Главная
Регистрация
Вход
Среда
22.09.2021
08:52
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [141]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1400]
Суздаль [421]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [447]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [236]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [155]
Гусь [166]
Вязники [314]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [260]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [148]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [31]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1544]
архитекторы [6]
краеведение [47]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Смерть Александра Невского 14 ноября 1263 года

Смерть Александра Невского 14 ноября 1263 года

Начало » » » Борьба вел. князя с Новгородом по поводу переписи населения и обложения данью в течение 1256-1259 гг.
Народные волнения в 1262 году по поводу сбора откупщиками с населения дани с процентами

Шестая и последняя поездка Александра в Орду

Горячо молился перед своим отправлением Александр Ярославич к хану Беркаю на берег Ахтубы в Сарай-Берке и трогательно прощался с родными, точно предчувствовал, что ему уже не суждено свидеться с ними. Посылая свои полки с Димитрием, он говорил своей дружине: «Служите сынови моему, акы самому мне, всем животом своим». Без сомнения, много слез было пролито по этой разлуке. Тяжелые предчувствия томили всех, но другого исхода не предвиделось.


Хан Берке

Между тем тяжелое само по себе положение дел усложнялось еще другим обстоятельством. Незадолго перед тем, в 1259 г., умер верховный хан Мункэ. Начались обычные кровавые распри из-за престола, продолжавшиеся три года, пока, наконец, не был возведен, при могущественном содействии опять-таки кипчакского хана, один из сыновей Тулуя (Толуя) - Кубилай, родной брат Мункэ и двоюродный - Беркая. Он стал верховным ханом монголов. В царствование Кубилая (Хубилая) произошли весьма важные обстоятельства, которые сильно потрясли могущество монголов. Кубилай переселился из Каракорума, родины Чингисидов, в Северный Китай и занялся окончательным покорением этого государства. Монгольская держава обратилась в Китайскую империю, властвуя в различных, отдаленных друг от друга землях, монголы, естественно, подвергались влиянию покоренных народов. Так, в Китае монголо-татары подпали под влияние китайской образованности и, оставив кочевой образ жизни, обратились к земледелию. Между тем монголы, властвовавшие над Русью, хотя и сохранили первобытный образ жизни, зато изменили вере отцов и в скором времени позабыли и родной язык, заменив его тюркским наречием. Ослабление внутреннего единства естественно вело к политическому разъединению: отдельные ханства сделались независимыми государствами, между которыми не замедлили начаться междоусобные войны.
Беркай, обращенный в магометанство, по одним известиям, каким-то дервишем из Средней Азии, по другим - бухарскими купцами, под влиянием мусульманских улемов решился вступить в борьбу с другим своим двоюродным братом - персидским ханом Гулагу (Хулагу), с которым у него и без того шел постоянный раздор из-за границ. Гулагу, оставшийся язычником, нанес окончательный удар Багдадскому халифату и умертвил халифа. Беркай вступил в тесный союз против Гулагу с его непримиримым врагом Бибарсом, сирийско-египетским султаном. Судьба этого хана была известна тем, что он был родом из половцев. Татары в юных годах продали его в Крыму венецианским купцам. Затем Бибарс очутился в Египте, где его завербовали в мамелюкскую гвардию египетского султана. Дослужившись до звания военачальника, Бибарс при помощи коварства и злодеяния достиг престола. Гулагу (Хулагу) вскоре после своего удачного похода в Персию умер, и на престол вступил его сын Абак, уже не спрашивая соизволения верховного хана, и начал распоряжаться в своих землях совершенно самостоятельно. Назначая ханов в отдельные земли своего ханства, он отдал брату своему Яшмуту Дербент и Ширван.
Открыв враждебные действия, Беркай вел борьбу за присоединение территории современного Азербайджана к Золотой Орде. Он отправил Буку с большим войском на завоевание Дербента, но Яшмут мужественно выступил против неприятеля и в 1262 г. отразил его, разбив наголову войска Беркая. Беркай пришел в ярость от неожиданного поражения и решил собрать все силы своего ханства, чтобы загладить позор неудачи. 300 000 войска готовы были двинуться в Персию. Во время своего второго похода, в 1265 г. он взял Дербент. Все подвластные правители должны были выставить вспомогательные отряды, в том числе и русские. «Беше тогда велика нужда от поганых и гоняхуть люди, веляхуть с собою воиньствовати». Только того еще недоставало, чтобы русские проливали кровь на полях битв за своих поработителей. При таких обстоятельствах хан получил известие о восстании на Руси и избиении бесерменов. В страшном гневе он решил сперва покарать русских, и 300 000 свирепых воинов готовы были броситься на наше Отечество, чтобы окончательно истерзать его. В 1262 г. он приказал Александру Невскому привести ему на помощь русскую рать для похода против своих врагов в Иране. Александр отказал и поехал в Орду «отмаливать» русских воинов. Основную часть войска он отослал в Прибалтику для войны с орденскими силами. Беркай уламывал Невского, но тот не соглашался. Наконец, хан, продержав князя в Орде несколько месяцев, отпустил его на родину. Что пережил Александр Ярославич за время своего пребывания в Орде, об этом мы можем судить по результатам путешествия: Россию он спас, но здоровье его было расстроено безнадежно. Великий князь должен был в Орде умаливать, упрашивать, задаривать, всячески изворачиваться, чтобы оправдать русских людей. Хан не сразу занялся делами Руси и выслушал мольбы Александра, но князь вел дела так искусно, что хан не только простил русских, но и освободил их от обязанности воевать за монголов. Господь, видимо, благословлял усилия самоотверженного героя, и успех его путешествия превзошел все его ожидания. После этого Беркай отправился на войну в Персию. Возвращаясь из второго похода в 1265 г., Беркай собирался дать еще решительное сражение на берегах Куры, но внезапно заболел и умер в 1266 г. Его полчища вернулись обратно домой. Повелителем Золотой Орды сделался Менгу-Тимур.
Александру Ярославичу на этот раз удалось «отмолить» своих людей от участия во внутренней монгольской войне. Но позднее русские князья со своими дружинами будут вынуждены принимать участие в походах ордыниев. Карательный поход на Русь на этот раз не состоялся. Она была спасена. Хан не отпустил Александра из Орды сразу. Испив до дна чашу горести и унижений, великий князь оставлен был зимовать в Орде. Он прожил в Орде зиму, весну и лето. Наконец ему было позволено в 1263 г. вернуться в Отечество. Долгим был путь вверх по Волге. С волнением вступал князь и его спутники в русские пределы. Но болезнь, начавшаяся в Орде, подорвала силы его мощного организма.
Сколько храбрых пало на его глазах более чем в 20 битвах, в которых он участвовал! Сколько раз приходилось ему ездить в Орду и в далекую Монголию к грозным ханам, где многие из князей окончили свою жизнь под ножами ордынцев. Скольким опасностям подвергался он во время своих путешествий! Но Бог хранил его: отовсюду он выходил невредим, мечи врагов и ножи убийц щадили его - только он сам не шалил себя, и вот теперь, обессиленный неимоверными трудами, он видел, что ему придется умереть во цвете лет, не имея и 45 лет от роду! Тело, благообразное и крепкое, ослабело от частых странствий в дальнюю Орду и не вынесло, наконец, постоянного напряжения сил. Неодолимый в битвах, еще в полном цвете мужества, он изнемог под бременем великокняжеского венца, который был для него венцом терновым, едва достигнув сорокатрехлетнего возраста.
Приехав в Нижний Новгород, Александр так ослабел, что не мог продолжать путешествия и должен был остановиться. Немного оправившись, он снова продолжал путешествие, но, доехав до Городца (Волжского), занемог так сильно, что не в состоянии был ехать далее.
Стояла глубокая осень - половина ноября. Суровое время года ускорило роковую развязку. Александр понял, что приближается конец его многотрудной жизни и стал готовиться к переходу в вечность.
«Уразуме ко Господу свое отхождение и начать помышляти еже от мира изшествие, и возлюби иноческое житие ангельскаго образа, и всяко мятежство мирское презре, благородие же и богатство и пищу телесную и суетную славу и прочая насильствующая вжеления отрину и вкупе реши, вскоре остави земнаго царствия, высоту желая нетленных и вечных благ наслаждения» (Степен. кн. 1, 372).


Александр Невский в схиме. Дробница раки святого князя Георгия Всеволодовича. 1645 год. Владимиро-Суздальский музей-заповедник

Памятнику Александру Невскому в схиме.
6 декабря 2013 года, в день памяти святого благоверного великого князя Александра Невского, в Феодоровском мужском монастыре Городца, где 750 лет назад он окончил свой земной путь, был открыт монумент князю в монашеском одеянии.

По обычаю того времени он стал просить о пострижении в иночество и принятии схимы с именем Алексия.
«Отче, се болен есмь вельми... Не чаю себе живота и прошю у тебе пострижения...» После пострижения князь сильно стал изнемогать.
С глубокой, гнетущей сердце тоскою, едва сдерживая душившие грудь слезы, стояли около одра умиравшего его приближенные. Об этой скорби живо говорят нам слова современника-летописца: «Горе тебе, бедный человече, како можеши написати кончину господина своего великого князя Александра Ярославича».


"Успение Александра Невского" М. Нестеров

Александр, «зело стужився», кротко просил их оставить его одного: «Удалитесь и не сокрушайте души моей жалостью!» Сколько любви сказалось в этих немногих словах! Прошло немного времени, и уже инок Алексий снова призвал к себе своих приближенных - всех бояр и простых людей - и начал трогательно прощаться, давая последнее благословение и слабеющим голосом прося у всех прошения. Горькое то было зрелище общего неудержимого плача и рыдания «о поборнике всей земли Русской, предстателе бояр, питателе убогих, отце вдов и сирот и заступнике церкви, которую защищал от врагов, утверждая в ней веру Христову». Слеза скатилась из глаз Александра. Еще раз открыл он уста и выразил желание сподобиться в последнюю минуту причащения пречистых тайн Своего Господина и Спасителя, Которого возлюбил от юности своей. Его желание исполнилось, и тогда он тихо предал свою чистую душу в руки Божии, 14 ноября 1263 г., в день памяти святого апостола Филиппа.


"Кончина Александра Невского". Художник Г.И. Семирадский. Эскиз росписи храма Христа Спасителя в Москве. 1876 год.

Поэт А.Н. Майков так описал последние мгновения земной жизни Александра:
В Городце в 1263 году
Ночь на дворе и мороз.
Месяц - два радужных светлых венца вкруг него...
По небу словно идет торжество;
В келье ж игуменской зрелище скорби и слез...

Тихо лампада пред образом Спаса горит;
Тихо игумен пред ним на молитве стоит;
Тихо бояре стоят по углам,
Тих и недвижим лежит, головой к образам,
Князь Александр, черной схимой покрыт...
Страшного часа все ждут: нет надежды, уж нет!
Слышится в келье порой лишь болящего бред.
Тихо лампада пред образом Спаса горит...
Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...
Сон ли проходит пред ним, иль видений таинственных цепь -
Видит он: степь, беспредельная бурая степь...
Войлок разостлан на выжженной солнцем земле.
Видит: отец! Смертный пот на челе.
Весь изможден он, и бледен, и слаб...
Шел из Орды он, как данник, как раб...
В сердце, знать сил не хватило обиду стерпеть...
И простонал Александр: «Так и мне умереть...»

Тихо лампада пред образом Спаса горит...
Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...
Видит, шатер, дорогой, златотканый шатер...
Трон золотой на пурпурный поставлен ковер...
Хан восседает средь тысячи мурз и князей...
Князь Михаил перед ставкой стоит у дверей...
Подняты копья над княжеской светлой главой...
Молят бояре горячей мольбой...
«Не поклонюсь истуканам вовек», - он твердит...
Миг - и повержен во прах он лежит...
Топчут ногами и копьями колют его...
Хан, изумленный, глядит из шатра своего...
Князь отвернулся со стоном и, очи закрыв,
«Я ж - говорит, - поклонился болванам, чрез огонь я прошел,
Жизнь, я святому венцу предпочел...
Но, - на Спасителя взор устремив, -
Боже! Ты знаешь, - не ради себя -
Многострадальный народ свой лишь паче души возлюбя!..»
Слышат бояре и шепчут крестясь:
«Грех твой, кормилец, на нас!»
Тихо лампада пред образом Спаса горит...
Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...
Снится ему Ярославов в Новгороде двор...
В шумной толпе и мятеж, и раздор...
Все собралися концы и шумят...
«Все постоим за святую Софию, - вопят, -
Дань ей несут от Угорской земли до Ганзы...
Немцам и шведам страшней нет грозы...
Сам ты водил нас, и Биргер твое
Помнит досель на лице, чай, копье!..
Рыцари, - памятен им поотаявший лед!..
Конница словно как в море летит кровяном!..
Бейте, колите, берите живьем
Лживый, коварный, пришельческий род!..
Нам ли баскаков пустить
Грабить казну, на правеж нас водить?
Злата и серебра горы у нас в погребах, -
Нам ли валяться у хана в ногах!
Бей их, руби их, баскаков поганых, татар!..»
И разлилася река, взволновался пожар...
Князь приподнялся на ложе своем;
Очи сверкнули огнем,
Грозно сверкнули всем гневом высокой души, -
Крикнул: «Эй вы, торгаши!
Бог на всю землю послал злую мзду.
Вы ли одни не хотите Его покориться суду?
Ломятся тьмами ордынцы на Русь - я себя не шажу,
Я лишь один на плечах их держу!..
Бремя нести - так всем миром нести!
Дружно, что бор вековой, подыматься, расти,
Веруя в чаянье лучших времен, -
Все лишь конец претерпевый - спасен!..»

Тихо лампада пред образом Спаса горит...
Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...
Тьма, что завеса, раздвинулась вдруг перед ним...
Видит он: облитый словно лучом золотым,
Берег Невы, где разил он врага...
Вдруг возникает там город... Народом кишат берега...
Флагами веют цветными кругом корабли...
Гром раздается: корабль показался вдали...
Правит им кормчий с открытым высоким челом...
Кормчего все называют царем...
Гроб с корабля поднимают, ко храму несут,
Звон раздается, священные гимны поют...
Крышку открыли... Царь что-то толпе говорит...
Вот перед гробом земные поклоны творит...
Следом - все люди идут приложиться к мощам...
В гробе ж, - князь видит, - он сам...

Тихо лампада пред образом Спаса горит...
Князь неподвижен лежит...
Словно как свет над его просиял головой -
Чудной лицо озарилось красой,
Тихо игумен к нему подошел и дрожащей рукой
Сердце ощупал его и чело -
И, зарыдав, возгласил: «Наше солнце зашло!»
1875 г.
(Майков А.Н. Сочинения в 2-х томах. Т. I. - М.: Изд-во «Правда», 1984. С. 446-449.).
По преданию, постриг в схиму Александра Невского был совершен в Городецком Федоровском монастыре игуменом Пафнутием. О месте кончины великого князя возникли разночтения. Первый, кто внес такое разночтение, был ученый-историк Г.Ф. Миллер, работавший в Петербургской академии наук в одно время с М.В. Ломоносовым. Он писал книги об истории России. Он, или плохо изучив географию, или по какой-то другой причине, написал, что Александр Невский скончался в Городце на реке Оке, называвшемся Городцом-Мещерским. Он находится в 150 км от Рязани. В 1461 г. был переименован в город Касимов.
Странно, зачем понадобилось бы Александру Невскому, плывя по Волге и затем по Оке, проезжать мимо устья Клязьмы, на которой стоит Владимир и плыть в сторону Рязани не одну сотню километров.
Летописные источники не указывают причины приезда великого князя в Городец, видимо, считая ее очевидной для современников. Судя по дате кончины князя, он прибыл в Нижний Новгород глубокой осенью, когда водный путь по Оке и Клязьме мог быть уже затруднен, к тому же плыть нужно было против течения, а санный путь еще не установился. В этих условиях речной путь по Волге до Городца, а оттуда сухопутная дорога до Владимира могла оказаться удобнее.
В соборном храме в стольном Владимире совершалась божественная служба. Митрополит Кирилл вместе со своей паствой возносил теплые молитвы Богу, молился об отвращении опасностей, грозивших Отечеству, о благополучном возвращении великого князя, которого все так долго и с нетерпением ожидали. Устремляя свои взоры к самому престолу Всевышнего, святитель внезапно был поражен необычайным видением: перед ним, как живой, но озаренный неземным сиянием, был великий князь Александр. Тихо, как бы возносясь на крыльях ангельских, удаляясь вверх, скрылось от очей святителя «подобие образа блаженного великого князя Александра». Предстоящие с изумлением смотрели на святителя, на лице которого, без сомнения, сияло отражение необычайного явления. Митрополит понял, что доблестного защитника Отечества не стало, и слезы закапали из глаз старца. «Зашло солнце земли Русской!» - тихо проговорил святитель. Но никто не понял рокового значения этих слов. Наконец, митрополит, с глубоким вздохом, голосом, в котором слышались рыдания, громко произнес: «Чада моя милая, знайте, что ныне благоверный князь великий Александр преставился!..» Ужас охватил всех при этих словах. Храм огласился воплями скорби и отчаяния бояр и народа. «Погибаем! - воскликнуло единодушно все собрание. - И ерея, и диаконы, и черноризцы, нищии, богатии и вси людие мнозии...» Это внезапно вырвавшееся восклицание всего лучше показало все значение Александра для Отечества.
Опустел стольный город. «Князи и бояре, и весь род, малы и велиции» устремились навстречу печальной процессии с телом Александра. Не так надеялся встретить его осиротелый теперь народ! Митрополит «с чином церковным» остановился в Боголюбове, приготовившись встретить тело Александра со свечами и фимиамом кадильным. Бесчисленное множество народа покрыло окрестности. Скоро показался стяг почившего князя. Неудержимый плач раздался кругом. Вот и печальное шествие. Волны народа неудержимо ринулись навстречу. «От множества народа изгнетаахуся людие, хотяше прикоснутися честней теле его, бысть же плач велий, и кричание, и туга, яко же несть такова бывала, токмо и земли трястися».
23 ноября совершилось торжественное отпевание в соборном храме. Тело Александра Невского донесли за 9 суток. Пение надгробных песен заглушалось нередко вздохами и едва сдерживаемыми рыданиями осиротелой семьи и народа. «И бысть тогда чудо дивно, памяти достойно»: эконом Севастьян, приблизившись к гробу, хотел было разогнуть руку усопшего, «да вложить митрополит грамату душевную». Но блаженный князь «яко жив» сам простер руку, чтобы принять «свиток грехов прощения» и затем снова сложил крестообразно руки на груди.
Похоронили Александра Невского во Владимирском Рождественском монастыре.
Новым князем во Владимире стал младший брат Александра Ярослав III Ярославич, князь тверской.

Как жил святой и благоверный князь и при жизни «распаляшеся божественным, небесным желанием», так и скончался. Приняв схиму, он последовал не одному только обычаю времени. «Это было, - по словам одного из его жизнеописателей, - изволение святого сердца его, во всю жизнь преуспевавшего в стремлении к Богу, - это было венцом его постоянного, верного, разумного служения Богу. То истинно ангельское спокойствие, с каким после принятия ангельского образа совершил он последнее прощание со своими приближенными и со всеми, иго мог быть при одре его, - та последняя просьба, с какой он обратился к окружавшим одр его с невольными слезами и рыданием: “Удалитесь и не сокрушайте души моей жалостию ” - служат живым свидетельством, как искренни были его обеты, как живо было стремление его к Богу, Которому он посвятил себя у врат смерти на всю вечность, приняв, наконец, и схиму».
Позволим привести здесь следующие, проникнутые теплым чувством размышления, которые внушила тому же благочестивому жизнеописателю святого князя его блаженная кончина: «Так рановременно по человечески и по Божьему Промыслу благовременно кончилась жизнь св. Александра».
Сурова, полна тяжких, самоотверженных трудов была жизнь Александра. Один из великих учителей церкви сказал: «Верь мне, суровая жизнь есть истинна радость»». И из этого источника всего истинно доброго и благородного и всего истинно великого он мог почерпать с избытком новые силы для преодоления предстоявших ему трудностей, мог почерпать ту энергию, ту изумительную бодрость, которая проявляется во всех его действиях. Не забудем при этом, что в течение всей жизни его одушевляло пламенное благочестие, никогда не оставляло молитвенное настроение духа, и вследствие этого «везде благодать Божия осияваше его».


Поклонный крест на месте Городецкого Феодоровского монастыря
«Поклонный крест освящен Высокопреосвященнейшим Георгием архиепископом Нижегородским и Арзамасским на месте Феодоровского монастыря, где в 1263 году принял схиму с именем Алексий и почил с именем Алексий и почил в Бозе Святой Благоверный князь Александр Невский»

В Городце Нижегородской губернии, в Феодоровском монастыре на месте кельи, где было совершено пострижение в схимонашество святого Александра Невского с именем Алексия и где последовала его кончина, в 1798 г. был построен соборный храм в честь его имени. Храм к 1872 г. пришел в негодность, и к ноябрю 1882 г. был возведен новый собор. Главный придел во имя святого князя освящен в 1882 г. Правый придел во имя преп. Антония и Феодосия и левый придел во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Они были освящены в 1883 г. Высота колокольни собора превышала 80 метров. В монастыре, кроме почитаемой Феодоровской иконы, была очень почитаема икона святого Александра Невского с частицей его мощей. В 20-х гг. XX века монастырь был закрыт. Колокольня взорвана в 1937 г.
7 апреля 2008 года архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий совершил закладку главного храма монастыря — Феодоровского собора. В том же году Нижегородской епархии были переданы исторические келейный братский и трапезный корпуса.
27 мая 2009 года Священный Синод Русской Православной Церкви благословил открытие Городецкого мужского монастыря в честь Феодоровской иконы Божией Матери в городе Городце.
12 сентября 2009 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил освящение соборного храма Феодоровского монастыря.


Памятник Александру Невскому в Городце. Скульпторы И.И. Лукин, В.И. Пурихов, архитекторы В.Н. Быков, В.В. Иванов.

Источник:
Святой витязь земли русской. Святость жизни благоверного великого князя Александра Ярославича Невского / А. Соколов. – Н. Новгород, 2008. – 360 с.: ил.

Продолжение » » » Мощи Александра Невского

Семья

С упруга: Александра (Васса), дочь Брячислава Полоцкого;
Сыновья:
- Василий (до 1245—1271) — князь Новгородский;
- Дмитрий (1250—1294) — князь Новгородский (1260—1263), князь Переяславский, Великий князь Владимирский в 1276—1281 и 1283—1293 годах;
- Андрей (около 1255—1304) — князь Костромской (1276—1293, 1296—1304), великий князь Владимирский (1281—1284, 1292—1304), князь Новгородский (1281—1285, 1292—1304), князь Городецкий (1264—1304);
- Даниил (1261—1303) — первый князь Московский (1263—1303).
- Дочь Евдокия Александровна (Владимирская), ставшая женой Константина Ростиславича Смоленского. Супруга и дочь Евдокия погребены в соборе Успения Богородицы Успенского Княгинина монастыря во Владимире.

В 1264 г. не стало младшего брата Александра Невского князя Андрея II Ярославича (1249-1252 гг. - великий князь владимирский).
Старший сын Александра, Василий, сошел с исторической сцены еще в 1257 г., когда отец вывел его из Новгорода и сослал в Суздальскую землю; более летописи ни разу не упоминают его имени вплоть до смерти в 1271 г.
Младший сын Даниил, родившийся в 1261 г., ко времени смерти своего дяди Василия Ярославича (1272-1276 гг. - великий князь владимирский) был еще слишком мал. По свидетельству Тверской летописи, княжич Даниил до 1272 г. воспитывался у другого своего дяди, тверского князя Ярослава III Ярославича (1263-1272 гг. - великий князь владимирский).
В борьбу за верховенство над Русью вступили второй сын Александра Невского, великий князь Димитрий, и его брат Андрей, князь городецкий.
Князья Дмитрий и Андрей Александровичи, в разное время занимавшие и великокняжеский, и новгородский столы, старались последовательно проводить политику своего отца, отстаивая интересы Руси, прежде всего на ее западных и северо-западных границах. Оба они вписали свои имена в летопись побед русского оружия. Князя Дмитрия Александровича (1276-1281 гг. и 1283-1294 гг. - великий князь владимирский) историки называют «лучшим из русских военачальников того времени». Вспомним Ракоборскую битву, когда он в феврале 1269 г. возглавил русские войска из Новгорода, Пскова и Суздальской земли в походе на город Ракобор (Раквере, или Везенберг) - датскую крепость в Эстонии; здесь, в 7 верстах от города, произошло, по словам летописца, «страшное побоище, какого не видали ни отцы, ни деды». Русские потеряли множество воинов, но еще более убитых было у немцев: «И гнали их, побивая, до города, в три пути, на семь верст, так что нельзя было и коню ступить из-за трупов». Войско Димитрия три дня простояло «на костях» возле города, после чего вернулось в Новгород. Это побоище на три десятилетия остановило агрессию немцев и датчан на земли Северо-Западной Руси.
В свою очередь, князь Андрей Александрович (1281-1283 гг. и 1294-1304 гг. - великий князь владимирский), занявший новгородский стол после Димитрия, продолжил дело своего отца, отразив агрессию шведов. В мае 1301 г. он совершил поход на Неву, где в устье реки Охты, за год до этого, шведы поставили свою крепость, получившую название Ландскрона, или по-русски Венец земли. «Град взят был: одних избили и изрубили, а иных, повязав, повели из города, а город запалили и разграбили». Спустя четыреста лет именно здесь, вблизи устья Невы, будет заложен Санкт-Петербург, новая столица Российской империи, а на противоположной стороне Невы, у устья Черной речки, - Александро-Невская лавра.
Год 1293-й вошел в историю Руси как год страшной «Дюденевой рати» - самого крупного нашествия татар на Русь после Батыева разгрома.
Эта война стала последней для князя Димитрия Александровича. Он успел помириться с братом, хотя чуть раньше, во время своего бегства из Пскова в Тверь, едва не попал к нему в руки и вынужден был расстаться со всем своим обозом. Дмитрий отказался от великого княжения, за что получил от Андрея обратно свой Переславль. Но добраться до Переславля (сожженного уже после «Дюденевой рати» даже не татарами, а князем Федором Ростиславичем Ярославским, получившим город от Андрея) ему было не суждено. В 1294 г. князь Димитрий Александрович скончался в Волоке, по дороге из Твери в Переславль, приняв перед смертью пострижение в иноческий чин.
Великий князь Андрей Александрович умер 27 июня 1304 г. За год до этого, 5 марта 1303 г., скончался его младший брат, московский князь Даниил Александрович, самый, пожалуй, неприметный из всех четырех сыновей Александра Невского. Однако воля Божия проявилась в том, что его сыновья, внуки и правнуки сумели продолжить дело своего великого предка в сохранении Руси.
После смерти последнего в Северо-Восточной Руси началась новая междоусобная война за власть, длившаяся в течение не одного столетия между московскими и тверскими князьями - сыновьями Даниила Александровича и потомками его дяди великого князя Ярослава Ярославича, великого князя владимирского и тверского. В XV веке потомки Александра Ярославича от сына Даниила Московского, его сыновья и внуки, одержали окончательную победу над потомками Ярослава Ярославича и Тверское княжество вошло в состав Московской Руси.
Другой брат Александра Ярославича - Андрей имел сыновей: Дмитрия Андреевича, князя суздальского, Георгия Андреевича, князя городецкого и суздальского (†1279), Михаила Андреевича, князя нижегородского (†1305) и Василия Андреевича, князя городецкого и суздальского (†1309) - родоначальника нижегородских, суздальских князей. Константин Васильевич, князь нижегородский (†1355) перенес столицу княжества из Суздаля в Нижний Новгород.
Как ни боролись потомки Андрея Ярославича с потомками Даниила Московского, они были вынуждены покориться им, и Нижегородское княжество в первой половине XV века подчинилось Московской Руси.
Что касается потомков других сыновей Александра Невского, то кроме сыновей Даниила Московского, были сыновья и у Андрея III Александровича, князя городецкого - Георгий Андреевич Новгородский (1295-1297), Борис Андреевич Новгородский и Костромской (1294-1303) и Михаил Андреевич Суздальский (†1311). Очевидно, на них угасло потомство Андрея III Александровича.
У остальных братьев Александра Ярославича II было потомство только у Константина Ярославича II, князя Галича Костромского, которое мало известно и не играло большой роли в российской истории. У самого младшего из братьев, великого князя владимирского Василия Ярославича II было трое детей, но они умерли в детстве.
Таким образом, мы видим, что молитвенное представительство их великого предка помогло им оставаться у власти для продолжения начатого Александром Невским великого дела.
Князь Александр Невский
Князья Владимирские

Категория: Владимир | Добавил: Николай (02.06.2021)
Просмотров: 93 | Теги: невский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru