Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
22.04.2024
03:28
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Хонякова Таисия Григорьевна

Хонякова Таисия Григорьевна

Хонякова Таисия Григорьевна (1949 г.р.) – передовая доярка колхоза имени Ленина (д. Пестенькино, Муромского р-на), председатель клуба доярок-тысячниц.

Хонякова Таисия Григорьевна родилась в 1949 году.

Сначала я увидел ее в программе «Время». Возле большого, совсем свежего сугроба, сощурившись от ослепительного солнца, стояла крупная улыбающаяся женщина в широкой шубе и большом цветастом платке. Лицо у нее было круглое, румяное, а глаза внимательные и задорные. Рядом с ней — широкий в плечах, крепкий паренек, ее сын. Без робости глядел в объектив телекамеры, улыбался так же, как мать — чуть лукаво, весело.
Такими и запали они в мою память — уверенные в себе, исполненные достоинства и спокойствия.
Позже, в Муромском райкоме партии, я услышал одну из самых точных характеристик Таисии Григорьевны Хоняковой — русская душа... О многом сказала эта краткая характеристика. Такую оценку заслужить не просто.
В детстве Тая очень мечтала стать учительницей. Может быть, хотелось пойти по стопам отца, всю жизнь проработавшего учителем начальных классов сельской школы. Может быть, нравилось помогать одноклассникам, объяснять отстающим сложные задачки и упражнения. Учителя дружно сошлись на том, что Тая Хонякова — прирожденный педагог, и советовали девушке поступать в педагогический.
Педагогом Тая не стала. Не хотела уезжать далеко от родных мест, а в близком Муроме тогда был только радиотехникум, в который она вроде как шутя поступила, так же легко, без малейшего напряжения, училась разным техническим премудростям. Способностей природа отпустила ей щедро, науки давались легко.
Только вот после второго курса Таисия поняла, что радиотехника — не ее призвание, не лежит душа, скучно ей.
Чтобы убедиться в этом открытии окончательно, пошла работать на радиозавод. И тут ей было неинтересно. Тогда Тая вернулась в свою родную деревню Пестенькино, в свой дом. В этом возвращении не было привкуса поражения, но был сознательный выбор судьбы.
В колхозе имени Ленина Тая стала работать «по наряду» — куда бригадир пошлет. А в это время на окраине Пестенькино строился новый животноводческий комплекс. И однажды председатель собрал девчат-комсомолок и сказал:
— Комплекс мы построили, со старых ферм перевели все стадо, а доярок не хватает. Выручай, комсомолия! Давайте организуем комсомольско-молодежный двор. Покажем, какой может и должна быть работа животновода.
Предложение председателя приняли семь девушек. На новый» комсомольско-молодежный двор колхоз поместил добротное стадо, нужно было лишь поддержать высокие надои на прежнем уровне. И было это совсем не просто — без учебы, без опытных наставников принять на себя ответственность за двести коров... Считалось, что выросли девчата в деревне, сызмала приучены к обращению со скотиной. Но одно дело, когда корова в сарае стоит, когда хозяйка ей одной отдает и внимание, и заботу, и совсем другое дело, когда в твоей группе двадцать пять коров. Кроме знаний и умений нужна большая любовь к «братьям нашим меньшим». Так что семь комсомолок отважились на поступок отчаянный и чем-то даже рискованный. Личность каждого человека, наверное, и складывается из таких вот поступков...
И работали, и учились на новом комплексе. Осваивали все секреты мастерства. Не прошло и полгода, как стали молодых доярок ставить в пример опытным, а те в долгу не остались, и пошло- поехало, такое соревнование развернули, что стали к ним в колхоз приезжать за опытом из других хозяйств:
— В чем тут дело? Где секрет?
Особых секретов, конечно же, не было. Ферма типовая, условия труда такие же, как и на других фермах, и с кормами не лучше, чем у соседей. А надои все-таки выше. Сказывался человеческий фактор — быть может, решающий на данном этапе развития агропромышленного комплекса страны.
Таисия Григорьевна говорит об этом так:
— В нашем деле важно все. Даже — с каким настроением доярка пришла на ферму. Корова, она ведь живая, не кусок железа. Она чувствует и нервозность, и злобу, чутко отзывается на доброту и ласку. У доярки должно быть все хорошо дома, и чтобы она не волновалась ни за ребятишек, ни за мужа. Тогда и надои будут хорошими. А если доярка пришла на ферму злая, если скотник с похмелья, раздраженный и грубый — на высокие надои нечего надеяться, даже при хороших кормах. А у меня настроение всегда хорошее. И коровы это чувствуют, молока для меня не жалеют. Да и можно ли срывать свои обиды на наших бессловесных кормилицах? Не по-людски это...
А может, именно в возрастании человеческого фактора и проявляется эпоха НТР? Может быть, улыбка доярки в большей степени свидетельствует о приходе НТР на ферму, чем механизированные поилки и кормушки, трубы молокопровода и холодильные блоки?..
Разумеется, если корма разносить «на пупке», тут уж не до улыбки. И если навоз выгребать лопатой, тоже не больно-то поулыбаешься. Так что улыбка — венец НТР.
Прежде литераторы, желая того или не желая, воспевали в работе доярки, в основном, физическую выносливость. И если внимательно почитать очерки про передовых животноводов, то идеальной с точки зрения литератора стоило бы считать ту доярку, которая встает ежедневно в четыре часа утра и ложится за полночь спать, посвящая работе 20 часов в сутки.
Неоднократно передовые доярки-комсомолки Пестенькинского животноводческого комплекса: Хонякова Таисия, Утенкова Александра, Гогина Любовь занимали первенство в районных соревнованиях среди животноводов.
Лишь в последнее время стали отмечать такие качественные характеристики работы доярок, которые прежде считались неотъемлемыми лишь от заводского, индустриального производства — порядок, точный расчет, дисциплину труда... Будто спохватились, что в работе животноводов точность важна даже в большей степени, чем, скажем, на конвейере крупного завода. Точно в положенный срок должны привозиться корма, строго по часам надо включать доильные установки, «по науке» должен быть не только составлен, но и выдан животным весь рацион... Тем более важна эта точность, что слишком велика разница между заводом и фермой. На заводе в технологической обработке находится металл, мертвая материя, а на ферме — высокоорганизованные живые существа. Человек ограничил их контакт с живой природой, резко уменьшил свободу перемещения, заставил в некоторых случаях изменить даже биологические параметры — форму вымени, экстерьер и т. п. — и компенсировать эти необходимые «издержки производства» может лишь создание максимального комфорта для животных, человеческая доброта, соблюдение режима. Тем более важна точность в работе животноводов, что «живое производство» подчинено вековому биологическому ритму, и если в начале месяца в каком-либо из звеньев технологической цепочки произойдет сбой, никакой штурмовщиной в конце месяца дело нс поправишь. Завод может в конце квартала поработать и сверхурочно, а вот корова — не сможет, хоть завали ее сеном и концентратами. А другого такого «агрегата», вырабатывающего молоко, в природе не существует. Никакой завод не может заменить корову. Так что уж если сравнивать завод с фермой, естественно было бы заводу брать пример с биологического конвейера, а не наоборот.
И в портрете доярки сейчас выступают на первое место не природные качества ее — физическая выносливость, терпимость и т. п., а приобретенные в процессе труда, такие, как умение переучиваться вместе с изменением технологии, умение экономно хозяйствовать, умение понимать общие задачи своего коллектива. Таисия Григорьевна всеми этими качествами обладает сполна.
С Таисией Григорьевной Хоняковой мы встречались несколько раз, и все как-то урывками, почти на бегу. В те дни Таисия Григорьевна, председатель клуба доярок-тысячниц — есть такой клуб в Муромском районе — готовилась к очередному заседанию. Времени для беседы могла выкроить не так много, как мне хотелось. А разговаривать с ней было куда как интересно! Собеседница моя не старалась предугадать желаемые ответы и говорила всегда лишь то, что думала. Это внушало уважение к ней, уважение «не по службе, а по душе».
— Работа доярки, конечно, не из легких. Будильник каждый день звонит в четыре, и — на ферму!.. Привыкла, конечно, а вот молодые работать так уже не хотят. Нужно нам менять распорядок дня на ферме. Может, вводить двухцикличную дойку или другой режим, но менять необходимо. Что-то не получается у нас в колхозе двухразовое доение, хоть плачь! Попробовали на одном дворе — целый год доили не три раза в день, а два. За год потеряли но тонне молока на каждой корове. Считайте — по одному двору недобрали двести тонн! Это куда годится?.. Потом за этот двор всем колхозом наверстывали, еле успели за пятилетку наверстать,— Таисия Григорьевна говорила с нескрываемой досадой.
Права Таисия Григорьевна, хватит уж нам умиляться ранним подъемам и поздним отбоям. Сегодня мы еще уважаем людей, работающих от зари до зари, а завтра будем жалеть их. Как ни суди, не созвучна такая работа эпохе НТР. Да и слишком велики бывают издержки такого распорядка дня: отец-тракторист не занимается воспитанием детей, ему подчас даже выспаться некогда толком, а матери-доярке некогда просмотреть тетради сына или дочки, некогда посидеть со своим ребенком, книгу вместе интересную почитать или просто поговорить о жизни.
На фермы теперь приходит молодежь. У молодых повышенные требования к условиям труда, что вполне справедливо. Они видят по телевизору, как работают их коллеги в передовых хозяйствах, и свое рабочее место по праву хотят видеть таким же комфортным. А если в своем хозяйстве не могут получить его, уходят в город. Так что проблема комфорта труда уже не эргономическая и не эстетическая, а социальная. И решать ее нужно безотлагательно.
Любовь к работе появляется не сразу, не с первого взгляда. Придет иная девушка на ферму, даже и с желанием работать, но после двух — трех месяцев недосыпания начинает подыскивать себе работу поспокойнее. Известно, дело молодое — вечером охота погулять, а тут нужно бежать на дойку. По второй программе кино показывают, а тебе уж не до него... И много времени еще теряется непроизводительно — даже в такой благоустроенной деревне, как Пестенькино, на дорогу до фермы доярка тратит в среднем двадцать — двадцать пять минут. Вот и получается, что два часа в день уходит только на ходьбу. Да хорошо еще, если по асфальтированной тропинке, а бывает и через сугробы, и через лужи... Социально-бытовые перемены на селе назрели давно, необходимость их скорейшего решения стала очевидна всем. Подсчитан и экономический эффект. Почему же прогрессивные методы работы внедряются столь медленно?
Об этом мы беседовали с председателем правления колхоза имени Ленина Анатолием Сергеевичем Лукьяновым. Задумчивый, неторопливый, он объяснял ситуацию так:
— Переход на двухразовое доение — дело очень непростое. Наше хозяйство пока еще не готово к нему. Стадо надо создавать новое, первотелок раздаивать в двухразовом режиме, и только после этого можно будет работать с животными по-новому. Для того, чтобы перевести все стадо колхоза на новый режим работы, потребуется минимум пять лет. Жизнь показывает, что другого выхода нет, так что будем заниматься этим вопросом вплотную. Трехразовая дойка уже тормозит развитие животноводства, не соответствует духу времени... И двухсменку нужно вводить на ферме. Это сделать проще, и такую работу мы уже начали на некоторых дворах. Результаты вроде бы неплохие...
Но пока что будильник звонит в четыре Таисия Григорьевна будит сына Игоря, и они вместе выходят из дома. Меньшие дети и муж в этот час еще спят. А всего детей у Таисии Григорьевны — четверо.
— Работа и а ферме — мужское дело.
Вот те раз! Мы говорили с Таисией Григорьевной о том, что животные требуют человеческого тепла и ласки, и что хорошая доярка, как правило, заботливая жена и мать своих детей, и что только женские руки способны дарить тепло...
— Мужская это работа, — убежденно повторила Таисия Григорьевна.— Сейчас доим: не руками. А механизмы ближе парням, чем девушкам. И еще, что ни говори, у мужчин по дому работы меньше. Мы с моим Игорем вместе приходим с утренней дойки, и он ложится досыпать. Проснется и сразу: «Мам!.. Обедать». А мама вместе с ним работала и после фермы — к плите. А как же, семью нужно накормить-напоить...
Три года назад Игорь закончил восьмилетку и решил — «как все». Так и объявил матери, мол, все одноклассники наладились в профтехучилище, на трактористов учиться, и я с ними. Уже и документы отослал в город, и до начала занятий оставалось два дня, когда вечером на ферму зашел Анатолий Сергеевич Лукьянов. Постоял председатель в сторонке, поглядел, как проворно управляется Игорь с доильным аппаратом, помогая матери, и как сноровисто раздает корма, и как умело чистит животных. Подошел Анатолий Сергеевич к парню, поинтересовался, что тот думает делать дальше. А когда услышал, что Игорь собрался уезжать, повернулся председатель к Таисии Григорьевне, спросил заинтересованно и невесело:
— В город-то Игорь уедет, а вот вернется ли?
— Я и сама об этом думаю, — ответила Таисия Григорьевна.
Когда Игорь, подхватив на вилы здоровенную охапку сена, отошел в сторону, Анатолий Сергеевич тихо сказал:
— На вашем дворе как раз не хватает подменной доярки. А мальчишка у тебя крепкий. Может, пусть попробует доить?
— Это уж как он сам решит. Приказывать не стану. А вдруг ему не понравится?
— Ну, я с ним сам поговорю.
Подошел председатель к Игорю, долго с ним беседовал. Уж о чем говорил председатель, какие слова нашел для парня — до сих пор загадка для Таисии Григорьевны. Но когда они с сыном возвращались после дойки домой, то Игорь не без гордости сказал:
— Завтра утром надо бы мне в правление сходить.
— Зачем?
— Председатель просил зайти, — ответил Игорь, чуть выделяя голосом слово «просил».
А утром стал Игорь оператором машинного доения.
Сверстники Игоря вначале посмеивались — ты что, мол, парень, за женскую работу взялся?.. Смеялись, правда, недолго. Все насмешки кончились в день зарплаты. Насмешники получили по 80—90 рублей, а Игорь Хоняков — втрое больше. И на следующий месяц ситуация у кассы повторилась.
Глядя на Игоря, и другие парни стали проситься на ферму. Сейчас в колхозе имени Ленина уже несколько парней работают доярами, и еще несколько — слесарями на комплексе. Но это такие слесари, которые в случае необходимости запросто могут заменить любую доярку. В скором времени па комплексе может образоваться целый двор из операторов-парней.
В конце концов, наши парни ничем не хуже своих сверстников, которые доят коров на фермах Канады или Австралии. Даже и само слово «ковбой» свидетельствует о том, что животновод — профессия мужская.
Секретарем парткома в колхозе имени Ленина не так давно избрали Татьяну Александровну Григорову. Прежде она работала экономистом, и ей нередко приходилось спорить с Таисией Григорьевной, но всегда в этих спорах побеждал общественный интерес.
— Конечно, работать с Хомяковой непросто. Человек она не гладкий и не покорный. Никогда не подстраивается под чужое мнение, по каждому вопросу имеет свое собственное суждение. Таисия Григорьевна, если не до конца уверена в правильности своих выводов и решений, просто не станет говорить, обдумает вопрос со всех сторон, и уж тогда скажет...
По возрасту Татьяна Александровна и Таисия Григорьевна почти ровесницы. А вот по жизненному опыту Таисия Григорьевна значительно старше. Поэтому Татьяна Александровна говорит о ней в уважительном тоне, как если бы речь шла о ветеране колхозного движения, хотя обе женщины — и секретарь парткома Григорова, и член парткома Хонякова, принадлежат к послевоенному поколению.
— Таисия Григорьевна всегда говорит то, что думает, и за это у нас в колхозе ее очень уважают. Она может покритиковать руководителя любого ранга — от бригадира до председателя, и все к ее мнению прислушиваются, потому что оно всегда подкреплено заботой об общем деле. Это — настоящая партийная критика, а не критиканство, как бывает иногда... Что еще?.. Таисия Григорьевна принципиальна, деловита, инициативна... Взять к примеру районный клуб доярок-тысячниц. Сейчас уже не помню точно, но, кажется, именно Хонякова и предложила его создать. А из кого создавать? На весь район тогда были только две доярки с надоями за тысячу центнеров, и одна из них — Хонякова. Тогда она и сказала — будут и у нас тысячницы! Надо показать дояркам, что это возможно и в нашем районе. И доказала... Сейчас в районном клубе тысячниц уже около сотни. Да что за примерами далеко ходить, у нас в колхозе почти все доярки стали тысячницами, а шесть доярок надаивают в год по две с лишним тысячи центнеров молока... Тут, конечно, сказался азарт Хоняковой... Она заразила всех доярок — чем мы хуже эстонцев?
А с бригадным подрядом что было?.. Именно Таисия Григорьевна доказала и государственную и личную выгоду работы на единый наряд. Мы, экономисты, еще только приглядывались, что и как, с какого боку подступиться, а Хонякова выступала со всех трибун — даешь единый наряд!.. Теперь у нас все животноводство работает на единый наряд, и пашня вся отдана подрядным звеньям.
Секретарь колхозного парткома определила главные черты Таисии Григорьевны Хоняковой — принципиальность, инициативность и мастерство. Да, именно мастерство, хотя впрямую об этом, вроде бы, и не было упомянуто. Только настоящим мастерам своего дела дается привилегия критиковать начальство любого ранга. Мастер не боится потерять свое место, он уважает и себя, и тех, кого подвергает справедливой критике.
Другие собеседники назвали еще одну черту Хоняковой — трудолюбие. Наследственное. Сельский учитель заложил в душу своих детей прочный нравственный фундамент, потому-то и стали они уважаемыми людьми: знатной дояркой — дочь и председателем профсоюзного комитета одного из крупнейших муромских заводов — сын.
С какого боку ни посмотри — все начинается с семьи. Так уж воспитали Таисию Григорьевну, что есть у нее стремление быть впереди всех. Интерес тут — личностный, а не денежный. Инициативы, с которыми выступала Таисия Григорьевна, не сулили ей барышей ни тогда, когда она предложила увеличить группы до 50 голов скота, ни тогда, когда предложила подругам работать на единый наряд. Разумеется, зарплата увеличилась, но ведь и работать пришлось вдвое больше, обслуживая увеличенную группу, а при переходе на единый наряд и вовсе не предвиделось никакой личной выгоды для знатной доярки — лишь для всей фермы, для всего колхоза, и уже через общий котел, опосредованно — для каждой доярки, и Хоняковой в том числе.
В бескорыстии этом заложен интересный экономический парадокс — подлинное бескорыстие рано или поздно приносит и материальную выгоду. Совсем не хочу сказать, что для Таисии Григорьевны это главное, стремилась она не к большим заработкам, а совсем к иному, хотела получать удовлетворение в труде, а вместе с ним получила и материальное поощрение.
Сейчас зарплата Таисии Григорьевны составляет в среднем 500 рублей в месяц. Дом у нее — полная чаша. Есть и книги, и хорошая мебель, и ковры и прочие «показатели материального благополучия». Хорошая трехкомнатная квартира со всеми удобствами. На что Таисия Григорьевна тратит деньги? Ну, например, в те дни, когда мы с ней беседовали, она как раз оформляла документы на туристическую поездку в Англию. И если во дворе у Таисии Григорьевны нет гаража с машиной, то не потому, что у Хоняковой нет денег на «Жигули». Просто ей в настоящий момент личный автомобиль не нужен.
Такой вот экономический парадокс — выгодное бескорыстие. Даже звучит странно как-то, но — факт.
— Я не думала о своей выгоде, - подтвердила Таисия Григорьевна.— У меня и до перехода на единый наряд зарплата была не маленькая. Но раньше в повышении надоев были заинтересованы только доярки, а теперь — все. И слесаря, и пастухи, и кормачи, и скотники — все «привязаны к молоку». Если кто-то заболеет, его любой подменит даже без разговоров. Интерес стал общим.
Коллектив состоит из отдельных личностей, и лицо коллектива определяет не лучший, а каждый — будь то ночной скотник, будь то доярка. Работа на единый наряд помогла выявить скрытые резервы, приучила к подлинно хозяйскому отношению к делу. Результаты говорят сами за себя — без дополнительных затрат и капиталовложений те же группы коров стали давать больше продукции лучшего качества. Достаточно назвать одну цифру — 98% молока сдается первым сортом.
Самым трудным при переходе на единый наряд оказалось создать коллектив. Тут вся сложность — в доверии друг другу. Кроме того, нужна и психологическая совместимость. Набрать полный штат всего лишь для одного скотного двора — задача ничуть не менее сложная, чем укомплектовать экипаж орбитальной станции. И в этом, кстати, тоже одна из примет эпохи НТР.
В переводе ферм на единый наряд главная заслуга по праву принадлежит Таисии Григорьевне Хоняковой. Она и доярок убеждала работать по-новому, и к экономистам не раз и не два приходила: давайте вместе сядем, разработаем условия оплаты, она и подбирала коллектив для каждого двора... Да кто такая Хонякова — заведующая фермой? Или главный зоотехник? Нет, рядовая доярка. Коммунист — и этим все сказано.
Что греха таить, не перевелись у нас руководители, стремящиеся создавать «маяков». Есть множество способов вырастить «передовика», чтобы потом греться в отраженных лучах его славы. Да только цена дутому «передовику» — грош. И никакие сидения в президиумах не прибавляют уважения односельчан, да и самоуважения липовым «передовикам».
Мне рассказывали, что когда Таисия Григорьевна выступила с почином: давайте увеличим группы, станем тысячницами! — поначалу дело не пошло. Укрупнили группы, старались изо всех сил, и работали вроде бы неплохо, но в конце года сказалось, что до заветной тысячи центнеров Таисии Григорьевне не хватает самой малости. И не было бы в том особого греха, чтобы записать на счет Хоняковой недостающие центнеры, оставшиеся от недавно уволившейся доярки — помогала ведь обслуживать ее группу и Таисия Григорьевна, было немало и ее труда в том молоке...
Хонякова от приписки отказалась наотрез, даже говорить не стала на эту тему. Зато на следующий год надоила от своих коров 1 270 центнеров, стала полноправной тысячницей.
Все последние годы Таисия Григорьевна стабильно надаивает по две с лишним тысячи центнеров молока.
Как член парткома колхоза имени Ленина Таисия Григорьевна отвечает за работу с молодежью.
Молодые уважают Хонякову, потому что не на словах она призывает их к честному труду, а делом, примером своих детей заставляет каждого задуматься о своей судьбе.
— Есть у нас в колхозе доярки, которые говорят: «Дочку на ферму не пущу! Хватит и того, что я тут пропадаю, а уж дети наши пусть живут полегче...» Вот такие речи! А я вот совсем не считаю, что я пропадаю на ферме, я на ферме работаю. И каждый раз, хотите верьте, хотите нет, бегу на работу с радостью. И дочке, Татьянке, работа доярки тоже нравится. Сейчас ей всего тринадцать лет, а она каждый день сюда из школы летит, присматривается к делу, помогает мне работать. Неволить ее не стану, но если останется в колхозе и будет дояркой, то только рада буду.
Мы шли по улице, закатное солнце окрашивало все пестенькинские дома в малиновый цвет, а к автобусной остановке спешили девчонки и парни — вот-вот должен был отправиться автобус на Муром. Ехать до Мурома — четверть часа, вот и торопятся молодые на дискотеки, в кино. Обгоняя нас, промчалась в облаке модной парфюмерии разряженная деваха, едва поздоровалась:
— Здрась, теть Тая!..
Убежала деваха, а в воздухе еще долго таял запах дорогих духов.
— Соседка, — объяснила Таисия Григорьевна. — На танцы полетела. Шуба на ней — за три сотни, сапоги — за полторы. Мать-доярка все купила, а сама она от фермы нос воротит... От такого воспитания, кроме вреда, никакой пользы. А мать все старается, лишь бы дочке было помягче, послаще, получше... Плохо воспитала дочку, себе на беду.
Мы подходили к правлению колхоза. На щите для объявлений ветер трепал афишку: «Сегодня в восьмилетней школе состоится конференция отцов».
Хорошее дело задумали в Пестенькине. Правление колхоза и партийный комитет собирают отцов на серьезный разговор о настоящем и будущем их детей. Ты можешь быть и прилежным скотником, и хорошим механизатором, и толковым руководителем, а вот каков ты отец своим детям?.. В разговоре таком не спрячешься за производственные показатели, потому что в должности отца каждый мужчина равно ответственен перед колхозом, перед обществом.
Здесь, у правления, мы и расстались с Таисией Григорьевной. Ей пора было идти на вечернюю дойку.
Она уходила все дальше и дальше по тропинке, ведущей к комплексу, а закатное солнце красило глубокие сугробы в розовый цвет, и тянулись от них длинные синие тени. Вечерело...

Хонякова Таисия Григорьевна имеет правительственные награды: орден «Знак Почета» (1976) и орден «Трудового Красного Знамени» (1985).
Первичная Профсоюзная Организация СПК "Колос" Общероссийского Общественного Объединения "Профессиональный Союз Работников Агропромышленного Комплекса РФ" Муромский район, деревня Пестенькино зарегистрирована 05.02.2003 г. Председатель - Хонякова Таисия Григорьевна (с 5 февраля 2003 г.). Организация ПЕРВИЧНАЯ ПРОФСОЮЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СПК "КОЛОС" ОБЩЕРОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ "ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ РАБОТНИКОВ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РФ" ликвидирована 15 марта 2010 г.
17 декабря 2019 года в школе села Молотицы чествовали ветеранов труда — тех, кто за свой безупречный труд получил высокие правительственные награды. «Таисия Хонякова, как принято говорить — богатства не нажила, да и не стремилась к этому. Зато трудолюбивую и очень ответственную женщину по сей день знают как одну из лучших доярок Муромского района».

В 2021 г. в д. Пестенькино была открыта «Аллея Доблести и Славы».



Хонякова Таисия Григорьевна

Источник:
Счастливые: Кн. очерков О. Ревякина, В. Зима, А. Пастернак, Р. Ребан.- Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1987.- 128 с.
Владимирская энциклопедия

Категория: Муром | Добавил: Николай (16.03.2023)
Просмотров: 191 | Теги: Муромский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru