Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
28.09.2020
14:57
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1299]
Суздаль [412]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [109]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [135]
Гусь [151]
Вязники [277]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [245]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [82]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 26
Гостей: 26
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Миссионерская школа в г. Владимире (1906 г.)

Миссионерская школа в г. Владимире

24 мая 1870 года открыт Владимирский Комитет Православного Миссионерского Общества.
В с. Орехове, Пок. у., по инициативе свяиц. С. Троицкого, организован особый миссионерский кружок из мирян ревнителей православия, который действует с 10 сентября 1905 г. и заявил уже себя открытым миссионерством, но без пользы для местного населения. Для ознакомления помощников Епархиального миссионера Сорокина, Валькова и Чемрева с современной полемикой по старообрядчеству они были командированы в 1906 году Братством на Нижегородские ярмарочные беседы.

По предложению Высокопреосвященнейшего Никона на общем собрании братства Св. Александра Невского 23 ноября 1905 года решено открыть во Владимире с осени 1906 года миссионерскую школу при братстве. Школа проектируется на небольшое число учащихся, живущих на средства братства, с трехгодичным курсом. Образцом для такой школы Высокопреосвященнейший Владыка выставил подобную школу в гор. Вятке, основанную протоиереем Кашменским. В нее также поступают лица из крестьянской и мещанской среды в возрасте после 21 года, чтобы быть свободными от воинской повинности. Но, в отличие от Вятской, школа рассчитана на одно мужское отделение и должна дать выходящим из нее право на поступление во псаломщика и даже диакона. Этим имеется в виду дать обеспечение будущим миссионерам православной церкви и привлечь на это поприще лиц вполне пригодных.
Образована комиссия при братстве для выработки главных оснований устройства проектируемой миссионерской школы. В состав Комиссии входят, кроме Председателя ее Секретаря Братства прот. М.А. Веселовского, преподаватель семинарии С.А. Троицкий и епархиальные миссионеры свящ. А. Акципетров и свящ. Г. Орфеев.
По поводу работы комиссии нам и хотелось-бы сказать несколько слов по вопросам: чем вызывается надобность устройства особой миссионерской школы, какие цели и задачи школа должна перед собой поставить, как должна быть устроена для возможно успешного достижения своих целей и задач, и — насколько практически она может быть пригодной.
Дело миссионерства во Владимирской епархии, по-видимому, поставлено весьма хорошо. Епархия разделена на миссионерские округа, с библиотечным миссионерским отделением в каждом из них. Во главе округов стоят лица сравнительно опытные в борьбе с расколом и сектантством. Они могут руководить окрестными батюшками, а эти батюшки по крайней мере на половину в своем числе прошли в семинарии курс истории и обличения раскола и сектантства. Наконец, во главе миссии стоят два уже совершенно опытные лица — епархиальные миссионеры противораскольнический и противосектантский, которые обеспечены солидными двухтысячными окладами и, свободные от материальных забот, могут всецело посвятить себя делу миссии и в этом деле еще более усовершаться, потому что к услугам их и хорошая библиотека братства. И самые отчеты братства, которые епархиальными миссионерами представляются, говорят о широкой и энергичной работе как самих миссионеров, так и их помощников, а равно и всего вообще духовенства: везде идут публичные собеседования, произносятся и с церковной кафедры и вне богослужения миссионерские проповеди и беседы, ведется много частных бесед, совершаются, где нужно по деревням, всенощные бдения — словом делается все, что в силах пастырей церкви. А пастыри все-таки вооружены изучением и знанием богословских наук, на их стороне истина Православной Церкви, и они пользуются всеми преимуществами церкви господствующей, слово которой раздается и распространяется без всяких внешних препятствий. Отчеты братства свидетельствуют и об успехе указанной миссионерской работы: ежегодно совершается много присоединений к православию, особенно из среды старообрядчества.
Миссионерская школа, могущая рассчитывать на ежегодный выпуск не болеe десяти человек — более не дозволят ни средства, ни помещения,- людей сравнительно мало образованных, но могущих посвящать себя всецело делу миссии, ибо они должны думать и о насущном куске хлеба? Что могут сделать такие лица на пользу церкви, когда против них выступит опытный старообрядческий миссионер или начетчик, опытный сектантский учитель? Не излишне-ли они совершенно, когда во главе прихода стоит образованный пастырь церкви, который должен ставить миссию одною из главных своих обязанностей, которому на помощь имеются опытные специальные миссионеры?
На все указанные вопросы, по-видимому, должен быть один утвердительный ответ. По отношению к проектируемой миссионерской школе этот ответ становится отрицательным: школа не нужна. Так-ли на самом деле? Взглянем на дело с другой стороны. В тех же отчетах Владимирского братства, которые говорят о миссионерской деятельности духовенства и лиц специальных, обращает на себя внимание такое явление. До 80-х годов отчеты глухо упоминают о сектантстве. Затем определенно называют сектантство молоканством, после, в половине 80-х годов, указывают уже на штундизм. Число сектантов, показываемое в начале в количестве сотен, постепенно доходит до двух тысяч, на этом останавливается, но при этом не берется в счет хлыстовщина по причине ее скрытности. Обращения из сектантства единичные, иногда в самых отчетах отмечается его интенсивность и трудность противостоять силе его пропаганды. Самый рост сектантства по числу его последователей неопровержимо свидетельствует, что этот рост не результат рождений, а результат совращений из православия. Со старообрядчеством дело обстоит как будто лучше. В отчетах братства регулярно сообщается о переходе из раскола в православие, иногда в итогах довольно значительных. Но если-бы эти итоги сложить, то старообрядчество должно бы наполовину исчезнуть, на самом же деле того не получается. И это обстоятельство дает повод подозревать не искренность таких обращений, делаемых например в целях скрепления брачного союза. Следовательно, дело миссии обстоит уже не так благополучно, как рисуют его братские отчеты, а имеет какие-то недочеты, обращающие на себя тем большее внимание, что до последних времен старообрядчество и сектантство занимали нелегальное положение. С устранением такого положения православная церковь теряет внешнюю опору, сила раскола и сектантства должна сказаться в большей степени, недочеты миссии выступят заметнее. По этой причине недочеты заслуживают внимательного их рассмотрения, и только когда они будут указаны, может быть речь о том, как их избежать.
Если по отчетам братства миссионерская деятельность духовенства широка и энергична, то по наблюдениям над действительностью она представляется в несколько ином свете. Книги по миссионерским отделениям лежат нетронутыми, духовенство в громадном большинстве по вопросам раскола и сектантства несведуще, деятельность его на поприще миссии в большинстве случаев — отправление казенной повинности, делаемое неохотно, не всегда добросовестно и почти всегда без всякого одушевления и убедительности, без желания войти в душу раскола и сектантства, сблизиться с ним, подействовать на него любовью. Духовенство чувствует себя огражденным законами, полагается на официальных миссионеров и занято только отправлением службы, собиранием доходов и весьма часто — хозяйством. Прибавим к этому, что в доброй своей половине оно раскола и сектантства в семинарии не изучало, а многими из изучивших пройденное забыто. Да и какое изучение богословских наук в семинарии при их схоластической постановке, когда изучается более учебник и отрывочные тексты из Писания, чем живое слово Божие и писания святоотеческие; когда семинарист с библией в руках чувствует себя неловко и теряется пред заурядным сектантом или начетчиком из старообрядцев. В противоположность этому пропагандисты из раскола и сектантства отличаются большим одушевлением, энергией, готовностью защищать свое учение, как дорогое достояние. Они ближе стоят к своим последователям, сливаются с ними в одну общину, в которой живут все общими интересами. Они для народа понятнее, роднее, а потому естественно, и перевес на их стороне. Это перевес не аргументации, а перевес нравственный. Для духовенства диалектическую победу доставляют специальные миссионеры, которые по отчетам братства на публичных беседах поражают всех противников. Но какой результат такого поражения? Слушает-ли народ своего пастыря, оставляет-ли своих самозванных учителей? Можно сказать, что нет. Все беседы и поражения проходят для народа почти бесследно, заставляя только лучше подготовиться к полемике, запастись более сильным оружием. Народ смотрит на поражения своих учителей, как на следствие учености и ловкости миссионера, а правду оставляет за своими руководителями. Этой правдой он считает жизнь, между тем ее-то у кого нужно не находит.
Чтобы избежать отмеченных недостатков миссии и сделать ее более успешною необходимо прежде всего, чтобы приходский пастырь церкви сам, а не через наезжающих миссионеров, не внушающих доверия народу, говорил с последним, говорил-бы языком понятным, близким и убедительным. Убедительность его беседе могут сообщить знание предмета, внутреннее одушевление, проникновение духом мира и любви к заблудившимся и главное достойная пастыря жизнь. Качества эти в современных пастырях церкви, образованных на схоластике, поставленных на положение чиновников и вынужденных искать себе обеспечения в ручной плате за требы, замечаются редко. Нет больше надежды в этом случае и на современную семинарию. Под влиянием новых течений жизни, резко осудивших строй православной церкви, семинаристы отрицательно относятся к служению своих отцов и в большей своей массе неудержимо стремятся на светское поприще. Насильное преграждение им пути в светскую школу не поможет делу, ибо вызовет появление пастырей, совершенно нерасположенных к своему делу. Только учебная реформа духовной школы, с выделением наук богословских и чисто пастырских в особые курсы, на которые поступают одни желающие, и с реформированием преподавания этих наук на других началах, может разрешить вопрос о подготовке достойных пастырей православной церкви. Но эта реформа пока не двигается, а дело миссии не ждет. Предположим, впрочем, что она осуществляется. Сразу-ли примет духовная школа свой нормальный вид, и обучение пойдет по нормальному пути? Достаточное-ли число кандидатов священства эта школа даст? Предположим, что и обучение пойдет правильным путем, и достойных священников будет достаточно. Можно-ли считать дело миссии вполне обеспеченным? Несомненно, преобразование духовенства совершится не сразу и растянется на десятки лет. Много будет лиц из среды духовенства, которые будут отправлять свое служение по прежнему шаблону и к увольнению которых не будет оснований, ибо и заменить их некем, да и сами они мало виноваты в своем положении. Следовательно, нужна помощь пастырю церкви, нужна не со стороны временно приезжающего миссионера, а со стороны лица, постоянно живущего в приходе. Такая помощь необходима не только пастырю, который сам не делает и не может делать, но и пастырю, стоящему на высоте своего звания, бывают большие приходы, с которыми пастырю справляться трудно. Кроме того нужно, чтобы пастырь внимательно и неустанно следил за состоянием своих заблудших чад, особенно, если последние имеются в большом числе и целыми деревнями. Такая работа одному не под силу. Необходимы помощники, особенно из среды прихожан, чрез которых священник входит в более тесную связь с отпадшими от церкви и чрез которых над этими отпадшими он имеет постоянное наблюдение. Этих помощников и должна дать пастырям миссионерская школа.
Итак — слабость нашего духовенства в борьбе с расколом и сектантством, трудность для приходского пастыря вести успешно дело миссии единолично без посторонней помощи, наконец, недостаточность и даже непригодность помощи миссионера, временно приезжающего — вот что, по нашему мнению, вызывает потребность в устройстве особой миссионерской школы. Школа должна дать для миссии прежде всего таких лиц, которым по обстоятельствам их происхождения, обстановке жизни, по особому складу и направлению их ума и воли раскол и сектантство должны быть близки, сродны и составлять их жизненный интерес. Эти лица должны изучать раскол и сектантство из чисто внутренних побуждений и потому в это изучение должны вложить всю любовь к делу и все свои духовные силы. Силы должны быть но слабые, а стоящие выше среднего уровня и имеющие особое направление. Направление можно охарактеризовать словом благочестие в смысле религиозности всей жизни, проникнутой искренней и глубокой верой в Бога и любовию к своему ближнему. Отсюда должно проистекать и желание поступить в миссионерскую школу и стремление изучить преподаваемые в школе науки. Последние не могут ограничиваться расколом и сектантством. Для полемики с ними нужны: знание библии, истин веры, историй священной и церковной, общей и русской, церковного богослужения в его истории и настоящих формах. Изучение всех этих наук должно быть приспособлено к целям полемики, останавливать главное внимание на соответствующих полемике отделах и предметах и избегать смешения и повторения отделов и предметов к разных науках, чтобы по возможности уменьшить их объем и взять из них только главное и нужное. Успешно прошедший курс миссионерской школы поступает в псаломщики с надеждою быть диаконом и даже, за выдающуюся полезную деятельность, стать и священником. Он делается членом клира в тех местах, где есть надобность в усилении миссионерства, может попасть в свое родное село, в среду раскола и сектантства, знакомого ему с детства и потому ему близкого. Он будет чувствовать себя в этой среде, как в родной стихии, и эта близость поможет ему и лучше знать заблуждения и плодотворнее влиять на заблудших. Поступление в члены клира делает его близким и к пастырю церкви. Последний не будет испытывать неприязни по отношению к нему, как это часто бывает по отношению к приезжающему миссионеру, ибо этот член клира из простой среды, всегда знает свое место и сознает себя лицом, пастырю подчиненным. С таким помощником и сам пастырь ближе заинтересуется миссионерским делом, ибо он все таки будет чувствовать себя во главе его, он всегда имеет возможность быть с своим помощником вместе вести миссионерское дело сообща. Интерес, любовь к делу, знание, опытность незаметно приобретаются и пастырем и в деле миссии на приходе имеются уже два соработника. Если ученику миссионерской школы придется получить звание диакона, то он может действовать на пользу миссии и в звании учителя церковной школы. Становясь-же сам пастырем церкви, он несомненно посвятит миссии все свои силы. Надежда попасть в клир для простолюдина заманчива и по обеспеченности клира в сравнении с крестьянином, и по положению, несколько возвышающему его над обычной средой. Эта надежда будет способствовать привлечению в миссионерскую школу нужных лиц, даст возможность делать выборы и принимать лиц, для целой школы вполне пригодных. Но через это уже расширяется задача школы. В курсе наук ее должно быть и необходимое для звания псаломщика, разумеем церковное пение, равно знакомство с церковным уставом должно быть более обстоятельное.
Миссионерская школа так и не была открыта.

При Владимирской духовной семинарии из воспитанников семинарии организовался Проповеднический кружок.
«В последнее время в нашей семинарии организовался в целях саморазвития и самообразования кружок воспитанников, которые по воскресным и праздничным дням будут выступать с составленными ими рефератами по общеобразовательным и богословским предметам и прочитывать эти рефераты в кругу товарищей, преподавателей и воспитателей. В некоторых случаях чтения будут предлагаться и наставниками. Общее руководство этими чтениями будет принадлежать о. Ректору семинарии; ближайшие указания будут даваться наставниками и воспитателями. Первый реферат прочитан был 3-го декабря и принадлежал надзирателю семинарии К.П. Счастливцеву» (В. Е. В. № 48-й. 1906 г.).
«В последнее время в нашей семинарии организовался проповеднический кружок, в состав которого вошли 17 воспитанников VI класса. Члены кружка, под руководством преподавателя гомилетики свящ. Сергея Алексеевича Троицкого, предполагают подготовлять и произносить в воскресные и праздничные дни поучения в приходских церквах города Владимира. На первых порах положено ограничиться произнесением готовых проповедей, принадлежащих святым отцам и более известным отечественным проповедникам» (В. Е. В. № 45-й. 1907 г.).
В г. Суздале осенью 1907 г. из лиц педагогического персонала начальных земских и церковно-приходских школ образовался кружок, который решил поработать на пользу просвещения «меньшей братии» из взрослых через воскресную школу. Ходатайство об открытии такой школы направлено около ноября через местную управу в дирекцию народных училищ. В случае какого-либо препятствия со стороны дирекции, ходатайство направляется через местное отделение в Епархиальный Училищный Совет. (В. Е. В. № 5-й. 1907 г.).
Педагогическим собранием Правления Владимирской семинарии 11-го марта 1910 г. рассмотрен и Его Высокопреосвященством утвержден проект правил Миссионерской группы при Владимирской семинарии.
В октябре 1914 г. был открыт Проповеднический кружок духовенства Владимирской епархии.

Орфеев Григорий Степанович

Орфеев Григорий Степанович - противосектантский миссионер.
Родился в 1864 г., в с. Верхоозерье Меленковского уезда. Проживал в Гусе-Хрустальном.
С 7-го по 12 декабря 1907 г. происходили миссионерские курсы для лиц духовного и светского звания, пожелавших познакомиться по преимуществу с теми пунктами учения православной церкви, которые особенно пререкаются сектантами рационалистических толков — молоканами и штундо-баптистами. Всех слушателей на курсах было 18 человек — 1 священник (о. Л. Третьяков), 3 диакона, 1 учитель церковно-приходской школы, 1 окончивший курс пения при Братстве Александра Невского, 5 псаломщиков и 7-мь крестьян из зараженных сектантством местностей. Помещением для курсов нашлась возможность предоставить обширную церковно-приходскую миссионерскую Софроновскую школу, так как учащиеся здесь дети были только что распущены до 7-го января по случаю эпидемии кори. Все курсисты жили в школе, совместно с руководителем и организатором курсов, священником Г.С. Орфеевым, представляя из себя тесно сплоченную семью. День начинался утренней молитвой с общим пением наиболее употребительных молитвословий, — как-то: „Царю Небесный", „Отче наш", „Достойно есть", „Спаси, Господи, люди твоя" и др. С 9 ½ ч. и до часу дня продолжались непрерывные занятия, а затем с 4-х до 6-ти часов вечера. Все преподаваемое и объясняемое в простой, общедоступной форме курсисты записывали в свои тетради, а потом в свободное от занятий время записанное исправляли под непосредственным наблюдением о. Орфеева. Согласно утвержденной Его Высокопреосвященством программе, сначала на курсах было раскрыто положительное учение православной церкви об источниках христианского веро- и нравоучения (св. писании и св. предании), разъяснен догмат о св. православной, соборной и апостольской церкви, истолковано православное учение „о рукотворенном храме Божием", — „о поклонении Богу духом и истиною", — „о почитании св. икон, св. мощей", — „о почитании и молитвенном призывании угодников Божиих", — „о кресте и крестном знамении", равно как были разобраны все сектантские возражения против учения православной церкви, каковые возражения рационалистические сектанты хотят основать исключительно на священном писании, отвергая св. предание. Для духовного утешения и братского общения в молитве во все праздничные дни курсистами отправлялись богослужения — всенощные бдения в самой школе, а литургии в приходском храме села Синжан, при чем все курсисты, имеющие священный сан, принимали участие в совершении богослужений, а все остальные в общем пении на них. — Для назидания всех собиравшихся к богослужению о. Епарх. миссионер. свящ. Г. 0. Орфеев каждый раз предлагал соответствующие среде поучения, как за литургией, так и за всенощным бдением. Помимо учения, предложенного на курсах, о. Епарх. миссионером, в присутствии всех курсистов и многочисленных слушателей из православных и сектантов, было проведено несколько публичных бесед 12-го, 14-го и 15-го декабря с штундистом М — вым, молоканином и баптистом К — вым и М — ным. Особенно замечательна была беседа 17-го декабря в доме братьев 3 — ных, при огромном стечении народа, о св. предании, согласно желанию самих баптистов, „бегающих от преданий". Эта беседа произвела большое впечатление на всех поселян, из которых один после беседы обратился к о. Орфееву с простой безыскусственной речью, благодаря его от лица всех, как за устройство курсов, так и публичных бесед. Остается добавить, что в школу, где происходили курсы, ежедневно являлись многие из местных крестьян послушать преподаваемое в общедоступной форме учение православной церкви. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 2-й. 1908 г.).
«Для борьбы с сектантством на братские средства содержится специальный противосектантский миссионер, каковым уже в течение нескольких лет состоит свящ. Гр. Орфеев. Для ограждения православных от сектантских заблуждений он неоднократно совершал миссионерские поездки в села, зараженные сектантством и здесь и совместно с приходскими пастырями, и единолично, по возможности при общем народном пении, совершал богослужения, после которых с собравшимися вел беседы на темы, пререкаемые сектантами. В Меленковском уезде свои беседы о. миссионер иногда иллюстрировал картинами волшебного фонаря, взятого из Братства Св. Александра Невского. В целях ослабления сектантства о. Гр. Орфеев в приходах с сектантским населением праздничными днями вел с сектантами публичные беседы, а в будничные посещал их дома и в простой разговорной форме разъяснял им предметы, возбуждающие недоумения. Кроме сего, в отчетном году на средства Братства были устроены миссионером свящ. Гр. Орфеевым миссионерские курсы для низших членов причта и начетчиков в с. Синжанах. В целях ознакомления с сектантством воспитанников местной семинарии о. миссионер, с разрешения о. Ректора семинарии, на последних днях Пасхи Христовой совершил на средства Братства с некоторыми из воспитанников миссионерскую поездку в Гороховецкий уезд» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 3-й. 1908 г.).
С 27-го января по 14-е февраля 1908 г. противосектантский о. миссионер, свящ. Г. С. Орфеев, объезжал Меленковский уезд и временно останавливался в приходах — Домнинском, Воютинском, Кононовском и Селинском. Здесь во все праздничные дни как за утреней, так и за литургией им предлагались с церковной кафедры поучения апологетического характера о предметах православно-христианского вероучения, пререкаемых сектантами. В будничные дни о. миссионер посещал земские и церковно-приходские школы, с тем, чтобы побеседовать с учащимися детьми по Закону Божию, разъяснить и укрепить в доступной детскому сердцу форме православные догматы веры — о почитании Богоматери, свв. икон и т. п. Таких бесед было проведено несколько, применительно к дополнительной программе для школ, находящихся в местностях, зараженных сектантством. Кроме этих школьных бесед велись публичные беседы в храмах во внебогослужебное время, а также частные по домам сектантов и колеблющихся в православии. Особенное внимание о. миссионером было обращено на деревни Тургенево и Толстиково Селинского прихода, где около десяти старообрядческих дворов из поморцев обратились в штундизм и теперь начали пропагандировать эту секту среди православных.
Епархиальный миссионер свящ. Г. С. Орфеев октябрь 1908 г. посвятил на собеседования с сектантами северо-западной части Меленковского у. В одних из посещенных им приходах (Запрудском, Денятинском, Бутылицком и Меленковском) его собеседования носили характер апологетический, в других (Архангельском, Синжанском, Коровинском и Приклонском) характер полемический.
В 1908 г. четырех лиц, близко соприкосновенных к делу Владимирской миссии — священников А. Акципетрова, Гр. Орфеева, Суринова, и преподавателя семинарии С. А. Троицкого Братство командировало на свои средства на 4-й Всероссийский миссионерский съезд в г. Киеве, на котором они принимали близкое участие в работах комиссий.
В 1909 г. в г. Меленках, в противовес усиливающейся здесь пропаганде баптизма, о. Епархиальным миссионером Г.С. Орфеевым организован миссионерский кружок из мирян. В состав этого кружка вошло 18 лиц из рабочих Меленковской мануфактуры; все эти члены миссионерского кружка не только люди грамотные, но прошедшие курс городского училища.
Арестован 7 августа 1920 г. Приговорен на 6 месяцев лишения свободы.
Арестован 28 ноября 1928 г. Приговорен к 3 годам лишения права проживания в 7 пунктах страны.

А.А. Акципетров

Александр Акципетров - Епархиальный миссионер по старообрядчеству.
С 8-го по 19 февраля 1908 г. Епархиальный миссионер по старообрядчеству священник А.А. Акципетров посещал приходы 1-го благочиннического округа Муромского уезда. 10-го февраля в селе Борисоглебском за литургией о. миссионер говорил проповедь апологетического характера, а также изъяснил евангельское чтение притчи о блудном сыне в применении к безпоповцам. Вечером того же дня велась публичная беседа в местном храме на тему: „О Церкви"; на этой беседе между другими был местный священник и о. благочинный округа, прот. Старых Котлиц В. Заколпский, который известил и все духовенство своего округа о предстоящей беседе. Нужно заметить, что здесь проживает около 60-ти душ т. н. „самокрестов " (Первый родоначальник этого толка в старообрядчестве, некто Железков, родом из г. Мурома, считая „все веры , еретическими и крещение в них недействительным", сам себя вновь окрестил.), которые в науке по старообрядчеству известны под названием „бабушкина согласия".
11 и 12 февраля в дер. Саксине, Санниковского прихода, была беседа о таинстве причащения со „спасовцами — большеначальниками" в присутствии местного священника. 13-го февраля происходила беседа в дер Тереховицах, Ковардицкого прихода, где не особо давно открыта официальная старообрядческая община „с наставником Лавром", имеющим постоянное жительство при моленной в доме местных богачей Су — вых.
По мнению местного священника единственным средством для привлечения старообрядцев в лоно православия — является открытие здесь единоверческого прихода.
14-го февраля в этой же местности о. миссионером велась беседа апологетического содержания о таинствах покаяния и причащения в виду наступления великого поста. Православные были на беседе в большом количестве. Местный начетчик И — нов намеренно уклонился от беседы, уехав в лес. В прежнее время И — нов неоднократно вызывался в разные уезды Владимирской губернии для ведения бесед в пользу старообрядчества, но не особо давно на него сильно повлияло предсмертное увещание его крестного отца, священника села Дубровы о. А. Архангельского. Односельчане передают, что И — нов и его дед Мартын склонны присоединиться к православной церкви.
На следующий день 15-го была беседа в с. Шульгине о таинстве покаяния в приходском храме. 17-го февраля в воскресенье в единоверческом приходе села Ивонина, Судогодского уезда, о. миссионер предложил в местном храме беседу, в которой изъяснил Евангельское чтение о страшном суде. Глаголемые старообрядцы от публичного собеседования отклонились. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 9-й. 1908 г.).
21-го февраля 1908 г. о. миссионера А.А. Акципетрова приглашала для частной беседы в свой дом А.С. Л — ва, принадлежащая к безпоповцам по федосеевскому согласию. Беседа была в собственном доме Л — вой и продолжалась более трех часов. На беседе кроме, старицы хозяйки была ее дочь и несколько „келейниц" из существующей при доме моленной. Беседа носила смешанный характер, но главным образом было выдвинуто характеристическое учение федосеевцев „о безсвященнословном браке". О. миссионер прежде всего показал, какие великие и тяжкие споры со взаимными проклятиями происходят теперь „в метрополии" федосеевцев на Преображенском кладбище, — в Москве. Поводом и толчком к этой частной беседе послужила недавняя беседа в Кафедральном соборе с Ив. Бодягиным, на которой, как оказывается, были не только австрийцы, но и федосеевцы. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 9-й. 1908 г.).
С 8 по 16 мая 1908 года Епархиальный миссионер по старообрядчеству священник А. Акцииетров посетил приходы г. Александрова, а также приходы 1 и 4 благочиннических округов Александровского уезда. За этот период времени было проведено два религиозно-нравственных чтения для народа и четыре частные беседы с глаголемыми старообрядцами. Весеннее время, когда наши крестьяне особенно заняты полевыми работами, не могло, конечно, не отразиться на количестве собиравшихся на чтения и беседы: те и другие нельзя было назвать многолюдными.
С разрешения Епархиального начальства, Епархиальный миссионер свящ. А. Акципетров принимал в 1912 году участие в занятиях I Всероссийского единоверческого съезда в С.-Петербурге. Съезд продолжался с 22 по 29 января. Из Владимирской епархии на Съезде было 10 человек. Из них самое деятельное участие в работах съезда принимал о. А. Акципетров. Особенное значение имела его речь 26 января по вопросу о клятвах собора 1656 и 1667 г., произнесенная им по поручению православных миссионеров участников Съезда.
Противосектантская деятельность епархиального миссионера свящ. Григория Орфеева в отчетном полугодии 1912 г. выразилась в публичных и частных собеседованиях с сектантами, в пастырских беседах с обучающимися в начальных школах детьми, в распространении в народе от Братства миссионерской литературы и, наконец, в содействии развитию полемических познаний в членах организованных им миссионерских кружков. — Им посещено было 27 зараженных сектантством пунктов, проведено было 76 публичных бесед, произнесено 24 миссионерских поучения.

Тимофей Алексеевич Николаев (1863 – 1903) – противораскольнический миссионер.
Владимиро-Суздальская епархия

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (02.09.2020)
Просмотров: 25 | Теги: Владимирская епархичя, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика