Главная
Регистрация
Вход
Среда
23.06.2021
03:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1389]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [230]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [163]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [90]
Учебные заведения [132]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Механическая полотняно-ткацкая и отбельная фабрика С.И. Сенькова

Механическая полотняно-ткацкая и отбельная фабрика С.И. Сенькова в гор. Вязниках

Фабрика находится при въезде, со стороны железно-дорожной станции, в гор. Вязники, с восточной его стороны, отстоя от пролегающей через город линии шоссе в расстоянии не более 40 или 50 шагов. Станция «Вязники» Московско-Нижегородской железной дороги отстоит от фабрики на 6 верст.
Выходцы из Вышнего Волочка, Сеньковы в беспокойные годы начала XVII века покинули насиженные места и после утомительных скитаний осели в тихом Богоявленском погосте — так именовалось тогда будущее село Мстера. В ряде описей, начиная с 1628 года встречаются Пахомка да Ивашка Сеньковы. Сеньковы были крепостными и, как все, тянули тяжелую лямку подневольного труда.
Основателем рода фабрикантов стал Иван Сеньков. Иван Васильевич Сеньков (1729-1798) в 1765 году основал в Мстере небольшую фабрику тканья полотен. Получаемая от нее прибыль позволила хозяевам за последующие 62 года накопить достаточно денег для того, чтобы выкупить «вольную». Осип Михайлович Сеньков (1791 — 1851) 23 декабря 1827 года вносит своей «благодетельнице» — генеральше С. П. Тутолминой —100 тысяч рублей откупных. К новому году, в качестве лучшего подарка, семья Сеньковых получает «вольные».
Став свободными, Сеньковы решили расширить масштаб своей деятельности и переехали в Вязники. В 1825 году фабрика из Мстеры была переведена в город Вязники Осипом Михайловичем Сеньковым. В 1829 году в городе открывается еще одна полотняная фабрика — Осипа Михайловича Сенькова (1792-1851).


Портрет Осипа Михайловича Сенькова. 1836 год. Художник Зарянко С.К. (1818-1870)
"В руках Осипа Михайлович держит только что распечатанное письмо, полученное им в Санкт-Петербурге из Вязников. Хорошо виден адрес получателя: «Милостивому государю Осипу Михайловичу господину Сенькову в Санкт-Петербург в бирже». И два штемпеля: Вязники, 1836 года июля, 22, и СПБ – 1836 июля, 30. Шло письмо, как видно, восемь дней…". (Обидин Д.А.)

Дело ставится на широкую ногу, возводится двухэтажный каменный корпус, устраиваются деловые приемы для вязниковской знати и балы для молодежи, дочка — Авдотья Осиповна — выдается замуж за содержателя полотняной фабрики Василия Федоровича Демидова (1815-1882).
В 1850 году Осип Сеньков удостаивается высокого звания «потомственного почетного гражданина» города Вязники.
В 1851 году фабрика перешла во владение сыновей его Осипа и Ивана Осиповичей Сеньковых и существовала под фирмою «Братьев Сеньковых» до 1866 года.
В 1866 году после смерти Ивана Осиповича Сенькова фабрика перешла во владение Осипа Осиповича с Сергеем Ивановичем Сеньковым, его племянником.
До 1866 г. на полотняной фабрике производство было исключительно ручное, а в 1866 году были поставлены 55 механических ткацких станков.
В 1870 году последовал раздел между владельцами, причем Осипу Осиповичу отошла во владение построенная в 1862 году льнопрядильная фабрика в селе Лосеве, а Сергею Ивановичу — полотняная фабрика в городе Вязниках.

Механическая полотняно-ткацкая и отбельная фабрика потомственного почетного гражданина, Вязниковского 1-й гильдии купца Сергея Ивановича Сенькова была несколько раз перестроена. Последние перестройки были от 1876 до 1882 года.
Фабрика работает постоянно. В расстоянии нескольких шагов, через улицу, пролегают городские постройки.

Фабрика осмотрена 10, 11 и 12-го сентября 1883 года

Оба отделения фабрики, как полотняно-ткацкое, так и отбельное, находящиеся в отдельных корпусах, расположены друг против друга по обе стороны, так называемой, новой улицы, ведущей из города в поле и на винокуренный завод братьев Голубевых, причем полотняно-ткацкое отделение расположено на углу улицы, а отбельное вдоль нее. Обе, как бы совершенно отдельные фабрики, построены на ровной местности у подножия, находящейся с южной стороны, довольно высокой возвышенности, по которой поднимается из города шоссе по направлению железно-дорожной станции, причем линия шоссе приходится много выше места расположения фабрик, находящихся как бы в низине. Величина площади, на которой расположены обе фабрики, равняется 2880 кв. саж.; местность, как было уже упомянуто, на пространстве расположения обеих фабрик ровная, с северной стороны совершенно открытая – и в этом направлении протекает река Клязьма в расстоянии около 1 версты от фабрики. С западной стороны, непосредственно к полотняно-ткацкому отделению, прилегают городские постройки, а с восточной, в расстоянии ¼ версты, находится винокуренный завод Голубевых, а еще ближе казармы расположенного в городе батальона. Как в целях производства, так и для питья обе фабрики снабжаются водой из бассейнов, с проведенной в них из города родниковой водой, но для ткацкого отделения имеется еще два пруда, снабжающие водой паровую и котельную. Колодцев при фабриках ввиду этого не имеется.

Почва находящейся под фабрикой земли глинистая, с примесью песка, и в сырую погоду грязная.

Полотняно-ткацкая фабрика:
Кирпичное здание № 1 построено в 1876 г.: 1-й этаж – ткацкая, 2-й этаж – ткацкая, 3-й этаж – приготовительная.
Кирпичное здание № 2 построено в 1812 г., достроено в 1866 г.: 1-й и 2-й этаж – ткацкая, паровая в один этаж, 1-й этаж – голландра, 2-й этаж – шлихтовальная.
Кирпичное здание № 3 построено в 1882 г.: 1-й этаж – ремонтная, 2-й этаж – ручная ткацкая.
Кирпичное здание № 4 построено в 1812 г.: Сушильня, внизу палатка.
Кирпичное здание № 5 построено в 1812 г.: 1-й этаж – кухня рабочих, 2-й этаж – контора, жилые квартиры, больница.
Кирпичное здание № 6 построено в 1866 г.: котельная.
Кирпичное здание № 7 построено в 1866 г.: газовый завод.
Кирпичное здание № 8 построено в 1881 г.: палатка для готовых товаров.
Отбельное отделение:
Кирпичное здание № 9 построено в 1881 г.: 1-й этаж – варильная, 2-й этаж – сушильная.
Кирпичное здание № 10 построено в 1881 г.: 1-й этаж – отделовочная, 2-й этаж – уборная товара.
Кирпичное здание № 11 построено в 1881 г.: котельная.
Обе фабрики, разделенные улицей, имеют каждая свои самостоятельные постройки и между собой не соединены, имея лишь общее то, что принадлежат одному и тому же владельцу. Полотняно-ткацкая фабрика расположена на углу двух пересекающихся улиц и состоит из трех корпусов, соединенных вместе. Сейчас же при въезде на фабрику имеется вход в новый ткацкий корпус № 1, построенный недавно и имеющий свежий опрятный вид. Неразрывно с ним расположен старый, ткацкий корпус № 2, состоящий из отделений «в, б, а», причем оба эти корпуса выходят на одну и ту же улицу (новую). Из старого корпуса существует ход в так называемый, ремонтный корпус № 3, расположенный по отношению к старому перпендикулярно и своим фасадом выходит в переулок, пересекающий новую улицу под прямым углом.
К этому ремонтному корпусу примыкает кирпичное здание № 7, в котором помещается газовый завод; следовательно оба эти корпуса расположены в одну линию, т.е. по протяжению переулка, хотя между собой эти здания сообщения не имеют.
Внутри же фабричного двора имеются следующие здания: против нового ткацкого корпуса № 1, небольшое двухэтажное кирпичное здание (№ 5), имеющее внизу кухню рабочих, и во втором этаже три отделения: «а» где помещается фабричная контора, «б» квартира ткацкого мастера и «с» больница. Против же старого корпуса имеется также двухэтажное кирпичное здание (№ 4), в нижнем этаже которого палатки для товара, а в верхнем, соединенном деревянной галереей с отделением «б» старого корпуса, т.е. с паровой,- сушильня, в настоящее время не употребляемое в дело. В углу, образуемом старым и ремонтным корпусами (№№ 2 и 3), имеется одноэтажная кирпичная пристройка, в которой помещается котельная (№ 6). Кроме этих построек, направо от въездных ворот, против боковой стены нового ткацкого корпуса, имеется одноэтажное, кирпичное здание (№ 8), в котором помещаются палатки для склада готового товара.
Отбельная же фабрика состоит из одного двухэтажного, вполне нового здания, отстроенного лишь в 1881 году, имеющего два отделения – каждое в два этажа: № 9 собственно отбельная и № 10 отделовочная товара. В пространстве между этими двумя отделениями находится главный вход на фабрику и за перегородкой помещается паровая машина. К последней неразрывно примыкает пристройка № 11 – котельная с отделением «а» для помещения экономойзера. Отбельная пряжи № 12 в настоящее время только строится.
Фабричные пристройки полотняно-ткацкого отделения расположены довольно близки одна от другой и присутствие против главных мастерских со стороны фабричного двора отдельных зданий №» 4 и 5 стесняет в большей или меньшей степени доступ света в эти мастерские. В отбельной же фабрике, открытой со всех сторон, этого стеснения не замечается. Фабричный двор почти повсюду мощен и содержится довольно чисто.

В полотняно-ткацкой фабрике производство концентрируется в следующих мастерских:
В новом корпусе № 1, в 1-м этаже – ткацкая, в 2-м – ткацкая и мотальная вместе, в 3-м – приготовительная, с отделением для пряжной конторы, итого здесь 3 мастерских.
В старом корпусе № 2, в отделении «в» в 1-м этаже – голландрная, во 2-м – шлихтовальная; в отделении «б» в нижнем этаже – паровая, в отделении «а» в 1 и 2 этажах – ткацкие; итого в этом корпусе 5 мастерских.
В ремонтном корпусе № 3, в 1-м этаже – столярная и слесарная вместе, во 2-м этаже – ручная ткацкая и отделение для приемной конторы и запасного магазина, итого 3 мастерских.
В пристройке № 6 – котельная.
Всего на полотняно-ткацкой фабрике 12-ть мастерских.
Размеры главных мастерских и преимущественно в новом корпусе весьма обширны. Мастерские устроены во всю длину и ширину здания, а в старом корпусе, размеры несколько меньше, так как мастерские занимают не все здание, а лишь отделения, в каждом этаже. В ремонтном корпусе мастерские также довольно обширны и светлы.
Что касается дневного освещения мастерских, то оно в большей части мастерских вполне удовлетворительное, так как окна довольно больших размеров (высота окон от 2 арш. 2 верш. до 3 арш. 12 верш., а ширина от 1 ¼ до 2 арш.) и проделаны в достаточном количестве в двух противоположных стенах зданий, и если бы не некоторая преграда к доступу света с одной, именно северной стороны, где на фабричном дворе расположены вышеупомянутые здания №№ 4 и 5 довольно близко к мастерским (на расстоянии 15 арш.), то освещение мастерских можно было бы считать вполне достаточным. Отношение оконной поверхности к площади пола в различных мастерских различное, а именно: 1:6,55; 1:7,15 и не превышает 1:10,18.

Стены всех ткацких мастерских кирпичные и в новом корпусе довольно чистые и выбеленные, тогда как в старом корпусе чистота стен далеко не так заметна и вообще мастерские старого корпуса выглядят гораздо неопрятнее. Признаков сырости на стенах не заметно, за исключением шлихтовальной, где, благодаря производству, как стены, так и пол оказались влажными. В остальных же мастерских пол (деревянный повсюду) был сух и довольно чист, так как выделяемая станками и другими машинами пыль постоянно сметается. Количество окон в каждой мастерской и особенно в мастерских нового корпуса вполне достаточное, а именно: от 24-27 в новом, от 15-20 в старом и от 13-22 в ремонтном корпусах. Слабее других, по отношению к дневному освещению, является слесарная и столярная, в которой, при очень значительном размере мастерской, имеется лишь 13 окон (2 арш. 12 верш. высоты и 1 арш. 12 верш. ширины каждое окно) и где отношение оконной поверхности к площади пола имеет следующую величину 1:10,18.
Искусственное освещение всех мастерских совершается газом, вырабатываемым из нефти на этой же фабрике. Газ весьма хорошего качества и дает спокойный, яркий свет. Рожки обыкновенные со щелью. Число рожков в каждой мастерской вполне достаточное, а именно – между двумя станками имеется один рожок; остальные машин также освещаются одним или даже двумя рожками, так что вообще искусственное освещение надо признать вполне достаточным. Вообще на 2 станка приходится 1 рожок и на две, рядом стоящие, машины 2 рожка.
Отопление повсюду паровое, причем трубы, проводящие пар, расположены в прямолинейном направлении посредине мастерских в расстоянии 3-х аршин от пола.
Приспособлений к искусственной вентиляции нет ни в одной мастерской; для вентиляции лишь в некоторых окнах имеются верхние части рам, открывающихся на свой горизонтальной оси, как в летних, так и в зимних рамах. В двух мастерских, а именно: в помещении голландр и в ремонтной зимних рам со всем не имеется. В некоторых мастерских старого корпуса, вместо выдвижных рам, имеются обыкновенные форточки, но в очень незначительном количестве. Вообще принятая на фабрике система вентиляции должна считаться не вполне достигающей своей цели – и воздух мастерских при освещении оказался душным, спертым и с значительной примесью выделяемой станками мелкой, льняной пыли.
Температура и процентное содержание влажности в мастерских колебалось от 16-20 градусов, а влажность от 30-48 %. Наблюдение над температурой и влажностью в мастерских производились в сырую и весьма дождливую погоду, какова была в дни исследования фабрики.
В отбельной фабрике для производства имеются следующие мастерские:
В одной половине этой фабрики, а именно – в отделении № 9 имеются 2 мастерские, занимающие каждая весь этаж; в нижнем этаже отбельная или варильная, а в верхнем – крахмальная или сушильная. Количество окон в этих мастерских также весьма достаточное, а именно: от 18-22 в каждой, причем отношение световой поверхности к площади пола равняется 1:7,62 и 1:9,54.
В другом отделении № 10, в первом этаже – отделочная товара или колотильная (название мастерской происходит от расположенных здесь колотильных машин), а во втором – мастерская по окончательной уборке товара. Дневное освещение этих мастерских также весьма удовлетворительное. Количество окон от 14-16, причем отношение световой поверхности к площади пола равняется 1:5,32 и 1:6,02.

Внутренняя обстановка и устройство мастерских отбельного отделения весьма целесообразное и благодаря тому обстоятельству, что производство работ здесь началось недавно, свежесть и опрятность мастерских здесь бросается в глаза. Стены везде кирпичные, недавно выбеленные и чистые на вид. Благодаря производству. В одной из мастерских, а именно в т.н. отбельной или варильной, стены носят признаки сырости и довольно влажные, так как самое производство, здесь совершаемое, в значительной степени этому способствует. В зависимости от общей влажности и техники производства пол этой мастерской, всегда сырой и влажный, так как жидкости из-под промывных и других машин стекают здесь в канаву, проложенную под полом мастерской, при чем части пола, приходящиеся под канавой, состоят из дерева, остальные же пространства вложены асфальтом. В остальных же мастерских, принадлежащих отбельному заведению, как стены, так и полы везде чисты и сухи.
Дневное освещение вполне удовлетворительно.
Искусственное освещение здесь совершается керосином и количество ламп здесь колеблется от 3-9 на каждую мастерскую. Ввиду существования в отбельном отделении лишь денной работы, искусственное освещение мастерских здесь не имеет особенного значения, так как во всяком случае, имея ввиду весьма значительные размеры мастерских, степень этого освещения должна считаться недостаточной.
Отопление совершается повсюду паром (за исключением одной мастерской во 2-м этаже отделения № 9), где для отопления имеется лишь одна железная печь. Трубы, проводящие пар, устроены обыкновенным образом, по примеру ткацкого отделения.
Приспособлений к искусственной вентиляции нет нигде, за исключением лишь одной вытяжной трубы, проделанной в потолке одной из мастерских. Для вентиляции имеются обыкновенные форточки от 5-8 на каждую мастерскую, и, несмотря на это сравнительно ничтожное условие для обмена воздуха, качество этого последнего в мастерских было вполне удовлетворительное, при чем специфическая примесь хлорным паром не была особенно заметна, во-первых потому, что для отбеливания хлорная известь здесь употребляется в очень разжиженном растворе, а во-вторых потому, что мастерская, где производится эта операция беления, весьма больших размеров и концентрация воздуха хлорными парами здесь не возможна.
Температура мастерских колебалась от 17-20 градусов (исследование фабрики производилось в сырую и холодную погоду), а процентное содержание влажности от 59-90 %. Такая значительная влажность при температуре в 17 градусов в отбельной или варильной мастерской и, ввиду техники совершаемого здесь производства, это неизбежно.

На фабрике производится тканье полотен разных сортов и разной ширины (от 12 в. до 3-х арш.). Общая выработка полотна до 70 т. кусков в год (каждый кусок 50 аршин). Кроме тканья, здесь же производится и отбеливание полотна и пряжи в здании для отбельного заведения.
Для производства употребляется льняная пряжа, получаемая с различных льно-прядильных фабрик (преимущественно русских), при чем №№ пряжи здесь употребляются от 4-120 №. Количество перерабатываемой пряжи равняется более 50 т. пуд в год. В отбельной же отделении для производства употребляется хлорная известь около 500 пуд в год для полотна и 1900 пуд для пряжи. Из побочных продуктов при ткацком производстве являются материалы для шлихта (мука, сало, мыло0 и для добывания светильного газа (нефть, береста); при отбельном же производстве: негашеная известь, купоросное масло, т.н. антихлор, соляная кислота, картофельная мука, синька, воск и пр. В качестве плотных отбросов, при производстве ткацком, имеются концы или рвань, подаваемые на сторону; половой подмет продается на бумаго-оберточные фабрики; концы от основ обыкновенно продаются на льно-прядильную фабрику. При отбельном же производстве все жидкие отбросы, ввиду различных растворов и содержимого промывных и других машин, стекают в одну общую канаву, проложенную под полом мастерской и затем направляются в р. Клязьму. Газовый деготь, получаемый как продукт добывания или перегонки газа, продается на сторону.
Вытканный кусок полотна прямо со станка поступает в отбельное отделение в т.н. варильные чаны. Пробыв здесь некоторое время, он вынимается, промывается и кладется опять в те же чаны, где и варится в течении 8-ми часов при упругости одной атмосферы. Затем он вынимается и сдается в набельник т.е. на луг или на поле. После двух или трех раз такого варения кладется в хлорную ванну или барку (в раствор, не очень концентрированный, хлорной извести в обыкновенной воде); из хлорной ванны кусок вынимается и промывается в обыкновенной воде и затем поступает в кислотную ванну (т.е. в раствор соляной кислоты в количестве 3-х бутылок на ванну) и уже отсюда поступает на стиральные машины, где подвергается очистке мылами и со стиральными машин сдается опять в варильные чаны и после кладется опять в слабый раствор хлорной извести. Затем повторяется вторично та же операция, пока, наконец, вполне уже отбеленный и высушенный кусок полотна сдается на крахмальную машину, где уже ему придается известная глянцевитость и упругость, после чего он сушится на сушильных барабанах и передается на колотильные или битильные машины, откуда он уже складывается, сортируется и поступает в продажу.
Для каждого из отделений описываемой фабрики имеется по одной паровой машине, приводящей фабрику в движение; для ткацкой фабрики машина в 20 ном. сил, помещающаяся в отделении «б» старого здания № 2, а для отбельного заведения машина в 25 сил, помещающаяся в отделении «а» № 10-го. Кроме того при ремонтной мастерской имеется еще одна маленькая паровая машина в 4 силы, помещающаяся в этой же мастерской. Передача движения от паровых к исполнительным механизмам в старом здании ткацкого отделения зубчатыми шестернями и прямым приводом, в новом же здании ременная; в отбельном же заведении передача движения канатная.
Паровых котлов при ткацкой фабрике два, помещающихся в отделении № 6, в углу, образуемом старым зданием № 2 и ремонтным корпусом № 3, со стороны фабричного двора. При отбельном же заведении имеется один паровой котел и один экономойзер, помещающиеся в отделении № 11 с южной сторон здания, при чем в пристройке «а» помещается экономойзер. Чистятся паровые котлы один раз в месяц поочередно, а осматриваются в три года раз губернским механиком.
Главные орудия производства для ткацкой фабрики имеются: самоткацкие станки, приготовительные машины и голландры. Для отбельного же заведения: различные отварочные кубы, стиральные и промывные машины, промывные молота, сушильные машины с барабанами, битильные машины с деревянными пестиками и одна с чугунными и проч. Размещение всех машин таково:
В ткацком корпусе № 1, в нижнем этаже – одни самоткацкие станки, числом 112. Во 2-м этаже того же здания – 42 самоткацких станка и 5 мотальных, 4 початочных и 1 цевочная машины: в 3 этаже – 6 сновальных машин, 4 ремизных станка и ручные колоброды. В старом здании № 2, в отделении «в», внизу паровая голландра и прыскальная машина, наверху 2 шлихтовальных машины и 3 проборных станка; в отделении «б», паровая машина, в отделении «а», внизу 36 и вверху 42 ткацких станка. В здании № 3, внизу разные ремонтные машины, а вверху 5 ручных станков.
В отбельном заведении в отделении № 9, в нижнем этаже: 2 отварочных куба и 1 куб для извести, 2 стиральные машины, 1 большая и 3 малых промывных машины и 4 промывных молота. Во 2-м этаже – 1 сушильная машина с 12-ю сушильными барабанами.
В отделении № 10, внизу – 3 битильных машины, во 2-м же этаже – сортировочная мастерская, где машин не имеется.
Все движущиеся части машин прикрыты деревянными чехлами. В боковых частях самоткацких станков имеются веревочные сетки. Ограждающие от возможности ранений при выскакивании челнока. Правил предосторожности при обращении с машинами, вывешенных в мастерских, не имеется.
Водоснабжение фабрики в целях производства совершается таким образом: при ткацкой фабрике имеется два пруда и бассейн. Из этого бассейна вода берется для питья, а излишек ее стекает в меньший пруд, находящийся вблизи здания № 5 (т.е. конторы и больницы). Из этого небольшого пруда, вода напором стремится в колодец, находящийся сейчас же у помещения для паровой машины (№ 2); из колодца вода, воздушным насосом, накачивается в паровую. Отсюда пар, охлаждаясь через холодильник, в виде исходящей воды идет обратно в небольшой пруд и отсюда направляется в большой пруд, находящийся в северном углу фабричного двора, за всеми фабричными постройками. Охлаждаясь постепенно в большом пруде, вода вновь поступает в колодец при паровой, а излишек ее через канавку стекает в поле. В отбельном же заведении, главным резервуаром для водоснабжения является большой пруд, находящийся на горе, в саду при чем горизонт расположения этого пруда значительно выше расположения фабричного здания. Из этого пруда вода, естественным напором, направляется в бассейн, расположенный в уровень второго этажа здания и из бассейна под влиянием того же естественного давления поступает в мастерские, т.е. в варильную, где она особенно требуется, и для паровой машины. Негодная вода стекает в канавку под полом мастерской, о чем уже было упомянуто при описании устройства пола мастерских. На случай пожара имеется в чердачном помещении железный бак, с проведенной по трубам в стенах здания водой, при чем везде имеются краны с пожарными кишками. При фабричных корпусах как внутри, так и снаружи имеются чугунные, огнеупорные лестницы.

Фабрикой, в административном отношении, заведует Вязниковский мещанин Александр Алексеевич Мухин, доверенный от владельца фабрики, не получивший специального образования. В техническом же отношении надзор за работами, поручен мастерам, при чем в ткацком отделении имеется Русский мастер – самоучка, а в отбельном – Великобританский подданный Иаков Пилэн, носящий звание отбельного мастера. Кроме того в надзоре за работами помогают так-называемые смотрители.

Во время осмотра фабрики, на ней, по книгам конторы, работало 606 чел., а именно: 324 муж., 221 жен. и 61 малолетних до 14-ти-летнего возраста.
Между 221 работницами, старше 14 лет, было 131 замужних и 90 незамужних.
Колебание числа рабочих в разные времена года бывает различное. Обыкновенно наибольшее количество рабочих бывает с декабря по апрель месяц, при чем число рабочих тогда доходит до 700; наименьшее же количество с июня по сентябрь, и тогда эта цифра уменьшается до 500 чел. Среднее же количество в 600 чел. бывает в осенние месяцы. Главной причиной колебания числа рабочих – это полевые работы.
Наибольший процент рабочих (71,45 %) здесь составляют жители разных мест Вязниковского уезда. Все эти рабочие преимущественно из ближайших деревень и сел: Лапина, Пирова, Городища, Марвина, Щекиной, Лога, Секирина, Песков, Кузьмина и проч. Сравнительно незначительный процент, а именно: 19,97 % составляют жители гор. Вязников. Количество же пришлых рабочих из других уездов и губерний равняется приблизительно 8 %. Более постоянный контингент рабочих составляют жители ближайших деревень, в количестве около 400 чел. Малолетние рабочие обоего пола, в количестве 10,07 %, почти все своего уезда, при чем большинство из них нанимается при родителях или при родственниках и только лишь несколько человек из городских работают без родителей. Все малолетние нанимаются от конторы и преимущественно для работ на початочных и цевочных машинах.
Условия найма на этой фабрике мало чем отличаются от условий, существующих на других фабриках. При найме рабочего, последнему выдается расчетная книжка, в которой в 1-м пункте излагаются обязанности и права хозяина, составляющие извлечения из Устава о пром. фабр. и заводской ст. 106, 107, 108, 114 ХI т., а также и из Улож. о наказ. ст. 1,359, 2,229 и 61. Во 2-м пункте, излагаются обязанности фабричных мастеровых и рабочих, составляющие также извлечения из Уст. о пром. фабр. и заводской ст. 102, 103, 107 и из Х т. 1 ч. Свода Зак. Гражд. ст. 2,220, 2,221, 2,232, 2,233 и пр. Затем излагаются особые правила по фабрике, применительно к описываемой, где в числе других параграфов в пар. 11 говорится:
«Рабочие фабричные не могут оставлять до срока своего найма работы по фабрике; если же будет кем-либо объяснена причина, вызывающая отход его прежде срока найма – и эта причина будет признана управляющим фабрикой за уважительную, то таковой может быть уволен от работы, но с тем, чтобы в вознаграждение убытка хозяину от прекращения работы оставляющий фабрику заплатил сумму своего месячного заработка, которая и вычитается у него конторой при расчете его из суммы, в выдачу ему причитающейся, при не имении же у него таковой, обязан он, предварительно возвращения ему вида, представить эту сумму своими деньгами вместе с расчетной тетрадью, в контору».
Как видно из этого параграфа, условия добровольного прекращения работы на столько тяжелы и не выполнимы для рабочего, что, вероятно, подобного рода факты не часто имеют здесь место.

Рабочий день.
Фабрика работает безостановочно, в течение всего года, за исключением обычных праздничных дней, принятых на всех фабриках без исключения. В ткацком отделении, работа производится посменно, целые сутки, для чего рабочие разделены на смены, работающие по 6 часов, два раза в сутки, и меняющиеся еженедельно; в отбельном же отделении, а также в ремонтных мастерских – работа только денная. Женщины и дети, работающие в ткацком корпусе, входят в общие смены и работают одинаковое число часов, а также и в ночных сменах, наравне со взрослыми.
Накануне праздничных или воскресных дней работа оканчивается в 6 часов вечера и начинается в 6 часов утра на другой день после праздника. С осени же, когда работа на фабрике вообще усиливается, работа начинается с 6 часов вечера самого дня праздника. При этом смены меняются, т.е. начинает работу та смена, которая накануне праздника ее заканчивала. Для рабочих отбельного заведения, а также для ремонтных мастеровых, как уже было упомянуто выше, работа производится только денная (и зимой и летом), причем начинается она в 5 часов утра и заканчивается в 8 часов вечера. Из этого времени дается ½ часа на завтрак и от 1 ½ - 2–х часов на обед; таким образом общее количество рабочих часов для денных рабочих около 13-ти.
Занятия на фабрике распределяются обыкновенным образом, т.е. на ткацких станках (механических), а также машинной размотки пряжи заняты мужчины и женщины разных возрастов, причем на початочных машинах заняты преимущественно подростки, а также малолетние обоего пола. На сновальных и шлихтовальной машинах преимущественно – взрослые мужчины, а также при паровой машине и при котлах. При голландре, как мужчины, так и женщины. При уборке полотна – мужчины, женщины и девочки – подростки.
В отбельном заведении, в так-называемой варильной или отбельной, только мужчины разных возрастов. В уборной, а также и в других мастерских этого заведения, как мужчины, так и женщины, почти поровну.

Заработная плата.
Рабочие фабрики получают плату сдельную (в ткацком отделении преимущественно), а также и поденную (в отбельном заведении). Мастера же, смотрителя получают плату месячную.
а) Ткачи и ткачихи получают от 35 коп. до 5 руб. сер. за кусок, смотря по достоинству и тонкости работы, а также по ширине куска. Месячный заработок ткачей от 6 до 20 руб. В среднем 13-14 руб. сер.
б) Сновальщики по 2 ¾ коп. сер. с куска. В месяц зарабатывают все одинаково, около 14 руб. сер.
в) Шлихтовальщики от 1 ½ - 2 ½ коп. с куска; в месяц от 15-25 руб. сер.
г) Шпульники машинные по 5 коп. с 10-ти мотков; в месяц от 4 до 12 руб. сер., а ручные от 2-3 руб. сер. в месяц.
д) Проборщики с основы от 10-20 коп.; в месяц от 10-15 руб. сер.
е) Подмастерья по 2 ¼ коп. с куска; в месяц от 15-23 руб.
ж) Мастер 40 руб. в месяц. Смотрители от 12-30 руб. помесячно.
Ремонтные мастеровые получают поденную плату, причем слесари получают от 40 коп. до 1 руб. 20 коп. в день (от 9 руб. до 28 руб. в месяц), а столяры от 40 коп. до 1 руб. (в месяц от 10-20 руб. сер.). В отбельном заведении только те рабочие, которые находятся у колотильных машин, получают месячную плату (от 12-18 руб. сер.); все же остальные рабочие работают поденной плате от 25 коп. до 40 коп. в день, и в месяц при таких условиях зарабатывают от 7 до 12 руб. сер.
Ежемесячный расчет с рабочими, или так-называемая дачка производится обыкновенно между 1 и 15 числами следующего месяца, так что за конторой остается заработок от 1-го числа по тот день когда производится расчет. Расчет производится кредитными билетами и серебром. Существующие на фабрике обязательные условия для наложения штрафов касаются следующих причин: за порчу полотна от 15-50 коп. за кусок, смотря по степени порчи. За порчу дорогого куска штраф простирается до 1 руб. и больше. За прогул рабочий штрафуется, смотря по своим личным достоинствам. За нарушение тишины, пьянство и другие бесчинства рабочий обыкновенно удаляется совсем из фабрики.

Живущих при фабрике рабочих не имеется ни одного, а потому в числе фабричных построек совсем нет жилых помещений, за исключением лишь одной квартиры для ткацкого мастера (в отделении «в» № 5-го рядом с конторой «а»), а в нижнем этаже этого же здания имеется одна общая кухня для чернорабочих по двору.
Из общественных учреждений имеется при фабрике больница и школа.
Больница помещается в отделении «с» кирпичного здания № 5, во-втором этаже этого здания; она представляется в виде одной палаты, в которой помещается 3 койки, в случае же большого наплыва больных (чего впрочем по заявлению заведующего врача никогда не случается) количество больничных коек может быть увеличено вдвое. Размеры больничной палаты следующие: длина 9 арш., ширина 12 и высота 4 ½ арш. Кубическая вместимость равняется 18 к. саж. Если предположить все, могущие поместиться там, 6 коек занятыми, то тогда на каждого больного пришлось бы до 3-х к. саж. пространства. Окон 8. Отношение световой поверхности к площади пола выражается цифрой 1:6,78. Стены палаты кирпичные, выбеленные и на взгляд довольно чистые. Пол деревянный, довольно сухой и чистый. Отопление совершается одной железной печью. Форточек не имеется, но для вентиляции в 3-х окнах обыкновенные вертушки, действующие впрочем весьма слабо. Для вечернего освещения в палату проведен один газовый рожок, очень редко, впрочем, употребляемый, так как случаи лечения рабочих в больнице, так сказать, клиническим путем, составляют исключение.
Внутренняя обстановка больницы самая обыкновенная. Имеющиеся в ней койки деревянные; при каждой койке есть стол и табурет; вместо матрасов имеются сенники с двумя подушками, набитыми также сеном, из довольно грубого холста. Одеяла и халаты для больных из верблюжьего сукна. Белья имеется две смены на 5 коек. Посуды для больных особой не полагается, а продовольствие больных производится на счет хозяина фабрики из хозяйской людской кухни. Согласно требованиям заведующего врача, без строгого разделения на порции и без определенной меры.
Аптеки при больнице не имеется; лекарства получаются из городской аптеки, по рецептам заведующего врача, уже приготовленными, за исключением самых необходимых медикаментов, неизбежных в случае подания первоначального медицинского пособия. Из инструментов имеется лишь лекарский и зубной наборы. Оперативных инструментов нет никаких. Отпуск лекарств из городской аптеки производится на основании личного договора хозяина фабрики с содержателем городской аптеки. Необходимые же медикаменты, имеющиеся при больнице, выписываются из аптекарского склада Келлера в Москве. Особого сбора на медицинскую помощь с рабочих не полагается. А даже в этом отношении существует известная льгота, а именно: рабочие, заболевающие на фабрике, на все время своей болезни и нахождении в больнице получают свое содержание полностью, при чем это касается лишь мастеровых и вообще тех рабочих, которые работают поденно или помесячно; что же касается тех, которые работают сдельно, то на последних это правило не распространяется.
Больницей заведует вязниковский уездный врач К.В. Беляев, посещающий больницу во всяких трудных случаях заболевания. Вообще же заболевающие рабочие обращаются к нему за советом на дом и, по его рецептам, получают безвозмездно лекарство из городской аптеки. Кроме врача имеется фельдшер, также визитирующий обязательно 2 раза в сутки, если даже больных и не имеется. Фельдшер этот земский, а потому живет не при фабрике. Больничной прислуги, специально для этой цели предназначенной, не имеется. При посещении больницы, во время исследования фабрики, больных в ней не оказалось – и вообще случаи лечения при больнице весьма и весьма редки.

Фабричная школа помещается в одноэтажном кирпичном флигеле при доме владельца фабрики, на другой стороне улицы, разделяющей дом владельца от фабричных корпусов. Помещение, занимаемое школой, вероятно, первоначально предполагалось для амбара или склада, так как по своим выдающимся антигигиеническим особенностям оно менее всего подходит к тому назначению, какое оно выполняет. Школьное помещение состоит из одной длинной, весьма скудно освещаемой дневным светом, комнаты, в виде коридора, с тремя окнами, обращенными на запад и на север, причем свет, падающий с северной стороны, в значительной степени стесняется присутствием с этой стороны стеклянной галереи, устроенной перед окнами, так что в этом месте дневное освещение весьма слабое. Для входа в школьную комнату имеется дверь прямо со двора, без особенного коридора или крытого крыльца, как обыкновенно устраиваются амбары. Совершенно против этой входной двери имеется в противоположной стене другая дверь, так что, в случаях выхода в ту и другую дверь одновременно, движение сквозного воздуха совершается беспрепятственно, и это тем более важно, что в пространстве между этими двумя дверями размещены парты, на которых помещаются обучающиеся дети. Благодаря недостаточности дневного освещения на тех партах, которые удалены от окон, царствует совершенная тьма, так что напряжение зрения обучающихся достигает здесь до значительной степени. Размеры школьной комнаты незначительны: длина 11 ¼, ширина 8 ½ и высота 3 ¾ арш. Кубическая вместимость ее равняется 13.28 к. саж. Так как количество учащихся и одновременно бывающих в школе может доходить до 50 слишком человек, то на каждого приходится в таком случае около 0,2 к. саж. пространства. Окон 5. Отношение оконной поверхности к площади пола 1:8,56. При этом еще надо принять во внимание и вышеупомянутую преграду к доступу света, а в виду этого освещение школьной комнаты должно быть признано в санитарном смысле крайне недостаточным.
Для вечернего освещения имеются две керосиновые лампы и, ввиду того, что в комнате помещаются 7 парт, такое освещение также крайне ничтожно, особенно имея ввиду почти 50 человек учащихся. Стены комнаты кирпичные, выкрашенные синей краской, с пятнами сырости по углам здания. Пол деревянный. Отопление производится одной железной печью и это отопление весьма недостаточно, так как, по заявлению учительницы, зимой как ей самой, так и детям не приходится снимать верхнего платья. Приспособлений к вентиляции нет никаких, а в одном окне имеется всего одна форточка на все помещение. Температура при посещении (не в особенно холодную осеннюю погоду) была 14 градусов, а процентное содержание влажности 78 %.
Количество обучающихся в школе колеблется от 50 до 68 чел. Во время осмотра школы в ней обучалось 50 человек, из которых 26 чел. детей, работающих на фабрике, а остальные – дети фабричных рабочих. Школа разделяется в педагогическом смысле на три отделения: в старшем отделении 8 человек (6 мальчиков и 2 девочки), в среднем 15 человек (все мальчики) и в младшем 27 чел. (из них 4 девочки). Все отделения школы помещаются в одной комнате. Программа школы аналогична с программой обыкновенных народных училищ. Курс учения 3 года. С 15-го июня по 1-е сентября занятий в школе не полагается. В учебное же время занятия в школе распределены таким образом: с 8 часов до 11 ½ часов для одной смены работающих на фабрике и с 1 часа до 4 ½ для другой смены. Все необходимые учебные пособия получаются беспрепятственно от конторы фабрики.
Заведует школой учительница (она же преподает и Закон Божий) Валентина Воронова, окончившая курс во Владимирской губернской земской гимназии в 1879 году. Получает содержание учительница 250 руб. в год, без квартиры. У нее имеется помощница Ольга Автократова, окончившая курс в местной прогимназии и получающая в год 120 руб. на тех же условиях, как и учительница.

Бани при фабрике не имеется и рабочие моются или в городской бане или у себя дома, в деревнях.

Все нечистоты с фабрики и фабричного двора удаляются через канавы в поле и затем в р. Клязьму. Из отбельного заведения все жидкие отбросы направляются в одну общую канаву, имеющую направление в р. Клязьму и пролегающую через болотистые пространства, вследствие чего все твердые осадки на пути своего прохождения осаждаются и задерживаются в болоте и вообще в почве, прилегающей к реке и в Клязьму уже попадают одни жидкости с фабрики. На фабричном дворе, в ткацком отделении, повсюду проложены подземные, водосточные трубы, служащие для очистки двора от всех нечистот, спускаемых в эти трубы, посредством нарочно для этой цели устроенных люков.
Источник: Песков П.А. Фабричный быт Владимирской губернии. Отчет за 1882-1883 г. фабричного инспектора над занятиями малолетних рабочих Владимирского округа. 1884.

В конце 19 столетия ф-ка имела полукустарный вид, механических станков было немного, работали только ткацкий и отбельный отделы. Большинство рабочих были крестьяне окружающих деревень. На летнюю пору они уходили в деревню и из 400 ч. оставалось на ф-ке только 80—90. До 1884 г. ф-ка работала в две смены, по 12 часов, но с 1884 г. перешла на односменную работу по 14 часов в сутки. Трудно было рабочим, особенно подросткам, которые выстаивали те же часы. Заработок был до того низок, что ткач, напр., получал всего только 10 рублей. С 1884 года была без прибавки жалованья увеличена ширина и длина куска, что еще бельше ухудшило положение рабочих.
Жилищные условия были ужасны: в духоте, тесноте, грязи ютились рабочие в одном бараке.
Отношение к рабочим было самое нечеловеческое. Вот что рассказывали старожилы ф-ки.
- Придут, бывало, крестьяне после летней страды на фабрику проситься, а заведующий ф-кой давай над ними издеваться. Выйдет к просителям, «встать!» заорет, те вскочут, в струнку вытянутся. А он пойдет по рядам и ну направо и налево по лицам хлестать:
— Я вас, черти, дьяволы!.. Вы у меля... и бесстыдная брань повиснет в воздухе.
— И все это по пустяшным причинам, а чаще и без всяких поводов, потому за людей рабочих не считали,— рассказывали старики.
Особенно тяжело было положение молодых красивых работниц: их брали в хозяйский дом, в горничные и там они превращались в настоящих белых рабынь. О гареме нашего хозяина знала вся округа и многие завидовали ему.
Питались рабочие скверно, гнилыми продуктами из хозяйской лавки.
Вот, что рассказала Аграфена Лоскутова, работница вязниковской ф-ки «Парижская Коммуна»: «Поступила на фабрику, когда было мне 7 лет; ростом и всей фигурой я была очень невзрачная и звали меня «казаркой». Работали мы по 12 часов, получала я по 8 копеек в день. Кому только хотелось,- тот и бил нас, женщин. Придешь бывало за дачкой, а хозяин выйдет из конторы с палкой: «куда лезешь, дурак, баран – подайся назад». Гоняли, били шнурком. Или хватит двоих за волосы и таскает, лбами стукает друг о дружке… искры из глаз сыпались… сделаешься как пьяная… На работу выходили в 5 часов утра… спать страсть хочется, только где-нибудь присядешь в уголке, везде найдут. Однажды меня в корзину спрятали – да под машину. Потом нашли и окатили из ведра холодной водой. Так высыпаться никогда и не удавалось. Пройдет бывало подмастерье, хлыстнет ребятишек мокрым шнурком, так и повалятся они…» («Призыв», 8 марта 1925).

Количество ткацких станков в 1892 году было увеличено до 300 для производства в год различного рода льняных тканей на сумму до 1 000 000 рублей.
Ужасные условия вызывали глухой ропот среди рабочих, который и вылился в 1895 году в стачку, руководителями которой были Абрамов и Фадеев. Хозяин согласился удовлетворить требования рабочих, но Абрамова в назидание другим выгнали из ф-ки.
В 1898 году фабрика С.И. Сенькова перешла во владение паевого товарищества Вязниковской мануфактуры С. И. Сенькова, учрежденного с капиталом в 800 000 рублей. Два года спустя это товарищество приобрело от Торгового дома С.И. Сенькова и В.И. Игнатова в Вязниках джуто-прядильную и ткацкую фабрику, которую в 1891 году расширило постановкою льнопрядильных машин, что, в свою очередь в 1901 году, вызвало увеличение основного капитала до 1 200 000 рублей.
В 1900 г. открылся новый прядильный корпус, прием рабочих производился исключительно за взятки.
В 1900 г. снова была однодневная забастовка, но хозяин поспешил удовлетворить требования рабочих, дабы не останавливать ф-ки. Хозяин вообще старался всеми силами потушить революционные вспышки: по случаю разных юбилеев, установки иконы в ф-ке и пр. он старался споить рабочих, отвлечь их внимание от революционной деятельности. Однако, классовое самосознание рабочих росло, в 1902 г. стали проникать на ф-ку через иваново-вознесенских и др. рабочих газеты, в том числе и «Искра». Читались они тайком, в квартире кого-нибудь из рабочих, подальше от «фараонов». Большинство же рабочих пьянствовало, пропивая нередко в один день месячный заработок.
К моменту революции 1905 г. на ф-ке была уже группа подпольных работников. Она то и руководила всеми вспышками, забастовками, волнениями, она же распространяла революционную литературу. В волнениях 1905 г. ф-ка была зачинщицей
На фабрике С. Сенькова союз текстильщиков организовался в 1905 году. «Владелец фабрики, читаем в воспоминаниях участников этого движения, был человек с либеральными взглядами и потому в 1905 г. сделал рабочим небольшие уступки, открыв дешевые обеды, бесплатный кипяток, приемный покой, библиотеку и т. п. На революционное движение среди рабочих он смотрел сквозь пальцы, иногда даже сам раздавал запрещенную литературу и прикрывал бунтовщиков от жандармерии в полиции». Конечно, весь этот либерализм был дешевого свойства и проявлялся лишь до тех пор, пока дело не касалось хозяйского кармана. Революционную работу в этот период здесь вели Капусткин, Жуков, Битнев, Осокин, Андреев, Веденеев, Васильев, Кондратьев, Глотов и др. В то же время на фабрике организован был нелегальный фабричный комитет из членов подпольной организации, в который вошли Жуков, Капусткин и Шилов. По инициативе нелегальных партий и фабричного комитета, организован был в 1905 году профессиональный союз. Тайным образом был выработан устав, который (в видах легализации союза) послан был на утверждение губернатора. Устав утвержден, конечно, не был, но союз от этого не прекратил своего существования. В состав его членов вошло до 50 человек. Членские взносы установлены были в размере 15 коп. в месяц. В распоряжении союза имелся стачечный фонд в 100 руб. Союз завязал связь с Иваново-Вознесенском, Гусем, Ковровом и Москвой. 17 октября 1905 г. комитет организовал демонстрацию. Устроив организованную забастовку в 1905 г., союз добился выдачи рабочим квартирных денег по 75 коп. и прибавки по 3 коп. в день каждому. Под его же влиянием был увеличен расценок на выработку.


Группа активных профессиональных работников ф-ки С. Сенькова в Вязниках. Сидят (слева на право): Г.И. Андреев, А.Н. Веденеев и С. Крылов. Стоят (слева на право): И.Г. Фадеев, М. Межеумов и П. Чернова.

В 1906 году этот союз превращается в легальное общество взаимопомощи рабочим, устав которого был утвержден губернатором 5 августа 1906 года. В фонд образованного в 1906 г. общества взаимопомощи поступили все средства союза. Общество существовало до 1918 года. Было оно и под ведением владельца фабрики, и под ведением рабочих, но особенной революционной роли не играло. Деятельность его ограничилась по преимуществу выдачей рабочим безвозвратных и возвратных ссуд, а также приобретением рабочим продуктов по удешевленным ценам.
После поражения революции 1905 г. буржуазия принялась за расправу с рабочими. Последние, однако, долгое время волновались. Так был случай, когда рабочие пошли освобождать из тюрьмы своих товарищей и полиция встретила их стрельбой. Это было своего рода «9 января»: были и раненые и убитые.

Во время железнодорожной стачки в Октябре 1905 года рабочие этой фабрики выступили против нарушителей стачки, противодействовали движению поездов, которые пыталось проводить правительство.
В период черной реакции активные рабочие делали попытки устраивать демонстрации с революционными песнями, проводили сборы в пользу арестованных и сосланных рабочих и их семей, в пользу бастующих ярцевских чесалей, в пользу политических заключенных других городов.
В годы реакции рабочие вели подготовку к будущим боям: занимались в тайных кружках, на вечерних общеобразовательных курсах, где приехавшими учителями, членами РСДРП, проводились занятия по изучению «Капитала» Маркса и «Эрфуртской программы». Эти кружки подготовили много революционных работников. «Звезда» и «Правда» доходили до рабочих, некоторые даже посылали в «Правду». Узнав из «Правды» о ленском расстреле, рабочие подготовили было демонстрацию, но она не удалась и пришлось ограничиться сборами в пользу ленских рабочих. В это же время подготовлялась организация больничной кассы, устав которой вырабатывался на нелегальных рабочих собраниях и рабочего кооператива. Но все эти начинания не удалось провести в жизнь, так как рабочие в это время жили в тяжелых условиях, ф-ка работала 5 дней в неделю, был застой промышленности. Все проводимые стачки не имели успеха, с рабочими расправлялись сурово и круто.


Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1916 год

Разразилась война 1914 г. Рабочие отнеслись к ней по разному. Наиболее сознательные были против и подготовляли срыв манифестации по случаю войны, но большинство было в патриотическом угаре. В 1914 г. была проведена дружная организованная забастовка за повышение зарплаты. Стачка продолжалась 4 дня. Все требования рабочих были удовлетворены полностью, в виду того, что невыгодно было останавливать ф-ку в тот момент, когда было изобилие военных заказов.
За годы войны положение рабочих сильно ухудшилось, они начали голодать. Происходившая в 1916 г. забастовка в шпульном цехе, не поддержанная всеми рабочими, окончилась безрезультатно: были вызваны казаки, которые и потушили вспышку.
В февральскую революцию рабочие были застрельщиками и безбоязненно шли на стычку с солдатами. Проведенная организованная стачка дала рабочим прибавку 25 проц. Был организован кооператив.
После ковровского профессионального съезда, куда вязниковцы посылали своих представителей, в Вязниках был организован совет рабочих старост, переименованный после вязниковского съезда в фабком. Членов профсоюза в это время насчитывалось на ф-ке 650 чел.
В дни Октября рабочие организовали отряд красной гвардии.
В 1918 г. ф-ка перешла в руки рабочих, сначала фабкома, а потом правления. Благодаря запасам сырья, перебоев в работе не было.
С наступлением голода ф-ку начали расхищать, большая часть рабочих распылилась, и в 1920 г. ф-ка остановилась.

Продолжение »» Фабрика имени Парижской коммуны.
Город Вязники:
1. Полотняно-ткацкая фабрика наследников В.Ф. Демидова. Основана в 1832 г.
2. Бумаго-оберточная и отбельная фабрика наследников В.Ф. Демидова. Основана в 1876 и 1882 гг.
3. Механическая полотняно-ткацкая фабрика В.В. Елизарова. Основана в 1819 г.
4. Полотняно-ткацкая фабрика С.И. Сенькова. Основана в 1765 и 1882 гг.
5. Ивановский винокуренный завод братьев Голубевых. Основан в 1865 г.
Ярцево: 6. Фабрика В.Ф. Демидова в Ярцево.
Нагуйская волость: 7. Льно-прядильная и крутильная фабрика наследниц И.И. Сенькова при сельце Лосеве. Основана в 1871 г.

О состоянии народной промышленности города Вязников в 1838 году
Категория: Вязники | Добавил: Николай (24.10.2016)
Просмотров: 2044 | Теги: Промышленность, Вязники | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru