Главная
Регистрация
Вход
Четверг
15.11.2018
04:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 537

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [971]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [54]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [159]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [35]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [54]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Епископ Платон II (Петрункевич)

Епископ Платон II (Петрункевич)

Платон происходил из знатного черниговского дворянского рода Петрункевичей и родом был из уездного города Сосницы.
Считается, что он там появился на свет в 1701 году.
В 1730 году, ещё будучи мирянином, он приносил присягу императрице Анне Иоанновне в церкви Пророка Илии города Глухова. В 1731 году по назначению тогдашнего гетмана Даниила Апостола отправился в Москву ко двору императрицы и по дороге надолго заболел.
Образование будущий архиерей получил солидное, окончив Киевскую духовную академию.
В начале 1730-х годов он оказался уже в Коломне, где правящим архиереем был его земляк епископ Коломенский и Каширский Вениамин (Сахновский). Именно владыка Вениамин совершил постриг молодого дворянина в монашество, возведя в сан иеродиакона и оставив его служить при архиерейском доме, поручая ответственные дела по духовному ведомству.
Из Коломны Платона, опять же благодаря его образованию и по малороссийским связям, вытребовали в Санкт-Петербург. 3 февраля 1736 года он был определён законоучителем в Сухопутный шляхетский кадетский корпус на место бывшего иеродиакона Заиконоспасского монастыря Варлаама (Скамнецкого), будущего архимандрита Московского Чудова монастыря. На проезд от Коломны до Москвы Платон (Петрункевич) получил 4 подводы, а на проезд от Москвы до Санкт-Петербурга «командировочные» в 50 руб. Во время преподавания в кадетском корпусе иеродиакон Платон, вероятно, вследствие своего непростого характера, часто ссорился со старшим коллегой иеромонахом Варлаамом. Дошло до того, что Синод, «узнав, что названные лица часто ссорятся и тем производят другим соблазн, а монашескому чину вызывают нарекание», призвал их в канцелярию и обязал подпиской «в мирном и согласном житии, а особенно иеродиакона в достодолжном послушании у иеромонаха». В феврале 1738 года иеродиакон Платон был оштрафован Тайной канцелярией на 50 рублей за непринятие присяги при принятии монашества.


Принц Людовик-Вильгельм Гессен-Гомбургский

Принцесса Анастасия Ивановна Гессен-Гомбургская, урожденная княжна Трубецкая

В мае 1739 года о. Платон, как хорошо знавший немецкий язык, с дозволения начальства, был назначен сопровождать принца Людвига Груно Вильгельма Гессен Гомбургского и его супругу Анастасию Ивановну, урождённую княжну Трубецкую, по первому браку княгиню Кантемир, в заграничном путешествии. Уезжая с разрешения императрицы в 10 месячный отпуск в своё отечество, принц просил об отправлении с ним на его содержании, для удовлетворения религиозных потребностей его жены православного священника «доброго состояния и из кончивших школьное учение». Перед прикомандированием к принцу о. Платон был возведён в сан иеромонаха.
Принц Гомбургский с 1723 года состоял на русской службе, и ходили слухи, что ему, как родственнику всесильного герцога Курляндского Бирона, предназначалась рука великой княжны Елизаветы Петровны (будущей императрицы). Ко времени совершения путешествия принц в звании генерал фельдцейхмейстера возглавлял Главную артиллерийскую канцелярию. Тогда принц Гомбургский впервые после своего переезда в Россию отправился за границу с целью представить родным жену. Пребывание супружеской четы и сопровождавшего их Платона за границей длилось недолго (позже принц достиг чина генерал фельдмаршала при благоволившей нему императрице Елизавете Петровне), но и за это время молодой иеромонах успел изучить немецкий язык. Возможно, знакомство с принцем и через него связи в придворных кругах способствовали дальнейшей карьере иеромонаха Платона.
В марте 1740 года иеромонах Платон возвратился в Санкт-Петербург и представил в Синод рекомендацию принца Гессен Гомбургского: «он иеромонах, в Гомбурге и в путях будучи, в должности своей и в наставлении слова Божия и в прочем понес труды немалые и во многих случаях оказывал себя к немалой чести и похвале достойным так, как то искуснейшей духовной особе надлежит». Его светлость подчёркивал, по поводу о. Платона, что он, принц, «не токмо такими его добрыми и хвальными поступками весьма доволен и за отправление такого искусного иеромонаха Св. Прав. Синоду покорно благодарствует, но притом вышеписанное в рассуждение представляя, просит о милостивом оного призрения».
В 1740 году иеромонах Платон был произведён в архимандрита в Севский Спасо-Преображенский монастырь (сейчас город Севск – районный центр Брянской области).

В мае 1742 года архимандрита Платона перевели во Владимирский Богородице-Рождественский Епархиальный мужской монастырь с назначением членом Святейшего Синода. Высокое положение архимандрита Владимирского Рождественского монастыря при императрице Анне Иоанновне было традиционным. Из непосредственных предшественников о. Платона на этом посту Гавриил (Русской) был хиротонисан во епископа Суздальского, а занимавший настоятельский пост перед Платоном в 1731–1742 годах архимандрит Павел в 1737–1738 годах находился на чреде священнослужения в Санкт-Петербурге с окладом в 500 руб. в год. Но архимандрит Платон проводил в Санкт-Петербурге ещё больше времени, так он присутствовал в Санкт-Петербургской конторе Св. Синода, куда он был переведён синодальным указом ещё 3 декабря 1742 года. Там о. Платон пребывал гораздо чаще, чем в своём монастыре.

1 сентября 1742 г. – открытытие Московской епархии. Правящий архиерей Архиепископ Иосиф (Волчанский) титуловался, как Московский и Владимирский.
13 сентября 1743 года архимандрит Платон в числе других членов Синода подписал форму присяги по случаю определения великого князя Петра Феодоровича наследником российского престола, а 28 сентября – синодальное повеление о непогребении в Александро Невском монастыре иноверцев.
14 ноября 1743 года по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны Синод был временно перемещён в Москву, но архимандрит Платон был по прежнему оставлен в Синодальной конторе. 23 января 1745 года Синод распорядился закрыть эту контору, так как синодальные члены переехали из Москвы в Санкт-Петербург, но архимандриту Платону было повелено «присутствовать в Святейшем Синоде по прежнему».
11 марта 1745 г. императрица Елизавета Петровна устно поручила обер-прокурору Св. Синода князю Шаховскому передать членам Св. Синода архимандриту Костромского Ипатьевского монастыря Симону (Тодорскому) и архимандриту Владимирского Рождественского монастыря Платону (Петрункевичу) одновременно готовиться к хиротонии в архиереи, соответственно, на Костромскую и на Владимирскую епархии, чтобы «как именно от Ея Императорского Величества день назначен будет, к хиротонисанию во архиерея был в готовности».

Генеральный хорунжий Николай Данилович Ханенко, подолгу живший в Санкт-Петербурге, в своём дневнике часто упоминает вначале архимандрита, а потом и епископа Платона (Петрункевича), с которым был лично знаком. Первая же запись в дневнике от 9 февраля 1745 года наглядно показывает, в каких кругах вращался первый владимирский архипастырь XVIII столетия:


Духовник Елизаветы Петровны, священник Федор Яковлевич Дубянский

«Отъехал из квартири до дворца, где первей был у певчого Кирила Стефановича Рубановского, потом у отца духовника Федора Дубянского и у него обедал с архиереями: Платоном Малиновским – крутицким, Никодимом Сребницким, бывшим с. петербургским, а нынешним переяславским, Арсением Могилянским, да с архимандритами володимерским Платоном Петрункевичем, ипацким Симоном Тодорским, наименованным епископом с. петербуским и архимандритом Александро Невским Феодосием Яновским, також наместником монастыря невского Досифеем, где присутственны были и камер фуриер Игнат Кирилович Полтавцов и дворянин Григорий Михайлович, а со мною были сотник глуховский Турянский и сын мой Василь».
Попавший «в случай» фаворит императрицы Елизаветы Петровны граф Алексей Григорьевич Разумовский сделал малороссов сильной партией при дворе. В церковных же кругах выпускники Киевской академии и без того были сильны, а теперь и вовсе составили своего рода корпорацию, пользуясь через Разумовского, Теплова, духовника государыни о. Феодора Дубянского и прочих сильным влиянием при дворе.
10 мая 1745 года Синод освободил Владимирский Рождественский монастырь от уплаты заопределённых сборов в Экономическую Канцелярию, так как все доходы с этой обители предполагалось определить на содержание владимирского архиерея и архиерейского дома, под который и отдавался данный монастырь. К 1739 году за Владимирским Рождественским монастырём состояло 5282 души крестьян и 2483 четвертей пахотной земли.
21 августа 1745 года архимандрит Платон в качестве члена Синода участвовал в церемонии бракосочетания великого князя Петра Фёдоровича с великой княгиней Екатериной Алексеевной в Петербурге.

5 сентября Ханенко с Гудовичем обедали в Петербурге у о. Платона (Петрункевича). 1 января 1746 г. по свидетельству Ханенко архимандрит Платон служил в придворной церкви и произносил проповедь: «Был в дворце и там по службе Божой слушали [с]казанья, которое имел архимандрит рождественский володимерский, Платон Петрункевич».
7 июня 1746 г. Ханенко обедал у своего земляка: «Были в крепости на панахиде и обедали у архимадрита рождественского Платона Петрункевича». 30 ноября того же года по свидетельству Ханенко архимандрит Платон служил в придворной церкви торжественную службу в кавалерственный праздник св. Андрея Первозванного: «Рано поздравляли несколко кавалеров ордена святого Андрея, потом были в дворце, где все оного ордена кавалеры и шли по парам к церкве и из церкви, а за ними первей его императорское высочество, государь великий князь, потом и сама ея императорское величество в церемониалном того ж ордина уборстве, с висящыми на шии на золотой цене кавалериями. По обедни имел в придворной церкве проповедь архимандрит рождественский володимерский, Платон Петрункевич. Обедали кавалеры святого Андрея за столом купно с ея величеством и его высочеством. По обеде был бал и иллюменация к вечеру».
29 января 1747 г. Ханенко и Гудович вновь обедали у о. Платона: «Был Гудович рано у графа Р[азумовского], а по обеде оба с ним были перво у архимандрита рождественского володимерского, отца Платона Петрункевича, потом вечером у графа Мойсея Владиславича».
22 марта того же года архимандрит Платон, будучи во дворце, встретив своих знакомцев и земляков, сам просил их приехать и отобедать. Вероятно, каждый из них решал свои проблемы путем взаимовыгодного общения: «Были в дворце, где после обедни имел проповедь диакон Савицкий. Там же увиделся с нами архимандрит рождественский владимерский Платон Петрункевич, просил к себе на обед в день прийдучий Благовещения Пресв[ятой] Богородицы». 25 марта Ханенко упоминает уже об этом званном обеде, указывая, что жил о. Платон на «Петербургском острову»* «Были рано у князя Н[икиты] Юр[ьевича] Трубецкого, у канцлера графа Бестужева- Рюмина, потом в дворце обедни слушали, а кушали обед и даже до вечера пробавили на петербурском острову у архимандрита рождественского Платона Петрункевича».
29 марта архимандрит Платон удостоил друзей-малороссов ответным визитом: «В придворной церкве имел [с]казанье диакон Савицкий. В вечеру были у нас архимандрит рождественский володимерский Платон Петрункевич, да наместник свинский [свенского монастыря] Лука и долго просидели в ночь».
Следующая встреча последовала только 13 февраля 1748 г. — вплоть до этого времени и Ханенко, и о. Платон продолжали пребывать в Петербурге: «Вечером с Гудовичем были у архимандрита рожественского владимирского Платона Петрункевича».

После учреждения огромной Московской и Владимирской епархии большинство членов Синода не устраивало столь исключительное положение архиепископа Иосифа (хотя, как оказалось, он и правил-то недолго, скончавшись 10 июня 1745 г). Поэтому начались толки, что столь обширная епархия, каковой сделана Московская и Владимирская, не может быть хорошо управляема. Хотя прежде того, пока она считалась Синодальной областью, тот же Синод многие годы молчал об этом. А теперь уже 18 июня 1744 г. Синод доложил императрице, что в городах и уездах вновь учрежденной епархии, находящихся в разных и дальних расстояниях от Москвы, состоит более 5000 церквей и более 200 монастырей. Управлять ими одному архиерею «весьма невозможно». При такой невозможности раскол размножился, и «чинились волокита и многое продолжение в делах челобитчиков и в поставлении во священство и церковный причет». Поэтому Синод рассудил, что для лучшего управления церквями и поднятия церковного благочиния необходимо в «знатных» городах Московской епархии учредить самостоятельных епископов: во Владимире — с титулом Владимирского и Арзамасского; в Костроме — с титулом Костромского и Галицкого; в Переяславле-Залесском — с титулом Переяславского и Дмитровского; в Тамбове — с титулом Тамбовского и Пензенского. При этом в состав Владимирской епархии были намечены города: Владимир, Ярополч, Гороховец, Лух, Кинешма, Арзамас, Юрьевец-Повольский, Балахна, а всего 8 городов, 684 церкви, 31 мужской и 14 девичьих монастырей. Местом жительства для владимирских архиереев предполагался Владимирский Рождественский монастырь.
16 июля 1744 г. по указу императрицы Елизаветы Петровны была восстановлена древняя Владимирская епархия с наименованием Владимирская и Арзамасская. Временно управлял ею архиепископ Московский Платон I (Малиновский).
В качестве кандидатов на пост владимирского архиерея тем же высочайшим указом 16 июля 1744 г. были определены - член Синода архимандрит Владимирского Рождественского монастыря Платон (Петрункевич) и архимандрит Московского Новоспасского монастыря Антоний (Илляшевич), «ибо во Владимире и на Костроме архимандритов, достойных в кандидаты, кроме оных не находится». Последний был выпускником Киевской духовной академии, служил иеромонахом в военном флоте, с 1739 г. занимал пост настоятеля Новоспасского монастыря. Во Владимирскую епархию его не определили, зато 25 мая 1744 г. архимандрит Антоний в Петропавловском соборе Петербурга был хиротонисан во епископа Вятского и Великопермского. Вятскую кафедру он занимал до самой кончины 16 ноября 1755 г. Любопытно, что погребал епископа Антония в ноябре 1755 г оказавшийся проездом в Вятке митрополит Суздальский и Юрьевский Сильвестр (Гловатский), следовавший из Тобольска к месту нового служения в Суздаль.
6 марта 1748 г. архимандрит Платон участвовал в хиротонии в митрополита Киевского и Галицкого архимандрита Киево-Печерской лавры Тимофея (Щербацкого), как об этом пишет Ханенко: «В церкви придворной болшой посвящен митрополитом киевским киево-печерский архимандрит Тимофей Щербацкий, а рукополагал оного преосвященный епископ псковский и нарвский Симон Тодорский, содействующим тут-же архиепископам санкт-питербургскому Феодосию Яновскому, Арсению Могилеанскому переславскому, Нарлааму велико-устюжскому, что был вяцкий, да архимандритом володимерскому рождественскому Платону Петрункевичу, казанскому Вениямину Григоровичу, да Михаила Золотоверхого киевского Модесту Стефановичу и духовнику государини Феодору Дубянскому, при присутствии ея императорского величества и их императорских высочеств и всего придворного штата и генералитета, тако ж послов императорского римского и королевского аглинского».

Платон II (Петрункевич) - Епископ Владимирский и Яропольский (20.03.1748–16.04.1757).
Поставление его в епископа состоялось только 17 марта. Повеление о хиротонии епископа Владимирского Платона последовало от императрицы Елизаветы Петровны 20 марта 1748 года «изустно». При этом синодальный указ об этом состоялся лишь на следующий день 21 марта. Этим же указом помимо Преосвященного Платона назначался в Белгород святитель Иоасаф (Горленко), а Платону Крутицкому предлагалось занять Московскую кафедру. Определялось, что «к содержанию своему его преосвященству и служителей употребить объявленного Рождественского монастыря все денежные и хлебные доходы, также и из неокладных епаршеских сборов доходы ж…».
20 марта 1748 г. архимандрит владимирского Рождество-Богородицкого монастыря, постоянный член Синода с 1742 г. Платон (Петрункевич) был хиротонисан во епископа Владимирского и Яропольского.
Генеральный хорунжий Николай Ханенко записал в своём дневнике об этой хиротонии 20 марта 1748 года:
«В дворцовой болшой церкве посвящен епископом в Владимер и Ярополче архимандрит рождественский володимерский Платон Петрункевич, а посвящал оного митрополит киевский, преосвященный Тимофей Щербацкий, с сослужащими с ним епископом псковским Симоном Тодорским, архиепископом с. п. бурским Феодосием Янковским, епископом великоустюжским Варлаамом и несколко архимандритами в присутствии ея императорскаго величества и их императорских высочеств».

Тогда вторым титульным центром стал не Арзамас, а древний город Ярополч, находившийся в состоянии упадка. Характерно, что уже тогда подразумевалось присоединить к воссоздаваемой Владимирской епархии города Ярополч (с Вязниковской слободой), Гороховец и Арзамас. Прежде относившиеся к Синодальной области, определениями Св. Синода от 15 февраля 1722 года и от 15 июля 1723 года эти города были приписаны к Нижегородской епархии. Всего в состав Владимирской епархии были намечены города: Владимир, Ярополч, Вязники, Гороховец, Лух, Кинешма, Арзамас, Юрьевец Повольский, Балахна, а всего 9 городов, 684 церкви, 31 мужской и 14 девичьих монастырей.

31 марта 1748 г. последовал пространный синодальный указ «О средствах содержания Владимирского епархиального управления». В нем, в частности, упоминалось, что «Синодальный член оного Рождествена монастыря, что во Володимире, архимандрит Платон сего марта 20 дня в придворной Ея Императорского Величества церкви Сретения Господня, в Высочайшее Ея Императорского Величества и Их Императорских Высочеств присутствие, по церковному чиноположению, хиротонисан во оную Владимирскую епархию во епископа, которому повелено именоваться и писаться «Владимирским и Ярополкским». Определялось, что «к содержанию своему его преосвященству и служителей употребить объявленного Рождественского монастыря все денежные и хлебные доходы, также и из неокладных епаршеских сборов доходы ж, а имянно: собираемые со вдовых священников, за служения без епитрахильных, а с диаконов без постихарных, штрафные, и с перехожих, и с новоявленных, и настоятельских, и поповских, и диаконских ставленных, и о строении и освящении церквей с грамот и указов, и по челобитчиковым церковным и духовным делам пошлинные деньги, и из оных всех доходов и тот монастырь его преосвященству довольствовать по-прежнему, и именовать тот монастырь катедральным, чего для со оного Рожественского монастыря таковых доходов, кои напред сего отсыпаны были в Коллегию Экономии, что ныне Канцелярия Синодальная Экономического Правления, с прошлого 1745 г. в тое Канцелярию уже не требовать, и оные 745, 746 и 747 годов доходы, при новозаводстве катедры, его преосвященству употребить в строение архиерейской ризницы и на прочее потребное ко учреждению, по своему рассмотрению...»
Архиерею в 1748 г. для жительства повелено отдать Ставропигиальный Рождественский монастырь, в котором он был архимандритом. В архиерейский дом был обращен Рождественский монастырь, где были выстроены каменные архиерейские палаты. В палатах с того времени и стали проживать епископы Владимирские.
Деревянный летний архиерейский дом был построен в 1748 году на западной стороне Успенского собора в прямом направлении от древних врат. Он не имел печей, для виду были сделаны в нем деревянные подобия печей. Рядом с летним архиерейским домом находился глубокий пруд.

В состав епархии вошли территории, определенные в 1744 г.: Владимир с десятиной, Гусская и Ярополчская десятины Владимирского уезда, Гороховецкая десятина, Арзамас с десятиной, десятина Полесских станов Арзамасского уезда, Балахна с десятиной, Городецкая, Заузольская и Толоконцовская десятины Балахнинского уезда, Кинешемская, Лухская и Юрьевец-Повольская десятины.
В 1744 г. в епархии находилось 684 церкви. К 1753 году вместе с вошедшими в состав Владимирской епархии Починковской (из Московской епархии в 1749 г.), Троицкой (из Переславль Залесской епархии в 1753 г.) и Краснослободской (из проектируемой Тамбовской епархии в 1749 г.) десятинами в ведении епископа Платона находилось 830 храмов. Некоторые из них были очень далеко от епархиального центра. Например, от Красной слободы с Починковским духовным правлением, которые вошли в состав Владимирской епархии согласно синодальному указу от 26 мая 1749 года, до Владимира насчитывалось около 330 вёрст.
В кон. XVIII в. - 1083-1092 церкви.

По определению 18 июля 1744 года во Владимирскую епархию отходили 32 мужских и 14 женских монастырей. Мужские: во Владимире – Рождественский и Спасский Златовратский; во Владимирском уезде – Цареконстантиновский (13 марта 1744 г. в нём восстановлена архимандрия и игумен Савватий сделан архимандритом, о чём был послан синодальный указ архиепископу Московскому и Владимирскому Иосифу), Боголюбов, Сновицкий, Покровский на Нерли, Николаевский Волосов, Козьмин и Любецкий Успенский; в Вязниках – Благовещенский; в Вязниковской округе – Серапионова пустынь, Михайловская пустынь, Борисоглебская пустынь; в Арзамасе – Введенский, Троицкий и Спасский; в Арзамасском уезде – Великоозерская пустынь, Троицкий при реке Пьяне; в Гороховце – Николаевский; в Гороховецком уезде – Успенская Флорищева пустынь, Знаменский Красногорский; в Лухе – Красногривская Будырева пустынь; в Лухском уезде – Тихонова пустынь; в Кинешме – Преображенский; в Кинешемском уезде – Рождественская пустынь на Надоче; в Юрьевце – Воскресенский Пушавский, Успенский Бельбашский, Мячева пустынь, Троицкий Кривоезерский; в Балахне – Покровский, в Балахнинском уезде – Городецкий Феодоровский, Николаевский на Кезе.
Женские монастыри: во Владимире – Успенский и Богородицкий; во Владимирском уезде – Введенский; в Арзамасе – Александровский, Николаевский и Николаевский на Салме; в Гороховце – Богородицкий, Луховский; в Кинешме – Вознесенский; в Юрьевецком уезде – Сретенский, Троицкий Бельбашский; в Балахне – Рождественский; в Балахнинском уезде – Спасо Раевский, Рождественский на Санахте.
Любопытно, что первоначально настоятели этих монастырей могли выходить со своими нуждами прямо на Синод, минуя новоназначенного епархиального архиерея. Так, например, в 1749 году в Синод и к императрице обратился строитель Успенской Флорищевой пустыни Гороховского уезда иеромонах Филагрий с братией, прося подтвердить жалованную грамоту обители царя Феодора III Алексеевича от 2 февраля 1680 года. 1 декабря 1749 года состоялся синодальный указ, подтверждающий теперь уже жалованную грамоту императрицы Елизаветы Петровны данной обители.

Хиротония мало что изменила в житье владыки Платона. В свою епархию он явно не спешил, и императрица позволила ему остаться в качестве члена Синода по прежнему в Санкт-Петербурге – близ двора и высшей власти. Ханенко, пришедший 26 марта 1748 года поздравлять нового архиерея, подчёркивает данное обстоятельство особо: «Над вечери был я с Гудовичем у првосвященного епископа володимерского и ярополского Платона Петрункевича с поздравлением его возведением на оный епископский сан, от которого уведомились, что ему ж велено быть по прежнему в святейшем синоде членом, а преосвященному Тодорскому титуловатись архиепископом псковским именными указами». Поэтому деловое знакомство генерального хорунжего и владимирского архиерея не прерывалось. 6 августа того же года Ханенко обедал у владыки Платона вместе с графом Гендриковым – родственником императрицы: «Обедали у преосвященного владимерского Платона Петрункевича купно с графом Гендриковым» – это тоже любопытное указание на тот круг общения, который имел владимирский архиерей в Санкт-Петербурге.
Только в начале 1749 года епископ Платон, очевидно, собрался в свою епархию. Ханенко свидетельствует, что 3 января 1749 года по дороге из Санкт-Петербурга в Москву он встречался с Преосвященным Владимирским в Твери: «С Медного виехали по полуночи в 6 м [часу], а прибыли до Твери в 9 м часу. Тут преосвященный Митрофан Слотвинский, архиепископ тверский, присылал по нас карету, и у него мы купно с преосвященным Платоном Петрункевичем, епископом володимерским, обедали и уже в 5 м часу по полудни виехав из Твери, прибыли в 9 м до Городни». На этом, похоже, личное знакомство Ханенко и епископа Платона закончилось. Преосвященный в 1749 году в Санкт-Петербург уже не приезжал, пребывая во Владимире.

Ко времени хиротонии Преосвященный Платон стал уже известным проповедником. Свои проповеди он неоднократно говорил в присутствии императрицы (государыня особо требовала, чтобы в её присутствии проповеди говорились, а не читались по бумаге), а в 1742–1746 годах они были даже изданы отдельными брошюрами. Назначение настоятеля Владимирского Рождественского монастыря епископом вовсе не было случайностью и данью прежним временам. Именно в синодальный период в епископы чаще всего ставили из среды учёного монашества. Подобный порядок ввёл ещё Пётр I. Он отдавал предпочтение епископам с Малороссии, где учёное монашество образовалось ещё в XVII столетии. Царь реформатор не очень доверял великорусскому монашеству и епископату, видя в них противников своих преобразований и сторонников патриаршества. В то время уровень образования у иерархов с Украины был значительно выше, чем у их великорусских собратьев, так как почти все они окончили Киевскую духовную академию. В царствование же дочери Петра Великого число выходцев из Малороссии среди епископата ещё более увеличилось.
Выполняя обязанности постоянного члена Святейшего Синода, епископ Платон мало проживал во Владимире, но каждое его посещение епархии сопровождалось значительными преобразованиями, а нередко и суровыми взысканиями. К тому времени епархиальная жизнь, долго остававшаяся вне архиерейского надзора, оказалась в значительной мере запущена, и владыка Платон для исправления положения вынужден был в полной мере проявлять свой решительный и твёрдый характер.
Главной причиной того, что Владимирская епархия после учреждения столь долго оставалась без архиерея, являлся недостаток средств содержания нового архиерейского дома с его штатом. Денежных годовых доходов Владимирского Рождественского монастыря в 1500 рублей, из которых 818 руб. 20 коп. прежде отсылалось в Коллегию Экономии, оказалось мало для содержания Владимирской кафедры. Для Костромского архиерея Симона тогда же и 1640 руб. 40 коп. не хватало. Архимандрит Платон (Петрункевич) в качестве члена Св. Синода обратил внимание на этот недостаток средств, и с 10 января 1745 года «заопределенные суммы» Рождественского монастыря стали удерживаться в наличии и не отсылаться в Синодальное Экономическое Правление. Потом епископу Платону было разрешено, ввиду недостатка средств, употреблять из неокладных епархиальных сборов суммы, полученные в качестве штрафов с вдовых священников за служение без постихарных грамот, пошлины с перехожих новоявленных памятей, с настольных поповских и диаконских грамот, с храмозданных грамот о строении и освящении церквей и с челобитных по судебным делам духовенства. В Синодальное Экономическое Правление требовалось отсылать только окладные, данные от церквей, и неокладные сборы – с венечных памятей и некоторые другие, например, с пустовых оброчных церковных земель. Таких соборов по Владимирской епархии в 1753 году было около 2000 руб.

Консисторский штат во Владимир был прислан из Москвы. До образования Владимирской епархии во Владимире ещё со времён учреждения Св. Синода существовал лишь Владимирский синодальный духовный приказ. Первым секретарём Владимирской духовной консистории был назначен в апреле 1749 года коллежский регистратор Иван Павлов, прежде с 1724 года находившийся «при правлении приказных дел», с 1738 года состоявший в Московской духовной декастерии, а в октябре 1739 года был определён из канцеляристов «в регистраторский чин» и «правил делами под присмотром секретаря». Павлов ехать во Владимир из Москвы не хотел и всячески отговаривался нездоровьем. Однако ему пришлось таки ехать во Владимир. Там из за задержек в делах епископ Платон часто бранил секретаря, а в начале 1752 года «за нескорое делопроизводство о содержании священнослужительских детей» во Владимирской семинарии Павлов даже был присуждён к телесному наказанию и посажен в монастырь под караул. 28 июня 1753 года Павлов из под караула сбежал и остановился в Москве на квартире у секретаря Ивана Шестакова, где и скончался 7 июля 1753 года. Основной причиной конфликта между Преосвященным и секретарём стала ситуация вокруг окладных сборов с церквей епархии на содержание Владимирской семинарии. Из следственного дела по поводу Ивана Павлова видно, что при Преосвященном Платоне большую роль играл некто Василий Лазаревич, по видимому, земляк владыки, женившийся в 1750 году на племяннице епископа. Как писал Павлов, «помянутый Василий Лазаревич появился во Владимире в 1748 г., ходил он тогда в казачьем платье с саблей, а потом, по представлению домового иеромонаха Иннокентия, принят был Платоном в служение». Фаворит и родственник архиерея, Лазаревич занимал должности «интенданта» в семинарии и в Экономическом правлении «по дому Его Преосвященства».

Первые значительные преобразования епископа Платона начались уже в 1749 году. В этом году он провёл ревизию епархии, в том числе и крупнейших монастырей Владимира и его окрестностей. Во время ревизии выяснилось, что во многих из обителей творились беспорядки. В силу этого, распоряжением владыки Платона от 18 мая были отрешены от должности 6 настоятелей и сменены все члены духовной консистории. При дальнейшем обозрении владимирских монастырей епископ обратил внимание на жалкое и убогое существование Богородицкой девичьей обители. В августе 1749 года архиерей решил упразднить обветшавший монастырь, а на его месте учредить семинарию.
В 1750 году по указанию императрицы Елизаветы Петровны преосв. Платон, в упразднённом женском Успенском монастыре открыл Духовную семинарию, а Успенская церковь стала семинарской; до 1776 г. богослужения в ней отправляли иеромонахи из учителей семинарии. Епископом Платоном к востоку от архиерейского дома был выстроен и двухэтажный корпус для семинарии. Архиепископ Тверской и Кашинский Савва (Тихомиров), обучавшийся во Владимирской духовной семинарии при епископе Парфении, вспоминал: «В ограде Рождественского монастыря построен был около 1750 года архиерейский дом каменный двухэтажный, преосвященным Платоном Петрункевичем... Тем же преосвященным построен был другой двухэтажный корпус, в котором помещалась часть открытой им в 1750 году семинарии. Впоследствии этот корпус занят был начальствующими лицами и монашествующими наставниками семинарии, а также семинарским правлением с библиотекою; семинария же вся помещена была в упраздненном Богородицком женском монастыре не в далеком расстоянии от архиерейского дома... Из приходских Владимирских церквей замечательны следующие: ...Богородицкая, во имя Успения Пресвятой Богородицы. Сооружена в 1649 году. При ней был девичий монастырь, упраздненный в 1750 г. Монастырские здания употреблены были для помещения низших классов вновь открытой тогда епископом Платоном Петрункевичем, как выше было сказано, семинарии. Впоследствии на обширном монастырском дворе построен был в 1808 году старанием преосвященного Ксенофонта каменный двухэтажный корпус, куда переведены были из Рождественского монастыря высшие классы семинарии».
К началу 1750 года владимирская семинария была открыта и первые её ученики, а их по всей епархии собрали около 100 человек, приступили к занятиям. Точная дата начала занятий в семинарии неизвестна. Но в середине февраля 1750 года епископ Платон выбыл из Владимира в Москву, а затем и в Санкт-Петербург. Оставляя епархию, владыка, естественно, довёл начатое им важное дело до конца. Заботы и попечения учёного архипастыря епископа Платона в обустройстве семинарии не остались тщетными. На протяжении всей своей истории, а закрыта семинария была уже при Советской власти, она играла огромную роль в жизни Владимиро Суздальской епархии. Из её воспитанников многие достигли высоких ступеней в церковной и гражданской деятельности, не говоря уже о том, что эту семинарию окончили почти все священники Владимирского края. В 1918 году семинария во Владимире была закрыта, но в 2004 году Свято Феофановская Владимирская духовная семинария по представлению архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия (Смирнова) решением Священного Синода вновь отрылась как дневное учебное заведение.

Недалеко от Владимира владыка Платон устроил два загородных дома, а в Москве – подворье архиерейского дома, находившееся на Лубянке, а также загородный дом. «В подворье Владимирского кафедрального Рождественского монастыря в Белом городе на Никитской улице» имелись «два каменных покоя и один деревянный, пустые, под ними находится кухня, где живет дворник с семейством».

Древний Успенский собор снова стал кафедральным. В 1753 году он решился на особо отважное дело: испросил дозволения императрицы Елизаветы Петровны на переоблачение в новые одежды троих почивающих в нетлении в Успенском соборе великих князей – Андрея Юрьевича Боголюбского, его сына Глеба Андреевича и племянника Юрия Всеволодовича (см. О переоблачении святых мощей великих князей Георгия Всеволодовича, Андрея Боголюбского и Глеба Андреевича)..
В 1753 году из Владимирской епархии в Суздальскую перешли города Кинешма и Лух, а взамен из ведения Суздальской кафедры к Владимиру был приписан город Темников с уездом с 25 приходами. К 1754 году за Владимирским архиерейским домом состояло 7899 душ крестьян, а за монастырями Владимирской епархии – 9659 душ. В начале 1753 года епископ Платон совершил объезд своей епархии, причём усмотрел множество «нужд и неустройств». Значительное число священнослужителей епархии не имели ставленнических грамот, часть получили сан в несоответственном возрасте, без расследования о достойности сана. При некоторых церквях, в том числе в городских соборах, не было надлежащего числа священнослужителей. Кроме того, Преосвященный указывал, что «во многих, и едва не всех монастырях епархии, церкви от ветхости рушатся, многие стоят без верхов и крыш, без окошек и без крестов, загаженные свободно влетающими в них птицами». При многих монастырях не имелось настоятелей, монастырские крестьяне отказывались подчиняться, а Коллегия Экономии присылала монастырям указы, минуя архиерея, чего по закону делать не имела права. В Арзамасском Воскресенском соборе епископ Платон узрел непорядки с заготовкой св. Даров и разослал тамошних священников по монастырям. 16 марта 1753 года Преосвященный Платон доложил обо всех найденных непорядках Синоду, а 3 июня того же года повторил своё доношение, прося расследовать дела о неправильном получении священнического сана. Причём он критиковал свою же консисторию, указывая, что «дела в ней вообще оканчивались не расследованием их, а по большей части за смертию виновного».
C 15 апреля по 8 мая 1754 года епископ Платон присутствовал в Синоде, но потом вновь уехал во Владимир. Этот отъезд стал следствием временной опалы, в которую попал Преосвященный. Опала стала следствием не только ссоры с епископом Переславским Амвросием (Зертис Каменским), но и неизвестных нам придворных интриг. Тут епископу Платону, вероятно, припомнили и его конфликт с секретарём епархии и с консисторией. К тому же Преосвященный стремился отдать все первые посты в епархии своим землякам малороссиянам, идя при этом даже на явное нарушение синодальных указов. Так, например, в 1752 году к нему во Владимир приехал состоявший прежде при митрополите Киевском иеромонах Товия, посвящённый епископом Платоном в архимандриты Цареконстантиновского монастыря. А в 1753 году на берега Клязьмы прибыл состоявший прежде при Харьковском коллегиуме иеромонах Симеон, которого Преосвященный посвятил в игумены Боголюбова монастыря. Секретарь владыки Иван Миловский и уже упоминавшийся родственник епископа «интендант» Василий Лазаревич также были определены в должности без ведома Св. Синода. Синодальный обер прокурор Львов запросил у владыки в сентябре 1754 года объяснений (причём ретивость обер прокурора, видимо, неслучайно совпала с опалой Преосвященного Платона при дворе). Однако пока по данному запросу велась неторопливая переписка, епископ Платон добился у императрицы прощения, а потом и вовсе скончался. А назначенные им настоятели так и остались при своих должностях.
В конце 1754 года Преосвященный вновь совершил ревизию епархии. Он побывал во многих городах и сёлах и заметил, что часто в храмах и домах прихожан встречаются старые иконы с двуперстным сложением креста. Обилием таких икон особенно отличались сёла неподалёку от Юрьева Польского и Ярополча (Вязниковской слободы). По возвращении из поездки по епархии владыка с целью наведения порядка в начале 1755 года издал указ.

Указ епископа Платона о неисправных иконах

Первым епископом восстановленной в половине XVIII века Владимирской епархии был Платон Петрункевич. Хотя по обязанности члена Московской синодальной конторы епископ Платон проживал во Владимире мало, но каждое посещение им Владимира сопровождалось крупными административными распоряжениями, а по временам и суровыми взысканиями. Запущенность епархиальной жизни, остававшейся в течение значительного периода времени вне архипастырского надзора, давала для таких распоряжений не мало материала, а решительный, энергичный и несколько суровый характер Владыки сообщал им довольно резкую форму.
Одно из таких распоряжений издано было в начале 1755 года после объезда епархии, совершенного в конце 1754 года. Указ написан несколько тяжелым языком, носящим заметные следы влияния Киевской риторики.
«1754 года, августа, сентября и октября месяцей посещая свою епархию по всеприлежному о блогосостоянии святых Божиих церквей и о прямо нелестном душ христианских блогочестии тщанию и всемерному рачительству, между прочим во многих тоя своее паствы местах, или паче над надежду почти повсюду усмотрел на святых иконах как в церквах соборных и приходских, индеже и монастырских, так и в жительских домех с блогочестивыми святой церкве нашее людьми числящихся, не токмо простолюдинов, но и у некоторых попов, безстудно, паче же сумасбродно по мужичью умничая, двуперстные слоги, инде под изобретенным на то двоеперстное прикрытие окладцем, инде же и явно понаписаны, в немалую сверх многих уже солнца яснейших слепцам показаний и обличений, противо священно-церковных любомудре уставленных законов и блогочестиво ж утвержденных и Высочайших имянных Ее Императорского Величества указов: Христа Спасителя, Пресвятой Богоматере, святого чудотворца Николая и прочих святых угодников Божиих, невегласами и льстящими ради скверноприбыточеския мамоны иконописцами, показание правыя руки блогословения вид подающее, первым согнутым великим перстом да двумя последними моньшими изображено, которое безумие со излишеством разумом церковным обличенное, невежам и простолюдинам безконечно еще умножает пагубное за упрямность душевредство и противу истины грех. А понеже Его Преосвященство по предозначенному вернорачительетву и то усмотрел: что и писание якобы бы чтущие и силу того заблуждения удобь рассудить могущие как из духовных, так и мирских, не токмо таковаго упорно душевредного на иконах изображения слепотствующим нарядчикам и богомазам писать не воспрещают, но равно ж и в своих домех оное написание содержат и в церквах Божиих становить свободно но известной оной, как выше показано, противности попущают, не инако, повидимому, что Божий и Ее Императорского Величества суд и страх пренебрегая, ибо не точию по воплощении Сына Божия возсиявших верою и чистодушным добродетелей богомудрием святых апостолов и богоносных отцев с тем своим (за догмат веры считаемым) двуперстием по иконам их описывают, но что безетудного и несытого злоупрямства есть и ветхозаветных: Мелхиседека и Аарона, подобне же и прочиих за колико тысящ лет до воплощения Слова Божия бывших, тем же своим двуперстием невинно пятнают, печатлее наконец и самое воскресение Христа Сына Божия с таковым же (победоносного от гроба возстания) двуперстного слога показательством; кои различнии предозначенных невежд и друг другу потачников дерзости ово в Валахновском, ово в Юрьевецком, овоже и в Вязниковском, частию же и в прочих уездех персонально видя, с многими объяснениями закаменелую слепоту их обличая, претил: таковаго сумасшедшаго безчиния как простолюдинам не творить, так и попам не потакать, и доселе повсюду так по написанному переписать и переисправить всеконечно; однако исполнено ль то самим верным действием, того через не мало прошедшее по возвращении Его Преосвященства с епархии время ни почему, ни откуда нимало не видно. Того ради пастырски жалее таковых грубомечтательных неистовцев, приказал во все епархии своей духовныя правления послать указы, дабы по получении оных повсюду безизятно, как о том в прежнем от Его Преосвященства обращении и возбуждении, что против вышеписанного во всем показанном учинено, тогож времени ясно и поимянно без всякого упущения репортовать, так особо и по получении сего в самую остатную совершенность о переисправлении всего повсюду по предписанному, как святой Божия церкви правила и Ее Императорского Величества указы повелевают окончательное учинить исполнение всеконечно, не промедливая ни малейшаго часа таковую церкве Божией претерпевать противность и нахальство, и репортовать потомуже обстоятельно. 1755 года февраля 3-го дня. Платон, епископ Владимирский».
Согласно распоряжению Преосв. Платона, приведенный указ разослан был во все духовные правления и сообщен к исполнению всем священнослужителям. Но, как и другие указы этого рода, он далеко не уничтожил того зла, против которого был направлен. Последующим Владимирским Архипастырям пришлось еще не раз посылать обличительные распоряжения по поводу неисправно «с раскольническими мудрованиями» писанных неискусных икон.

Он написал в 1756 году «указ-послание духовенству о достойном звания их поведении», который был впервые опубликован во «Владимирских Губернских Ведомостях» лишь в 1879 году.

1756 год епископ Платон также провёл в своей епархии. Он не терял времени даром. Одной из его забот являлось состояние древнего Боголюбского монастыря. Ещё в 1722 году в монастыре упала и разрушилась древняя белокаменная церковь Рождества Богородицы, построенная основателем обители. Разрушение храма происходило постепенно и началось ещё в конце XVII века при игумене Ипполите.
Задумав увеличить проникновение света во внутренность храма, игумен отдал распоряжение о расширении окон. Однако церковь была построена из целикового камня, а не из кирпича. Поэтому, сразу же после переустройства началось оседание свода храма, что и привело к его гибели. Восстановление белокаменной святыни Владимирской земли началось лишь в середине XVIII века при владыке Платоне. Работы по причине нехватки денежных средств шли не так быстро, как хотелось епископу. Однако к 1756 году строительство нового храма закончилось, и вскоре он был освящён Преосвященным Платоном. На следующий год строительные работы в древнем монастыре продолжились: там приступили к восстановлению Андреевского храма, находившегося на святых воротах. Но освятить его владыке Платону уже не пришлось.
В 1756 году владыка Платон добился отпуска из казны средств на строительство каменного Троицкого собора и колокольни в древнем городе Ярополче – втором титулярном центре тогдашней епархии. Но и это строительство было окончено только в 1761 году уже после кончины владыки Платона при архиепископе Антонии I.

Преосвященный Платон долгое время страдал каменной болезнью, которая и стала причиной его смерти. 8 января 1757 года он доложил в Синод о своём переезде в Москву. Но в Санкт-Петербург ему прибыть уже не довелось. Болезнь обострилась, и даже московские врачи оказались бессильны. Епископ Владимирский и Яропольский Платон (Петрункевич) скончался в Москве 16 апреля 1757 года, прослужа владимирской пастве 9 лет и 27 дней. По распоряжению Московской Синодальной конторы его тело было погребено в Московском Крестовоздвиженском монастыре в городе Волоколамске. Но уже в декабре того же года по указу Святейшего Синода останки владыки были перенесены во Владимир и положены в Успенском кафедральном соборе под первой аркой (считая от юго-западного угла), образовавшейся из южной стены храма Боголюбского. Погребен был не как прежние святители в каменных гробницах, а гроб его был опущен в землю; над местом его погребения поставлен был каменный монумент, на подобие гроба; на монументе высечены из камня два ангела, осеняющие гроб рипидами; на откоасах верха монумента были изображены принадлежности служения святительского – с одной стороны дикирий и трикирий, с другой архиерейский посох; на левой стороне сбоку была надпись о почившем; монумент этот был поставлен на четырех белокаменных шарах, а над ним поставлена была чугунная плита, на которой масляной краской сделано изображение возлежащих на столе митры, панагии и наперстного креста, а под этим изображением следующая надпись:
П-ечальный камень многихъ рака слезъ достойна
Е-сть сей одръ покойный пастыря Платона
Р-азумомъ знаменита, Синода святейша
П-рисудственника бывша и члена славнейша,
П-рисудственника бывша и члена славнейша.
Е-гоже въ малой Руси родъ отъ благородныхъ
И-зрядствомъ болшъ просiялъ ученiй свободныхъ
Е-днакъ къ лутшимъ паче сихъ имея охоту
С-лаве мира предпочтилъ духовну доброту
С-лова проповедь его суща въ угле скрытомъ
К-ъ ползе церкви вывела въ Севскъ Архимандритомъ
В-озведенъ потомъ въ лавру Владимира града
О-бновляя паству словеснаго стада
Я-вно всехъ темъ удивилъ, что пусть и оставленъ
П-рестолъ издавна лежащь скоро имъ исправленъ
Щ-астiе общей ползы тщась распространити
П-ервый потщался наукъ семя насадити
Е-пископскихъ правилъ былъ твердейшiй хранитель
Л-ихоимства не любящь, правды же любитель
Н-о ахъ семьсотъ пятьдесятъ и седмаго лета
А-приля число дважды осмое, навета
Н-аполненное прiиде и сiе светило
Т-рудомъ водянымъ во граде Москве погасило
I-змосквы впаству принятъ печальными встречи
О-тъ паствы въ рай проведенъ надгробными речи
И-детъ пастырю зсуетствъ кжизни вечной
Н-аследствуй безсмертные плоды мзды сторично.

Во второй половине XIX века в память о владыке Платоне начался сбор сведений о его жизни и деятельности. Инициатором этого выступил двоюродный внук Преосвященного Платона Платон Афанасьевич Петрункевич (его дед Степан Афанасьевич приходился владыке родным братом). Сведения поручено было собрать учителю Полтавской гимназии Николаю Павловичу Изволенскому. К сожалению, неизвестно, была ли эта работа проделана и доведена до конца.

Преемником Платона стал Антоний (Багратиони) из рода царской Грузинской фамилии.
Владимиро-Суздальская епархия
Платон I (Малиновский) - временно управляющий Владимирской и Арзамасской епархией (03.07.1745-20.03.1748).
Антоний (Багратиони) (23 ноября 1757 - 16 декабря 1762).

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (08.02.2016)
Просмотров: 861 | Теги: Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика