Главная
Регистрация
Вход
Четверг
18.10.2018
00:05
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 522

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [963]
Суздаль [310]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [279]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [71]
Гусь [99]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [277]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [83]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [12]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [27]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [51]
Учебные заведения [19]
Владимирская губерния [20]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [67]
Медицина [20]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Протопопов Николай Андреевич, врач

Николай Андреевич Протопопов

Николай Андреевич Протопопов, по профессии врач, в свое время подававший много надежд, ввиду его выдающихся способностей, добросовестности и преданности науке, жертвой которой он и погиб, родился в с. Устье, Владимирской губернии и уезда, 21 апреля 1858 г., где отец его Андрей Неофитович был священником.
Раннее детство его прошло среди роскошной и привольной сельской природы, с ее, с одной стороны, обширными лугами, заливаемыми весной рекой Клязьмой, а с другой — с могучим сосновым лесом. Все удовольствия сельской жизни были к услугам безмятежно жившего мальчика, так как и доходы Устьинского прихода давали возможность родителям Протопопова вести хозяйство по своему желанию.
22 февраля 1868 г. произошло великое несчастье в многочисленной семье Протопоповых: скончался единственный кормилец, о. Андрей. Сиротское положение в духовенстве всем до некоторой степени известно: дети — сироты при поступлении в школу берутся на «казенное» содержание, где их одевают, обувают, кормят и снабжают учебниками. Так случилось и с Николаем Протопоповым и другими его братьями.
Обучался он во Владимирском духовном училище, как ближайшем к селу, и во Владимирской духовной семинарии. Обучение в то время в семинарии било обставлено многими благоприятными условиями, — еще были в ней любимые учениками преподаватели, а бесполезные, остававшиеся от «доисторических» времен заменялись постепенно новыми, свежими силами. Саморазвитие учеников было тогда в полном ходу, и если оно не так заметно для постороннего углублялось, то несомненно расширялось у всех на глазах. В то время еще не ставилось семинаристам тех препоп, которые стремятся закрепостить их в «духовном звании», и бегству семинаристов в высшие светские учебные заведения никто тогда не препятствовал. Думается, от таких порядков никто тогда не был в убытке: и общество получало полезных деятелей, каким был, напр., Протопопов, да и сами семинаристы находили истинное и вполне законное удовлетворение своим стремлениям. Из рода Протопоповых двое, Николай и брат его Алексей, получили высшее образование, один в университете, другой — в Демидовском лицее.
В 1878 г., по окончании IV класса семинарии, Николай Андреевич Протопопов уволился из семинарии и поступил в Харьковский университет, на медицинский факультет. Как шли занятия его в университете, нам доподлинно неизвестно; несомненно, нужда студенческая часто мучила его, так как средств к существованию получать с родины он не мог. Но, как видно, желание получить медицинское образование крепко засело в нем, и он был одним из лучших студентов.
В 1882 г., будучи на IV курсе, Протопопов представил в факультет, на заданную тему, свое сочинение — «К вопросу об уремии», которое было удостоено факультетом и советом золотой медали. Это сочинение тогда же было напечатано В. А. Манасеиным в газете «Врач» (1882 г., № 26), и это была первая печатная работа Протопопова. В 1883 г. Николай Андреевич окончил курс в университете со званием лекаря и тогда же поступил сверхштатным ординатором в городскую Александровскую больницу, где и занимался почти два года под руководством профессора И. Н. Оболенского. В указанную больницу, надо полагать, Николай Андреевич и поступил благодаря проф. Оболенскому.
30 мая 1884 г. проф. И. Н. Оболенский вошел в факультет с рапортом, в котором ходатайствовал об определении Н. А. Протопопова штатным стипендиатом для приготовления к профессорскому званию. Медицинский факультет единогласно постановил: ходатайствовать пред советом об оставлении лекаря Протопопова штатным стипендиатом для приготовления к профессорскому званию по предмету общей патологии.
6 сентября 1884 г. в заседании совета была произведена баллотировка Протопопова, при чем он получил из 32 — 28 избирательных шаров. Министерство народного просвещении однако не торопилось с утверждением этого избрания, и только 23 июля 1885 г. получено было разрешение министра народного просвещения на оставление стипендиатом Протопопова на два года, с 1 января 1886 г., ввиду отсутствия свободных сумм в министерстве.
Таким образом направление практической деятельности Протопопова определялось — он должен был готовить себя к ученой деятельности. Для этого, как известно, требуется, чтобы данное лицо обладало известным цензом учености, чтобы оно имело ученую степень, для врачей — степень доктора медицины. Николай Андреевич, пользуясь пока досугами, в 1885 г. сдал экзамены, требующиеся для получения степени доктора. Но конечно, не в этом вся суть, так как экзамены эти — повторение тех же, что бывают при окончании курса в университете. Нужна научная подготовка, нужно обогащение себя различными методами исследования, нужны действительно научные работы, а не такие, где «наука и не ночевала», как это обыкновенно бывает в большинстве диссертаций на степень доктора медицины.
В мае 1886 г. Н. А. Протопопов, с разрешения министра народного просвещения, отправился за границу к Пастеру, в лаборатории которого в течение 3 месяцев он изучал способ предохранительных прививок против водобоязни. В настоящее время, конечно, может казаться несколько непонятным, почему это человек, готовящийся к ученой карьере, для усовершенствования себя счел за лучшее отправиться в Парнас к Пастеру. Необходимо по этому поводу вспомнить, что гений Пастера в то время творил, прямо можно сказать, чудеса, а открытие им метода лечения бешенства, только что им блестяще доказанное, сделало имя Пастера популярным во всем свете. И тут поражало ученых не столько самое открытие, сколько метод исследования, приведший к открытию. Этот метод, естественно, требовал разработки; к Пастеру потянулись тогда ученые силы отовсюду, и в результате мы видим открытие, напр., сыворотки против дифтерита. В институте Пастера уже долгие годы работает и наш знаменитый соотечественник, И. И. Мечников.
По возвращении из-за границы, Протопопов в 1886 г. был избран Харьковским медицинским обществом заведующим Пастеровским институтом в Харькове и бактериологической станцией, учрежденной при обществе.
В 1888 г., в январе месяце, факультет, по представлению профессора С. Д. Костюрина, возбудил ходатайство пред министром народного просвещения об оставлении Протопопова в звании стипендиата еще на 1 год, для окончания начатых исследований над бешенством; ходатайство это было удовлетворено. После этого, тот же проф. Костюрин и в том же 1888 г. вошел в медицинский факультет с ходатайством о командировании за границу на 2 года с ученой целью Н.А. Протопопова. Пред этим Николай Андреевич, именно 20 ноября 1888 г. публично защитил диссертацию на степень доктора медицины, под заглавием — «Основы предохранительных прививок против бешенства» (Харьков. 1888. 8°). Вопрос о командировке за границу был разрешен министром народного просвещения предложением от 20 апреля 1889 г. Протопопов был командирован на 2 года, с содержанием по 1500 руб. в год.
Вопрос о командировке несколько затормозился и потому до получения разрешения факультет избрал Николая Андреевича в число приват-доцентов по кафедре общей патологии. В виду этого Протопопов объявил курс — «Общая патология инфекционных болезней», но читать этот курс ему не пришлось по случаю выезда за границу.
В командировке Н. А. Протопопов пробыл два года, занимаясь в лучших заграничных университетах и преимущественно в лаборатории Пастеровского института, только что пред тем открытого. 1 апреля 1891 г. срок командировки кончился, но Протопопов в это время еще не окончил начатые интересные работы и потому просил у министра отсрочить возвращение в Россию, и министр разрешил продлить командировку до 1 августа 1891 г. Эта отсрочка однако оказалась роковой: при научных работах Николай Андреевич заразился сапом и возвратился в Россию уже больным. В Харькове он поступил на койку в лечебнице Медицинского Общества и там скончался 30 августа 1891 года.

Такова была судьба Протопопова. В полном расцвете сил, при значительной подготовленности к научной деятельности, так печально, так неожиданно закончилась жизнь Николая Андреевича. По словам Я. П. Постоева, «в лице Протопопова Харьковский университет понес крупную утрату, так как на него возлагались большие надежды. Протопопов представлял далеко незаурядную личность. Во всех его работах, по отзыву проф. С. Д. Костюрина, помимо тех или других научных фактов, добытых им рядом исследований, усматривается не только любовь к науке, но и способность к самостоятельной работе, уменье воспользоваться добытыми при исследовании данными.
Н. А. Протопопов пользовался всеобщей любовью всех знавших его, всех, кто сталкивался с ним; он никогда не отказывал в помощи словом и делом по различным научным вопросам. Как видно из работ, Н. А. обладал солидными познаниями в области бактериологии, общей патологии, патологической анатомии, нормальной и патологической гистологии».
А работ после Протопопова осталось не мало; кроме уже указанных, он еще напечатал — в «Труд. Харьк. Медицин. Об-ва» и в «Труд. Мед. Секц. Об. Oп. Наук»: «О резекции кишечнаго канала»; «Лечение язв по Гамильтону»; «Об аномалиях сердца»; «Отчет о занятиях по бешенству с августа 1886 г. по январь 1887 г.»; «О микробе, вызывающем у собак и кроликов болезнь, совершенно сходную с бешенством». Об этой работе Баумгартен отозвался так: «открытие микроба, симулирующего яд бешенства, имеет важное значение в деле предохранительных прививок». Еще он напечатал там же: «О получении иммунитета к бешенству посредством не ядовитых вакцин» (в 1889 г); «О подковообразной почке»; «О поперечнополосатых мышцах желудка»; «Случай герниотомии в земской сельской практике»; «О теориях иммунитета» (в 1887 г.) и «О привитии у обезьян язвенной поверхности». В газете «Врач» напечатал — «Об иммунитете у собак к бешенству» — 1888 г., № 28, и «К вопросу о вакцинации собак против бешенства» — 1888 г., № 41. Кроме указанного Николай Андреевич поместил несколько работ в немецких изданиях.

/Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 4-й./
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (14.12.2016)
Просмотров: 396 | Теги: Владимирский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика