Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
05.12.2022
17:29
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1501]
Суздаль [450]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [481]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [13]
Собинка [143]
Юрьев [247]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [168]
Гусь [187]
Вязники [343]
Камешково [114]
Ковров [426]
Гороховец [131]
Александров [291]
Переславль [116]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [91]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [119]
Писатели и поэты [188]
Промышленность [129]
Учебные заведения [155]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [63]
Муромские поэты [6]
художники [51]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2250]
архитекторы [30]
краеведение [69]
Отечественная война [267]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [37]
Оргтруд [40]

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 30
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Казенный винный склад в гор. Владимире

Казенный винный склад в гор. Владимире

О питейных заведениях во Владимирской губернии (1863)
В 1874-77 гг. во Владимире 4 водочных завода на 500 т. руб., 1 пивомедовар. на 5 т., 1 солодов. на 2 т. Водочные заводы производят до 120,000 т. ведер и более половины продают за город. Пиво-медоваренный завод за Клязьмой у живого моста уменьшает производство вследствие конкуренции привозного пива.

11 августа 1893 года Владимирская городская Дума приняла очередное постановление, регламентирующее работу трактиров и других питейных заведений. В постановлении, например, говорилось: «Воспрещается открытие заведений в окраинах Солдатской слободы, в подвальных этажах, имеющих углубление пола ниже аршина. В заведениях для трактирного промысла должно быть ежедневно приготовляемо не менее двух горячих блюд».
В то время во Владимире насчитывалось более сотни различных питейных заведений: трактиров, «ренсковых погребов», портерных, буфетов. Всего в 70-е годы XIX века во Владимире приходилось одно питейное заведение на 164 жителя, а в России в среднем – одно на 1200 жителей. Город был заинтересован в доходе от мест продажи горячительного, и в то же время пытался контролировать порядок их работы. См. Общества трезвости Владимирской губернии.
6 июня 1894 года по замыслу мудрого министра финансов Сергея Витте было утверждено «Положение о казенной продаже питей», давшее начало казенной (то есть государственной) винной монополии со своей системой складов, производств и лавок. И все ради контроля за продажей алкоголя и пополнения бюджета за счет акцизов. Отреагировали на «Положение» и во Владимире. В сборниках документов сохранилось «Отношение Владимирского губернатора министру финансов» от 15 января 1896 года, в котором по итогам заседания губернского собрания во Владимире по итогам докладов с мест было сказано: «...Председатель Губернской управы обратил внимание собрания на то, что введение казенной продажи вина во Владимирской губернии в 1-ю очередь представляется крайне желательным ввиду исключительных условий фабрично-промышленного характера деятельности населения во Владимирской губернии».


Большая Московская улица. Около 1913 г.
Справа: высокий трехэтажный кирпичный дом с балконом, двумя навесами крылец, вывесками; на одной из которых надпись: “Владимирское акцизное управление” трехэтажный.

Владимирское Акцизное Управление образовано 1 августа 1898 г. и отделено было от Нижегородско-Владимирского Акцизного Управления для подготовительных работ по введению, с 1 июля 1901 г., казенной продажи питей во Владимирской губернии.
Состав Акцизного Управления в период времени 1898—1900 гг. был следующий: Управляющий, двое Старших Ревизоров, один Младший Ревизор, Секретарь и его Помощник, Бухгалтер и его Помощник, три Окружных Надзирателя в гг. Владимире, Муроме и Александрове, 3 Делопроизводителя в Окружных Акцизных Управлениях, 17 Помощников Надзирателей, 13 Контролеров и 2 Надсмотрщика.
В год введения в губернии казенной продажи питей состав Управления был увеличен 2 должностями Помощников Надзирателей, 15 — Контролеров, 7 должностями по казенной продаже питей (Главного Счетовода и 4 Помощников его, Заведующего Делопроизводством и его Помощника).
Деятельность чинов акцизного надзора в 1898—1900 гг. и в первой половине 1901 года, помимо налагаемых на них Уставом об акц. сб. обязанностей по наблюдению за приготовлением и продажей в губернии предметов, облагаемых акцизом, а в преследовании нарушений Акцизных Уставов, заключалась в обширных подготовительных работах по введению казенной продажи питей.


Акцизное управление в 1898 году хотело построить здание для винного склада на Дворянской улице, на месте частной усадьбы, в районе современного входа на лестницу к стадиону «Торпедо». На этой усадьбе в течение полувека помещался дворянский клуб. А сад был единственным в городе общественным садом. Узнав, что усадьба заторгована акцизным ведомством, дворянское общество тотчас оценило последствия, грозящие клубу и городу: вырубку сада, порчу мостовой от тяжелых транспортов, неудобство для соседей, стеснение для экипажей. Они написали городскому голове, что "с упомянутой постройкой неизбежно утратится удобство для всех прочих домовладельцев в указанной местности". В итоге, губернское Акцизное управление пошло навстречу владимирским обывателям. Городское общество предложило акцизному ведомству альтернативу - пожню Макаровку за Нижегородской заставой, поблизости от реки, шоссейной и железной дорог...
Под руководством городского архитектора М.П. Кнопфа летом 1898 года был выбран земельный участок площадью 3608 квадратных саженей (1,6 гектар).
28 мая 1899 г. губернские архитектор А.П. Афанасьев и инженер И.А. Карабутов утвердили сметы на строительство винного склада с жилым домом и службами при нем. Согласно сметам, казенный винный склад во Владимире обошелся в 214 тысяч царских рублей. Автором проекта и руководителем строительства был архитектор П.Г. Беген. Подряд на проведение строительных работ получила варшавская фирма «Арнольд Брониковский и К».
Началось строительство трех винных складов во Владимирской губернии – кроме губернского центра еще в Александрове и Муроме.
В конце 1900 г. фирма в основном закончила возведение главного четырехэтажного кирпичного корпуса, спирто-хранилища, угольного завода, котельной с трубой, ледника, ограды с двумя сторожками, сараев, бондарни и жилого дома для персонала. Глубина специально артезианского колодца для водоснабжения склада достигала 749 футов. Вода оказалась очень жесткой и ее приходилось размягчать содой и известью. Над главным корпусом здания установили две высокие башенки. Под крышей правой из них должны были изготавливать (и производят до сих пор) водку, под левой - ликеры и настойки. Рассчитывалось, что на складе будут разливать около 400 тысяч ведер (декалитров) «вина обыкновенного», «вина столового» и 90 и 95-градусного спирта в год. Сам ректификованный спирт поступал во Владимир из Польши и Прибалтики, которые в то время входили в состав Российской империи. Емкости в 1/4 (четверть) ведра, 1/20, 1/40, 1/100, 1/200 (шкалик) поставляли местные стекольные заводы. Пробки доставляли из Курляндской губернии, этикетки из Москвы, березовый уголь из Нижегородской губернии.
Строительство склада завершилось в конце мая 1901 г. 28 мая 1901 года на предприятии уже начался розлив вина. Однако днем рождения предприятия считается 1 января 1901 г., когда впервые были выпущены 400 ведер водки. Ректификованный спирт для изготовления продукции поступал во Владимир из Польши и Прибалтики, которые в то время входили в состав Российской империи. Емкости в 1/4 (четверть) ведра, 1/20, 1/40, 1/100, 1/200 (шкалик) поставляли местные стекольные заводы. Пробки доставляли из Курляндской губернии, этикетки из Москвы, березовый уголь из Нижегородской губернии. Реализация продукции стала осуществляться через приписанные к заводу 114 винных лавок.
Первым директором водочного завода стал Карл Карлович Штанге. Он родился в 1853 г. в семье коллежского советника Ведомства путей сообщения. Его отец был лютеранин, а мать - православной. После окончания реального училища Штанге поступил на государственную службу. В столице Карл Карлович дослужился до старшего участкового контролера Петербургского акцизного управления. Затем он переехал во Владимир и вступил в должность директора водочного завода с 14 января 1901 г. с окладом 2000 руб. в год. 27 февраля Штанге был утвержден в должности. 11 марта 1901 г. он дал как чиновник «Клятвенное обещание» верно служить императору Николаю II. Однако работать на новом месте ему пришлось недолго. 15 сентября 1904 г. Штанге просил освободить его от должности, а через день, в ночь с 16 на 17 сентября Карл Карлович скончался во Владимирской губернской земской больнице.
На его место 10 октября был назначен 39-летний дворянин Михаил Фёдорович Гесли с Муромского винного склада с окладом в 1500 руб. в год. В отличие от первого директора он трудился на этом месте весьма длительное время, ненадолго пережив падение самодержавия. Под его руководством были четко отлажены операции по розливу: мойка посуды, резка пергамента, закупорка пробками, штемпелевание этикеток и упаковка в ящики с соломой бутылок емкостью от 3 (четверть) до 0,06 л. (шкалик). Оборудование было достаточно современным для того времени [транспортер посуды системы Памфилова, пароперегреватель фирмы А.В. Барии с 4 трубами Фильда, печи системы Трухановского, позднее - Муранье (Шамбо)]. Слабым местом в технологической цепочке была транспортировка по заводской территории посуды для розлива. Она осуществлялась вручную, на вагонетках.


Казенный винный склад. Нач. XX в. Стекло, негатив на стекле. 9x12.
Кирпичное здание промышленного типа, с элементами псевдорусского стиля, темное, со светлым цоколем (1901 г., архитектор П.Г. Беген). Средняя часть - двухэтажная, с надписью “Казенный винный склад”, боковые - трехэтажные, с декоративными фронтонами вверху. Слева примыкают кирпичные ворота и флигель в одно окно, с декоративным фронтоном.




Ул. Большая Нижегородская, д. 62

В день введения казенной продажи питей 1 июля 1902 года было открыто в губернии 320 казенных винных лавок, в том числе 80 в городах и 240 во внегородских поселениях. Так продажа алкоголя владимирской марки через казенный склад пошла.
Открытие казенной продажи питей во всех пунктах губернии, где имелись казенные винные лавки, прошло благополучно, при вполне нормальных условиях, и никаких инцидентов не наблюдалось. Отношение населения к монополии было в общем сочувственное.

В 1911 г. состав Владимирского Акцизного Управления был следующий: Управляющий, 2 Ревизора, Техник, 2 Секретаря, 2 Бухгалтера, 2 Помощника Секретарей, Бухгалтер, 8 Делопроизводителя, 2 Окружных Надзирателя, 11 Помощников Надзирателей, 9 Участковых Надзирателей, 29 Контролеров.
С введением в губернии казенной продажи питей деятельность акцизного надзора направлена была главным образом на установление правильного производства торговли в казенных местах продажи питей и по наблюдению за таковою продажей в заведениях частных лиц. В этих целях Помощникам Надзирателей и Контролерам вменено в обязанность ревизовать винные лавки первым ежемесячно, а вторым два раза в месяц. Независимо сего на обязанности акцизного надзора лежало наблюдение за качеством приготовленных питей в местах выделки и в преследовании нарушений Уставов об акцизных сборах.
Мест производства и продажи предметов, облагаемых акцизом, имелось по отчетным сведениям за 1911 год: 8 винокуренных заводов, 1 пиво-медоваренный завод, 2 нефтеобрабатывающих завода, 4 казенных винных склада, с одним ректификационным отделением при складе в г. Муроме, 280 казенных винных лавок и 604 частных мест продажи крепких напитков, принадлежащих частным лицам.
В период времени с 1909 по 1911 гг. включительно было приготовлено на частных заводах разного рода продуктов и поступило за это же время разного рода доходов:

Из приведенных выше цифровых данных можно усмотреть. что число казенных винных лавок в губернии с 320, открытых в год введения казенной продажи питей, сократилось до 270, существовавших в 1911 году; количество же потребления крепких напитков прогрессивно увеличивалось с каждым годом и достигло в 1911 году 1445171 ведро.
Заметное сокращение числа казенных винных лавок началось с 1906 года, когда к концу этого года было закрыто 27 лавок, в течение 1907 года закрыто 18 лавок и в течение 1908 года 6 лавок. Причины закрытия казенных винных лавок разнообразны, но большинство из них — ходатайства местных сельских обществ; некоторые закрыты за ненадобностью, в виду имеющихся в тех же местностях или по близости других казенных винных лавок, по незначительности продажи, после пожаров и ограблений и за неприисканием или непригодностью помещений для лавок.
За десятилетний период существования казенная винная монополия настолько вошла в жизнь и привычки населения, что со стороны последнего не могло иметь места проявление в резкой форме сочувственного или не сочувственного отношения к тем или иным сторонам монополии; к продавцам в казенных винных лавках население относилось достаточно корректно и случаев грубого обращения с продавцами не наблюдалось. Исключение из этого составляют 1905 и 1906 годы, богатые случаями крайне неприязненного отношения к винной монополии: общее революционное брожение коснулось и этой области. Следует различать в данном вопросе несколько сторон:
1) Некоторые политические организации были принципиально против монополии, как источника средств, идущих в руки Правительства, с которым они ведут борьбу,— отсюда мирная пропаганда к воздержанию от питья водки, развиваемая в партийной печати, путем произнесения речей на митингах и путем внушения крестьянам составлять соответственные приговоры о закрытии казенных винных лавок. Нечто аналогичное, только не в таком масштабе, замечалось и раньше, но выходило из принципа скорее нравственно-экономического.
2) Крестьянские общества почувствовали свою силу и, вспомнив отчасти и лишение доходов со введением казенной винной: монополии, получавшихся от частных заведений, стали сводить, счеты как с казной, так и с частными лицами — контрагентами казны, напр. при сдаче помещений для лавок, принадлежащими к категории деревенских «кулаков» или землевладельцев. Ненависть с лиц была перенесена и на казенные винные лавки.
3) Вследствие беззащитности казенных винных лавок, особенно находящихся в глухих местностях, и вследствие постоянного нахождения в них довольно соблазнительных сумм денег, они являлись притягательным центром для разного рода «экспроприаторов»,— отсюда вооруженные ограбления и разгромы лавок. Всех случаев ограблений и разгромов было в 1905 году 19, грабителями причинено казне убытков на сумму 16112 руб. 37 ½ коп. и в 1906 году таких случаев было 17,— на общую сумму 1523 руб. 78 ½ коп., один случай ограбления сборщика на сумму 5741 руб. 07 коп. Грабители действовали в большинстве случаев необыкновенно смело и дерзко: врывались в лавку среди белого дня, нередко на глазах всей деревни, и, угрожая револьверами, а иногда и производя выстрелы, отбирали выручку и скрывались. В двух случаях продавцы были серьезно ранены грабителями. Некоторые лавки, расположенные в фабричных районах, подвергались нападению грабителей дважды.
В результате все сельские лавки и незначительная часть городских вынуждены были, вследствие распоряжения Главного Управления неокладных сборов и казенной продажи питей, производить торговлю из форточек и отверстий в дверях, так сказать — отгородиться от потребителей.
Неприязненное отношение к лавкам иногда выражалось, как сказано было выше, в разгроме лавок и поджоге их. Случаев поджогов было несколько, при чем поджоги не всегда достигали цели: во время замеченный огонь быстро тушился. Но бывали случаи, когда пожар уничтожал лавку и все казенное имущество дотла. При этом местное крестьянское население не только не принимало мер к тушению пожара в лавке, но и всячески подавляло всякие попытки в этом направлении. В этих случаях чинам акцизного надзора, если они присутствовали на пожаре, приходилось крайне трудно, так как с одной стороны не следовало раздражать население принятием резких мер, с другой — не испортить раз навсегда постановку монопольного дела излишней и ненужной уступчивостью.
Увеличение потребления вина в 1911 году по сравнению с 1909 и 1910 гг. объясняется главным образом вполне удовлетворительным, лучшим по сравнению с 1910 годом, урожаем озимых и яровых хлебов, а также оживлением и продолжающимся развитием фабрично-заводской деятельности, преимущественно в районе Шуйского уезда и городов Шуи и Иваново-Вознесенска. Кроме двух помянутых факторов, на увеличение потребления вина, главным образом в районе Муромского, Меленковского и Судогодского уездов, оказали влияние обширные работы по постройке новой железно-дорожной линии Люберцы-Арзамас, привлекшие значительный контингент потребителей рабочих. Душевое потребление вина в районе Управления выразилось в 0,697 ведра.
Казенная винная монополия безусловно имела влияние на улучшение экономической и нравственной стороны быта населения. Монополия уничтожила эксплуатацию народных масс темными силами в лице содержателей дореформенного кабака и способствовала улучшению качества вина, что не могло не отразиться благоприятно на здоровье потребителей. По отзывам приходского духовенства, земских начальников, исправников, и лиц, стоящих в близких и непосредственных отношениях к народу, пьянство под влиянием реформы, утратило свой мрачный и разорительный для деревенского хозяйства характер. Картины огульного пьянства, которые сплошь и рядом, приходилось встречать по селам в дореформенное время, особенно в дни храмовых праздников,— стали анахронизмом. Можно с уверенностью сказать, что направленная к упорядочению и урегулированию одного из могущественнейших факторов экономического и духовного быта населения реформа дала, положительные результаты как в смысле укрепления крестьянского хозяйства, так и в смысле упрочения народной нравственности.
Но говоря о положительных результатах реформы, нельзя не указать и на отрицательные стороны или, вернее, на известную неполноту ее. Эти отрицательные стороны выражаются в значительном увеличении дел о безпатентной продаже вина и в публичном распитии вина, особенно заметном в дни народных сборищ — ярмарок, базаров и проч. Бороться с указанным злом представляется весьма затруднительно. Указанные отрицательные стороны реформы имеют общий источник - недостаток в заведениях с распивочною продажею вина,— в заведениях такого типа, к которому народ привык и с потерею которого помириться, по-видимому, не может. Следует признать неоспоримость того факта, что реформа, уничтожив, дореформенный кабак, взамен него не дала населению ничего, чтобы в известной степени заменило для народа клубы интеллигенции.
Сокращение числа часов торговли в праздничные и воскресные дни, введенное с симпатичною целью приучить население к более умеренному и равномерному потреблению вина, привело, к сожалению, к противоположному результату, вызвав развитие тайной продажи вина в самых широких размерах. В этом отношении следует надеяться, что ожидаемое вскоре с проведением нового закона применение более суровых карательных мер к лицам, изобличенным в тайной продаже казенного вина, значительно сократит последнюю и ослабит, вредное влияние ее на народные массы.
Увеличение числа заведений коснулось, главным образом, пивных лавок с продажею горячей пищи, открываемых взамен существующих уже распивочных пивных лавок, а число последних пропорционально сократилось. Увеличилось число буфетов при клубах и собраниях — объясняется увеличением числа последних в губернии — и увеличилось число оптовых складов пива и меда, как типа заведений чисто коммерческого характера, открываемых исключительно лишь для снабжения этими напитками пивных лавок, принадлежащих пивоваренным заводам.
На ряду с этим имели место случаи и закрытия частных питейных заведений. Большинство из них закрыты были по невыгодности предприятия; некоторые, как например 2 трактирные заведения в селениях и 1 буфет при железнодорожной станции, вследствие вредного влияния на население и неимения особенной надобности в их существовании и некоторые, наконец, по ходатайствам сельских обществ.
Случаи нарушения правил благочиния в открытых частными лицами местах продажи крепких напитков были крайне редки, их всего за трехлетний период было до 20.
В смысле соответствия требованиям обязательных постановлений и правилам о питейной торговле — существующие в районе Управления частные питейные заведения могут быть признаны вообще удовлетворительными.
Штат вольнонаемных служащих по казенной продаже питей к концу 1911 года во Владимирском Акцизном Управлении состоял из 345 лиц, в том числе 272 мужчин и 73 женщины.
В это число не вошли 86 подручных у продавцов в казенных винных лавках.
Вольнонаемным служащим по казенной продаже питей выплачивалось вознаграждение 191885 руб. в год.
Отбор денег из казенных винных лавок производится сборщиками — членами С.-Петербургской Биржевой Владимирской Артели. На службе состоит 24 участковых сборщика и 2 запасных. Артель получает от Казенного Управления 780 руб. жалованья и 600 руб. разъездных и на каждого запасного 780 руб. жалованья. В среднем на каждого сборщика приходится по 11,7 лавок, а район объезда в среднем составляет 656 верст. Общий расход на содержание сборщиков составляет 34680 руб. в год (Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1913 год).


Рабочие имели неплохие зарплату и пенсию, а также условия производства и проведения досуга. В заводском корпусе работали вентиляция и отопление. На заводе был свой доктор: владимирский городской врач Александр Николаевич Аршавский. Приказчикам, исполнявшим фельдшерские обязанности, доплачивалось до 180 руб.
На оборудование столовой и буфета было выделено 172 руб. 36 коп. и на их содержание - 300 руб. в год. Треть работников склада (30 - 35 человек) питались в столовой. Завтрак стоил 3 коп. и состоял из чая (без ограничений), двух кусков сахара, половины фунта белого хлеба или калача стоимостью 2 коп. Обед обходился в 8 коп. В меню входили фунт ржаного хлеба, первое блюдо (без ограничений), но по 1/3 фунта мяса или рыбы на человека (в постные дни вместо мяса давали рыбу или грибы), второе - чай (без ограничений) и кусок сахара. За ужин платили 5 коп. (фунт хлеба и чай с куском сахара). Разрешалось брать еду на дом, но в своей посуде. В столовой имелись шашки, шахматы, домино, а также большое количество газет и журналов. Например, в 1912 г. на их подписку было истрачено более 54 руб.
На заводе была хорошая библиотека, которая пользовалась популярностью среди его работников. Так, в 1910 г. ее услугами воспользовались 89 человек. Им было выдано 1865 книг, более половины из них составляла беллетристика. Здесь надворным советником Леонидом Алексеевичем Федосеевым для рабочих организовывались чтения, иногда с «туманными картинками» при помощи «волшебного фонаря». Работники завода ставили пьесы Н.В. Гоголя, А.П. Чехова, комедию «Торжество дипломатии» и др. Программы спектаклей утверждались управляющим акцизными сборами Владимирской губернии. С участием служащих склада была поставлена пьеса А.Н. Островского «Лес», после которой жонглер Пешков показал несколько номеров.
Руководство завода тратило немалые по тем временам средства на покупку музыкальных инструментов, оплату услуг художественных руководителей. В Москве за 340 руб. было куплено пианино фабрики К. Рениш, а на приобретение струнных инструментов для ансамбля балалаечников было выделено 56 руб. Александру Маркову, преподавателю пения и организатору хора, ежемесячно выплачивалось по 10 руб. На заводе возник хор любителей под управлением господина Около-Кулака. В 1908 г. было проведено семь увеселительных вечеров.
Работники завода участвовали в благотворительной деятельности. Они приобретали литературу, часть стоимости которой составляли отчисления в фонд Общества попечения о беспризорных детях. Кроме того, по случаю войны с Японией служащие отчислили один (некоторые два) процента от своего заработка на нужды армии и флота.

Успешное развитие предприятия и его дальнейшее техническое оснащение прервала Первая Мировая война - в Российской империи ввели «сухой закон» и запретили свободную продажу спиртного.
17 сентября 1914 г. управляющий акцизными сборами направил предписание о передаче местному управлению общества Красного Креста здания винного склада под устройство лазарета для раненых и больных воинов. С 29 ноября он поступил в ведение Владимирского дамского комитета. 14 декабря 1914 г. в 2 часа дня Алексий, Архиепископ Владимирский и Суздальский, и Преосвященнейший Евгений, Епископ Юрьевский, присутствовали при освящении Лазарета Владимирского Дамского Общества. 14 декабря помещения на три года были заняты военными (до 20 января 1918). В здании казенного винного склада был размещен лазарет для раненных нижних чинов на 30 коек, в бондарке открыли обувную мастерскую. Однако в хранилищах предприятия продолжали хранить вино и спирт. Неоднократно были попытки похитить стратегические запасы. Поэтому правление завода вынуждено было пойти на принятие дополнительных мер, чтобы защитить спирт: усилили охрану, осложнили доступ к складам.
В квартире отстраненного от должности завед. каз. вин. складом М. Гесле в марте 1917 года произведено обследование запасов спирта. В его собственной квартире обнаружено всего 2 ½ четверти денатурированного спирта, в другой же квартире очистного мастера В.О. Смирнова, находящегося на военной службе, обнаружено 1 ½ четвертей и 2 четверти наливки.
Для прекращения распития населением крепких напитков, поступающих в народ, Владимирский Губернский Временный Исполнительный Комитет принципиально признает возможным уполномочить чинов акцизного надзора производить в подозрительных местах обыски, выемки напитков и в необходимых случаях арестовывать лиц, спаивающих население.
Для осуществления арестов, тех или иных лиц, чинам акцизного надзора надлежит обращаться к помощи воинских патрулей или к начальникам милиции. Означенным чинам выдаются открытые листы, дающие им право входа в те или иные подозрительные помещения и производство арестов уличенных лиц.
По предложению Владимирского Губернского Временного Исполнительного Комитета Управляющий акцизными сборами назначил для надзора за тайной пропажей крепких напитков в г. Владимире старших надзирателей 1 и 2 участков В.В. Филадельфина и С.Е. Золотарева, а также младшего участкового надзиратели Н.В. Боровецкого.
В заседании Исполнительного Комитета 10 марта были вынесены следующие постановления: По вопросу о мерах борьбы с потреблением спиртных напитков и суррогатов водки постановлено: 1) избрать комиссию в составе: г. Сергеева, представителя от военной комиссии и представителя от ремесленников и предоставить ей право разыскивать места тайной продажи спиртных напитков и суррогатов водки и уничтожить продажу их, не испрашивая на то особых полномочий. Исполнительного Комитета, 2) просить акцизное управление признать недействительными выданные ранее книжки на получение денатурированного спирта, и отпуска спирта пока не производить.

После Октябрьской революции лазарет и обувная мастерская покинули винный склад. 150 солдат было поставлено, чтобы охранять водку и спирт.
10 ноября 1917 г. Совнарком издал Декрет о демобилизации армии. «Солдаты-фронтовики, прежде чем отправиться по домам, взламывали арсеналы и склады, забирали себе все, что можно унести, остальное продавали местным жителям... увозить домой военную форму и оружие, добытое со складов, стало обычной практикой».
Во Владимире готовился погром винного склада, но он не состоялся. «Во Владимире чуть не разгромили винный склад, на котором хранился большой запас - около 2 млн. ведер. „Солдаты обеих полков вынесли решение разделить военное имущество поровну между собой, а казармы продать, так же разделить весь запас винного склада... для этой цели по городу рассылались записки по квартирам с приглашением для участия в разделе вина, даже с угрозами... мы поехали на винный склад... охрана вся пьяна... среди кучки людей споры, как делить спирт“. Собравшуюся толпу остановил только страх перед приведенными в боевую готовность пулеметами».

Винных погромов во Владимире избежать удалось, а вот хищений - нет.
13 мая уволили Гесли, временно исполнять обязанности заведующего заводом стал дворянин Викентий Иванович Зарембо с окладом в 1900 руб. в год. Частые мобилизации и аресты также вырывали из коллектива ценных специалистов. 19 декабря 1918 г. ЧК был арестован Викентий Александрович Дзедзюль.
В 1918 году во Владимирском революционном трибунале слушалось дело Губернского акцизного управления. 86 человек, от управляющего до сторожа, обвинялись в расхищении народного достояния. Их вина состояла в том, что они получили на Рождество по бутылке спирта, причем его стоимость была вычтена у каждого из жалования. Все это делалось открыто, с согласия губернского комиссара финансов. По решению суда восемь крупных чиновников были приговорены к общественным работам от шести месяцев до пяти лет, часть обвиняемых была приговорена к условному тюремному заключению, остальные получили общественное порицание.
На основании Декрета СНК РСФСР от 31 октября 1918 года, положения об организации финансовых отделов губернских и уездных исполкомов, утвержденного СНК РСФСР 1 ноября 1918 года и приказов № 1 и 2 заведующего губернским финансовым отделом от 14 ноября 1918 года губернская казенная палата и губернское акцизное управление ликвидируются и организуется финансовый отдел исполкома Владимирского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.
«Во второй половине июля начат и к концу июля закончен прием в Государственный фонд архива быв. Владимирского акцизного управления. Копия акта о приеме этого архива прилагается при настоящем докладе. Принятый в настоящее время в Государственный фонд архив быв. Акцизного управления оказался в особых и 3 несколько своеобразных условиях. Весною текущего года, после суда Владимирского революционного трибунала над бывшими служащими Владимирского акцизного управления и заключения в тюрьму некоторых из них, архив этот остался без надзора со стороны лиц, хорошо знакомых с составом его, и в известном смысле как бы без хозяина. Основываясь на этом, подотдел косвенных налогов, к которому перешли функции быв. Акцизного управления, отказался сдавать этот архив Губархиву в форме, принятой обычно при передаче, ссылаясь на то, что архив от быв. Акцизного управления подотделом не принимался и что в делах, изъятых им для справок по текущему делопроизводству, он не успел еще разобраться. Этим объясняется, что архив быв. Акцизного управления, хотя и принят Губархивом, но не в полном составе заключавшихся в нем дел и что в акте о приеме архива нет подписей ведавших раньше архивом должностных лиц. Архив Акцизного управления описей не имеет; дела его, насколько видно из прилагаемого акта, найдены в неупорядоченном состоянии. Помещен архив в здании быв. храма Малороссийского полка» (Отчеты в Главархив Уполномоченного по Владимирской губернии Н.В. Малицкого о своей деятельности за июнь - август и октябрь 1919).

«Новая электростанция. С окончанием оборудования блокстанции при спирто-складе, центральная станция получила значительное облегчение. Блокстанция оборудована паровой машиной 25 сил и такой же мощности нефтяным двигателем. Район обслуживания охватывает часть гороа, начиная от Красной церкви. Идея использования установки спирто-склада возникла еще в 1919 году, но за разными ведомственными трениями дело не шло дальше разговоров. Установку предполагалось использовать как подстанцию, т.е. питать ее током общегородскую сеть. Однако значительным препятствием явилось отсутствие динамомашины напряжения 440 вольт, какое вырабатывается центральной станцией. Осуществленное теперь использование является блокстанцией, т.е. вспомогательной станцией, питающей свою независимую сеть. Это позволило не считаться с напряжением городской сети и использовать стоявшие без употребления динамо-машины из губернской больницы. Оттуда же перенесен и нефтяной двигатель. Оборудование продолжалось три месяца, хотя уже к концу первого месяца станция начала работать с половинной мощностью, освещая больницу и тюрьму. Таким образом новая станция подоспела на помощь как раз к моменту наиболее темного времени, сопровождающегося наибольшей нагрузкой. Если вспомнить, что еще в прошлом году центральная станция с большим трудом справлялась с зимней нагрузкой, станет понятно значение этой новой победы на фронте труда» («Призыв», 22 января 1921).
«Кража на спиртном складе.
В ночь на 22 октября с. г. на Владимирском спиртном складе произошла кража спирта в количестве 16 ведер. Злоумышленники проникли в склад через окно, выломав решетку и две рамы. 24 ноября Владгуброзыском кража эта была раскрыта, найдена часть спирта. Задержаны уличенные в краже: гр-н Колударов Константин 22 лет, Огурцов Федор 24 лет, Васильев Иван 22 лет, последний вечером того же дня бежал из ардома. Кроме того, арестована гр-ка Колударова Федосия за укрывательство краденого спирта» («Призыв», 30 ноября 1922).
4 года после революции производство спирта и спиртосодержащих продуктов было под запретом. Ослабли "сухой закон" только летом 1922 года.

Ликеро-наливочный завод

Владимирский винный склад стал называться ликеро-наливочным заводом, он вошел в Виноградо-земледельческий синдикат. Владимирский «Херес», «Мадера», «Портвейн», разливаемые в это время на предприятии, были низкого качества, с поставками сырья возникали постоянные проблемы, одолевали конкуренты.
«Организовали дешевую столовую. Рабочие владимирского ликерно-наливочного завода при энергичном участии администрации организовали собственными силами столовую. Деньги для организации столовой были отпущены заводоуправлением с условием выплаты в несколько м-цев. Устройство столовой очень облегчило положение рабочих, которые только за 13 к. получили возможность сытно питаться и даже больше — во время перерыва почитать газету и книгу, т. к. рядом со столовой помещается и библиотека» («Призыв», 8 апр. 1925).

«Владимирский ликеро-наливочный завод госспирта увеличивает свое производство на два добавочных разливочных стола. Эти столы дадут в день лишних 350 ведер «русской горькой». Денная выработка продукции завода увеличивается до 700 ведер» («Призыв», 13 авг. 1925).

Спиртоводочный завод

С 14-го октября по 29-е октября была прекращена торговля вином в гор. Владимире.
На предприятии активно велось воспитание рабочих в духе коммунизма. К празднованию восьмой годовщины Октября было выпущено два номера стенгазеты «Красный винодел» и открыт Красный уголок. В нем работали кружки политграмоты и воинствующих безбожников.
«Как живут рабочие на спирто-водочном заводе.
Зарплата. Средний заработок рабочих колеблется от 25 до 35 руб. в месяц.
За 14 копеек—обед. В столовой, работающей с апреля месяца, обеды из двух блюд стоят всего 14 копеек. Кaковы достоинства ее — видно хотя бы из того, что из 130 работающих — в ней столуется 120 человек.
Красным уголок. К празднику Октябрьской революции организован очень приличный красный уголок. Налаживается работа кружков, выпущено два номера стенгазеты. Посещаемости мешает дальность расстояния уголка от места жительства рабочих» («Призыв», 24 дек. 1925).

В целях пополнения казны и борьбы с самогоноварением, советская власть в середине 1920-х годов пошла на дальнейшее ослабление «сухого закона». Была восстановлена нормальная работа ряда спиртоналивочных заводов, в том числе и владимирского ЛВЗ. Во Владимире стали разливать 20-градусное, а потом 30-градусное (знаменитая «Рыковка») и 40-градусное вино.
В июне 1926 г. директором завода становится Александр Филиппович Щелкотин. Ему удалось добиться полной загрузки производства, поднять производительность труда на 100%. Это позволило увеличить заработную плату на 60%. При нем был превзойден довоенный уровень производства. Но, несмотря на достигнутые успехи, Александр Филиппович был освобожден от занимаемой должности. Одной из причин его увольнения стала твердая поддержка им специалистов с дореволюционным стажем, а после смерти В.И. Ленина развернулась кампания выдвижения на руководящие должности политически благонадежных рабочих от станка. В результате на руководящих должностях оказывались малограмотные люди. Эта кампания сочеталась с травлей специалистов, что также отрицательно сказывалось на производстве.
В 1926 году завод во Владимире достиг довоенного объема производства - 414 тысяч ведер водки в год.

Госспиртзавод

«(ВЛАДИМИРСКИЙ ГОССПИРТЗАВОД). На заводе и в его конторе работает 173 чел. рабочих и служащих. В январе на заводе прошло сокращение штатов: уволено было 35 человек. Это сокращение на производстве почти не отразилось. Если теперь и проходится работать на 4-х столах вместо пяти, то это объясняется, главным образом, передачей Юрьево-Польского уезда Александровскому госспиртзаводу.
С переходом на сдельную работу (в январе) зарплата соответственно выработке увеличилась на 6,5 проц. На увеличение зарплаты оказало также влияние и частичное повышение расценок.
Все рабочие и служащие завода - члены профсоюза. Не членов нет. Завод топливом и сырьем вполне обеспечен. При заводе существует красный уголок и библиотека-передвижка,— но мало книг в библиотеке, особенно беллетристики.
Организованы на средства завода два кружка — самообразования и малограмотных, в которых занимаются 15 человек. Неграмотных на заводе не больше 3-х человек — все старики-рабочие. К 8 марта неграмотность будет окончательно ликвидирована. В этих же кружках изучается и профдвижение. Организуется еще кооперативный кружок.
За январь на заводе было проведено 3 бесплатных спектакля и 1 кино-сеанс. На-днях состоялась экскурсия рабочих в исторический музей.
В заводском профактиве около 42 человек. За январь было проведено 6 заседаний завкомов. Из них — 2 расширенных.
При заводе работает столовая. За 20 коп. столовая дает обед из двух блюд,— на первое - щи, на второе - каша. Продукты для столовой доставляются ЦРК. Обедает в столовой около 100 человек в день» («Призыв», 26 февр. 1927).
В 1928 г. было предписано 20-ти процентное сокращение административно-управленческих расходов. Для его проверки на завод была направлена инспекция, которая выявила многочисленные нарушения финансовой дисциплины. Для пополнения бюджета власти широко использовали добровольно-принудительные займы среди рабочих. Кроме того, заводчане участвовали в сборе средств на строительство подводной лодки имени ЦК ВЛКСМ.
Во второй половине 1920-х - начале 30-х годов на посту директора завода сменилось более 5 человек. Один - много пил, второй - игнорировал профсоюзные и партийные организации, третьему - помешало происхождение, четвертый - выдавал плохие экономические показатели, пятый - не справился с пятилетним планом, при шестом - в вино попадали посторонние вещества.
Очередная веха в истории страны – коллективизация. В связи с началом сплошной коллективизации была существенно ограничена продажа водки в сельской местности. Сбыту продукции мешала также широко развернувшаяся в губернии борьба с алкоголизмом. Как с тревогой отмечал директор завода Плакшэ, в результате произошел «полный запрет на торговлю х/вином в значительном ряде крупных рабочих поселков, а с другой - существенные ограничения торговли в разрешенных пунктах, поставили завод в состояние абсолютной невозможности выполнить ту программу сбыта х/вина, которая установлена заводу на текущий операционный год, и что в свою очередь, безусловно, не может не отразиться в сторону недобора средств поступающих в госбюджет в виде акциза от продажи х/вина и не вызвать усиления шинкарства и самогоноварения».
В феврале 1929 г. последовал еще и запрет продажи денатурата частникам. Его стали предоставлять со склада завода только учреждениям. А главное, в 1929 г. страна вступила в первую пятилетку. Начался форсированный перевод средств из легкой и пищевой промышленности в тяжелую, что не могло не отразиться на экономических показателях завода. В это время он произвел вместо 800 тыс. ведер только 300 ведер алкогольной продукции.

Продолжение »»» ОАО Владимирский ликеро-водочный завод

Категория: Владимир | Добавил: Николай (14.10.2022)
Просмотров: 62 | Теги: вино, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru