Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
21:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [159]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [54]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 37
Гостей: 37
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гороховец

Гороховецкий уезд – центр старообрядчества Владимирской губернии в XVII - нач. XX вв.

Гороховецкий уезд – центр старообрядчества Владимирской губернии в XVII - нач. XX вв.

Анкудинов А.И. (г. Гороховец)

Церковный раскол в Гороховецком уезде.
XVII век

В середине XVII века, в результате церковных реформ патриарха Никона, произошел раскол доселе непоколебимой православной веры. В расколе обвинили приверженцев старых обрядов, на них организовали жестокие гонения. Укрытием для старообрядцев становились дремучие леса и бескрайние просторы Нижегородского края. В выгодном положении здесь оказались соседние мало заселенные Гороховецкие земли. Сюда стекались раскольники-переселенцы из других мест. Гороховец стал центром старообрядчества Владимирской губернии.
Примечательно, что по данным писцовой книги 1670 года в Гороховце проживала «801 душа мужского пола», а между тем, в городе действовали три монастыря (два мужских и один женский) и два отдельных комплекса приходских церквей. Не исключено, что именно для утверждения «новообрядческой» церкви маленький городок имел столько православных храмов.
О том, что произошло с православной верой в середине XVII века, сейчас мы можем узнать из любого учебника истории. Но в XIX веке в Гороховецком уезде существовала легенда, с другой версией церковного раскола. Вот её краткое содержание: «При патриархе Иосифе было положено начало исправлению богослужебных книг Арсением греком, но вместо исправлений он вносил в них ереси, за что и был посажен патриархом в каменный столб. Когда после смерти Иосифа патриархом сделался Никон, то он освободил Арсения и поручил ему опять исправлять книги. Арсений опять внёс в книги разные ереси и тайно зарыл эти испорченные им книги в какой-то горе близ Москвы, а Никону сказал, что ему было видение и в этом видении было открыто, что в таком-то месте сохраняются священные книги и велено по ним исправлять церковные службы. Никон поверил и с крестным ходом отправился к тому месту, где по указанию были зарыты эти книги. Он приказал рыть в этом месте землю, и книги были действительно отрыты. Никон счёл их за чудесное явление и разослал по всем церквям. С этих пор и началась «Никонианская ересь».
Уже в ХVII столетии гороховчане открыто выражали свое отношение к никоновским реформам и не задумываясь предпочитали погибнуть на костре, как известный апологет древнего благочестия, борец против церковных реформ Никона протопоп Аввакум. Тайный приказ, упраздненный в 1676 году, особенно преследовал Гороховецких старообрядцев в 1673 году. Об этом свидетельствует, сохранившийся среди его дел сыск про Гороховецких «богомолов». По указу царя Федора Алексеевича, брата будущего императора Петра I, в Гороховецкий уезд была направлена команда стрельцов для борьбы с раскольниками. Слух об этом распространился среди крестьян, «…в Гороховец приехали стрельцы для богомолов и отъимать кресты». Вслед за этим последовало самосожжение. В этом же деле есть запись, как оно происходило: «Гороховского уезду Красносельской волости деревни Шубина крестьяня, собрався в ночи на овине ис пяти дворов мужеска полу и женска двадцать шесть человек, сожглись до смерти». Оставшийся в живых сын одного из сгоревших Лука на следствии показал, что товарищи его отца «собрались на тот овин, да и зажглись. А к Церкви божии они ходили».
Сожжение в лесах скитов и зачастую людей, находившихся в них, было после реформ Никона делом обычным. В своей отписке царю Алексею Михайловичу о событиях происходящих в заклязьменских лесах Лопухин сообщает: «А я холоп твой, по лесам и по болотам с сотники и со стрельцами ездил и из деревень мужиков проводников беру и мужики государь, ведая те кельи, не скажут про них, и я … бью, а что выбью, то и укажут». В отписках Лопухина сквозит вопль о нарастающем противостоянии простых людей против господствующей церкви и своей беспомощности кардинально переломить ситуацию. Насилие помогает плохо.
«Многие (задержанные), государь, не едят дней по семи и осьми и больши, лежат голодом, безмолвствуют за караулом… Пытал и клещами жег и на пытке… безмолвствуют, … А жег, государь, я пустынь келеи с 30 в лесах злых за болоты…». Пустынножители предпочитали сгореть, нежели признавать нововведения Никона. 27 декабря 1665 года Лопухин с конным отрядом стрельцов окружил пустынь на озере Кщара. Начался настоящий штурм. Как сообщает Лопухин: «… И те государь люди из изб рогатинами и из луков стрелами и застрелили моево приказу пятидесятника Федьку Яковлева…». Далее Лопухин докладывает: «… все у них сожгли». Сколько человек было сожжено, неизвестно. По словам пустынника Леонида из этой обители, задержанного ранее, там могло быть «человек с 310 и больши». Задержанным там оказался и старец Вавило Молодой, который по сообщению Лопухина сразу же «был пытан и клещами жжон и с пытки… ничево не говорил». 11 января Вавило по приказу Прозоровского за «неистовые, злохульные и страшные» речи был сожжен на площади в Вязниках.
За Клязьмой же в одной из возникших в XVII веке лесных пустыней в 1662-63 годах погиб известный в истории раскола Капитон Даниловский, которого П.И. Мельников (Андрей Печерский) не считал старообрядцем, так как еще до возникновения раскола при патриархе Никоне этот пустынножитель проповедовал будто ни церковь, ни таинства не нужны для спасения, для этого достаточно одной молитвы и других личных подвигов богоугождения. Учение Капитона еще до Никона, вступившего на патриарший престол в 1652 году, распространилось уже на Владимирский, Суздальский и Гороховецкий уезды.
В 50-х годах XVII века сторонники Капитоновского направления в вероисповедании сразу же отреагировали на реформы Никона резко отрицательно и после Чумного бунта в Москве в 1654 году число поселившихся в скитах за Клязьмой сильно возросло. В это время правительством уже принимались меры по борьбе с раскольниками. Для этой цели из Москвы на берега Клязьмы в 1665 году прибыл боярин князь Иван Семенович Прозоровский, который возглавил особую следственную комиссию. С Прозоровским прибыл и отряд столичных стрельцов под командованием головы стрельцов полковника Авраама Никитича Лопухина.
Сначала действия этого отряда проходили в пустынных Чернеевских, Нижегородских, Костромских и Муромских лесах в окрестностях Шуи, Гороховца, Мурома, Вязников и Костромы, где только с декабря 1665 до середины января 1666 годов выловлено около 100 человек, не принявших реформ Никона. Однако по мере усиления раскола, во время царствования Федора Алексеевича, действия отрядов Авраамия Лопухина и стрелецкого головы Артемона Матвеева были перенесены из лесов в густонаселенные местности низовьев Оки и Клязьмы.

Гороховецкие старообрядцы на рубеже XIX-XX веков

Епископ уральский и оренбургский Арсений (Онисим Швецов)
В д. Перово Вязниковского уезда (причисленная к приходу Георгиевской слободы Гороховецкого уезда) у австрийцев имелась церковь в доме Федора Ивановича Лабзина. Федор Иванович являлся зятем Онисима Васильевича Швецова, одного из выдающихся деятелей старообрядчества, с 1897 года ставшего епископом уральским и оренбургским Арсением. В этой церкви служил литургии и сам Швецов, во время своих приездов на родину.
Родился О.В. Швецова в деревне Ильина Гора Вязниковского уезда Владимирской губернии в 1840 году в семье крестьян-беспоповцев. Десяти лет поступил в трехклассное училище, находившееся в Красном Селе близ Гороховца, которое окончил первым учеником. Чувствуя любовь к подвижнической жизни, тайком от родителей вскоре ушел в лес, называемый "Удельным бором", к проживавшим там в землянках беспоповским старцам отшельникам и прожил с ними около года. Вернувшись в родительский дом, он поступил на службу к ковровским купцам беспоповцам братьям Першиным. Однажды вместе с хозяевами он по делам был в Москве, где познакомился с архиепископом московским Антонием (Шутовым), беседа с которым произвела на него глубокое впечатление. Убедившись в правоте и законности белокриницкой иерерхии, в середине 1860-х годов Онисим Васильевич присоединился к Древлеправославной Церкви Христовой. После присоединения, с 1866 по 1881 год он жил при канцелярии архиепископа Антония, исполняя работу письмоводителя. Все это время он деятельно изучал святоотеческую и старообрядческую литературу из обширной библиотеки владыки Антония и скоро выдвинулся в ряды первейших начетчиков и апологетов старообрядчества. В 1885 году он принял иночество и вскоре был рукоположен в священноиноки. В том же году он уехал за границу, в Мануиловский монастырь, чтобы закончить работу над "Истинностью старообрядствующей иерархии...". Вернувшись в Россию, священноинок Арсений полностью посвящает себя проповеднической деятельности. Он объездил множество краев, везде привлекая в лоно Церкви новых последователей. Не забывал Швецов и о своих родных местах. В 1890 году, в одну из таких своих поездок, в Черниговской губернии он был ненадолго арестован за проповедь старообрядчества и заключен в тюрьму.
После смерти еп. уральского Виктора, священноинок Арсений был избран на уральско-оренбургскую епархию и 21 октября 1897 года рукоположен во епископы. Его деятельность в качестве архиерея была весьма плодотворна. Он был учредителем ежегодных Всероссийских съездов старообрядцев белокриницкого согласия, которые пробудили в Церкви новые силы. В 1898 году, после ухода на покой архиепископа Савватия, епископ Арсений был избран местоблюстителем московской архиепископии. Временно управляя церковноиерархическими делами старообрядческой российской Церкви, епископ Арсений много содействовал налаживанию ежегодного собрания Освященных соборов. При его ближайшем участии в октябре 1898 года состоялось избрание и возведение на московский престол архиепископа Иоанна (Картушина). После дарования свободы совести в 1905 году он много сделал в деле примирения раздора неокружников. Скончался еп. Арсений 10 сентября 1908 года и был погребен близ храма в г. Уральске (Казахстан). Его кончину оплакивало все старообрядчество.
Епископ Арсений был одним из самых основательных и плодовитых писателей. Общее количество написанного им не поддается учету. Кроме упомянутой "Истинности...", самыми выдающимися его произведениями принято считать: "Оправдание старообрядствующей святой Христовой Церкви", "Показание всеобдержности двоеперстного сложения и погрешностей против Святого Евангелия новообрядствующей грекороссийской церкви", "Беседа зрителя и богомольца..." и ряд других. Кроме того, им было составлено прекрасное практическое руководство к изучению церковного устава, издано много богослужебной литературы. Написанное епископом Арсением составляет классику старообрядческой литературы.
23 сентября 2011 года в Уральске прошли торжества, посвященные обретению мощей святителя Арсения. Это событие было признанно историческим. Несмотря на то, что в течение ста с лишним лет склеп, где покоились его мощи, затапливался, они в большей своей части обретены нетленными. Глава сохранилась настолько, что различимы черты лица.

Деятельность Братства Александра Невского против раскола
В 1879 году во Владимире было учреждено православное братство, получившее имя князя Александра Невского (Братство святого благоверного великого князя Александра Невского), имевшее главной целью своей деятельности религиозно-нравственное просвещение народа в духе православной церкви.
Одно из направлений его работы – борьба с церковным расколом и «раскольниками». Подробная ежегодная летопись жизни братства отражена в отдельно изданных отчетах за 39 лет его существования.
Из отчетов Братства мы узнаем, что ни один из уездов Владимирской епархии не был «заражен в такой степени расколом, как Гороховецкий». По числу «раскольников», которых здесь насчитывалось в самом начале XX века 12 173 души обоего пола, он занимал первое место в епархии. «Раскол издавна свил себе здесь гнездо, развился, окреп и успел получить прочную организацию».
Не мало, нужно полагать, способствовали географические особенности Гороховецкого уезда. Уезд, изобиловавший громадными лесами, в которых находилось не мало болот и озер, представлял особенно в северной своей части в так называемом «залесье», довольно глухую сравнительно удаленную от просветительных центров местность. Население в уезде по местам было настолько разреженно, что, например, в средней части его не было селений на пространстве 25-ти и более верст. В более ранние времена, когда, без сомнения, и лесов было более и пути сообщения труднее, чем теперь, Гороховецкий уезд представлял собою, по крайней мере, в средней и северной своих частях, как нужно полагать, пустынную малонаселенную местность. Но такие именно местности и привлекали к себе староверов в эпоху преследования их со стороны правительства. Не удивительно, что в Гороховецкий уезд стали стекаться старообрядцы-переселенцы из других мест. Передаваясь из поколения в поколения, раскол в Гороховецком уезде держал на рубеже XIX и XX вв. в своих сетях 1/8 часть всего населения этого уезда.
Для борьбы с расколом в Гороховецком уезде братством были открыты 3 отделения: в г. Гороховце и селах Фоминки и Пестяки. Деятельность этих отделений состояла в следующем:
1. ведении миссионерами и некоторыми из священников публичных бесед с раскольниками о спорных предметах веры и обряда,
2. ведении священниками частных бесед с раскольниками,
3. произнесении священниками с церковного амвона проповедей, направленных к обличию раскола,
4. ведении священниками при участии некоторых дьяконов и учителей церковно-приходских школ внебогослужебных собеседований и публичных чтений о расколе,
5. выдаче для чтения книг и бесплатной раздаче брошюр противораскольнического содержания,
6. привлечении церковно-приходские школы детей раскольников и религиозно-нравственное в строго православном духе воспитание и обучение их в этих школах
Из этих способов борьбы с расколом особенно широкого развития достигли публичные беседы с раскольниками. Они велись не только специальными миссионерами Братства Тимофеем Николаевым и Арсением Суриновым, но и многими из приходскими священников, из коих наибольшим усердием отличаются следующие села:
Татарово – о. Иоанн Сахаров, Пестяки – о. Василий Голубев и о. Леонид Кантов, Свято – о. Александр Беневоленский, Купля – о. Петр Богословский, погост Архангельский – о. Михаил Кохомский и о. Иоанн Троицкий, Красное – о. Иоанн Афенский.
Из проведенных ими бесед особенного внимания заслуживают следующие две. Одна, проведенная священником Георгиевской слободы о. Леонидом Кантовым 2 июня в приходской деревне Перово с учеником Швецова Иваном Григорьевым Усовым, прибывшим на беседу из Нижегородской губернии. Другая, проведенная священником села Татарово в деревне Тараново 5 мая. Первая беседа происходила на улице, где и был устроен помост для собеседования. Предметом ее был поставлен вопрос об австрийском священстве. Усов употреблял все усилия, чтобы доказать законность этого священства, но это ему не удалось. Беседа произвела хорошее впечатление на православных слушателей, собравшихся на беседу в значительном количестве (около 500 человек обоего пола), не только из самой д. Перово, но и окрестных селений. Староверы же, по мнению православных священников, оставили беседу с чувством досады и разочарования в своем защитнике. На следующих беседах в той же деревне приверженцы старообрядчества уже не возражали и являлись лишь за тем, чтобы отказаться от беседы. Вторая беседа, по суждению членов братства, замечательна в том отношении, что всем присутствующим на ней она показала до какого упорства и ожесточения способны доходить некоторые раскольнические наставники. Один из них, именно крестьянин деревни Внуково Кожинского прихода, Иван Иванов Дубов, приглашенный староверами на эту беседу, сначала пытался опровергнуть приведенные о. Иоанном Сахаровым свидетельства из старопечатных книг в пользу необходимости таинства св. причащения, но, когда это ему не удалось, то он заткнул пальцами свои уши и сидел в таком положении все время беседы.
Кроме православных пастырей публичные беседы со староверами в Гороховецком уезде велись, как сказано выше, и специальными миссионерами Братства Тимофеем Николаевым и Афанасием Суриновым. Всего ими было проведено здесь 54 беседы. Из них особенного внимания заслуживают следующие беседы Николаева:
1) Веденная им 26 марта в д. Перово с известнейшим апологетом раскола О.В. Швецовым и его учеником Иваном Григорьевым Усовым. Описание этой беседы в том виде, как оно было напечатано даже в журнале «Братское слово» (№11 за 1896 г.).
2) Беседа, проведенная в д. Выезд Красносельского прихода, 16 ноября 1896 года. На этой беседе один из местных раскольников рассказал слышанную им от своих собратий повесть о книжном исправлении при патриархе Никоне (приведена выше). Сколько не убеждали рассказчика миссионер и православный священник в нелепости этой повести, упрямый старик не слушал их разъяснений и упорно отстаивал справедливость этого раскольнического вымысла. При всей своей незамысловатости, эта повесть довольно интересна. Подобных сказок сочинялось немало и, по мнению членов братства, обнаруживали в «раскольниках» «крайнюю умственную неразвитость, отсутствие всякой логики и какую-то ребяческую страсть сочинять и слушать всякие небылицы и сказки».
«На некоторых беседах раскольнические возражатели задавали миссионеру Николаеву немало вопросов, которые просто удивляют своею странность и мелочною придирчивостью. Так, например, раскольники спрашивали: «Почему в вашей (т.е. православной) церкви священники крестят младенцев лицом «от себя», а «не к себе», как крестил Спасителя св. Иоанн Предтеча?»; «Почему у вас во время пения Херувимской песни многие стоят на коленях, не поднимаясь на ноги во все время пения этой песни, а не кладут земные поклоны, как следует по уставу?»;
«Зачем у вас некоторые дамы в зимнее время стоят во время литургии в шапках, а не в платках, как подобало бы женщинам?» и т.п. И на всякий такой вопрос, как бы странен и мелочен он не был, миссионер должен дать ответ, который бы удовлетворил вопрошающего. Если же миссионер отклонит разрешение подобных вопросов и направит беседу на более важный предмет, то раскольники остаются не удовлетворенными, упрекают миссионера в лукавстве, предполагая, что он не может дать ответ потому переходит к другому предмету, поднимают шум, крики, так что в это время, по выражению одного священника, они походят на «скопище бесноватых». (Отчет братства…)
По мнению братства, все указанные выше факты свидетельствовали, что «раскольники» Гороховецкого уезда, за немногим исключениями, представляют собою темную, невежественную массу, среди которой легко распространяются всякого рода вымыслы, суеверия и предрассудки: «Сколько же, значит, потребуется усилий и трудов со стороны миссионеров и пастырей церкви, чтобы ослабить и пошатнуть здесь раскол!»
Труды миссионеров в Гороховецком уезде не оставались бесплодными. Ежегодно в уезде бывало несколько случаев обращения из «расколов» в православие.
Так в 1896 году было 11 таких случаев. Из них заслуживает особенного внимания обращение в православие раскольницы д. Перово Георгиевского прихода Евдокии Блохиной, вследствие полученного ею исцеления от болезни в православном храме с. Пурех Нижегородской губернии.
Разделения в старообрядчестве, существовавшие в Гороховецком уезде «Преобладающей по числу своих членов раскольнической секты в Гороховецком уезде являются беспоповщина. Ее последователи разделяются на три толка: поморский, федосеевский, нетовский, из которых наиболее распространенным оказывается нетовский. Центром нетовщины служат приходы Фоминский и Ростригинский. Не соглашаясь между собою по вопросу».

I. Беспоповцы.
а) Нетовцы. Обществом нетовцев руководит множество наставников и наставниц, каковыми, обычно, состоят старые девы. Из наставников наиболее видными являются следующие:
1) Дер. Тараново прихода с. Свято – Никита Данилов Гущин;
2) Дер. Внуково прихода с. Кожино – Иван Иванов Дубов;
3) С. Пестяки – Василий Степанов Хромушин Из наставниц – крестьянка д. Овинищи Бережковского прихода – Дарья Иванова.
Никита Гущин славится среди раскольников начитанностью и как мученик за веру, так за свои дерзкие хулы на православную Церковь он подвергся полуторагодичному тюремному заключению. На самом деле Гущин человек не особенно начитанный, но зато обладая даром слова, он умеет искусно перетолковать по-своему многие места старопечатных книг. Это то последнее и доставило ему особенное уважение со стороны раскольников, которые слепо верят ему во всем.
Другой наставник нетовцев – Дубов по своей начитанности превосходит Гущина, но не пользуется таким, как Гущин, уважением со стороны раскольников за свои личные качества. Хромушин – последователь известного Ковровского лжеучителя Першина и находится с ним в близких сношениях. Дарья Иванова не особенно начитанная, но пользуется большим уважением среди местных раскольников. Зная это, приходский священник о. Леонтий Троицкий обратил особенное внимание на эту наставницу и за последнее время устроил несколько частных бесед в ее доме в присутствии многих других нетовцев.
Беседы ревностного пастыря, проникнутые силою убеждений и отеческою любовью к заблудшим, заметно производят на эту раскольницу сильное впечатление. На последней беседе, предметом которой служил вопрос о необходимости для спасения таинства св. прочищения, Дарья Иванова решительно заявила священнику Троицкому: «Как пред Богом говорю Вам, батюшка, что отныне не скажу я своим старухам (т. е. последовательницам нетовщины) ни одного слова против греко- российской Церкви, потому что многие книги говорят, что без причастия не спасешься, а оно находится только в вашей Церкви». Кажется, эта наставница в настоящее время близка уже к православию; если же она присоединится к православной Церкви, то ее примеру, несомненно, последуют и многие из руководимых ею нетовцев.
б) Брачники (поморцы). Беспоповцы поморского толка не так многочисленны, как нетовцы. Средоточием поморцев служит д. Выезд Красносельского прихода. Поморцы не пользуются расположением со стороны раскольников других толков; особенно же не любят их нетовцы и в насмешку зовут их «перекувырдышами» за то, что они перекрещивают всех переходящих в их секту.
Во главе поморцев стоят следующие наставники: села Кром крестьянин Михаил Денисов Чернов и крестьянин деревни Голышево Пестяковского прихода Никита Иванов Мозолькин. Этот последний пользуется известностью преимущественно за свою «писательскую» деятельность. Он сочинил «Ответы на вопросы», данные ему миссионером Т. Николаевым и священником села Пестяки В. Голубевым и отпечатал их на гектографе во множестве экземпляров. Так как эти «Ответы» сильно распространены по Гороховецкому уезду и пользуются уважением у раскольников, несмотря на свои крупные недостатки и даже противоречия, то местный священник о. Василий Голубев, один из выдающихся пастырей Гороховецкого уезда, счел своим долгом сделать посильное опровержение и критический разбор этих «Ответов». Труд о. Василия Голубева , свидетельствует о его начитанности и умении опровергать лживые доводы противника и ввиду таких своих достоинств в текущем году отпечатан на страницах «Братского слова».
в) Федосеевцы. Что касается толка федосеевцев, то можно сказать, что они, живя разбросанно по деревням и селам уезда, далеко не пользуются таким значением, как раскольники других толков. Нет между ними и особенно видных наставников.

II. Поповцы.
Кроме раскольников беспоповщинской секты, в том же Гороховецком уезде проживают и поповцы. Они в свою очередь делятся на два толка: беглопоповцев и принимающих австрийское священство. Беглопоповцы встречаются лишь единицами. Австрийцы, которых раскольники других сект называют «немцами», тоже не многочисленны. Центром австрийщины служит с. Пестяки и д. Перово Вязниковского уезда, но причисленная к приходу Георгиевской слободы Гороховецкого уезда.
Здесь службы проводит Онисим Швецов, апологет старообрядчества, епископ Уральский, во время своих приездов на родину. До 1896 г. при «церкви» не было особого лжепопа и службы в ней отправлялись лишь самим Швецовым или в его отсутствие «канонархом» Иваном Никифоровым Яшиным. В последний свой приезд на родину к дням св. Пасхи Швецов заметив, что единоверные его братья-австрийцы, под влиянием беседы с православным миссионером Т. Николаевым и местным священником о. Леонидом Кантовым, начинают сомневаться и колебаться в «вере», позаботился для утверждения их в расколе дать им постоянного лжепопа, таковым, по ходатайству Швецова, и был сделан «канонарх» той же «Церкви» Яшин, который и получил от московского лжеархиерея Савватия мнимую хиротонию, а от известного богача – фабриканта Арсения Морозова и денежное пособие в размере 200 р. В благодарность за это и в чаянии будущих наград от Морозова Яшин сделался ревностным пропагандистом раскола. В прочем, к счастью для православия все труды его в этом отношении остаются пока совершенно бесплодными. В доме от того же Яшина и помещалась довольно значительная раскольническая библиотека (в ней хранилось более 200 рукописей и книг), составленная Швецовым преимущественно из подпольных произведений новейшей раскольнической литературы. Вот выдержка из отчета приходского священника о. Леонида Кантова: «Одна из этих книг, пишет он, попала в мои руки; содержание ее настолько возмутило мои чувства, как православного священника и русского поданного, что я счел долгом представить ее во Владимирскую Духовную Консисторию».
Подобные перовские раскольнические библиотеки, вероятно, существовали и в других местах Гороховецкого уезда. Это можно предполагать на том основании, что в Гороховецком уезде было сильно, вообще, распространены произведения раскольнической литературы и даже во многих местах уезда старообрядцы выходили на беседы с православными миссионерами, запасшись подпольными гектографированными и рукописными тетрадками, из которых и заимствовали свои возражения. Распространение подобных произведений в значительной степени содействовал все тот же О.В. Швецова, который в каждый свой приезд на родину привозил с собою для раздачи староверам массу разных раскольнических книг и брошюр.
Из второстепенных руководителей «австрийцев» в Гороховецком уезде наиболее видными являлись крестьяне д. Кашарят, Верхне-Ландеховского прихода, Афанасий Васильев Григорьичев и его сын Василий и с. Пестяков, Иван Егоров Кукин. Григорьичевы особенно известны тем, что состояли в близких отношениях со многими выдающимися «расколоучителями», от которых и получали массу гектографированных брошюр расколо-апологетического содержания. Начитавшись этих подпольных произведений, Григорьичевы охотно выступали на беседы с миссионером Т. Николаевым и приходскими священниками, причем держали себя крайне высокомерно, считая себя «умнейшими и начитаннейшими людьми».
Почти не проходило ни одной беседы при участии Григорьичевых без того, чтобы они чем-либо не оскорбили миссионера. Оставаясь до сего времени безнаказанными, Григорьичевы с каждым годом становились все более и более дерзкими. Так, в 1895-1896 учебном году на беседе в деревне Кашарятах Григорьичевы при многочисленном собрании слушателей позволили себе назвать миссионера Тимофея Николаева и местного священника о. Михаила Добродьева – «дураками». В подобных случаях православные собеседники обыкновенно бывали поставлены в крайне неловкое положение. Но священники не возбуждали против своих обидчиков законное преследование, считали, что у старообрядцев появился бы повод отказываться от бесед под предлогом опасения ответственности за свою защиту старой веры, боялись, что у них появится повод говорить, что они терпят гонение за веру.
Второй после Григорьичевых «расколоучитель» Кукин не пользуется таким, как они, значением, но все-таки довольно известен в Гороховецком узде вследствие своих частных встреч с апологетом старообрядчества Онисимом Швецовым (епископом уральским и оренбургским Арсением), который иногда приезжает даже в его моленную.
Таково в общих чертах состояние раскола в Гороховецком уезде на рубеже XIX-XX веков.

Век XX

Старообрядческая школа в д. Выезд торжественно открыта 13 ноября 1912 года в праздник Св. Иоанна Златоустого.
Как бы это ни было странно, но тяга к отшельничеству, уходу в леса от мира стала опять проявляться в России после государственного переворота 25 октября 1917 года. Силою насаждаемый атеизм и старообрядцы и приверженцы господствующей церкви в XX веке воспринимали примерно также, как их предки реформы патриарха Никона в XVII веке. И так же как тогда некоторые укрывались в Заклязьменских лесах. Вот о чем рассказал гороховецкому краеведу Николаю Ивановичу Андрееву в письме от 12.06.1976 года известный во Владимирской, Горьковской и Костромской областях замечательный знаток лесного дела, ныне покойный, главный лесничий Гороховецкого военлесхоза, автор книги «В Приклязьменских лесах» (Горький, 1961)
Борис Африканович Зубков: «В пятидесятых годах в Ярополческом бору, километрах в шести от посёлка Санхор жил в ветхой землянке бывший монах Демьян… Демьян остался в лесу (после разгона Флорищевой пустыни) и жил там много лет. Лесничий Кучумов рассказал, что проходя раз мимо землянки Демьяна он слышал, как тот служил, сам только для себя, вечерню пел и читал все, что положено по требнику. Позднее у Демьяна появилась какая-то женщина… Это случилось на самом склоне Демьяновых лет…»
Однако вероятно последним отшельником за Клязьмой следует считать крестьянина села Перово Вязниковского района старообрядца поповского толка Василия Алексеевича Яшина (1904-1969 гг.). Вернувшись инвалидом с Великой Отечественной войны, он, несмотря на то, что у него была семья, выкопал в пустом огороде ныне исчезнувшей заклязьменской Егорьевской слободы землянку, где постоянно жил, молился и читал священное писание.
Брат В.А. Яшина Федор Николаевич был женат на Александре Швецовой из д. Ильина Гора, вероятно, родственнице Онисима Швецова (епископа уральского и оренбургского Арсения)

Современное положение старообрядцев в г. Гороховце

Современное духовное состояние общества, в котором наблюдается полная свобода в вероисповедании, благодаря действию закона от 1990 года «О свободе вероисповедания», позволяет религиозным организациям освободиться от государственного вмешательства в конфессиональные дела, а верующим - свободно исповедовать свою религию. На протяжении трех с половиной веков, чем жёстче были гонения со стороны государства и официальной церкви, тем упорнее староверы сохраняли свои обряды. А сейчас, когда, казалось бы, нет никаких препятствий для богослужений, староверы, к сожалению, относятся к уходящему поколению и не передают особенности своей веры детям и внукам.
В городе существует старообрядческая община, в нее входит около 20 человек. Все ее члены относятся к поморско-брачному согласию, и большинство из них не подозревает о существовании других направлений старой веры.

/Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Межпоселенческая библиотека» Гороховецкого района Владимирской области. Сборник краеведческих работ по итогам IX Булыгинских литературно-краеведческих чтений. Выпуск 8/
Гороховецкий уезд
Город Гороховец
Русская старообрядческая церковь
Категория: Гороховец | Добавил: Jupiter (13.03.2018)
Просмотров: 317 | Теги: Гороховецкий уезд, Гороховец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика