Главная
Регистрация
Вход
Суббота
02.03.2024
02:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Фабрика имени Володарского в 1991-1993 годах

Фабрика имени Володарского в 1991-1993 годах

Начало »»»» Фабрика имени Володарского в июне-декабре 1987 года

«Виноваты депутаты
В магазине пос. им. Горького анархия. Продавцы как хотят, так и отпускают по талонам. На масло талоны в январе не отоваривали, а теперь говорят, что они пропали. Ни председатель, ни депутаты не ведут никакой работы. Единственное их занятие — это разнести талоны, а получишь на них продукты или нет, их не волнует, — написала ветеран труда из поселка им. Горького А. КАШИЦЫНА.
— Фонды у нас квартальные, — сообщила председатель Вахромеевского сельпо В.В. Козлова, — поэтому талоны на масло животное за январь не пропали. Другое дело, что отоваривать маслом их, вероятно, не сможем по причине малых фондов. Сейчас в райпотребсоюз поступили жиры и маргарин, как только сельпо получит их, так решим вопрос с нормой на талон и будем продавать.
На профсоюзной конференции фабрики имени Володарского в феврале принимался коллективный договор и на ней В.В. Козлова отчитывалась о работе. Здесь же присутствовали работники объединения, райисполкома, которые дали разъяснения на все волнующие население поселка вопросы. Особенно много их было по организации торговли, распределению товаров и продуктов.
***
— Для работников фабрики мы приобретаем на бартерные сделки продукты и товары, чтобы хоть как-то помочь им пережить нынешнее трудное время, — сообщил директор фабрики им. Володарского Б.Е. Тришин. — Но это крохи, которые на всех не разделишь, ведь в округе фабрики Володарского участков № 1 и № 2 проживают пенсионеры, работавшие в свое время на них. Это большое число людей. Некоторая часть из них относится к льготируемой группе и получает продукты питания через магазины, то есть имеют какое-то подкрепление. А рабочие фабрики порой не могут даже на талоны купить отдельные продукты.
К тому же надо учитывать и то, что товары приобретаются в обмен на сверхплановые метры, наработанные опять же рабочими, их трудом. На конференции, когда принимался колдоговор на текущий год, такой же вопрос ставили работники школы, больницы, но текстильщики не утвердили этот пункт в колдоговоре» («Знамя», 26 марта 1991).
Поздно вечером 18 августа Геннадий Янаев подписал указ о временном возложении на себя полномочий президента СССР в связи с тем, что Михаил Горбачёв болен и не может исполнять обязанности. В ночь с 18 на 19 августа был сформирован Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП).
19 августа в 6 утра по радио и ТВ передали заявление ГКЧП, в котором говорилось, что Горбачёв по состоянию здоровья не может исполнять свои функции. В телеэфире остался только один канал, синхронизированный со всеми остальными, главной передачей и одним из ярких символов путча стал балет «Лебединое озеро», который показывали несколько раз.
21 августа Янаев подписывает указ о роспуске ГКЧП.
«ПОСТАНОВЛЕНИЕ бюро Камешковского районного комитета КП РСФСР от 25 августа 1991 года
В связи с Указами Президентов СССР и РСФСР и Заявлением Генерального секретаря ЦК КПСС бюро райкома постановляет: Прекратить деятельность районной партийной организации. При необходимости вынести данный вопрос на рассмотрение Пленума райкома партии.
Секретарь райкома КПСС Ю.И. ТЮРИН» («Знамя», 27 августа 1991).

«...В начале века 14-летняя девушка Катя Беспалова поступила на фабрику А. Кочеткова ученицей ткача. Бегая по цехам, она попала в механическую мастерскую. Детское любопытство довело до того, что засунула руку в токарный станок, где шестерни раздробили пальцы. Анисим Мартынович Кочетков платить за увечье отказался. Тогда отец пострадавшей Сидор Беспалов пожаловался волостному старшине, тот доложил об этом деле Ковровскому земскому начальнику, который прислал следователя. Суд в итоге вынес решение выплатить потерпевшей 150 рублей. После этого всем детям Сидора Беспалова двери в фабрику были закрыты.
Но Катерина Сидоровна стала богатой невестой, вышла замуж и родила четверых детей, в 1940 году токарь К. Беспалов, работавший на фабрике имени Володарского, при сшивке ремня привода поранил глаз, который врачи удалили. Но обстановка в то время на предприятии была сложной и акт о несчастном случае он составлять не стал: не хотел быть банщиком или сторожем. Были и другие причины не вступать в конфликт с администрацией. Позднее мне пришлось (тем токарем был я) работать директором фабрик имени Кирова, имени К. Либкнехта, «Достижение». Выйдя на пенсию в 1971 году с должности старшего инженера планово-технического отдела фабрики имени Цюрупы Воскресенского района Московской области, получил пенсию в размере 99 рублей. Жил скромно и сводить концы с концами удавалось. А когда началась перестройка с поворотом к капитализму, стало невмоготу. Поэтому в начале прошлого года обратился к директору фабрики имени Володарского с просьбой назначить пенсию за увечье и получил отказ. Причина — нет документов. Не помогли мне и в министерстве труда и соцобеспечения. Теперь, чтобы решить этот вопрос через суд, нужно направление на ВТЭК по глазным болезням, а его не присылают. Мне 80 лет, вижу плохо, передвигаюсь с трудом. Травма, полученная в молодости, усугубила мои болезни и материальное положение на старости лет. Вот и сравниваю теперь его с положением Кати Беспаловой. Ей без хлопот и справок было уплачено на лошадь, две коровы, еще осталось на наряды. А каково мне доживать?
К. БЕСПАЛОВ» («Знамя», 11 января 1992).
«Эффективно действуют очистные сооружения фабрики имени Володарского. В этом есть и заслуга Александра Ивановича Назарова, работающего здесь мастером. Он не пропускает ни одной мелочи, которая могла бы навредить работе. А случись все же какое упущение, тут же старается его устранить. Такое ответственное отношение к служебным обязанностям, самым непосредственным образом связанное с природой, не осталось незамеченным: по итогам прошедшего года Александр Иванович был премирован» («Знамя», 18 января 1992).
«В поселке имени М. Горького из процедурной детской консультации пропали продукты питания на сумму около 70 рублей» («Знамя», 18 января 1992).
«Детский комбинат «Сказка» на фабрике имени Володарского. Здесь, действительно, как в сказке. Сейчас работают художники и на стенах появляются сюжеты из сказок. Краски теплые, живые.
Людмила Петровна Мухина — заведующая этим детским комбинатом. В ее кабинете, как и во всем комбинате, уютно и красиво. Так может устроиться только женщина. Все подобрано с большим вкусом. Много декоративных цветов на своеобразных подставках. Нарядно смотрятся шторы не из какого-то импортного материала, а из нашего отечественного ситца, но, видимо, подкрахмаленного и хорошо отглаженного. Вид такой, как будто только что из-под утюга.
— Чтобы на службу идти хотелось, — улыбается Людмила Петровна, — надо на рабочем месте создавать уют.
Все, чем может гордиться комбинат, создано Л.П. Мухиной и коллективом.
Людмила Петровна сначала работала медсестрой в детских яслях, затем старшей медсестрой. А в 1962 году директор предприятия попросил ее возглавить коллектив детяслей. К тому времени Людмила Петровна уже показала себя.
К ней тянулись люди с различными вопросами. Никому она не отказывала, для всех находила и совет, и ответ.
В ее душе живет чувство долга. И когда в 1981 году был построен вот этот большой детский комбинат на 160 мест, а директор фабрики Борис Егорович Тришин предложил ей руководить коллективом комбината, Людмила Петровна дала согласие, тем самым обрекая себя на вечные хлопоты. Горячо, с увлечением взялась она обустраивать комбинат. Тогда и детей набрали больше положенного, вместо 160 — более 200.
Конфликтных ситуаций было сколько угодно. Начальник транспортного отдела, давая ей машину, говорил: «Всегда вам выпишу машину, знаю, что порожняком не погоните». На базе снабсбыта, куда она приехала за материалом для комбината, ей сказали, что есть детские шкафы, но нет грузчиков. Людмила Петровна знала: завтра приедет и будут грузчики, а шкафов не будет. Пришлось быть самой за грузчика. На следующий день еле-еле поднялась на работу.
— Люблю детей, люблю работу, — в этих словах Людмилы Петровны, наверное, и секрет ее самоотверженности.
Одна женщина рассказывала:
— Идем как-то с Людмилой Петровной по поселку. Вдруг она останавливается и спрашивает меня; «Ты слышишь?» Отвечаю: «Нет, ничего не слышу», «Где-то ребенок плачет». И начала меня уговаривать, чтобы мы пошли на этот плач. Подошли к песочнице и увидели ребенка. Все дети разбежались, унесли у него игрушки, а он остался один и поэтому расплакался. Успокоила его Людмила Петровна.
...Приходит однажды воспитательница и категорически заявляет, что не будет работать в той группе, в которой работала. Долго беседует с ней Л.П. Мухина. Но ничего не помогает.
— Ну что ж, иди домой, а я пойду в твою группу, заменить тебя некому, с улицы брать: когда-то еще человек найдет себя в нашем коллективе.
А через день воспитательница возвращается со словами: «Простите меня. Я пришла работать».
— Приходилось заменять и няню, — рассказывает Людмила Петровна, — я не вижу ничего зазорного, только бы дело главное не страдало. А знаете, как на группе, даже в 15-20 человек без воспитателя, без няни? Бывает, и среди взрослых кто-то «закапризничал»; кто-то не так посмотрел, а кто-то просто сорвался и накричал на другого. В такой ситуации нельзя брать чью-то сторону. Надо просто становиться рядом: уйди, я поработаю. Проходит время, конфликт теряет свою остроту.
У нес очень хороший коллектив. Воспитатели все с образованием, есть и с высшим педагогическим. Я думаю, что все понимают меня. А я их. У каждого, конечно, свой характер, своя судьба. Были горькие минуты, а были и минуты душевного покоя, когда видишь, положительный результат.
Что бы ни произошло у меня на работе, какая бы паника меня не охватила от того, что что-то не заладилось, прихожу домой, меня ждут, любят. У меня хороший муж, Валерий Иванович. Дочь замужем, живет отдельно. Растут два внука.
— Сейчас я счастлива, — говорит Людмила Петровна, — видно правильно подмечено, что кто был обделен счастливым детством, тот обретет счастье в зрелом возрасте. Росли мы с сестрой в деревне. Нас воспитывала одна мама. Папа ушел на фронт и не вернулся. Погиб. Мама работала в колхозе, как сейчас говорят, за «голые» палочки. Вот за мое тяжелое детство Бог подарил мне счастливую судьбу. Здесь я нашла свое личное счастье. Вышла замуж за прекрасного человека, до последних своих дней жила со мной моя мама. Сейчас на зиму к нам мама мужа перебирается.
Наверное, не все будет сказано о комбинате «Сказка» и его заведующей, если не упомянуть, что это базовое детское учреждение, где проходят различные показательные мероприятия для всех садов фабрики имени Володарского по совершенствованию воспитательной работы. Однажды я была на одном из таких мероприятий. Оно называлось «Деревенские посиделки», и были приглашены тогда даже все ветераны, которые когда-то работали в детских садах.
Не раз коллектив «Сказка» ставился в пример другим детским учреждениям, о чем говорят многочисленные почетные грамоты.
Я иду по комбинату. Заглядываю в зал, в комнаты, в столовые, все здесь надежно, добротно, по-домашнему уютно. За маленькими обеденными столиками деловито обедают дети. Спрашиваю:
— Вам здесь нравится?
— Да! — отвечают хором.
Детям здесь хорошо. И они любят этот теплый дом, потому что он освящен человеческой любовью, в первую очередь заведующей — Людмилы Петровны Мухиной.
***
ВАХРОМЕЕВСКАЯ участковая больница расположена в самом центре поселка. Как живет она? Чем дышит? Попросили побыть нашим гидом Валентину Николаевну Храмову — врача-педиатра. Она охотно согласилась и гостеприимно распахивала перед нами двери светлых, просторных кабинетов.
— Это наша лаборатория. Работник у нас здесь молодой, но могу сказать о ней только хорошее. А вот ведет прием акушер-гинеколог. В кабинете физиотерапии нас встретила Клавдия Михайловна Кряквина. В 1942 году, после окончания Ковровского медицинского техникума, начала она свою работу вакцинатором. Потом — перевязочная медсестра, старшая, а с 1974 года и по сей день «колдует» возле своих больных: борется с болезнями вместе со своими верными «помощниками»: УВЧ, амплиимпульсом, электрофорезом. В зимнее время до 30 человек в день приходят к ней. Прожив всю жизнь в поселке, она знает почти каждого пациента.
На втором этаже первое, что приятно удивило — детская палата. На стене панно — сказка с изображением любимых сказочных героев создает уют, радует глаз.
Старшая медсестра отделения Вера Николаевна Меньщикова познакомила нас со своим хозяйством, с девушками-медсестрами.
— Живем пока неплохо. «Закрытые» учреждения не так остро ощущают дефицит продуктов. Бывают, конечно, небольшие перебои, плоховато с молочными продуктами, но, думаю, жаловаться нам еще рано.
Лекарств каких-то хватает, каких-то маловато. Запас их, хоть и небольшой, не имеем всегда. Иногда пользуемся и травами. А вот со шприцами никаких проблем: одноразовые используем только для детей, а так, в каждом процедурном кабинете есть сухожаровые шкафы. Гарантия стерильности стопроцентная.
***
ЗАКРОЙЩИЦЕ Дома быта — Галине Новожиловой, есть чем заняться. Начинала она работать швеей, а с 1984 года уверенно и умело раскраивает ткань. Ведь качество готового изделия на 99 процентов зависит от мастерства закройщика. Галина знает это отлично. Помогает ей и любовь к своему делу. Еще школьницей она начала экспериментировать. Первой клиенткой была старшая сестра и, конечно, сама Галина.
РОВНОЕ жужжание швейных машинок, склоненные над работой головы. Несмотря на то, что трудно достать ткань, цех работает. Приносят жители свой ситец или что-то сохранившееся с лучших времен.
СВОИМ чередом идет работа в Доме быта: очередного клиента обслуживает парикмахер-универсал Наталья Садина. Легко и тщательно работает ножницами, расческой. Современная, красивая стрижка делает мужчину элегантным и, по-моему, нравится не только нам, но и ему. Наташа работает парикмахером совсем недавно, но успехи — налицо.
***
«А у нас — лучше»
В КОРИДОРАХ общежития тишина: почти все девушки на работе. Но для меня это было, с одной стороны, удобнее: никого не смущая и никому не мешая, ходила, смотрела. Небольшие, удобные кухни, душевая, пользоваться которой можно в любое время, и бар, такой, что глаз не отвести. Здесь по-семейному отмечаются дни рождения, здесь можно собраться всем вместе в праздник, поболтать, отдохнуть.
Но все-таки хотелось посмотреть, как живут девчата, чем отличается общежитская комната от домашней. В моем понимании слово «общежитие» всегда стояло рядом со словами «неуютно», «холодное, «пусто». И непременно комната на 2-3 человека.
Мы нашли обитаемую комнату. Хозяйка открыла не сразу. Услышав, что пришли гости, видимо, кинулась разрушать милый девичий беспорядок. Дверь открылась, и я не смогла скрыть своего удивления. Уютная, очень домашняя комнатка, в которой есть все: и телевизор, и шифоньер, и журнальный столик, заставленный косметикой, и даже что-то вроде крошечной столовой, где поместился холодильник и обеденный стол.
Ирина Медвецкая, немного смущенная нашим неожиданным вторжением, быстро успокоилась и разговорилась. Приехала она в поселок 3 года назад из Казахстана. Ехала уверенно: здесь живет и работает ее сестра. Приезжала Ира к ней в гости, понравилось. И вот сейчас работает ткачихой. Работой довольна, зарплата неплохая, директор фабрики Б.Е. Тришин жалеет девчонок, заботится о них. Заведующая общежитием Клавдия Викторовна Щербатова по-доброму «жалуется»:
— Вы знаете, я не боюсь никакой комиссии. Боюсь Бориса Егоровича. Бывает он у нас часто, приходит, заглядывает в каждый уголок, даже в кастрюльки на кухне — как питаются девчата. Есть ли мясо? Заботится о них, как о своих детях. И если видит непорядок, не промолчит. К нему, к администрации фабрики могу обратиться с любой просьбой, знаю, что отказа не будет ни в чем. Посмотрите, какую посуду для праздников нам купили! Плата за общежитие как была 3 рубля 50 копеек в месяц, так и осталась и, думаю, останется. Вот за прокат телевизоров, холодильников и других нужных вещей цены повысились, но, в общем-то, незначительно. Зарплата у девочек неплохая, 700-800 рублей, скоро повысится еще; выдается дотация на питание.
Сейчас в общежитии 27 незамужних девчат. А тем, кто решил обзавестись семьей, предоставляется жилье здесь, в общежитии. Семейные уже заняли полностью соседнее здание, а в этом, под номером 1, им тоже отдали «крыло».
Немного удивило меня то, что на мой вопрос, заданный в конце разговора Ирине: «Нравится ли тебе твоя комната?» — Ира ответила немного безразлично: «Нормально». И все-таки, когда они ездили с подругами в Камешково, не понравилось им городское общежитие: «У нас лучше».
А любое недоразумение, любой вопрос можно разрешить вместе с Клавдией Викторовной. Да и просто поговорить, «поплакаться». Это им, 19-20-летним, оторванным от дома и родных, иногда бывает просто необходимо» («Знамя», 25 января 1992).
«Житель поселка имени М. Горького, пенсионер, инвалид Великой Отечественной войны П.В. Гаврилов обратился к нам в редакцию с вопросом: почему в сельской местности по талонам дают только дорогие сигареты и меньше, чем в городе?
Этот вопрос мы переадресовали заместителю главы администрации района, председателю комитета по экономике и прогнозированию В.М. Львову. Свой ответ Вячеслав Михайлович начал с напоминания:
— Когда в начале прошлого года по линии райпотребсоюза в сельской местности выдавалось по 18—19 пачек, а в городе по 4-5, то городские жители тоже возмущались: почему так? А дело в том, что мы жили по системе, когда у райпотребсоюза фонды одни, а у госторговли — другие. Вот и приходилось, зная количество поступивших табачных изделий, совместно с руководством райпотребсоюза делить их на число курящих, чтобы определить месячную норму отпуска. То же самое и с госторговлей... В этом году фондов на табак нет. Следовательно, то, что торговая организация сможет закупить на оптовой базе, тем она и будет торговать. Каждый магазин достает или добывает сигареты сам. В феврале, например, в городе табачными изделиями торговали только четыре магазина. А раньше, когда существовал торг, ими торговали в каждом.
— Кроме того, — продолжил В.М. Львов, - сейчас, помимо отсутствия фондов, нет и фиксированных цен на сигареты и папиросы. И цена на них будет такой, по какой их будут продавать предприятия, производящие эти изделия...
Так что, как бы тяжело не было, придется привыкать к новым реальностям и либо бросать курить, либо сокращать потребление табака» («Знамя», 14 марта 1992).
«БУДЕТ ЛИ ДОСТИГНУТА СТАБИЛЬНОСТЬ?
Актовый зал предприятия полон. Идет конференция. Можно сказать, жаркие дебаты развернулись по поводу вынесенного на суд народа вопроса: быть или не быть фабрике с именем Володарского или присвоить ей новое, вернее старое название «Вахромеевская ткацкая фабрика».
— Как-то привыкли к «володарке», непривычно новое, — говорили одни.
— Живем в деревне и поселок раньше был Вахромеево, а Володарского никогда не видели на фабрике, толком не знаем, каков он был. И время сейчас новое, демократичное, вернем себе старое название, — говорили другие.
Так и порешили. За новое название «Вахромеевская ткацкая фабрика» проголосовало большинство присутствующих.
На конференции был также решен вопрос: к какому ведомству себя относить: было объединение, концерн. По Указу Президента многие министерства были сокращены. Появились департаменты и управления государственным имуществом.
Коллектив фабрики проголосовал за департамент текстильной промышленности с отнесением предприятия к федеральной собственности.
Были утверждены контракт и Устав нового предприятия сроком на пять лет.
Итак, фабрика изменила название, внешний, так сказать, атрибут. А что, внутри, будет ли достигнута стабильность?
Беседую с директором Борисом Егоровичем Тришиным.
— Живем думами и заботами о людях. И главные из них: обеспечить работающих питанием, зарплатой и работой. Удается не все и не сразу. Вопрос с питанием решаем. Сейчас на конференции был голос из зала, что обмороки у кое-кого от голода. Это самая что ни на есть чушь. Голода нет и нечего его нам навораживать. Есть фабричная столовая; у каждого дома подсобное хозяйство: поросёнок, куры, у некоторых теленок, козы у многих. А картошки столько, что многие даже весной излишки продавали. В зале я не видел ни одного изможденного лица. По-моему, все сыты. Кроме того, что у многих есть свои продукты, я имею в виду натуральные, фабрика по бартеру получает. Так, например, сахарного песку распределяли столько, сколько нужно каждой семье и даже на лето, на ягоды все запаслись. Также мы решили вопрос и с мукой. Как дальше прокормиться? В этом нам поможет наша кормилица — земля. Под огороды, под картошку земля выделена из расчета четыре сотки под овощи и шесть соток под картошку каждому работающему. Нет также у нас ограничений в строительстве сарайчиков, хлевушков. Пожалуйста, приобретайте молодняк крупного рогатого скота, поросят, выращивайте. Предприятие поможет выкормить.
— Каким образом?
— Свою продукцию мы можем обменять на отходы и комбикорм. Затем продадим хозяевам для скота. То есть, наша задача достать корм, что мы и делаем, используя наши возможности.
— Борис Егорович, вы упомянули про фабричную столовую, откуда берете продукты для нее?
— Все столовые наших участков, а также все детские учреждения: сады и ясли, фабрика снабжает продукцией подсобного хозяйства, где у нас размещено 180 голов крупного рогатого скота и 350 свиней.
— Накормить, накормили, надо работой обеспечить.
— Январь работали с перебоями, в феврале-марте получше, а в апреле отпускали смены в отпуска без содержания, пенсионеров попросили отдохнуть два месяца, что им положено по закону. Работали меньшим количеством, но все станки были обеспечены пряжей. В мае — часть работает, часть в отпуске, в июне — одну смену отправим в отпуск на месяц, в июле — вторую смену, в августе — третью смену отпустим. Так сэкономим пряжу на сентябрь — декабрь. Фабрики—поставщики, которые нам поставляют пряжу, тоже сообщают, что будут отпускать в отпуск сменами с тем, чтобы подкопить хлопка для последующей работы до конца года. Когда есть работа, есть и зарплата. Сейчас у ткачих месячная зарплата где-то в пределах четырех-пяти тысяч, у помощника мастера шесть-семь тысяч, в среднем по фабрике четыре тысячи. Думаю, что на эту зарплату прожить можно. Но мы считаем, что это не предел. Надеемся еще увеличить зарплату процентов на 40-50, уже с первого мая. В июне за май сделаем перерасчет. Будем мы сейчас входить в другое ведомство, относиться к департаменту текстильной промышленности. И нам уже пообещали помощь. Не финансовую, конечно. Финансы — это сугубо наше дело, а вот по расширению производства, по реконструкции, по технологии, по обучению кадров — этими вопросами будет заниматься департамент.
- Как складывается на сегодняшний день экономика фабрики?
— По бумагам — в хорошем виде, по расчетам — не очень. Картотека — 168 миллионов рублей. Должны нам 220 миллионов: Городищинская отделочная фабрика, Вичугская, немножко ситценабивная. У них тоже сбыт есть, а деньги не платят. Нет средств. А мы, соответственно, должны за пряжу, за строительные дела.
За четыре месяца мы заработали чистой прибыли 146 миллионов рублей. Из них в порядке 45 миллионов уйдет на строительство 120-квартирного жилого дома. Первого июня строители начнут собирать стены. В поселке Красина на 12-13 миллионов рублей начнется строительство 24-квартирного жилого дома, в пос. Кирова «Ковровстрой» закладывает для нас тоже 24-квартирный жилой дом стоимостью в 14 миллионов рублей.
Здесь, на головном предприятии, собственными силами закладываем скотный двор на 120 голов, две сенажные траншеи, строим два ангара для техники подсобного хозяйства, занимаемся благоустройством, на которое тоже идут деньги нашей прибыли. Дороги нам будут строить дорожники Владимирского дорожного управления, уже договор заключили на асфальтирование.
— Борис Егорович, на конференции, прозвучали возгласы о безысходности положения в связи с задержкой зарплаты. Может вы располагаете серьезными аргументами для опровержения?
— Не могу согласиться с некоторыми предсказателями. Безысходность — не позиция. Мы не сидим сложа руки. Особых аргументов не потребуется. Нужны конкретные дела, о них я уже выше говорил. Еще добавлю: будем продавать за наличные продукцию, если острее станет вопрос, а деньги выдавать, допустим, цемент, кирпич и другое, продадим подороже, а своим работникам выдадим зарплату. Время идет не простое. О людях мы думаем всегда.
— Борис Егорович, скоро ваш профессиональный праздник. Что бы Вы пожелали работникам текстильном промышленности?
— Сегодняшние сложности, я уверен, глубоко убежден, преодолимы, но манны небесной не существует, она на нас невзначай не просыплется. И мне очень хотелось бы, чтобы мы с честью вышли из этого кризиса, не растеряв былой славы и чести. Всем желаю больших успехов, побольше радости, здоровья и счастья каждой фабричной семье!
А. ШИЦ, корр. «Знамени» («Знамя», 6 июня 1992).
«Двенадцать лет работает медсестрой в детской консультации Вахромеевской участковой больницы Наталья Васильевна Некипелова. Знает всех своих маленьких пациентов. Умеет успокоить, а когда нужно, и пожалеть. Наталья Васильевна — правая рука врача-педиатра В.Н. Храмовой. Если нужно, всегда готова помочь ей» («Знамя», 13 июня 1992).

«Не первый год работает на фабрике имени Володарского музей. До недавнего времени он находился в клубе, в небольшом помещении, где все экспонаты поместить было просто невозможно. Сейчас, когда построили бытовой корпус, места для музея стало намного больше и, естественно, появилась возможность более широко показать быт рабочих былых времен и развитие производства. Руководить музеем стала Нина Ивановна Тараканова. Экспонаты музея продолжают пополняться» («Знамя», 11 июля 1992).
«Это случилось в ночь с шестого на седьмое июля. Рухнула двухэтажная пристройка, сооруженная всего шесть лет назад, погребя под собой ткацкое оборудование.

То есть фабрика лишилась новейшего своего производства. Из людей, к счастью, никто не пострадал.
Причины аварии в настоящее время выясняются...
ПРИСТРОЙКА разрушалась на глазах у людей, на глазах руководителей предприятия, в том числе вызванного из отпуска директора фабрики Тришина. Но никто, ни его помощники, уже не смогли предотвратить беду. Она надвигалась неумолимо и бесповоротно. Шел процесс и люди перед ним были бессильны. Но именно они в свое время, когда шло строительство объекта, заложили в него своей работой этот процесс, когда что-то сделали не так, пренебрегая строительными правилами. У нас нет намерения выявлять виновников случившегося, это определит комиссия. Речь пойдет о другом, о том, что «мины замедленного действия» есть и в ряде других новостроек на территории района. Эти мины — строительный брак» («Знамя», 18 июля 1992).
«— У нас крупное предприятие, — ответила на мой вопрос о перспективе фабрики имени Володарского начальник планового отдела Мария Васильевна Тришина, — работающих насчитывается две тысячи человек. В прошлом году выпустили 300 миллионов метров ткани. За девять месяцев этого года сработали почти наполовину по сравнению с прошлым годом. Часто простаиваем. На днях снова фабрика встанет. Нет сырья. Заработная плата ниже минимальной. Пока выплачиваем по две трети тарифной ставки. Ищем сбыт. Денег на все необходимое не хватает. Вынуждены брать кредиты в банке под большие проценты. Но в последнее время эти проценты стали грабительскими. Думаю, что такая политика направлена не на стабилизацию экономики, а на ускоренное разрушение нашей промышленности.
— Избрали ли в руководстве предприятия меры по выживанию?
— Одна из мер: экономия на затратах, на сырье, электроэнергии...
— Вы уже наметит свой путь развития?
— Вы имеете в виду приватизацию? Да, конечно. Наше будущее — акционерное общество. Наши работающие будут приобретать акции, входящие в состав 51 процента, а вообще надо сказать, что приватизация — настолько большое дело, что допускать спешку в его проведении нельзя. Наверное, еще не все понимают, дело-то новое, требуется время, чтобы люди привыкли, психологически перестроились, чтобы реформировать общественное сознание, чтобы люди почувствовали себя собственниками. Но говорят же, лучше родиться, чем становиться. Поэтому все нам дается со многими трудностями.
— Мария Васильевна, можно сказать, что у вас есть предпосылки для выживания?
— Я бы сказала так, надежда умирает последней» («Знамя», 24 октября 1992).
«Одна из многих
В кабинет мастеров вошла женщина. Ее профессия определялась и опрятным фартучком, нитями, которые торчали из кармашков. Я увидела светлые вьющиеся волосы, приятное, доброе лицо.
Так вот она какая, Мария Ильинична Нечаева. 23 года тому назад приехала на фабрику имени Володарского из Вологодской области. Родом из большой крестьянской семьи.
— Семья трудолюбивая, — говорит Мария Ильинична, — особенно мама. Семерых детей надо было вырастить, в жизнь направить. Бездельничать не умела, даже когда отдыхала, все время были руки заняты. А уж послушание было в семье, уважение к старшим, сейчас такого нет. Мы не так отца боялись, как маму. Редко наказывала, но посмотрит строго и порядок восстановлен. Прилежанием, старанием, терпением покорила Маша свою учительницу — ткачиху тетю Валю Балашову.
— Что тебя учить, — говорила тетя Валя, — ты вон как быстро все схватываешь.
Но, как положено было, Мария прошла индивидуальное обучение и приступила к самостоятельной работе.
— Очень мне нравилось работать с помощником мастера Владимиром Ивановичем Антоновым, — рассказывает Мария Ильинична,— и руки-то у него золотые, и голова умная, и душа, открытая людям. Он молчалив с виду, никогда попусту не станет говорить, или браниться. Легко с ним ткачихам работается. Всегда поможет, не посчитает зазорным за ткачиху станок пустить, а если видит, что не ладится у ткачихи, или заметит, что настроение плохое, обязательно подбодрит, пошутит, поможет, и работа начнет спориться. Он, именно он, создает благоприятную обстановку на комплекте. Сейчас я работаю с другим помощником мастера Николаем Васильевичем Черняевым, он тоже хорошо разбирается в станках. Простоя по его вине почти не бывает.
В отделе кадров мне говорили, что Мария Ильинична Нечаева за время работы на фабрике несколько раз переходила на отстающие комплекты.
— Просили помочь, и самой было интересно побороться с трудностями, — улыбнулась ткачиха, услышав мой вопрос зачем она эго делала, — когда что-то преодолеваешь, то сильнее сам становишься. Не скрою, приходилось попыхтеть, чтобы вывести комплект в хорошо работающие или молодую ткачиху на труд наставить. Не все приезжают готовыми к различным передрягам. Это только так называется «легкая промышленность», а я уже уяснила себе, что легкого труда нигде нет. Если хочешь, чтобы всю смену станки у тебя как следует работали, и ты хочешь снять с них побольше ткани, то заранее готовь себя в спринтеры. За день километры наматываешь.
— Вы так говорите, как будто отговариваете меня идти в ткачихи,— пытаюсь я поймать на слове свою собеседницу.
— Что вы?! Работа очень интересная. Может быть я что-то избитое скажу, но я на работу иду, словно на танцы. Около станков хочется всегда быть опрятной, да и станки у нас любят чистоту. Мне все здесь привычное, любимое и фабрика наша самая лучшая.
А еще мне сказали, что у Марии Ильиничны пятеро детей...
— В маму пошла, — шутливо вздохнула женщина. — Вот только с мужем не живу. Детей нажили, а друг в друге не разобрались. Уехал он, с другой уже живет, А у меня вот они: Женечке — пять лет, Ларочка учится в 1 классе, Лия — во втором, Сережа — в пятом, Марине — 15 лет.
— Как детки, радуют маму?
— Одно скажу, не паиньки, конечно. Особенно Сережа. Но верю в него, как ни в кого, что выправится он. Возраст такой сейчас — пятиклассник, хочется уберечь его от всего дурного. Уж очень они в это время склонны к чему-либо, что не входит в принятые рамки. Зато дома у меня самый первый помощник Сережа.
— Только хотела спросить, как управляетесь дома с такой семьей, да в наше-то время?
— В первую очередь, конечно, остро стоит материальное обеспечение. На каждого у нас приходится по тысяче двести рублей, надо бы побольше, я уж не говорю, что по норме — три тысячи на человека. Вот, поэтому и завели подсобное хозяйство. Выращиваем поросят. Есть дачный участок. Опять же проглатываем горькую пилюлю. Завезли доски, хотели с ребятами строить домушку, а у нас половину досок и украли. Ведь свои же воруют. Неужто не видят, у кого берут.
— Да, верно говорят, у вора глаза бесстыжие. А уж у матери с детьми украсть — последнее дело.
— Ничего! — стоически сказала Мария Ильинична, — подкопим деньжат, еще купим, обязательно построим домик, без него на участке плохо: лопату да тяпку вечно за собой не натаскаешься.
— Как сейчас на фабрике?
— Трудно, но понемногу работаем. Хоть по пять часов в смену и то хорошо, что совсем не стоим.
Когда заговорили о том, что можно бы поменять профессию, еще далеко не старая женщина Мария Ильинична, в ответ она махнула рукой.
— Уйти с фабрики?! Она мне дала все. Закончила здесь школу рабочей молодежи, техникум текстильный. Квартиру трехкомнатную получила. Нет уж, от добра добра не ищут. Будем вместе переживать все трудности.
— Мне нравится Мария Ильинична многими качествами, — сказала мне на прощание табельщица Вера Юрьевна Колобова, — она не потеряла ни себя, ни детей, когда осталась одна без мужа. Стойко переносит все трудности. Дети, хоть она и назвала их не паиньками, обуты, одеты и сыты. По-моему, они подрастут и поймут, как много значит для них мама. А на работе Мария Ильинична Нечаева — одна из лучших ткачих, а у нас на предприятии трудятся две тысячи текстильщиков. Пусть дети гордятся своей мамой.
Этими словами мне и захотелось закончить зарисовку о ткачихе с фабрики имени Володарского. Мы сфотографировали Марию Ильиничну у ее станков, но, к сожалению, снимок не получился, видимо, в цехе была в тот день большая влажность» («Знамя», 24 октября 1992).
«Для личных подсобных хозяйств
Эти сараи как будто срублены одним топором. Так похожи друг на друга, стоят в одном ряду, как по линеечке. На самом деле их построили фабричные рабочие фабрики имени Володарского каждый для развития собственного подсобного хозяйства. Видно, что сделаны они добротно, просторно, не на одну голову скота, есть место и для кормов, хорошие чердаки под сено» («Знамя», 24 октября 1992).

На фабрике им. Володарского при численности 1791 рабочих места, сокращение в 1992 г. составило 105.

«Ваучеры пойдут в дело
В последних числах декабря на фабрике имени Володарского прошла производственная конференция с повесткой дня «О приватизации предприятия». По телефону я связалась с председателем комиссии по приватизации, начальником отдела труда и зарплаты Ириной Юрьевной Корх:
— Точнее сказать, это была даже не конференция, а практический семинар по приватизации, так как конференцию, на которой было получено согласие всего коллектива на приватизацию, мы провели давно. Уже получено разрешение на приватизацию предприятия, которое нам дала Федерация. Есть Устав, зарегистрированный в областном комитете по управлению имуществом.
На конференции углубили те знания по приватизации, которые уже были накоплены к этому времени. Рассмотрели второй вариант льгот по выкупу 51 процента уставного капитала, который составляет 102 миллиона 200 тысяч рублей, а 98 млн. 354 тысячи рублей — это фонд приватизации фабрики. Рассмотрели на конференции положение о порядке распределения фонда. У нас 1835 работающих. У каждого из них будет заведен личный приватизационный счет, на который за каждый год работы будет начисляться одна тысяча рублей, умноженная на коэффициент, определяющий уровень ответственности работающего. Так, у главных специалистов коэффициент — 1.8, у рабочих основного производства — 1.6, вспомогательного персонала основного производства — 1.3, прочих — 1.2. Например, если у меня десять лет стажа, значит, на моем личном счету будет находиться десять тысяч рублей, умноженных на мой коэффициент — 1.8. Это положение мы разработали сами, не привязывая его к уровню зарплаты. Такой же счет будет открыт и на тех, кто имеет право вернуться на родное предприятие: пенсионеров, женщин, находящихся в декретных отпусках, парней, ушедших на службу в армию. Таков наш критерий. Не вдаваясь в подробности, хочу также сказать, что какую-то долю акций каждый работающий может погасить приватизационным чеком. Мы посчитали, что по крайней мере, у каждого текстильщика на руках должно быть по два чека, которые он по желанию может вложить в акции своего предприятия» («Знамя», 16 января 1993).
С 1 февраля 1993 г. для работников учреждений организаций и предприятий, находящихся на бюджетном финансировании, минимальный размер оплаты труда составлял 2250 рублей в месяц.
«Темная ночь… Только и она не стала помощницей жителю пос. им. Горького Кулешову в его неблаговидных делах. Около четырех часов ночи 21 января он через разбитое окно проник в ткацкий цех № 2 фабрики им. Володарского, где похитил 403 метра марли на сумму 12 тысяч рублей, но был разоблачен. Теперь ночному вору придется отвечать по закону при белом дне» («Знамя», 13 февраля 1993).

25 апреля 1993 года назначен всероссийский референдум. На нем были вынесены 4 вопроса (ниже приведены данные в процентах от числа проголосовавших согласно официальному сообщению ЦИК):
1. Доверяете ли Вы президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину?
2. Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую президентом Российской Федерации и правительством Российской Федерации с 1992 года?
3. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации?
4. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?

«Отношение разное. А подготовка идет
Всего две недели с небольшим осталось до предстоящего референдума. Срок совсем небольшой. А подготовка к всенародному голосованию еще далеко не завершена. Хотя... где как. Так, по словам председателя Вахромеевского сельского Совета Лидии Петровны Лисиной, с которой я разговаривал по телефону во вторник на текущей неделе, у них в сельсовете каких-то трудностей с проведением референдума быть не должно. Созданы участковые комиссии, уже перепроверены списки жителей, имеющих право на голосование. А это самая обременительная работа. Другие дела связаны с вышестоящими органами власти. Но и с ними, по всем данным, задержек не будет.
— А как люди относятся к референдуму?
— По-разному. Разброс мнений большой. Сама лично я считаю, что такая большая политическая кампания проводится совсем несвоевременно. Время-то наступает горячее, весенняя страда на полях. Сейчас бы о хлебе насущном подумать, а не о политических амбициях. А что касается самой организации голосования, то навязывать участие в нем никому не будем. Каждый сознательно должен сделать свой выбор. Но, думаю, что больше половины наших жителей придут 25 апреля к участкам референдума» («Знамя», 10 апреля 1993).

С 26 мая 1993 года хлопчатобумажная ткацкая фабрика имени М.М. Володарского преобразована в акционерное общество открытого типа (АООТ) "Хлопчатобумажная ткацкая фабрика имени М.М. Володарского" (решение Малого Совета Камешковского районного Совета народных депутатов № 112 от 26.05.1993 г. "О регистрации акционерного общества открытого типа "Хлопчатобумажная ткацкая фабрика имени М.М. Володарского").
«ИЩЕМ ВЫХОД, ДУМАЕМ О ЛЮДЯХ
Еще на 8 марта рабочие обращались в фабком за деньгами для проведения вечера отдыха для цеха, смены, комплекта... А вот с приближением Дня текстильщиков такой просьбы ни одной не поступило. Наверное, все объясняется нестабильностью нашей работы. Не хочется праздновать, когда не уверен в завтрашнем дне. Конечно, большинство из нас будет свой выходной проводить на своем дачном участке, где если потрудишься как следует, то зиму будешь обеспечен продуктами питания. Знаю, что многие фабрики района простаивают по многу дней. У нас же все-таки администрация заботится о том, чтобы рабочие получали заработную плату и обеспечивает хоть и неполные, но рабочие дни каждого месяца. С 15 июня одна из смен уходит в отпуск.
Открыли на фабрике новый цех, который возглавила Валентина Николаевна Башилова, ранее руководившая фабкомом. В нем рабочие перерабатывают отходы производства, так называемые угары, которые после соответствующей обработки превращаются в продукцию, которую можно продать. Так, на Кировке у нас из такой ткани получается мешковина, из которой шьют мешки, а это — заказ от Ковровского мелькомбината. Но пришлось все-таки и нам распрощаться с пенсионерами и рабочими предпенсионного возраста с тем, чтобы обеспечить работой остальных текстильщиков.
Н. КОЧЕРГИНА, председатель фабкома» («Знамя», 12 июня 1993).
«Словно кроты, неизвестные лица в пос. им. М. Горького сделали подкоп под стену металлического ангара и «увели» оттуда два мешка овса и мешок ячменя, принадлежащие фабрике имени Володарского, сумма ущерба — 13 тысяч рублей» («Знамя», 4 сентября 1993).
«Завершился первый круг розыгрыша первенства района по футболу. В нем участвовали одиннадцать команд коллективов физкультуры. По итогам первого круга определились шесть лучших команд, которые и разыграют между собой главные призы турнира. Это футболисты из поселка Оргтруд, набравшие больше всего очков — восемь, сборная райцентра — шесть очков, команда из поселка имени К. Маркса — пять очков, сергеихинцы и второвцы — по четыре очка и спортсмены из «Великова»» — три очка.
Победителей ждут денежные призы: за первое место — 24 тысячи рублей, за второе — 14 тысяч и за третье — 9 тысяч рублей. Утешительный приз в сумме трех тысяч рублей разыграют между собой неудачники первого круга — футболисты АО «Камешковотекстиль», фабрики имени Володарского, ТОО «Пенкинский», «Искра» и поселка имени Кирова. Окончательные итоги будут подведены осенью, когда и определится чемпион района по футболу» («Знамя», 11 сентября 1993).
«Комбинат пос. им. М. Горького работает всего по четыре часа в день. А между тем, это один из лучших, перспективных и по работе педагогического коллектива, и по оборудованию детских учреждений района» («Знамя», 16 октября 1993).
«Станки все в работе. Спрашиваю у молодой ткачихи, как сегодня работается, как настроение?
Работаем по четыре часа, но, как говорится, слава Богу, что мы у станков. Спасибо нашей администрации, что не останавливает производства, и мы все заняты. Ведь в нашем маленьком поселке нигде больше работы не найдешь, а быть безработной в наше время — трагедия для семьи.
- Главное, что мы есть, я имею в виду нашу фабрику, не закрылись, не ликвидировались, - сказал в беседе директор фабрики Борис Тришин.
- Дорожает наша продукция, оттого, что дорожает сырье, — рассказывает Тришин. — Еще совсем недавно марля стоила 62 рубля за метр, а с 1 октября она стоит 96 рублей, миткаль — 279 рублей. Никто дорогую нашу продукцию брать не будет. Наработано пять миллионов метров суровья и все лежит, на 600 миллионов рублей. Мы должны — АО «Камешковотекстиль», домостроительному комбинату, много должны за электроэнергию. Энергетики все время грозят отключить нас или снизить мощность. А что значит, экономить на освещении: поселок погрузится во тьму. За октябрь зарплата рабочим выплачена не полностью.
Превращаемся в коробейников: торгуем во всей России ситцем, марлей, миткалем. Конечно, на улицах не торгуем, а сговариваемся с магазинами. Кредит берем почти на 200 процентов. Средств для развития производства, реализации социальных проектов почти не остается. Еще перечисляем в пенсионный фонд, фонд занятости. Я обратила внимание, что фабрика им. Володарского явно помолодела в возрастном отношении. Это бросается в глаза, когда проходишь цехами.
— Даже тем, которым оставалось год-два до пенсии, мы предложили пенсии, попросту говоря, сократили, чтобы сохранить производство и не закрыть полностью цеха, — говорит директор, — сократили также и в административном корпусе несколько кабинетов, в том числе БРИЗ, технический кабинет и другие. Перестала у нас работать комната психологической разгрузки, так как за четыре часа работы никто уже не устает так, как уставали за полную смену.
И в то же время, несмотря на такое бедственное положение, Борис Егорович помогает всем находящимся рядом с ним с оптимизмом смотреть в будущее.
При въезде в поселок я обратила внимание на новостройку — огромный красавец дом-корабль. Увидела уже занавеси на окнах, значит обживают его новоселы.
— Только что сдали в эксплуатацию 120-квартирный жилой дом, — сказал про него Борис Егорович, —— он встал нам в 360 миллионов рублей еще по старым ценам. Остались должны 150 миллионов строителям домостроительного комбината.
— А кто ожидает его?
— В основном — это молодые семьи. И знаете, почему? Квартиры мы распределяли по очереди, но не бесплатно, хотя по нынешним ценам, стоимость эта чисто, можно сказать, символическая. Так, однокомнатная квартира — 150 тысяч рублей, двух и трех-комнатные соответственно — 210 и 260. Молодым на квартиры помогли деньгами родители. Многие семьи у нас вышли из молодежного и семейного общежитий. Конечно, полностью квартирный вопрос еще не решен, но на частных квартирах наши текстильщики уже не живут.
— Я смотрю у вас на территории фабрики работает свой магазин. Чем торгуете?
— У нас большое подсобное хозяйство, в нем 1000 гектаров земли, из них 800 гектаров — пахотной. По 250 гектаров занято под озимыми культурами, парами, травами, и яровыми. Имеется в наличии 11 тракторов, четыре зерновых комбайна, две самоходных косилки. На 200 голов крупного рогатого скота заготовили четыре тысячи тонн сенажа и столько же силоса, 200 тонн комбикормов, сена маловато. Земли вокруг не очень-то плодородные, большей частью запущенные, поэтому зерновых собрали где-то по 10 центнеров зерна с гектара. Есть в наличии свинарник на 500 голов, сейчас продаем поросят по 1600 рублем за килограмм, думаю, что не дорого. Через наш магазин реализуем молоко своим рабочим по 60 рублей, мясо, комбикорм, муку. Заключили договор с Ковровским мелькомбинатом. Он нам поставил муку высшего сорта и кукурузную муку, всех обеспечили. Не забываем детские сады и больницу, продаем продукцию и население поселка.
Борис Егорович ведет показывать еще одно подсобное хозяйство. На территории фабрики разместились две большие теплицы. Около них маленький домик, в окнах которого пламенели яркие бутоны герани. Уютно и зелено в нем, все стены увиты декоративными домашними цветами. Знакомлюсь с хозяйками теплиц Валентиной Ивановной Пригариной и Валентиной Ивановной Лошмаревой. Радушно открывают двери теплиц. В два человеческих роста вытянулись кверху стебли огурцов, на каждом — десятки плодов и завязей. Отведено место в теплице для зеленого лука и уже поднялись на 15-20 сантиметров гвоздики. Приятно зайти сюда с холодной улицы, как будто вернулся в лето.
— Отопление идет от фабрики, — рассказывают женщины, — трубы идут и по верху и под землей. Но зимой огурцы не выращиваем, только до ноября, затем убираем их и рассаживаем только лук, а в марте снова начинаем посадку огурцов. Сегодня был сбор плодов, все отправили в детские сады. Вторая теплица наряднее первой, почти каждый помидорный куст охвачен ярким пламенем, столько наспало помидоров.
— Сейчас начинаем собирать и отправлять в наш магазин на продажу, а также в детские сады, больницу, в столовую.
Между теплицами вспаханная земля.
— Не пропадать же пространству, — шутит директор фабрики, — на будущий год женщины здесь начнут выращивать овощи под открытым небом: капусту, морковку, свеклу, зеленую приправу.
— Что же было здесь до теплиц?
— Пруд, который мы осушили, затем навезли сюда песку, земли, удобрения и построили теплицы,— рассказывает Борис Егорович,— хоть и убыточна эта наша отрасль, так же, как и сельскохозяйственное предприятие, но очень нужна людям, особенно детям. Почему убыточна, спрашиваете. Урожаи невелики, а затраты большие. Дороги удобрения, запчасти, машины, горючее, так и набегает три миллиона от животноводства, да два миллиона рублей убытка дает теплица. Но мы сознательно идем на этот наш огрех, потому что прежде думаем о необходимости продукции, которую мы получаем и поставляем нашим текстильщикам для поддержания нелегкой нашей жизни. Думаю, что продержимся.
— У вас еще два участка, две фабрики в пос. им. Кирова, и пос. им. Красина, там живут люди, трудятся на фабриках. Какова о них ваша забота?
— Распределение наших благ, если можно так сказать, идет в равной мере, как и на головном предприятии, ведь на каждом участке есть детский сад, туда мы тоже поставляем свежие огурцы и помидоры, также продаем рабочим участков по льготной цене всю продукцию нашего подсобного предприятия, снабжаем поросятами. Так что ни в чем не ущемляем, если не можем всех обеспечить полностью зарплатой, то компенсируем продукцией. Кроме этого, на обоих участках сдаточные по одному 24-квартирному дому для текстильщиков. Квартиры так же, как и на головном предприятии, за частичную оплату, которая пойдет в основном на сантехнику, обои и другие стройматериалы.
Я не оговорилась, когда сказала, что директор фабрики им. Володарского смотрит в будущее. Уже близко-близко к поселку подходят глубокие газовые траншеи, около которых уже лежат в ожидании закрытия трубы.
— Осталось не так много, — рассказывает Борис Егорович, — каких-то километров 8, а всего 25 километров должны были проложить труб газовики. Газифицированы будут поселки Кировка, Красина, совхоз «Великово», который все-таки смог вложить 20 миллионов рублей в эти работы. Ну, в мы еще много должны газовой службе, рассчитываемся, как только появляются деньги, а то и своей продукцией расплачиваемся. Конечно, одна из главных забот, чтобы текстильщики были заняты своей работой. С этой целью провели некоторую реконструкцию в трепальном цехе. Теперь техническую вату мы пускаем в переделку и шьем на продажу матрацы и теплые ватные одеяла. Взяли под слое крыло также швейный цех бывшего КБО, на 10 швейных машинках шьется спецодежда, постельное белье, мешки. Во всем этом производстве занято где-то человек 60-70. Главная наша цель — выжить и пережить этот сложный период. Думаю, что одолеем.
А. ШИЦ, корр. «Знамени» («Знамя», 6 ноября 1993).

07.09.1998 года АООТ "Хлопчатобумажная ткацкая фабрика им. М.М. Володарского" признано несостоятельным (банкротом), введено конкурсное управление. 7 мая 2001 года вынесено определение Арбитражного суда Владимирской области о завершении конкурсного управления.
Открытое акционерное общество (ОАО) "Ткачество" зарегистрировано постановлением главы администрации Камешковского района Владимирской области № 235 от 08.07.1998 г.
Открытое акционерное общество (ОАО) "Ткачество" создано путем выделения его из состава открытого акционерного общества (ОАО) "Хлопчатобумажная ткацкая фабрика имени М.М. Володарского".Основными видами деятельности общества являлись: производство суровых хлопчатобумажных тканей, другие виды деятельности, предусмотренные Уставом.
Решением Арбитражного суда Ивановской области № А 17-1960/07-10-Б от 17.10.2007 года открытое акционерное общество (ОАО) "Ткачество" признано несостоятельным (банкротом) и было открыто конкурсное производство.
ООО "Тексиндустрия" зарегистрирована 9 декабря 2015 г. Основным видом деятельности является «Производство хлопчатобумажных тканей».
Директор Прохонов Алексей Алексеевич, Березин Алексей Анатольевич (с 14 апреля 2023 г.).
Адрес ООО "Тексиндустрия": Камешковский район, поселок Им. Максима Горького, улица Морозова, дом 1.


Фабрика. Фото Зинаиды Ветровой

Фото Геннадия Халтурина

Фото Геннадия Халтурина

Фабрика. Фото Геннадия Халтурина

Фабрика находится в частных руках. Здесь производят преимущественно вафельное полотно. За смену весь цех выпускает 25-28 тысяч метров полотна. Сырье закупают в Узбекистане, сотрудничают с фабрикой в г. Наволоки и другими фабриками Ивановской области. Последний раз обновление станков здесь было в середине восьмидесятых, и в помещении реально царит дух той ушедшей эпохи. Но, несмотря на свой почтенный возраст, станки поддерживают в рабочем состоянии, а при надлежащем уходе они еще столько же проживут. На предприятии трудятся около 70 человек - все они жители пос. им. М. Горького и близлежащих населенных пунктов. Основная часть рабочих - люди пенсионного и предпенсионного возраста.
« Молодежь сюда не идет из-за невысокой зарплаты и тяжелой работы. На фабрике сложился хороший коллектив, все трудолюбивые, ответственные люди с опытом, которые знают производство и свою профессию «от и до». Тут трудятся сновали, ткачи, помощники мастера, контролеры качества. Предприятие функционирует без остановок в четыре смены. Работу легкой не назовешь, и у женщин, трудящихся в ткачестве, есть некоторые льготы, например, они могут выйти на пенсию раньше положенного на пять лет. Но большинство сотрудниц, даже получив возможность выйти на заслуженный отдых, остаются на производстве. Благодаря их труду предприятие работает.
Например, много лет посвятили фабрике ткач Галина Гараничева, помощник мастера Владимир Ширяев, сноваль Татьяна Антонова, контролер ОТК Ирина Коротаева. Галина Гараничева приехала сюда с Украины в 1986 году, обучилась в ПУ на ученицу ткача, затем стала ткачом, получила 5 разряд. Всю жизнь она работает на одном месте, сейчас обслуживает 25 станков.


В. Рогов

Человек, посвятивший всю свою жизнь фабрике на «Володарочке», ее старожил и руководитель - Владимир Иванович Рогов. Он пришел сюда работать сразу после десятого класса. И тому были причины - во-первых, не хотелось уезжать из родных краев. Да и зачем, если и здесь есть достойная работа? Во-вторых, в его семье и бабушка, и родители трудились на фабрике. Владимир устроился на одну из самых маленьких должностей - помощником мастера. Учебу он не бросил. Поступил на заочное обучение в текстильный техникум, а затем окончил и Московский текстильный институт. С 1982 года его перевели на должность мастера, затем он стал старшим мастером, зав производством, техническим директором, последние 15 лет он посвятил руководящей работе. В августе 2023-го исполнится 52 года с того дня, как Владимир Иванович переступил порог фабрики в качестве молодого специалиста.
Помощник мастера 6 разряда Владимир Ширяев перебрался в пос. им. М. Горького из Вологодской области, работает на фабрике с 2002 года. В его обязанности входит наладка станков и оборудования, под его контролем - около 120 станков, и он руководит бригадой из шести человек. Владимир признается, что к работе своей привык. Конечно, из-за возраста оборудования починить некоторые поломки иногда проблематично, но практически всегда выход из сложных ситуаций находится» (К. ДЕНИСОВА. 9 июня 2023 г.).

Далее »» Поселок имени Горького

Категория: Камешково | Добавил: Николай (29.12.2023)
Просмотров: 94 | Теги: Фабрика, поселок | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru