Главная
Регистрация
Вход
Суббота
20.07.2019
00:25
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1054]
Суздаль [342]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [354]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [197]
Судогда [83]
Москва [42]
Покров [108]
Гусь [122]
Вязники [232]
Камешково [64]
Ковров [287]
Гороховец [90]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [61]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [45]
Селиваново [26]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [63]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [29]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 19
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Собинка

Вукол Михайлович Ундольский, библиограф и палеолог

Вукол Михайлович Ундольский

Вукол Михайлович Ундольский, известный библиограф и палеолог, один из просвещеннейших, по словам П.А. Безсонова, русских людей, послуживший русскому просвещению, как не многие служат, с полным самоотвержением.

В.М. Ундольский родился от пономаря села Ундола, Владимирского уезда, Михаила Панкратова, по фамилии Аннинского, и от жены его, Ксении Васильевой, 13 января, а крещен 31 числа того же месяца, 1816 года, в упомянутом селе.
Раннее детство Вукола Михайловича прошло в бедной семье сельского пономаря, существовавшего главным образом трудами рук своих, но — несомненно — умного и дельного человека, так как в 80-х годах мы видим Михаила Панкратова уже священником Пермской епархии. Сельская жизнь привольная, но и беспризорная для малолетних детей, как увидим далее, положила на мальчика Вукола на всю жизнь печальное клеймо в отношении его здоровья.


Вукол Михайлович Ундольский

Подготовленный отцом, В.М. рано поступил во Владимирское училище, откуда в числе первых перешел в 1829 году во Владимирскую духовную семинарию, где в 1836 г. и окончил курс студентом. Как лучший воспитанник, Ундольский (получивший эту фамилию при поступлении в училище) тогда же был послан в Московскую Духовную Академию «для дальнейшаго образования в науках».
В состав XII курса академии (1836 — 1840) вместе с В.М. поступил К.И. Невоструев, впоследствие также известный библиограф, судьба которого до поразительности схожа с судьбой Ундольского. Во время учения в академии в Вуколе Михайловиче уже проявились, по свидетельству протоиерея С.К. Смирнова, «зачатки любителя древней письменности: он внимательно пересмотрел рукописи академической и лаврской библиотек». В 1840 г. Ундольский окончил академический курс и за неимением наставнических вакансий в семинариях определением Святейшего Синода от 17 сентября 1840 года был причислен к ведомству Владимирской епархии. Но в то время отца его уже не было в родном селе Ундоле, да и не тянуло его на родину: его пленило книжное богатство библиотек в Сергиевском посаде, знакомое ему со студенчества, — и он, подружись с лаврским тогдашним библиотекарем, о. Иларием, всю сентябрьскую треть 1840 года прожил в Академии, ежедневно занимаясь в лаврской библиотеке, где, по словам о. Смирнова, на рукописях оставил много заметок, и составил для себя запись о лаврских рукописях с обозначением их содержания.
Занятия в лаврской библиотеке совершенно случайно познакомили В.М. Ундольского с исправлявшим тогда должность управляющего Московским Главным Архивом министерства иностранных дел, князем М.А. Оболенским. Рассказ об этом важном событии в жизни Ундольского находится в письме лаврского библиотекаря, о. Илария, напечатанном Ник. Плат. Барсуковым. В 1841 году, в июне месяце, после отъезда Ундольского из Лавры, приехал туда князь Оболенский; осматривая библиотеку, князь обратил взимание на пометки и приписки Ундольского на рукописях и книгах, заинтересовался ими, заинтересовал его и автор этих отметок. Узнав, что это — „студент кончалый академии кандидатом, но без места, ибо нет праздных", князь высказал — „жалко, что такие люди с талантами и трудолюбием не в глазах"; когда о. Иларий, на вопрос князя — „имеет-ли он (Ундольский) наклонность к духовному сану?" — ответил — „не знаю, только что говорил, что я бы, кажется, если случай был, занимался при Императорской публичной библиотеке,"' — кн. Оболенский просил передать Вуколу Михайловичу, что „если ему что будет угодно, я его с удовольствием приму, ибо это от меня зависит. Я очень люблю умных, тех, которые занимаются". Получа письмо с такими вестями, Ундольский, конечно, возликовал, так легко могло осуществиться его горячее желание. Легко, но не так скоро, как хотелось бы.
По заведенному обычаю, конференция Московской духовной академии представила список окончивших в ней курс в 1840 году в Синод, который определением от 30 апреля — 8 августа 1841 года „возвел Ундольскаго, вместе с другими, на степень кандидата" (из разрядного списка видно, что В. М. кончил под № 41-м), после чего и был выдан (15 октября 1841 г.) на имя Ундольского аттестат академии, из которого видно, что он „совершил высший курс наук — при способностях очень хороших, — прилежании неутомимо деятельном и поведении весьма хорошем". Из того же аттестата видно, что он „на окончательном испытании в академии оказался успевшим в науках богословских хорошо, — философских, а также но словесности церковной — довольно хорошо, по словесности всеобщей — хорошо, по истории церковной и гражданской — очень хорошо, по языкам еврейскому и греческому довольно хорошо, а по французскому — очень хорошо".
Принадлежа по происхождению к духовному званию и получа образование в духовных учебных заведениях, Б.М. Ундольский прежде, чем поступить на службу по приглашению кн. М. Оболенского, должен был уволиться из духовного звания в светское, и ввиду этого, по месту причисления своего, должен был подать прошение тогдашнему Архиепископу Владимирскому, Парфению. В прошении своем, лично им поданном, Ундольский писал: „Еще в малолетстве по одному несчастному случаю повредивши грудную кость, я с того же времени начал страдать ломотою и стеснением в груди. Пособия Медицины, облегчая временно болезненные припадки, не могли уничтожить самой причины болезни, потому что переломленная кость срослась неправильно. С прибавлением годов и трудов болезнь моя, по-видимому незначительная в юности, стала более и более усиливаться так, что по окончании академического курса я нашелся вынужденным, после полугодичного лечения академического врача, искать решительного пособия у московских более опытных врачей. Но и после пятимесячного пользования в одной из лучших публичных московских больниц, я остался почти в том же положении, с теми же продолжительными грудными припадками. Почему при всем моем должном уважении к духовному званию, к сожалению я не могу поступить в оное“ - и просил об исходатайствовании ему увольнения из духовного звания. Владимирская врачебная управа, куда Ундольский прислан был 24 октября 1841 г. для освидетельствования, 25 числа уведомила (врачебным инспектором тогда был известный Алякринский Митрофан Иванович) духовную консисторию, что „кандидат Вукол Ундольский страдает стеснением в груди и головокружением, а потому и не способен к духовному званию.“ Указом Святейшего Синода от 16 февраля 1842 г. Ундольский был уволен из духовного звания в светское и, получа об этом известие, тогда же (в конце февраля) подал прошение об определении его на службу в Московский Главный Архив Министерства иностранных дел, куда и был принят, с разрешения вице-канцлера, 16 апреля 1842 года.
Поступив на службу в архив, Byкол Михайлович всецело отдался любимому предмету - библиографии. Прежде всего отметим, что Ундольский составил описание архивных рукописей. Расширяя постепенно круг знакомства с знатоками древней письменности, с собирателями старинных рукописей и книг, знакомясь с книжными хранилищами гор. Москвы, В.М. скоро приобрел большой навык в оценке достоинства произведений древней литературы, вполне освоился с вопросами подлежавшими разработке и начал с неутомимым усердием заниматься исследованием старинной письменности и вместе с тем составлять собственную библиотеку. Внешние обстоятельства как нельзя более благоприятствовали его ученым занятиям: знакомство с такими знатоками, как О.М. Бодянский, М.П. Погодин, работа в архивах по поручению сначала кн. М.А. Оболенского, потом П.И. Иванова, избрание в члены Импер. Общества Истории и Древностей Российских, где с 1847 года он занял место библиотекаря, начавшие выходить с 1845 года „Чтения Общества" под редакцией неутомимого Бодянского, — все это вызывало на работу и поощряло ее.
В заседании 25 ноября 1845 г. Общества Истории и Древностей Российских В.М. Ундольский прочел статью „Об открытии и издании творений Климента, епископа Словенска“, в которой указал, что ему удалось найти замечательное творение Климента — Похвалу св. Кириллу философу. Это - первая статья Ундольского, нам известная, которая однако была напечатана в извлечении только в 1867 г. («Бесед. в Общ. Люб. Рос. Словесн.» 1867 года, вып. 1, стр. 31 — 38). Первой его напечатанной статьей было — «Новыя розыскания о месте погребения Ляпунова», при них список надгробий Троицкого Сергиева монастыря, составленный в XVII в., и азбучный указатель («Чтен. в Общ. Истории и Древн. Российских», год 1-й (1845 — 46), II, стр. 24 — 50). Эта статья была написана на основании вкладной книги, разысканной Ундольским в лаврском архиве. За нею следовал более капитальный библиографический труд — „ Сильвестр Медведев (ум. 1691), отец славяно-русской библиографии и его «Оглавление книг, кто их сложил» (там же, III, стр. I — XXX + 1 — 90, и отдельно: М., унив. тип., 1846, XXX + 90 стр.), с указателем имен и предметов и с приложением факсимиле (описание 204 книг). Тогда же В.М. напечатал еще две заметки — „Иосиф Тризна, редактор патерика Печерскаго" (там же, IV, стр. 5-10) и „Современная запись о сидевших в осаде Троицкаго Сергиева монастыря" (стр. 1 — 4, там же). В конце 1845 г. вышло описание библиотеки Общества, составленное П.М. Строевым; это дало повод Ундольском у нависать, по отзыву знатоков, одно из лучших произведений — «Библиографическия розыскания» («Москвитянин», 1 846, № 2, стр. 138 — 162; № 3, стр. 147 - 175, и № 11 — 12, стр. 180 — 230). В первой статье В.М. представил „Очерк библиографических трудов в России", причем поименовал и оценил все главные пособия для изучения русской библиографии; в остальных статьях заключаются „библиографическия розыскания по случаю выхода описания библиотеки Импер. Общ. Ист. и Древн. Российских". Все три статьи тогда же (М., тип. Авг. Семена, 8°. 105 стр.) были изданы и отдельной брошюрой. П.М. Строев, прочитав замечания Ундольского на свой труд, по свидетельству А.Е. Викторова, с тех пор стал признавать в Ундольском „великаго мастера своего дела". К этому же времени надо отнести и составление Вуколом Михайловичем очень умной, по словам Бодянского, статьи — „О Константине — Кирилле, Константине Клименте и просто Константине, ученике Мефодия Моравскаго", которую Ундольский читал в одном из заседаний Общества, но которая не была напечатана.
Поощренный успехом своих первых литературных трудов, В.М. становится одним из усердных сотрудников „Чтений Общества" до самого закрытия этого издания в 1848 году. Во втором годе издания (1846 — 1847) он поместил там „Каталог российским книгам библиотеки Павла Демидова", составленный им самим и изданный Ундольским, с прибавлением указателя имен и предметов („Чт.“ 1840 — 47 г., II, стр. 1 — 88, и отд.: М., унив. тип., 1846, 8°. VI + 35 стр. — Указано 529 книг); „Замечания для истории церковнаго пения в России", с приложениями и алфавитом старинных нотных терминов (там же, II, стр. 1 — 46); „Об ученых трудах Епифания Славинецкаго". Современные, материалы, с замечаниями (там же, IV, стр. 69 — 72), и „Опись греческим, греко-латинским, польским и словенским печатным и письменным книгам, поступившим в 1675 г. из Воскресенскаго монастыря и принадлежавшаго ему Иверскаго подворья в патриаршую ризную казну, составленная печатнаго двора справщиком монахом Евфимием", с замечаниями и алфавитным указателем В. Ундольского (там же, V, стр. 1 — 20, — и отд.: М., унив. тип., 1847. 8°. II + 20 стр. — с таким заглавием: „Опись книгам, поступившим в 1675 г. в патриаршую ризную казну", составленная… и т. д.). В третий год издания «Чтений Общества» (1847 — 1848) В.М. Ундольским были напечатаны: „Оглавление четий миней всероссийскаго митрополита Макария, хранящихся в Московском Успенском соборе, составленное справщиком монахом Евфимием", с введением Ундольского („Чт. Общ. И. и Др. Рос.“, г. 3-й, 1847 — 1848, IV, стр. 1 — 78, и отд.: М., унив. тип., 1847. 8° ѴI +72+ 2 нен. стр.); „Краткая историческая записка о монастыре русском св. Великомученика Пантелеймона, находящемся на св. Афонской горе", с приложением: „Сказание о святей горе Афонской" (там же, IV, стр. 11-36); „Опись книгам в степепных монастырях находившимся, составленная в XVII в. (1652 г.)“, напечатанная по списку, хранящемуся в Москов. Синодал. Библиотеке" (там же. VI, смесь, стр. 1 - 44. и отд.: М., унив. тип. 8°. 1Ѵ +44 стр. - Указано 2672 книги); „Славяно-русския сочинения в пергаментном сборнике И.Н. Царскаго”, с предисловием В. Ундольского и Бодянского (там же. VII. стр. ХХѴ и 1 — 59 и II нен.); „Каталог славяно-русских книг церковной печати, библиотеки А.И. Кастерина, составленный В. Ундолским” (там же. IХ, стр. 97 — 144, — и отд. в двух видах: М., унив. тип., 1848, 8°. VIII+ 50+ 2 нен. стр. и М., унив. тип., 1848, 16°. XVI + l99 стр. Последнее издание особенно редко встречается). В предисловии Ундольский сообщает сведения о Кастерине (ум. 1847 г.), а в каталоге указывает заглавие 1026 книг. Это было самое обширное собрание старопечатных книг, которое после смерти владельца было куплено за 10 тысяч С. Ф. Соловьевым и им принесено в дар Импер. Публичной Библиотеке в 1848 году. VВ 1848 году В.М. Ундольский окончил „Описание славянских рукописей Московской патриаршей библиотеки", составляющее в рукописи два больших тома, заключающих в себе 1243 стр. в 4°. Всех рукописей в нем описано 980, т. е. славянский отдел синодальной библиотеки описан весь, вполне, и кроме того, в конце описания приложены: материалы для предисловия и истории синодальной библиотеки, описание 27 синодальных рукописей, составл. Я.И. Бередниковым, и алфавитный к описанию указатель. Окончив свой капитальный труд, Ундольский приступил к печатанию его в „Чтениях Общества" и в 1848 г. успел напечатать 7 полулистов, т. е. 56 стр. В 1848 г., как известно, в «Чтениях» были помещены (в переводе Н.В. Калачева) „Записки иностранца Феслера о Руси при Иоанне Грозном" (в июне 1848 г.), за которые постигла жестокая кара и Общество, и Бодянского. „Чтения" прекратились, прекратилось и издание „Описания" Ундольского, отпечатанные 56 стр. которого (описано 110 номеров) были выпущены в свет только в 1867 г. („Чтен. Общ.“ 1867 г., кн. 2-я, IV + 56 стр.), с предисловием Бодянского, объяснившего, что причиной остановки и прекращения „Описания" был известный погром, постигший „Чтения" в 1848 году. По последующим исследованиям (А.Е. Викторова) оказывается, что причина была совсем другая: „намерением и старанием Ундольскаго напечатать описание синодальных рукописей, и ходатайством гр. Д. Н. Блудова об оффициальном поручении Ундольскому этого дела, в 1849 г. было вызвано распоряжение святейшаго синода, по представлению Московскаго митрополита Филарета, о составлении для той же цели особой коммиссии из духовных лиц, с допущением Ундольскаго, если он пожелает, только к „совместному занятию по составлению „Описания" синодальных рукописей с назначенными для сего лицами", под непосредственным наблюдением митрополита. После этого продолжение печатания составленнаго Уидольским „Описания „было очевидно чистою невозможностию" (После те же рукописи образцово были описаны А. В. Горским и К. И. Невоструевым). В упомянутом выше предисловии Бодянского о внешней стороне „Описания" Ундольского, сказано что она ни у кого из наших библиографов не является в такой полноте, точности и основательности, как у Ундольского. Начало труда выпущено и отд.: М., унив. тип., 1848. 8°. IѴ+56 стр. Отдел I. Богословие.
С закрытием в 1848 г. „Чтений" и с удалением от всяких дел Бодянского сокращается до некоторой степени и литературная деятельность Ундольского,- по крайней мере, в печати исследования его стали появляться реже. Вместо „Чтений" начал выходить подцензурный „Временник Общества Истории и Древностей Российских", на страницах которого Вукол Михайлович поместил — „Изследование о значении вруцелета в пасхалии, о способе проверять им данныя, и решение посредством вруцелета того, что год сентябрский предшествует 6-ю месяцами мартовскому" (кн. IV, стр. 43 — 70); „Библиотека Павла, митрополита Барскаго и Подонскаго, и книги и имущество Епифания Славинецкаго“, опись книг, заимствованная из сборника деловых бумаг, хранящихся в Москов. Синод. Библиотеке (там же, кн. V, 1850 г., смесь, стр. 65 — 83); „Слово о Великом князе Димитрие Ивановиче и о брате его Владимире Андреевиче, яко победили супостата своего царя Мамая", с предисловием И. Беляева (там же, кн. ХIV, стр. 1 — ХIV + 1-8); «Наказныя уставныя грамоты митрополита Макария в Новгород» (26 июня и 16 июля 1551 г.) (там же, стр. 15 — 17); „Грамоты об учреждении поповских старост и о церковном благочинии в Москве" (1 июня 1594 г. и 1 октября 1604 г.) (там же, стр. 21 — 28); «Приход чюдотворнаго Николина образ Зарайскаго, иже бе из Корсуня града в пределы резанские ко князю Федору Юрьевичю Резанскому во второе лето по Калском побоище», 1226 г. (там же, кн. ХV. стр. 11 — 21).
В 1858 году помилованный, возвращенный и вновь избранный в секретари Общества Истории и Древн. Российских, О.М. Бодянский возобновил издание «Чтений», но В.М. Ундольский до своей смерти ничего уже не помещал в них. Большинство его исследований за последние 10 лет жизни осталось в рукописях, — напечатал он только «Альманах, индиктион, круг миротворный, кустодия, матица, перекрой, предречие, седмочисленник, формат», толкование этих слов в «Архиве историко-юридич. сведений, относящ. до России», изд. Н. В. Калачевым (кн. I, 1850 г., отд. III, стр. 3 — 18, и тоже, изд. 2-е, без перемен, Спб., 1876 г., 8°, стр. 3 — 19); «Новая редакция (XIII века) Слова Даниила Заточника (жившего во время Юрия Долгорукова)» в «Рус. Беседе» 1856 г., кн. 2, отд. II. стр. 90 — 122 (и отд.: М„ 1856. 8°. 84 стр.); „Сказка об Уруслане Залазаревиче“ (по рукописи XVII в.) в „Летописях Рус. Литер, и Древн. “ (1859 г., т. II, кн. 4, отд. II. стр. 100 — 128); „Похвальное слово Софрония Лихуды Екатерине II“, с заметкой, в „Рус. Архиве“ 1863 г., вып. 10 — 11, столб. 761 — 766, и „Некролог. Т. Ф. Большаков (ум. 19 декабря 1868 г.)“, в „Моск. Ведом.“ 1863, № 279, —
Для полноты необходимо еще отметить, что в 1856 г. и. М. Ундольский представил в Импер. Академию Наук сочинение (в рукописи) — „Изследования о Церковно-Славянских Хронографах. Т. I. О временнике Георгия Амартола в отношении к Несторовой летописи"; разбор сочинения был поручен академику А. А. Кунику, по отзыву которого („25-е присуждение Демидов, наград". Спб., 1856, стр. 7 1 — 84) Ундольскому и присуждена была Демидовская премия, но сочинение не было напечатано.

Таковы труды Вукола Михайловича, напечатанные при его жизни и снискавшие ему славу первостепенного нашего библиографа и палеолога. Жизнь его за это время была очень скудна событиями. Поступив в архив министерства иностранных дел в 1842 г., он много работал там по поручению кн. Оболенского; лет через пять он вынужден был перейти в архив министерства юстиции, где управляющим был П.И. Иванов; здесь он и служил до конца своей жизни.
Расстался В. М. с кн. Оболенским, по словам Н. П. Барсукова, вследствие возникших неудовольствий, преимущественно по поводу библиографии. Князь, занимаясь собиранием рукописей и книг, не жалел денег и приобретения свои показывал Ундольскому, который по прямоте своего характера сильно расхолаживал восторг князя, оценивая покупки гораздо ниже уплаченной суммы.
25 января 1847 г. в заседании Общества Ист. и Древн. Российских, на место П. М. Строева, Ундольский был избран в библиотекари, при чем ему поручено было произвести прием библиотеки самый строгий что он, по его же словам, и исполнил с точностью.
В 1863 г. В. М. ездил в Петербург и там вел переговоры об издании сочинений Ив. Петр. Сахарова, которого он считал уже умершим (ум. 1803 г.), но, оказалось, это дело уже поручено было другому лицу.
П.А. Безсонов так характеризует В.М. Ундольского: „Судьба провела его по пути тернистому, но обстоятельствам трудным, испытаниям тяжелым. Уроженец села, воспитавший себя беспомощно, кандидат духовной академии, мелкий чиновник архива иностранных дел, невидный чиновник архива юстиции, вот и все, — и один из просвещеннейших Русских людей, послуживший русскому просвещению, как не многие служат, с полным самоотвержением. Собрание библиотеки, которому отдался он с первых шагов деятельности — вот что сосредоточивало его, поддерживало в искушениях, спасало от уклонений, питало и возвышало душу. Это было дело бескорыстной, пламенной, неотступной любви к русскому просвещению, к его истории, к памятникам. И при богатстве сокровищ своих, оставался бедняком. При постигшей тяжкой болезни, врачей своих удивлял видимым истощением и твердостью духа. Неутомимый собиратель библиотеки, верный страж ее, покончил службу России так же, как начал и вел. Одинокий, без семьи, без сердечных друзей, свезен был в клинику", где и скончался 1-го ноября 1864 года. Москва почтила торжественным погребением своего достойного гражданина, тело его провожали до Симонова монастыря представители всех сословий Москвы.
Богатое собрание рукописей В.М. Ундольского, а также его рукописные сочинения (всего до 1422 номеров) и собрание его старопечатных книг были приобретены, благодаря щедрости А.И. Кошелева, в 1860 году за 25 тысяч р. с. Московским Румянцевским музеем; часть книг в том же году передана была А. И. Хлудовым в Московскую Духовную Академию.
Со смертью Ундольского, однако, не прекратилось печатание его исследований: из богатого собрания продолжали извлекать интересные статьи и печатать их, — так, в „Сборнике на 1866 год Издание Общества Древне-русскаго искусства“ (отд. I, стр. 137 — 155) было напечатано «Описание греческаго кодекса псалтири IX — XII в., с современными изображениями, принадлежащаго А.И. Лобкову»; в «Бесед. в Обществе Любит. Российск. Словесности» (вып. 2, стр. 53 — 56) напечатано „Несколько слов о книгах истинных и ложных и суевериях“; в „Памятниках Древней Письменности“ (1879 г., II, стр. 125 — 127). Н.П. Барсуков сообщил заметку Ундольского о „Хождении св. Иоанна Богослова“, а в „Древн. и Нов. России" он же напечатал (1880 г., № 4, стр. 730 — 732, 735 — 36 и 737 — 38) письма Ундольского к И. П. Сахарову.
В 1870 году вышло в свет издание — «Славяно-русския рукописи В. М. Ундольскаго, описанные самим составителем и бывшим владельцем собрания, с № 1 по 579-й. С приложением очерка собрания рукописей В.М. Ундольского, в полном составе. Издание Московского публичного и Румянцевского музеев, на иждивение В.А. Дашкова». М., у нив. тип, 1870, 8°, III + 368 + 64 + 2 нен. стр. Тогда же вышло отдельно: „Собрание славяно-русских рукописей В. М. Ундольскаго. Библиографический очерк А. Е. Викторова". М., 1870, 8°, 64 стр. (отд. оттиск из предыдущего). Наконец, в 1871 году вышел „Очерк славяно-русской библиографии В. М. Ундольскаго, с дополнениями А. Ф. Бычковаи А. Е. Викторова", изд. Москов. Публ. и Румянц. Музея. М. 1871 г., тип. Грачева, 8°, IV + 388 столбцов, — известное и под другим заглавием: „Хронологический указатель славяно-русских книг церковной печати, с 1491 но 1864 г. Выи. 1-й". Это единственный каталог, в котором описание книг церковной печати продолжено до 1864 г. включительно.

/Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 1-й./
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Собинка | Добавил: Николай (01.12.2016)
Просмотров: 981 | Теги: владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика