Главная
Регистрация
Вход
Пятница
18.01.2019
11:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 570

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [998]
Суздаль [321]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [340]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [7]
Собинка [54]
Юрьев [127]
Судогда [50]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [108]
Вязники [214]
Камешково [57]
Ковров [283]
Гороховец [81]
Александров [166]
Переславль [96]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [87]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [17]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [11]
Промышленность [63]
Учебные заведения [28]
Владимирская губерния [26]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [23]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
palexspb2

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Праздник и годичный акт во Владимирском Епархиальном женском Училище 21 ноября 1880 г.

Праздник и годичный акт во Владимирском Епархиальном женском Училище 21 ноября 1880 г.

21-го ноября, в день введения во храм Пресвятой Богородицы, Училище праздновало свой храмовой праздник. Так это было и всегда, со времени устройства в Училище своей домовой церкви, с 1865 года. Но в 1880 году к храмовому церковному празднику присоединился в Училище праздник учебный. С разрешения и благословения своего главного начальника, Преосвященнейшего Феогноста, Училище в первый раз устроило торжественный, публичный акт, и для всего местного общества явилось Училищем преобразованным, на точном основании Высочайше утвержденного устава для женских Епархиальных Училищ, как в учебно-нравственном, так и в материальном, экономическом отношении. Давно ли и духовенство, и само Училищное начальство приходили к несчастной мысли даже закрыть Училище (1877 г.) из-за того, что как-то не спорились средства и плоды его, чего-то, и многого, недоставало в нем; не доставало ни мало-мальски просторного помещения, ни порядочных средств к содержанию и обучению в нем детей; во всяком разе до 1879 — 80 учебного года Училище было не в состоянии преобразоваться из трех-классного в шести-классное. И прежде, — это несомненно, — Училище главным образом держалось личным участием к нему наших Архипастырей: его основателя Преосвященного Епископа Феофана, Архиепископа Антония, много заботившегося о нем и много сделавшего для него, и временно управлявшего Епархией Преосвященного Иакова. Но, так сказать поворотным годом к лучшей жизни Училища, надо признать 1879-й год. Энергия нового Архипастыря, и как всегда бывает и будет, сложившиеся около нее благоприятные обстоятельства, не только убили несчастную мысль о закрытии Училища, а дали ему для новой лучшей жизни все необходимое. Не хвальбу мы пишем кому бы то ни было, а дело и правду, ибо «прииди и виждь». Тяжелы, хлопотливы были для нас последние два года. Особенно в летнее каникулярное время, когда всякое Училище по праву отдыхает, нам нужно было напрягать силы для приведения Училища во внешнее благоустройство, чтобы по надлежащему держалось в нем благоустройство внутреннее. Справедливым считаем заметить здесь, что то и другое условливалось в высшей степени осторожным и заботливым отношением к средствам, чтобы на немногие сделать много. Впрочем обо всем этом духовенство прочтет в отчете Училища за 1879 — 80-й учебный год. Мы же приветствуем духовенство с тем, что его Епархиальное женское Училище помещается в настоящее время с несравнимыми против прежнего удобствами, из какого-то, как понимало его до сих пор общество, залыбедского сиротского Приюта, стало благоустроенным учебным заведением с правами средне-учебных заведений, за два только года оно увеличилось в составе воспитанниц более чем вдвое, с 125 до 254, имеет, кроме приготовительного класса, еще параллельное отделение при 1 классе, и улучшая свою внутреннюю, учебно-нравственную жизнь, стало иметь и чистую, опрятную материальную обстановку, что все и дало ему возможность выступить перед публикой с своим торжественным праздником.
Праздник наш начался служением Литургии, которую совершал наш Архипастырь Преосвященнейший Феогност, в сослужении с о. кафедральным Протоиереем, Инспектором классов Училища и с членами Совета Училища от духовенства. Все пение Литургии с архиерейским хором и, разделял Училищный хор воспитанниц, которые, кроме кратких молитвословий, пели по нотам половину стихов «херувимской песни, милость мира» и проч. Хвалить наших певчих нет нужды. Они — и точностью и любовью в исполнении церковных песней известны каждому, бывавшему в нашей церкви. Высоко-торжественно и всегда глубоко назидательно Архиерейское наше служение. Но кто хочет питать истинно блаженными, святыми чувствами свое сердце, тот хоть раз должен попробовать помолиться среди массы невинных детей. Вот они маленькие и приходящие в зрелый возраст, бедные и не бедные, в простой, но чистой и без всякого излишества одежде, попросту причесанные, но светлые и благоговейные, — как они искренно умеют положить земной молитвенный поклон при важнейших священно-действиях, при явлении Св. Тайн, за своего Государя и Царствующий Дом, за Св. Синод и своего Архипастыря — Отца и за всех своих благодетелей! Мы не могли не заметить, что благоговейное поведение за Литургией детей влияло на благоговение и множества бывших в церкви взрослых.
В конце Литургии священник Училищной церкви о. И.М. Вишневецким было произнесено слово, и церковное празднество закончилось молебствием Божией Матери и Архипастырским благословением каждой воспитанницы.
После получасового отдыха, данного воспитанницам, все они, с своею начальницею, воспитательницами и другими служащими при Училище лицами, собрались в свой новый, хорошо устроенный и даже расписанный зал, где и начался акт, при входе Его Преосвященства, Преосвященнейшего Феогноста, вместе с Преосвященным Викарием и многими, как духовными, так и светскими, приглашенными на акт лицами мужского и женского пола, пением стиха: «Днесь благодать св. Духа». По благословении Его Преосвященством воспитанниц и всех посетителей, к воспитанницам Владыка обратился с особым словом, приветствуя их с училищным праздником и желая им постепенного, но постоянного усовершенствования как в учении, так и к благонравии, и за тем, по заранее составленному плану, инспектором классов Училища о. А.И. Сервицким прочитан был Отчет Училища по учебно-нравственной части за 1879 — 80 учебный год. Из отчета мы считаем уместным привести следующие сведения о состоянии Училища:
1) с 1879 — 80 учебного года Училище преобразовано из трех — в шести классное, с приготовительным в нем классом;
2) на бывшем в сентябре 1879 года обще-епархиальном съезде духовенства избрана новая начальница Училища и новые члены от духовенства в Совет Училища;
3) на этом же съезде духовенство увеличило жалованье воспитательниц Училища, годичную плату за уроки учителям и учительницам, дало средство на содержание особой учительницы в приготовительном классе и вообще увеличило сметные средства Училища против прежнего времени на 2500 руб.;
4) учителей и учительниц в Училище было 16 лиц, и из них 6 с высшим образованием;
5) всех воспитанниц в Училище было 222, содержалось на церковно-епархиальные средства 90, пансионерок было 65, стипендиаток 3, приходящих 64, — из них 183 духовного звания и 39 светского равных сословий;
6) кроме обязательных учебных предметов и рукоделья воспитанницы обучались французскому языку и музыке и написали весьма значительное количество сочинений;
7) из 222 воспитанниц, обучавшихся в отчетном году, после экзаменов, на которых присутствовал всегда и сам Преосвященный, 35 воспитанниц окончили училищный курс с аттестатом и 1 с свидетельством и 178 перешли в следующие классы;
8) за отличные успехи и поведение 15 воспитанниц удостоены награды книгами, которые и розданы были им Его Преосвященством во время акта;
9) учебных пособий и книг для чтения приобретено Училищем на 482 руб., куплен новый рояль за 360 руб. и приобретено приборов для физического кабинета на 200 руб.;
10) всех средств на свое содержание Училище имело 19968 р. 59 коп. с пожертвованными от разных лиц 549 р. 33 коп. и сверх сего имеет 12 ½ дюжин серебряных столовых ложек;
11) по завещанию коллежского советника Николаева получило 2500 р. на стипендию из процентов на капитал для одной воспитанницы из духовных сирот ковровского или суздальского уезда;
12) летом 1879 г. Училище перестроило заново и приспособило к помещению пяти классов купленный А. Н. Никитиным дом, во флигель при атом доме перевело больницу из дома жилого, из бывшей при том же доме пекарни устроило чистую и просторную баню, а летом 1880 г. дом этот с прежним училищным соединило новою, каменною, в 9 саж. длины и в 3 ½ саж. ширины, залою; во все здания Училища провело из городского водопровода воду и в них устроило 11 мест ватер-клозетов, перестроило в жилом доме некоторые спальни воспитанниц, столовую и кухни, устроило новую мебель для залы, библиотеки и физического кабинета, окрасило заново все стены окна, двери в училищных зданиях и крыши на них. На устройство всего этого Его Преосвященством было отпущено в 1879 и 1880 гг. 10482 р. 27 ½ к. из суммы, вырученной за продажу участка леса Флорищевой пустыни.
По прочтении отчета воспитанницы пропели гимн: «Коль славен наш Господь в Сионе», а инспектором классов произнесена к публике следующая речь на тему: Задача христианского воспитания и осуществление ея у древних христиан:
«В праздник введении во храм Пречистой Девы для воспитания, в честь Ее — родившей и воспитавшей нашего Христа Спасителя,- в Училище воспитания, думаем, и естественна и благовременна речь о христианском воспитании. Предмет неисчерпаемый, как и все христианское учение. Мы остановим Ваше внимание только на «главной задаче» христианского воспитания, и укажем, может быть не без пользы для нынешних воспитателей разного рода и вида, «как выполняли» эту задачу педагоги ближайшие к появлению христианства — древние христиане.
Только с воплощением Сына Божия, Господа нашего Иисуса Храпа стало возможно осуществление законного отношения между Божественной волей и волей человека. Он — образ высшего нравственного совершенства, — ибо святая воля Божия не была для Него внешним требованием, внешним законом, — а внутренней силой Его воли. И Он дал нам образ, да последуем стопам Его, чтобы в нас были те же чувствования, какие были и в Нем, чтобы Его последователи во всю свою жизнь стремились к достижению полного согласия между Божественной волей и их желаниями, подчиняя все свое поведение воле Божественной, спасшей всего человека, получившего тем нравственно свободное право быть возлюбленным чадом Бога и служить Ему.
И требуя от человека подчинения Божественной воле, Спасатель не только охраняет, а и с любовью относится к человеческой личности, к ее свободе и правам, так как при этом только и возможно истинное единение человека с Богом. И все учение и вся жизнь Спасителя дышать глубочайшею любовию к каждой человеческой личности. Он открывает, что о каждом из нас заботится и промышляет Сам Отец небесный, и знает нужды наши прежде, чем мы сами узнаем их (Мф. 6, 8, 26; 10, 29 — 31); Отец небесный дорожит даже такими личностями, которые людям кажутся ничтожными, погибшими, — и Единородного Сына Своего Он послал на землю, чтобы взыскать и спасти погибших. Евангельские повествования об обращении жены грешницы, мытаря Закхея и др., ясно показывают, с какою животворящею любовию Он обращался с личностями, которые были презираемы людьми, — и от этого закоренелые грешники становились праведниками.
А как любвеобильно Спаситель относится к детям, в которых нынешние родители часто любят только свою плоть и кровь, на которых смотрят часто только как на куколок, и в которых многие педагоги не хотят еще видеть разумной и свободной души? Иисус же «возлож руце на них, благословляше их», и поучает о них, что «иже аще соблазнит единаго малых сих, уне ему, да обесится жернов осельский на выи его, и потонет в пучине морстей ( Mф. 18, 5, 6).
И по праву творения, и по праву искупления Иисус Христос мог требовать от нас безусловного послушания Своей воле, Своим заповедям и учению; но Он не хочет превратить нас в слепые и мертвые орудия Своей воли, а с полным уважением относится к нашей свободе. Однажды Апостолы в негодовании на жителей одного Самарянского селения, отказавшихся принять Господа, пришли у Него позволения низвести, по примеру Илии, огонь с неба на этих Самарян; но Спаситель, запретив им это, сказал: «не знаете, какого вы духа» (Лук. 9, 53 — 55). Здесь, раз и навсегда, Он выразил ту мысль, что подобное грозное действие правосудия против презрителей воли Божественной, возможно и нужно было в ветхом завете, где люди к исполнению закона понуждаемы были суровой строгостью и грозными наказаниями; но с Его пришествием на землю наступило время нового завета, время любви и милосердия, и Апостолы, как и все их преемники — Пастыри и Учителя, должны быть проникнуты духом этого завета, увеличивая число членов царства Христова не грозными мерами принуждения и насилия, а кротостию, милосердием и любовию, — ибо «Бог есть Дух, и иже кланяется Ему, духом и истиною должен кланяться»,— и самый Божественный закон, написанный прежде на «скрижалях каменных», теперь перенесен в «возрожденное благодатию Св. Духа самое сердце» человека, — становится внутренним, живым началом всего его поведения, делается законом сердца, законом свободы (Иак. 1, 25).
Таким образом, в жизни и учении Спасителя показан нам образец совершенно правильного отношения между Божественным законом и между жизнью отдельного лица. Его святейшая жизнь показала людям, что надобно относиться с уважением не только к правам и требованиям закона, но и к правам и отличительным свойствам каждой отдельной личности, чтобы каждая личность, свободно подчиняясь Божественному закону, достигала истинной жизни собственным, личным совершенствованием. «Так христианство и воспитанию» указало во всей полноте и широте его задачу.
Если истинная христианская жизнь характеризуется совершенным подчинением воли человеческой воле Божественной, но подчинением свободным, проистекающим из любви к Богу и из внутреннего глубокого убеждения в благотворности и спасительности для человека воли Божественной; то и задача истинного воспитания должна состоять в постепенном подготовлении детей к истинной христианской свободе, так чтобы они, достигая совершеннолетия и выходя из под опеки воспитания, вступали в жизнь с достаточно «твердым навыком» во всем познавать волю Божественную, и подчиняться ей во всякой обстановке, при всех условиях и обстоятельствах своей жизни, с навыком не мертвым, механическим, являющимся обыкновенно вследствие принуждения, сурового давления на них воспитательной власти, но — сознательным и разумным, утверждающимся на живом, и свободном расположении к исполнению святой и благой воли Божией. Задача же эта достигается только тогда, когда — с одной стороны — положительно развивают и укрепляют в детях навык сообразоваться с требованиями Божественной воли ко всех обстоятельствах их жизни, а с другой стороны, когда стремится укрепить в них этот навык не мерами принуждения, а мерами настойчивой, но в тоже время кроткой, снисходительной и внимательной к питомцу любви, которая, по слову Писания, слабой трости не сокрушает, льна курящагося не гасит, то носит слабое существо на руках, то приучает его ходить, иногда его питает, а иногда врачует, иногда налагает на него ярмо, а иногда снимает его, и всегда влечет узами любви от низшей ступени совершенства к в высшей (Пс. 42, 3. Ос. 11, 3, 4), — которая во всех мелочах и подробностях своей деятельности руководствуется мыслью, что вверенное ее попечению дитя есть существо, одаренное своими особенными свойствами, призванное к развитию и усовершенствованию данных ему сил на свободное служение Богу.
Так понимали, так и выполнили задачу воспитания древние христиане.
Как и следовало людям обновленным для жизни небесной, древние христиане дело воспитания не ограничивали только земными и временными целями, а объединили цель воспитания с целью жизни человека — христианина, которая состоит в достижении человеком высшей, возможной для ограниченного существа, степени Богоподобия. Эта же цель жизни человеческой, несомненно, достигается под условием выполнения человеком своих прав и обязанностей, как христианина, семьянина, члена церкви, общества и государства. Но так как все эти права и обязанности только тогда должным образом восполняются человеком, когда гармонически и всесторонне развиты все его силы и способности, то христианское воспитание и ставит своею ближайшею целию — возбудить, и всесторонне и гармонически развить все, данные человеку от природы, как телесные, так и духовные силы, чтобы действительно в нем сложилось стремление к постоянному самосовершенствованию, и он действительно был истинным христианином, добрым семьянином, честным общественным деятелем и полезным членом государства.
Прежде всего, древние христианские воспитатели восставали против различия воспитания для жизни - светского — и — воспитания для Бога — духовного. «Светским преимущественно должно изучать христианские обязанности и истины, особенно же детям, которые предназначены жить в свете, говорит святой Иоанн Златоуст,- ибо они постоянно должны действовать и жить среди моря житейского, сражаясь с свирепыми волнами. Если они будут воспитываться при царском дворе, — там много и Греков и философов, гордящихся настоящею славою... Подумай же, как много для твоего сына войти туда отличным врачом с орудиями, которыми он может отсекать гордость каждого, иметь доступ к каждому, рассуждать с ним, врачевать больное тело, прикладывать к нему лекарство, заимствуемое из Священного Писания; он и в самом свете будет иметь больше преимуществ и удобств» (Из бесед на послание к Ефесеям).
И воспитание у древних христиан не было односторонне; оно обнимало всего человека: и душу и тело, и отсекало только то, что не имело непосредственной связи с благочестием христианским.
«Откуда узнал ты христианское учение о едином Боге? - спросили одного христианского мальчика мучители — язычники. Он отвечал: мать моя научила меня, а она узнала от Бога. Когда я питался грудью своей матери, тогда я и научился верить во Христа».
Вместе с понятием об Искупителе, детям внушали и высокое учение Его о таинствах Веры и богоугодной жизни. «Не драгоценные камни и не шелковые одежды должны быть предметом любви для детей, но Божественные книги»,- так говорили древние учителя; но в то же время и они же не боялись вводить в круг образования христианского юношества книги и науки из школ языческих. У Оригена мы читаем следующее обращение к язычникам: «мы не стыдимся признаться, что удаляем своих юношей от тех учителей, которые учат смешным глупостям и ямбическим безстудствам. Но если представят нам таких учителей, которые учат любомудрию и самым делом упражняют в нем, — от слушания таковых учителей мы не хотим удерживать своих юношей» (Против Цельта, кн. 3). И в тогдашних семействах, и в школах христианские дети учились поэзии, музыке, философии, языкам, гражданским и другим наукам, а также нужным для жизни художествам, ремеслам и рукодельям (Об этом у Климента и Василия Великого). Только обучив этому, говорит св. Златоуст, «я запрещаю тебе исключительно заботиться об этом образовании, ибо, прибавляет бл. Августин, тот несчастен, кто знает все, но не знает Бога».
Но умственное образование, как это и необходимо в воспитании, должно определять нашу деятельность. Знать надо для того, чтобы делать. И древние христиане заботились об утверждении воли детей в благочестии и навыке к христианским добродетелям, укореняя их по преимуществу в сердце детей. Естественны у человека чувства истины, добра и красоты, — но к первому нужно прививать живую веру в Иисуса Христа и Его учение, ко второму — христианскую любовь к Богу и ближним, к третьему — вкус к предметам Божественным. И сердце древне—христианского дитяти не привязывалось «к миру, ни яже в мире». У древних христиан почти вся жизнь проходила в молитве, чтении Св. Писания и пении псалмов и священных гимнов. Значит, и весь детский возраст был почти непрерывным упражнением в созерцании Божественно—величественной красоты. Древние храмы, торжественность тогдашнего Богослужения, свидетельства древних и позднейших историков и особенно наставления св. Отцов, касающиеся образования юношества, показывают нам, что музыка, живопись, красноречие, поэзия, зодчество были и в домах, и в училищах древних христиан предметом изучении и упражнения для детей. Но все это было настолько, насколько относилось к христианскому идеалу жизни и было в связи с ним. «Мы ни словом, ни зрением, ни слухом не участвуем в нелепостях цирка, ни в мерзостях театра. Благочестие тем более подлежит опасности, и тем более нужно опасаться разврата там, где пляска прикрывает другие нескромные удовольствия. По сему, все девы Божии должны удаляться от нее», — вот слова св. Амвросия, из Медиоланского префекта сделавшегося христианским епископом (Кн. 3, о дев.).
Воспитывая всесторонне и гармонически душу во всех ее силах и проявлениях, христианское воспитание всегда обнимает и телесную и внешнюю сторону детской жизни.
Тело ниже духа; оно — его орудие. Поэтому древние христиане приучали и детей, как следует и нам, смотреть на тело, как на временное орудие духа, подчинять тело господству духа. И они в пище и питье предохраняли детей от сластолюбия, лакомства, роскоши и неумеренности. Умеренность, простота и естественность наблюдаемы были и в одежде, и во всем внешнем поведении. «Смотри, говорит один древний христианский учитель (бл. Иероним) матери семейства, — смотри, чтобы дочь твоя не привыкла играть золотом и пурпуровою одеждою. Ея одежда должна быть сообразна с достоинством Того, Кому ты посвятила ее, как христианку. Лица, посвящаемого Христу, не украшай румянами и притираниями, не обременяй головы и шеи драгоценными каменьями, не подделывай цвет волос. У нее есть такие жемчужины, продав которые, она купит жемчужину самую драгоценную». Но проставляли без внимании древне-христианские воспитатели и наружного вида и положения своих питомцев, — а заботились, чтобы и в самой наружности детей, в которой дорога приятность, выражалась христианская красота души, украшенной радостью, правдою, благоразумием, мужеством, умеренностью, любовию к добру и стыдливостью, которых приятнее нет ничего (Климент Александрийский).
Знаменитейший древний христианский педагог, св. Климент Александрийский говорит: «скорую походку я не считаю делом честным, разве требует того когда какая-либо опасность или нужда: ибо те, которые спешат, кривляют ртом, и если делают это без достаточной причины, то, справедливо, спотыкаются и падают... Некоторые, и тихо ходя, подражают телодвижениям комедиантов, и как бы некоторому колебанию машин и статуй». «Юная девица, говорит св. Амвросий, должна иметь лицо чистое, брови не нахмуренные, взор ни потупленный, ни обращенный вверх; ее шея не должна быть слишком нагнута и склонена к спине; члены тела должна она иметь не в небрежении и расслаблении, но держать их прямо и в должном напряжении. Она должна быть каждую минуту готова слушать и хорошо помнить то, что говорят ей».
Более юношам, но — и девицам христианские педагоги внушают держать все тело в надлежащей деятельности. Дело последних в этом отношении: прясть, ткать, готовить и подавать кушанье, шить одежду и смотреть за приличием ее и чистотой, наблюдать за хозяйством и порядком дома, подавать милостыню нищим, и этими занятиями поддерживать здоровье своего теле (у Климента Александрийского).
Наше Училище поставляет своею непременною целью возможное осуществление задачи истинно—христианского воспитания, во благо св. Церкви и своего отечества».
После речи избранные воспитанницы сыграли несколько пьес на рояли, все пропели: «Боже Царя храни» и молитвою «Достойно есть» закончился наш первый акт, после которого Владыка благословил обед воспитанниц, еще раньше давши им для праздника денег на гостинцы.
Первый публичный акт Училища видимо произвел доброе впечатление на всех лиц присутствовавших на нем. Нельзя были не видеть, с каким особенным любопытством многие светские лица осматривали всю Училищную обстановку: и классы, и столовую и спальни воспитанниц, их рукодельные работы, гардероб и проч. И наши родные, духовные лица, и из них даже те, которые сами еще недавно служили в Училище, много нашли в нем нового, лучшего. Чистота и аккуратность, и вместе полная простота и хозяйственность всей Училищной жизни — вот что нравилось и должно было нравиться всем. И эти качества должно навсегда сохранить наше Училище, чтобы, выходящие из него преимущественно в сельскую жизнь, воспитанницы, как будущий супруги священников, или как сельские учительницы, внесли эти качества и в эту жизнь.
В настоящем 1879 — 80 учебном году всех воспитанниц в Училище 254, так что Совет Училища, чтобы не отказать детям духовенства в обучении и воспитании, должен был озаботиться открытием параллельного отделения при 1 классе Училища, на что и даны средства (500 руб.) постоянным благотворителем Училища А.Н. Никитиным. Вновь в этом году поступило воспитанниц 74 и из них, вместе с прежде-обучавшимися в разных классах Училища сиротами, принято на полное Епархиальное содержание 22 и на половинное 15, пансионерками 27 и приходящими 28. В числе всех 254 воспитанниц 198 духовных и 50 иносословных: на полном Епархиальном содержании 74 и на половинном 22; пансионерок 82 и приходящих 76.
С-кий.

(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 24-й. 15-го декабря 1880 года).
Владимирское женское епархиальное училище
Отчет по учебно-нравственной части во Владимирском трехклассном Епархиальном женском училище за 1874/5 и 1875/6 учебные годы
Отчет о состоянии Владимирского Епархиального женского Училища в учебно-воспитательном отношении за 1881-1882 учебный год
15-е мая 1883 года во Владимирском Епархиальном женском Училище

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (14.11.2017)
Просмотров: 226 | Теги: Владимир, учебные заведения | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика