Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.04.2018
04:13
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 456

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [849]
Суздаль [295]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [217]
Музеи Владимирской области [57]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [109]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [71]
Вязники [174]
Камешково [49]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [142]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Граффити Успенского собора города Владимира

Граффити Успенского собора города Владимира

Вахтанов С.Н.

В настоящее время в науке значительно вырос интерес к древнерусским граффити. Отношение к этим памятникам эпиграфики как к важному историческому источнику стало общепринятым. Несмотря на это, огромный, богатейший пласт их, находящийся на Владимиро-Суздальской земле, до настоящего времени в должной степени не изучен, хотя, при отсутствии находок берестяных грамот в этом регионе, изучение граффити остаётся единственным способом расширить наше представление о бытовой письменной культуре местного населения в эпоху средневековья. По поводу же рисунков-граффити можно отметить, что они привлекали к себе внимание ещё меньше, чем надписи, поскольку большинство их имеет религиозную тематику, являвшуюся в советский период непопулярной. Тем не менее, и религиозные рисунки, и строительные метки, и рисунки бытового характера - это ценнейшие исторические источники, дающие возможность взглянуть на мир глазами их современников, наших предков. Надписи же, сопровождающие эти рисунки, во многих случаях позволяют их датировать.
За последние 5 лет совместно с сотрудником ИА РАН доктором исторических наук Альбиной Александровной Медынцевой была проведена большая работа по выявлению, изучению и публикации граффити владимиро-суздальских белокаменных памятников. К сегодняшнему дню на предмет граффити уже обследованы Рождественский собор в Суздале, церковь Бориса и Глеба в Кидекше, Дмитриевский собор и Золотые ворота во Владимире, церковь Покрова на Нерли. Предстоит изучение и публикация граффити белокаменных памятников Боголюбова. В текущем году А.А. Медынцева опубликовала 12 надписей-граффити XV- XVII вв. из Успенского собора города Владимира. В последующие годы совместно с ИА РАН планируется издание обобщающей работы, которая стала бы итогом многолетних исследований, объединив их результаты в одно целое.
Предлагаемая ныне работа посвящена древним рисункам- граффити Успенского собора во Владимире, достаточно многочисленным, но никогда ранее не публиковавшимся. Правда, несколько меток на майоликовых плитках и медных листах кровли главы собора были приведены Н.Н. Ворониным в 1961 г. в I томе его труда «Зодчество Северо-Восточной Руси...», однако и здесь отсутствуют какие-либо упоминания о граффити, имеющихся на белом камне или фресках данного памятника.

Рисунки-граффити в основном расположены на белокаменных блоках наружной части стен храма. Здесь их имеется 67 изображений. В интерьере они единичны (всего обнаружено 4 рисунка). На предмет наличия граффити на Успенском соборе были обследованы доступные (т.е. без использования лесов и другого специального оборудования) участки стен и столбов не только снаружи и внутри (включая алтарную часть) здания, но также на хорах и наружной части стенной кладки барабанов глав. Однако в верхней части собора найти пока ничего не удалось.
Итак, говоря о выявленных на Успенском соборе граффити и сопоставляя их с граффити уже обследованных белокаменных памятников Владимиро-Суздальской земли, следует отметить очевидный факт немногочисленности рисунков бытового характера и практически полного отсутствия строительных меток.


Ил. 1
А. Рисунок круга на (восточном) пятом прясле
Б. Кресты-граффити на камнях второго прясла южного фасада

Вряд ли к этим двум группам можно отнести изображение круга (ил. 1А) на одном из блоков четвёртого снизу ряда кладки на восточном прясле южного фасада, т.к. скорее всего в круге был крест такой же, как в четырех подобных кругах (ил. 1Б), процарапанных на камнях второго западного прясла того же фасада.


Ил. 2
А. Изображение корабля
Б. Рисунок кисти руки на западной грани второго юго-западного столба

К бытовым рисункам может принадлежать, например, изображение корабля (ил. 2А), едва различимое на западной грани второго юго-западного столба внутри собора. Но возможна и иная трактовка данного рисунка - как Ковчега Спасения - и в этом случае граффити следовало бы рассматривать как изображение религиозно-мистического характера. В пользу подобного толкования свидетельствуют два креста: один изображен на носу корабля, вторым заканчивается вверху единственная мачта. Корабль напоминает по своему виду ладью. Острый приподнятый нос в его левой части круто загнут к основанию первого креста. Правая часть рисунка неразличима под многочисленными тонкими линиями, которыми был зачёркан этот рисунок, как впрочем и находившаяся справа от него надпись, совершенно теперь нечитаемая.
На той же грани упомянутого столба правее корабля имеется процарапанный рисунок кисти руки (ил. 2Б). Иконографически она соответствует руке молящегося. Датировка затруднена, хотя её нижняя граница, как и у находящегося рядом изображения корабля, соответствует 1408 г. - времени создания фрески, на которой были процарапаны оба рисунка.


Ил. 3
А. Перекрещивающиеся линии
Б. Рисунок креста в киотце на северной стене алтарного прохода к жертвеннику

Наконец, последний рисунок, который может относиться к группе бытовых, находится на северной стене алтарного прохода к жертвеннику (ил. ЗА). Он представляет собой процарапанные крест-накрест линии, образующие некую фигуру из поставленных один на другой пяти ромбов (уменьшающихся кверху).


Ил. 4
Изображение священнослужителя в правой части косяка южного портала

Есть, правда, ещё граффити с погрудным изображением человека, вероятно, священнослужителя (ил. 4). Оно находится на южной грани крайней справа полочки южного портала на третьем от цоколя блоке. Однако едва различимый нимб вокруг головы свидетельствует о том, что портретируемый не являлся обычным современником автора рисунка, и данное изображение, как некое проявление религиозного почитания, следует, видимо, отнести не к бытовым, но опять-таки к граффити религиозного характера. На время создания рисунка указывает явно относящаяся к нему надпись «Олекси(й)», датированная по палеографическим признакам А.А. Медынцевой концом ХѴІ-ХѴІІ вв. Следует также отметить тот факт, что среди белого камня, из которого были переделаны И.О. Карабутовым в 1888-1891 гг. все порталы собора, оказался и данный блок с уже имевшимися гаффити.
Все остальные рисунки-граффити принадлежат к группе изображений религиозного характера (за исключением небольшого креста в прямоугольном киотце (ил. ЗБ) на упомянутой северной стене прохода к жертвеннику) и находятся на фасадах храма. Названный крест по времени совпадает с двухстрочной надписью, в начале которой он расположен. Эту надпись: «А се от стана позва попа да дьякона по...» А.А. Медынцева продатировала первой половиной XVI в.

Обследование собора показало следующее. Несмотря на то, что в ходе реставрации собора в 1888-1891 гг. почти половина старых белокаменных блоков на фасадах была заменена новыми, именно здесь (в основном на восточном и южном фасадах) концентрируется основная масса рисунков-граффити. При этом на северном фасаде их не обнаружено, на западном они единичны. Все они представляют собой изображения крестов разного вида и разной степени качества техники их исполнения. Точная датировка их затруднена, хотя многие имеют домонгольские аналоги на других белокаменных памятниках.


Ил. 5
Голгофский крест на стене южной апсиды

На восточном фасаде (включая северную и южную стены дополнительного алтарного нефа, возведённого мастерами Всеволода) имеется 27 древних крестов в большинстве своём правильной формы. Из них 19 крестов четырёхконечные и по своему типу близки (за исключением трёх) греческому кресту. 6 крестов Голгофские: 2 - на треугольной Голгофе, 2 - на одноступенчатой и 2 креста имеют двухступенчатую Голгофу. Один четырёхконечный Голгофский крест (ил. 5) имеет на концах лопастей расширения в виде пламени свечи. На двух крестах - традиционное расширение в виде треугольников. Ещё на двух крестах лопасти ограничены перпендикулярными чёрточками. 8 крестов являются шестиконечными, причём один из них (ил. 6А) процарапан в виде контура. Почти во всех случаях верхняя перекладина меньше нижней и расположены они параллельно, лишь у одного из них (ил. 6Б) нижняя перекладина короче верхней и имеет не совсем традиционный наклон - справа налево. Этот крест окружен силуэтами островерхих башен.


Ил. 6
Кресты и рисунок, напоминающий башни городской крепости, в южной части центральной апсиды

Кресты на этом фасаде располагаются не равномерно, а концентрируются в трёх местах: 1) в северной части фасада (на обоих пилястрах и полуколонне северной стены дополнительного алтарного нефа, на северной полуколонне северной апсиды); 2) в угловом секторе между центральной и южной апсидами; 3) на двух блоках первого над цоколем ряда кладки - слева и справа от южной полуколонны южной апсиды.
Такое «выборочное» местоположение процарапанных на камне изображений, разумеется, не может претендовать на какую-либо особую систематичность, хотя замечено на примере уже обследованных памятников, что в большей степени они концентрируются на апсидах и порталах (как и вообще в местах прохождения большого количества людей: на лестницах, в переходах). Это явление не может исключительно объясняться и вполне понятным стремлением авторов этих рисунков и надписей скрыться от посторонних глаз (как известно, священнослужители не приветствовали подобный способ излияния религиозных переживаний верующими), т.к., к примеру, на южном фасаде собора граффити достаточно многочисленны и располагаются равномерно. Наиболее достоверным объяснением подобной «избирательности» видится то, что на других участках стен эти рисунки просто не сохранились. Ведь стены белокаменных соборов снаружи покрывались побелками, обмазками, иногда штукатуркой и даже фресковой росписью. Поэтому изображения процарапывались как на открытых участках кладки, так и поверх обмазок. В этом нас убеждает, например, рисунок неизвестного святого на западном портале Рождественского собора в Суздале, где сама фигура его процарапана непосредственно на поверхности белого камня, а ноги оказались нанесёнными поверх фрагментарно сохранившейся древней побелки. Вторая причина того, что на многих участках восточного фасада граффити не сохранились, кроется в значительной переборке древней белокаменной кладки и замене многих блоков новыми во время упомянутой реставрации собора в XIX в.


Ил. 7
Схема нижней части южного фасада. Рамкой отмечены блоки с граффити, серым тоном - блоки, замененные И.О. Карабутовым в 1888-1891 гг.

Как уже было отмечено, на южном фасаде граффити располагаются более равномерно, их плотность значительно выше (ил. 7). Здесь древние рисунки-граффити также представлены исключительно крестами. Всего их (чётко бесспорно читаемых) 33. Среди них имеются: 7 Голгофских крестов, 3 шестиконечных и 30 четырёхконечных крестов. Среди последних выделяются: 4 креста в кругах, 2 креста в прямоугольниках, 16 - близки по иконографии греческому кресту.


Ил. 8
Кресты-граффити на западном фасаде

На западном фасаде граффити обнаружены только на втором от юго-западного угла прясле (ил. 8). Несмотря на значительную выщербленность поверхности блока, хорошо видны 6 крестов: 3 Голгофских, 2 греческих, 2 шестиконечных (остальные - четырёхконечные), 2 имеют треугольные расширения лопастей, у 2-х они в виде круглых углублений, у одного - концы лопастей ограничены перпендикулярными засечками. Данные кресты имеют достаточно архаичную иконографию и благодаря имеющимся датированным аналогам на стенах церкви Бориса и Глеба в Кидекше, Золотых ворот и Дмитриевского собора во Владимире, Рождественского собора в Суздале, а также в фасадной резьбе 1234 г. Георгиевского собора в Юрьеве-Польском (ил. 9) без всяких сомнений могут быть датированы домонгольским периодом.


Ил. 9
Рельефы Георгиевского собора в Юрьеве-Польском:
А. Иисус Христос
Б. Архангел Гавриил

В целом, древние граффити главного храма Владимира демонстрируют прочно сложившуюся и широко распространённую в Древней Руси традицию оставлять на стенах храма молитвенные обращения к Богу, не только посредством надписей, но и в виде рисунков, наделённых сакральным значением.
Как особенность обнаруженных на Успенском соборе граффити (в сравнении с другими белокаменными памятниками Владимиро-Суздальской земли) следует отметить практически полную принадлежность их к религиозной тематике.

Используемая литература:
Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Материалы исследований» Выпуск 18. 2012.
Успенский собор
Граффити XII – нач. XV в. церкви Покрова на Нерли
Граффити Золотых ворот в г. Владимире
Граффити церкви свв. Бориса и Глеба XII в. в селе Кидекше

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (06.04.2018)
Просмотров: 30 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика