Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
10.12.2023
00:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1579]
Суздаль [467]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [143]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [154]
Учебные заведения [173]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [65]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2385]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [97]
Боголюбово [18]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Поселок Октябрьский Вязниковского района

Поселок Октябрьский

Октябрьский — посёлок, центр Октябрьского сельского поселения в Вязниковском районе Владимирской области России. Расположен в 8 км на запад от Вязников, близ железнодорожной станции Сеньково на линии Ковров — Нижний Новгород. От Владимира в 120 км. Площадь МО Октябрьское составляет 540 кв. км.
Численность населения: в 2002 году - 2100 человек; в 2010 году – 929 муж., 1088 жен., всего 2017 чел.


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

Льно-прядильная и крутильная фабрика была открыта в 1871 году при сельце Лосеве. При фабрике основан фабричный поселок. С 1950 по 2005 год — поселок городского типа. 16 мая 2005 года образовано Октябрьское сельское поселение.
Пос. Октябрьский – центр Октябрьского сельского поселения.
В состав МО "Октябрьское сельское поселение" входят:
п. Лукново, д. Васькино, д. Зобищи, д. Игуменцево, д. Наместово, д. Седельников, д. Серково, д. Старыгино, д. Агафоново, д. Беляиха, д. Большевысоково, д. Дудкино, д. Жарцы, д. Крутые Горки, д. Малое Высоково, д. Першино, д. Пивоварово, д. Пономарёво, д. Поздняково, д. Серково, п. Октябрьский, д. Большой-Холм, д. Каликино, д. Коршуниха, д. Малый Холм, д. Меркутино, д. Кика, д. Бродники, д. Сизово, п. Пролетарский, д. Нагуево, п. Сеньково.
Площадь муниципального образования составляет 540 кв. км.

На территории МО Октябрьское работало предприятие «Промватин-С», расположенное в д. Серково. В районе д. Кика создается производственная зона Технопарк-Вязники, где планируется разместить несколько предприятий на площади 120 га.
Малый бизнес:
— На территории функционируют 2 пилорамы, 1 углеобжигающее предприятие, 1 предприятие по производству тротуарной плитки и бордюрного камня, 4 крестьянско-фермерских хозяйства.

В МО Октябрьское есть 4 школы среднего образования:
Октябрьская СОШ №1, Лукновская, Большевысоковская, Пивоваровская.
Также работают:
— Детское дошкольное образовательное учреждение «Лучик» в посёлке Лукново;
— Дошкольная группа, образованная при Октябрьской СОШ №1.

Число магазинов в муниципальном образовании — 28. Из них 17 — частных. Общая торговая площадь — 962 квадратных метра. Товарооборот частных магазинов в 2007 году превысил 23,125 миллионов рублей. Общественное питание представлено кафе «Ласточка» и кафе «Ручеёк». Перспективы развития торговли: строительство торгового павильона по улице Парковая предпринимателем В. Беридзе.

Культура представлена Октябрьским и Лукновским домами культуры, «Домом творчества» в п. Лукново. В поселке Октябрьском работает поселковая библиотека. Успешно развивается сельский дом культуры в д. Серково.


Памятник Герою Советского Союза Леониду Сергеевичу Седову

В п. Октябрьском около школы стоит памятник Герою Советского Союза Леониду Сергеевичу Седову. В школе создан музей, в котором хранятся материалы о знаменитом земляке.

«Время там навсегда остановилось на середине 1990-х. Основная продукция предприятий – упаковочные мешки – не выдержала конкуренции с импортными синтетическими изделиями. А спасти огромные, по местным меркам, предприятия никто не пожелал.
Лишь в одном из корпусов прежней фабрики имени Карла Маркса сегодня теплится жизнь. ООО «Октябрьская прядильно-крутильная фабрика» выпускает там крученую пряжу. На фоне обшарпанных стен позапрошлого века единственная новая деталь – массивные металлические двери. За ними хмурый не то рабочий, не то охранник, он немногословен и смотрит угрюмо-настороженно: «Директора нет, без него входить нельзя!» «Военная тайна» на фоне всеобщей разрухи.
Раньше в Октябрьском на фабрике было занято более 800 человек. Теперь на «осколке» прежнего производства трудятся около 40 рабочих. Общее же население поселка Октябрьский – 2159 человек, из которых 1100 – трудоспособные граждане.
Октябрьский стал «спальным районом» Вязников, – считает глава муниципального образования Октябрьское Александр Седов. – Значительная часть населения поселка ездит на работу в райцентр. На месте в социальной сфере, торговле и иных частных структурах занято от силы человек шестьсот. Остальные почти полторы тысячи граждан работают на стороне. Молодежь, «привязанная» к жилью (в городе купить его, имея средний заработок вязниковского рабочего, просто невозможно), поневоле остается дома. Жилья в поселках даже не хватает. За последнюю пару лет значительно выросла рождаемость. Возможно, поможет недавно проведенная там газификация. Но пока хвалиться нечем. Самые способные молодые люди после окончания вуза в свои поселки, как правило, не возвращаются.
Такой «естественный отбор»: Поселения без промышленного «стержня» становятся все более криминогенными. Но даже участковый имеется всего лишь один на Октябрьский, Лукново и ряд соседних населенных пунктов. Многие от безысходности пьют. Семьи, кормильцы которых уезжают на заработки в Москву и Подмосковье, нередко распадаются.
Большие надежды жители Вязниковского района связывают с открытием технопарка «Вязники», хотя далеко не все смогут работать на высокотехнологичном производстве европейского уровня. Кстати, именно вследствие возможной проблемы с трудовыми ресурсами автозавод фирмы «Ситроен» было решено строить не в Вязниковском районе (представители компании рассматривали такой вариант), а в одном из районов Калужской области.
«Многие люди у нас отучились работать», – пояснил один из поселковых жителей» (08.10.2008).

Льно-прядильная и крутильная фабрика наследниц И.И. Сенькова при сельце Лосеве

В 1861 году совладелец льноткацкой фабрики братьев Иосифа и Ивана Сеньковых в городе Вязниках Владимирской губернии Иосиф Сеньков выстроил на родине своей супруги Анны Дмитриевой, урожденной Шапошниковой, в поселке Пучеже Костромской губернии льнопрядильную фабрику, которой он после раздела с братом, последовавшего в 1862 году, самостоятельно и владел до 1872 года.
Иосиф Иосифович Сеньков выстроил в 1862 году в своем имении при сельце Лосеве Владимирской губернии льнопрядильную фабрику вместе с небольшой механической ткацкой.
В 1866 году после смерти Ивана Иосифовича Сенькова Вязниковская фабрика перешла во владение Иосифа Иосифовича с Сергеем Ивановичем Сеньковым, его племянником. В 1870 году последовал раздел между владельцами, причем Осипу Осиповичу отошла во владение льнопрядильная фабрика в Лосеве, а Сергею Ивановичу — полотняная фабрика в гор. Вязниках. Рабочих в то время было занято до 300 человек.
В разгар войны между Россией и Турцией, в 1870 году, фабрикант И.И. Сеньков начал пристройку второго корпуса, взяв себе в компаньоны 2-х зятьев, тоже московских купцов: Дедюхина и Ленивова, и с этого времени фабрика стала именоваться «Товарищество И.И. Сенькова», увеличено было количество оборудования, приложено еще каменное 2-х этажное здание ручного льночесания на 24 места (сохранившееся до настоящего времени). Количество работающих на фабрике увеличилось до 700 человек.
Фабрика пущена в 1871 году.


Сеньков Иосиф Иосифович

В 1863 г. теплая трапеза при Воздвиженской церкви была перестроена на средства вязниковских купцов Ивана и Иосифа Сеньковых. С запада к церкви пристроена каменная трёхъярусная колокольня.
Новый обширный пятиглавый каменный Никольский собор в гор. Вязниках в псевдорусском стиле был построена в 1866-1874 гг. на средства И.И. Сенькова.
И.И. Сеньков умер 58 лет от роду 14 октября 1872 г.
В 1873 года фабрика перешла к Торговому дому «Наследницы Иосифа Сенькова», состоящему из жены и трех дочерей: Александры, Евдокии и Глафиры, вышедших замуж — Александра за шуйского фабриканта В.И. Калужского, Глафира за купца Василия Никандровича Дедюхина и Евдокия тоже за купца А.Н. Ленивова.

Фабрика находится в Нагуйской волости, 1-го стана, Вязниковского уезда, при сельце Лосеве, в расстоянии около 100 верст от губернского гор. Владимира, 7 верст от своего уездного города и в 1 ½ верстах от станции Сеньково Московско-Нижегородской железной дороги. Шоссе того же наименования пролегает в расстоянии 4-х верст от фабрики.
Фабрика работает постоянно. Вблизи, в расстоянии не более 150 саженей от фабричного корпуса, расположено небольшое сельцо Лосево.

Фабрика осмотрена 12-го и 13-го сентября 1883 года

Под всеми фабричными постройками находится около 10 десятин земли, считая и дом директора фабрики с надворными строениями, отстоящий от фабричного корпуса, приблизительно, на версту, по другую сторону сельца Лосева. Фабрика расположена в довольно живописной, хотя ровной местности, окруженная со всех сторон лесом. Фабричный корпус находится на небольшой возвышенности на одной стороне довольно значительного пруда, образующегося отчасти от запруд небольшой речки Тюряхи, а отчасти от родниковых ключей. Пруд этот находится с южной стороны фабрики в 10 или 15 шагах под незначительным уклоном по отношению к последней. Он служит для снабжения фабрики водой в целях производства. Вокруг фабрики местность повсюду болотистая и сырая, ток что почва. Находящейся под фабричными постройками, земля весьма сырая, глинистая и в дождливую, осеннюю погоду на фабричном дворе, который не мощен, бывает весьма грязно.
В расстоянии 10 саженей от главного фабричного корпуса № 1, против конторы, имеется один колодец и в 3-х саженях, с другой стороны, против ремонтных мастерских другой колодец, вода которого берется населением фабрики для питья. Стены обоих колодцев выложены внутри бревенчатым срубом, а вода добывается из них накачиванием через чугунную трубу. Высота слоя воды около 6 аршин, а расстояние от ее уровня до поверхности земли 7 саженей. Изменения уровня воды почти никогда не бывает ни в какое время года. Сейчас водой для питья пользуются только из одного колодца, находящегося против фабричной конторы. Другой же колодец, вследствие порчи в не насоса, оказался не действующим. Вода из употребляемого в дело колодца чиста, свежа на вкус и без посторонних примесей, какого-либо постороннего запаха в ней не замечается. Вокруг фабрики, кроме построек, принадлежащих ей, и в которых помещаются рабочие, расположена небольшая деревня Лосева, постройки которой близко прилегают к фабричному забору; эта деревня тянется от фабричного забора до дома хозяев фабрики (где помещается директор), причем этот дом расположен к востоку от фабричного корпуса. В расстоянии около 1 версты фабрик вблизи не имеется и самые ближайшие те, которые находятся при гор. Вязниках, т.е. в расстоянии около 7 верст.

Центром всех фабричных построек является главный корпус № 1 с отделениями: «а, к, b, с» и уже к нему примыкают, в качестве пристроек, № 3 – ремонтные мастерские, № 4 – кузница. № 5 – паяльная, № 6 – котельная и № 7 – пустой сарайчик, не имеющий никакого специального значения. С северной же стороны корпуса имеются еще 3 пристройки, каждая в 2 этажа, а именно: «д» – фабричная контора в нижнем и квартира прядильного мастера, «ж» – в первом этаже – главный вход на фабрику с площадкой, во втором – в кабинет директора. В нижнем этаже – пожарное депо, во 2-м – склад материалов запасных. В пристройке с южной стороны корпуса – ретирад в два этажа.
Корпус № 2, так называемый чесальный, стоит отдельно и соединен с главным корпусом, крытой, кирпичной галереей. Таким образом все описанные здесь здания и составляют в общем тот фабричный корпус, в котором концентрируется все производство, во всех его отдельных видах. Газовый завод № 9 находится вблизи фабричного корпуса № 1, с западной его стороны, в расстоянии около 5-6 сажен.
Жилые помещения №№ 10, 11 и 12, из которых последнее – казарма для рабочих, построены в одну линию, против главного фабричного корпуса, в расстоянии от последнего около 40 сажен. Между этими жилыми помещениями и главным фабричным корпусом пролегает дорога, на всем своем протяжении от дома хозяев фабрики до фабричного корпуса, выложенная деревянным помостом, ввиду очень значительной грязи, образующейся повсюду, благодаря болотистому свойству почвы. Сзади этих жилых помещений, изолированно от других построек, расположено небольшое бревенчатое здание № 13, одноэтажное, в котором помещается фабричная больница. В юго-западном углу двора, близ фабричного пруда, находится еще одно кирпичное, двухэтажное здание № 14, в котором, в обоих этажах, имеются каморки, в которых также помещаются рабочие, живущие при фабрике. № 15 – летние балаганы для рабочих и № 11 – баня, которая в настоящее время перестраивается. Здание № 17 когда-то было отведено под отбельное заведение, которое уже давно закрыто. По дороге с фабрики к дому директора, несколько в стороне, а именно в северо-восточном направлении, далеко за фабричным забором, на открытой со всех сторон поляне, расположены 4 небольших бревенчатых здания, в которых размещены также рабочие, преимущественно семейные.
Все постройки расположены в сравнительно далеком друг от друга расстоянии, на открытой местности, вследствие чего стеснения к доступу света и воздуха в мастерские нигде не ощущается.
В главном фабричном корпусе № 1 имеются следующие мастерские: отделение «а» в 1-м этаже ватерная мокрого прядения с отделением «к», находящимся за досчатой перегородкой, где производится паковальня пряжи; во 2-м этаже приготовительная очесочного прядения и в отделении «к» - кардная мастерская. Итого в этом отделении 2 мастерских, с отделениями для паковальни пряжи и для кардных машин.
В отделении «b» и «е» две паровые машины, занимающие пространство в оба этажа; в отделении «с» 1-й эт. Ватерная мокрого прядения, где, кроме ватеров, помещаются также крутильные машины и сушильне барабаны; во 2-м этаже – приготовительная льняного прядения и мотальная. Итого в этом отделении 2 мастерских.
В отдельно стоящее здании № 2, в нижнем этаже – склад пряжи, во 2-м этаже – ручная чесальная. Итого 2 мастерских.
В примыкающем к главному корпусу здания № 3, в 1-м этаже – слесарная, во 2-м этаже – столярная; итого 2 мастерских. В пристройках №№ 4, 5 и 6 по 1-й мастерской, а именно: кузница, паяльная и котельная. Итого всех мастерских, в которых концентрируется производство, имеется 10, кроме паровых и котельной.
Главные мастерские, находящиеся в отделениях «а» и «с» фабричного корпуса, устроены во всю длину и ширину этих отделений и достаточно обширны, а именно: длина от 55 до 55 ½ арш., ширина от 28 ¾ до 29 арш. и высота 5 ½ арш. Кубическая вместимость каждой такой мастерской равняется 326-327 слишком куб. саж. Кубическое пространство, приходящееся на каждого рабочего в таких мастерских, колеблется от 3.64 до 9,33 к. с. При своей обширности эти мастерские достаточно светлы, так как вблизи фабричного корпуса зданий, преграждающих доступ света, не имеется. Окна проделаны в двух противоположных стенах здания (с северной и южной сторон), в довольно близком друг от друга расстояния и количество их на каждую мастерскую вполне достаточно, а именно от 20-27 на комнату, причем отношение световой поверхности к площади пола равняется отношению 1:7,46, 1:9,51 и 1:10,12 и пр.
Дневное освещение этих мастерских достаточное, причем, например, в чесальной мастерской имеется 20 окон, а в маленьких мастерских, например, в кузнице, паяльной от 2-4 окон; причем, в общем, отношение световой поверхности к площади пола в подобных мастерских равняется 1:4,66, 1:7,45 и 1:13,03.
Стены всех мастерских, без исключения, кирпичные, выбеленные и на вид довольно сухие, за исключением некоторых мастерских, где, благодаря производству (например в ватерных мокрого прядения), ввиду постоянной влажности, доходящей до 90 %, стены покрыты пятнами сырости. Пол в мастерских нижнего этажа, т.е. в ватерных, каменный и имеет во всех, как боковых, так и в средних проходах, несколько возвышающуюся над общим уровнем пола дорожку. В пространстве между ватерными машинами пол имеет канавки для стока воды, употребляемой на ватерах при мокром прядении. В остальных мастерских пол деревянный и сухой. Лишь в паяльной цементный, а в кузнице земляной.
Дневное освещение повсюду вполне достаточное и равномерное, благодаря тому, что вблизи фабричного корпуса ни с какой стороны не имеется строений, могущих составлять преграду к свободному доступу света в мастерские; количество окон в каждой мастерской весьма достаточное.
Искусственное освещение всех мастерских совершается газом, добываемым на фабрике из нефти; газ хорошего качества и дает яркий, спокойный свет. Число рожков на каждую мастерскую более или менее достаточное, причем обыкновенно между двумя рядом стоящими машинами имеется от 2-3 рожков. Рожки, открытые, не защищенные стеклами, или лучше сказать фонарями, за исключением лишь тех, которые находятся в кардной мастерской, где, в изобилии выделяющаяся, льняная пыль густым слоем оседает на фонарях, в которые заключен газовый рожок, и тем в значительной степени скрадывает свет газа, вследствие чего в этом отделении довольно темно.
Отопление повсюду паровое, обыкновенным горячим паром, причем трубы, проводящие пар, расположены в прямолинейном направлении в середине и по бокам мастерских, в расстоянии 3 арш. от пола. Исключение, в смысле отопления, составляет кузница, в которой нет никакого приспособления к отоплению мастерской, а имеется лишь два горна для постоянно здесь совершающегося производства, а в так-называемой сортировочной или в палатке для склада пряжи, находящейся в нижнем этаже, так называемого чесального корпуса № 2, отопления совсем нет, и находящиеся здесь рабочие не снимают верхнего платья.
Приспособлений к искусственной вентиляции нет нигде, даже и в тех мастерских, в которых, благодаря свойству производства, воздух особенно портится выделяемой в избытке пылью и другими вредными примесями – это в кардных и в чесальных отделениях. Несмотря на то, что в этих мастерских присутствие специальной вентиляции было бы необходимо, таковой нигде не оказывается, даже в виде обыкновенных Сан-Галлевских крыльчатых вертушек. В каждой мастерской лишь имеются, как в летних, так и в зимних рамах (последние имеются повсюду) половин рам, открывающихся на своей горизонтальной оси, и таких рам в каждой мастерской имеется достаточно (приблизительно через одно окно); но практикуется ли этот способ обновления воздуха в мастерских зимой – сказать с положительностью трудно, ввиду вообще весьма упорного нерасположения фабричного люда к вентиляции, в большей или меньшей степени охлаждающей привычную для них высокую температуру мастерских. В момент же осмотра фабрики, несмотря на дождливую и холодную погоду, большая часть рам была открыта – но это мало помогало делу и воздух большей части мастерских был тяжел и удушлив, а значительная примесь пыли была весьма ощутительна.
Температура мастерских днем везде была почти равномерна, а именно: от 16-17 градусов, за исключением чесальной, где она не превышала 13 градусов, а в сушильной, где в тоже время производится работа на крутильных и мокрых ватерах, поднималась до 20 градусов. В ватерных мокрого прядения влажность достигала 90-95 %, а в других мастерских от 68-80 % - и только в чесальной она была лишь в 60 %.
Размещение машин таково: в 1-м этаже главного корпуса – в отделении (а) ватера мокрого прядения (20 ватеров); в отделениях (в) и (е) по одной паровой машине и в отделении (с) ватера (5 ватеров), 10 крутильных машин и 3 сушильных барабана. Во 2-м этаже того же корпуса: в отделении (а) ленточные (10 маш.), банкаброши (4), сухие ватера (3), 2 гекли (т.е. машинная ческа льна) и 1 токарный станок. Здесь же за деревянной перегородкой имеется кардное отделение (к), в котором помещается 6 кард-машин и 1 волчок. В отделении (с) ленточные (9 маш.), раскладочные (3 маш.) и банкаброши (3). В ремонтных мастерских обыкновенные машины, употребляемые при ремонте.
Размещение машин вообще довольно просторное, вследствие чего уменьшается возможность для рабочих получать более или менее серьезные повреждения. Ширина проходов боковых, т.е. от стены до бокового края машины, равняется 2 арш. 2 вершк., а средние или меньшие проходы равняются 1 ½ арш. Между двумя, рядом стоящими, машинами расстояние более аршина. Все движущиеся и опасные части машин весьма надежно защищены железными или чугунными чехлами. Объявлений о правилах необходимой предосторожности при обращении с машинами вывешенными на стенах мастерских не имеется, а изложены они в числе других правил для рабочих в расчетной тетради, выдаваемой каждому на руки, при найме на фабрику для работ.

Фабрика производит льняную пряжу до 65000 пуд. в год и круглую нитку до 12000 пуд. Пряжа производится и льняная и очесочная. №№ пряжи различные, а именно: от 4-40 №. Для производства употребляется лен, покупаемый во Владимирской, Ярославской и Костромской губерниях, всего в количестве около 95000 пуд., на сумму до 400000 руб. с. В числе побочных продуктов при производстве являются нефть и береста для добывания газа, затем минеральные масла для смазки машин и, пожалуй, в числе побочных продуктов можно назвать и очесок, служащий для выработки очесанной пряжи. Из плотных отбросов на первом плане можно считать костру, отчасти перерабатываемую здесь на фабрике, но большая часть ее выбрасывается в отдельные ямы, где, перегорая, идет на удобрение земли. Жидкими отбросами является вода с мокрых ватеров, спускаемая через канавки, проделанные в полу мастерских, в одну, общую, выводящую канаву.
Фабрика приводится в движение двумя паровыми машинами – одна в 25, а другая в 30 номинальных сил, помещающихся в отделениях (в) и (е) главного фабричного корпуса, занимая помещение во всю вышину корпуса между двумя мастерскими ватерными мокрого прядения (а) и (с), отделяясь от них капитальными стенами. Передача движения от паровых к исполнительным механизмам посредством зубчатых шестерней. Паровых котлов при фабрике 4 (из которых один запасной) и экономайзер. Помещаются котлы в капитальной пристройке № 6, в отделениях (а) и (в), к главному фабричному корпусу. Чистятся котлы обыкновенно 1-2 раза в месяц и испытываются в три года раз губернским механиком.
Фабрика снабжается водой из пруда посредством парового насоса, которым вода накачивается в особый бассейн, как для паровых машин, так и для мокрых ватеров, в которые она поступает по водопроводным трубам. Негодная вода из-под ватеров и вообще излишек ее в мастерских удаляется через каменные канавки, проложенные по полу мастерских.
Фабрикой как в техническом, так и в административном отношениях заведует директор, Великобританский подданный Томас Кларк. Надзор за машинами возложен на механика, а за работами наблюдает сам директор и кроме того при каждом отделении имеются мастера и смотрители из опытных рабочих.

Во время осмотра фабрики, на ней, по книгам конторы, работало 800 человек, а именно: 421 мужчины, 282 женщины и 97 малолетних до 14-ти-летнего возраста. Между 282 работницами, было 155 замужних и 127 незамужних.
Колебание числа рабочих, по словам директора фабрики, бывает в различное время года, но не особенно значительное. Самое большое число рабочих бывает в зимнее месяцы, когда цифра работающих доходит до 850 чел. Наименьшее же количество, а именно: 600 чел., бывает летом, во время полевых работ. Наибольший процент рабочих здесь составляют жители своего церковного прихода (в с. Меркутино), а именно: 51,5 %. Пришлых рабочих из других уездов Владимирской губернии 17 % и из других губерний 5,62 % (из Костромской и Нижегородской губерний). Рабочие ближайшие из следующих сел и деревень: с. Нагуева, дер. Чудиновой, сел. Лосева (рядом с фабрикой), дер. Бродниково, Кузнечихи, Больших Холмов и проч. Все эти деревни на расстоянии от 1 ¼ до 5 верст от фабрики.
Малолетние рабочие до 14 лет нанимаются по большей части при родителях, все они нанимаются конторой и преимущественно для съемки на ватерах. Количество малолетних здесь довольно значительное, а именно: из 485 чел.. всех, измеренных нами рабочих, оказалось 99 малолетних, что составляет 20,41 %.
Условия найма. Всякому, нанимающемуся для работ на фабрику, выдается расчетная тетрадь, напечатанная, с дозволения цензуры, в которой излагаются обычные правила по фабрике, в числе которых можно указать на следующие:
П. 6. Причинами, за которые может директор отказать рабочему до срока, признаются: лень, пьянство, воровство, непослушание, грубость и все то, что мешает успешному исполнению работы, а также директор может переводить с одной работы на другую, не уменьшая размера назначенного при ряде жалованья.
П. 7. Выдача заработанных денег производится еженедельно, но чтобы рабочие и мастеровые не могли оставлять фабрику самовольно, то удерживается в конторе из заработанных денег не меньше двухнедельной заработки, которые должны быть постоянно за конторой до окончательного расчета.
В этом отношении система производимого еженедельного расчета с рабочими встречается в первый раз, но еженедельного получения расчета рабочий достигает уже, спустя месяц после поступления на фабрику, так как в течении этого первого месяца он, следовательно, работает без расчета, иначе не может контора оставлять в виде гарантии за собой «не менее двухнедельного» заработка рабочего.
По заявлению директора наложение штрафов на фабрике совершенно не практикуется (что подтвердилось и показаниями опрошенных на этот счет рабочих), за исключением лишь прогула, когда рабочий за целый прогульный день штрафуется двумя днями работы, а за смену – двумя сменами. В случае же резкой порчи товара, рабочий совершенно рассчитывается.

Рабочий день. Фабрика работает постоянно, за исключением праздничных и воскресных дней, а также годовых праздников (т.е. Рождества, Страстной и Светлой недели и т.д.). Рабочие для работы разделены на две смены (по 6 часов каждая) и вообще условия работы совершенно тождественная с способом, практикуемым на других фабриках. В общих сменах участвуют и женщины и дети. Денная же работа полагается только для мастеровых и для кузнецов. Для них работа начинается в 6 часов утра и кончается в 8 часов вечера, при чем из этого числа дается 2 часа на обед, завтрак и чай, так что и для них общее количество рабочих часов, равно 12-ти.
Накануне двунадесятых праздников работа оканчивается в 6 часов вечера и затем начинается в 6 часов утра на другой день праздника. По воскресеньям работа заканчивается в 7 часов утра в воскресенье и начинается в понедельник в 5 часов утра, при чем происходит обычное чередование смен.
Занятия на фабрике распределяются обычным образом, т.е. на ватерах, крутильных и приготовительных машинах работают мужчин и женщины, взрослые и подростки. Исключительно одни мужчины – на кардных машинах (разных возрастов) и в чесальной, при ручной ческе льна. Исключительно женщины – только на мотальных машинах. Малолетние, преимущественно съемщики на ватерах, но попадаются и на кардных машинах, т.е. при работе безусловно для них вредной.
Заработная плата. Почти все, работающие на фабрике, получают поденную плату, за исключением лишь чесальщиков и мотальщиц, получающих плату сдельно. Размеры платы следующие:
а) Чесальщики ручные получают от 55-65 коп. с пуда чесального льна; при машинной ческе (на гекли) 30 коп. с пуда. В месяц заработок чесальщика от 15-25 руб. сер.
б) Мотальщицы за пряжу 5 коп., а за нитку от 2 ¼ - 3 коп. со съема. Месячный заработок от 8-15 руб. сер.
Поденная плата:
в) ватерщикам от 20-60 коп. в день;
г) работающим га приготовительных машинах от 15-40 к.;
д) на кардных машинах от 15-35 коп.;
е) сушильщикам от 30-60 коп.;
ж) подмастерьям от 60 коп. до 1 руб. 20 коп.;
з) съемщикам от 10-20 коп.;
и) ремонтных мастеровым от 12 коп. (ученикам) до 1 руб. 20 коп.
Надо иметь ввиду, что в среднем выводе число рабочих дней считается 23-24 в месяц.
Паровщики получают месячную плату от 12-20 руб., а шуровщики от 11-13 руб. также в месяц.

Во время исследования фабрики всех живущих при фабрике было 545 чел., из которых 353 человека работающих на фабрике и 192 чел. составляющих семейства последних. Все эти 545 чел. размещаются в двух жилых корпусах № 12 и № 14, или в 60-ти каморках, при чем в среднем выводе на каждую каморку приходится 9 чел. (в обе смены); но так как рабочие живут семействами и далеко не одинаково по плотности, то в результате выходит, что не все каморки однообразно населены и что в одних – население гораздо плотнее, а в других – меньше среднего числа. Во всяком случае население каморок сообразно их размерам очень густое и что вообще каморки жилого корпуса № 12 очень тесны.
Из всех жилых помещений, находящихся при фабрике, а именно: №№ 10, 11, 12, 13 и 14. В №№ 12 и 14 имеются спальные каморки для рабочих, и в № 13 помещается больница. №№ 10 и 11 служат квартирами для служащих высшего ранга.
Жилой корпус № 12 представляется в виде двухэтажного длинного здания, при чем нижний этаж кирпичный, а верхний бревенчатый. В каждом этаже имеется коридор во всю длину здания, по бокам которого расположены каморки, отделенные друг от друга досчатыми перегородками с решетками в верхней части над дверью, ведущей из коридора в каморку. В нижнем этаже, посередине коридора, имеются две кухни с русскими печами, общие для всего населения этого этажа. Во втором этаже, также посредине коридора, кухни и против них не отдельные каморки, как внизу, а помещения для одиноких мужчин, с одной стороны, и для одиноких женщин, с другой. Каждое такое помещение одиноких, по величине, равняется размерам двух, вместе взятых, каморок. Эти помещения имеют деревянные нары. Но кроме этих помещений и здесь также имеются каморки. Всех каморок в этом корпусе 40 (22 внизу и 18 на верху).
Размер каморок нижних: длина 6,4, ширина 5 и высота 4 ½ арш. Кубич. вместительность каждой равн. 4,17 к. с. Населены они довольно густо, а именно – в них в различное время имеют помещение от 4-12 чел., так что на каждого приходится от 1,04 до 0,35 к. с. пространства. В каморке по 1 окну. Отношение световой поверхности к площади пола равняется 1:14,63.
Во 2-м этаже 14 каморок, из которых каждая имеет длину 5,13, ширину 3 ½ и высоту 4 арш. Кубич. вместимость каждой равняется 3 куб. саж., а так как число населяющих их одинаково, как и внизу, то здесь куб. пространство для каждого еще менее и не превышает 0,25 к. с. Дневное освещение этих каморок совершенно одинаковое с нижними.
Помещения для одиноких, находящиеся в этом этаже, равняются по размерам двум, вместе взятым, каморкам, и в каждом имеется 2 окна. Населены они также довольно густо и на каждого приходится от 0,37 до 1 куб. саж. пространства.
Вечернее освещение каморок производится на счет самих обитателей, а потому оно произвольно. В коридоре же имеются 3 газовые рожка. Стены каморок деревянные (кроме наружной, каменной стены нижнего этажа), или оклеенные белой бумагой, или окрашенные белой краской. Полы деревянные и также, как и стены, довольно сухие. Отопление производится посредством голландских печей, стоящих в коридоре и нагревающих в тоже время и каморки через отверстия в перегородках. Никаких приспособлений к вентиляции, даже в виде обыкновенных форточек, не имеется. Двойные рамы есть везде. Температура каморок везде была одинакова – 14 градусов, а процентное содержание влажности от 67-68 %.
Внутреннее убранство каморок довольно бедное и незатейливое. В каждой из каморок, впрочем, имеется обыкновенно кровать с постелью и пологом для хозяев каморок. Остальные же члены семьи располагаются – или на полу, или на полатях, имеющихся в каждой каморке. Содержатся вообще каморки довольно чисто. За помещения в этом корпусе никакой платы с рабочих не полагается.
Жилой корпус № 14 находится довольно далеко от фабричного корпуса в юго-западном углу фабричного двора, близ пруда. Это здание кирпичное, двухэтажное и имеет в каждом этаже одну общую кухню (первую от входа), служащую в тоже время и столовой для обитателей этого корпуса, и затем по 10 каморок в каждом этаже, по бокам одного общего коридора, сообщающего эти каморки с кухнями. Первоначально этот корпус предназначался для производства и был построен с этой целью, так что при нем имеется общая дымовая труба, но затем это предположение было оставлено и корпус этот переделан для жилья. Все каморки одинаковой величины как внизу, так и во 2-м этаже. Длина каждой каморки 5.12, ширина 4.2 и высота 5.14, так что кубическая вместимость каждой равняется 5-ти слишком кубич. саженям. Так как здесь население менее плотное, а именно – от 3-8 чел., то кубическое пространство, приходящееся на каждого, колеблется от 1.71 до 0.64 куб. саж. В каждой каморке по одному окну. Освещение дневное более, чем удовлетворительное.
Вечернее освещение каморок производится на счет самих обитателей, а потому оно произвольно, т.е. или керосином, или свечами. Что же касается коридора, то в каждом этаже имеется по 2 газовых рожка. Стены каморок наружные и внутренние кирпичные, довольно сухие и выбеленные известкой. Пол повсюду цементный, сухой и содержится крайне опрятно. Отопление водяное, при чем трубы с горячей водой проведены по бокам коридора, в нижней его части. Для вентиляции имеется в каждом окне по 1 форточке и кроме того в стене каждой каморки находится отдушина, имеющая тягу внутрь в общепроводную трубу, при чем испорченный воздух, через эти отдушины, направляется сначала в общепроводную трубу, а затем в дымовую трубу, имеющую сообщение с первой. Двойные рамы имеются повсюду. Температура каморок колебалась от 15-16 градусов, а процентное содержание влажности от 65-80 %. Так как население этих каморок составляют служащие, более привилегированные, например: мастеровые, смотрители (с семействами), получающие более значительную заработную плату, то внутренняя обстановка этих каморок значительно более достаточная и опрятная, чем в каморках корпуса № 12; везде имеются кровати с пологами и полной постелью; на окнах цветы и занавески; на стенах картины или портреты; с потолка вися чая лампа. Одним словом, здесь виден известный, относительный, комфорт и достаток. За право пользования этими каморками платится в нижнем этаже 50 коп., в верхнем 60 коп. с семейства в месяц, при чем эта плата идет на жалованье постоянному сторожу, находящемуся при этих каморках и исполняющему различные поручения для обитателей.
По дороге к дому директора, в стороне от фабричных построек, на открытой поляне, расположены еще 4 жилых бревенчатых помещения, в которых живут также рабочие фабрики. Эти жилые домики, небольших размеров, одноэтажные, состоят каждый в одной большой комнате, разделенной перегородкой на две, с русской печью и двумя, или тремя окнами. Здесь помещаются также семьями и населены эти помещения не особенно густо (в каждом из таких домиков семья в 5-6 чел.). При этих помещениях имеются отдельные чуланчики для хранения съестных припасов, отдельные колодцы (для всех 4-х помещений два колодца), и при каждом помещении отдельный ретирад. Внутренняя обстановка описываемых помещений довольно удовлетворительная – и одним из важных недостатков можно лишь считать некоторую дальность расстояния их от фабричного корпуса, вследствие чего обитателям этих помещений приходится во всякую погоду переходить из дома в корпус и обратно; но, впрочем, ввиду того, что есть много между рабочими таких, которые во время смен уходят домой по деревням, отстоящим на 3-4 версты от фабрики, то отдаленность этих помещений не имеет такой важности.
Для летнего жилья рабочих имеются деревянные балаганы № 15, устроенные в виде отдельных номеров, отделенных друг от друга перегородками, причем каждый номер имеет вход со двора.
Продовольствие рабочих. Все, живущие при фабрике, рабочие продовольствуются на своих харчах, покупая все необходимые продукты у приезжающих еженедельно, ко времени дачки, разносчика на чистые деньги; семейные же обыкновенно забирают продукты в городе Вязниках, так как харчевой лавки, принадлежащей фабрике, здесь не имеется. Продукты, привозимые разносчиком, осматриваются директором, который наблюдает также и за тем, чтобы цены на продукт не превышали тех, что существуют в городе. Готовят кушанья у себя в жилых помещениях обыкновенно сами хозяйки. Одинокие же рабочие нанимают для себя особых кухарок, платя им за приготовление 30 коп. в месяц с души. При каждом из жилых помещений имеются чулан и погреба, в которых хранятся продукты. Пища рабочих состоит, главным образом, из картофеля, капусты, каши и хлеба. Мясо употребляется сообразно заработку рабочего. По праздникам, обыкновенно, пекутся пироги и большая часть рабочих готовит мясо по ½ - 1 ф. на человека. Вода, как для варки кушанья, так и для питья употребляется из колодцев.

Фабричная больница помещается в здании № 13, вблизи спального корпуса № 12, в задней линии фабричного двора. Здание, отведенное под больницу, стоит более или менее изолированно от остальных построек, окруженное небольшим садом, примыкающим к больнице со стороны заднего фасада. Входным коридором здание это разделяется на две равные половины: слева от входа имеются две больничные палаты, мужская и женская, а справа помещение для фельдшера и фабричная аптека. Размеры палат почти одинаковые, а именно, мужская имеет 7 арш. длин и ширины и 4.2 высоты. Женская же при одинаковой ширине и высоте имеет 9.2 длины, так что несколько больше. В мужской палате 3 койки, а в женской 5. Если все койки заняты, то в мужской на каждого больного приходится до 2 ½, а в женской до 2 куб. саж. пространства. Окон в 1 палате 4, а в другой 3, одинаковой величины. Стены палат бревенчатые, оштукатуренные и выкрашенные белой краской. Пол деревянный, сухой. Отопление посредством одной голландской печи, согревающей обе палаты. Для вентиляции в каждой палате имеется по 2 форточки. Приспособлений к искусственной вентиляции не имеется. Температура палат была 14 градусов, а влажность 68 %. Внутреннее устройство больницы обыкновенное. Койки деревянные, имеющие, вместо матраца, сенник и на каждой койке по одной подушке. Белье из грубого холста. Подушки набиты сеном и жестки. Одеяла из также грубого верблюжьего сукна. Халатов и колпаков для больных не имеется. Постельного белья имеется две смены, а носильного всего одна. Отдельных порций для продовольствия больных не полагается, а пища назначается (сообразно роду болезни) по требованиям врача или фельдшера.
Больницей номинально заведует земский врач П.Г. Ключарев (заведующий в тоже время и городской земской больницей в гор. Вязниках), посещающий больницу не более одного раза в неделю, а иногда и еще реже, а при больнице постоянно находится фельдшер, состоящий на службе при фабрике уже 5 лет. Больничная аптека снабжена всеми необходимыми медикаментами, выписывающимися от Феррейна из Москвы; из инструментов имеется один ампутационный и один фельдшерский набор. Вычетов с рабочих на медицинскую помощь со сторон контор фабрики не производится. При посещении нами больниц, в ней находилась на излечении женщина с незначительным травматическим повреждением пальца руки.
Находящаяся при фабрике, баня для рабочих (здание № 21), расположенная на берегу пруда, против главного фабричного корпуса, во время исследования фабрики, переделывалась и потому осмотрена не была.
Колыбелен для грудных детей при фабрике не имеется и дети, в случае ухода и отца и матери на работу, остаются на попечении своих старших членов семьи. Особых льгот для беременных также не существует и последние на время родов оставляют свои места при работе, но. После родов, снова занимают их.
Все церковные требы население фабрики совершает в ближайшем церковном приходе, в селе Меркутине, в расстоянии 4-х верст от фабрики.

Все жидкие нечистоты сливаются в воронку и затем стекают, через трубы, в одну общую, выходящую трубу, проложенную под землей, через которую удаляются все нечистоты – как из фабричного корпуса, так и из жилых помещений. Но подобный способ удаления помоев из жилых корпусов едва ли целесообразен, так как в нечистотах могут попадаться и твердые части, которые, попадая в приемники, могут засорять трубы, а чистка последних при подобном устройстве сопряжена с большими затруднениями. Общая, выводящая все нечистоты, труба имеет направление в отдельный пруд далеко за пределами фабрики.
Общий вид рабочих фабрики оказался весьма неудовлетворительным. Большинство рабочих представляются исхудавшими, истощенными, бледными и в то же время попадалось несколько случаев ясно выраженной желтухи и водяночной припухлости лица. Многие страдают болотной лихорадкой.
(Любимский С.В. Санитарное исследование фабричных заведений Вязниковского уезда. 1884)


В 1898 году вместо Торгового дома было учреждено «Товарищество льнопрядильных фабрик Иосифа Сенькова», директором правления которого с 1906 года состоял сын Андрея Николаевича Николай Андреевич Ленивов.
Фабрика в Лосеве в нач. XX в. насчитывала 5524 прядильных и 2020 крутильных веретен, при 1100 рабочих; годовое производство — на 800 тыс. руб.
В марте 1903 года в сельце Лосево на фабрике Сенькова бастовало 900 рабочих, требовавших замены управляющего, и добившихся успеха.
В 1910 году Товарищество сделало пристройку, а в 1912 году пустило в эксплуатацию новый 3-х этажный корпус, оборудовав в нем ткацкое производство в 10 станков брезентовой и 230 станков мешочной и других тканей.
К этому времени фабрика уже имела вместо 2-х демидовских паровых машин одну паровую машину, более мощную, установленную в специально встроенном машинном отделении. Работало на фабрике уже 1100 человек.
Перед началом первой империалистической войны товарищество состояло из трех компаньонов: Ленивцев, Лбов (инженер-технолог) и Грачев (инженер-механик), у которых помимо фабрики в Лосево была фабрика в г. Пучеж Костромской губернии, переименованной впоследствии в фабрику имени Кирова.
В 1914 г. основной капитал товарищества составлял 1,5 млн. руб. (300 паев по 5000 руб.), баланс — 3 299 840 руб., чистая прибыль — 43 691 руб.
21/8 февраля 1917 года забастовали 1500 чел. рабочих льно-прядильной и льно-ткацкой фабрик Т-ва льняной М-ры И. Сенькова, при с-це Лосеве, Нагуевской волости, Вязниковского уезда, требуя выдачи муки по 1 пуду на человека. Работы возобновились в этот же день, когда выяснилось, что муки у земской управы нет и поэтому требования рабочих удовлетворить нельзя.
15/2 марта 1917 г. на фабрике И. Сенькова, в с. Лосево, Нагуевской волости, Вязниковского уезда, объявили забастовку рабочие, требуя выдачи пшеничной муки.

Пряд.-ткацкая фабрика имени «Карла Маркса»

При въезде в с. Лосеве расположен большой двухэтажный старинной стройки дом, принадлежащий когда то хозяину. Против «барского дома» (это название сохранилось и сейчас) был разбит роскошный парк, к забору которого было запрещено рабочим подходить даже на близкое расстояние. В фабричном дворе, в благоустроенных квартирах широко и удобно жили сеньковские причандалы, с десяток комнат занимал гроза ф-ки, управляющий Михал Михалыч. Рабочие, по преимуществу крестьяне, ходили на ф-ку из ближайших деревень. Для чистых же пролетариев Михал Михалыч воздвиг двух-этажную громаду, разбитую внутри на каморки-гробы. Коридоры маленькие, узкие, как в тюрьме, каморки, однокомнатные для холостых, и две комнаты для семейных, если комнатой можно назвать коробку в 6X4 арш. Ход во 2 этаже прямо с улицы. Дом стоит в поле, ни откуда не защищаемый.
Так было до революции. Не во многом изменилось и позже. Сам Сеньков в революционные дни исчез, его же причандалы остались почти все на местах. Даже ненавистный всем Михал Михалыч остался на ф-ке; долго кланялся он рабочим, прося забыть «старые ссоры». Ограничились рабочие только тем, что только в корзине вынесли за ворота его подругу, слишком памятную для всех. Михал Михалыч работая уже в качестве кассира, продолжал жить в своем старом доме и только на 4-м году революции его с большим трудом выселили оттуда в отвоеванные им комнаты в рабочем клубе. Клуб ютился в 2-х залах, а М. М. занимал 4 комнаты вплоть до ноября 1923 года, когда новый завклубом повел кампанию за выселение. Выселение велось именно кампанией. Понадобилось не одно постановление фабкома, настояние союза, рев. «Крокодила» и даже вмешательство Укома, пока, наконец, директор Сумеркин не выселил Мих. Мих. в квартиру…, тоже в четыре комнаты с кухней.
Наследие прошлого еще не выметено с ф-ки К. Маркса. В настоящее время фабричные жилища делятся на три категории. В «барском доме» проживает аристократия фабрики. Там широко, по-барски, с роялями, коврами, мягкой мебелью живет директор Сумеркин.
Под боком, в несколько, по рангу, уменьшенном комфорте, живет завхоз, в его квартире тоже мягкая мебель – «для сохранности» (а в рабклубе старые скамейки и ни одного стула — в квартирах спецов мягкая мебель и вся сеньковская обстановка).
Вторая категория — завы, помы и «интеллигентные» конторщики. Эти тоже живут, как «у христа за пазухой» — казенная обстановка вплоть до ухватов; не хватает мягкой мебели,- из столярной мастерской достают. Тут рабочие не живут: жилкомиссия, исходя из соображений, что этим кризиса не изживешь, рабочих сюда не вселяет. Да и нельзя! Как, напр., к Мих. Михалычу какого-нибудь початочника поставишь?
Третья категория — рабочие. Зa время революции прибавились новые станки на ф-ке, расширилось производство, появились новые рабочие, но жилая площадь осталась та же.
Рабочие, кaк сельди в бочке, набиты в своих каморках: комнаты, предназначенные для троих, заселяются 6—8 рабочими, нередко из разных семей.
В нижний этаж — сверху через потолок протекает вода от окон первого этажа, т.к. окна не имеют желобков для стока воды. В комнатах сыро, затхло, душно, воздух тяжелый, насыщенный испарениями; форточек почти нет. Досчатые стены требуют оклейки и побелки.
Внизу кухня с общими печами, там до поздней ночи шум и крик. Вверху — куб. Вокруг его в махорочном чаду по вечерам сидят рабочие (в каморках тесно), ведут бесконечные беседы, играют в карты.
Тут же бродят дети. Некоторые рабочие посещают клуб, который развертывает шаровую массовую работу. Но значительная часть рабочих проводит целые вечера, все таки, около куба.
Ночью, когда затихает шум гигантского рабочего улья, около куба, подложив под голову полушубок, прямо на грязном избитом полу укладываются спать подростки и рабочие, не имеющие квартир. В близь лежащих деревнях квартир не найдешь и, нередко новые рабочие, поступившие на ф-ку, принуждены отказываться от работы из-за недостатка квартир.
Так живет население нашей ф-ки - три категории: с барского двора, дворовые и каморочные. Между ними лежит пропасть. Рабочие все свои надежды возлагают на вновь избранный фабричный комитет. Его задача — найти выход из тяжелого жилищного кризиса» («Призыв», 21 марта 1924).
«Наживает денежки на фабричной «пыльце» (д. Кузнечиха, Вязн. у.).
В деревне Кузнечихе, Нагуевской волости, Вязниковского уезда, есть некто «низко-поклончивый» непман Михаил Иванович Захаров, который имеет свой завод по переработке всяких текстильных отбросов.
Этому «низко-поклонному» человечку везет. А особенно везло раньше до революционного времени, когда он, надувая многих, грел ручонки около «Лосевской пыли», т. е. скупал из Лосевской фабрике пыльцу, которую вывозил на сжигание, ибо она для предприятия не нужна. Но ему пригодятся.
У него есть специальные машины, которые перерабатывают и получается льняная вата.
Но дело не в том, что он умело использует подмет, но в том, что некоторые рабочие за бутылку вина клали в кули не только подмет, но и чистый ленок. Кроме рабочих очень хорошие имели с ним взаимоотношения некоторые и служащие фабрики, посещая его и прокучивая «добрые вечерки».
Теперь, при новой экономической политике добрый непман снова начал свое дело, забирая всякий подмет фабричный и раздувая кадило.
И снова делает делишки кое с кем.
Только аккуратно.
Надо-бы фаскому и еще кому следует посмотреть, не попадается ли снова кое-что помимо пыльцы?
Кроме этого в недалеком прошлом Захаров закупил и пригнал на станцию Сеньково вагон подсолнухов, а в Рождество производил распродажу, кажется не имея у себя на руках на продажу и патента.
Советую также Вязниковским т.т. просмотреть торговое дело «господина» Захарова» («Призыв», 17 января 1923).
«При фабрике имеется клуб, библиотека и театр. Но это полностью не удовлетворяет культурного запроса рабочих. В клубе слышна матерщина. Единственное утешение — это газета. На 1000 чел. выписывается 588 экзем. Собрания фабкома проходят сухо. Присутствуют на собрании немного. Вопросы проходят без прений. Это говорит о неумелости фабкома заинтересовать рабочих в профессиональных вопросах. Вопросы производства — неважны.
Плохие основы тормозит работу ткача. На две сновальных машины выразился простой в октябре 13 ½ дней. Наблюдается задержка выдачи пряжи ткачам. Много разбрасывается по фабрике концов.
Новому составу фабкома предстоит много работы. Дружно, за работу по улучшению производства, культурного воспитания рабочих и улучшение их быта» («Красный Луч», 21 нояб. 1924).
«Фабрика имени К. Маркса построена еще в 1870 году. Все машины расположены на деревянных полах и очень изношены. К этому же они устаревшей конструкции (в приготовительном и прядильном отделах).
Несмотря на это, фабрика постепенно подтягивается и равняется в своей производительности по лучшим фабрикам 2-го льноправления.
Если на одно прядильное веретено в ноябре 1223 года выработка равнялась 0,282 пудономеров, в ноябре 1924 года повысилась на 6 процентов, в январе же 1925 г. уже на 11 процентов больше, чем в ноябре 1923 г.
«Когда на ф-ку им. К. Маркса поступил красный директор тов. Иванов — положение сразу же изменилось в лучшую сторону. Поднялась производительность труда, дисциплина среди pабочих поставлена на должную высоту. Не стало уже наблюдаться таких явлений, как прежде, что рабочие и служащие запаздывали нa работу на 20-30 минут, а уходили за полчаса до остановки паровой машины. Прекратилось праздное хождение рабочих из отдела в отдел, не грызут уже везде семячек, как раньше.
И даже конный двор, где раньше царил полный беспорядок, отсутствовала всякая дисциплина и было лишь разгильдяйство, халатность, симуляция — теперь совсем переменился.
Тов. Иванов сумел поднять дисциплину среди рабочих и служащих не суровыми мерами воздействия, а исключительно личным примером и внушением рабочим необходимости сознательного отношения к делу. Он очень часто посещает фабрику, хорошо знает дело, хорошо, по-товарищески, относится к рабочим — а это все, безусловно, поднимает дух и дисциплину рабочих.
Хорошее отношение к рабочим и понимание дела — вот верный путь к поднятию производительности труда» («Призыв», 18 ноябр. 1924).
В октябре 1924 года производительность одного веретена выражается в 0,306 пудономеров на 1000 веретен при 92 человек, в ноябре на 1000 веретен 88 человека на веретено 0,298 пудономеров, в декабре на 1000 веретен 75 чел. на веретено 0,307 пудономеров и в январе на 1000 веретен 75,7 человек и на веретено 0,317 пудономеров.
Выработка в течение одного часа достигла довоенной.
В дальнейшем при тесной спайке рабочих, их сознательности можно добиться еще большего поднятия производительности. Нужно только добросовестно относиться к своим обязанностям и держать революционную трудовую дисциплину» («Призыв», 15 февраля 1925).
«При фабкоме ф-ки им. Карла Маркса организовалась в 23 году ячейка ОДВФ. Собраны была членские взносы до марта 25 г., выданы билеты, но на том дело и стало. Об ячейке совсем забыто» («Призыв», 14 апр. 1925).
«Уголков иного, а работы нет (ф-ка имени Карла Маркса №5). При клубе «Октябрьская Революция» на фабрике имени Карла Маркса организованы уголки работницы, безбожника, ленинский, флота и Красной армии и рабкоровский. Велика Федора, да дура... Кружков-то много, а настоящей работы нигде, за исключением уголка работницы, нет. Выходит, что для похвальбы одной все организовали:
— Все, мол, что нам рекомендовали, сделали, но уж за работу—не судите!
6 месяцев не раскачаются наши кружки никак... Вновь избранному фабкому, очевидно, придется обратить серьезное внимание на кружковую работу в клубе» («Призыв», 15 апр. 1925).
Фабричный корпус, построенный в 1872 г., был сломан и на его месте в 1925-1928 гг. был построен новый 3-х этажный корпус по последнему архитектурному промышленному плану и оборудован прядильными машинами системы «Валькер».
«Конкурс на лучшего гармониста. Ha-днях в Лосеве, на фабрике им. Карла Маркса, был устроен конкурс на лучшего гармониста. На конкурс собралась масса народа, пришли даже крестьяне из окрестных деревень. Зал клуба был переполнен слушателями. Гармонисты исполнили несколько русских песен. Среди них особенно выделялся рабочий Будищев. Не плохи были и тов. Спирин и Луданин. По заключению жюри при единодушной поддержке всей публики лучшим гармонистом оказался Вася Барсков. Особенно хорошо он исполнил любимую песню Ильича «Замучен тяжелой неволей» («Призыв», 7 янв. 1927).
В 1928 г. ручная ческа льна и в 1931 г. ткацкое производство были ликвидированы, освобожденная площадь была оборудована прядильными машинами.
С 1930 г. двигательная и осветительная энергия для фабрики и жилых зданий стала поступать от ИВЭНЕРГО и надобность в паровой двигательной энергии отпала.
В 1942 г. первоначальный корпус, построенный в 1870 г., был капитально переоборудован, на 1 этаже которого были установлены и введены в эксплуатацию 5 льночесальных машин-автоматов (геклинг), а на 2 этаже оборудован цех смески сырья.
Старые каморки (общежитие) ликвидированы, для работников фабрики началось строительство благоустроенного жилья. Были построены 3 5-ти этажных 60-ти квартирных дома, 2 4-х этажных 16-ти квартирных дома и 20 2-х этажных домов. Большинство домов построено во 2-ой половине 20 века, в то же время проводился капитальный ремонт старого жилого фонда с благоустройством квартир и расселением коммуналок.
Фабрика с момента своего основания специализировалась на выпуске оческовой пряжи сухого прядения и льночесальных материалов, и за время своего существования подверглась неоднократной реконструкции и проведению технического переоснащения. За 2-ую половину ХХ века техническое переоснащение фабрики осуществлялось два раза.
За высокие производственные показатели предприятие неоднократно отмечалось в числе лучших, а более 50 работников награждены орденами и медалями СССР.

В 1993 г. фабрика имени Карла Маркса преобразована в акционерное общество и с 27 сентября по решению Вязниковского Малого Совета № 188 от 08.12.1992 г. стала именоваться Акционерное Общество Открытого Типа АООТ «Октябрьская прядильная фабрика», а распоряжением Главы Вязниковского района № 19 от 22.01.1998 г. с 22.01.1998 г. стала именоваться ОАО «Октябрьская прядильная фабрика».
На момент акционирования на фабрике работало 670 человек, а на 01.01.1998 г. всего 470 человек.
В апреле 2002 года на базе ОАО "Октябрьская прядильная фабрика" было создано ООО "ОКПФ" которое осуществляет свою деятельность по двум направлениям. Это производство крученых изделий (шпагатов) и производство нетканных материалов.
Сайт предприятия: http://tetruh.ru/

Дом отдыха областного управления трудовых резервов

Среди зелени стоит белый двухэтажный дом. Широкие окна открыты настежь, ветер приносит в залитые солнцем комнаты запах цветов. В вестибюле, комнатах – уютно. Белоснежные постели, диваны, блестят полы. Над воротами вывеска «Дом отдыха областного управления трудовых резервов». Ниже плакат:
- Добро пожаловать!
Перед зданием большой луг, залитый солнцем, по бокам тополи, березы, молодые вишни. Рядом спортивная площадка. Немного подальше – парк. В центре – озеро. Скоро здесь будут открыты летний клуб, тир, танцевальная площадка, водная станция.
Утро. 8 часов. Раздается звонок. Дом оживает. На площадку высыпали обитатели. Ребята чудно загорели. Их тела – как бронза. Баянист играет марш. Начинается зарядка. Она длится 15 минут. Туалет. Затем убирают постели, умываются и снова выстраиваются в линейку. Воспитатель тов. Ситкова рассказывает о съезде молодежи Балкан, о событиях в нашей стране.
9 часов – завтрак. Просторный зал столовой. На столах скатерти, цветы, графины с кипяченой водой. Официантки подали картофель с мясом, блины, компот.
- Накушались: - спрашивает дежурная.
- Досыта,- хором отвечают ребята.
- А теперь на речку,- предлагает физрук.
Весело заиграла гармошка. Кто-то запел любимую песню о танкистах. Ее подхватили.
… Крапал мелкий дождь. Но ребят не удержать в доме. Они рассыпались по всей территории. Вот два друга играют в биллиард. В библиотеке очередь за книгами. Юные шахматисты Вася Челышкин и Северьян Заварцев из Коврова разыгрывают очередную партию.
Под развесистым тополем расположилась группа мастера Шелова. Он читает вслух книгу Катаева «Белеет парус одинокий». Это лучшая группа в Муромском ремесленном училище № 10. Женя Беляков дает пять норм, Саша Блинов – четыре.
Невдалеке играют в волейбол. Идет состязание между командами Мурома и Коврова. В клубе хоровой кружок разучивает песни под баян.
Хорошо в доме отдыха. Сейчас отдыхает вторая очередь – 115 учеников из школ ФЗО и ремесленных училищ Мурома и Коврова. За год побывает здесь две тысячи детей. Книга отзывов заполнена откликами. Ученицы Владимирского ремесленного училища № 7 пишут:
- Мы прожили в нашем славном доме отдыха две недели. Как здесь прекрасно: чистые комнаты, приветливые воспитатели, отличное питание. Долго будем вспоминать веселые прогулки, солнечные ванны. Большое спасибо нашему правительству, дорогому Сталину за заботу о молодых рабочих.
Это вполне заслуженная похвала дому» («Призыв», 20 июля 1945).
Категория: Вязники | Добавил: Николай (24.10.2016)
Просмотров: 3521 | Теги: Промышленность, Вязниковский уезд | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2023
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru