Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.04.2021
20:48
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1353]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [442]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [124]
Юрьев [228]
Судогда [106]
Москва [42]
Покров [149]
Гусь [162]
Вязники [291]
Камешково [102]
Ковров [392]
Гороховец [124]
Александров [255]
Переславль [112]
Кольчугино [78]
История [39]
Киржач [87]
Шуя [108]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [140]
Промышленность [90]
Учебные заведения [127]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [250]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Воины-интернационалисты

Операция "Анадырь"

Операция "Анадырь"

Начало » » » Воины-интернационалисты земли владимирской на о. Куба

Гущин Александр Алексеевич


Гущин Александр Алексеевич

Родился 15 ноября 1941 года. В 1960 году окончил среднюю школу №25 в г. Владимире. В октябре 1960 г. был призван в армию. В 1962 г. в составе мотострелкового полка Д.Т. Язова прибыл на Кубу. В период Карибского кризиса 1962-1963 гг. на Кубе служил старшим стрелком в звании ефрейтор. После передачи техники кубинским РВС в октябре 1963 г. демобилизовался.
В сентябре 1963 г. награжден Почетной грамотой министра РВС Кубы Рауля Кастро. В 1988 г. награжден Грамотой Президиума Верховного Совета СССР и знаком "Воин-интернационалист". Награжден медалью республики Куба "Воин-интернационалист 1-й степени".
Принимал участие в работе Владимирской организации воинов-интернационалистов, ветеранов локальных войн и военных конфликтов. Участвовал в работе Совета организации.
В 1970 г. окончил Владимирский политехнический институт по специальности конструирование и производство радиоаппаратуры. Более двадцати лет работал на заводе "Автоприбор" в должности конструктора, ведущего конструктора. Трудился в проектной части ЗАО "Полицелл" на должности начальника группы.

ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ

В конце июня - начале августа полк пришел в движение. Происходила погрузка техники и людей на железнодорожные платформы и в вагоны. Эшелоны уходили со станции Громово в сторону г. Ленинграда. Наш батальон катерами был доставлен в г. Кронштадт. Там нас переодели в гражданскую одежду (военная форма была уложена в рюкзаки), посадили на пассажирский теплоход "Победа" и мы поплыли в неизвестном направлении. Первый день плавания был самым радостным - гуляли по палубам, знакомились с кораблем, обедали в ресторане теплохода, однако на второй день всем было запрещено выходить в светлое время суток на верхние палубы. Все мы были разбиты на команды, выданы посадочные талоны "Турист №..." на теплоход "Победа". Ни один офицер и солдат не знали конечной точки следования теплохода. Сходились во мнении, что это может быть Вьетнам, Алжир или Куба.
Наши солдатские каюты находились в самом низу, чуть выше ватерлинии. В каютах было очень жарко и душно. В таких условиях мы плыли до острова Куба целых 16 суток. В ясные погожие дни проходили мимо берегов Швеции, Дании и Англии. Любовались красивыми пейзажами берегов с маяками и населенными пунктами.
В Северном море налетел резкий шквал, заштормило и теплоход стало раскачивать и бросать как рыбацкую лодку. У большинства солдат и офицеров началась морская болезнь. Шторм продолжался почти трое суток. Многие продолжали путешествие в лежачем положении прямо на палубе.
Пройдя пролив Ла-Манш, всему личному составу объявили: "Идем на Кубу". Сколько было у нас радости, что мы увидим остров, открытый Х. Колумбом. Когда вышли в открытый океан, погода была прекрасная, вода в океане была прозрачная. Просматривались косяки рыб, из воды выпрыгивали летучие рыбки и дельфины, которые долго сопровождали наш теплоход.
При подходе к острову Куба судно стали облетывать на низкой высоте по несколько раз в день американские самолеты. При появлении на горизонте самолетов все мужчины быстро спускались в каюты, а на палубу выходили все женщины, которые были на теплоходе. Тем самым пытались показать, что на теплоходе находятся обычные туристы. На шестнадцатые сутки нашего морского путешествия в бинокль уже стала просматриваться восточная часть острова Куба.
И вот мы у берега далекой и загадочной Кубы. Что мы знали об этой стране? Мало или очень мало. Наши представления об этой земле вмещались в две страницы школьного учебника.
А сейчас перед нами лежал остров, который Х. Колумб назвал "самой прекрасной землей, которую видели глаза человеческие". Нашему любопытному взору предстала необычная страна. Вдоль всего побережья острова природой созданы чудесные бухты, пляжи, красивые горы и удивительные тропические леса. Просторы острова покрыты королевскими пальмами, зарослями диких лимонов и плантациями сахарного тростника. Изумительные пейзажи, оригинальная архитектура городов создали Кубе славу одной из красивейших стран Южной Америки.
Теплоход "Победа” вошел в бухту Нипе. На теплоход прибыл кубинский лоцман с бородой как у Фиделя Кастро и стал сопровождать нас в порт Антилья. В ночное время мы на автомашинах были переброшены в лесистую местность близ г. Ольгин. Сразу же стали вырубать кустарник для строительства палаточного городка. Работали раздетые, т.к. одежда быстро становилась мокрой от пота. Мы также еще не знали, что сок некоторых деревьев там ядовит и тело от контакта с ним покрывалось водяными пузырями и язвами. Кубинские солдаты показали нам все ядовитые деревья, с которыми опасно иметь дело. Мы быстро научились различать их по форме и цвету листьев.
За несколько дней был построен палаточный городок для личного состава полка. Однако все быстро поняли, что жить в палатках в условиях тропического леса при 40-градусной жаре было очень тяжело. Не хватало воды, т.к. она была привозная. Развелись полчища мух, ночью донимали москиты. Многие заболели дизентерией и были отправлены в военный госпиталь в г. Ольгин.
На место дислокации полка прибыл командующий Группой войск на Кубе генерал армии И.А. Плиев. Изучив состояние дел в полку и поставив боевую задачу, командующий посоветовал командиру полка Д.Т. Язову произвести смену дислокации полка на открытую местность в окрестностях г. Ольгин. Через несколько дней была дана команда - разобрать все, что построили, и перебазировать всех на окраину г. Ольгин. На новом месте началось все сначала: строили палаточный городок, столовую, маскировали технику, вокруг полка рыли окопы для обороны. Условия проживания здесь были лучше: рядом протекала небольшая речка, в г. Ольгин был развернут госпиталь, меньше было комаров и мух.
Жизнь на новом месте стала более интересной. На календаре был уже сентябрь, но по-прежнему стояла тропическая жара, ни днем, ни ночью не чувствовалось прохлады. Душно, высокая влажность. До 15 часов стоит невыносимая жара, а в 16 часов, как по заказу - тропический ливень. Несмотря на непривычные природно-климатические условия, личный состав полка обустраивался и готовился к выполнению поставленной боевой задачи на случай вторжения противника.
Шел уже октябрь 1962 г. Оперативная обстановка в бассейне Карибского моря обострялась с каждым днем. Усилилась американская воздушная разведка места дислокации нашего полка, совершались провокационные облеты на низких высотах наших боевых порядков.
Наш полк был приведен в полную боевую готовность. Личный состав полка находился у техники и на боевых постах. Усилили маскировку техники и охрану боевых порядков. Командир полка Д.Т. Язов и нач. штаба полка майор Крысов ежедневно обходили порядки полка, проверяли готовность личного состава к возможному отражению агрессии против Кубы. Особенно были напряженными дни 27-28 октября. Американцы планировали в эти дни начать военные действия на о. Куба. Наглый полет самолета-разведчика У-2 "Локхид" был прерван нашими ракетчиками, у которых не выдержали нервы. Самолет был сбит, летчик погиб. Уничтожение самолета кубинцы взяли на себя. К счастью данный инцидент не вызвал с американской стороны ответных военных действий. Дело в том, что в эти дни были сделаны первые шаги Вашингтоном и Москвой к урегулированию конфликта вокруг Кубы. Обмен посланиями между Н.С. Хрущевым и Дж. Кеннеди привел к разрешению Карибского кризиса. В начале ноября 1962 г. были выведены ракетные войска с ракетами Р-12. Мотострелковые части оставались на Кубе для обучения личного состава РВС Кубы по владению и использованию нашего оружия, которое им впоследствии было передано.
На какой срок мы остаемся? Ответа не было.
Постепенно наша жизнь налаживалась. Жили в палатках по 50 человек. Спали на двухъярусных кроватях с накомарниками, иначе бы нам не спастись от комаров. Несколько месяцев нам не разрешали писать письма домой, но в декабре пришла первая почта с родины. Получили письма, газеты, журналы. Восторгу не было предела! После этого мы стали писать письма домой с обратным адресом "Москва-400". Родители думали, что мы служим где-то под Москвой. Однако писать, что мы служим на Кубе категорически было запрещено. Шли дни, недели, отсчитывая время нашего пребывания на Кубе. Близился Новый год. 7 января к нам в полк приехали члены делегации из Советского Союза: летчик-космонавт Павел Попович, актриса Зоя Федорова и знаменитый спортсмен Юрий Власов. С каким вниманием слушали мы их! Хотелось как можно больше узнать, чем живет страна, что там нового?
В начале января начались занятия с кубинскими военнослужащими по изучению материальной части военной техники. Полк превратился в учебный центр. Учебный процесс планировали до 1 сентября 1963 г. Солдаты-кубинцы, которые учились у нас, имели в основном 3-5 классов образования. Учеба им давалась нелегко, но они упорно трудились и добились неплохих результатов.
В марте месяце была отправлена на Родину первая партия военнослужащих. Как мы завидовали им! Нам оставалось служить еще целых 6 месяцев.
Руководство полка, что было в его силах, старалось облегчить нашу службу там: организовывали поездки на берег моря, групповые выходы в г. Ольгин за покупками. Денежное довольствие нам выдавали в кубинских песо и деньги надо было чем-то отоваривать. В городе было множество баров, где можно было выпить чашечку крепкого кубинского кофе за 3 сентаво, выпить бутылочку кока-колы, съесть мороженое. Все это стоило очень дешево. Никогда не забуду встречи с кубинцами, которые при виде русских дружно приветствовали: "Русо! Товарищ!" Предлагали выпить с ними чашечку кофе или пива, выкурить знаменитую кубинскую сигару. В свободное время изучали испанский язык и к концу нашего пребывания на Кубе многие наши солдаты свободно общались с кубинцами.
Прошло очень жаркое лето. Наступила осень. С нетерпением ждали очередного корабля, который заберет нас на Родину.
И вот долгожданный день настал! Дали команду собираться военнослужащим 3-го года службы. Попрощались с остающимися здесь товарищами, погрузились на автомобили и поехали в порт Сантьяго-де-Куба. Нас ждал сухогруз. Обустраивались в трюме корабля на наспех построенных нарах. Но мы не унывали, согласны были добираться домой и в таких условиях. Всем очень хотелось быстрее оказаться дома. Однако выйти в море нам помешал ураган под названием "Флора". Ураган бушевал трое суток и натворил много бед. Позднее мы узнали, что наш палаточный городок, в котором мы прожили целый год, смыло разбушевавшейся речкой и были даже погибшие - наши товарищи. Когда ураган утих, корабль вышел в море. Целых 16 суток добирались мы до порта Калининград не выходя на палубу.
И вот мы на родной земле! Скоро увидимся с родными и близкими. Кончилась наша служба. Все разъехались по домам.
Прошло почти 40 лет после событий Карибского кризиса 1962 г., многое забылось, но годы эти не забудутся и не сотрутся никогда в памяти воинов-интернационалистов - защитников кубинской революции. До сих пор помню имена и фамилии воинов-однополчан, с которыми пришлось служить в это трудное время: Гришина А.И., Бурлакова В.М., Оранского Владимира, Матвеева Владимира, ст. лейтенанта Следь, ст. лейтенанта Сенькина и многих других.

ПУШКОВ Виктор Григорьевич


ПУШКОВ Виктор Григорьевич

Родился 15 октября 1928 г. в деревне Гостинино Владимирской губернии (сейчас Селивановский р-н Владимирской области).
10 классов окончил в 1947 г. в Вязниковской средней школе, в 1950 г. закончил Иркутское военно-техническое училище, а в 1957 г. - Киевское Высшее Инженерно-Авиационное училище ВВС.
Служил на различных должностях в Советской Армии от авиатехника звена по авиационному оборудованию до заместителя начальника - главного инженера части.
Участник событий операции "Анадырь" в должности главного инженера - заместителя командира части.
Закончил службу в 1975 г. начальником ремонтно-технической базы - начальником сборочных бригад.
Умер 31 июля 2000 г.

ШУМИЛОВ Александр Иванович


ШУМИЛОВ Александр Иванович

Родился 14 сентября 1927 года в с. Викулово (сейчас Тюменская область) в семье крестьянина.
В селе окончил 9 классов. В 1943 году ему предложили учиться в летной школе ускоренного выпуска в Иссикуле Башкирской АССР и в 1945 году он окончил учебу. Так как война завершилась, молодых летчиков расформировали по отрядам. А.И. Шумилов попал в Тюмень, где летал на ПО-2, охраняя леса, возил пассажиров до Тобольска и далее на север. И в 1950 году он поступил в военное училище летчиков-истребителей.
В 1953 году окончил Сталинградское военное училище летчиков в Барнауле, и по окончании служил в разных точках Союза: в Советской Гавани; 9 лет на Сахалине, во Ржеве, Хатилово, военном городке Сокол Владимирской области, где и остались на жительство. Службу окончил подполковником. Служил 26 лет. Последняя должность - штурман полка. Летчик первого класса. За период службы в г. Ржев в конце декабря 1962 г. получил командировку на Кубу.
Имеет награды: "Ветеран Вооруженных Сил СССР", "Воин-интернационалист" Республики Куба, "За боевые заслуги", "За победу в Великой Отечественной войне", юбилейные и за безупречную службу - всего 18 медалей.
Умер 17 июня 2001 года в г. Владимире.

ГЕРЗЕЛЬ Василий Михайлович


ГЕРЗЕЛЬ Василий Михайлович

Родился 1 сентября 1932 г. на Украине.
С 1952 по 1955 г. - курсант Одесского артиллерийского училища особой мощности. По окончании с отличием училища проходил службу на различных должностях Киевского военного округа.
С июля 1960 г. - служба в РВСН, прошел должностной путь от начальника солдатского клуба до начальника отделения политотдела ракетной армии. В октябре 1982 г. уволен из ВС СССР в отставку. Награжден орденом "За службу в ВС СССР 3-й степени" и десятью медалями, другими наградами.

КУБА - ЛЮБОВЬ МОЯ

Эти слова взяты из некогда популярной песни не случайно. Но разговор об Острове Свободы пойдет немного позже. А сейчас...
Впрочем, начну свой рассказ о событиях тех лет так, как это было на самом деле. Речь в основном пойдет о 51 ракетной дивизии, в которой в то время проходил службу автор этих строк.
На период сорокалетней давности приходится пик "холодной войны", то есть противостояния двух великих держав: США со своей гегомонистско-агрессивной политикой и СССР с миролюбивыми устремлениями. И это правда, как бы современные "историки" не пытались в угоду нынешним политикам и конъюнктурным соображениями представить иное.
Правда и то, что наша страна фактически уступала своему противнику в количестве межконтинентальных баллистических ракет (МБР). К середине 1962 г. Советский Союз располагал 30 МБР, в то время как США имели на вооружении 69 аналогичных ракет. Уместно будет заметить, что США провоцировали гонку вооружений. Так, например, к середине октября 1962 г. они довели количество МБР до 151 единиц, в то время как СССР смогли одолеть рубеж в 48 МБР.
США рассчитывали на неуязвимость своей территории, исходя из соображения удаленности от вероятного противника. Кроме того, они окружили весь тогдашний соцлагерь боевыми ракетными комплексами с ядерными боеголовками. В этой связи следует заметить, что ядерный боезаряд, запущенный с территории СССР (МБР на территориях стран Варшавского Договора не существовало), мог достичь США не менее, чем за 30 минут полетного времени, то ядерные заряды, расположенные в странах НАТО и других союзников США, достигали цели на территории СССР в считанные минуты полетного времени.
По мнению автора этих строк, тогдашнее политическое руководство СССР в сложившихся условиях приняло единственно правильное стратегическое решение передислоцировать 51 ракетную дивизию, как основу военной группировки, на Кубу.
Военно-стратегическая операция под кодовым названием "Анадырь" проводилась в строжайшей секретности. Передислокацию 51 ракетной дивизии можно разделить на несколько основных этапов: подготовительный, передислокация, приведение в боевую готовность, а также, теперь можно сказать, возвращение на Родину.
Подготовительный этап начался с 14 июня 1962 г., когда была издана директива Главного штаба РВСН, и главнокомандующий ракетными войсками утвердил план мероприятий по подготовке к учению "Анадырь”.
Командиром 51 рд был назначен генерал-майор Стаценко Игорь Демьянович, участник Великой Отечественной войны, человек высоких организаторских способностей. В тандеме с командиром дивизии работал начальник политотдела дивизии, также участник ВОВ, полковник Пшеничный Иван Васильевич. Они друг друга понимали и дополняли. Своим взаимопониманием в работе они давали пример для командиров полков и политработников, начальников других рангов.
Спустя полтора месяца с момента моего вступления в должность начальника клуба управления дивизии, Иван Васильевич пригласил меня на доверительную беседу, в ходе которой я узнал о предстоящем учении "Анадырь”.
Иван Васильевич подробно интересовался моими семейными отношениями.
Затем разговор пошел об особенностях и конкретной работе клуба в ходе учений, отмечалась возможность морского перехода на север нашей страны. Вот почему учение носило кодовое название "Анадырь”.
В политотделе и штабе дивизии, равно, как и в ракетных полках, работали компетентные отборочные комиссии вышестоящих штабов и политорганов. Через беседы этих групп практически прошли все убывающие на учение офицеры и сверхсрочнослужащие. Спустя два дня после такой беседы мне было присвоено очередное воинское звание "капитан".
О серьезности и длительности учения говорил и тот факт, что на каждую семью офицера и сверхсрочнослужащих были выписаны денежные аттестаты. Согласно вещевому аттестату было выдано все причитающееся вещевое довольствие.
Особое внимание обращалось на подбор и комплектование личным составом ракетных полков и прежде всего на состояние здоровья, морально-психологические и профессиональные качества. Естественно, весь личный состав прошел проверку органами КГБ СССР.
Только в 51 ракетной дивизии по тем или иным причинам было замечено около 500 офицеров и 1000 солдат и сержантов.
Укомплектовали штат клуба. Ускоренными темпами готовились водонепроницаемые ящики для ценных книг библиотеки в количестве до пяти тысяч экземпляров, кино-, радиоаппаратуры и другого клубного имущества.
Для проведения культурно-массовых мероприятий в ходе проведения учений с окружной кинобазы Киевского военного округа были получены комплект киноаппаратуры. К художественным фильмам прилагались по пятнадцать хроникально-документальных и мультипликационных фильмов.
К концу июля 1962 г. приказом командира 51 рд был сформирован воинский эшелон, командиром которого назначен начальник автослужбы дивизии подполковник Кравченко Н.И., его заместителем по политической части назначен автор этих строк.
В состав эшелона включены авторемонтные дивизионные мастерские и другие подразделения обеспечения.
Таким образом, подготовительный этап к проведению учения в соответствии с директивой ГШ РВСН был завершен.
В первой декаде августа на подъездные пути железнодорожной станции Ромны, что в Сумской области (Украина), были поданы под погрузку платформы и товарные вагоны. Погрузка техники и имущества проходила организованно и без происшествий, так как за два дня до этого были проведены с водителями и руководителями автотранспортных средств тренировочные занятия.
В 17 часов, помнится, что это был воскресный день, кажется, 10 августа, эшелон был подан с пассажирскими плацкартными вагонами для посадки личного состава. Под мелодию "Прощание славянки” дивизионного духового оркестра эшелон начал свое движение к намеченному пункту, который в целях скрытности был известен только руководящему составу эшелона. Так начался второй этап учений "Анадырь".
До морского порта г. Николаев эшелон "петлял" по южным областям Украины почти трое суток.
По прибытию в пункт назначения нас разместили в казармах Николаевского гарнизона, где мы ожидали свой сухогруз четверо суток. За это время нам предстояло приводить технику в порядок, примерять гражданскую одежду, проводить ежедневные политинформации и решать ряд других организационных вопросов.
В месте временной дислокации работала группа генералов и офицеров Главных Штабов ВС СССР и РВСН, а также представителей Глав ПУРА и Политуправлений РВСН и Винницкой армии, в состав которой входила 51 рд. Как заместитель начальника эшелона по политчасти я представился руководящим политработникам указанных органов, получил от них деловые указания. В этот период полковник Бочарев из Глав ПУРА дал задание собрать по ведомости партийные билеты у членов КПСС, которые убывали на сухогрузе через сутки. После выполненного задания он мне сообщил под строгим секретом, что мы убываем на Кубу. Мне было предоставлено право свободной поездки по городу и в морской порт. Вместе с тем я не рисковал даже позвонить жене домой.
На следующий день началась погрузка техники в трюмы "Пирогова", а несколько грузовых автомашин и автокран были закреплены на верхней палубе. Неоценимую помощь в креплении техники оказали специалисты сухогруза. На корабль были завезены все вещи воинского эшелона.
В шесть часов утра следующего дня личный состав в полном составе был отправлен на "Пирогов", где шло размещение в оборудованных трюмах корабля. Командование эшелона и старшие офицеры размещались в освобожденных матросами каютах.
"Пирогов" отошел на внешний рейд, куда в 10 часов прибыла группа генералов и офицеров - представителей вышестоящих органов. Проведен митинг, даны напутствия и пожелания удачного участия в учениях.
После окончания митинга гости оставили "Пирогова", спустившись на ожидавший рядом катер.
Корабль дал прощальный гудок, и наш эшелон направился по намеченному курсу. Капитан корабля со своим помощником и представителей КГБ, руководства воинского эшелона вскрыли пакет и сообщили курс корабля до Гибралтара. В соответствии с указанием, сверху личному составу эшелона отдано распоряжение переодеться в гражданскую одежду, а военную форму упаковать в вещмешки.
Проходя по Черному морю, корабль держался ближе к берегам соцстран. В это время мы не испытывали особых трудностей с получением радиоинформации радиостанций Советского Союза. С личным составом два раза в день проводились в это время политинформации, с которыми выступали руководящий состав эшелона, а однажды даже выступил капитан "Пирогова". Свое выступление он посвятил истории корабля, его плаванию по морям и океанам. Однако ни разу не была упомянута Куба.
Никогда не предполагал, что при входе в пролив Босфор оборудованы сетчатые металлические ворота, которые разводятся двумя катерами. Но в те времена это был факт.
Время было вечернее. Набережная отделялась несколькими метрами от борта корабля. Было прекрасно слышно звучание музыки в вечерних ресторанах и видны танцующие пары. Но это все было не для нас. Наш "Пирогов" благополучно, без каких-либо эксцессов, миновал Босфор, а затем Дарданеллы и мы вошли в Средиземное море.
Если в Черном море нам приходилось придерживаться в основном берегов стран-участниц Варшавского Договора, нас не очень беспокоили воздушные "чужаки", то в Средиземном море английские и американские самолеты нередко доставляли нам определенные хлопоты. Личному составу приходилось "ютиться" в трюмах, температура в которых достигала плюс 40-50 градусов. Курс держали южнее Италии, Франции и Испании.
Однако жизнь на корабле не замирала, проводились беседы на различные темы, доводилась информация, полученная через радиоузел корабля, о жизни в Советском Союзе, изучалась политическая карта мира и, особенно обращалось внимание на те страны, мимо которых проходил наш корабль. Ежедневно демонстрировалось по одному-два художественных кинофильма, обменивались показом фильмов с матросами, организовывались шахматно-шашечные турниры и, естественно, любимая личным составом игра в домино. Еще в Ромнах каждому солдату и сержанту было выдано по одной-две книги художественных произведений. В "жилом" трюме были баян, гармошка и пара гитар. Все это скрашивало нелегкий физический морской переход.
Так уж получалось, что наш "Пирогов" проходил Босфор и Дарданеллы в вечернее и ночное время и к Гибралтару мы подошли поздним вечером. Здесь не понадобился лоцман и "санитары". Пролив прошли без всяких заморочек.
Выходя из пролива, мы наблюдали за огоньками подводных лодок. Были ли это суда советские или потенциального противника, утверждать не берусь, как и не высказался по этому поводу капитан корабля и его помощник.
Примерно через полчаса капитан корабля пригласил в кают-компанию подполковника Кравченко В.Н. и меня и в присутствии представителя КГБ вскрыл очередной пакет, в котором указывался истинный пункт нашего следования - Куба - морской порт Матанзас. Нам была вручена историческая справка об Острове Свободы, указаны цель и назначение нашего пребывания на кубинской земле.
До утра руководящий состав воинского эшелона подробно изучили 'документы и утром после завтрака начальник эшелона выступил с информацией перед всем личным составом. Началась большая разъяснительная работа. Хотелось бы заметить, что не только паники, но и каких- то невнятных вопросов у личного состава не возникло. Сказалась политическая работа по интернациональному воспитанию.
В Атлантике особо усилили свое внимание к нашему кораблю американские воздушные и морские "надсмотрщики". Самолеты на бреющем полете проносились прямо над палубой корабля, а вертолеты не раз зависали на уровне палубы. Однако зоркое око наших наблюдательных постов своевременно давали сигналы на укрытие личного состава. В "пассажирских" трюмах царила неимоверная духота, и надежду вселял свежий глоток воздуха в вечернее и ночное время, когда можно было лежа на открытой обустроенной мерами безопасности палубе отвести душу.
Впоследствии стал известным факт, когда подразделение морской пехоты США провели эксперимент со своим личным составом. Военных погрузили в трюмы корабля, "покатили" на морских просторах и через трое суток по требованию медиков прекратили эксперимент. Люди оказались крайне изможденными. После этого руководство МО США пришло к выводу, что скрытная переброска большого количества людей на Кубу просто невозможна.
Однако это было невозможным для американцев, а не для личного состава как 51 ракетной дивизии, так и для военнослужащих остальных частей и соединений, направляемых на Кубу, потому что мы, советские люди, высокой физической закалки и морально-психологического воспитания. 15-20 суток морского перехода было по плечу, хотя для советского солдата физические трудности были чрезвычайно велики. Преодолели, выдержали.
Семнадцатисуточный морской "марафон" закончился для личного состава благополучной пришвартовкой "Пирогова" к одному из пирсов морского порта Матанзас. На борт корабля поднялись в кубинской военной форме командир 51 рд генерал-майор Стаценко И.Д., начальник политотдела полковник Пшеничный И.В. и начальник особого отдела полковник Бурдо С.Д. Приняв рапорт начальника эшелона, они поздравили личный состав с благополучным прибытием на кубинскую землю для оказания интернациональной помощи кубинскому народу по защите завоеваний Революции.
Получив соответствующие распоряжения и указав место постоянно дислокации, начальник эшелона отдал приказ на разгрузку корабля.
На пирсе нас тепло и радушно встретили кубинские солдаты и офицеры. Гражданского персонала мы не заметили.
Выгрузив технику и имущество с "Пирогова", тепло распрощавшись с командой корабля, поблагодарив за работу и внимание в пути следования, за оказанную медицинскую помощь сержанту, которого сразу по прибытию в порт Матанзас отправили в гаванские госпиталь, где он впоследствии прошел полный курс лечения и вернулся в строй своей воинской части, начальник эшелона распорядился на построение колонны.
Колонна техники с личным составом в сопровождении начальника службы связи управления дивизии подполковником Золотаревым начала движение по намеченному маршруту.
На пути колонны нам вышла простая средних лет женщина с кувшином холодного молока, чтобы угостить руссо (русских товарищей). Конечно, на первый взгляд, это было опасно, но сам добродушный ее вид подсказывал, что она встречала нас с открытой крестьянской душой, и мы остановились, с благодарностью приняли ее угощение.
Этот эпизод ассоциировался с сентябрем 1939 года, когда части тогда еще Красной Армии освобождали Западную Украину от владычества панской Польши. Эта женщина чем-то напомнила мою маму, родное село.
Колонна продолжила свой марш к месту базирования тыловых подразделений 51 рд. Это было на окраине небольшого населенного пункта, в казармах бывшей батистской воинской части.
Каждый вечер мы демонстрировали кинофильмы, которые приходили посмотреть и местные жители. Американская пропагандистская машина представляла советских людей не иначе как заросшими, бородатыми, с длинными волосами на голове, из-под которых торчат рога и т.д.
И не случайно, видя обычных цивилизованных молодых парней, с короткой стрижкой, местные жители интересовались, а где наши рога?
Своим чередом шло обустройство прибывших к месту дислокации.
Примерно через неделю мне было приказано оставить в тыловых подразделениях одного киномеханика с комплектом киноаппаратуры на узкой пленке с пятью кинофильмами, а все клубное имущество перевезти в расположение дислокации управления дивизии в район населенного пункта Бехукаль, который расположен на юг от Гаваны в семнадцати километрах. В этом месте в свое время отдыхали батистовские министры. Все постройки и их обустройство говорило само за себя: от игорного дома в центре городка с одиночными комнатами для любовных утех до бассейна в центре зала. Рядом был клуб и три трехэтажных жилых корпуса.
По прибытии наших подразделений в центральном офисе, как сейчас бы его назвали, разместилось управление дивизии и узел связи.
С переездом в Бехукаль в мое распоряжение было передано здание клуба со стационарной киноаппаратурой и другие помещения. В клубе, как и положено, развернули библиотеку, установили свою широкопленочную киноаппаратуру.
В мое подчинение был передан духовой оркестр дивизии. В батальоне связи возобновил свою деятельность небольшой эстрадный оркестр. Это позволяло каким-то образом разнообразить культурно-массовые мероприятия, за короткое время сделать несколько выездов в расположение ракетных полков, где проводилась изнурительная работа по быстрейшему вводу частей на боевое дежурство. Все это каким-то образом скрашивало повседневный тяжелый быт военнослужащих.
Оркестры почти ежедневно выступали по 30-40 минут до начала кинофильма перед личным составом. Да еще как выступали!
Рядом с управлением 51 рд за сопкой располагался отряд перуанских революционеров. Они были частыми гостями у нашего личного состава.
Вместе с нашими самодеятельными артистами нередко они выступали с импровизированными концертами перед началом кинофильмов. Приходили они к нам всегда со своими гитарами и пели очень задушевные и мелодичные песни. Как и кубинский народ, они мечтали быстрее освободиться от "объятий" демократического северного соседа.
Для офицеров и сверхсрочнослужащих организовывались небольшими группами экскурсии на пляж (там великолепные пляжи), в Гавану и океанический аквариум.
Кубинцы всегда сердечно встречали нас со словами: "руссо - да, янки - нет”. Это выражение можно было услышать не только в Гаване, но и повсеместно.
Посудите сами: до Революции 1959 г. подавляющее большинство населения Острова Свободы было неграмотным. Царила беспощадная эксплуатация населения батистским режимом.
С таким положением не могли мириться истинные патриоты Кубы, среди которых является Фидель Кастро. Куба становилась страной, стремящейся к образованию, медицинской помощи своим гражданам, и это сильно раздражало правителей США и кубинскую контрреволюцию.
Прибытие на Кубу советского воинского контингента вселило надежду кубинцев от попыток посягательства на их территорию различного рода американских наемников.
Все воинские части 51 рд по прибытии на кубинскую землю в соответствии с директивой ГШ ВС СССР от 8 сентября 1962 г. и ГШ РВСН вступили в очередной третий этап выполнения поставленной задачи, т.е. приведения ракетных полков и подразделений в боевую готовность.
Каждое подразделение, каждая служба в сжатые сроки начали выполнять свои профессиональные задачи.
Для ракетных полков Р-12 директивой срок определялся до 1 ноября 1962 г., а для Р-14 - к 1 января 1963 г.
Однако, учитывая обстановку с вводом в строй ракетных комплексов, командиром 51 дивизии генерал-майором Стаценко И.Д. принимается решение: ракетный полк Р-12 полковника Сидорова И.С. привести в боевую готовность к 20 октября 1962 г.
Перед офицерами и солдатами однозначно стояла задача: по команде сверху поразить ракетно-ядерным оружием намеченные цели.
В любом случае при возникновении термоядерной катастрофы нас ожидала неминуемая гибель.
Американские аналитики предсказывали, что в случае нанесения ядерного удара по США, погибнет 80 млн американцев. Возможность существования острова при нанесении ядерного удара по Кубе вообще была сомнительна.
Все это понимали и мы, советские люди, находящиеся на Острове Свободы. В такой ситуации обычному человеку свойственно приходить в отчаяние.
Если с военной базы на Кубе были эвакуированы все семьи американских военнослужащих, а с южных штатов США все как от урагана бежали в Канаду и Мексику, если не сказать больше, то нам некуда было бежать. В наших частях и намека на подобное не наблюдалось и не потому, что мы были безразличны к своей жизни. Нет, мы были молоды и у нас на Родине остались семьи, и мы также хотели жить. Но воинский долг, Военная Присяга, интернациональное воспитание было превыше всего.
Если в начальный период нашего пребывания на Кубе над управлением 51 рд американские самолеты регулярно появлялись один раз в день, то в эти драматические дни воздушные "гости" США с завидной регулярностью вели наблюдение за нами по несколько раз в день.
17 и 18 октября американской воздушной разведке удалось получить новые снимки, по которым им стало известно, какими быстрыми темпами идут работы по устройству стартовых позиций.
США ускорили подготовку операции под кодовым названием "Мангуста", в результате которой против Кубы предполагалось использовать две воздушно-десантные дивизии, две пехотные дивизии, одну бронетанковую дивизию, одну дивизию морской пехоты и в резерве были две пехотные дивизии и одна бронетанковая. Для операции планировалось использовать 36 десантных судов и до 80 боевых кораблей.
Кроме того, в предполагаемой операции "Мангуста" планировалось введение гуантанамо-пуэрториканская и карибская группировки. Последняя состояла из кубинских контрреволюционеров.
Разведывательные данные усилили нервозность в высших эшелонах власти США. Американский президент Дж. Кеннеди даже намеревался нанести массированный воздушный удар по Кубе.
При выборе форм противостояния советской угрозе решено было объявить Кубе морскую блокаду.
В 19 часов 22 октября президент Дж. Кеннеди выступил по радио и телевидению с Обращением к нации, в котором изложил обстановку в Карибском бассейне, указав при этом на опасность размещения советских ракет на кубинской территории.
Две мировые державы в полушаге стояли от ядерной катастрофы.
23 октября 1962 г., в нарушение Женевской конвенции 1958 г., которую подписали и США, Дж. Кеннеди обнародовал директиву, согласно которой устанавливался "карантин" Кубы. В соответствии с этим документом начался досмотр всех судов, направлявшихся на Остров Свободы.
В 5 ч. 40 мин. 23 октября на Кубе было объявлено военное положение. В те опасные для Острова Свободы дни практически весь кубинский народ влился в народное ополчение. Призыв "Родина или смерть. Мы победим!" приобрел новое звучание. Все, кто мог держать оружие в руках, получили его. В эти дни не было равнодушных к судьбе страны. Уж очень простому кубинскому народу надоела "опека" мощного северного соседа, который безжалостно эксплуатировал простых людей.
В 8 часов 23 октября приказом командира 51 рд генералом Стаценко И.Д. все части и подразделения, успевшие прибыть на Кубу, приведены в повышенную боевую готовность. Ракетный полк полковника Бандилоского Н.Ф. и два ракетных дивизиона полка подполковника Соловьева Ю.А. к 25 октября также были приведены в повышенную боевую готовность.
По приказу командующего ГСВК генерала армии Плиева И.А. (на Кубе он был Павловым, равно как и доклады в адрес и министра обороны ВС СССР шли, как "директору") в ночь с 26 на 27 октября были доставлены из группового склада в позиционные районы ракетных полков головные части с боевыми зарядами, составлены и отработаны графики подготовки первого ракетного залпа.
Все это свидетельствовало о том, что 51 рд была готова к выполнению боевой задачи.
В эти дни в управлении дивизии были подготовлены к уничтожению все документы, в том числе удостоверения личности, которые хранились в штабе дивизии. Даже библиотечные читательские билеты были подготовлены к сожжению, рядом стояли две бутылки с бензином.
Из клубных работников, личного состава духового оркестра и вольнонаемных была создана группа санитаров, с которыми медицинские работники ускоренным методом провели несколько занятий по оказанию медицинской помощи в случае возникновения военного конфликта.
Командир дивизии и начальник политотдела систематически подробно доводили обстановку в целом на Кубе и положение дел в ракетных полках и подразделениях.
Главным в работе с личным составом в эти драматические дни было воспитание, особенно у ракетчика, чувства к подвигу и, если хотите, к самопожертвованию. Пусть не звучат эти слова высокопарно. Но это было так на самом деле.
Следует заметить, что большим примером и поддержкой для морально-психологического состояния всего личного состава 51 рд, равно как и среди военнослужащих других родов и видов ГСВК, оказывал боевой дух, царивший у кубинского народа.
Начали поступать сведения, по которым предполагалось в ночь с 26 на 27 октября вторжение американских войск на Кубу.
27 октября в 10 ч. 21 мин. ракетой советских ПВО над территорией Кубы был сбит американский разведывательный самолет У-2, летевший на высоте более 20 км. Тело майора ВВС США было извлечено из-под обломков У-2 и передано американской стороне. Ответственность за сбитый У-2 кубинцы взяли на себя.
В этой обстановке 27 октября, названной в США "черной субботой", представители Комитета начальников штабов на совещании у президента предлагали при выработке плана действий на ближайшие дни нанести упреждающий удар с воздуха 29 октября, а затем начать вторжение на кубинскую территорию. Но президент запретил бомбардировку Кубы, заявив, что после такого шага скоро "никто из присутствующих не окажется в живых".
Вечером 27 октября послу СССР в США Добрынину А.Ф. в ультимативной форме было заявлено, что если баллистические ракеты немедленно не будут вывезены с территории Кубы, не позже 29 или 30 октября, США вынуждены будут начать боевые действия. Этот ультиматум немедленно был передан в Москву. В Президиуме ЦК КПСС внесли в него свои предложения и, учитывая скоротечность событий, дали согласие на вывод войск.
Мудрость и благоразумие, которых так часто недостает политикам, возобладали над амбициями.
В чем заключалась договоренность двух супердержав в те чреватые для мирового сообщества дни?
Закончился пик "холодной войны" с благополучным исходом. США взяли обязательство снять морскую блокаду, т.е. военную блокаду Кубы, впредь не применять против Острова Свободы военной силы, не допускать подобных действий по отношению суверенного государства и со стороны своих союзников, что практически соблюдается вот уже на протяжении сорока лет.
Американская сторона обязалась вывести свои ракетные базы с территории Турции.
Советское руководство обязалось вывести из Кубы все военно-стратегические силы и в первую очередь 51 ракетную дивизию.
Ракетные полки, на вооружении которых были ракеты Р-14, были возвращены с Атлантики обратно в Советский Союз.
В 15 часов 28 октября 1962 г. командующий ГСВК генерал армии Плиев И.А. вызвал к себе командира 51 рд генерал-майора Стаценко И.Д. и довел директиву ГШ ВС СССР, в которой был изложен приказ МО СССР демонтировать стартовые позиции и готовиться к передислокации дивизии в Советский Союз.
Комдив подробно довел информацию до офицерского состава управления дивизии.
По приказу начальника штаба дивизии полковника Осадчего И.З. в клубе управления дивизии был собран рядовой и сержантский состав управления дивизии и батальона связи, вольнонаемные. Им было объявлено, что стоящие перед дивизией задачи выполнены и по распоряжению руководства Советского Союза мы возвращаемся домой. Началось что-то неописуемое: крики "ура", объятия, поцелуи, слезы радости…
Так закончился очередной этап участия 51 ракетной дивизии в учениях "Анадырь".
Началась подготовка к возвращению на Родину. На это время приходились дни празднования 46-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.
Сборы по возвращению 51 рд на Родину шли ускоренными темпами. Меня, как представителя политотдела, направили на сухогруз "Черняховский".
В двадцатых числах ноября наш корабль взял курс на Родину. Отличительной чертой этого рейса было то, что нам не пришлось укрывать личный состав при облетах американских самолетов и вертолетов. Они усиленно курсировали над нашим сухогрузом в начале пути, а затем их интенсивность значительно сократилась.
Осенняя Атлантика нас не баловала погодой. Были сильные штормы, переносить которые было очень трудно.
Несмотря на декабрь, мы находились на палубе в рубашках с короткими рукавами.
Наконец-то мы прошли Ла-Манш. Миновали Копенгаген в ночное время, а там до морского порта Балтийска, как говорится, рукой подать.
При подходе к Балтийску переоделись в зимнюю военную форму. В порту уже ждал железнодорожный эшелон. Перегрузка техники и имущества прошла быстро. Новый, 1963 год, встречали в своих семьях, с бутылкой кубинского коньяка "Три бочки" (Трес тонелес"). Так закончилось участие 51 ракетной дивизии в учениях "Анадырь".
Почему данному материалу дано название "Куба - любовь моя"? Да потому, что мне чрезвычайно понравился кубинский простой народ, народ, любящий свободу, которую он завоевал в упорной борьбе в 1959 году, народ, который за короткое время сумел покончить с тотальной безграмотностью, сумел поставить медицинское обеспечение на уровень мировых стандартов.
Некоторые не критики, а крикуны, с издевкой заявляют, что на Кубе карточная система, люди плохо живут и т.д., и т.п.
Что этим "критикам" можно в ответ сказать. Да, на Острове Свободы в настоящее время жизнь тяжелая. Экономическая блокада, которую устроили США, не позволяет интенсивно развиваться Кубе. Некоторые бывшие "друзья" в угоду американским политическим акулам, лебезя перед ними, бросили кубинский народ.
Несмотря на ухудшение взаимоотношений России и Кубы, могилы похороненных на мемориальном кладбище 64 наших соотечественников, погибших в дни Карибского кризиса, находятся всегда в ухоженном состоянии.
Карибский кризис со всей наглядностью показал, что США привыкли решать цели своей политики с позиции силы.
Операция "Анадырь" не имела аналогов скрытной подготовки и проведения действий такого масштаба. Успешное заведение операции свидетельствует о высоком состоянии в то время морально-политического и психологического духа личного состава. Судьбу учения решали люди высокого патриотического и интернационального воспитания.
И, наконец, карибский кризис стал толчком к осознанию глубины возможных последствий применения ядерного оружия не только для противоборствующих сторон, но и для всего мирового сообщества.

АБРАМОВ Григорий Павлович


АБРАМОВ Григорий Павлович

Родился 20 апреля 1929 г. в селе Марчиха Алтайского края, в семье крестьян. После окончания в Бийске десяти классов в 1947 г. два года учился в Барнаульском институте сельхозмашиностроения. В 1949 г. направлен на учебу в Ленинградскую военно-транспортную академию, которую окончил в декабре 1953 года.
С января 1954 г. до октября 1956 г. Г.П. Абрамов - начальник ОТК ремонтной базы, затем начальник автомобильной службы полков зенитно-ракетных войск. С августа 1962 г. по октябрь 1963 г. - начальник автослужбы зенитно-ракетного полка ПВО на острове Свободы - Республики Кубы. С октября 1966 г. по январь 1970 г. - старший преподаватель военной кафедры Казанского университета, а с января 1970 г. - старший преподаватель Казанского высшего военно-инженерного танкового училища. После увольнения из армии с июля 1975 г. по февраль 1995 г. - преподаватель в Казанском техническом университете, преподаватель военных дисциплин в Казанском военном суворовском училище. Полковник-инженер. С 1995 г. проживает в Смоленске. Пенсионер.

АВТОМОБИЛИСТЫ В ОПЕРАЦИИ "АНАДЫРЬ"

- За годы службы в армии накопилось немало впечатлений, практического опыта, но особо хочу подчеркнуть время пребывания на Кубе. В 1962 году в нашем полку, которым командовали полковник Д.Е. Орел, начальник штаба подполковник Е.Ф. Бочкарев, главный инженер подполковник В.И. Гончаров, шла размеренная плановая боевая и политическая подготовка, успешно решались поставленные задачи, что, видимо, предопределило выбор нашего подразделения для направления на Кубу. От места дислокации полк железнодорожными эшелонами перевезли в порт Николаев. Управление полка и службы тыла погрузили на сухогруз "Оренбург", Надо отметить, что погрузка на корабль морского флота требовала навыков по креплению автомобилей и гусеничных тягачей на палубе и в грузовых отсеках. Помог опыт погрузки техники на железнодорожные платформы при выездах боевых расчетов на пуски ракет в Капустин Яр.
15 августа 1962 г. ровно в 24 часа сухогруз "Оренбург" отчалил от пирса порта Николаев и отправился в морской поход в неведомый для нас район мира. Следует подчеркнуть, что во время морского похода не было ни одного случая обрыва крепления техники даже в условиях многобалльных штормов в морях Атлантического бассейна. На семнадцатые сутки "Оренбург" отшвартовался в порту Касильда Республики Куба. Выгрузка прошла организованно. Колонны автомобилей отправились в темное время к месту дислокации полка в Сиего-де-Авила провинции Камагуей. Водители, старшие колонн и автомобилей столкнулись с трудностями, связанными с незнанием маршрутов, профилей и состояния дорог, со слабым освещением (все машины были оборудованы светомаскировочными устройствами), с чрезмерно высокими температурой и влажностью воздуха, да еще в кабинах отсутствовала вентиляция, а были обогреватели. Водители быстро уставали. Но старшие машин и начальники колонн умело руководили на маршах, что позволило достичь места дислокации без непредвиденных остановок, аварий, поломок и в определенные сроки.
Началась подготовка полка, его служб и дивизионов к боевой работе. Управление полка, тыловые подразделения и технический дивизион разместились на окраине Сиего-де-Авила, а ракетные дивизионы - на значительных расстояниях от населенных пунктов. В период обустройства, размещения полка и ракетных дивизионов основная нагрузка легла на автомобильную и тыловую службы - надо было доставлять все необходимое для повседневной жизнедеятельности с центральных баз и складов группы советских войск, а также стройматериалы (цемент, щебень и др.) для оборудования боевых позиций дивизионов и иных необходимых объектов - автопарков, контрольно-пропускных и технических пунктов. Плодотворно, целенаправленно работали службы полка, возглавляемые начальниками - участником Великой Отечественной войны майором И.М. Дук, связи - участником Великой Отечественной войны майором Н.С. Ткаченко, вооружения - майором Е.П. Соловьевым, медицинская - подполковником Б.И. Красноженом, продовольственная - капитаном К.И. Никоновым. В дивизионах по подготовке площадок для пуска ракет и сооружения капониров выполняли работы механики-водители на тягачах АТС с бульдозерным оборудованием. Подвижная автомастерская - начальник старшина сверхсрочной службы В.А. Савенков - проводила все необходимое техническое обслуживание автомашин. Полк к боевой работе был готов ранее установленного вышестоящим командованием срока и приступил к несению боевого дежурства.
Автослужба полка, кроме плановых задач по обеспечению его повседневной деятельности, вела работы по обустройству полевого парка, стоянок для боевых, строевых и транспортных машин, зон автомастерской и технического обслуживания, КТП.
Хочу остановиться на особенностях эксплуатации автотранспора в тропических метеоусловиях и о том, что нам приходилось усовершенствовать. Так, на стекла кабин, на авторезину боевых, строевых машин изготовили щиты из тростника для защиты от солнца. Высокая температура воздуха приводила к быстрому испарению воды из аккумуляторных батарей, Это заставило нас срочно изготовить аппараты для дистилляции воды, чтобы водители брали ее с собой в дальние рейсы. Из-за высокой влажности воздуха в 85-90 процентов накапливался конденсат в воздушных тормозных ресиверах. В целях исключения отказа воздушных тормозных систем приняли решение о сливе водного конденсата из ресиверов перед выездом в рейс и после возвращения из рейса для автомобилей с системой воздушного торможения. Зеркала заднего вида на наших машинах были малого размера и затрудняли обзор дороги. Местные власти Сиего-де-Авила и командир кубинской дивизии выделили зеркала больших размеров и резину для автомашин ГАЗ-69. Наши автомашины в основном эксплуатировались на бензине А-72, а кубинские на А-95. Когда возникали кратковременные трудности с подвозом ГСМ, приходилось наши машины заправлять бензином А-95, что приводило к сгоранию клапанов двигателя и выводу его из строя. При выезде в дальние рейсы водители стали брать канистры с бензином А-72.
После снятия блокады Кубы со стороны агрессоров США полк продолжал нести боевое дежурство и одновременно обучать кубинских воинов, чтобы передать им нашу боевую технику.
Автослужба полка хорошо взаимодействовала с командованием кубинской дивизии и дорожной полицией. Правила дорожного движения на Кубе не соответствовали международным, и нам пришлось проводить занятия с личным составом по их изучению. При незначительных нарушениях нашими водителями кубинские полицейские ограничивались предупреждением. Одним из существенных недостатков было то, что офицеры и сверхсрочники имели малую практику вождения, пришлось для них организовать тренировки.
Вообще служба шла мирно, но не обошлось и без потерь: от рук контрреволюционеров погиб командир автомобильной роты Александр Васильевич Шаров. Похоронили его на Кубе, а в 1964 году по настоянию семьи перевезли и перезахоронили в Киеве.
В октябре 1963 года полк передал кубинским Революционным Вооруженным Силам боевую технику, личный состав убыл на родину, достойно выполнив боевые задачи на всех этапах операции "Анадырь", защитив суверенитет и независимость Республики Кубы от агрессий американских империалистов. Обратный курс совершали на сухогрузе "Партизан Бонивур" - в Ригу.
Горжусь тем, что мне довелось участвовать в грозные октябрьские дни Карибского кризиса в защите кубинской революции от посягательств США.
Навсегда в моей памяти остались добрые воспоминания о братском дружественном и свободолюбивом народе.
За образцовое выполнение специального правительственного задания Указом Президиума Верховного Совета СССР в декабре 1963 года был награжден медалью "За отвагу", кубинской медалью - "Воин-интернационалист".

Источник:
Шмуратко Н.А. Воины-интернационалисты земли владимирской. ООО “Принт Стайл”, г. Владимир, 2003 г.

Далее » » » Барышев Владимир Александрович, Брагин Александр Александрович, Бурлаков Вячеслав Михайлович, Железнов Виктор Васильевич

Категория: Воины-интернационалисты | Добавил: Николай (21.03.2021)
Просмотров: 24 | Теги: Воины-интернационалисты, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru