Главная
Регистрация
Вход
Пятница
22.10.2021
13:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1408]
Суздаль [432]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [449]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [237]
Судогодский район [108]
Москва [42]
Петушки [156]
Гусь [167]
Вязники [315]
Камешково [105]
Ковров [398]
Гороховец [125]
Александров [273]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [93]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [56]
Муромские поэты [6]
художники [34]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1891]
архитекторы [8]
краеведение [54]
Отечественная война [257]
архив [6]
обряды [20]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Вязниковский район в годы Великой Отечественной Войны

Вязниковский район в годы Великой Отечественной Войны

Весть о начале войны в города и селенья нашего края пришла в тот же день. Всюду стали организовываться штабы ПВО. В штаб города Вязники вошли секретарь ГК ВКП(б) В.Д. Суровегин, председатель горсовета Кубасов и районный военком.
Митинги прошли на высоком идейном уровне, на них уже некоторые просили записать их добровольцами. Их мысли хорошо выразил вязниковский поэт К. Климов.
БОЙЦАМ-СТУДЕНТАМ
Да простят нам потомки
Грехи позабытых зачётов,
Неуклюжесть ответов,
Последней недели «хвосты».
Время грянуло боем,
И стало граничить с почётом
Идти на любые посты.
Мы осадою брали
В тот памятный день военкома
Мы молили его,
Горделиво казали значки
И опять приходили,
Стараясь у ближнего дома
Как возможно подальше
Прятать в карманы очки.
А счастливцы летели,
Как будто на крыльях, обратно.
В общежитье прощанье
И поднят последний стакан,
И казалось простым,
И до боли,
До боли понятным,
Что так грустно немножко,
И дрогнет в пожатье рука.
Это сразу пришло.
Это временным было и нервным,
Это стало далёким,
Как были родной старины.
Каждый рвался на фронт
Обязательно первым...
Да, первым!
Юным только такие
Большие дороги нужны.
И теперь мы проходим.
Смертью платят собаки
За наших погибших друзей,
За убитых бойцов,
За подруг, боевых и весёлых,
Ставших жертвою злобных
И вшивых фашистских зверей.
Да простят нам потомки
Грехи позабытых зачётов,
Неуклюжесть ответов,
Последней недели «хвосты».
Время грянуло боем,
И стало граничить с почётом
Быть защитником счастья
И светлой земной красоты.
Красноармеец К. Климов

В первый же день войны в военкомат полился поток заявлений с просьбой направить добровольно на фронт. На второй день войны состоялось собрание актива городской партийной организации. На трибуну поднялся первый секретарь горкома ВКП(б) В.Д. Суровегин. Он доложил о создавшейся обстановке и неотложных мерах по мобилизации всех сил советского народа на отпор врагу, принятых Политбюро ЦК ВКП(б). Выслушав В.Д. Суровегина, присутствующие, понимая, что необходимо браться за практические дела, решили прений не открывать. В принятом постановлении они призывали всех трудящихся города и района усилить боевую готовность, помнить, что «каждый метр ткани, выпущенный нашими фабриками, это удар по врагу».
Определив задачи по организации массово-политической работы в новых условиях, горком ВКП(б), первичные партийные и комсомольские организации значительно увеличили количество проводимых лекций, докладов, митингов. Их основная тема - героизм советского народа на фронте и в тылу. Разъяснялись опасность, нависшая над страной, необходимость подчинить всё делу разгрома немецко-фашистских захватчиков. У людей воспитывались ненависть к фашизму, любовь к Родине и Коммунистической партии.
Лучшим агитаторам горкома партии присваивали звание «боевых». Среди них был известный многим вязниковцам заведующий отделом пропаганды и агитации горкома ВКП(б) М.В. Черепков, неутомимый, энергичный человек.
Основным программным документом всей практической деятельности являлась директива ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 29 июня 1941 года партийным и советским органам, в которой были определены конкретные задачи о перестройке страны на военный лад, изложенные И.В. Сталиным 3 июля в выступлении по радио. Городской партийной организации нелегко было их выполнять. В первые же дни войны в горком полился поток заявлений от коммунистов с просьбой направить добровольцами на фронт. Понятно, что удовлетворить просьбу каждого не представлялось возможным. И всё же в первые месяцы четвёртая часть партийной и комсомольской организаций ушла с оружием в руках защищать Родину. В числе добровольцев были второй секретарь горкома ВКП(б) В.А. Шуваев, М.В. Черепков, секретари горкома ВЛКСМ Н. Бухвалов, Е. Глазатова, многие секретари партийных и комсомольских организаций.
Всего за годы войны 770 коммунистов и 1340 комсомольцев ушли на фронт. Ряды городской партийной организации поредели. Если в 1940 году в ней насчитывалось 1589 членов, то к осени 1941-го осталось 1183. На место выбывших вставали новые бойцы - представители рабочих, интеллигенции, комсомола. В едином стремлении быть максимально полезными Отечеству подавали они заявления о приёме в партию. «В настоящий тяжёлый период, когда вся страна борется с фашизмом, я прошу принять меня в ряды ВКП(б). Обещаю честно выполнять все задания партии».
Ни на один день не останавливалась напряжённая работа. Патриоты осаждали военкомат. По мобилизации и добровольно на фронт отправилось в годы войны около 27 тысяч жителей города и района, в их числе - 1227 женщин. Мужественно сражались наши земляки за честь, свободу и независимость Родины. 5066 из них отмечены боевыми правительственными наградами. Из Героев Советского Союза, воспитанников города и района, 22 получили высокое звание за боевые дела на фронтах Великой Отечественной. Это А.С. Агафонов, М.С. Борисов, М.Ф. Батаров, М.М. Глебов, И.С. Зудилов, В.А. Киселёв, Н.Ф. Краснов, П.И. Кузнецов, И.П. Корчагин, А.П. Лукин, И.С. Малов, В.М. Морозов, М.И. Мочалов, И.С. Носов, Г.В. Прованов, Н.И. Прошенков, А.Ф. Рыбаков, А.В. Сабашников, Л.С. Седов, А.Г. Хвостунов, Н.Д. Хорохонов, А.С. Шорников.
Вязниковцы шли на смерть ради счастья грядущих поколений. Невосполнимы утраты. Из 27 тысяч человек около 12 тысяч не вернулись с поля боя.
Г.С. Зудилов

Положение в городе

В директиве ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» главная задача определялась так: «... Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятельность, обеспечить усиленную работу всех предприятий».
Лозунгом дня стало: «Работать по-военному». Советский тыл представлял собой в годы войны гигантскую кузницу, где ковалось оружие победы.
Основная тяжесть легла на плечи женщин. С первых дней перед ними встала задача - овладеть мужскими профессиями, заменить на рабочих местах тех, кто взял в руки боевое оружие.
Инициатором этого движения стал коллектив фабрики им. К. Либкнехта. В июле 48 девушек предприятия приступили к изучению токарного, литейного и слесарного дела. Их почин сразу поддержали в других рабочих коллективах. Выступая на страницах газеты «Пролетарий» в августе 1941 года, работница фабрики им. Парижской коммуны Тамара Прохорова сообщала: «Я работала табельщицей, затем - учётчицей готовых изделий. Когда началась война против немецкого фашизма, некоторые мужчины ушли на фронт. Я охотно согласилась овладеть мужской квалификацией. Сейчас учусь на токаря по металлу и скоро буду квалифицированным работником».
Она - первая женщина-токарь в городе. За ней потянулись и другие.
Наступила весна 1942 года. Речники готовились к навигации. Не хватало матросов. И здесь женщины нашли применение своим способностям: когда пароходы «Робеспьер» и «Отважный» отправились в рейс, на их борту были Л. Булдакова и М. Игнатьева - первые женщины-матросы. Чуть раньше, в марте-апреле, как докладывала на бюро горкома ВКП(б) 11 мая секретарь партбюро фабрики «Свободный пролетарий» Солдатова, одиннадцать девушек предприятия - съёмщицы основ и ткачихи - решили овладеть сложной профессией помощника мастера. Так требовало время и сложившаяся обстановка. Если до войны женщин, работающих в разряде мужских профессий, насчитывались на текстильных предприятиях единицы, то к концу её их число увеличилось в пять раз. Среди шлихтовальщиков женщины составляли 74 процента, среди кочегаров - 54.
Широкую поддержку получило начинание на механическом заводе (ныне завод «Текмаш»). Инициативу проявили Аня Баринова, Тамара Власова, Мария Карташова, Лиза Резникова...
Каждый трудовой день определялся единым стремлением - дать больше продукции для фронта. Это находило своё выражение в широко развернувшемся социалистическом соревновании. Текстильщики, например, с мая 1942 года принимали участие во Всесоюзном социалистическом соревновании и неоднократно занимали в нём первые места. Значительно перевыполняли нормы выработки стахановки военного времени: ткачихи И.Ф. Осокина, Е.М. Клочкова, О.К. Щукина, ватерщицы Н.Я. Мякишева, Д.Я. Фролова, гельспингщицы Крашенинникова, А.Ф. Чайкина, чесальщица Крылова, мастер Скосырев и многие другие. В каждом коллективе были свои передовики. В городе, кроме фабрик и механического завода, работало 8 артелей и 5 производств горпромкомбината. Предприятия местной и кооперативной промышленности увеличили выпуск продукции за годы войны на 203 процента, а государственные промышленные предприятия города в целом дали её на 179 миллионов рублей. Достичь такого результата было делом нелёгким. В связи с оккупацией противником ряда областей Советского Союза поставки сырья резко сократились, и это не могло не сказаться на работе текстильных предприятий.
Новая форма социалистического соревнования, родившаяся в годы войны, - организация комсомольско-молодёжных фронтовых бригад. Их девиз: «В труде, как в бою». Начавшееся в стране движение нашло широкую поддержку среди вязниковцев. Первой военной зимой такие бригады появились на фабрике «Свободный пролетарий». Руководили ими М. Романова и М. Хасанова.
Они оправдали высокое звание. Каждый член бригады выполнял ежедневно по две-три нормы. «Наша бригада всегда выполняла план, - вспоминала М. Хасанова, - и хотя трудно было мне выполнять мужскую работу, но я знала, что сейчас всем трудно и нужно стиснуть зубы, но сделать, казалось бы, невозможное. Понимали это все, и неслучайно переходящее Красное знамя за выполнение сменного задания не покидало нашу бригаду».
В июле 1942 года комсомольско-молодёжной фронтовой была объявлена бригада ремонтников фабрики «Свободный пролетарий» под руководством Разуваева. Одной из первых в Вязниках этого почётного звания добилась бригада ремонтников фабрики-школы под руководством Козырева, на фабрике им. К. Либкнехта - Ани Луценко... Число их постоянно росло. Если к концу 1942 года в городе насчитывалось 72 комсомольско-молодёжных фронтовых бригад, то в 1944-м их стало уже 103.
Вся страна была огромным трудовым лагерем. Под руководством и при поддержке партийных организаций рождались всё новые и новые почины, целью которых было постоянное повышение производительности труда. В июле 1941 года в стране по инициативе комсомольцев возникло замечательное патриотическое начинание - движение «двухсотников». Вязниковцы не остались в стороне. Первыми ответили на этот призыв девушки с механического завода А. Баринова, Т. Власова, М. Карташова, с фабрики им. Парижской коммуны - В. Золотова и Н. Ерыгина. Следуя их примеру, сотни горожан встали под знамя этого соревнования. К началу 1942 года оно стало массовым. В 1944 году существовали уже целые бригады «двухсотников». Среди них - бригады Леонида Скосырева и Леонида Рогова с фабрики «Свободный пролетарий».
С улучшением поставки сырья в 1943 году были выведены из консервации и пущены в производство тысячи прядильных веретён, ткацкие станки, что позволило текстильным предприятиям в 1944 году по сравнению с 1942-м увеличить выпуск продукции на 10 процентов. Возросло количество переходов на повышенное уплотнение.
В текстильной промышленности, как и в любой другой, испытывался острый недостаток рабочих рук. На помощь пришли школы трудовых резервов, открывшиеся при фабриках им. К. Либкнехта и «Свободный пролетарий». За годы войны в них подготовлено свыше четырёх тысяч молодых ткачей, ленточниц, прядильщиц, токарей, слесарей, початочниц и рабочих других специальностей.
Есть в замечательной книге Н. Островского «Как закалялась сталь» один из эпизодов, в котором рассказывается о массовом героизме народа в первые годы Советской власти. Это строительство железнодорожной ветки на Боярку. В городе создалось тяжёлое положение с топливом. Партийный комитет призвал комсомольцев и молодёжь на помощь. В труднейших условиях, под дождём и снегом, под пулями бандитов патриоты возводили насыпь, прокладывали шпалы и рельсы и победили в неравной схватке.
В годы войны этот подвиг повторился в Вязниках. Горожане единодушно откликнулись на постановление горкома ВКП(б) о строительстве узкоколейной железнодорожной ветки, связавшей город с Буринским торфопредприятием. Рабочие, служащие, учащиеся отработали на строительстве «дороги» 25 тысяч человеко-дней, раскорчевали и свезли лес с 5 гектаров, выполнили 30 тысяч кубометров земляных работ. Зимой 1943 года по ней было доставлено в город топливо. Его получили и предприятия, и детские учреждения.
Примеры массового героизма были на каждом шагу. Вот как рассказывал об этом бывший директор механического завода, выросшего за годы войны из механических мастерских фабрики им. К. Либкнехта, С.И. Морозов: «Сентябрь 1941 года. Перед небольшим коллективом была поставлена ответственная задача, на решение которой в других условиях потребовался бы не один год. Нужно было на базе фабричной механической мастерской быстро создать новое предприятие с большим объёмом выпуска различной продукции. Не хватало оборудования, а прибывающее негде было ставить. Место квалифицированного токаря, фрезеровщика занимали ребята и девчата, только что пришедшие со школьной скамьи. Люди сутками не покидали цеха, налаживали оборудование, учились, набирались опыта». И завод жил, расширялся, выпускал для фронта осколочные корпуса для гранат и стаканы для зенитных снарядов.
В этих условиях ставились трудовые рекорды. В 1944 году Ивановской области было вручено Красное знамя Государственного Комитета Обороны, завоёванное во Всесоюзном соревновании животноводов. Есть в этой победе доля труда и вязниковских сельских тружеников.
Пришло время, и Красная Армия погнала врага с оккупированной территории Советского Союза. Освобождались разрушенные города и села, сожжённые деревни неограбленные фашистами советские люди. И вязниковцы помогали им, чем могли. Деньги, одежду, семена, продовольствие, учебные пособия посылали они жителям Калининской, Сталинградской областей, освобождённого Донбасса. По этим адресам отправлено 22805 вещей, 608 станков, машины, запчасти и инструмент для МТС. В освобождённые районы выехало на работу свыше 200 коммунистов и комсомольцев.
Помощь рабочей силой оказывалась не один раз. Ещё в 1941 году горожане послали десятерых лучших представителей рабочего класса на завод «Киржач», а с мая 1944 года вязниковская молодёжь приняла активное участие в строительстве Владимирского тракторного завода.
На каком бы участке ни находились вязниковцы, повсюду проявлялся их высокий патриотический долг, верность партии, Родине, народу. И Родина оценила их самоотверженный труд. 23 человека награждены орденами и медалями, кроме того 2757 - медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Ткачихе О.К. Щукиной впоследствии присвоено звание Героя Социалистического Труда, учительнице средней школы № 1 им. А.М. Горького М.А. Архангельской - «Заслуженный учитель школы РСФСР», врачу А.П. Смирнову - «Заслуженный врач РСФСР».
Смирнов Алексей Петрович (1885-1958), заслуженный врач РСФСР. Родился в с. Кидекша Суздальского района. С 1907 по 1912 обучался в Юрьев-Дерптском университете, после окончания которого поступил на работу во Владимирскую губернскую больницу. С 1923 работает в Вязниках в должности заведующего хирургическим отделением. В период Великой Отечественной войны А.П. Смирнов участвует вместе с К.И. Самбородским в формировании эвакогоспиталя, который располагался в Учительском институте, работает в нем ведущим хирургом. Являясь хирургом-консультантом в других госпиталях г. Вязники, он поднял на ноги многих раненых бойцов. После окончания войны А.П. Смирнов как главный хирург города и района работает в первой городской больнице, сочетает работу с активным участием в общественной жизни, свыше тридцати лет был депутатом городского Совета, с 1937 года - членом его исполкома, избирался членом горкома партии. За выдающиеся успехи в лечебной, педагогической и общественной деятельности 5 декабря 1944 г. А.П. Смирнову, первому в городе, было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Награжден орденом Красной Звезды (1945) и орденом Ленина (1951).
Священно народное признание: в память об участии наших земляков в Сталинградской битве и в восстановлении разрушенного легендарного города один из переулков нынешнего Волгограда назван Вязниковским.
Вязники - лишь маленькая частица советского тыла. Но как и во всей стране, здесь каждый отдавал свои силы на то, чтобы обеспечить фронт всем необходимым. В годы войны вязниковцы выпустили 241 миллион метров льняных тканей, то есть столько, что ею можно было обернуть Землю по экватору почти шесть раз, выработали 30 тысяч тонн пряжи, 2800 тонн дефицитной кручёной нитки и дратвы, 10 миллионов мешков, 3200 тысяч комплектов вещевого довольствия (бельё, телогрейки, сумки гранатные, маскировочные костюмы, чехлы для фляг, вещевые мешки). Сапожники подшили около 18 тысяч пар валяной обуви для бойцов Красной Армии.
«Всё для фронта, всё для победы!» Этот лозунг вошёл в сердце каждого советского человека, в том числе и каждого вязниковца. Какая бы инициатива ни зарождалась, она быстро находила широкую поддержку. Наши земляки активно включились в сбор средств на нужды обороны и внесли более 27 миллионов рублей. Собранные деньги пошли на строительство 5 танковых колонн, 3 авиаэскадрилий, боевого корабля, 4 самолётов имени Героев Советского Союза И. Антошкина, И. Зудилова, А. Мошина и А. Хвостунова. Под руководством комиссии, возглавляемой секретарём горкома ВКП(б) С.Н. Громовым, в городе и районе был организован сбор вещей для бойцов и командиров Красной Армии. 2781 индивидуальную посылку отправили вязниковцы на фронт, 4052 — в госпитали. Только тёплых вещей, именно тёплых, если учесть ещё и чувства, с которыми они передавались, послано на фронт 13642. Красноармейцы получали бельё и носовые платки, табак и бумагу, воротнички и носки, мыло и продукты питания от скудного тылового пайка...
За помощь фронту горожане получили шесть благодарственных телеграмм Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. В одной из них говорилось: «Прошу передать рабочим, работницам, инженерно-техническим работникам и служащим механического завода имени Карла Либкнехта, собравшим 25350 рублей на строительство боевых самолётов имени Героев Советского Союза тт. Зудилова, Хвостунова, Антошкина, Мошина, мой братский привет и благодарность Красной Армии. (И. Сталин)».
Такие же тёплые слова благодарности и в других телеграммах.
Не менее ценными были письма бойцов. «Никогда не забуду, Валя, ваш подарок, - писал один из них комсомолке В. Аникиной. - За него я ещё больше убью фашистов. Подарок доказывает, что девушки-патриотки не забывают своих боевых братьев, что наш фронт и тыл едины».
В единстве фронта и тыла достигалась победа. На неё работали все: бойцы и командиры Красной Армии, рабочие и интеллигенция, учёные и школьники... Большую роль сыграли массовые общественные организации. В их числе домовые и уличные комитеты. В Вязниках к концу 1942 года действовало 40 уличных комитетов, во главе которых, как правило, находились женщины-домохозяйки. Домкомы и уличкомы являлись основными помощниками горисполкома в его работе. Они организовывали группы самозащиты, выдавали справки на получение продовольственных карточек, проводили в жизнь решения областного и городского Советов по благоустройству города, учёт неработающего населения и его мобилизацию на трудовой фронт, оказывали помощь семьям военнослужащих, реализовывали государственные займы...
Вся эта многогранная работа по достоинству была оценена руководящими партийными и советскими органами. В марте 1944 года горисполком учредил переходящее Красное знамя и пять денежных премий для награждения лучших. Первым уличным комитетом, добившимся этой высокой награды, стал уличком, возглавляемый А.С. Маштаковой. За ней следовали Васильева, Ромашова и другие.
Все военные годы Вязники жили напряжённой трудовой жизнью. Дыхание войны ощущалось во всём. Об этом свидетельствует письмо вязниковцев землякам, Героям Советского Союза, принятое на торжественном заседании трудящихся, посвящённом празднованию XXVII годовщины Красной Армии. «Находясь далеко от линии фронта, - сообщали они, - мы не были в стороне от борьбы с врагом».
В тяжёлых условиях приходилось учиться и работать, почти круглосуточно, ощущалась нехватка самого необходимого для жизни. В большинстве семей остались женщины, дети и старики.
С первых же дней горком партии, горисполком делали всё возможное для того, чтобы преодолеть бытовые трудности, одеть и обуть ребятишек, не оставить голодными. За четыре года неимоверных испытаний горисполком оказал материальную помощь 17913 семьям военнослужащих, семьям воинов, погибших на фронте, многодетным матерям. Дети фронтовиков, их отцы и матери, жёны и сёстры были окружены вниманием, на которое способна только Советская власть.
Одновременно решалась не менее трудная проблема. Безногими и безрукими, слепыми и глухими возвращались в родные края некоторые советские солдаты. Свыше пятисот человек вернулись с полей сражений инвалидами. О них проявлялась особая забота. В мае 1942 года была организована комиссия по оказанию помощи и трудоустройству инвалидов, возглавить которую партия доверила В.К. Зайцеву. Каждого приезжающего она брала на учёт, выявляла, в чём нуждается, а потом следовала практическая помощь в освоении новой профессии, деньгами, продуктами питания, одеждой, обувью.
К работе подключились комсомольцы и пионеры, все, кто хоть чем-то мог помочь многодетным матерям, семьям военнослужащих или погибших воинов. С особой силой проявился один из гуманнейших законов социалистического общества. «Человек человеку - друг, товарищ и брат». А в ответ труженики тыла получали вот такие письма, как писал вязниковцам наш земляк, Герой Советского Союза, И.Д. Антошкин: «На ваши заботы о моей семье я буду отвечать только своим продвижением вперёд и вперёд».
Добрую славу завоевали тимуровские команды. Они взяли под своё шефство 570 семей. В свою очередь, партийная и комсомольская организации, советские и профсоюзные органы, несмотря на тяжелейшие жизненные условия, продолжали делать для самого юного поколения всё возможное. Все так же гостеприимно встречали детей пионерские лагеря, в которых отдохнуло 2,5 тысяч человек.
Нетрудно представить, на какие средства жил город в военные годы. Приостановилось жилищное строительство. Но горисполком продолжал выделять определённую часть своего бюджета на эти нужды. Общими усилиями было капитально отремонтировано 105 домов, произведён текущий ремонт в 222 квартирах. На это из городского бюджета выделили 1100 тысяч рублей. 1015 тысяч рублей было израсходовано на благоустроительные работы. Именно в тот период заасфальтировали центральную улицу города.
Решая продовольственную проблему, городской комитет партии и горисполком всеми мерами способствовали развитию подсобных хозяйств промышленных предприятий. Двадцать три таких сельскохозяйственных единицы имели в своём распоряжении более тысячи гектаров земли и свыше тысячи голов скота. Это являлось мощным подспорьем для рабочих столовых. Одновременно поощрялось частное возделывание земельных участков. Даже на улицах выращивались картофель и овощи. Вязниковцы старательно занимались огородами. Число их постоянно росло. Если в 1940 году земельные участки имела 3471 семья, то в 1944 - уже 11425. В индивидуальных хозяйствах насчитывалось свыше двух тысяч голов скота. Сельскохозяйственным инвентарём, а также обувью, одеждой, продуктами горожан снабжали предприятия местной и кооперативной промышленности - артели «Трудовик», «Обувщик», «Смычка», «Успех» и другие.
В нелёгком положении оказались лечебные учреждения. Медицинские работники уходили на фронт. В 1944 году вязниковцев обслуживали лишь 169 врачей, фельдшеров, медицинских сестёр против 266 в 1940 году. В годы войны в городе находилось 11 госпиталей, которые располагались в лучших зданиях. Нагрузка на каждого врача увеличилась вдвое. Но вязниковские медики, отдавая делу все свои силы и борясь за жизнь каждого человека, с честью выдержали испытания. Благодаря их самоотверженному труду количество заболеваний в городе снизилось на 30 процентов. Возросли и расходы на нужды здравоохранения. В 1941 году они равнялись 2 млн. 270 тысячам рублям, а в 1944 - 2 млн. 700 тысячам.
Укреплялась материальная база здравоохранения.
Ещё до войны на заседаниях горисполкома шла речь о необходимости открытия в городе противотуберкулёзного диспансера. В 1942 году он вошёл в строй. В том же году начал действовать ночной санаторий, было расширено терапевтическое отделение городской больницы. Спустя год - в 1943-м — стала работать санэпидстанция. А в 1944 году в Вязниках действовали больницы и роддом, поликлиники и амбулатории, четыре здравпункта. Для детей открылись спортплощадки на 1650 человек и пионерские лагеря на 800 человек. На всё это израсходовали свыше 130 тысяч рублей.
Огромную помощь оказали медикам добровольные санитарные дружины. Их было несколько. Одну возглавляла Евгения Васильевна Башилова. Под её непосредственным руководством девчата принимали раненых из вагонов на железнодорожной станции, доставляли их в госпитали, помогали производить первоначальную обработку ран. Все девушки награждены медалями «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Над ранеными брали шефство коллективы промышленных предприятий, учреждений, учебных заведений. Они обеспечили госпитали койками, инвентарём, художественной литературой (передали 1120 экземпляров книг), музыкальными инструментами (гитары, гармони).
С особой заботой относились вязниковцы к эвакуированным. Измученные, вырвавшись из-под бомбёжек, они начали поступать в город с первых дней войны, и уже в декабре 1941 года их проживало здесь свыше 3500 человек, в том числе 227 детей.
Перед горкомом ВКП(б), горисполкомом встали новые задачи: куда разместить прибывших людей, чем кормить?..
Выручили фабричные общежития и сами горожане, многие из которых приглашали эвакуированных на жительство в свои дома, удочеряли и усыновляли детей. В городе, кроме выехавшего из Ленинграда детского дома «Малютка», был открыт детский дом для 100 детей из Смоленской области.
Ни один ребёнок, ни одна семья не оставались без внимания . В порядке материальной помощи горисполком выделил для эвакуированных 21 тысячу рублей, выдал промышленных товаров на 152 тысячи рублей. Несмотря на нехватку топлива, попавшим в беду соотечественникам было выделено 650 кубометров дров. В артелях для них шили одежду и обувь. Взрослым была предоставлена возможность работать на предприятиях. 48 детишек помещены в детские сады.
Приняли новые пополнения и школы. Дети эвакуированных вместе с вязниковскими пионерами и школьниками принимали самое активное участие в общенародном деле.
Немало сделано учащимися: они собирали тёплые вещи и посылки, лекарственные травы и ягоды, бутылки для истребителей танков и металлолом. Нашли своё место ребята и на производстве: во время каникул работали у станков, на полях и фермах колхозов, подсобных хозяйств.
Много добрых дел на их счёту. Высокие моральные черты определяли характер юного поколения вязниковцев. Оно по-своему било врага, как писала в газете «Пролетарий» ученица школы №1 им. А.М. Горького Н. Малгина: «Наши бойцы на фронте бьют врага гранатой, уничтожают его огнём орудий, винтовок, пулемётов, а мы, учащиеся, будем бить его отличной учёбой и посильным трудом». Ребята сдержали своё слово, о чём красноречиво говорят цифры: 79 процентов - успеваемость в 1940-1941 учебном году, 94,9 процента - в 1942-1943 году.
Не всем пришлось учиться в дневных школах. Многие ребята и девчата заменили на производстве ушедших на фронт. Но советскому государству нужны грамотные люди, и выход был найден: в 1944 году в городе открыла свои двери школа рабочей молодёжи. За парты сели 269 молодых производственников.
Кроме грамотных, стране нужны и сильные люди. Поэтому и уделяли должное внимание развитию физкультуры и спорта. В школах ежегодно проводились летние и зимние спартакиады, кроссы и другие виды спортивных состязаний. В зимнем кроссе 1943 года участвовало 1240 человек. Из них около 1000 сдали нормы на значки БГТО и ГТО. В летнем кроссе того же года - около 3000 человек. Свыше 1600 стали значкистами. Два участника сборной команды за успехи в областных легкоатлетических играх награждены грамотами областного комитета по физкультуре и спорту.
В 1944 году в Вязниках открылись спортгородок и три лыжные базы. Молодёжь откликнулась на это событие ещё большей активностью - количество спортсменов значительно возросло. В лыжном кроссе этого же года участвовало более 3000 человек. Из них 2914 сдали нормы на значки, а 38 получили Всесоюзный разряд по лыжам.
Значительным событием в жизни города было открытие в 1944 году детской спортивной школы, ставшей центром подготовки спортсменов.
Г.С. Зудилов

По местам нашей памяти

Осенью 1941 года возникла необходимость создать сеть оборонительных сооружений в Вязниковском районе и вокруг Вязников. Первоначально создавалась только противовоздушная оборона, но в связи с обострением обстановки под Москвой было решено сооружать объекты наземной обороны.
Главными объектами противовоздушной обороны являлись промышленные предприятия, их было 11, объекты жизнеобеспечения. При каждом создали группы самозащиты. Фабрика «Свободный пролетарий» (ныне ООО «Вязниковский льнокомбинат») - это было крупнейшее промышленное предприятие нашего города, около 5000 рабочих, и, следовательно, один из главных объектов противовоздушной обороны. Группы самозащиты состояли из подростков, женщин, стариков, молодёжи, рабочих, которые дежурили на чердаках и крышах.
Одним из главных врагов были зажигательные бомбы. Это бомба весом около 5 кг, она пробивала крышу, от удара внутри неё воспламенялся фосфор и начинался пожар. На этот случай в арсенале отряда имелись простейшие средства - ящики с песком или бочки с водой. Щипцами длиной около 80 - 90 см захватывали такую бомбу за хвостовик и бросали в ящик или бочку. Не нужно забывать, что ночные дежурства не отменяли работу днём. Так и жили.
Ещё возле фабрики были развёрнуты пожарные шланги - тоже на случай пожара. Если бы вдруг немцы применили фугасные бомбы, то на этот случай были оборудованы бомбоубежища. Они представляли собой окопы глубиной от 1,5 до 2 метров.
Вся гора, что ведёт к Летнему парку, была раскопана под окопы-убежища, и при объявлении воздушной тревоги, когда самолёты подлетали к городу, рабочие фабрик и жители прятались в них. Такие же бомбоубежища находились и у Клязьмы. На фабриках всегда дежурил медицинский пост. Так же обстояло дело и на фабриках им. Парижской Коммуны, К. Либкнехта и других. Жители города на своих приусадебных участках строили индивидуальные окопы и землянки для личной защиты.
Ещё одним элементом противовоздушной обороны была светомаскировка. Её ввели в нашем городе ещё 25 июля 1941 г. Она была очень важна, т.к. ночью освещение - единственный ориентир для самолётов.
Для наблюдения за правильностью светомаскировки, а также для борьбы с её нарушителями, из пионеров были созданы специальные отряды. Они каждый день дежурили на улицах и, если видели нарушение, стучали по окнам. Жителям не всегда нравилось такое поведение, и в архиве есть любопытный документ, где жители ул. Красной (ныне Сергиевских) жаловались на пионеров. На это начштаба Бата- сов ответил: «Молодцы пионеры, а вас судить надо!».
Кое-где устанавливались пулемёты, например, на колокольне Покровской церкви. Это всё были объекты ПВО, но в связи с ухудшением обстановки под Москвой были созданы объекты наземной обороны.
Возле д. Мокрово и д. Симонцево создавались лесные завалы длиной до 0,5 км. Они состояли из спиленных деревьев, уложенных макушкой к городу. Это было почти непреодолимое препятствие для танков и пехоты (их можно или разобрать или сжечь - а на это уходило драгоценное время). В д. Чудиново были выставлены противотанковые ежи. Это несколько сваренных между собой кусков рельс - танкам было трудно их преодолеть. Специальная команда из жителей эти ежи на день убирала, а ночью опять выставляла. На случай, если бы немцы стали обходить Чудиново, была выкопана линия окопов - от железной дороги до ст. Мстёра - в которой при надобности засели бы пулемётчики.
Эти окопы копали жители района и рабочие фабрик. Стоял ледяной октябрь, земля уже промёрзла и, чтобы облегчить труд, ночью жгли костры из «костры» (отходов льняного производства) - земля оттаивала, а потом копали. Глубина окопов - около 2 метров. Сейчас, конечно, они заросли бурьяном, почти сравнялись с землёй. Но учащиеся Чудиновской СОШ расчистили часть бывших окопов и установили на этом месте мемориальную доску.
На случай, если бы танки всё-таки прорвались, был выкопан противотанковый ров, который защищал наш город. Он протянулся от железной дороги до д. Липки почти на 3 км. Земля была срыта стеной высотой 2 метра, а вырытая земля разбрасывалась перед стеной. Такую преграду танкам преодолеть было весьма проблематично.
В таких тяжёлых условиях вязниковцы жили под девизом «Всё для фронта, всё для победы!». Наш город как военный объект представлял интерес для противника. В Вязниках производились кожухи для гранат (каждый день по 60 ящиков), которые отправлялись в Ульяновск — там их начиняли порохом. Это было очень важно, так как по улицам разрушенных городов пушкам и танкам сложно было пройти, поэтому применялись гранаты. Также производили стаканы для зенитных снарядов, а на фабрике им. Парижской Коммуны был крутильно-дратвенный отдел, который единственный в Советском Союзе производил кручёную дратву, необходимую для обуви. Ещё в Вязниках производили сухари (600 тонн), обмундирование, бельё, делали брезент и т.д. Кроме того, в городе уже существовала мощная авиационная истребительная школа и формировалась 316-я стрелковая дивизия. В городе обучались пулемётчики, гранатомётчики, связисты, бронебойщики, медицинские сёстры, санитары. Однако немецкая авиация наш город не бомбила, хотя летали над ним ещё с начала войны.
Со смотровой площадки в микрорайоне Толмачёво открывается замечательный вид на заречье. Это визитная карточка нашего города, но очень многие знают, что там, за Клязьмой, в 30 километрах от города, в так называемом Ярополческом бору, была база партизанского отряда численностью 50 человек. Он был создан в обстановке строгой секретности на случай, если бы война приблизилась к нашим Вязникам.
Эту базу было поручено создавать директору фабрики «Свободный пролетарий» М.И. Крошкину. Были вырыты землянки, завезли продукты, обмундирование. Оружие было примитивное, боевое планировалось выдать только в случае прорыва немцев. Каждого члена отряда вызывали на беседу в городской штаб обороны, предупреждали о трудностях, но отказавшихся не было. Для связи с партизанами была создана и подпольная группа численностью 8-10 человек, выбирались явки и пароли. К сожалению, до наших дней никто из участников этого отряда не дожил, а вот землянки за рекой сохранились до сих пор. Часто задают вопрос: были ли в городе диверсанты? Да, были. Однажды в одну из зимних ночей от церкви Золотуха, за рекой, были выпущены сигнальные ракеты в сторону фабрики им. Парижской Коммуны, как бы с приглашением бомбить. Это было замечено с поста ВНОС, сообщили в штаб, были посланы конные патрульные, но они никого не обнаружили. Были и другие случаи, когда в ночное время по территории города разбрасывались листовки враждебного содержания.
С целью борьбы с фашистскими лазутчиками, парашютистами, агентами охраны мостов и ж/д станций были созданы два истребительных батальона. Один – мужской, другой - женский. Патрулировали они ночью, имели при себе холодное оружие, берданки.
В годы Великой Отечественной войны на колокольне Троицкой церкви, как на самом высоком месте Вязников, располагался пост ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи), с которого велось наблюдение за пролетающими самолётами, за окрестностями города. Он был организован 24 июля 1941 г. На этой колокольне дежурили по два человека, в основном комсомольцы, вооружённые биноклем. Одним из них был Константин Мурзов (ученик 10-го класса) - секретарь комитета ВЛКСМ школы им. Парижской Коммуны. Самолёты определялись по звуку, который слышен за 8 — 10 км. Мотор советских самолётов работает ровно, а немецких - гудит прерывисто. Все сведения по телефону сообщались дежурному по штабу, а тот в свою очередь, при необходимости, сообщал в г. Горький (ныне г. Нижний Новгород). Таким образом, это и частичное участие в обороне г. Горького и г. Дзержинска.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод. Основная цель создания обороны города Вязники и Вязниковского района - это создание своеобразного стратегического наблюдательного поста, с которого, в случае чрезвычайной ситуации, информация и предупреждение поступали во все крупные города нашего региона (Ковров, Дзержинск, Горький и др.). Если же сложилась бы ситуация, что фашисты прорвали оборону Москвы и наступают в нашем направлении - задача обороны была хоть на несколько дней задержать врага, нанести хоть какой-нибудь урон. И вязниковцы делали для этого всё.
Е. Кривик

Вязниковские школьники в годы войны

1941 год. Окончен седьмой класс восьмилетней школы № 5 им. А.С. Пушкина. На руках - аттестат с одними пятёрками и почётная грамота. Впереди безоблачное лето, беззаботное детство и отдых. Но всё получилось далеко не так. 21 июня была суббота и многие девчонки и мальчишки уехали в пионерский лагерь, расположенный в лесном массиве около Мстёры. Территория лагеря была обнесена забором с проходной будкой. Для нашего жилья были заготовлены палатки. Кругом земляника, зелень, чистый воздух. Все дети испытывали радость и ждали предстоящий отдых. Но всё омрачилось через сутки. 22 июня нам стало известно, что началась война. Помнится, все по-разному восприняли это известие: кто-то плакал и стал проситься домой, кто-то не верил, что немцы могли напасть на Советский Союз. Но факт оставался фактом. Начальник лагеря В.Ф. Овечкин меня (Руфу Пайкову) и ещё одну девочку «вооружил» учебными винтовками и поставил «часовыми» у входа в будку. «Никого не пропускать ни на территорию, ни с территории!» - таков был приказ начальника. Вечером к будке подошёл молодой мужчина и хотел пройти на территорию лагеря, но мы преградили ему дорогу. Тогда он сказал: «Я секретарь горкома комсомола Бухвалов». На что я ответила, что сейчас вызовем начальника лагеря, и послала вторую девочку за Виктором Фёдоровичем. Начальник быстро появился, и вопрос был решён. А мне на вечерней линейке была объявлена благодарность за бдительность. Это незабываемо до сих пор. А в понедельник, к вечеру, приехала мама моего одноклассника Павла Куртина (ему было 16 лет) и сказала: «Сыночек, поедем домой, отца мобилизовали на фронт, а ты заменишь его на работе». В то время отец Павла работал на фабрике им. Парижской Коммуны слесарем или токарем. Павел уехал и всю свою жизнь до пенсии так и проработал на этой фабрике.
В последующие дни нашего пребывания в лагере приезжали и другие родители, чтобы забрать сына или дочь на замену ушедших на фронт отцов или матерей. Лагерь жил своей жизнью. Заметно изменилась дисциплина, порядок был во всём. Как и чем только могли, помогали колхозникам, там тоже уменьшилось количество рабочей силы.
Лето продолжалось, а одноклассники, друзья из соседних домов «разлетелись кто куда». Некоторые уехали к родственникам в деревни, где они могли помочь колхозникам и посытнее поесть. Многие остались в городе, устраивались куда-нибудь на работу, чтобы получать хлебную карточку в 600 гр. Вся территория нашего «Севера», кроме домов, построенных в 30-е годы, была засажена картофелем, даже овраги. Давали участки по организациям и для огородов. Наша семья получила такой участок ещё до войны в конце Пушкинской улицы, у Клязьмы. Все это давало такое подспорье семьям. А многие ходили по деревням, чтобы обменять на продукты свои вещи.
Мы остались вдвоём с мамой. Папу отправили на фронт, а брата мобилизовали сразу в Иванове, где он учился в индустриальном техникуме на третьем курсе. Жили мы на частной квартире, в одной комнате, которая отапливалась из общей кухни. Тепло почти не поступало в комнату. На зиму мы смогли купить только один воз дров, а остальное топливо заготавливала мама. С сентября до снега она ежедневно уходила в деревню Золотая Грива (Золотуха), где в крайнем доме жила семья сёстры моего папы. Там росло много тальника. Она рубила его и складывала к сараю, а потом делала вязанку и к вечеру на плечах с ней шла домой. А когда начался санный путь, мама после обеда с большими санками шла в деревню, нагружала эти санки заготовленным осенью тальником и отправлялась домой. Я училась в восьмом, потом в девятом классах в вечернюю смену. Закончив уроки, я шла к мосту и там встречала маму, чтобы помочь дотянуть этот воз до дома. Тальник дома рубили на нужную длину и добавляли его к купленным дровам. Всё равно жили в холоде.
Летом 1941 года подростки «разбрелись» кто куда: кто-то пошёл учиться в педучилище или текстильный техникум, кто-то - в ФЗО. Я начала учебный год в восьмом классе школы № 3 им. В.И. Ленина. В основном здании школы размещался госпиталь, а мы учились в бывшем Доме пионеров, что в переулке Советской улицы. Перед началом учебного года помогали в оборудовании и уборке помещения. Надо было всё перенести из основного здания. Работали дружно, безотказно, духом не падали. Трудно было с учебниками, давали один на несколько человек, писали кто на чём. Тетради сшивали сами из бумаги, какая была, использовали и газеты. Хлеба учащиеся получали по 400 гр. В школе ничего не давали, поэтому ждали с нетерпением конца уроков, но не унывали. Были и кружки. А.И. Верхова организовала хор, устраивались вечера с самодеятельностью. На уроках, кроме основных предметов, были введены «военное дело» (учились разбирать и собирать винтовку, заряжать и стрелять) и «санитарное дело», где учили теоретически и практически, что должна знать медсестра. Директором школы была Конкордия Ивановна, эвакуированная из Ленинграда. Строгие и добрые учителя. В школе был порядок и дисциплина. В летние каникулы, осенью работали на колхозных полях, в пригородном совхозе, где подкармливали нас обедом. Самое главное - верили в нашу победу над врагом, не было паники, хотя знали, что взрослые копают окопы, траншеи за городом - это когда осенью 1941 года враг рвался к Москве. Ежедневно, ровно в 12 часов ночи, над Вязниками раздавался гул немецких самолётов, которые летели бомбить город Горький. Но наши комсомольские отряды своевременно извещали штаб в Горьком о приближении самолётов, и там их встречали как подобает. А наши штабисты дежурили на колокольне церкви, что у школы № 1 им. М. Горького. Тяжело было переживать народу все невзгоды в первые годы войны, когда вражеские войска вели ожесточённые бои на нашей территории. Город за городом наши войска оставляли после упорных боёв. Враг рвался к Москве, но был остановлен. Советский народ, в том числе и школьники, старались как могли помочь фронту. Собирали деньги на приобретение танков и другой военной техники. Посылали посылки для фронтовиков с вещами. Дети участвовали в этом (вязали носки, шарфы, обшивали и обвязывали носовые платки). Тяжело было слышать, как соседи, родственники, знакомые получали «похоронки». Получили и мы с мамой. Папа погиб в боях за освобождение г. Витебска. Многие верили, ждали, что вдруг совершилась ошибка и их воины вернутся домой. И вот наступило время, когда наши войска перешли в наступление на различных участках захваченной немцами территории. Больше появилось уверенности в нашей победе. Появились продовольственные карточки, на которые стали выдавать крупу, даже американское сало. Бутерброды из чёрного хлеба с этим салом были очень вкусны. Жизнь постепенно становилась легче. Жили и работали под лозунгом «Всё - для фронта, всё - для победы!».
И вот долгожданная победа. Выло много слёз радости, и слёз от потерь близких. Приезжали из госпиталей раненые. Приехал и мой брат после тяжёлого ранения под Сталинградом и полугодового лечения в госпитале.
Надо было теперь восстанавливать разрушенное, строить новую жизнь. Военные дети, подростки закончили учёбу в школах, техникумах, ФЗО. Многие стали продолжать учёбу в вузах. По-разному дети войны переносили эти тяжёлые годы, по-разному сложилась у них дальнейшая жизнь, но никогда не забудется, насколько сильны в военные и послевоенные годы были единство среди народа, дружба, помощь другу и вера, что мы победим. Так оно и случилось. Такой народ непобедим.
Р.М. Лифанова

Никологорцы – труженики тыла

Великая Отечественная война 1941 - 1945 годов. Через неимоверные испытания шёл наш народ к Победе. Мужчины сражались на фронте не щадя своих жизней, а в тылу женщины, дети, старики тоже ковали победу. Вся страна от мала до велика поднялась на защиту своей Родины. Наш посёлок был глубоко в тылу, но и он перешёл на военный режим жизни. Мужское население на фронте, остальные у станков, в поле, на работах. Жизнь стала напряжённой, тревожной. Все наши предприятия выполняли заказы фронта. Фабрика «Большевик» выпустила к 1945 году 4550 тысяч метров мешковины и 118 тысяч метров паковочной ткани.
Артель имени Крупской (ныне Никологорская швейная фабрика) получила задание на пошив армейских варежек, ватных брюк, нижнего военного белья. Отстояв смену, женщины зимой шли на расчистку дороги до железнодорожной станции «Сеньково», чтобы без задержек доставлять продукцию к железнодорожному узлу.
Осенью работали в колхозе, убирали урожай. В свободное время писали бойцам письма, собирали на фронт посылки: тёплые носки, варежки, кисеты, письменные принадлежности.
Трудились люди с молчаливым рвением, упорно, не ожидая взамен никаких наград. Среди работниц было организовано соревнование, были свои передовики и победители - как поощрение была возможность поставить личное клеймо на изготовленной продукции.
Одной из лучших ткачих фабрики «Большевик» военного времени была Евдокия Фёдоровна Гусева.
Совсем молоденькой девчонкой пришла она на фабрику в 1928 году и проработала здесь ткачихой 52 года. Сначала работала на двух станках, затем одной из первых на фабрике поддержала почин сестёр Марии и Евдокии Виноградовых и перешла на обслуживание шести станков. Вслед за ней потянулись и другие: Кислова М., Покровская К., Матвеева М., Долбилина А., Копьёва Д., Панкратова. Годы войны стали для женщин большим испытанием: изменились условия труда, питание, да и вся тяжесть домашнего труда легла теперь на их плечи. Прежде чем выйти на работу, женщины ехали в лес за дровами, чтобы отапливать цеха, а уже потом вставали к станку и работали по 10 - 12 часов. Часто не хватало сырья, транспорта. Зимой они брали в руки лопаты и расчищали вручную дорогу до Сенькова - а это 13 километров. Только тогда можно было подвезти к фабрике сырьё. День и ночь предприятия работали с затемнёнными окнами. На «Большевике» работало всего трое мужчин - передовых ткачих переводили в поммастера. Работала помощником мастера и Евдокия Федоровна Гусева, в 1944 году она вступила в КПСС. За свой доблестный труд была награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.» и лентой, медалью «За трудовое отличие», «Ветеран труда», знаками «Победитель соцсоревнования» и «Ударник коммунистического труда».
Посёлок у нас маленький, и когда мужчины ушли на фронт, их заботы достались женщинам. Хочется предложить вниманию воспоминания некоторых из них.

Любовь Ивановна Михалевская
«Никогда не забыть этот день - 22 июня 1941 года. День обещал быть тёплым и солнечным, и мы с мужем и дочкой решили пойти погулять в центр. Вася нёс на руках Алевтину, в центре уже было много гуляющих, лавочки в сквериках почти все были заняты. Вдруг в 12 часов по радио заговорил Левитан, в его голосе звучала тревога. Он объявил, что сейчас будет выступать министр иностранных дел Молотов. Все замерли... Молотов сказал, что в 4 часа утра фашистская Германия нарушила границы Советского Союза, уже горят наши села, разрушены города. Это война... Я в это время работала в средней школе старшей пионервожатой и была накануне избрана секретарём партийной организации. Хотя был выходной, мы собрались в школе, сидели в зале грустные, притихшие, с думой о том, что же теперь будет. Л в это время военком и заведующий военным столом райкома партии выписывали повестки для отправки на фронт. Мобилизация началась в посёлке в первый же день войны. Один за другим стали уходить на фронт учителя: Рожков Михаил Иванович, братья Муравьевы, Владимир и Александр Ивановичи, Кудакин Николай Иванович. Добровольцами на фронт уходили мои первые пионеры, мои мальчишки и девчонки. Сердце обливалось кровью, когда я их провожала - молодых, красивых, ещё не познавших первой любви. Их юность опалена войной, и многие не вернулись домой с поля боя. В первые дни войны девчат не брали, но девочки осаждали военкоматы и добивались своего. Первой ушла на фронт Юля Голубева, а потом Тамара Баташева, Фая Рябинкина, Зина Мосалёва и многие другие. Провожать их было ещё тяжелее.
В школе обстановка изменилась: дети притихли, сразу как-то повзрослели. Страна быстро перестраивалась на военный лад, и мы в школе направляли работу на помощь фронту. Взрослое население после работы ходило на курсы ПВХО, рыть окопы и траншеи, зимой - чистить дороги. Осенью ученики помогали колхозу убирать урожай, а после жатвы ученики младших классов выходили в поле собирать колоски. Учителя ездили осенью на тележках, а зимой - на салазках с учениками старших классов за дровами для школы, собирали и посылали на фронт тёплые вещи. Не стало тетрадей, и ребята писали на старых книгах, газетах, но учились хорошо, верили в победу.
В марте 1942 года меня неожиданно вызвали в райком партии и сказали, что мне надо перейти работать в прокуратуру, заменить ушедших на фронт прокурора и следователя. Прокурор Уткин рекомендовал вместо него именно меня. Я отказывалась как могла слишком ответственная эта работа и малознакомая мне. Но мой отказ не приняли. Прокурор сказал, что я человек грамотный, честный и во всём разберусь постепенно. Пришлось переходить на эту должность. С болью в сердце я уходила из школы, много слёз пролила, прощаясь с любимым делом и детьми. Но и в прокуратуре я связи со школой не теряла, а мои пионеры, ушедшие на фронт, писали мне тёплые и трогательные письма. Переписывалась я с Владимиром Тоготиным, с Тамарой Баташевой, с Фаей Рябинкиной, Зиной Мосалёвой, Костей Панкратовым, Лёней Каменевым. Писали мне товарищи по комсомолу, и всем я отвечала, как бы ни была занята.
У нас в прокуратуре была лошадь, и мы в выходные ездили в лес пилить дрова для своего учреждения, для себя и для детских учреждений. Мы были молоды, и сил хватало на всё: пилили дрова, грузили в тележку, а кололи те двое мужчин, что остались в прокуратуре - старый прокурор и конюх-подросток. А весной мы сами запрягались в плуг и пахали приусадебные участки, засаживали все пустующие поля картофелем, овощами. Мне было очень трудно одной с маленькой дочерью, ведь муж и мой брат ушли на фронт, и мне помогали, как могли, свекровь и свёкор, заменили самых близких родных.
В коллективе трудности переносятся легче, и мы выдержали всё, дождались нашей Победы, встретили с войны вернувшихся и оплакали погибших. К моему счастью, муж и брат вернулись целыми домой. Я помню и тот счастливый день 9 мая 1945 года: весть о Победе услышала я в прокуратуре, сразу поехала домой - в посёлке все столпились у репродуктора и слушали сообщение о капитуляции Германии. Сколько было слёз, песен, и, пожалуй, никто в эту ночь не спал, все гуляли, улыбались, радовались, пели и даже танцевали прямо в центре посёлка». Наш народ силён своей безграничной любовью к Родине, поэтому он непобедим!
Р.М. Лифанова

Источник:
Зудилов, Георгий Сергеевич. Отстоим Москву! Фронт. Тыл. Вязники. Очерки об участии вязниковцев в обороне Москвы. Архивные документы о помощи вязниковцев фронту. - Владимир: Транзит-ИКС, 2007. - 148 c.
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны
Герои Советского Союза Владимирской области
Каськова (Молодкина) Анастасия Михайловна (1915 – 1999) – первый пилот-девушка Вязниковского района
Пленные итальянцы в Вязниковской земле

Категория: Вязники | Добавил: Николай (17.06.2021)
Просмотров: 66 | Теги: Вязниковский район, Вязники, вов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru