Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
21.07.2024
17:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1594]
Суздаль [471]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [118]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [235]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [167]
Учебные заведения [175]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2400]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [277]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [158]
Боголюбово [20]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

АО «Ткацкая Фабрика им. Карла Маркса»

АО «Ткацкая Фабрика им. Карла Маркса»

Назад »»» Фабрика имени Карла Маркса в 1985-1993 годах

АО "Ткацкая Фабрика им. Карла Маркса" действует с 2 июня 1994 г.
Директор АО «Ткацкая фабрика им. Карла Маркса» Сергей Петрович Фрейдорф. ФРЕЙДОРФ Сергей Петрович родился в 1955 году в поселке Свобода Киржачского района Владимирской области. После окончания средней школы поступил во Владимирский политехнический институт, который окончил по специальности инженер-механик. Начало трудовой деятельности в должности инженер-конструктора связано с Ковровским заводом им. Дегтярева. В 1978 году был призван в ряды Советской Армии. Отслужив, с 1980 по 1984 годы работал на Камешковской прядильно-ткацкой фабрике им. Свердлова мастером ремонтно-механического отдела. Затем следует перевод на работу в Камешковский райком КПСС – инструктором промышленно-транспортного отдела. В 1985 году С.П. Фрейдорф избирается секретарем парткома прядильно-ткацкой фабрики им. Свердлова. В 1988 году был назначен директором фабрики им. К. Маркса.


Сергей Петрович Фрейдорф

«Фабрика имени К. Маркса проводит подписку на привилегированные акции между работниками трудового коллектива и лицами, зарегистрированными ранее на предприятии для участия в приватизации» («Знамя», 8 июля 1994).
«— Перечитывал я как-то историю нашей фабрики и узнал об одном факте: после Октябрьской революции фабрика стояла пять лет. Только в 1922 году была вновь пущена. Понадобился ситчик «нашим комсомолкам» и заработала. Век всего работает. И будет еще век. Хотя в настоящее время о каких-то перспективах даже говорить трудно. ...На такой ноте завершалась наша беседа с директором фабрики имени К. Маркса С.П. Фрейдорфом. А начиналась она с его ответа на вопрос о нынешнем положении предприятия.
— Оно — тяжелейшее. Вот сегодня (наш разговор состоялся 10 августа) из 700 ткацких станков действующих всего 54. За месяц выпустим тканей 170—175 тысяч метров, тогда как в 1991 году, когда был достигнут максимальный уровень, производили ежемесячно более трех миллионов метров. Одним словом, работаем через пень-колоду.
— А как с финансами?
— Сидим в кабале у банкиров, а если быть точным, у Центробанка. В свое время взяли мы кредит под 80 процентов годовых, подсчитали, что долг вполне сможем вернуть. Но вскоре процентная ставка, которая распространилась и на нас, выросла до 213 пунктов и... пошло-поехало: суммы на проценты стали расти быстрее, чем смогли уплачивать, потом пошли начисления за просрочки погашения процентов. «Приехали» к тому, что «Ковровинжинирингбанкъ», через который получили кредит, выполняя распоряжение Центробанка, отказался продолжить с нами договор. И теперь нас обязали возвращать долг на кабальных условиях — сдирая 424 процента годовых. Диктат явный. Диктуют и другие монополисты. Особенно вздувают цены за энергоносители, причем не их производители, а распределители. Так, только за электроэнергию задолжали 120 миллионов рублей. И процесс этот, представляется, никем не контролируется. Вот с 1 августа опять повышаются цены на газ. Прислали бумагу, что в его себестоимость будут включаться расходы на устранение аварийных ситуаций. И только что пришла телефонограмма, что с 15 августа увеличиваются тарифы на электроэнергию. А не оплатил вовремя, так в обязательном порядке следуют штрафные санкции. Могут и отключить.
— И исполняли угрозы?
— Да, уже были отключения электроэнергии, газа. Мы же в свою очередь практически ничего не можем противопоставить. Стоит предприятие — и Бог с ним, не реализуется продукция — ваша проблема. Согласны, и проблемы наши. Только зачем тогда существует Правительство? А то ругают директорский корпус, вы такие-сякие, плохо работаете, сами во всем виноваты, что не подготовились к переходу на рыночные отношения. Быть может, какая-то доля истины здесь есть, не во всем своевременно сориентировались. Но если все вы в Правительстве такие рыночники и знаете, что делать, то почему уже в третий раз с начала реформ загоняете производителей в бартер, то есть в каменный век? Почему не учитесь на собственных ошибках, а ищите козлов отпущения на стороне?
Или такой пример. Ведь раньше значительная часть текстиля России шла в союзные республики. А сейчас рынки стран СНГ во многом потеряны и навряд ли положение будет восстановлено. Между тем, капиталисты за рынки борются, а правительства в этом оказывают всяческую поддержку. Вот в Германии фирмам бывшей ГДР, которые имели тесные экономические связи с СССР, выделяются государственные субсидии, чтобы они были конкурентноспособными и сохранили серьезные позиции в СНГ. Дальновидный подход, с прицелом на будущее. Нас же оставили с мучительнейшими проблемами: наедине. Хуже того, «грабят» до основания, доводят до банкротства.
— И вы дожидаетесь, когда полностью «угробят»?
— Ни в коем случае! Предприняли определенные шаги к тому, чтобы выйти из полной зависимости от поставщиков, в которой находились, как предприятие с неполным технологическим циклом, у нас ведь только ткацкое производство, а сырье поставлялось. Но что получилось? Все старые производственные связи оказались разорванными и сырье — пряжу, основу и уток, получить фактически стало негде. Не вдаваясь в подробности, скажу только, что удалось в основном решить проблему с обеспечением основой — в январе-феврале текущего года установили необходимое для этого оборудование, сновальную и мотальную машины, и начали выпускать основы. При этом можем делать ее не для одного артикула ткани, а для многих. В настоящее время, например, осваиваем по заказу производство бязи суровой.
— А откуда взяли уток?
— Поставляет заказчик, которому и пойдет готовая продукция. Однако в целом с обеспечением пряжей-утком положение остается сложным. Нигде никак не можем раздобыть в нужном количестве, чтобы запускать побольше ткацких станков. Ездил в Москву, вчера — в Иваново и все безрезультатно. Ничего пока не вышло и с нашими планами модернизации производства.
— Как я слышал, с участием западного капитала?
— Именно. Вели мы переговоры с одной немецкой текстильной фирмой и с одной австрийской торговой компанией. И казалось, что дело уже на мази: договорились, что немцы вложат капиталы, а австрийцы станут «пробивать» нашу продукцию на европейский рынок. Новое оборудование должен был поставить Чебоксарский специализированный завод, станки СТБ, на которых выпускается ткань шириной полтора метра, сейчас идет шириной 1,08 метра. И все сорвалось. Отказались западные партнеры от подписания договоров, отказались, как разъяснили они, по следующей причине. Нет никакой экономической надежности в России, можно не только никакой прибыли не получить, но и вложенные средства не вернуть. А какой капиталист будет бросать деньги на ветер? И еще сказали так: сейчас у вас в совместных предприятиях одни аферисты с Запада орудуют, а серьезные, порядочные бизнесмены не едут. Изучают рынок, кадры, технику, технологию. С перспективой на будущее, когда какая-то разумность наступит в экономике. Скажу про себя: были у меня немалые иллюзии насчет того, что Запад ринется в нашу промышленность, будет инвестировать в нее капиталы. Теперь твердо знаю: этого в ближайшее время не произойдет.
А вот торговать с нами, пожалуйста! Готовы продавать что угодно и в любых количествах... за валюту. Покупать же, что подешевле, ну и, конечно, сырье, энергоносители, лес и т. д. Одним словом, чтобы Россия превратилась в сырьевой придаток. И, увы, получается.
— Сергей Петрович, тогда на чем основана ваша уверенность в том, что фабрика еще век проработает?
— А на одной простой истине: все, что необходимо, всегда возьмет свое. Против этого принципа, исторического и политического, бессилен всякий. Придет время и опять понадобятся ситчик «нашим комсомолкам». Это так же точно, как не прокормить страну «сникерсами» и «марсами». Это только невежественный человек может полагать, что обойдемся без собственной промышленности и сельского хозяйства. Разумеется, потери будут. Так, думаю, что производство текстиля навряд ли и лет через десять достигнет половины прежних объемов. Но что сохранится — уверен. Иначе... иначе нынешнему правительству придется уйти. И не по собственному желанию.
— Мы что-то отключились в область, так сказать, высших материй. А жизнь, она больше состоит из прозы. Людям надо питаться, одеваться, содержать семью. Как с этим-то на фабрике?
— Если производство на 90 процентов остановлено, то радости и в жизни мало. Зарплату люди получают по нынешним ценам мизерную, за июнь средняя вышла около пятидесяти тысяч. Как следствие, с предприятия уходят специалисты, высококвалифицированные рабочие. Практически ничего не строим. Если прежде ежегодно сдавали по одному 22-квартирному дому, то в прошлом году не построили ни одной квартиры. Не на что содержать объекты социально-бытового назначения. Еще спасибо, что на бюджет переданы детский комбинат и клуб; продали также подсобное хозяйство. Однако в панику не бросаемся. Думаем, что объем производства увеличить удастся. С прицелом на это с первого августа зарплату повышаем на 30 процентов. Будем энергично искать партнеров на рынке. А раз будем работать, то и будем жить.
Ю. ЯЩЕНКО, корр. «Знамени» («Знамя», 19 августа 1994).

«В поселке имени Карла Маркса готовятся зимовать в теплом отремонтированном Доме культуры «его обитатели». В отпуске директор ДК. Я беседую с библиотекарем Ольгой Анатольевной Мининой.
— Вы, наверное, заметили, что к Дому культуры близко нельзя подходить, здание огорожено веревками с флажками. Идет ремонт крыши. Также снаружи уже закончен косметический ремонт. Здание все покрашено. Кроме этого, внутри многое сделали строители: подвесные потолки, пол выложили плиткой. Ремонт в этом году был большой. Отремонтирована и проверена вся система отопления. Отапливаемся мы от котельной фабрики. Надеемся, что у нас будет и тепло, и уютно в этом году.
«Жаловались» дети из яслей-сада № 21 поселка имени Карла Маркса, что было у них холодно прошлой зимой.
— Не знаю, как будет в этом году, — ответила на мой вопрос, как они будут зимовать нынче, исполняющая обязанности заведующей садом Серафима Александровна Зеткова, — но теплотрассу отремонтировали. Воду горячую подают в садик. Что могли, уже утеплили сами работники сада: окна, двери. К летнему сезону у нас были отремонтированы и покрашены игровые летние площадки. Можно похвастаться нашим приобретением. Позаботилась Новкинская поселковая администрация и нам в этом году купили за полтора миллиона рублей электроплиту на кухню. Ведь у нас 120 детей. Нам такая плита была необходима. Будем устанавливать. Сейчас идет заготовка продуктов на зиму. Продукцию стараемся закупить у населения. Так, уже заготовили около семи тони картофеля, свеклу, морковь — попозже, когда пойдет пора ее выкалывать. Также закупаем у населения и яблоки. Будет зимой у наших ребятишек витаминный стол.
— Заблаговременно мы начали подготовку к зиме всех наших учреждений, — рассказывает глава Новкинской администрации Геннадий Николаевич Затеев. — Знаю, что в Доме культуры поселка имени Карла Маркса ремонт отопительной системы проводила райсельхозтехника.
— Геннадий Николаевич, около детского сада в поселке имени Карла Маркса, видимо, при ремонте теплотрассы остался отрезок дорожки до крыльца сада незаасфальтированным. Там уже образовалась яма, куда может упасть ребенок.
— Нужно просто проявить беспокойство завхозу детского сада. Дойти до фабрики, выписать машину песку, высыпать, разровнять. Есть у нас дорожная плита, которую можно уложить поверх песка. Поселковая администрация заплатит и за машину, и за работу. Только не надо ждать доброго дядю, который придет и сделает. Надо проявлять и свою инициативу.
— Продавцы поселка имени Карла Маркса говорили, что в некоторых магазинах протекают крыши.
— Крыши протекать будут до тех пор, пока райпотребсоюз не найдет средств для ремонта, — ответил Геннадий Николаевич, — пока же у них денег нет. Торговля на селе переживает, можно сказать, большой кризис. Цены на товары высокие. Население идет в магазины только за самым необходимым. У нас же средств на все не хватает. Так, в поселке имени Карла Маркса на улице Большой произведен ремонт водопровода, там долго воды не было.
А. ШИЦ. корр. «Знамени» («Знамя», 23 сентября 1994).
На предприятии было огромное сокращение – с 700 до 300 человек. Вопрос стоял так — или сохранить производство, или всем вместе идти на дно. Администрация разговаривала с рабочими, объясняла им - или каждый будет получать минимум, на который невозможно прожить, или останутся те, кто хочет работать. Время частых простоев расхолодило людей. Всем, кто был сокращен, советовали побыстрее встать на биржу труда — пособие платили регулярно, и говорили, что как только наберут объемы производства - всех пригласят.
Почти два года производство не работало. — Горя тогда хватили,— сказала сновальщица Альбина Малова. Начинали с бязи, с пуска 54 станков — одного комплекта. Затем переходили на марлю. Но даже когда предприятие стояло, здесь думали о будущем. С большим трудом, но все-таки закупили в Вязниках сновальную машину, чтобы в деле переработки пряжи не зависеть от других фабрик, тоже не отличавшихся стабильностью в работе, да и не тратить на это дополнительные средства, делать все самим. Потом Городищи, как главные акционеры, приобрели для фабрики такую же машину, две купили москвичи.
— Трудным был переход на марлю, — говорила главный инженер предприятия М.И. Антонова. — После того как оборудование стояло долгих два года, нелегко было снова запустить его. Пережили кризис и сами люди, когда пришлось, можно сказать заново «привыкать» к работе, входить в прежний ритм труда. Бывало даже такое — ткачихи подходили и говорили: Мария Ивановна, мы устали.
Думали на предприятии в те нелегкие времена и о кадрах. Сергей Петрович поехал в Ивановский текстильный институт, договорился с двумя девушками — Ольгой Бесчетновой и Светланой Акулиничевой — что после окончания вуза они приедут работать в поселок имени К. Маркса. Приехали, директор дал им квартиру, и работают они со всей ответственностью.


О.В. Бесчетнова, сменный мастер АО «Медтекс».
Сначала Ольга Владимировна прошла стажировку на фабрике, изучала не только ткацкое дело, но и работу отдела главного механика. На заседании квалификационной комиссии, которую возглавляет М.И. Антонова, Ольга успешно сдала экзамены, отвечала на вопросы по технологии производства, оборудованию, механической части. И была назначена сменным мастером приготовительного участка, самого сложного после ткацкого производства: здесь трудятся люди самых разных текстильных профессий — сновальщицы, операторы узловязального оборудования, мотальщицы, проборщицы, а значит, и работают они на разного вида оборудовании.
— Конечно, институт и предприятие — это разные вещи, — говорит Ольга Владимировна. — В вузе мы изучали теорию, а фабрика — это живые люди, к каждому надо найти подход, с каждого спросить выполнение плана. фабрика — это правильная организация труда и технологического процесса, это содержание оборудования и многое другое. Но работа мне нравится, она интересна и разнообразна.
— Со своими обязанностями справляется, — добавляет Мария Ивановна. — Вопросы решает на своем участке, значит, знает, как их решать.

«Возле фабрики имени К. Маркса встретились с молодой ткачихой Мариной Муравьевой.
- Вот уже работаем три месяца. Получаем стабильную зарплату. Например, в августе я заработала около 300 тысяч рублей. Мы, ткачи, очень довольны, хоть ребят смогли как следует собрать в школу. Ведь сейчас все так дорого.
- Какой ассортимент продукции выпускаете?
- В основном марлю, но есть и бязь.
Итак, после многих месяцев простоя фабрика вновь начала работать. Как это удалось администрации предприятия? — задала я такой вопрос директору фабрики Сергею Петровичу Фрейдорфу. Он рассказал:
- 15 процентов наших акций приобрело АО «Городищенская отделочная фабрика» по инвестиционному конкурсу, который мы проводили совместно с комитетом госимущества. На полученные 600 миллионов рублей мы смогли обновить оборудование: купили две сновальные машины, небольшой экскаватор. На 200 миллионов рублей запаслись пряжей.
- Фабрика работает в прежнем режиме?
- Численность работающих сократилась вдвое. Сейчас на предприятии 360 текстильщиков. Работаем в три смены. Так как собственных оборотных средств нет, трудимся на давальческом сырье. И Городище и Иваново забирают у нас продукцию процентов на 80, остальное мы сами реализуем.
- У вас есть отдел сбыта?
- Он только еще создается. Раньше мы не занимались этим вопросом. Приходили заказы — мы отправляли продукцию. Сейчас пока сбытом занимаюсь сам. Но нужен специалист.
- Фабрика простояла почти два года. Наверное, перед вами стоит проблема кадров?
- Можно сказать, что коллектив фабрики омолодился. Ушли все пенсионеры и те, кому до пенсии оставалось год—два. Сейчас мы готовим вопрос перед рабочими о совмещении профессий. Рабочий может быть наладчиком ткацкого оборудования, но по производственной необходимости я его прошу поработать в другом отделе.
Я пообещал квалифицированным рабочим устойчивую зарплату, допустим, в 200 тысяч рублей, даже если предприятие какое-то время будет в простое. Человек должен знать себе цену, постоянно ощущать, что он мужем на предприятии. Это много значит. Хотя в коллективе мне задавали вопрос: почему цех простаивает, а помощники мастера получают зарплату. Сохраняем кадры. У нас даже в шлихтовальном отделе сейчас работают две женщины младшими операторами. Хотя до этого профессия шлихтовала считалась сугубо мужской. Так мы выходим из сложнейшей ситуации, созданной рыночном системой.
— Как вы предполагаете, работа предприятия будет стабильной?
— Загадывать нельзя. Сегодня мы работаем, и это много значит.
— Каково экономическое положение фабрики? — задала я вопрос начальнику планово- экономического отдела вере Вадимовне Клюхиной.
— Если я скажу «тяжелое», то не открою никакого секрета. Ходим в больших должниках. Только в пенсионный фонд мы должны 50 миллионов рублей. Так же, как у всех, долги по электроэнергии и много других.
— А как работают ткачи, им дается норма выработки?
— Да, конечно. Вот, например, Мария Казаринова обслуживает 13 станков, норму выработки выполняет на 114,4 процента, Светлана Сазанова — на 111, Роза Затеева — почти на 115 процентов. Хорошо работают помощники мастера Сергей Сорокин, Валерий Егошин, Сергей Кириллов. Всего у нас трудится 40 ткачей, получают в месяц до 400 тысяч рублей. С первого августа зарплату увеличили на 30 процентов.
— Все-таки есть из чего увеличивать?
— От реализации. Продукция сегодня дорогая. Торгуем марлей, бинтами... Метр марли на рынке стоит 950 рублей.
— Сергей Петрович, — снова спрашиваю директора фабрики, — скоро зима. Предприятие готово работать в зимних условиях?
— В настоящее время рапортовать пока не о чем. Проще сказать: готовимся. Вот котельная еще не опрессована.
— Директор клуба говорит, что если фабрика даст тепло, то у нее проблем не будет.
— Да и клуб, и школа, и больница — это наши объекты по отоплению. Будем стараться, хотя наши затраты не окупаются. Подготовили документацию на передачу жилищного фонда местной администрации, у нас 23 тысячи квадратных метров жилья. Но глава администрации Геннадий Николаевич Затеев жилье не принял. У них тоже свои требования, выполнить которые полностью сегодня мы не в состоянии. Так, в поселке работает две скважины, а должны действовать четыре. Пуск одной скважины обойдется в 50 миллионов рублей. Никакими квартплатами их не компенсируешь. А вода до пятого этажа не доходит. Хорошо, что снята проблема отопления: нас выручает газопровод.
— У вас уже полгода не работает баня. Когда-нибудь решится этот вопрос?
— Трудно сказать. Банное хозяйство постепенно растаскивается. Сейчас, чтобы все восстановить, потребуются большие затраты. Если администрация изыщет такие возможности...
— А совместными усилиями?
— У нас нет средств. Мы работаем всего три месяца. Надо налаживать свое хозяйство. На все денег мы еще не заработали.
— И общежитие...
— А что общежитие... Собрались молодые семьи. Две или три семьи фабричные. Остальные не наши. Настроение у всех иждивенческое. Жильцы думают, что кто-то должен придти и все сделать за них. Я сказал: собирайте деньги, ремонтная бригада придет и за определенную плату отремонтирует. Там была забита канализация. Слесари мне поставили условие: меньше, чем за 200 тысяч они не будут ее прочищать. Прочистили, но что было в этой канализации... Умудрились даже мяч затолкать в трубу. Если у меня дома испорчена канализация, я ведь сам и прочищаю. А они не могут. Почему? По-моему, хватит жить по инерции. Сейчас другое время. Не придет к нам «добрый дядя», за нас ничего не сделает.
А. ШИЦ» («Знамя», 29 сентября 1995).
В 1995 году на фабрике делали гладильные доски, складные стулья, работал участок по окраске. Однако прибыли от этой деятельности не хватало даже на то, чтобы покрыть затраты на это производство, налог на имущество и то не могли погасить. Начали работать с людьми. Фрейдорф пригласил начальника швейного цеха, предложил ей — берись за дело, организуй свое предприятие. И не отказалась, взяла в аренду и швейное оборудование, и помещение, люди стали работать, стали платить за аренду. Был убыточный магазин, тоже сдали в аренду, стал приносить прибыль. Была пилорама, от которой, кроме убытков, ничего не видели. Ее тоже сдали в аренду, стали получать арендную плату.

«Полгода не парились, сколько ждать еще?
Около полугода не работает баня в поселке имени К. Маркса. О причинах этого среди жителей поселка ходит немало различных догадок. Говорят, будто месяца полтора-два назад видели около бани каких-то мужиков, вытаскивавших оттуда оборудование. Говорят, что Затеев (глава Новкинской поселковой администрации) совсем от бани отказывается, т.е. не хочет брать ее на баланс администрации, а Фрейдорф (директор фабрики, которой баня пока еще принадлежит) приказал все разобрать...
Страдает население поселка и ряда расположенных поблизости деревень, оставшееся без банного дня. Страдают хозяйки, потерявшие возможность воспользоваться услугами прачечной. «Народ в поселке возмущается, но кого винить в случившемся, не знает: власти-то нет», — говорят местные жители. А старожилы вспоминают, что даже в войну таких проблем с помывкой не было.
Короче, ситуация в поселке складывается такая, от которой зуд по коже. Доколе, спрашивается?
Вот что думает по этому поводу Сергей Петрович Фрейдорф, директор фабрики:
— Еще в мае баня топилась, но потом мы ее закрыли из-за убыточности. С той поры туда несколько раз проникали, расхищали оборудование, поэтому я приказал рабочим вывести оттуда все сколько-нибудь ценное.
Существует решение о передаче объектов социальной сферы предприятий в ведение местных властей. Средства на их содержание должны быть предусмотрены в бюджете. Если денег нет, то это уже не наша (руководителей предприятий) проблема.
За счет предприятия баня ремонтироваться не будет, это однозначно.
Свои аргументы и у Геннадия Николаевича Затеева, главы Новкинской поселковой администрации:
— Обследование показало, что для восстановления бани потребуется около 70 миллионов рублей. Их у администрации нет и отказ принять ее на содержание местного бюджета вызван только этой причиной.
Соответствующий запрос о выделении средств в районный Совет, ведающий распределением бюджетных денег, мы уже делали. Появятся деньги, значит возьмем баню в свои руки и отремонтируем. Только когда это будет, не знаю» («Знамя», 17 ноября 1995).


ФРЕЙДОРФ Сергей Петрович

«- Сергей Петрович, для начала предлагаю вернуться на 4 года назад. Тогда, в ноябре 1991-го, депутаты на сессии райсовета в числе нескольких достойных кандидатов на должность главы районной администрации (в то время — назначаемого) называли и Ваше имя. Однако Вы отказались от выдвижения. Почему?
— К тому времени мой стаж в должности директора составлял всего три года. По существу, за этот срок я только-только вошел в курс дела, начал решать производственные вопросы. Да и, как у руководителя, у меня были свои планы, которые хотелось реализовать.
Кандидатура В.И. Абрамова, опытного хозяйственника, у меня лично не вызывала сомнений в том, что он справится с возлагавшимися задачами. Соревноваться с ним за эту должность мне, начинавшему руководителю, было даже в какой-то степени неудобно. Поэтому я тогда и отказался от предложения.
— Чем же в настоящее время вызвано Ваше согласие выдвинуть свою кандидатуру на должность главы местного самоуправления района? И еще, чисто по-человечески, представляете себе, на что идете?
— Работая в свое время в райкоме партии, секретарем парткома крупнейшего в районе предприятия, мне приходилось быть в самой гуще проблем, с которыми люди сталкиваются в повседневной жизни. Да и сейчас, в должности директора фабрики, помимо производственных, ежедневно приходится решать немало социальных вопросов. Практически все жилье и инфраструктура поселка — водопровод, котельная, канализация и т. д. — по сей день еще на фабричном балансе. В случае аварии водопровода жилец идет не к главе поселковой администрации, а к директору предприятия: он знает, что прямой путь всегда короче. Так что, ничего принципиально нового в том, чем должен заниматься глава администрации, для меня не будет.
Другое дело, что на уровне района объем хлопот больше. Но почему бы и не попробовать, тем более, что чувствую для этого достаточный потенциал. Выборы — это тот же рынок, на который каждый выносит свой товар. И кто-то же должен себя предложить. Про себя могу уверенно сказать: я знаю, как дело делается. А кто из кандидатов более достоин, у кого есть больше для этого необходимых качеств, знаний, опыта — решать избирателям.
— Как сочетается Ваше решение баллотироваться на выборах 17 декабря с тем, что на 4 декабря было объявлено собрание акционеров АО «Ткацкая фабрика им. К. Маркса», где среди прочих вопросов повестки дня — назначение генерального директора предприятия? Тем более, что Ваши шансы стать генеральным, говорят, наиболее высоки.
— Дата проведения собрания была определена прежде, чем стало ясно, что 17 декабря все-таки состоятся выборы глав местного самоуправления районов, городов и поселков, и мы его перенесли на время после выборов. Это будет первое собрание после завершения процесса приватизации и акционирования предприятия, на котором должны быть решены все организационные вопросы.
— То есть, те, с которыми на других фабриках района уже давно разобрались. Что же вы в хвосте-то плететесь?
— А мы, откровенно говоря, и не торопились. Наша фабрика последней в районе стала акционерным обществом. Прежде всего, связано это было с нашим желанием как следует разобраться, что же такое акционирование и что оно нам даст. А когда выяснилось, какую пользу коллектив сможет извлечь, мы максимально ускорили процесс, и сегодня почти все акции предприятия находятся в руках у акционеров.
- И что послужило толчком к ускорению?
— Во-первых, инвестиционный конкурс, на котором 15-процентный пакет акций предприятия был продан инвестору — Городищенском отделочной фабрике. Они вложили в нас 600 миллионов рублей финансовых и материальных средств. С их помощью мы установили дополнительно две сновальных машины, получили транспорт, сырье для работы. Как результат, вот уже 5 месяцев, начиная с июня, предприятие работает без остановок. Люди трудятся в 3 смены, вовремя получают зарплату. Она за октябрь в среднем составила 250 тысяч рублей на человека. По итогам 10 месяцев имеем 100 миллионов рублей прибыли, хотя первое полугодие закончили с 39 миллионами убытков.
Это все не означает, что до появления инвестора мы сидели и ждали сложа руки, пока нам все принесут на блюдечке. Искали сырье, налаживали сбыт своей продукции. Этим занимались все наши сотрудники. А когда люди вместе за что-то берутся, то и результат получается тот, которого ждут. Кстати, процесс поиска инвестора тоже не был коротким, как может показаться: требовалось согласовать и увязать с ним множество различных интересов наших предприятий.
— Вы полагаете, что накопленный вашим предприятием опыт может быть полезен для других?
— Уверен в этом. Многие ошибочно думают: вот привезут нам хлопок или пряжу, дадут денег и — начнем работать. Увы. Начинать надо с другого конца — сбыта продукции. Сделать это можно лишь объединившись с крупными отделочными предприятиями нашей, Московской, Ивановской областей. Они имеют каналы сбыта, располагают большими оборотными средствами, чтобы помочь с покупкой сырья. Но прежде их надо заинтересовать в сотрудничестве, сделать так, чтобы нам и им вместе было интересно работать. Для этого существуют различные варианты.
Мы пошли по пути инвестиционного конкурса, продав крупный пакет акций своего предприятия. У других это может быть иной какой-то вариант. Большая роль и помощь при этом должна принадлежать местной власти, ведь на нее выходит решение массы вопросов. Но сейчас в районной администрации людей, способных их решить, я не вижу…» («Знамя», 8 декабря 1995).
«Нашли свой путь
Во вторник на прошлой неделе состоялось собрание акционеров АООТ «Ткацкая фабрика им. Карла Маркса». Повестка дня собрания предполагала подведение итогов работы предприятия в 1995 году и результатов изменения его формы собственности, выборы генерального директора, совета директоров и ревизионной комиссии, словом все, что и положено на заключительном этапе акционирования, начатого два с небольшим года назад.
С докладом по первому вопросу выступил директор предприятия С.П. Фрейдорф, который, не вдаваясь в особые подробности, кратко обрисовал положение дел на фабрике к сегодняшнему дню. А оно, хотя далеко и не простое, но все-таки позволяет со сдержанным оптимизмом и уверенностью смотреть в будущее.
Самый, пожалуй, главный вывод заключается в том, что 1995 год стал для фабрики им. К. Маркса годом прогресса, годом движения вперед. Судите сами. Если в 1994 году предприятие от основной своей деятельности имело только убытки в размере 330 млн. рублей, то через год этой же суммой выражалась уже его прибыль. Долги перед бюджетом предприятию удалось сократить за 12 месяцев с 300 до примерно 75 миллионов рублей. Да и работал коллектив фабрики в 1995 году уже в течение 250 дней, а не 190, как было до этого. При этом надо учесть, что первые обнадеживающие признаки в деятельности предприятия появились лишь во втором полугодии 1995 года, а в течение января-июня работу трудно было назвать нормальной, убытки за 6 месяцев составили около 40 млн. рублей. Как же удалось переломить ситуацию в лучшую сторону? Прежде всего, считает С.П. Фрейдорф, благодаря отчетливому пониманию коллективом того, что помощи ждать неоткуда и рассчитывать можно лишь на свои силы и собственные резервы. И первым шагом на этом пути стало расширение ассортимента выпускаемой предприятием продукции, изменение ее структуры. Конъюнктура спроса заставила переквалифицироваться с миткаля на медицинскую марлю, стали выпускать бязь и планируют наладить производство диагонали и саржи. Во-вторых, предприятие сумело добиться снижения себестоимости своей продукции. С этой целью пришлось освободиться от всего того, что приносило убытки, жестко стали подходить к результатам основной деятельности по цехам, ежемесячно анализируя результаты проводимых мероприятий, как они сказываются на себестоимости.
Третье. Предстояло преодолеть ущербность, связанную с узкой специализацией предприятия, зацикленного только на ткачестве и лишенного отделочных мощностей, а следовательно и каналов сбыта. То есть требовался заинтересованный партнер, кооперация с которым позволила бы создать полную технологическую цепочку по переработке продукции, но при этом готовый вложить в это дело свободные средства. Трудно однозначно определить, что в данном случае сыграло большую роль — просто везение, упорный поиск партнера, а может и то, и другое вместе взятое, но такой партнер был найден, им стала Городищенская отделочная фабрика. На инвестиционных торгах городищенцы приобрели 15-процентный пакет акций фабрики им. К. Маркса и предоставили ей инвестиции на сумму 600 млн. рублей в виде техники, оборудования, транспорта, пряжи.
Четвертое. Из-за отсутствия собственных оборотных средств, предприятие перешло на работу с давальческим сырьем. И пятое: стали заниматься хлопком и по договорам с прядильными и отделочными предприятиями получать готовую отбеленную марлю, которую затем продавали.
Весь перечисленный комплекс мер, главная из которых — это инвестиционный конкурс, позволил фабрике им. К. Маркса увеличить объемы производства и соответственно еще больше снизить себестоимость продукции, закончить год с относительно неплохой прибылью и создать хороший задел для работы в 1996 году. По крайней мере, для бесперебойной работы в 1 квартале есть и сырье, и заказы.
И еще есть одно достижение, если можно так выразиться, в активе предприятия.
В 1992 году фабрика взяла 2 кредита у ковровского «Инжинирингбанка» на сумму около 400 млн. рублей. Из-за простоев погашать их возможности не было и за два года сумма задолженности доросла до 2,8 млрд. рублей. Работа с финансовыми структурами, проведенная в прошлом году, переход на обслуживание к одному из муромских банков, позволили снизить сумму долга и добиться приемлемых условий для работы и погашения задолженности.
И только две вещи заставляют директора фабрики считать минувший год для предприятия не вполне удавшимся. Несмотря на все попытки договориться с районной администрацией о передаче в ее ведение социальной сферы, сделать этого так и не удалось, в результате чего содержание жилья обошлось акционерам в 310 млн. рублей, вырванных из оборота. А не будет жилье принято и в наступившем году, значит можно и не мечтать о поправке финансового положения, первые признаки которого налицо.
И второе, что беспокоит директора, — это иждивенческое настроение в коллективе акционеров, среди ряда руководителей, равнодушие, с которым они относятся ко всему, что делается на фабрике. С таким подходом невозможно в полной мере эффективно использовать возможности коллектива предприятия, считает он.
Касаясь плана приватизации, С.П. Фрейдорф отметил его фактически полное выполнение, что позволило перейти к работе с новым составом совета директоров и генеральным директором. К их выборам акционеры после доклада руководителя предприятия, не откладывая и приступили.
По итогам голосования на должность генерального директора АООТ «Ткацкая фабрика им. К. Маркса» был избран Сергей Петрович Фрейдорф (50238 голосов «за», 66 голосов «против»), который, кстати, был единственным кандидатом, других заявок просто не поступало.
А вот в совет директоров на 4 выборных местах претендовали 8 человек, но наибольшее количество голосов набрали: С.П. Фрейдорф, П.В. Щербаков, директор Городищенской отделочной фабрики, Е.В. Гарин и А.И. Гредин, оба представители Городищенской фабрики. Была также избрана ревизионная комиссия из 3 человек. На этом собрание акционеров завершило свою работу.
О. ПОПОВ, корр. «Знамени» («Знамя», 2 февраля 1996).


Далее »»» ОАО «Ткацкая фабрика «МЕДТЕКС»
Категория: Камешково | Добавил: Николай (14.06.2024)
Просмотров: 44 | Теги: Фабрика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru