Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
26.05.2024
21:00
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Село Никульское Юрьев-Польского района

Село Никульское

Никульское — село в Юрьев-Польском районе Владимирской области России, входит в состав Небыловского сельского поселения.
Село расположено на берегу речки Выкрос в 12 км на северо-запад от центра поселения села Небылое и в 15 км на юго-восток от райцентра города Юрьев-Польский. «Село Никульское находится от уездного города в 13-ти верстах, от губернского города в 50-ти верстах, при пруде». [1]


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

Первая половина XIX в. «с. Никульское. Николаевская церковь. Приход: c. Никульское (помещиков Мусиных-Пушкиных), с-цо Воскресенское (тех же помещиков), д. Скородумка (тех же помещиков)».
В конце XIX — начале XX века село являлось центром Никульской волости Юрьевского уезда.
Летом 1905 года отказались от платежа повинностей целиком Никульская, Городищенская и Паршинская волости.
1906 г. «В приговорах волостных и сельских сходов в Государственную думу 1 созыва крестьяне из центральных районов жалуются, что у них отрезали лучшие земли. Все более обостряется малоземелье, не хватает лугов, негде пасти скот и крестьяне вынуждены арендовать земли помещиков по высокой цене. Их нищенские наделы со всех сторон окружены и сжаты полями помещиков, часто нет ни прохода, ни прогона на черезполосные участки.
Крестьяне села Никульского, Юрьев-Польского уезда, писали: «Мы, крестьяне, когда вышли из крепостного права, тогда господин наш Мусин-Пушкин дал нам земельный надел в протяжении дальнего расстояния, а наше селение обогнул своею землею и садами, покосами и водопоями, а мы остаемся как в тисках: с южной стороны – господская земля, с северной – церковная земля. Почему в этом отношении нам, крестьянам, житьё очень трудное: 1) что нельзя выгонять скот для пастьбы во время лета; 2) нельзя проехать господскою землею на свою землю для производства работ; 3) нет возможности прогнать скот на водопой. Кроме того, окружность господской земли до того стеснительна для нашего общества, что доходит до самых крестьянских дворов, и теперь крестьяне… не имеют более свободной земли для возведения построек…»
Эта деревня, как и множество других, оказалась в полном смысле в западне у своего помещика, который использовал такое безвыходное положение крестьян, чтобы обеспечить себя бесплатной рабочей силой. Чтобы избавиться от такого бедственного положения, крестьяне центральных губерний требуют возвращения отрезанных земель; просят отчуждить и передать им земли помещика, которые окружают их поля; желательно получить в прибавку землю, которую они давно арендуют у помещика. Для уничтожения внешней черезнолосности крестьяне предлагают соединить надельную землю в одну площадь, произвести обмен и замену смежных земель и вновь их размежевать».
«Летом 1906 года крестьянские волнения в Юрьевском уезде вспыхивали одно за другим. Были зафиксированы погромы и поджоги помещичьих усадеб. К середине июля оказались разгромленными четыре имения и совершено три поджога. Всё чаще и громче на собраниях мужики высказывались за передачу земель помещиков в пользование крестьян. По просьбе напуганного юрьевского исправника фон Гроте губернатор Сазонов присылает в уезд отряд казаков.
Очередная волна противостояния началась со следующих событий. Между селом Никульское и деревней Воскресенское находилось имение помещика Балкина. Оно досталось ему в качестве приданого после женитьбы на дочери графа Соллогуба. Каждый день широколицый, с большими рыжими усами, Балкин обходил свой сад в сопровождении здоровенного бульдога. Сад забором огорожен не был. Вместо него вокруг помещик приказал вырыть канаву и густо обсадить кустами акации.
Перед полуднем никульские и воскресенские мужики, закончив косьбу на лугах вдоль речки Выкрос, собрались вместе и разговорились о своём житье-бытье, невзгодах да притязаниях со стороны Балкина, так как за малейшую провинность им приходилось платить штрафы. И вот неожиданно в барском саду раздались крики и лай собаки. Спустя минуту из акации в поле выбежал телёнок, а за ним бульдог и его хозяин. В мгновение ока собака настигла неуклюжего телёнка, сбила его с ног и стала терзать. Жалкое и истошное мычание смешалось с грозным рыком пса и насмешливыми выкриками Балкина, который всячески подстёгивал своего бульдога.
Терпение крестьян, видевших эту жуткую картину, лопнуло. Мужики, потрясая косами, хлынули к барскому саду. Вскоре сюда сбежалось всё население, от мала до велика. Перепуганный Балкин спешно уехал в Юрьев. А вернувшись с отрядом казаков, увидел своё имение разграбленным. Старосте было приказано собрать сход. Но сход не состоялся. Прискакал сюда и управляющий барыни из Гнездова. Оказалось, что и там крестьяне из Озерцов, Гнездова, Слуды и Симизина собрались громить помещичью усадьбу. Оставив трёх казаков, отряд уехал в Гнездово» (Хламов С. Два "Дня": "Седьмой" и "Юрьев". Историко-художественные очерки. Кольчугино. 2008, с. 63 - 65.).
В 1909 году в селе родился Коробов Леонид Алексеевич – один из ведущих корреспондентов отечественной журналистики, корреспондент газет «Комсомольская правда», «Правда», участник ВОВ.
«Село Никульское, Юрьевского уезда. Задача каждого гражданина состоит в том, чтобы распространять всюду взгляд на Россию, как на свое большое хозяйство, в котором прибыль и убыток ложатся на его хозяйские плечи.
Это сознание широкой волной стало разливаться по России. Трудовое крестьянство, как бурный поток, рвется к свету и знанию, но, к сожалению, сеятелей на этой ниве народного пробуждения оказывается еще очень мало.
11 июня в с. Никульском на волостном сходе двоими товарищами Анисимовыми было предложено собравшимся гражданам основать кружок социал-революционеров. На призыв инициаторов откликнулась большая часть собрания: из 66 выборных, явившихся на сход, отнеслись сочувственно и изъявили согласие примкнуть к кружку 48 человек. По составлении акта было приступлено к организации кружка. Председателем избран инициатор этого, гражданин дер. Рябинок, А.Г. Анисимов. Тот-час-же была открыта подписка, каковая и дала 30 руб. На эти деньги решено было приобрести литературу партии социал-революционеров, для распространения среди населения.
Волна революции затронула даже такие элементы, которые ранее относились к ней совсем отрицательно. К кружку примкнули два священника и внесли членский взнос, что для кружка было очень приятно, так как он ждет, что они окажут ему большое содействие и помощь» («Известия Вл. Г.В.Исп. К-та», №7, 21-го июня 1917).
В 1919 г. построен Народный дом в Никульском.
В 1923 г. в c. Никульское Никульской волости пущена в строй электростанция мощностью 3 кВт (нефтяной двигатель), количество жителей 286, количество дворов 27.
С 1929 года село являлось центром Никульского сельсовета Юрьев-Польского района, с 1935 года — Небыловского района, с 1965 года — в составе Федоровского сельсовета Юрьев-Польского района.

Численность населения: в 1859 г. – 209 чел., в 1905 г. – 252 чел., в 2002 г. – 32 чел., в 2010 г. – 33 чел.

Приход села Никульское—Терпигорево

Каменная церковь с такой же колокольней в селе построена в 1771 году тщанием помещицы Марфы Федоровны Мусиной Пушкиной.
Престолов в церкви три: в холодной — в честь Святителя и Чудотворца Николая и в приделе теплом: в честь Знамения Пресвятой Богородицы и св. благовернаго Великого князя Александра Невского. [1]
При церкви земли: усадебной одна десятина, сенокосной 3 десятины и пахотной 27 десятин; плана на землю и межевой книги не имелось. Копии с метрических книг с 1793 года, а исповедных росписей с 1828 года хранились в целости. Опись церковного имущества составлена в 1880 году и хранилась в церкви. [1]
Причта при церкви не положено: церковью и приходом заведовал причты сел: Елец и Леднева. Означенные причты получали дохода за требоисправления до 210 p., от сбора хлебом до 30 р. и от земли 60 p., а всего в год до 300 рублей. [1]
Приход: село Никульское, сельцо Воскресенское и деревня Скородумка. Всех дворов в приходе 79, душ мужского пола 238 и женского пола 262 души. [1]

1936 г. - закрыта церковь в селе Никульском Небыловского района, здание предписано использовать под колхозный клуб, с колокольни Косьмина монастыря (с. Небылое) были сброшены колокола, которые были разбиты жителями села.
В 1935 г. вскрылась недостача имущества в церкви с. Никульское Небыловского района. Но на протяжении всего года власти не пытались использовать этот факт в своих целях (например, для расторжения договора с общиной верующих), нет данных и о том, что верующие пытались найти защиту у выше стоящих органов власти в сложившейся ситуации. Зато уже в начале 1936 г. двадцатки при церкви не было. Нельзя исключать, что члены двадцатки просто вышли из нее, когда вскрылась недостача и им было предъявлено требование компенсировать стоимость отсутствующего имущества. Началось же закрытие храма как бы не по экономическим причинам.
19 декабря 1935 г., в Николин день, перед школьниками с. Никольское (на собрании присутствовал 51 человек) выступила с докладом член ВКП(б) т. Лазарева с докладом о вреде религиозных праздников. Была поднята и проблема непосещения учащимися занятий в эти дни. Возможно, что школьникам не очень понравилась последняя тема и они поспешили перевести разговор на другую тему. Так школьники единогласно заявили, что им мешает колокольный звон, который происходит в эти дни, «этот звон разбивает уши у учащихся». В результате собрание закончилось не призывами к борьбе с прогулами среди учеников, а постановлением «просить правление колхоза ходатайствовать перед с/советом и перед вышестоящими организациями о запрещении звона на колокольне».
22 декабря на общем собрании молодежи при с. Никульском (присутствовал 121 человек) комсорг первичной организации Луковкин К.П. выступил с докладом о классовом характере религии и необходимости беспощадной борьбы с ней. В заключение он поставил вопрос о закрытии церкви. Следом со словами поддержки выступили еще несколько человек, в т.ч. и председатель сельсовета. В конце собрания вынесли постановление: «Никульская молодежь единогласно и категорически требует прекращения всякого церковного звона и закрытия церкви, имея в виду перспективы развертывания культурно-массовой работы в помещении церкви».
24 декабря состоялось расширенное заседание правления колхоза «Новый быт» (45 человек), где единогласно постановили о прекращении колокольного звона и закрытии церкви под клуб. 26-го состоялось общее собрание с. Никульского (180 человек). На нем выступил с речью т. Лазарев, заявивший, что «везде социалистические успехи, а у нас в селе незакрытая церковь (нужна только эксплуататорам)», поэтому надо поддержать школьников. Со словами одобрения выступили Лысов, Земсков, Владимиров, Т.Н. Кирилов; А.И. Герасимов поднял тему прогулов школы в праздники, а Рябов – угнетения женщин Церковью. После этого почти все единогласно проголосовали за прекращение колокольного звона и закрытие церкви; против был только один.
27 декабря 1935 г. расширенный пленум Клементьевского сельсовета (20 человек пленума и 38 актива), заслушав постановления школьников, молодежи, правления колхоза «Новый быт» и колхозников с. Никольское, постановил просить президиум райисполкома об утверждении постановления сельсовета.
Уже 1 января 1936 г. верующие пишут жалобу в облисполком, в которой протестуют против решений о закрытии церкви и снятии колоколов. Указывают, что верующих 150 человек, на собрании некоторые из них присутствовали, но «по равнодушию или страха ради молчали»; нужды в помещении также нет, т.к. в селе есть училище, клуб, читальня и «дом бывшего священника порожин». Похоже, что жалоба верующих осталась без ответа.
9 февраля 1936 г. президиум Небыловского райисполкома, заслушав постановления пленума сельсовета от 27/12. – 35 г., школьников, молодежи и колхозников, постановил: т.к. из 500 человек 417 за закрытие церкви и передачу здания под клуб колхоза «Новый быт» и т.к. в с. Клементьево есть действующая церковь – «договор с общиной верующих на пользование церковью в с. Никульском расторгнуть, церковь эту как молитвенное здание ликвидировать, передав помещение ее сельсовету для использования под колхозный клуб».
В это же время была составлена смета по переоборудованию церкви. Она предполагала сломать колокольню и снять кресты силами колхоза и комсомола, сделать зрительный зал, сцену и мебель на 400 мест (потребуется 100 досок), ремонт штукатурки, окраску, побелку, а также разборку ограды. Все работы оценивались в 200 рублей.
В этом перечне больше всего вопросов вызывает целесообразность уничтожения ограды. Вообще в те времена это явление не было редкостью, но разбирали обычно ограды у действующих храмов. Объяснялось это своеобразным пониманием борьбы с религией, стремлением хоть чем-то навредить верующим; прикрывались обычно при этом острой нуждой в строительном материале. Здесь же это предполагалось сделать тогда, когда здание храма уже перестанет принадлежать общине верующих. О какой-либо нуждаемости в строительном материале не могло быть и речи после того, как будет разобрана колокольня.
13 марта райисполком затребовал у сельсовета дополнительные материалы по закрытию, что последний и сделал 26 числа того же месяца. Сельсовет писал: «По с. Никульскому двадцатки нет, есть церковный совет, который от уплаты за похищенные ценности категорически отказался, а также и от предъявления ремонта; … техническая годность здания церкви – вполне пригодно для клуба; что касается времени его постройки, то в церковном совете сведений никаких нет; расстояние до ближайшей действующей церкви – 0,5 км с. Клементьево». В тот же день сельсовет в присутствии церковного совета составил акт осмотра храма, который констатировал, что «крыша ржавит, стекла выбиты, заколочены местами фанерой», верующие согласны только на покраску крыши. 23 апреля райисполком выслал весь материал по закрытию храма в облисполком.
22 мая 1936 г. Ивановский облисполком постановил: «Принимая во внимание ходатайство местного населения о ликвидации церкви в с. Никульское Клементьевского сельсовета Небыловского района и о передаче ее здания под колхозный клуб, а также учитывая, что верующие имеют полную возможность удовлетворять свои религиозные потребности в церкви с. Клементьево, находящегося на расстоянии 0,5 км от с. Никульское – расторгнуть договор с религиозной общиной на пользование указанной церковью, церковь эту как молитвенное здание ликвидировать и передать Клементьевскому сельсовету для использования под колхозный клуб».
25 мая Клементьевский сельсовет информировал церковный совет о закрытии храма постановлением облисполкома. И уже 28 мая верующие пишут «верховному вождю ЦИК СССР М.И. Калинину» письмо: «Просим вас просьбы нашей не отказать, т.к. церковь нашу закрыли, а задолжности за церквой нет никаких, и просим вас дать права, чтобы открыть». 31 мая ВЦИК затребовал у облисполкома все дело о закрытии храма, что 2 июня последний и сделал.
1 июня верующие пишут «вождю народов М.И. Калинину» более развернутое письмо, протестуя «против постановления комсомольского собрания, которое состоялось 24 декабря 1935 г., на котором присутствовали 15 комсомольцев и 15 некомсомольских школьников без группы верующих во главе с председателем колхоза … и с/с … На этом собрании часть и была из верующих, но они были запуганы и голосовали под давлением из страха исключить из колхоза. Но верующие граждане из 100 домов в количестве 140 человек желают иметь церковь, для чего содержать священника».
Вероятно, была как минимум еще одна жалоба, в которой упоминалось изъятие колоколов. Так 26 июня 1936 г. облисполком переправляет в райисполком «жалобу религиозного общества с. Никольского … по поводу изъятия из их пользования колоколов сигнальных». Облисполком пояснял: «Для сигналов колокола могут быть использованы не свыше 16 кг и лишь после соответствующего постановления облисполкома о прекращении колокольного звона в этой церкви. Потребность в этих колоколах должна быть учтена РИК”ом и возбуждено ходатайство перед облисполкомом об их отпуске. Окончательно этот вопрос должен разрешиться ВЦИК”ом».
28 июня верующие снова пишут «всероссийскому старшине М.И. Калинину» письмо, где указывают, что за церковь 150 селян и 50 человек из д. Подвязье, что нет «нужды в здании, так что есть училище, клуб и читальня», «община задолженности не имеет, налоги все уплочены». Последнее заявление довольно странное, ибо верующие должны были уплатить стоимость похищенного имущества.
А тем временем еще 17 июня Комиссия по делам культов при Президиуме ВЦИК составила заключение по храму: «Церковь закрыта постановлением президиума Ивановского облисполкома от 22/5. – 36 г. Здание предполагается использовать под клуб. План переоборудования и смета имеется. Переоборудование незначительное и будет выполнено в порядке общественных работ. Ближайшая действующая церковь остается в ? км. Основания закрытия: нужда в помещении, близость другого молитвенного здания, невыполнение религиозным обществом своих обязанностей (ремонт, уплата за украденные ценности). Массовая работа вокруг закрытия – ходатайствовал пленум с/совета и граждане села 417 человек из 500. Верующие в жалобах указывают, что их 140 человек. Полагаю: церковь закрыть под клуб».
20 октября 1936 г. Президиум ВЦИК утвердил закрытие храма в с. Никульском Небыловского сельсовета под клуб (О закрытии храма в с. Никульское. Автор: А.Л. Ершов).

Большая красивая церковь Святителя Николая с приделами иконы Божией Матери «Знамение» и благоверного князя Александра Невского, с каменной же колокольней, сначала была превращена в клуб, потом в склад. В 1950-х гг. была подкопана и обрушена колокольня, позднее разобрана и сама церковь. Кирпич пошел на строительство коровников и им выкладывали силосные ямы.


Часовня Александра Невского

Житель села начал строить каменную часовню на месте разрушенного храма, но трагическая смерть строителя часовни остановило начатое благое дело. Часовня Александра Невского построена в 2007 году. Спустя пять лет изображения святых на стенках часовенного столбика полностью выцвели и теперь уже никто не торопится косить траву вокруг часовни.

Источник:
1. Добронравов, Василий Гаврилович (1861-1919). Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 3]. Суздальский и Юрьевский уезды / Сост. препод. Владимирск. семинарии В. Березин]. - 1896. - 526, VIII с.
Категория: Юрьев | Добавил: Николай (22.05.2019)
Просмотров: 1308 | Комментарии: 2 | Теги: Юрьев-Польский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
avatar
0
1 Николай • 19:52, 04.11.2021
Приложение 1

Зеленкова Клавдия Георгиевна
С каждой секундой мы все дальше отдалялись от дня Великой Победы над фашистской Германией, а неумолимый ход времени сокращает число ветеранов, защищавших Отечество на поле брани в те далекие годы. Они сумели в нечеловеческих условиях сначала остановить, а затем уничтожить гитлеровскую армаду.
Родилась в марте 1921 г. в семье, где воспитывались семеро детей в селе Никульское, ныне Юрьев-Польского района. В 1941 г. я окончила двухгодичную школу медицинских сестер в г. Иваново. После окончания устроилась на работу в поликлинику. 22 июня началась война. 5 августа 1941 г. я получила повестку явиться в райвоенкомат. Явилась на призывной пункт в клуб Сосневской ткацкой фабрики.
Народу было много. Вызывали нас по фамилии и ставили в строй. Наша группа состояла из 21 -й девушки (это были медицинские сестры) и 20-ти мужчин (санитары и рабочая рота). Нас привезли в школу, где уже находились начальник госпиталя, комиссар, политрук, врачи, старшие медицинские сестры.
Во дворе школы нас проверили по списку, распределили по отделениям. Меня и еще двух сестер направили в хирургическое отделение.
В город Торопец прибыли в начале марта 1942 г. Основной госпиталь располагался в Доме культуры и в близлежащих домах, которые можно было оборудовать под палаты для раненых.
Работать и жить в этом городе было неспокойно. Город бомбили. По 30-40 немецких самолетов висело в небе над небольшим городом. Разрывы бомб сливались в сплошной рев. Особенно тяжело всем доставалось при погрузке раненых в эшелоны для отправки в тыл для дальнейшего лечения.
Во время пребывания в Торопце, наших медицинских сестер направляли сопровождать эшелоны с ранеными до Калинина. Особенно опасный участок был у станции Пено, которую беспрерывно бомбили немецкие самолеты. Во время очередного сопровождения эшелона, была тяжело ранена наша медсестра, которая лишилась кистей обеих рук.
В Торопце госпиталь простоял четыре месяца. Дальнейший путь лежал в деревню Веревкино, где мы продолжали принимать раненых, оказывать им помощь. После госпиталь переехал в город Старая Торопа, вместе с нами находился 159-й запасной полк и политотдел штаба 4-й Ударной армии.
В начале октября 1942 г. госпиталь переехал в д. Княжое, где простоял целый год. В сентябре месяце 1943 г. готовилась операция «Багратион», наш госпиталь и еще несколько дивизий из 4-й Унарной армии были переданы в 43-ю армию, которой командовал И. П. Белобородов.
20 сентября 1943 г. был освобожден г. Велиж, а 22 сентября — г. Демидов. Во второй половине октября месяца Калининский фронт был переименован в 1-й Прибалтийский фронт, которым командовал И.Х. Баграмян.
Послед. Княжое госпиталь переехал под Рудню, в деревню Переволочье. В этой деревне, в скотных дворах при немцах был организован лагерь военнопленных для советских солдат и офицеров. Условия были ужасные, на территории лагеря была построена комната пыток. В госпитале в деревне Переволочье простояли до 9 марта 1944 г. Ночью была дана команда на погрузку. Через города Смоленск, Торопец, Невель нас привезли и разгрузили на станции Бычиха.
Дальше путь лежал через Городок, деревню Выровля, в Островляны, которая находилась в 16 километрах от станции Шумилино.
22 июня после короткого, но мощного артиллерийского налета разведывательные отряды дивизий первого эшелона 6-й гвардейской и 43-й армии внезапно атаковали позицию противника, захватили ряд его опорных пунктов. Была освобождена станция Шумилино. После Островлян наш госпиталь перебросили ближе к фронту. Принимали раненых в городе Лепель, Глубокое, Поставе, д. Игналино. Госпиталь на одном месте подолгу не задерживали. Наша армия шла вперед, и мы должны были быть рядом с ней. Была освобождена Белоруссия, наши войска вступили в Литву, а затем в Латвию.
С 6 по 9 апреля штурмом был взят город Кенигсберг. 17 апреля 1945 г. 43-я армия была выведена из первого эшелона, больше недели находилась в резерве 3-го Белорусского фронта.
В первых числах мая месяца 1945 г. 43-я армия получила приказ: из-под Кенигсберга перебросить армию к Данцигу и Гдыне для уничтожения группировки противника 2-й второй немецкой армии, которую возглавлял генерал фон Заукен.
avatar
0
2 Николай • 19:53, 04.11.2021
8 мая в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции немецко-фашистских вооруженных сил. Всем войскам было сообщено по радио, весть мгновенно разнеслась по частям, и небо над Балтикой озарилось вспышками тысяч выстрелов. Великой победе салютовали все, кто носил оружие. Передний край противника безмолвствовал.
Вслед за армией госпиталь прибыл под Данциг, которому было отведено помещение бывшего немецкого госпиталя, где лежали французские военнопленные. После передачи военнопленных в другие госпитали, наш госпиталь №3823 был расформирован. Он выполнил свою задачу.
Прошло 65 лет, и кажется, что все это делали не мы, так было трудно и так много надо было уметь. Демобилизовалась я 25 ноябре 1945 г.
Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», медалью Жукова и десятью юбилейными медалями.
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru