Главная
Регистрация
Вход
Вторник
22.06.2021
07:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1389]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [230]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [163]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [90]
Учебные заведения [132]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Василий Никандрович Дедюхин

Василий Никандрович Дедюхин

Василий Никандрович Дедюхин (1846-1898) - Потомственный Почетный Гражданин, Попечитель Ярополческих, в городе Вязниках, мужской двухклассной церковно-приходской школы, школы глухонемых и Почетный Попечитель всех церковно-приходских школ и школ грамоты Вязниковского уезда.

Василий Никандрович Дедюхин уроженец гор. Сарапула, Вятской губернии; 21 год и 11 месяцев состоял в супружестве с Глафирой Иосифовной, урожденной Сеньковой, — младшей дочерью известного церковного благотворителя Иосифа Иосифовича Сенькова.
И.И. Сеньков умер 58 лет от роду 14 октября 1872 г. В 1873 году Льно-прядильная и крутильная фабрика И.И. Сенькова перешла к Торговому дому «Наследницы Иосифа Сенькова», состоящему из жены и трех дочерей: Александры, Евдокии и Глафиры, вышедших замуж — Александра за шуйского фабриканта В.И. Калужского, Глафира за купца В.Н. Дедюхина и Евдокия тоже за купца А.Н. Ленивова. Со смертью А.Н. Ленивова в 1894 г. фирма была преобразована в товарищество во главе с Евдокией Иосифовной и Николаем Андреевичем Ленивовыми и Глафирой Иосифовной Дедюхиной.
Церковно-школьное дело стало любимым делом Василья Никандровича еще с 1885 года, и чем дальше шло время, тем сильнее росло его расположение к церковно-приходским школам. Ярополческие церковно-приходские школы, особенно мужская двухклассная, где он был Попечителем с конца 1885 года, были особенно близки его сердцу.
7 апреля 1885 года, — на другой день празднования тысячелетия памяти Славянских первоучителей, святых и Равноапостольных Кирилла и Мефодия, — совершена и освящена закладка здания для Ярополческой Кирилло-Мефодиевской образцовой церковно-приходской школы. 29 июня с почты подали строителю письмо из Москвы от В.Н. Дедюхина, который уведомлял, что теща его — потомственная почетная гражданка, Вязниковская 1-й гильдии купчиха А.Д. Сенькова, вследствие письма строителя Ярополческой школы, жертвует на постройку оной 500 руб., которые и были получены 29 числа от старшего зятя г-жи Сеньковой А.Н. Ленивова и с своей стороны пожертвовавшего 105 р. Кроме учебных, довольно просторных комнат, в здании школы отведены квартиры учащим, прилично обмеблированные. Железные кровати, стулья, столы, чайная и столовая посуда, самовар — словом весь необходимый для живущих здесь инвентарь приобретен на средства попечителя школы г. Дедюхина.
17-го октября 1889 г. была освящена икона (Внизу иконы надпись: «Сооружена сия св. икона средствами попечителя Ярополческой, в гор. Вязниках, образцовой двухклассной церковно-приходской школы, Вязниковского 1-й гильдии купца Василия Никандровича Дедюхина, в дом общежития при этой школе, построенный им же г. Дедюхиным, при заведующем и законоучителе школы, священнике Константине Веселовском, с благословения Архиепископа Феогноста, в память чудесного спасения жизни Государя Императора III Александровича, Его Августейших Супруги и Детей во время крушения поезда, близь станции Борки Курско-Харьковско-Азовской железной дороги, 17-го октября 1888 года». Икона сия, по получении ее из Москвы, была поставлена в Троицком храме.) и открыт дом общежития для учеников церковно-приходской Ярополческой образцовой школы, сооруженный на средства Попечителя Василия Никандровича Дедюхина в память дивного чуда, явленного Богом Государю Императору и Его Августейшему Семейству 17-го октября 1888 года.
В 1892 году - десятилетие Ярополческой, в гор. Вязниках, образцовой двухклассной Кирилло-Мефодиевской церковно-приходской школы. Утром, в самый праздник, со скорым поездом, из Москвы прибыл Попечитель школы, Потомственный Почетный Гражданин Василий Никандрович Дедюхин. По окончании крестного хода, от попечителя школы г. Дедюхина было предложено учащимся в школах угощение, состоявшее из пирогов, яблок, конфет и орехов.
Ярополческая школа для глухонемых была открыта 14-го октября 1892 г. на средства попечителя двухклассной школы для мальчиков, потомственного почетного гражданина Василия Никандровича Дедюхина. Пришло время приступить к закладке здания для школы глухонемых. С благословения и разрешения Высокопреосвященнейшего Сергия, Архиепископа Владимирского эта закладка назначена была на 14-е мая 1897 г., на день первой годовщины Священного коронования Их Императорских Величеств. К торжеству прибыл в Вязники из Владимира член Владимирского Епархиального Училищного Совета о. протоиерей В.В. Косаткин, при котором, в бытность его секретарем Владимирского Александроневского Братства, возникли, росли, благоустраивались и крепли все три Ярополческие церковно-приходские школы.
Накануне было отслужено торжественное всенощное бдение. Утром праздника со скорым поездом из Москвы прибыл попечитель школ Вас. Ник. Дедюхин с своим семейством. Благовест к Божественной литургии в Троицком храме начался в 9 ¼ час… По окончании водоосвящения, первый камень положил о. протоиерей В.В. Косаткин, а докончила выкладку первого креста супруга попечителя Глафира Иосифовна Дедюхина. Второй крест выложен Василием Никандровичем Дедюхиным, третий – их дочерью, Марией Васильевной Дедюхиной, четвертый – протоиереем К.А. Веселовским, пятый – городским головой Вл. Вас. Елизаровым, шестой – протоиереем И.М. Смирновым, седьмой – Сер. Ив. Сеньковым, восьмой – протоиереем М.К. Нарбековым и т.д. Всего положено в основание здания 12 крестов.
Принявши на себя звание Почетного Попечителя церковно-приходских школ всего Вязниковского уезда, В.Н. был особенно озабочен устройством и развитием школ грамоты, на каковые не скупился своими жертвами. Особенно же он привязан был к Ярополческой школе глухонемых, для которой в 1899 году отстроил здание в 50 тысяч рублей. Проценты же (3500 руб.) с внесенного капитала обеспечивали существование этого полезнейшего учреждения (см. Освящение нового здания Дедюхинской Ярополческой, духовного ведомства, церковно-приходской Школы глухонемых).


Ярополческая школа для глухонемых. На фронтоне надпись «Дедюхинская ... школа глухонемых».

Да и вообще В.Н. был примерно добрый человек: Москва, Сарапул, Вязники особенно им облагодетельствованы, — а сколько тайных жертв, ни нам, ни кому другому неизвестных, сделал он?

В первом часу пополуночи, 14-го декабря, 1898 года скончался в Москве Потомственный Почетный Гражданин, Попечитель Ярополческих, в городе Вязниках, мужской двухклассной церковно-приходской школы, школы глухонемых и Почетный Попечитель всех церковно-приходских школ и школ грамоты Вязниковского уезда, Василий Никандрович Дедюхин. Смерть Василия Никандровича для всех его родных и знакомых была совершенно неожиданна. 29-го ноября, на торжестве освящения нового здания для Ярополческой школы глухонемых, все видели его совершенно здоровым и веселым, а 14-го декабря его не стало.
В день кончины мной получены были из Москвы две телеграммы: первая, — вскоре после полуночи, — об опасной его болезни, а вторая, — в 8 ½ час. утра, — о кончине. Чувство глубокого уважения к почившему и чувство сердечной благодарности к нему, как примерному Попечителю Ярополческих школ, которыми я заведую, — побудили меня немедленно, с разрешения Его Высокопреосвященства, данного по телеграфу, в тот же день отправиться в Москву. Вместе со мною, по дозволению Председателя Вязниковского Отделения Епархиального Училищного Совета, отправились на похороны В.Н. Дедюхина учителя двухклассной школы Трелин и Веселовский и учитель школы глухонемых Журомский.
Вынос тела почившего последовал 16-го декабря, в 10 часов утра. В конце предвыносной литии, перед провозглашением «вечной памяти», учитель Веселовский сказал следующую речь: «Дорогой наш Василий Никандрович! Удивляюсь, не верю глазам своим, видя тебя безгласным и бездыханным, собравшимся в далекий, безвозвратный путь!.. Я и вверенные мне дети ожидали снова встретить тебя среди нас таким же здоровым, радостным и любвеобильным, каким ты был среди нас в недавнем прошлом... Где же радость, где силы, где жизнь полная истинно-христианской любви и милости?.. Где ты наш благодетель?.. Перед нами гроб и в этом гробе все, — все сокровища доброй, христианской души твоей, так неожиданно отозванной Всеблагим Божиим произволением к жизни вечной... У нас же остается по тебе одна незабвенная, добрая вечная память»...
Отпевание тела было совершено в храме Святого Великомученика Георгия, что на Всполье, при пении Чудовских певчих. В этом храме В.Н. был в продолжении 12-ти лет церковным старостой. Деятельность его на этом поприще, по словам прихожан и людей посторонних, посещавших Георгиевский храм, была незаменима. Об этом засвидетельствовал в надгробном слове своем и Настоятель храма о. С.М. Садковский. Приводим в подлиннике сказанное во время причастна это слово:
Блажении мертвии, умирающий о Господе от ныне: ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих: дела бо их ходят в след с ними (Апокал. 14, 13).
Великая скорбь, братие, постигла нашу церковно-приходскую общину: в лице предлежащего пред нами, новопреставленного раба Божия Василия, теряем мы нашего возлюбленного церковного старосту, благо-украсителя нашего храма. Да, поистине великая, незаменимая утрата! Благолепие нашего храма обязано во многом усердию почившего: им устроено в храме духовое отопление, обновлена внутренность храма, много приобретено церковной утвари. Любил он, чтобы с благолепием отправлялось богослужение, — сам почти неопустительно являлся в храм к церковным службам во все воскресные и праздничные дни. Заботился он также и о бедных прихожанах храма, — при его помощи и самом деятельном участии устроено Церковно-приходское попечительство. Все это им делалось замечательно просто, — без каких-нибудь особенных целей, — с истинно христианским смирением. Вот почему он никогда ни одним словом не восставал против распоряжений Епархиальной власти, никогда не ставил перед другими своей воли. За то и пользовался он со стороны прихожан всех званий истинной и нелицемерной любовью, каковую любовь они засвидетельствовали открыто, когда от всего усердия поднесли ему икону: Божией Матери и Святых угодников, — покровителей нашего храма. Смерть его вызвала среди них самое искреннее сожаление, — все, — и те, которые близко стояли к церковным делам и порядкам, и те, которые ходили в наш храм из окрестных мест, — все в один голос заявляют, что потеря не заменима. Но не среди только наших прихожан вызвала скорбь смерть почившего, — отовсюду слышны жалобы и сожаления. В уездном городе Вязниках Владимирской губернии устроено им не одно учебное заведение и в недавнее время открыто училище глухонемых, — учреждение весьма редкое в России. Много положено им и средств и личного участия в этом деле. Велика потеря для лиц, стоящих близко к этому делу!.. Состоял почивший одним из самых видных и деятельных членов Императорского Русского Общества акклиматизации животных и растений. Между членами этого Общества также слышится искреннее сожаление о той потере, которую понесли они в лице почившего. А сколько лиц получило от него помощь! Всякий, кто так или иначе соприкасался с ним в жизни, обращался в затруднительных случаях к нему за помощью и не уходил от него без утешения на деле и на словах... Много таких лиц, и велика скорбь их! Понятно посему, какую великую потерю понесли все, кто в тех, или иных отношениях стоял к почившему, понятна и скорбь при разлуке с ним. Если при известии о кончине каждого знакомого человека невольно закрадывается в душу чувство скорби, сожаления, то тем более естественно оно при известии о кончине любимого и уважаемого лица.
Но каждая смерть, братие, приносит нам не скорбь только; по вместе с тем заставляет нас остановить на ней свое внимание, — поразмыслить. Размышление о смерти, с одной стороны, имеет много назидательного для каждого христианина, а с другой, — доставляет и утешение в скорби. Посему, братие, и мы с вами послушаем учение слова Божия о смерти, ее происхождении и значении по отношению к земной жизни человека.
Пришельцы (бо) есмы пред Тобою и пресельницы, яко же вси отцы наши: дние наши, яко сень на земли, и несть постояния (I Парал. 29, 15) — так говорил, братие, пророк Давид в своей хвалебной песни Господу Богу, указывая этими словами на то, что жизнь человека не прочна на земле, что человек есть только странник, временно проходящий по ней. В окружающем нас мире нет ничего прочного, — все умирает и проходит, — одна вещь сменяет другую, одно явление следует за другим. Так точно и в жизни человека. Каждый день мы слышим, какое множество людей, подобных нам, иногда близких и знаемых нами исчезает из среды нашей, — миллионы людей один за другим сходят с лица земли, так что проходит и самая память о них. Где те люди, которые жили в прошлом веке? Где те, которые жили прежде них?.. Они были на земле, шли той же дорогою, которою и мы теперь идем, и вот все прошли свой путь и нет их на земле. Посему рассуждая о кратковременности жизни на земле, не без основания говорил тот же Св. пророк Давид: человек, яко трава, дние его, яко цвет сельный, тако отцветет: яко дух пройде в нем, и не будет и не познает ктому места своего (Пс. 102, 15 — 16). Род преходит и род приходит, а земля во век стоит, говорил с горечью в сердце о непрочности всего земного другой Богопросвещенный древний мудрец, вся идут во едино место: вся быша от персти и вся в перст возвращаются (Еккл. 1, 4; 3, 20). Тоже самое, братие, будет и с нами, — настанет день, и мы сойдем в землю и никто не минует смерти. Вем бо, яко смерть мя сотрет: дом бо всякому смертну земля, говорил многострадальный Иов (20, 23). Таким образом, братие, смерть есть неизбежная участь всех людей, — ею оканчивается наша земная жизнь. Что же такое смерть сама по себе и каково ее происхождение?
Тело человека состоит, братие, из разных веществ. Все они соединены в одно целое, оживлены душою и действуют, как одно живое существо, как человек. Тело человека есть как бы одежда, данная для души его на время странствования его по земле. С течением времени эта одежда, ветшает и своею ветхостью указывает на конец странствования. И вот когда настает конец, для одних раньше, для других позже, человек слабеет, силы его падают, органы телесные бездействуют, тело теряет чувство, лишается души, которая оживляла его, наконец, распадается на свои составные части и обращается в землю. И таким образом, исполняется определение Божие над потомками Адама: возвратишися в землю, от нея же взят ecu: яко земля ecu и в землю отъидеши (Быт. 3, 29). И возвратится персть в землю, говорит Богопросвещенный древний мудрец, яко же бе, т. е. возвратится прах в землю, чем он и был (Еккл. 12, 7). Такова, по слову Божию, смерть тела человека. Но жизнь наша, братие, по тому же слову Божию не прекращается со смертью тела, а продолжается и по смерти, и по воле Божией продолжается на всю бесконечную вечность. Из истории сотворения человека мы знаем, что Бог сотворил сначала тело, а потом вдунул в него душу, и только после этого стал человек душею живою (Быт. 2, 7). Следовательно, душа есть нечто отдельное от тела и может существовать отдельно от него. Возвратится персть в землю, говорит премудрый Соломон, яко же бе, и дух возвратится к Богу, Иже даде его (Еккл. 12, 7). И Господь говорил Апостолам: не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити (Мф. 10, 28).
Что касается происхождения смерти на земле, то об этом слово Божие нам открыло, что Бог сотворил человека в неистление (Прем. 2, 25) и что смерть явилась неизбежным последствием греха первых людей, от которых она перешла на всех людей (Рим. 5, 12); но и теперь, не смотря на неизбежность смерти, мы не можем не сознавать, что она явилась случайно, — уже после грехопадения, как наказание людям. Каждый из нас невольно чувствует смущение и страх при виде смерти, каждый невольно более или менее испытывает скорбь при виде кончины близких ему лиц. А это несомненно свидетельствует нам о том, что Бог смерти не сотворил, что она явилась после, как наказание людям за грех. Будучи неизбежною для всех людей, как наказание, смерть имеет великое значение в жизни человека, — она есть предел, которым оканчивается время подвигов для человека и наступает время воздаяния, так что по смерти не возможно ему покаяние, — остается только пользоваться приобретенным, а не приобретать, — пожинать, а не сеять. Эту истину ясно выразил Иисус Христос в притче о Богатом и Лазаре. Точно также и Апостол учит: лежит человеку единою умрети, потом же суд (Евр. 9, 27), и потому наставляет христиан пользоваться настоящею земною жизнию для достижения спасения: се ныне время благоприятно, — се ныне день спасения (Кор. 6, 2); тем же убо дондеже время имамы, да делаем благое ко всем (Гал. 6, 9). Потому смерть для тех, которые проводили добрую жизнь, является радостным покоем после трудов (Иов. 3. 17, 23. Деян. 13, 36), переходом к блаженному воздаянию (Мф. 25, 34). Посему-то и Апостол Иоанн говорит в откровении: блажени мертвии, умирающии о Господе от ныне: ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих; дела бо их ходят в след с ними. А для грешников, проводивших беззаконную жизнь, смерть является переходом к вечному мучению (Мф. 25, 41).
Из всего сказанного нами о смерти вы видите, братие, что она есть предел, которым оканчивается наша земная жизнь, что она неизбежна для всех людей, как наказание за грех, что тело наше по смерти подвергается тлению и обращается в прах, а душа живет и за гробом. Познаем отсюда, какое превосходство имеет душа наша пред телом, научимся, что мы странники и пришельцы здесь, на земле, и посему будем пользоваться настоящею земною жизнию для достижения спасения. Почивший раб Божий Василий так именно и смотрел на свою земную жизнь. Отечеством для себя он считал не землю, а небо и здесь, на земле, готовил себя для вечной жизни, непрестанно работая Господеви и на пользу ближнего. С искреннею, простою верою в Бога он соединял деятельную любовь к Богу и ближнему, и этою любовию проникнута была жизнь его. Посему и смерть является для него радостным покоем после трудов,- переходом к блаженному воздаянию. Веруем и уповаем, что дела его пойдут вслед за ним к Милосердому Богу.
По окончании Божественной Литургии, совершено было отпевание... По 6 песни канона, после пения: «со святыми упокой», пишущий настоящие строки сказал следующую речь:
Святый Боже, святый крепкий, святый безсмертный помилуй нас.
Только две недели минуло, как предлежащий во гробе сем, незаменимый благодетель наш, радостно торжествовал с нами освящение нового прекраснейшего здания для школы глухонемых детей, построенного на его трудовые средства в древнем, некогда великом и славном граде Ярополче, ныне составляющем собою бедную, убогую, захудалую часть города Вязников, Владимирской губернии; а ныне видим мы его бездыханным, безгласным, — в гробе лежащим... Как громом поражены были мы неожиданною вестью о его кончине... Не думалось, не верилось, что это правда; не думалось, не верилось потому, что на нашем празднике мы видели его здоровым, веселым, жизнерадостным; мы тогда без всякого опасения надеялись видеть в нем дальнейшего доброделателя на ниве Господней...
Да, братие, много, очень много сделал доброго этот человек в нашем захолустном уголке, — при его содействии материальном и нравственном, яко крин, процвел этот уголок. Особенное внимание почившего было сосредоточено на народном образовании нашего края в духе православной веры и Церкви, а преимущественно на школе глухонемых, на постройке здания для этой школы и вообще на ее росте и совершенствовании... Благодаря энергии почившего, — в продолжении 10 — 12 лет, — около 1000 человек обыкновенных детей, а в последние 5 — 6 лет до 40 детей глухонемых, познали свет учения настолько, насколько это нужно для детей истинно христианских... Слезами обливались дети, посещающие школы наши, когда узнали о кончине всеми ими любимого, при каждом свидании с ними ласкового Василья Никандровича, весьма часто являвшего собою, среди этих детей, отца о чадех своих веселящегося. Но не для школ только Ярополческих велика утрата в лице Василья Никандровича, — она тяжела, не заменима и для школ всего нашего Вязниковского уезда, в которых, с утверждения высшего правительства, он был Почетным Попечителем.
Для меня лично кончина почившего — громовой удар, потрясший все мое существо, — потеря едва ли чем либо вознаградимая... Это был мой постоянный, неутомимый, неустанный сопутник, добрый советник и соратник на многотрудном, далеко еще не разрыхленном поле возделывания нивы Господней в среде простого народа и особенно в среде глухонемых детей. Всякие затруднения, особенно материальные, когда-либо испытанные мною при устроении наших школ, его просвещенным содействием и щедрыми жертвами разрешались всегда скоро и благотворно... Друг мой! «Добрый и ревностный сотрудник и соратник»! Здесь, на земле, сегодня последнее мое свидание с тобою, уже бездыханным... При этом случае сердце мое, преисполненное глубокой, несказанной тебе благодарности, горит желанием, и за себя и за детей, при твоем содействии воспитанных в духе Евангельского учения, сказать тебе последнее, прощальное, христианское «спасибо». Сродники, друзья и почитатели твои украсили гроб твой роскошными венками. От меня же, ... вместо венка, руками человеческими соделанного, приими мой усердный земный поклон, как венец моей глубокой, всегдашней благодарности за все твое доброе, на пользу меньшей братии Христовой в помощь мне содеянное... А от 200 детей, мною при обучении руководимых и тобою облагодетельствованных, приими столь обильные слезы, что если бы можно было собрать их при первой молитве об упокоении души твоей, в особый сосуд, то они омочили бы и лице твое, и посмертное одеяние твое и крышу гроба твоего... Это второй наш венец на гроб твой, венец детской благодарности за благодеяния твои. Он есть самый верный и неизменный спутник и провожатый твой к престолу Господню и ко вратам рая во общение с праведными, от века Богу угодными.
Могу ли я сказать слово утешения вам, осиротевшие супруга и дочь почившего, по понятиям нашим, так рано сошедшего в могилу?.. При такой драгоценной утрате, трудно утешать потерпевших утрату: но да будет вам утешением прежде всего его истинно-христианская, мирная по воле Божией совершившаяся кончина. Для почившего настал день Господень, когда он должен дат отчет Богу за земные деяния свои. Веруем и уповаем, что он, как благоразумный приставник от Бога к благам мира сего, расточавший сии блага на дела благая, от Христа Спасителя нашего услышит привет: добре, рабе благий и верный, о миле был ecu верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25, 21). Утешаясь этим чаянием, вместе с вами и мы будем усердно молить Господа, да не лишит Он душу почивающего неизреченной небесной радости и да вчинит ее во обителях рая для вечного наслаждения благами, праведным людям от Бога уготованными.
По окончании отпевания, гроб с телом почившего вынесен был на руках почитателей его и снова принесен был к дому его, против которого, была отслужена лития. Затем он несен был в Зоологический сад, в делах которого почивший принимал живое участие, из Зоологического сада на руках же принесен на Скорбященское кладбище, близь Бутырской заставы, где лишь только гроб был спущен в могилу, учитель Трелин сказал следующую речь:
Дорогой и возлюбленнейший наш, Василий Никандрович! Вот уже и разверзшаяся могила твоя пред нами, готовая скрыть тебя от нас навсегда. С невыразимою скорбию собрались мы около тебя, чтобы воздать тебе наш прощальный привет. Грустно, тяжело, больно расстаться с тобою!.. Преклоняя главу свою пред непреложными велениями Божиими, мы в настоящие скорбные минуты утешаем себя тем, что ты оставил так много молитвенников по себе. В самом деле, сколько одних детских сердец молятся за тебя, как любимого попечителя своего, в глубокой признательности за то, что ты дал им возможность изучать в благоустроенных школах твоих слово Божие и получать в них все нужное для того, чтобы быть им потом добрыми и честными людьми. А сколько молитв вознесется за тебя от будущих питомцев школ твоих!.. Сколько отцов и матерей этих детей, в особенности глухонемых, помолится за тебя! Сколько вообще облагодетельствованных тобою помолится об упокоении в райских обителях доброй души твоей! Умеряем скорбь нашу, при разлуке с тобою, твердою уверенностью, что добрые дела, начатые тобою, расширятся и возрастут еще более и самым ростом своим будут доставлять тебе духовную радость. Благословен Господь Бог, даровавший тебе пред кончиною твоею ясный и несомненный залог любви Своей и всепрощения в величайшем Таинстве Святого Причащения! Уповаем, что Он вознаградит тебя за все твои добрые дела и за все твои добрые желания, намерения и планы по великой Своей и богатой милости. Вечная тебе память, незабвенный и дорогой наш Василий Никандрович! Вечная тебе память и со святыми упокоение!..
И скрыла могила на веки вечные бездыханное тело доброго человека; но не скроет она добрых деяний его, на долгие и многие годы останутся памятными эти деяния между людьми.
Кроме личных выражений сочувствия в тяжелом горе осиротевшей семье, было прислано ей много телеграмм, из которых приводим особо выдающиеся.
От Князя Юсупова через К.К. Ушкова: Передайте госпоже Дедюхиной мое соболезнование, — весть эта меня крайне опечалила, — мы все теряем в нем редкого товарища и честного человека, — я его искренно любил и уважал.
От Кондратовича: Страшно поражены неожиданно постигшим вас горем. Да поможет Господь перенести вам столь страшную утрату. Я сам совершенно болен.
От Отделения голубеводства: Осиротевшее Отделение голубеводства, глубоко потрясенное неожиданною утратой, просит принять выражение сочувствия вашему страшному горю, — да поможет Господь перенести вам столь тяжелую, потерю.
От М. Леонтьева: Глубоко соболезную тяжелой утере в лице Василия Никандровича.
От Протоиерея Веселовского: Как громом поражен вестию о кончине Василия Никандровича, — сегодня вместе со мною дети школ молились и будем молиться о упокоении души его; еду Москву.
От Протоиерея Касаткина: Слезно молюсь о упокоении Василия Никандровича, — глубоко сочувствую вам.
От Училищного Совета, при Св. Синоде: Училищный Совет, при Святейшем Синоде, сердечно сожалеет о вашей тяжкой утрате.
От Шемякина: Глубоко сожалею о преждевременной - потере дорогого сотрудника по делу народного образования, вечная и добрая память.
От Членов Вязниковского Отделения Училищного Совета: Члены Вязниковского Отделения Владимирского Епархиального Совета, искренно сожалея о кончине Почетного Попечителя Церковно-приходских школ Вязниковского уезда Василия Никандровича, возносят усердные молитвы об упокоении его чистой души и душевно разделяют ваше горе.
От служащих на Лосевской фабрике через Ленивова: Разделяем скорбь вашу и Глафиры Иосифовны и молимся об упокоении души нашего доброго хозяина.
Кроме телеграмм, были письма, из которых приводим, как выдающееся, письмо Профессора Тихомирова. «Милостивая Государыня, глубокоуважаемая Глафира Иосифовна! Не имея возможности принять участия в поминовении, позволяю себе еще раз письменно выразить мое глубочайшее соболезнование в постигшем вас горе. Что потеряло в лице Василия Никандровича Общество акклиматизации, — здесь трудно прибавить что либо к сердечным словам телеграммы нашего уважаемого Председателя. Считаю во всяком случае своим долгом засвидетельствовать, что до тех пор, пока Общество наше будет оставаться верно заветам незабвенного А.П. Богданова, пока оно будет стремиться к тем благородным целям, которым служил покойный, память о Василие Никандровиче Дедюхине останется в Обществе акклиматизации неизменной.
Хотя В.Н. и завещал, чтобы похороны его были, как можно, скромнее и чтобы венков на гробе не было, тем не менее они были: 1) от семьи Анатолия Петровича Богданова (живые цветы), 2) от Отдела голубеводства (серебряный), 3) от Почетного Попечителя Московского Зоологического сада Конст. Капит. Ушкова (бисерный), 4) от Товарищества льняной Мануфактуры Сидорова (металлический), 5) от Членов Товарищей Хозяйственного Комитета Зоологического сада, 6) Крест от Товарищества Вязниковской Мануфактуры С.И. Сенькова, 7) от Императорского Русского Общества акклиматизации животных и растений, 8) от Князя Юсупова Графа Сумарокова-Эльстон, 9) от О.В. Татарникова и 10) от А.А. Шутовых.
Протоиерей Константин Веселовский (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 2-й. 1899 г.).

ВЫСОЧАЙШЕЕ ПОВЕЛЕНИЕ.
Государь Император, по всеподданнейшему докладу Синодального Обер-Прокурора, вследствие определения Святейшего Синода, от 20-го января 1899 года за № 205, Высочайше соизволил на присвоение Ярополческой церковно-приходской школе для глухонемых наименования: «Дедюхинская, Ярополческая духовного ведомства церковно-приходская школа глухонемых, в память 29-го апреля 1891 года.

В 1903 г. Глафира Иосифовна Дедюхина препроводила в Училищный при Св. Синоде Совет сто тысяч рублей на содержание церковно-приходской школы глухонемых в Ярополчской слободе при городе Вязниках.

Категория: Вязники | Добавил: Николай (10.05.2021)
Просмотров: 49 | Теги: Вязники, МОСКВА | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru