Главная
Регистрация
Вход
Вторник
02.03.2021
05:37
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1345]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [433]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [227]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [148]
Гусь [159]
Вязники [287]
Камешково [101]
Ковров [387]
Гороховец [123]
Александров [253]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [86]
Шуя [107]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [102]
Промышленность [90]
Учебные заведения [122]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [51]
Муромские поэты [5]
художники [29]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [42]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Тюрьма

Алексей Анатольевич Павлов

Алексей Анатольевич Павлов

Алексей Анатольевич Павлов родился 08.03.1954 г. в г. Владимире в семье служащих. Отец в то время служил в рядах Советской Армии на сверхсрочной службе, мать двоих детей была домохозяйка. Сын Алексей рос тихим и спокойным, в меру озорным ребенком. Семья жила в частном доме, где детям приходилось выполнять обязанности по дому и помогать родителям. Среди мальчишек по улице Алексей считался надежным товарищем и другом. Всегда имел свое мнение. Когда необходимо, свою правоту доказывал силой, хотя не был особо физически развит.
В ранние юношеские годы с завистью смотрел на ребят, которые занимались спортом и добивались неплохих результатов. На улице выросла плеяда лыжников, мотокроссменов и спортивных «ходоков». Было с кого брать пример, у кого учиться терпению, вырабатывать волю, обретать физические данные. Он пробовал себя в классической борьбе, лыжах. Совершенствовал свою физическую форму. После армии в 1975 г. устроился на Владимирский тракторный завод инженером-конструктором. Работа была интересная, нравилось конструировать, создавать, заниматься творчеством.


Алексей Анатольевич Павлов

В то время в органах МВД СССР проходили службу его дядя и двоюродный брат, которые повлияли на жизненный выбор Алексея. По рекомендации комсомольской организации ремонтно-механического цеха тракторного завода, Алексей Анатольевич Павлов направляется для службы в органы внутренних дел, в систему ИТУ (исправительно-трудовые учреждения).
Наступил новый этап жизненного пути — служба в тюрьме № 2, более известной как Владимирский централ. Другие порядки, другие требования, другие взаимоотношения, а самое главное, другой морально-нравственный климат. Это не армия, это не гражданка, это тюрьма.
Оптимист по натуре, Алексей проявил интерес и к этой работе. Первые несколько месяцев он числился в оперативном отделе подразделения, овладевал навыками службы, осваивал специфику работы. Первым наставником и учителем был Анатолий Петрович Кузнецов (впоследствии начальник ОРО УНТУ) и зам начальника по оперативной работе Угодин Александр Петрович (позже начальник тюрьмы № 2 ГУИТУ по Владимирской области).
В октябре 1976 г. Алексей Анатольевич назначен на должность инструктора политико-воспитательной работы с осужденными тюрьмы №2 — Владимирского централа, воспитатель осужденных OOP —особо опасных рецидивистов. Ему было тогда всего 22 года. Он попал в другой мир, мир вроде бы людей, но по поступкам — существ в человеческих масках.
Что представляла в то время из себя тюрьма? Тогда еще не было колоний, где должны были содержаться осужденные к пожизненному содержанию, и Владимирский централ был предназначен для осужденных строгого режима и особо опасных рецидивистов. Это было одно из самых строгих по режиму содержания преступников учреждение в Советском Союзе. Там содержалось две категории осужденных:
— лица, ранее судимые и совершившие при общем рецидиве тяжкие и особо тяжкие преступления на свободе и в местах лишения свободы, за которые приговором суда назначался жесткий режим первых нескольких лет, а иногда и всего срока. Максимальный срок наказания составлял 15 лет;
— осужденные строгого режима и OOP, которые противодействовали администрации колоний, нарушали режим содержания, не работали, создавали преступные сообщества. За систему нарушений по постановлению суда до трех лет переводились для содержания в тюрьму.
Проще говоря, здесь сидели лица, для которых преступный образ жизни представлял жизненную позицию, образ мыслей и действий. Лица, представляющие квинтэссенцию преступного мира. «Воры в законе», бандиты, убийцы, грабители и т.д. Лица, которые грубо нарушили свои же преступные законы и стали отверженными, униженными и оскорбленными. Те, кто творил даже по тюремным законам «беспредел», проигрывался в карты, убил кого-то из авторитетов, противодействовал администрации. И вся эта гремучая смесь судеб, характеров, нравов концентрировалась во Владимирском централе. Человеку, пришедшему служить и работать с такой категорией лиц, приходилось неимоверно трудно. Первые годы Алексей Анатольевич думал, туда ли он пошел работать, ту ли судьбу для себя выбрал. Закрытое помещение, лязганье замков, огромное количество решеток, постоянные предосторожности, лай собак, злые, порой зверские взгляды осужденных, смрад и вонь человеческих тел и едкого дыма махорки. Однако, пересилив себя, Павлов задавал вопрос: как это могут выдерживать другие? Если кто-то может, значит, и. я смогу. Надо себя пересилить, испытать характер и волю. Алексей Анатольевич Павлов прослужил на различных должностях в тюрьме № 2 — Владимирском централе 18 лет, решительно проявляя себя в самых сложных ситуациях. Это хорошо поется — «Владимирский централ — ветер северный», одна романтика, но работать в таких условиях, особенно в 80-е годы, было очень тяжело и сложно.
Младшему лейтенанту Павлову был выделен участок в 1-м режимном корпусе, он отвечал за поведение осужденных, решал их бытовые и насущные проблемы. В камерах сидела разная публика, различная по своему положению в тюремной иерархии. Особая категория — «воры в законе». На участке Павлова сидели воры союзного значения: «Васька Бриллиант» (Владимир Петрович Бабушкин), «Швейк» (ивановский признанный авторитет). Позднее приходилось работать с ворами «пиковыми» (кавказской национальности) и бубновыми (русской национальности). Два эти лагеря серьезно враждовали, и при встрече лиц одной группировки с представителями другой мог быть только один исход. В лучшем случае увечья, в худшем смерть.
Однажды прибыл на OOP (участок особо опасных рецидивистов) некто Фурманов и был размещен в 5-местной камере. Его поведение было высокомерным, что не понравилось сокамерникам. Для своего утверждения в камере Фурманов одному из наиболее дерзких арестантов, который посмел высказаться против него, хладнокровно отрезал ухо заточкой.
Где-то через год Фурманов был размещен в камере с Ильей Макушенко, совсем молодым человеком, но уже успевшим приобрести статус особо опасного рецидивиста. К всему прочему Макушенко был еще и психопатом. Он был неоднократно судим и последнее преступление на свободе совершил из-за неприязненных отношений к одному гражданину, которому с особой жестокостью нанес 86 ударов бутылкой из-под шампанского. Был осужден в колонию строгого режима, но там «отличился» — убил осужденного, который чем-то его оскорбил, нанес тому 11 ударов топором. Вот к этому молодому парню весом 90—100 килограммов и с большой физической силой, с постоянно блуждающей улыбкой на лице, попадает осужденный Фурманов. Как говорится, «коса на камень». Фурманов начал рассказывать, как приводил в порядок молодого зарвавшегося осужденного. Макушенко это воспринял как угрозу его жизни. Как только наступила ночь, он набросился на Фурманова и задушил его. Утром попросил у постового разрешения не будить сокамерника, получил за него порцию каши, съел и лег отдыхать. При приеме корпуса выявилось совершенное преступление, а на вопрос, зачем он это сделал, последний, спокойно улыбаясь, ответил: «Лучше я, чем меня». Позже он был приговорен к исключительной мере наказания.
Осужденный Бикташев прибыл в тюрьму по приговору суда за нанесение телесных повреждений начальнику отряда в колонии. Попал в рабочую бригаду, даже пользовался определенным авторитетом у блатных за то, что избил сотрудника тюрьмы. Вел себя высокомерно, порой вызывающе. При поступлении очередного этапа из колонии, где он был, «воры» отписали, что он «фуфлыжник». То есть проигрался в карты и не расплатился. Естественно, что за такой непорядочный по воровским понятиям поступок он был вынужден уйти из «местной элиты», но быть отверженным он не хотел и не мог. В личной беседе с Павловым он признался в том, что ему нужна высшая мера наказания и жить он не хочет и не будет, потому он решил совершить тяжкое преступление, вплоть до убийства сотрудника. Вся работа психологов и психиатров результатов не дала. Личный состав был сориентирован. И все же не прошло и месяца, как Бикташев совершает хладнокровное убийство сокамерника. Набросил на него удавку и ударил ножом прямо в сердце. А нож был пластмассовый, для резки хлеба. Бикташев спокойно перенес суд и был удовлетворен приговором суда о вынесении ему исключительной меры наказания, которая и была приведена в исполнение. Он добился своего.
Особо опасный рецидивист Арымбасаров совершил рад особо тяжких преступлений на свободе и в колонии. Имея срок 15 лет лишения свободы, он решил инсценировать психическое заболевание, надеясь на то, что его отправят в больницу и смягчат наказание. Ради этого он подговорил сокамерника Степанова совершить из ряда вон выходящее по своей жестокости и цинизму преступление. Воспользовавшись тем, что остальных осужденных вывели на прогулку и в камере их осталось только трое, преступники осуществили задуманное и удавили свою жертву. Арымбасаров отрезал от еще теплого тела уши, вырезал кусок мяса с живота и после этого разложил костер из газет и книг, стал жарить и есть эти части человеческого тела. Прибыв по тревоге к месту преступления, оперативная группа была шокирована увиденным. Страшная картина — в полутемной камере Арымбасаров с жадностью ест мясо сокамерника, только что убитого им, а в углу с безумным взглядом сидит его подельник Степанов (он сошел с ума). Некоторым сотрудникам сделалось дурно от увиденного. Но Арымбасаров своей цели не добился — людоед был признан вменяемым и приговорен к исключительной мере наказания.
В 80-е годы среди осужденных была особенно распространена такая мера воздействия на администрацию с целью смягчения условий содержания, как членовредительство. Они резали себе вены, вырезали части тела, засыпали глаза стеклом, зашивали веки, чтоб не глядеть на сотрудников, зашивали рот, чтобы молчать. Осужденные готовы были на все, чтобы добиться поблажек в режиме и завоевать этим авторитет у сокамерников. Ради этого они были готовы жертвовать своим здоровьем, — страшная психология тюрьмы.
Так, в одной из камер содержался московский авторитет Владимир Куприянов, который однажды на фоне психического срыва из-за примененного к нему дисциплинарного взыскания залил себе глаза водой с разведенным химическим карандашом. Он долго лечился и потерял значительную часть зрения. Рецидивист Попов разорвал себе рот до ушей, за что получил прозвище «Коля резаный». В камере № 21 сидели отверженные, четверо рецидивистов, все одного возраста — около 30 лет. Один из них вызвал беспокойство своим внешним видом, бледным исхудавшим лицом, плохим физическим состоянием. Алексей Анатольевич решил вникнуть в ситуацию в камере. Он выяснил, что там происходит игра в карты под интерес. На что бы вы думали? На кровь! Проигравший вскрывал себе вену, спуская в миску кровь, а выигравший выпивал ее.
Здесь, в тюрьме, в беспощадном преступном мире, среди звериной жестокости, и приходилось работать, убеждать, изучать психологию этих людей, мотивацию поступков и преступлений, вырабатывать форму и методы воздействия на их поведение, их мировоззрение. В целях совершенствования педагогической деятельности Алексей Анатольевич Павлов поступил на заочное отделение Владимирского педагогического института. Во время учебы в вузе занимается научной деятельностью, награждается дипломом за свои работы. Приказом УВД назначается заместителем председателя комиссии по сдаче выпускных экзаменов по истории СССР кафедры общественных наук Владимирского юридического института МВД СССР. Восемь лет, с 1986 по 1994 гг., проработал в должности заместителя начальника тюрьмы № 2 по политико-воспитательной работе.
Спецконтингент видоизменялся по возрастному составу — значительно молодел, трансформировались и законы преступного мира. Контингент приходил в тюрьму более дерзкий. Усиливается побеговая активность. Бригады рабочих осужденных бойкотируют работу. Противоречие между противодействующими группировками воров возрастает. Доходит до того, что прием и подсчет спецконтингента проводится сотрудниками в полной экипировке с автоматами.
Летом 1990 г. осужденные спровоцировали групповое неповиновение из-за предъявленных к ним требований режима. Под руководством Павлова была проведена силовая операция по локализации и прекращению беспорядков. Действия руководства прокуратурой были признаны обоснованными.
Осенью 1992 г. «воры в законе» инсценировали заболевание осужденного в камере в вечернее время, смогли выйти из камеры, вооруженные заточками. Цель — завладеть ключами у охраны и проникнуть в одну из камер 1-го корпуса, чтобы затеять расправу над осужденными. Сотрудникам пришлось действовать смело и решительно, и преступный замысел осужденных был пресечен. Тогда исполняющему обязанности начальника тюрьмы Алексею Анатольевичу Павлову довелось отстаивать интересы администрации учреждения по законности действий в отношении осужденных отрицательной направленности. Он встречался с помощником председателя правительства по правам человека Сергеем Адамовичем Ковалевым. Действия администрации были признаны правомерными.
Много времени уделялось воспитательной работе, по формированию положительного ядра осужденных в этой среде, создавались советы производственных бригад. Большое время уделялось изучению психологии осужденных, проводилось тестирование и анкетирование. Этот опыт был одобрен Управлением ИТУ. Гуманизировалось исправительно-трудовое законодательство и с ним уголовно-исполнительная система. Стали изыскиваться новые формы воздействия на мировоззрение и поведение осужденных. В некоторых ИТУ проводятся работы на привлечение священнослужителей к воспитательному процессу, разъяснению осужденным библейских истин. Открываются молитвенные комнаты в следственных изоляторах и колониях, начинают возводиться новые тюремные храмы. Многие осужденные проявляли к этому истинный интерес, писали огромное количество заявлений на встречу со священником. Благотворность этой деятельности отразилась на поведении отдельной категории верующих осужденных, снимала агрессивность и озлобленность сидельцев. Решается вопрос о выделении помещения, оборудовании храма. Изучение истории тюрьмы свидетельствует, что в дореволюционном узилище существовала церковь. Проводится работа по строительству, оборудованию и оформлению храма. И вот 20 октября 1992 г. во Владимирском централе была освящена церковь во имя Святителя Николая Мирликийского архиепископом Владимирским и Суздальским Евлогием. Была приглашена жена писателя Даниила Леонидовича Андреева. По сведениям, именно в этой камере, оборудованной под храм, Андреев писал свой знаменитый труд — «Розу мира». Тогда же начинается сбор материалов по истории тюрьмы, ведется подготовка к созданию музея.
В 1994 г. Павлов назначается на должность начальника СИЗО-1 г. Владимира. Имея опыт работы с личным составом и осужденными, больших сложностей в работе в новом коллективе у Алексея Анатольевича не было. С Монаховым М.А. и зам начальника по оперативной работе Агаповым И.Н. он был давно знаком, знал их деловитость и профессиональные качества. Сменяя в должности начальника СИЗО полковника внутренней службы В.В. Мамчуна и продолжая традиции, заложенные предыдущими руководителями, Алексей Анатольевич принял руководство следственным изолятором.
Девяностые годы: дикий капитализм — дикие нравы. Преступность захлестывает общество. Совершается большое количество преступлений, соответственно применяется больше мер пресечения, связанных с изоляцией от общества, т.е. содержанием в СИЗО. Количество лиц, содержащихся в изоляторе, растет и достигает 1300—1500 человек при лимите наполнения 1050. Применительно к Федеральному Закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в 1995 г. и введением новых санитарных норм 4 кв. метра на человека в следственном изоляторе должно было содержаться не более 500 человек. Приходилось работать в этой сложной обстановке — теснота, скученность осужденных. Первое, что было сделано А. А. Павловым как руководителем учреждения — преобразование ряда подсобных помещений под жилье спецконтингента на 125 посадочных мест. Проведена изоляция от основного корпуса женских камер. В одном корпусном отделении размещены несовершеннолетние. Проводится покамерное размещение подростков с учетом их психологических особенностей, подбираются старшие в камере с целью оказания позитивного воздействия. Возникают трудности с обеспечением постельными принадлежностями, которые из-за большой сменяемости этапирования быстро приходят в негодность. Дополнительно оборудуется электрическая прожарочная камера для поддержания санитарно-эпидемического режима. В отдельный блок камер собираются заключенные, больные туберкулезом. Выстраивается система лечения по программе ДОТС. В целях укрепления службы охраны строится 4-я наблюдательная вышка, оборудуются техническим оружием три рубежа охраны учреждения. В мае 2002 г. организуется отдел охраны, оборудуется помещение. Расширяются служебные помещения для младших инспекторов, реконструируется помещение дежурной части.
Экономический кризис в 1998-м не обошел стороной уголовно-исполнительную систему. Во Владимирском СИЗО на 1 января 1999 года задолженность государства учреждению даже без учета задолженности по заработной плате составила порядка 2,5 миллиона рублей. Пришлось решать вопросы долгов городским организациям за обеспечение учреждения электроэнергией, водой, газом, продуктами питания.
Администрация области с пониманием отнеслась к просьбам о помощи. Было подготовлено письмо к руководителям ряда промышленных предприятий области с просьбой оказать посильную помощь учреждению, Следственный изолятор принимал любую предлагаемую помощь.
Алексей Анатольевич вспоминает один анекдотический случай, когда один из смотрящих, содержавшийся когда-то в СИЗО, приехал на прием с целью оказания помощи. Это был некто Власов. Он приехал на «двухсотом» «Мерседесе», весь в коже и мехах. А на поверку вышло, что он привез 20 веников для уборки в камерах. Не уловив иронии начальника, «новый русский» с чувством исполненного долга удалился.
Другая сторона экономического кризиса — кадровые проблемы. Людям просто нужна была работа, и на вакантные должности даже образовался конкурс. На 16 вакансий младших инспекторов — 170 желающих. Казалось, наступил «золотой век» в подборе кадров, проводились тестирование и психологическое анкетирование. Отобрали лучших, обучили, а в конечном итоге люди не прижились, а пришли временно поработать. Они ушли, как только смогли найти другую работу. Ставку надо было делать не на лучших, а на адаптируемых к системе. Были и такие кадровые промахи. 1994—1999 гг. стали временем кадровых изменений. За этот период состав сотрудников обновился на 80%. И вновь пришлось отдавать приоритет подбору, обучению, воспитанию и расстановке кадров, подготовке классных специалистов. И эта задача в конечном итоге была решена. Была подготовлена программа постепенного вхождения в должность и поэтапного изучения теоретического материала и закрепления его в практической деятельности. Усилен контроль и организация наставничества. Принятие зачетов и прием на кадровой комиссии, в результате чего серьезных провалов в кадровом обеспечении служебной деятельности удалось избежать. Только в 1999 г. 21 сотрудник получил квалификацию специалиста 2-го класса. Стабилизировалось состояние служебной дисциплины. Пришлось решать вопросы своевременной выдачи заработной платы. Постоянные задержки негативно отражались на настроении людей и их служебной деятельности Алексей Анатольевич инициировал работу по изучению истории тюремного замка, в процессе изучения выяснилось, что в тюремном замке изначально была церковь, о чем свидетельствует кусок фрески на стене одной из камер. По инициативе Алексея Анатольевича и поддержке благочинного протоиерея Евгения Боровских был воссоздан в стенах СИЗО храм Пресвятой Богородицы Всех Скорбящих Радость. 20 июня 2001 года состоялось его торжественное открытие и освящение.
С 25 июня 2004 г. начальник СИЗО полковник А.А. Павлов находится на заслуженном отдыхе, но не теряет связи с коллективом, беспокоится о состоянии дел в учреждении.
В 1995 году в одном из интервью Алексея Анатольевича газете «Владимирские ведомости» на вопрос корреспондента: «Как Вы относитесь к своей профессии?» он ответил: «Если рассматривать вопрос с позиции общества, работа заслуживает уважения, так как мы ограждаем общество от преступников. Но, делая работу на благо общества, мы приносим в какой-то степени в жертву свое психическое и физическое здоровье. Но кто-то ведь должен работать в тюрьме, — даже если это ремесло окаянное».
В послужном списке полковника Павлова А.А много должностей, — 18 лет службы во Владимирском централе, 10 лет во Владимирском следственном изоляторе. Общий стаж в уголовно-исполнительной системе — 32 года.
Многочисленные награды: медали «За безупречную службу 3-й степени», «За безупречную службу 2-й степени», «За безупречную службу 1-й степени», «В память 200 лет МЮ РФ», Почетный знак «За отличие в службе 2-й степени», «125 лет образования УИС», медаль «Святого Благоверного Даниила Московского», Патриаршая грамота, две Архиерейские грамоты.

Алексей Павлов
«ТЮРЕМНЫЙ ЗАМОК» (август 2006 г.)

Тюремный замок девятнадцатого века,
Что воплощаешь ты, страданье иль печаль,
В твоих стенах томились сотни тысяч,
Кто людям горе причинял.

В душе у них живет негодованье,
Кто обмануть судьбу не смог,
Всех приютила эта страшная обитель,
И каждому жестокий жизни дан урок.

Мне довелось вдохнуть смердящий запах,
Слышать стоны гнева довелось,
В глазах жестокости увидеть горе, радость,
Испепеленных душ коснуться мне пришлось.

Страшнее нет удела, чем неволя,
Который выбирает каждый сам,
Зло, свершенное по доброй воле,
Расплата по растраченным годам.

Здесь свой закон, жесток порядок,
Растляет души и ожесточит сердца,
И дьявол усмехается лукаво,
Проказой метя подлеца.

Им не кукушка время отмеряет,
А филин зло смеется в полумрак,
И души горьким ядом отравляет,
А сердце наполняет мрак.

Кто душу продал, в люциферы,
И руки у кого в крови,
Пусть не надеются на чудо.
Ведь суд небесный впереди.

Здесь не случайно храм создали,
И в честь иконы Всех Скорбящих Радость наречен,
Чтоб призывать Заблудших к покаянью,
В распаянных душах покой приобрести.

Тех, кто попал сюда случайно
И душу Господу открыл,
Покаялся и осудил свои деянья,
Всемилостивый Бог простил.

Кто не раскаялся и злобой проживает,
И сердце камнем у него в груди,
Да будет проклят и живет с позором,
Самоубийцей, неоплаканной души.

Начальники тюремного замка:
1. Приняли замок: смотритель Лотарев и титулярный советник пристав Апычев и Орлов. 11.01.1825 г.
2. Смотритель Бскенев. 1833 г.
3. Смотритель Либеровский. 1863—1866 гг.
4. Пименов Иван Васильевич (1905 г.р.). 8.1948—1950 гг.
5. Фадеев Алексей Алексеевич (1911 г.р.). 13.2.1950—11.4.1951 гг.
6. Скитович Сергей Михайлович (1915 г.р.). 11.4.1951 — 8.6.1952 гг.
7. Чикунов Матвей Антонович (1911 г.р.). 8.6.1952-18.4.1953 гг.
8. Коннов Александр Васильевич (1916 г.р.). 18.4.1953—23.12.1957 гг.
9. Николаев Владимир Федорович (1913 г.р.). 23.12.1957—1959 гг.
10. Белов Константин Андреевич (1914 г.р.). 1959—5.7.1960 гг.
11. Петров Иван Филимонович (родился 18.01.1913). 5.07.1960—13.03.1961 гг.
12. Павлов Николай Петрович (род. 16.5.1924). 3.1961—8.1969 гг.
13. И.о. Начальника СИЗО Крестовоздвиженский Сергей Павлович (род. 12.7.1918). 19.8.1969—1.4.1970 гг.
14. Жуков Александр Ефимович (1926 г.р.). 1.4.1970—8.19.1978 гг.
15. Кожевников Сергей Павлович. Дела нет.
16. Янтиков Вячеслав Владимирович (1944 г.р.). 1979—19.3.1984 г.
17. Прилуцкий Юрий Анатольевич (1939 г.р.). 19.3.1984—5.10.1986 гг.
18. Кондрашин Анатолий Григорьевич (1937 г.р.). 5.10.1986—1. 11.1990 гг.
19. Мамчун Виктор Вячеславович (род. 16.4.1952). 1.11.90—10.1.1994 гг.
20. Павлов Алексей Анатольевич (род. 8.3.1954). 10.1.1994—25.6.2004 гг.
21. Мачушкин Михаил Владимирович (род. 17.12.70). с 12.7.2004 г.

Источник:
Владимирский централ / Т.Г. Галантина, И.В. Закурдаев, С.Н. Логинов. — М.: Эксмо, 2007. — 416 с.: ил. — (История тюрем России).
"Владимирский централ"
Следственный изолятор № 1 г. Владимира

Категория: Тюрьма | Добавил: Николай (21.02.2021)
Просмотров: 12 | Теги: Владимир, Тюрьма | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика