная александрийская узкая базарная по 9 к.
Тоже фабрикантская в 9 ½ верш. по 10 к.
Тоже широкая в 11 и 11 ½ верш. по 13 к.
Каленкоры крашеные 4/4 в 850 зубов за кусок 15 аршин по 1 руб. 70 коп.
Тож 5/4 в 1000 зубов за такой же кусок по 2 руб. 10 коп.
Тож 6/4 в 1200 зубов за такой же кусок по 2 руб. 45 коп.
Тож 7/4 в 1500 зубов за такой же кусок по 2 руб. 80 коп.

По означенным ценам товары продавались за наличные деньги, в кредит было продано много менее прошлых годов, и самые дальние сроки разумеется с надбавкой были в 12 месяцев. Платежи по долговым обязательствам в ярмарке на 25 августа почти все были произведены не многие оттянули за это число, если и были исключения то они оправдывались тем, что или не сданы были тяжелые товары, или еще им самим не было произведено платежей за проданные ими товары. Несостоятельных плательщиков в ярмарке оказалось не много, особенное внимание по цифре занимает один Ярославский купец К… и еще был в ярмарке один торговец — фокусник, некто г. Кольчугин с братией который купил товару в ярмарке, тут же продавал его, а некоторый отправил куда знал, и потом скрылся и сам. Эта история довольно поучительна для новых и не опытных торговцев.

Операции банка нынешней Нижегородском ярмарки не должны быть особенно важны, потому что по-видимому денег в ярмарке было довольно, многие частные люди конкурировали банку и свободно дисконтировали векселя, и даже простые расписки, чего банк не может делать. Учет ими производился 7, 10 и до 12% в год, смотря по благонадежности подписчиков документа, и за тем еще достоверно известно что у некоторых дисконтеров к концу ярмарки остались большие суммы без употребления. Банк нынешнюю ярмарку тоже не стеснял выдачей ссуды, но только тех лиц с которыми имел или непрерывные счеты, или был твердо убежден в их благонадежности, о новых же лицах директоры заботились и следили узнавать о их делах и благонадежности, так по крайней мере делал один из них молодой человек Ярославский купец Лопатин.

В ярмарке Нижегородской нынешнего года некоторые азиатские товары были дешевы, например бакалейные: Сабза, Кишмичь, Изюм и Урюк Персия, но по словам их продавали в убыток, до чрезвычайности дешево была марена, не дорого продали мерлушку, лисицу, куницу (Караханские) орешков чернильных было менее прошлогоднего да и требование на них в ярмарку было менее на половину. Дела с хлопком в ярмарку были ведены так. Прядильщики купить хлопок предполагали рублей на 12, но один из числа спекулянтов первый купил партию 5000 пудов по 13 руб. 50 коп. за пуд. Смотря на него и другие начали за хороший сорт хлопка платить эту же цену, и партии начали закрываться скоро, так что: один Каулин купил до 45000 пудов от 14 и до 14 р 50 к. за пуд. После хлопок по лучше куплен Милютиными и Морозовыми по 15 и 15 руб. 50 коп. за пуд; в привозе нынешнего хлопка качество его было до того разнообразно, что у некоторых нужно было смотреть чуть не каждый хорал, потому что всякой дряни было в них напичкано, в особенности в хлопке который шел чрез Оренбург, Троицкий и Петропавловский был доставлен честнее, а Персидский лучше всех вместе. Остатки хлопка, марены, и чернильного орешка из ярмарки отправлены в Москву, остаток хлопка или был уже забракован, или принадлежал людям сильным средствами, которые хотели продать дороже цен существующих в Нижнем.
И так ярмарка Нижегородская 1863 года для фабрикантов Шуйского края не оправдала тех надежд и ожиданий какие на ее имели. Хотя некоторых сортов ситцев, и других бумажных товаров значительное количество продано в ярмарке, но по ценам не соответствующим цене на бумажную пряжу. А товаров азиатских осталось огромное количество. Вследствие такой не благоприятной ярмарки большое количество значительных ситцевых фабрик (две трети) доработавши что было уже заведено, в сентябре месяце закрыли свои фабрики — имевши большие запасы ситцев. Одни только миткальщики хотя не вполне но с осени принялись работать миткаль, который тихо в это время покупался на ивановских базарах.

Парская ярмарка (29 августа) до того была худа для наших фабрикантов что из рук вон. Ситцами и всеми бумажными изделиями торговали скверно! При всем том что торговцев было мало—покупателей и того менее. Но красной бумажной пряжей торговали хорошо. В привозе ее было до 3500 пудов которая почти вся продана, исключая этой торговли ярмарка парская видимо подает и год от году становится хуже и хуже. Владелец же гостиного двора и торговой площади высокой ценой за лавки и места во время ярмарка кажется окончательно убьет эту ярмарку.

Торговля хлопчатобумажной пряжей шла в нашем крае хотя не слишком шибко но довольно прибыльно для торговцев. Каждая партия пряжи купленная у прядильщиков торговцами покудова еще доставлялась на место непременно в течении этого времени дорожала, это возвышение цен давало им очень хорошую пользу. В нынешнем году особенно попользовался довольно один из наших торговцев бумажной пряжей, Шуйский купец Балин. Имея свободный капитал он действовал по торговле этой быстро и решительно, в течении года купил и продал бумажной пряжи более 50000 пудов; можно сказать что в настоящее время на Ивановском рынке по этой торговле ему нет соперников! Воюет да и только. Конечно должен же быть когда-нибудь конец возвышению цен на пряжу, но почему же не пользоваться и настоящим временем? В январе, феврале и марте, бумажная пряжа на Ивановских базарах в цене не возвышалась, а несколько еще поослабла и торговля ею была тиха несмотря на две порядочные ярмарки Ростовскую и Симбирскую. Продажа ее состоялась по следующим ценам: в январе початки и уток от 25 до 26 р. 50 к., основа от 28 до 30 р. за пуд; в феврале початки и уток от 24 р. 75 к. до 26 руб. 50 к., основа от 27 руб. 50 коп. до 29 руб. 75 коп.; в марте початка и уток от 24 р. 50 к. до 26 р., основа от 27 до 29 р. за пуд. В апреле месяце цены поднялись, в конце продажа состоялась початка и уток от 28 до 30 руб., основа от 30 до 32 р. 50 к. за пуд. В первых числах мая цена несколько опять поослабла, но к концу стала возвышаться, початка и уток от 27 до 30 руб. 50 к., основа от 30 до 34 р. за пуд. В июне и июле месяцах цена на пряжу держалась прежняя, нужно бы было (продавцам и хотелось) пряжу продавать дороже, но так как ткачество в это время совершенно прекращается, а в запас покупать никто не решался то и цены надбавить не могли. В августе месяце некоторые из миткальщиков по капитальнее начали покупать на осень пряжу более одну основу, и продажа в августе состоялась: початки и уток от 30 до 32 р., основу от 32 до 34 р. за пуд. После половины Нижегородской ярмарки виделось уже повышение цен на пряжу несмотря на ослабнувшую торговлю бумажными товарами, но никто не мог определить норму повышения; прядильщики в это время продавали наличную пряжу охотно, потому что хлопку в ярмарке было много и цена на него не была еще поставлена. Купивши же хлопок не так как предполагалось прядильщики начали возвышать цену, и на Ивановских базарах продажные цены состоялись. На базаре 9 сентября початки и уток от 30 до 32 р., основа от 33 до 36 р. за пуд. 3 октября на базаре початки и уток от 32 до 35 р., основа от 35 до 38 р. за пуд. 21 октября на базаре початка и уток от 32 до 34 р., основа от 37 до 41 р. 50 к. 28 октября на базаре початки и уток от 34 до 37 р., основа от 40 до 43 руб. за пуд, цены эти небывалые и до какой цены достигнет пряжа в Ноябре и Декабре месяцах — неизвестно. В конце Октября на Ивановских базарах пряжу покупали охотно, потому что в Москве цена на нее сильно вызвысилась и продавалась дороже чем в Иванове. В это время привозимый на Ивановские базары миткаль покупался весь без остатку. Холуйские ярмарки Введенская и Никольская приближались,— запасных товаров нет, и фабриканты на требование почему то имеют надежду—но каковы будут ярмарки, и какою ценой будут продавать товары это еще не известно. Привожу здесь стоимость товаров из бумажной пряжи стоящих фабриканту себе: стоимость сурового товара в октябре месяце 1963 года.
Миткаль в 650 зубов шириной в 13 ¼ и 14 вершков по 5 2/4 фунта в штуке, мера 65 2/4 аршин. Пряжа на круг по 37 р. за пуд, ткачу за 4 штуки 1 р., с клуба 80 к., стоит себе 8 ¾ коп. за аршин.
Миткаль в 750 зубов в 14 2/4 верш., ширины по 6 ¼ фунта, в штуке мерою 65 2/4 аршина, пряжа 37 р., ткачу за 4 штуки 1 руб. 15 к., комиссионеру с клуба 80 коп., стоит себе 9 2/4 к. за аршин.
Миткаль в 830 зубов в 14 ¾ верш., ширины по 6 ¾ фунта в штуке, мерою 64 аршина пряжа 38 р. 25 к. за пуд, ткачу за 4 штуки 1 р. 30 к., комиссионеру 80 к., стоит себе 11 к. аршин.
Зон (широкий миткаль) в 1000 зубов 5/4, штука 4 фунта мерою 30 аршин, пряжа 39 руб., ткачу за 240 аршин в клубе 1 р. 60 к., комиссионеру 1 руб. 15 к., стоит себе 14 ¼ к. аршин.
Зон в 1200 зубов 6/4 штука весу 4 ¾ фунта меры 30 аршин, пряжа по 39 р. за пуд, ткачу за 240 аршин 2 руб., комиссионеру 1 руб. 30 к., стоит себе 16 ¾ к. за аршин.
Зон в 1500 зубов 7/4 штуки весу 5 2/4 фунта мерою 30 аршин, бумага 39 руб., ткачу за клуб 240 аршин 2 р. 70 к., комиссионеру 1 р. 33 к., стоит себе 16 ¾ к. аршин.
Китайка весу в штуке 5 фунт, мера 60 аршин ширина 8 вершков, работается из низких 14 и 16 номеров утка и 32 основы, утка идет 2 части а основы одна часть пряжи 28 р. за пуд, ткачу за 5 штук 93 к. за 300 аршин, комиссионеру 75 к., себе стоит 6 5/7 коп. аршин.
Китайка 9-ти вершковая мерою 55 аршин весу по 4 фунта в штуке, работается из тонких номеров, пряжа 36 р. пуд, ткачу 1 р. 43 к. с клуба, за комиссию 75 к., в клубе 6 штук—стоит себе 7 к. аршин.
Китайка 11-ти вершковая мерою 55 аршин весу 4 ¾ фунта в штуке, пряжа 36 р. за пуд, ткачу за 6 штук 330 аршин 1 р. 85 к., комиссионеру 80 к., стоит себе 8 2/4 коп. аршин.
Нанка 11-ти вершковая меры 55 аршин весу в штуке 6 1/3 фунта, пряжа 38 р. за пуд, ткачу за 5 штук 275 аршин 1 р. 70 к., комиссионеру 1 р. 30 к., стоит себе 11 2/4 к. аршин.
Нанка 14 вершковая широкая, мера 55 арш. весу в штуке 7 5/8 фунта, пряжа 38 р. за пуд. (В нанку пряжа употребляется 2 части основы и 1 часть утку.). Ткачу за 5 штук 275 аршин 2 руб., комиссионеру 1 р. 45 к., стоит себе 14 2/4 коп. аршин. Когда так дорого стоят суровые: миткаль, китайка и нанка, какою же ценой должны продавать фабриканты переработавши миткаль в ситцы, и перекрасивши китайку и нанку? Дай бог чтобы с пользою, но дело весьма трудное.

Торговля в Шуе красной бумажной пряжей шла в течении 1863 года посредственно, но для красильщиков довольно прибыльно, потому что каждая партия покупки красильщиком белой пряжи, в период ее крашения в цене дорожала, а красильные материалы, например марена, паташ, орешик, жир и другие дешевели. Количество проданной пряжи в течении года простиралось до 15000 пудов цены продажные состояли: с января по июнь месяц основа №№ 38 и 40: с 46 до 50 руб. Утка №№ с 13 до 28 с 34 до 44 руб. Полутаишная №№ с 8 по 12-й от 26 до 28 руб. сер. за пуд. В сентябре продавали тех же нумеров основу от 54 до 55 р. Уток от 41 до 50 р. в ноябре: основу от 59 до 60 р. Утки от 43 и высокие нумера до 52 руб. сер. за пуд.

Бумагопрядильная мануфактура господина Попова в Шуе, превратившая в сентябре месяце прошлого 1862 года свои действия, вновь открылась и с 13 ноября настоящего года пущена в ход, что до чрезвычайности утешительно для города, а особенно радостно для рабочего класса. Мануфактура пущена еще не вполне, ткацкие станки в бездействии. Мы питаем себя тою надеждою что при более лучших торговых обстоятельствах на мануфактуре г. Попова (как и прежде) найдет себе работу более тысячи человек рабочего народа.

Овчинно-шубным товаром в течении всего года торговали хорошо, особенно с сентября месяца, дело это пошло шибко и заняло не одну тысячу рук рабочего народа. Шубники Шуйские изготовили форменного полушубка для рекрут, калиберу (так они его называют) в разные места до 130000 одежд, подряд их был по 3 р. 40 к. за полушубок, на сдачу они рассчитывают расходовать около 30 коп., следовательно калибер идет по 3 р. 10 к. — польза очень хорошая и главное сдача товара дома, получение денег верное и скорое—довольно так же сработано одежд и других покроев которыми во всех ярмарках торговали хорошо. Только в Польшу Шуйские шубники в нынешнем году ни почем ни хотели продать тамошним торговцам своего товару, говоря: пущай там без шуб зимою бунтовщики мерзнут и скорее усмирятся! Следует заметить что Московский Комиссариат в Шуйских шубниках приобрел, и на всякое время имеет, очень хороших и исправных поставщиков шуб. Изготовить в три месяца до ста тысяч полушубков, и такою ценой как 3 р. 40 к. за одежду; едва-ли где в другом месте можно было скорее и выгоднее это сделать как только в Шуе, так развилась здесь эта промышленность!

В течении настоящего года торговля хлебом и лесным товаром была весьма тиха. По случаю хорошего урожая хлебов торговцы хлебные получили и теперь получают убыток. А по случаю закрытия многих фабрик требование на дрова и другой лес значительно уменьшилось и цена на оный понизилась, от чего торговцы лесом не получают уже тех барышей, какими они пользовались в прежние годы.

Д. Чл. Иван Лядов.
Труды Владимирского губернского статистического комитета. Выпуск 1-2. 1863-1864.
Город Шуя в 1861 году
Кожевенное производство Шуйского уезда в 1856 году
Войлочное рукоделие Шуйского уезда
Ткачество волосяных сит Шуйского уезда
Колеристы и набойщики Владимирской губернии

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Шуя | Добавил: Николай (17.09.2019)
Просмотров: 24 | Теги: шуя | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика