Главная
Регистрация
Вход
Суббота
24.02.2018
19:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 426

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [785]
Суздаль [277]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [213]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [107]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [62]
Гусь [52]
Вязники [170]
Камешково [48]
Ковров [163]
Гороховец [60]
Александров [138]
Переславль [88]
Кольчугино [22]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [79]
Религия [2]
Иваново [32]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [20]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [28]
Учебные заведения [11]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
oljga70

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Медицина во Владимирском уезде в 1881 г.

Медицина Во Владимирском уезде в 1881 г.

МЕДИЦИНСКИЙ ОТЧЕТ по 1-му участку Владимирского уезда с сентября 1881 г. по сентябрь 1882 г.

Постановлением уездного земского собрания в октябре 1881 г. Владимирский уезд разделен на два участка, каждый в ведении особого врача.
В 1-й участок входят 14 волостей — Слободская, Подольская, Погребищенская, Кусуновская, Красносельская, Борисовская, Богословская, Боголюбовская, Михалковская, Патакинская, Пенкинская, Давыдовская, Лаптевская и Макарихинская. Место жительства врача в гор. Владимире, где при его квартире находятся — приемный покой, центральная аптека и фельдшер; обязанности этого фельдшера: отпуск медикаментов больным, приходящим за советом в квартиру врача, привитие оспы и объезд больных, по поручению врача, в волостях — Слободской, Богословской, Красносельской и Кусуновской; остальные 10 волостей распределяются между троими фельдшерами таким образом: в ведении фельдшера Кадыевского приемного покоя находятся две волости, лежащие за рекою Клязьмой, — Подольская и Погребищенская; в ведении фельдшера Борисовского приемного покоя находятся волости — Борисовская, Боголюбовская и Михалковская, и фельдшер Хохловского приемного покоя заведует 5-ю волостями — в Патакинской, Пенкинской, Давыдовской, Лаптевской и Макарихинской. Врач, кроме приема приходящих больных на квартире в гор. Владимире, кроме посещения трудных больных на дому, кроме пользования эпидемических больных и принятия мер к прекращению эпидемий, следит за ходом оспопрививания и за деятельностью фельдшеров в уезде, для чего объезжает три фельдшерских пункта дважды в месяц, каждый в назначенные числа. Деятельность фельдшеров состоит в приеме приходящих больных, отпуске им медикаментов, которые они получают из центральной аптеки в городе, по мере надобности, и в посещении трудных больных на дому. О случаях, более затруднительных, которые не поддаются их лечению, они сообщают врачу. Всех спорадических больных в 1-м участке в 1881 — 82 г. было 9518 человек. Из ведомости спорадических болезней, при сем прилагаемой, видно, что главный контингент всех болезней составляют простудные болезни — 1064, перемежающаяся и ревматическая лихорадки — 733 и наружные накожные болезни — с ранами, язвами, нарывами и чесоткой было 2564 больных.
Из эпидемических болезней, кроме возвратной горячки, обычной Московской гостьи, бичом детей в настоящем году были и существуют до сего времени — скарлатина и коклюш. Возвратные горячки опустошения после себя не оставили: из 172 больных умерло 4 — два старика, старуха и женщина 45 лет. Большим упорством и опасностью для жизни больных был брюшной тиф в дер. Злобиной Кусуновской волости, — он там не превратился и до сего времени: из 7 заболевших тифом 2 уже умерли, выздоровело 4, один хворает; и еще опаснее для жизни больных — скарлатина и коклюш, да оно и понятно, ведь жертвами этих болезней делаются дети от 3 — 4 месяцев до 12 — 13 лет, — тот выздоровеет, который наименее может бороться с болезнями, — причина их появления неизвестна; первые случаи коклюша и скарлатины были наблюдаемы в селе Боголюбове, — здесь из 39 детей умерло 9 детей; отсюда обе болезни были занесены в дер. Лунево той же волости, где скарлатина свирепствует и до сего времени в самых злокачественных формах. Оспы не было вовсе. Из спорадических случаев, бывших в течении сего года в земской практике, заслуживает внимания следующий: сын крестьянина села Ославского Иван Иров, 14 лет, желая пригнать из стада необъезженного жеребенка, не усидел на нем и при падении правою ногой запутался в поводу; жеребенок бросился и потащил с собою ребенка; в таком положении он тащил за собою Ирова с ½ версты; это было около 5 часов вечера 15-го сентября; за мною приезжали 16-го утром; при моем приезде Иван находился в полном бессознательном состоянии — задержание мочи и кала; при осмотре головы ран на ней не оказалось; полный закрытый перелом предплечья левой руки; кожа на спине была почти вся содрана. Итак на лицо: сотрясение мозга, повреждение спины и перелом предплечья. Моча была выпущена, волосы на голове острижены — они все были свалены с репьем, на голову холодный компресс, внутрь дано возбуждающее, на левую руку наложена повязка с лубками, к спине постоянно прикладывался компресс с гулярдовою водой и настойкой арники. На следующий день больной пришел в сознание: выделение мочи происходило правильно, затем постепенно больной поправлялся и через неделю был на ногах. Оставался перелом левого предплечья, да не вся спина поджила. В это время отец Ирова, приехавший на время из Москвы, снова отправился на работу, а сына отвез в земскую больницу.
Постановлением прошлогоднего земского собрания акушерки земские были уничтожены. Насколько это практично, можно видеть из следующих случаев: в бытность акушерки Смирновой на должности в дер. Хохлове, я был приглашен в дер. Жуиху Давыдовской волости 18-го октября 1881 г. к крестьянке Прасковии Ивановой. 21 года, на 5-й день родов. При исследования роженицы оказалось: предлежание плода головкой, первое темянное положение, головка внедрена в таз до максимума, а при проведении пальца за нее из матки вытекала ихорозная вонючая жидкость. К акушерке за помощью обратились на 4-й день родов. В виду несомненной смерти плода, мною произведена была профорация головки и наложен краниокласт. Мать умерла от острой анемии. 2-й случай: 24-го ноября 1881 г. меня пригласили в Красное село к крестьянке Евдокии Сергеевой Шикиной, 47 лет, на девятые роды и на 7-й день родов. За неимением земской акушерки и ввиду полной невозможности обойтись без помощи акушерки при производстве операций (приготовление роженицы, держание инструментов), я должен был обратиться за помощью к акушерке М. А. Духовской, которой весьма благодарен за ее труды в этом и следующем случае. 3-й случай — тоже из Красного села: жена крестьянина Храмого Евдокия Иванова, 30 лет, 4-е роды, пригласила меня на помощь 24-го марта 1882 г., на 5-й день родов; за содействием я опять должен был обратиться к акушерке Духовской и та была любезна — не отказала мне в нем.
Во втором и третьем случае было темянное предлежание головки, а в третьем случае с выпадением ручки; обе роженицы были крайне ослаблены; маточных сокращений не было и в помине; поэтому ждать окончания родов силами природы было нечего. Во 2-м случае — у Шикиной, в виду несомненной смерти плода, я сделал краниотомию и наложил краниокласт; наложение щипцов было невозможно, вследствие крайнего внедрения головки в полость малого таза; роженица выздоровела. 3-й случай — жена Хромого тоже выздоровела, плод был вынут щипцами мертвый. Здесь важно то, что до вас было уже все перепробовано, что практикуется в этих случаях в деревнях: парили, терли живот, правили, а у жены Храмого тащили ребенка за выпавшую ручку; что без медицинского вмешательства оба последние случая окончились бы смертью рожениц. Я обращаю, господа, на это особенное ваше внимание: без акушерской помощи обе женщины были обречены на неизбежную смерть. Врач один, без помощника-акушерки, не может произвести ни одной большой операции. Вот, господа, факты наглядные, неоспоримо доказывающие пользу акушерок, без их помощи две женщины не жили бы теперь, а жизнь человека ценит, конечно, всякий по-своему. Я только думаю, что если акушерка спасет жизнь и одной женщины, она заслужила свое 200-рублевоѳ жалованье и не даром ест хлеб.
В течение последних 2-х лет оспы в уезде не было вовсе; известно, конечно, каждому, сколько жертв унесли оспенные эпидемии до введения оспопрививания, да уносят и до сего времени; оспопрививание единственное могучее оружие в борьбе с этим врагом, ведется до сего времени примитивно. На первом съезде врачей Владимирской губернии, в августе сего года, поэтому этот вопрос был на очереди, и решено было рекомендовать уездным земским собраниям тот так-называемый «круговой» способ оспопрививания, какой практикуется в Московской губернии. Достоинства этого метода заключаются в следующем:
1) оспопрививание совершается в течение полутора летних месяцев — мая и половины июня, когда крестьяне не завалены работою и когда дети с привитою оспой скорее могут избегнуть простуды;
2) оспопрививание совершается под постоянным контролем врача, стало быть в данном случае дети вполне обеспечены от того, что вместе с оспою им привьют и сифилис;
3) оспопрививание совершается над большим числом детей, и
4) если бы для этого пригласить студентов-медиков 4-го курса, как это практикуется в Московской губернии, то этот важный и бесспорно полезный для народного здоровья труд находился бы в вполне надежных и добросовестных руках, а земство избавилось бы от платы денег за ложные списки, за тех детей, которым оспа вовсе не привита, или которых даже вовсе не существует. Сущность кругового метода оспопрививания заключается в следующем: весь уезд делится на несколько кругов таким образом, чтобы в центре круга находилось какое-либо большое селение и чтобы окраины кругов соприкасались между собою. С половины апреля месяца идет подготовительная работа: необходимо запасти достаточное количество доброкачественной оспенной материи, добыть сведения через священников о наличном числе детей в селениях, известить старост, в какое время в их селениях будет происходить оспопрививание, и, наконец, собрать необходимое число оспопрививателей, вполне для этого способных. Я уже говорил, что в качестве оспопрививателей в Московской губернии служат студенты-медики 4-го курса в вакантное время: для этого земство вывешивает в апреле месяце в здании университета объявления, приглашающие студентов заниматься в летнее время оспопрививанием за известный гонорар. Мне кажется, трудно возражать против полной непригодности наших оспопрививателей-самоучек — кроме грубости, пьянства от них ожидать нечего. Сделав эти подготовительные работы, наличный персонал оспопрививателей отсылается врачом в известные избранные центры, с которых и начинается оспопрививание. Из этих центров каждый оспопрививатель едет по окружности известного круга, останавливаясь по одному дню в селении и стараясь объехать круг в течение семи дней. Возьмем, для примера, за центр село Боголюбово и круг опишем через села: Новое, Добрынское, Лемешки, дер. Лунево, село Кусуново и село Красное. Стало быть, известив жителей окружных селений о месте и времени оспопрививания, оспопрививатель предположил 1-го числа в понедельник отправиться в село Боголюбово и день проводит там; во вторник 2-го прививает оспу в селе Новом и Суромне; в среду — в селе Добрынском и Ославском; в четверг — в Лемешках; в пятницу — в дер. Луневе и близлежащих деревнях, сельце Ширманихе, в селе Ущере; в субботу — в селе Кусунове и в воскресенье — в Красном и Добром; в понедельник 8-го числа он снова является в село Боголюбове, куда приезжает к этому времени врач; здесь последний контролирует действия оспопрививателя, снимает оспу с детей вполне здоровых и вместе с оспопрививателем объезжает последовательно в течение следующей недели те же селения. Итак полный круг оспопрививания совершается в течение 2-х недель: в течение первой оспопрививатель объезжает его один, а на второй неделе вместе с врачом. Затем на 3-й неделе тот же оспопрививатель переходит к следующему кругу и т. д. Я настаиваю на введении этого способа в виду тех преимуществ, о которых я уже говорил; он потребует небольших затрат: необходимо приобретение оспенной материи рублей на 25 — 40; необходимы люди — самое меньшее 4 оспопрививателя. Если иметь в виду студентов, кладя каждому 75 — 100 р., на четверых потребуется 300 — 400 р., весь расход 325 — 440 руб.; конечно, и результаты другие.
Расход на выписку медикаментов из Москвы от дрогистов составляет в 1-м участке 700 руб. и на аптекарские припасы — бумагу, чернила, спирт, сало и проч. истрачено около 50 руб., всего 750 руб. на 9518 больных; лечение одного больного обошлось в 8 (почти) копеек. Итак, господа, справедливость требует одинаково помогать каждому, только к женщинам в самый трудный момент родов земство относится как мачеха и из-за 200 рублей лишает человека насущной помощи. Необходимо восстановить должность акушерок в количестве 2-х, чтобы каждая находилась при враче. Также необходимо изменить существующий способ оспопрививания и заменить его «круговым», как я его только-что выяснил.

Отчет о действиях земского врача по 2-му участку Владимирского уезда с 1-го января по 1-е сентября 1882 года.

В представляемом отчете я отмечу прежде всего заболевания, наиболее важные по их распространению, течению, требующему внимательных наблюдений со стороны врача, и, наконец, по своим исходам. Сюда должны быть отнесены болезни повальные, эпидемические.
Собственно «эпидемии» во 2-м участке Владимирского уезда не было, но эпидемические болезни, по местам, появлялись нередко. В Старом Дворе, например, Петроковской волости наблюдался сыпной тиф, отличающийся наибольшей вообще заразительностью сравнительно с другими видами тифа. Болезнь оставлена была здесь каким-то прохожим портным и посетила два семейства (7 человек), но смертельных последствий не имела. Столь благоприятные исходы нельзя объяснять каким-либо могущественным открытием новейшей медицины, а скорее следует, по-моему, приписать слабой степени проявления болезни, как будто ослабел, обессилел уже тот контагий, то заразительное начало, которое производит тифозное страдание. Наблюдения за больными отчасти подтвердили это. Во многих случаях сыпь вовсе отсутствовала и лишь тщательные измерения температуры тела, время точения болезни и критическое окончание ее обнаружили форму тифа. Болезнь в типичной форме развилась у фельдшера Александрова, который для лечения помещен был в Ставровскую земскую аптеку.
Лечение вообще тифов заключалось в наружном употреблении холодной воды и внутренних приемов эфира, валерианы, иногда — хинина и минеральных кислот. Холодную воду приходилось настойчиво вводить в употребление, в виду предубеждений больных и боязни «простуды».
Следующий брюшной тиф был наблюдаем в 2-х селениях — в Коробове и Бродах. Появление его в Коробове осталось необъясненным, в Бродах он занесен из Москвы. Несмотря на частые наблюдения за больными в дер. Коробове, процент смертности был значительный: из 17 больных умерло 5. Такой факт объясняется, во 1-х, весьма невыгодными условиями для лечения, обстановкой больных и невозможностью рассуждать о диете, а во 2-х тем, что болезнь поражала одинаково и больших, и детей. Умирали преимущественно дети, уход за которыми вообще крайне плох.
Наибольшим распространением пользовался возвратный тиф: он появлялся в 8-ми селениях и нигде не возникал самостоятельно, но во всех случаях, как оказалось по расспросам, занесен был со стороны. При этой форме тифа чаще, чем при других, назначался хинин, и с успехом. Описанный выше способ лечения имел место и здесь.
Кровавый понос только в одном селении имел эпидемическое распространение; в дер. Азикове Петроковской волости были больны 16 детей в возрасте от 2-х до 12-ти лет, — умер 1 ребенок 2-х лет. Предрасполагающей причиной дизентерии могло, кажется, служить крайне грязное содержание местного пруда и постоянные купанья в нем детей.
Лечение заключалось в изолировании испражнений и дезинфекции их кипящей водой и растворов карболовой кислоты.
Внутреннее лечение, смотря по обстоятельствам, касторовое масло, таннин, опийная настойка, темы эфирных соединений и др.
Из эпидемических болезней остается упомянуть о коклюше, имевшем распространение главным образом в селениях Чековской волости. Несколько слабее и в меньшем количестве заболеваний конвульсивный кашель был наблюдаем в селениях Стопинской, Ставровской и Черкутинской волостей.
Лечение симптоматическое. Из медицинских препаратов давалась чаще содовая вода и наркотические соединения.
Сифилитиков было 111. Субъекты, почему-либо неимевшие возможности поступить в больницу, пользовались соответственным лечением на домах, с обязательством, однако, являться для осмотра на медицинские пункты 1 или 2 раза в неделю, смотря по расстоянию. Большинство больных охотно исполняли советы врача, на остальных действовала угроза приглашать их на осмотр при помощи полицейской власти.
Отдел внутренних болезней не представляет особенного интереса.
Расстройства пищеварительных органов встречались очень часто, и это понятно. Бронхиальные катарры и легочная чахотка встречались чаще у мужчин, нежели у женщин, значит, у лиц, наиболее подверженных вредным влияниям, обусловливаемым тяжелым физическим трудом.
Гораздо интереснее отдел наружных болезней. Здесь — изобилие всевозможных язв, наростов, различных сыпей, опухолей, ран, ушибов и проч. Нередко встречались язвы, существовавшие 8 — 10 лет, даже и более. Причиною такой продолжительности течения язв можно считать, кажется, не столько безуспешность фельдшерского лечения, сколько невнимательность к себе со стороны самих больных. Действительно, больной, раз показав например, язву фельдшеру и не получив ожидаемого облегчения (вследствие, вероятно, беззаботного отношения к болезни), уже более не обращается к фельдшеру, а лечится дома каким-нибудь «наговореньем», маслом, или даже ни чем не лечится, завязывает лишь руку или ногу грязною тряпицей. Так, мало-по-малу образовались долголетние язвы, нечистое содержание которых поддерживало их существование. При лечении необходимо было настойчиво советовать больным возможно чаще показываться на медицинские пункты, а каждый фельдшер был обязан, назначая лекарство, подробно объяснять способ его употребления и тут же в аптеке сделать перевязку.
Постоянным лечением в аптеке пользовались 3 больных.
1) Крестьянка дер. Соколовой Мариамма Степанова, 55 лет, поступила в аптеку 15-го февраля с флегманозным воспалением клетчатки левого предплечья. Воспаление обнаруживало уже наклонность перейти в нагноение. Необходимо было сделать обширный разрез по наружной стороне предплечья от локтя до ручной кисти. После операции больная лежала 14 дней, затем вышла здоровою.
2) Земский фельдшер Александров был болен сыпным тифом с 27-го февраля по 24-е марта.
3) Солдатка Марфа Степанова, 60 лет, поступила с обширными, по временам кровоточащими, варикозными язвами на левой голени. В виду осложнения язв острым воспалением надкостницы, необходимо было неотложное больничное лечение. Больная пролежала 3 месяца. Воспаление надкостницы утихло, язвы зарубцевались, по местам остались трещины кожи и меленькие фистулезные ходы в подкожную клетчатку.
При родах земскому врачу пришлось быть 2 раза. В одном случае были ускорены преждевременные роды внутренними приемами спорыньи и некоторыми наружными манипуляциями. У беременной был органический порок сердца. В другом случае я нашел беременную (крест. Аникина в селе Чекове) совершенно обессилевшую после напрасных потуг, вызванных преждевременно стараниями местных повитух. Предварительно укрепив общее состояние роженицы приемами эфирной валерианы, произведено было впрыскивание эрготина и массаж живота. Роды кончились нормальным путем.
У двух рожениц произведено было искусственное отделение задержанного последа.
Предохранительная оспа прививалась оспопрививателем Парфеновым и оспопрививательницей Михайловой. Привито 3485 млад.
К 1-му января 1882 года в аптеках 2-го участка медикаментов оставалось приблизительно на 17 рублей. Из аптеки 1-го участка их получено в январе на 104 руб., включая сюда же стоимость одного фунта хинина. В апреле (17-го) медикаментов получено из Москвы на сумму 500 руб. (считая и перевозку). Всего, значит, медикаментов в аптеках 2-го участка было на сумму 621 руб. К 1-му сентября медикаментов осталось приблизительно на сумму 300 руб. Всего, таким образом, затрачено 321 рубль.
На бессрочные припасы (спирт, масло, сало, пробки, книги, бумагу и проч.) пошло рублей 16.
Кроме того в январе месяце приобретены хирургические и акушерские инструменты, стоящие 151 руб.
Для помещения медикаментов приобретены 2 шкафа, по 12 р. каждый.
За содержание больной Мариаммы Степановой уплачено фельдшеру Безшапкину 2 руб. 80 коп.
Из представленных ведомостей видно, что всех больных по 2-му участку Владимирского уезда было 3516: в Ставрове 1953, в Черкутине 699 и в Старом Дворе 864.
Здесь интересно то обстоятельство, что в Черкутине прием больных производится только по субботам, между тем как в Старом Дворе ежедневно. Если бы в таких условиях находилось и село Черкутино, то количество больных здесь по меньшей мере удвоилось бы. Столь отдаленные от медицинских пунктов и столь многолюдные волости, как Черкутинская и Стопинская, с полным правом должны бы пользоваться услугами особого фельдшера, удобнейшим местопребыванием для которого служило бы село Черкутино.
Наконец, считаю своею обязанностью напомнить о недостатке лошадей на Черкутинском пункте. Не раз вместе с фельдшером и походною аптекою приходилось ездить по селениям на одной лошади и затем на этой же лошади возвращаться в Ставрово.
Приходилось даже ночевать в Черкутине за недостатком лошадей, а иногда возвращаться домой на Ставровских лошадях.

Отчет о деятельности ветеринарного врача Владимирского участка Древинга за период времени начиная с 1-го сентября 1881 г. по 1-е сентября сего 1882 года.

В течение означенного срока домашний скот подвергался эпизоотическим болезням в следующих местностях Владимирского уезда.
В сентябре 1881 года продолжалось повальное воспаление легких (Pneumonia еpisootica exsudativa boum) крупного рогатого скота в деревне Петрушиной Ундольской волости и вместе с тем происходили 2 смертных случая лошадей и 7 случаев мелкого рогатого скота (т.е. овец) от гнилокровной лихорадки (Febris putrida) в селе Леонтьеве Пенкинской волости.
Кроме того существовали до второй половины этого месяца на рогатом скоте и овцах ящеро-копытная зараза (Aphthaе opisooticaе bonignaе boum) и повальная хромота (еlaudicatio opisootica ovium) в дер. Близниной Лаптевской и в дер. Алябьевой Кочуковской волостей, и было 4 смертных случая крупного рогатого скота от повального натужного поноса (Dysentеria boum) в дер. Кузьминой Воршинской волости.
В следующие за ним месяцы, т.е. в течение октября и ноября месяцев, происходили еще по временам случаи заболевания рогатого скота повальным воспалением легких в вышеупомянутом селении Петрушиной, а с наступлением декабря обнаружилась между лошадьми короста или чесотка (Scabies s. Psora aеquorum) в селе Волосове Богословской волости, которая продолжалась, небольшими перерывами, с наступления марта 1882 г.
В январе настоящего 1882 года появился на овцах желудочно-кишечный катарр (Fobris gastrica) в сельце Безводном Аннинской волости и продолжался там до второй половина февраля. В продолжение марта и апреля месяцев повальных страданий между домашним скотом крестьян здешнего уезда не было, а с начала мая появилась на крупном рогатом скоте накожная сыпь, в виде лишая (Herpes siccus boum), в деревне Аксенцевой Давыдовской волости, в дер. Вежболове Ставровской волости, каковое страдание в конце июня обнаружилось и в сельце Марьине, на усадьбе г. Кутанина, продолжавшаяся там около двух месяцев.
В конце того же мая месяца открылся еще между лошадьми в дер. Курилове Кочуковской волости сап (Morbus glandulosus aequorum), а между овцами остротечный тиф (Typhus acutissimus) в селениях Васильевке и Новой той же волости. Одновременно с этими болезнями появился так-называемый брюшной тиф (Typhus gastricus boum) на крупном рогатом скоте в дер. Вал Воршинской волости и в Елисеевке Черкутинской волости. В июле месяце открылся мыт лошадей (Drusa egrarum) в дер. Даниловне Петроковской волости и в селе Жерехове Жереховской волости, и вместе с тем появилась карбункулезная горячка (Fobris carbunculosa aequorum) на лошадях в дер. Кобелихе Чековской волости.
С наступлением июля обнаружилась лишь сказанная эпизоотия на лошадях в селах Ельтесунове и Пречистой Горе той же Чековской волости, селе Суходоле Красносельской волости, в деревне Бурыкине Ставровской волости, в дер. Алексеевке Кочуковской волости, в дер. Вяткиной Погребищенской волости, в дер. Перебор Воршинской волости, а в половине августа еще в сельце Гаврильцове Пенкинской волости. Кроме того господствовало в продолжение нынешнего лета, до конца августа, между крупным рогатым скотом так-называемое повальное воспаление глаз (Ophthalmia episootica boum) в дер. Гнусове Ундольской волости, в дер. Хреновой той же волости, в селе Карачарове Кузнецовской волости, в сельце Марьине на усадьбе г. Кутанина, в селе Суходоле Красносельской волости и в селении Загорье Богословской волости.
Независимо от этого, свирепствуют еще с половины июля до сего времени гнилокровная лихорадка крупного рогатого скота (Fobris putrida boum) в селе Ставрове и доброкачественный ящур лошадей (Aphthae opisooticaе benignaе aequorum) в деревне Чувашихе Стопинской волости и в сельце Гаврильцове Пенкинской волости.
Как явствует из здесь описанного, первое место между эпизоотическими болезнями нынешнего года во Владимирском уезде занимает, без сомнения, карбункулезная горячка лошадей (Febris carbunculosa), потом следуют по очереди — повальное воспаление легких (Pnoumonia episootica boum) у рогатого скота, гнилокровная лихорадка (Fobris putrida boum) и брюшной тиф (Typhus gastricus boum) у этого же рода животных; за ними следуют — остротечный тиф овец (Typhus acutissimus оѵium), сап лошадей (Morbus glandulosus), разъедающий мокрец (Impetigo rodens) и повальное воспаление глаз (Ophthalmia epis). Меры, предпринятые с моей стороны к прекращению всех здесь описанных повальных болезней заключались в следующем:
В ветеринарно-полицейском отношении заболевший скот отделялся немедленно от здорового и помещался во время болезни в особых хлевах или сараях, куда не могли заходить другие, еще не зараженные, животные; причем самим домохозяевам делалось внушение, чтобы они ни под каким предлогом не выгоняли явно больных в общий табун, а, напротив того, постоянно держали их в некотором расстоянии от последнего и назначили к ним таких людей, которые не приходят в никакое прикосновение с остальным здоровым скотом. В терапевтическом отношении советовал я, во время свирепствования карбункулезной горячки между лошадьми, в жаркие летние дни, как предохранительное средство от этой болезни, здоровых животных почаще гонять в реку или вместо того дома на дворах, несколько раз в день, обливать но голове и спине холодною водою и вместе с тем прибавлять для них к самому пойлу какую-нибудь кислоту, как например серную или соленую (Acid. sulphuricum et muriaticum).
Что касается собственного врачевания больных, то только в тех немногих случаях пришлось пользовать этих пациентов, где скоротечная болезнь эта принимала медленное течение, т.е. продолжалась вообще долее двух суток. Внутрь давалась, при таких обстоятельствах, микстура из отвара льняных семян (Dec. seminum lini), с прибавлением требуемого количества селитры (Nitrum pulveratum) и камфоры (Camphora pulverata), между тем как для наружного втирания в рожевидные опухоли на мошне или под брюхом употреблялась смесь из нашатырного спирта и терпентинного масла (Spirit. salis ammon. et oleum terebinthinae), или вместо этих лекарств одно камфорное масло (Oleum camphoratum).
В повальном воспалении легких у рогатого скота делали сначала общее кровопускание из большой шейной вены и давали внутрь противовоспалительные соли, как например сернокислый натр (Natrum sulphuricum) или английскую соль (Sal anglicanum), а в дальнейшем течении страдания употреблялась внутрь кашка из поташа (Fotassa), рвотного камня (Tartarus stibiatus) и селитры (Nitrum pulver.), с прибавлением надлежащего количества ржаной муки и простой воды для составления кашкообразной массы.
С целью отвлечения страдания от внутренних органов, т.е. легких, втирали по обеим сторонам грудных стенок сильно раздражающие средства, как например мазь из шпанских мушек (Unguent. сantharidum), или вместо того продевали заволоку под общею кожею на повислой части груди. В брюшном тифе крупного рогатого скота оказывала нередко хорошие услуги микстура из отвара ирнаго корня (Rad. calami arom.), с прибавлением небольших приемов мышьяковистой кислоты (Acid. arsenicosum) или камфорного спирта (Spir. camphoratus), а снаружи — растирание живота сперва соломенными пучками, а потом смесью из нашатырного спирта и терпентинного масла (Ammonium liquid. et oleum terebinthinae). В гнилокровной лихорадке рогатого скота и овец давали внутрь горькие и противогнилостные средства, как например отвар горечавки (Dec. radicis gentianae), или трилистника (Herba trifolii fibrini), в соединении с соленой кислотой (Acid. muriaticum), или с карболовой кислотой (Acid. carbolicum) и снаружи делали частое трение кожи соломенными пучками и втирали в живот скипидарное масло.
При коросте лошадей и накожных страданиях крупного рогатого скота сначала обмывали все тело теплою водою и простым мылом, или, еще лучше, щелоком из древесной золы с водою, а потом по обтирании кожи до суха, втирали в пораженные части тела или мазь, составленную из свиного сала (Axungia роrсi), с прибавлением нужного количества паташа (Kali carbon. depur) и серного цвета (Flores sulphuris), или вместо этих медикаментов смесь из карболовой кислоты и постного масла. В застарелой чесотке лошадей оказывала самые лучшие услуги жидкость из хлебного спирта и очищенного дегтя (Spirit. frumenti et pix liquida), с прибавлением требуемого количества врачебного мыла (Sapo medicatus) и серного цвета (Flores sulphuris).
При повальном воспалении глаз рогатого скота, которое в нынешнем году, вследствие сильного жара и продолжительной засухи, принимало довольно обширные размеры в разных местностях уезда, употребляли в начале страдания холод, в виде льда или примочек, а потом прикладывали к страждущим органам глазную примочку (Gollyrium) из настойки простой ромашки (Herba chamomillae vul.), с прибавлением сернокислого цинка (Zincum sulphuricum). Другие авторы советуют в подобных страданиях вдувание в самый больной глаз мельчайшего порошка из нашатыря (Sal ammoniacum) и имбиря (Pul. radicis Zinqiberis), или даже прижигание ляписом (Argentum nitricum), но при очень сильных воспалениях и эти средства большею частью не приносят ожидаемой пользы и больное животное, вследствие продолжительности болезни, нередко лишается зрения на одном или на обоих глазах.
В остротечном тифе овец (Typhus acutissimus), конечно, и не может быть никакой речи о врачевании больных, потому что зараза эта мгновенно убивает животных, не редко даже на пастбищах, и следовательно главное внимание врача должно быть обращено на предотвращение недуга у еще здорового скота, с какою целью даются овцам каждое утро перед выгонкою комки для лизания из средних солей, например сернокислого натра (Natrum Sulphur. crystal.) и английской соли (Sal anglicanum), с прибавлением надлежащего количества ржаной муки и простой воды.
При мыте лошадей употреблялись внутрь разрешающие средства и именно: серный цвет (Flores sulphuris) и сюрьма или антимоний (Stibium Sulphur. nigrum) в соединении с необходимым количеством простой воды и муки для составления кашки (Electuarium), а снаружи делали припаривания сенною трухою или льняным семенем (Semina lini), для разрешения опухших подчелюстных желез.
В случае образования нарывов между ганашами производилось вскрытие оных посредством прокалывания бистурием или ланцетом, а потом ежедневно размывали эти болящие части тела тепловатою водою, и вместе с тем осторожно пальцами выжимали гной, накопившийся в глубине этих ран. При ящуре лошадей (Aphthae episooticaе benignaе) употреблялось с хорошею пользою полоскание полости рта и в особенности поверхности языка смесью из сырых квасцов (Alumеn crud.), меду (Mеl communе), квасу Русского и кухонной соли (Sal cuchlinarе).
В ящеро-копытной заразе крупного и мелкого рогатого скота оказывали хорошие услуги настой шалфея (Herba salviae officinalis), с прибавлением известного количества простого кваса, меда и соли, для полоскания рта, а для примачивания страждущих частей между копытами — масла оленьего рога (Oleum cornu сеrvi), а в упорных случаях — селитряная кислота (Acid. nitricum fumans).
При разъедающем мокреце крупного рогатого скота требуются не только наружные медикаменты для исцеления пораженных нижних частей задних конечностей, но и внутренние средства, как кровоочистительные, так и изменяющие свойства соков, а потому давали этим пациентам внутрь кашки из английской соли (Sal anglicanum), селитры (Nitrum crudum) и серного цвета (Flores sulphuris), с прибавлением надлежащего количества ржаной муки и воды, а снаружи употреблялась примочка из раствора квасцов (Salutio alumenis crudi), или вместо того карболовая кислота (Acid. carbolicum), какая операция после тщательного обмывания болящих частей повторяется 2 — 8 раза в сутки и вообще продолжается до исцеления недуга.

/Владимирский Земский сборник. 1883. № 6. Июнь./
Владимирский уезд Владимирской губернии.
Больница в память 300-летия Царствования Дома Романовых при Общине сестер милосердия
Губернская земская больница

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (02.03.2017)
Просмотров: 213 | Теги: Владимирский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика