Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
19.11.2017
22:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 381

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [717]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [181]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [100]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [15]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Калачов Николай Васильевич - сенатор, тайный советник, академик

Николай Васильевич Калачов

Николай Васильевич Калачов, один из известнейших и видных представителей русской исторической науки, сенатор, тайный советник, академик, потомок древнего рода, издревле владевшего поместьями и вотчинами и внесенного в шестую часть дворянской родословной книги.
Родился 26 мая 1819 года в имении родного деда, в селе Алексине Юрьевского уезда, Владимирской губернии. Отец братьев Калачовых, Василий Андреевич служил по выборам предводителем дворянства Юрьевского уезда и большую часть жизни своей прожил в родовом имении, в сельце Весках, того же уезда. Здесь, в Весках, Н.В. провел свое детство, здесь получил он и первоначальное образование; последнее шло при исключительно-счастливых обстоятельствах: руководимый довольно образованными родителями, ребенок пользовался уроками иностранных наставников, живших постоянно в доме; в числе их был доктор философии Гегерман, который, заставляя 12-летняго Калачова читать Тита Ливия то на латинском, то на немецком языке, тем самым пробудил в юноше любовь к историческим занятиям.
По отъезде Гегермана за границу, Калачова отвезли в Москву и поместили в известном некогда пансионе Чермака, где он впрочем находился не долго: в 1833 г. он перешел в Московский Дворянский Институт. Здесь талантливый юноша, оказывая блестящие успехи по всем предметам, с особенною любовью занимался изучением отечественной словесности, в чем ему не мало помогал В.С. Межевич. Кроме итого, Н.В., готовясь поступить на словесный факультет, изучал с особым усердием греческий и латинский языки. Мечтам юноши, однако, не пришлось сбыться: он, по окончании курса в Институте в 1836 г, уступая желанию отца, поступил на юридический факультет Московского университета. Время университетского образования на всю жизнь запечатлелось в памяти Николая Васильевича: живя на первых порах у директора Дворянского Института, С.Я. Унковского, Калачов прошел строгую школу нравственного воспитания и здесь же познакомился с английским языком и литературою, а основательное преподавание в университете юридических и исторических наук вызвало в нем решительную наклонность к историко-юридическим научным занятиям.
В Дворянском Институте Н.В. Калачов обучался вместе с известными В.А. Татариновым и Н. Милютиным.
Все они начали там и свою литературную деятельность, выразившуюся в речах и сочинениях, читанных ими на годичных собраниях Института и напечатанных в издававшихся этим заведением ежегодно отчетах под заглавием — „Речи и разсуждения, произнесенныя в торжественном собрании Московскаго Дворянскаго Института", напр., 1834 г., Ноября 27-го, или 1835 г., Декабря 22-го (М., Универ, тип., 4°). Калачов в 1834 г. произнес „Diе deutsrhe Sprache, Luther und Klopslock", а в 1835 г. — „Письмо Овидия к друзьям", ,De veteri ас moderna eloquentia" и „ Bildungsgang der deutschen dramat. Poesie", которые и были напечатаны в указанных отчетах.
Университетские годы в жизни Николая Васильевича были исходным пунктом для его серьезной литературной деятельности: в последние два года пребывания в университете он написал „О судебнике царя Иоанна Васильевича" и „Об уголовном праве по судебнику Иоанна Васильевича", которые и были напечатаны в „Юридич. Записках", издан. Редкиным, первая статья в 1 томе (1841 г., стр. 47 — 160), а вторая — во II т. (1842 г., стр. 306 — 418). Эта студенческая работа, составляя связующее звено в последующих, натолкнула Калачова на мысль об изучении более древних памятников русского права и этим решением вывела его на путь юриста-археолога, пройденный им с редким успехом.
Окончив курс в университете в 1840 г. со степенью кандидата, Н.В. прямо со студенческой скамьи был определен на службу, по рекомендации М.П. Погодина, в Департамент Народного Просвещения: сначала он был откомандирован для занятий в Археографическую комиссию, а потом определен и чиновником оной. Археографические занятия открыли много нового для Калачова, — он выучился разбирать старинные почерки, и это самое возбудило в нем наклонность к отысканию древних материалов для отечественной истории и права. Здесь же начал Н.В. готовиться и к магистерскому экзамену, с тем, чтобы получа эту степень съездить заграницу для изучения славянских наречий и памятников. В 1843 г. он приехал в Москву, где и сдал экзамен, но в тоже время получил известие о смерти отца, владевшего обширными имениями в нескольких губерниях. Николай Васильевич остался старшим в роде, на него легли все хозяйственные заботы и попечения, и потому по сдаче экзамена, вместо заграничного путешествия, он должен был отправиться в деревню для ознакомления с сельским хозяйством, и службу в Археографической Комиссии пришлось оставить. В деревне он пробыл до 1840 года .
Бывши еще в Петербурге, Калачов напечатал под инициалами Н.К. „Отрывок из сочинения Чилли: История Московии” (с итальянского) в „Маяке" (1841 г., ч. 17 — 18, стр. 17 — 29, и 1842 г., т. 3, стр. 49 — 71), за полной подписью — „Дневник камер-юнкера Берхгольца" в „Отеч. Зaп." 1843 г., № 1, стр. 1 — 30 (то и другое было перепечатано в „Журн. для чтения воспитан, воен.-учеб. завед.” 1842-1843 г. №.№ 144, 169 и 170).
Из деревни Н.В. удосужился прислать для печати только „Суждение иностранца о Петре Великом в 1713 году", перев. с немец. (напеч. в „Отеч. Зaп." 1844, ,№ 6, стр. 77 — 87).


Калачов Николай Васильевич

Только в 1840 г. И.В. Калачов получил возможность возвратиться на службу, и то только в Москву, где необходимо было его присутствие для семейства: он принял место библиотекаря в Московском Главном Архиве министерства иностранных дел. Вскоре по приезде Н.В. издал „Текст Русской Правды на основании четырех списков разных редакций” (М., тин. Ав. Семена, 1846. 8°. VI + 52 стр. + таблица + 2 fас-simile; в 1847 г. вышло 2-е издание, без перемены, там же. 8°. 2 нен. +ХI + 52 стр. и те же приложения; 3-е изд. вышло в 1881 г. Спб., 61 стр., с таблицей, а 4-е в 1890 г. (В том же году Калачов защитил в Московском Университете диссертацию — „Предварительныя юридическия сведения для полнаго объяснения Русской Правды. Рассуждение, писанное для получения степени магистра" (М., тип Ав. Семена. 1846. 4°. ѴIII+158 + 5 нен. стр.; в 1880 г. вышло 2-е изд. Спб., 288 стр.). Этот капитальный труд, к которому, по словам И.Е. Андреевского, следует подходить с особым уважением, был увенчан магистерскою степенью и доставил автору снова место чиновника в Археографической Комиссии с откомандированием для археологических занятий в Москву. Работая в Архиве, Н.В. ознакомился с богатыми материалами Русской истории и вместе с тем продолжал разрабатывать вопрос о древнем русском праве, — так, в 1847 г. в „Чтен. в Импер. Общ. Ист. и Древн. Рос." (кн. 3, стр. 1 — 128 и кн. 4, стр. 1 — 80) он напечатал „О значении Кормчей в системе древняго русскаго права", с приложениями (изд. и отд.: М., унив. тип., 1850. 8°. 3 нен.+128 + 80 стр.); в том же и 1848 гг. он редактировал собранные кн. М. Оболенским „Иностранныя сочинения и акты, относящиеся до России“ (М., 4 тетради) и написал статью „ Псковская судная грамота, составленная на вече в 1467 году" („Москвитян". 1848 г., кн. 2, стр. 165 — 178) по поводу открытого и изданного тогда Мурзакевичем этого памятника. В 1847 г. Московское Общество Истории и Древностей Российских избрало Николая Васильевича своим действительным членом, а в 1848 г. в „Чтениях" Общества помещен был перевод Калачова сочинения Феслера о Руси при Иоанне Грозном, но в обращение не был пущен, тогда же вырезан изо всех экземпляров „Чтений" и хранится до сего времени в библиотеке Московского Университета.
В 1848 г. К.Д. Кавелин по семейным обстоятельствам вышел из Московского Университета и на освободившуюся через это кафедру Истории Русского Законодательства был приглашен Н.В. Калачов. Коренным правилом профессорской деятельности Николая Васильевича было не столько учить, сколько направлять молодых людей к самостоятельному изучению памятников древнего права, и потому он знакомил студентов только с так называемою внешнею историей русского законодательства в собственном смысле. Он читал и историю русского законодательства, и объяснение важнейших юридических памятников русской старины и, кроме того, для студентов прочих факультетов — „Государственныя и губернския учреждения" и „Законы о состояниях".
Приглашенный в профессора, Н.В. Калачов по необходимости должен был отказаться от занятий в Архиве, не оставляя службы в Археографической Комиссии, членом которой он был сделан в 1851 году. В 1852 г. ему поручено было издание „Дополнений к актам юридическим" и разрешено министром народного просвещения археографическое путешествие на свой счет для отыскания в России исторических и юридических материалов. Летом 1852 г. Н.В. объехал Орловскую, Владимирскую и Саратовскую губернии, а в 1853 г. Самарскую, Тамбовскую и Рязанскую. Плодом этой поездки были богатые материалы, частью вышедшие отдельно („Историческия заметки, собранныя в Орле и Мценске“. М., 1852 г.), частью, как донесения председателю комиссии, помещенные в „Актах, относящихся до юридическаго быта древней Руси“. Еще ранее путешествия Н.И. принял участие, как сотрудник, в „Москвитянине“ и „Московских Ведомостях“, где помещал разборы вновь выходящих книг исторического и юридического содержания (в первом поместил рецензию на сочинение Ф. Деппа — „О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михаиловича" (Спб., 1849) — 1850 г. № 2, кн. 2, стр. 37 — 56, и № 3, кн. 1, стр. 69 — 84, а во вторых („Моск. Вед.“) в № 68 1851 г. рецензию на книгу Пахмана „О судебных доказательствах44 и в 1852 г. (№№ 30 — 32 и 35) разбор 1-го тома „Истории России" С. Соловьева).
В 1850 году Калачов издал и 1-ю книгу „Архива историко-юридических сведений, относящихся до России“ (2-е изд. этой книги было в 1876 г.; всего издано им 3 тома в 4-х книгах), в которой поместил свои исследования — „Мерило праведное“ (стр. 29 — 42) и „О значении изгоев и состояние изгойства в древней Руси“ (стр. 51 — 68). В 1854 г. он сообщил во „Временник Импер. Общ. Ист. и Древн." (кн. 20-я) отрывки из сборника XVII столетия: „О приходе турок под Чигирин и о войне с ними", „О съезде русских и шведских послов в Нейгаузене в 1678 году" и „О флоте в России морском“ (стр. 1 — 16), а также „Жалованную грамоту царя Михаила Федоровича Мартыну Филимонову" (стр. 16 — 20); в том же году Калачов издал 2-ю половину II книги „Архива", где напечатал „Названия лихорадок в заговорах" и предисловие с примечаниями к переводу Шестакова — „О нравах татар…"
В 1855 г. вышла и 1-я половина II книги ,,Архива", где Николай Васильевич, кроме „предисловий" (как редактора) к сообщениям Бычкова, Закревского, Лакьера и Глебова-Стрешнева (см. стр. 3, 9, 71 и 121 в отд. II), поместил „Замечание о слове: Дума" (отд. III, стр. 155), „Заметки (статистические и археологические) об Инсаре и его уезде" (стр. 35 — 96) и „Предисловие" ко II книге (О научной пользе рецензий на первую книгу „Архива", и проч.), стр. I - XLII.
Издававшийся Калачовым „Архив", благодаря трудам самого издателя и целого ряда ученых новой школы, был очень важным явлением тогдашней исторической литературы. В нем, кроме вопросов древнего русского законодательства, помещались исследования о древней жизни вообще, с теми новыми приемами, которые развились тогда в истории, филологии, этнографии, благодаря трудам Соловьева, Кавелина. Буслаева и др. Изучая русский быт, общественные вопросы, Калачов всегда приводил их в связь с современным решением тех же вопросов. „Такое изучение их и разработка тем более полезны, — писал Калачов в 1859 г., — что они послужат лучшим пособием для того, чтобы вглядеться пристальнее в самыя начала и формы нашей общественной жизни и различить те из них, которыя проходят чрез всю нашу историю и, следовательно, могут быть названы национальными, от тех, которыя были приняты нами и выработаны как народом европейским“.
В 1857 г. Н.В. издал по поручению Археографической Комиссии 1-й том „Акты, относящиеся до юридическаго быта древней России" (2-й — в 1864 г., 3-й в 1884 г.), написал по поручению Академии Наук разбор сочинения Б. Чичерина „Областныя учреждения в России“ (см. „26-е присужд. Демидов, наград“. Спб., 1857 г., 8°, стр. 55 — 115) и в том же году оставил службу в Московском Университете. Он отправился в Петербург и там обратился к гр. Д.Н. Блудову с ходатайством о допущении его для занятий в архиве II Отделения Его Величества канцелярии. Как лицу постороннему, ему было отказано в этом, но предложено — поступить на службу в это учреждение, на что Н. В. и согласился. Вскоре после этого он принял на себя редакцию третьего издания свода гражданских законов. В 1858 г. Академия Наук избрала Н. В. Калачова своим членом - корреспондентом.
20 февраля 1859 г. Николай Васильевич был назначен членом редакционных комиссий для начертания Положений об освобождении крестьян, и он вступил в Юридическое Отделение их, учрежденное для определения прав и обязанностей крестьян и дворовых людей, а также поземельных прав помещиков, т.е. для разработки вопросов первостепенной важности для нового крестьянского быта. И здесь этот с авторитетным именем историк-юрист и археолог, со свойственными ему энергией и неутомимостью и редкими душевными качествами, потрудился довольно. Так, через 4 месяца после вступления в Комиссию, он в общем присутствии прочитал доклад „О прекращении крепостнаго права", который своею обстоятельностью вызвал общее удивление; за этим последовали и другие работы Калачова, вошедшие в текст статей „Общаго Положения о крестьянах", и эти труды дают право Н. В. Калачову занять почетное место в истории падения крепостничества в России. И после, когда он более всего поглощен был историко-юридическими и археологическими занятиями, И. В. не раз откликался своими прекрасными статьями по крестьянскому делу и проявлял свое сочувствие к нему в звании сенатора, — смело выступал по крестьянским делам, если находил нужным, с особыми мнениями, хотя бы они не согласовались с мнениями прочих присутствовавших.
В 1859 г. вышли в Москве I, III и VI отделы 8-й книги „Архива историко-юридических сведений" (отделы II, IV и V напечатаны в Спб. в 1861 г.); здесь помещена статья Калачова — „Азбуки — прописи. (Выписки из рукописных азбук и прописей XVII и начала XVIII века)" (отд. III, стр. 1 — 18). В том же году он начал издавать в Спб. „Архив исторических и практических сведений, относящихся до России", где из своих работ поместил — в 1-й книге „Договоры вольных людей XVII и начала XVIII века о поступлении в крестьяне и дворовые на срочное время" (стр. 83 — 90), „Орловская старина", за подписью Н. К. (стр. 74 — 76), „О жилищах для рабочих" (стр. 90 — 118, в приложении), „Предисловие и примечания к книге, глаголемой Травник", „Судное дело 1500 года" и „Обозрение новых законов", во 2-й книге — „О летописных сборниках с картинами, находящихся в Археографической Коммиссии" (отд. V, стр. 25 — 28, с картинкой), „Юридические обычаи крестьян в некоторых местностях" (стр. 15 — 28), и в приложении к книге 5-й — „Разъяснение недоумений В. Ржевскаго", по поводу статьи „О потравах" (стр. 65 — 74). В 1859 году вышел 7-й том „Дополнений к актам историческим" (Спб.) под редакцией Калачова, который наблюдал также за составлением указателя и описания подлинного манускрипта — сочинения Котошихина „О России в царствование Алексея Михаиловича".
С 1860 года, в виде приложения к „Архиву исторических и практических сведений", Н. В. Калачов начал издавать „Юридический Вестник", выходивший выпусками (в 1860 — 64 гг. вышло 48 выпусков), в котором издатель поместил массу разъяснений (большею частью в форме ответов) по различным юридическим вопросам (всего помещено им в течение 5 лет 37 своих статей, перечень которых занял бы слишком много места; они указаны Д. Д. Языковым в его „Обзоре", вып. 5-й). В этом же „Вестнике" (вып. 15 — 17) напечатаны лекции проф. Ф. Л. Морошкина, сообщенные Калачовым. К 1860 г. относятся еще следующие труды Николая Васильевича: „Очерк царствования Феодора Алексеевича по актам, собранным Археографическою Коммиссиею" („Журн. Мин. Народ. Просв." 1860, ч. 105, отд. 2, стр. 27 — 42); разбор сочинения Дмитриева — „История судебных инстанций…“ („Отчет о 29 присужд. Демидов, наград". Спб., 1860, 8°, стр. 53 — 114), и в кн. 5-й „Архива истор. и практ. свед." — „Предисловие в правилам, поставленным на соборе 1551 года, 23 февраля" (отд. 2, стр. 9 — 44) и „Материалы для своднаго уложения 1701 года" (стр. 45 — 54). В 1861 г. он поместил в IV отд. „Архива историко-юридических свед." (кн. III, стр. 5 — 35) „Дополнение к разсуждению Деппа — О наказаниях", в „Летописи занятий Археографич. Коммиссии" (1861 г., вып. 1, стр. 34 — 49), вместе с А. Бычковым, „Старинные формулярники" (Образцы вступлений в письма к лицам самого разнообразного состояния, заимствованные из сборника начала XVIII в. и Толстовского), и в „Рус. Инвалиде" (за подписью Н. К — в) статью „Граф Сперанский" (1861, №№ 229 и 230).

В феврале 1862 г. Н.В. Калачов был назначен членом консультации при министерстве юстиции. Здесь ему пришлось ревностно потрудиться над практическим разрешением вопросов русского права и суда, — он в качестве члена - редактора (с 1863 г.) работал в комиссии, составлявшей проекты судебных уставов, по его личной инициативе, по словам Джаншиева, наше новое судебное законодательство обязано одним из своих лучших постановлений, а именно ст. 130 Уст. гражд. судопр., впервые узаконившей на суде применение обычного права. Чтобы подготовить деятелей нового суда, он тогда же собрал в Спб. кружок молодых юристов и занимался с ними вопросами практического судопроизводства (органом служил „ Юридический Вестник" 1860 — 1864 гг.); с переездом в Москву он принял деятельное участие в устройстве первого юридического Общества, Московского, где был несколько лет председателем, в 1867 г. возобновил издание „Юридич. Вестника" (в Москве). Когда в 1875 г. состоялся 1-й съезд юристов, Н. В. был избран его председателем, деятельно участвовал в его работах; после он хлопотал о периодических съездах юристов, но безуспешно. За свои ученые труды в области правоведения Н. В. получил в 1864 г. диплом от Петербургского университета на степень доктора гражданского права.
В 1863 г. Калачову поручено было составление описания архивов: Государственного Совета, Государственной Канцелярии и Комитета Министров, с причислением к Государственной Канцелярии. Кроме того, он был председателем комиссии, учрежденной при Географическом Обществе для собирания народных юридических обычаев.
Литературная деятельность Николая Васильевича в 1862 — 1864 гг., кроме издания „Юридич. Вестника", 2-го Тома „Актов" (в 1864 г.) и 8-го тома „Дополнений к актам историческим" (1862 г.), выразилась разбором сочинения Чебышева-Дмитриева „О преступном действии" („Отчет о 32 присужд. Демидов, наград". Спб , 1863, 8°, стр. 123 — 135), помещением в „Летописи занятий Археографическ. Коммиссии" (Спб , 1864, вып. III, стр. 1 — 23) статьи — „Очерк юридическаго быта великорусских крестьян в ХVII столетии", рецензии в „Юридич. Вестнике" (1864 г., вып. 48-й) на сочинение Романовича-Славатинского — „Дворянство в России" (много и др. статей его в этом журнале, о которых говорено выше) и напечатанием такого капитального произведения, как „Артели в древней и нынешней России" („Этнографии. Сборник", 1864 г., вып. VI. стр. 1 — 93, и отд.: Спб., тип. Головина, 1864, 8°, 93 стр.).

В 1865 г. Н. В. Калачов за свою службу был произведен в сенаторы и назначен директором Московского архива министерства юстиции. С этого времени до конца своей жизни он посвящал себя всецело организации архивного дела в России. Ознакомлен с архивом министерства юстиции, он понял — как много хранится богатых документов как в Москве, так и в других местах России, и вместе с тем сознал, что единичными силами тут сделать ничего нельзя, а если бы и были эти силы, то нужно их сначала подготовить; примеры Западной Европы еще более убеждали его в необходимости организовать архивное дело и в России. В 1872 г. собрался в Петербурге 2-й археологический съезд (1-й был в Москве в 1869 г.), и здесь по предложению Калачова была избрана особая комиссия для обсуждения вопросов относительно устройства архивов и хранения в них документов и для составления положения о главной архивной комиссии, как правительственного учреждении, и об ее отношении к архивам разных ведомств. Комиссия открылась в 1873 г. под председательством Калачова, и он здесь впервые развил мысль о необходимости создать в России Археологический Институт, к котором молодые люди, окончившие курс в университете, дополняли бы свое образование изучением отечественных древностей и палеографии в особенности, с тем, чтобы впоследствии занимать места начальников архивов в разных местностях России. Выработанные комиссией проекты сначала не получили осуществления. Тогда Калачов решается на смелый, еще не бывалый в России, подвиг, — задумал устроить институт на частные средства, на что и получил разрешение.
В начале 1878 г. Археологический Институт был открыт, в виде опыта на четыре года. С 1883 г. Институту ежегодно выдается правительством субсидия по 6 тысяч руб.
Дальнейшим развитием архивного дела является учреждение губернских исторических архивов и ученых архивных комиссий. Н. В. Калачов, избранный в 1881 г. в число академиков, возбудил в Академии Наук вопрос об учреждении губернских архивов и архивных комиссий, и достиг желаемого: в 1884 г. Последовало Высочайшее соизволение на учреждение архивов и комиссий, и они начали открываться постепенно в некоторых городах.
Калачов, таким образом, дожил до осуществления своего смелого и грандиозного плана, составляющего венец всех жизненных трудов этого юриста-археолога. Русские люди всегда будут вспоминать с благодарностью имя этого неутомимого труженика, невидимому совершенно не знавшего преград осуществлению своих желаний
В архиве министерства юстиции, где Николай Васильевич был до конца жизни директором, он сформировал из лиц с высшим образованием особое ученое отделение для систематического описания документов архива. Этот архив в 80-х годах помещался в городе и не был гарантирован от истребления огнем. Николай Васильевич возбудил вопрос о необходимости либо ремонтировать старое здание, либо выстроить новое. Большинство стояло за ремонт старого, на что предполагалось израсходовать 450 тысяч руб., но Калачов стоял за новое, выхлопотал у города безмездно землю на Девичьем Поле и взялся выстроить за 300 тысяч. Новый красивый и удобный архив открыт уже после его смерти.
С переездом на жительство в Москву в 1865 г., литературная деятельность Н. В. Калачова еще более разрослась, — так, в 1865 году он написал разбор соч. Андреевского — „О наместниках" („34 присужд. Демидов, наград." Спб. 1865, стр. 265 — 284) и снабдил свой разбор обширными приложениями (там же, стр. 285 — 360); в 1866 г. он поместил в „Журн. Минист. Юстиции" (т. 28, ч. 2, кн. 4, отд. 1, стр. 1 — 10) „Заметку по поводу предпринимаемого описания Московского архива министерства юстиции", а в „Русским Архиве" — „О Степане Ивановиче Шешковском“ (кн. 2, стр. 263 — 264), „Донесение Ея Величеству генерал-прокурора об удобнейшем и выгоднейшем для казны способе печатания Алкорана. 1759“ (кн. 5, стр. 685 — 686) и „Мнение генерал-прокурора графа Самойлова относительно уплаты процентов и долгов, сделанных вне государства, 1794“ (стр. 687 — 690). В 1866 — 67 гг. Калачов произнес две речи — одну „О значении Карамзина в истории русскаго законодательства" (напеч. в „Москов. Универ. Известиях", 1866 — 67 г., кн. 3. стр. 205 — 227; тоже в ,,Беседах Общ. Любит. Российск. словесности", 1867, вып. 1, стр. 1 — 23, и в отд. брошюре, посвященной Карамзину университетом), а другую — „Вступительное слово в публичном заседании Общества любителей Российск. словесности, бывшем 20 мая 1867 года, в честь славянских гостей" (напеч. в „Беседах“ Общества, вып. 2, стр. 3 — 8), и поместил, как материалы для археологического словаря, в „Трудах Московск. Археол. Общества", т. 1, вып. 2, объяснение слов „Порядныя" (договоры) и „Рядныя", в смысле свадебных сговоров, а в „Рус. Архиве" (кн. 3, стр. 395 — 402) сообщил „Сыскное дело о дороге в Хиву, 1697 года". В 1868 году большую часть статей он поместил в возобновленном им же „Юридич. Вестнике" („Программа разработки начал русскаго гражданскаго права по своду законов с его источниками и по судебным решениям". 1867 — 68 гг., кн. 11, (май), стр. 3 - 18, и отд. М., 1868 г.; „О давности но русскому гражданскому праву", 1868 — 69, кн. I (июль) стр. 1 — 18; Возражение на заметку Лешкова — „О значении опекунов и душеприказчиков", кн.2-я (август) стр. 71 — 78; „Обозрение постановлений о долговых процентах по русскому законодательству", кн. 5 (ноябрь), стр 3 — 22), и только одна заметка („Дом Малюты Скуратова") была напечатана в „Археолог. Вестнике" (ноябрь-декабрь, стр. 267 — 270). В 1869 г. появились следующие труды Калачова: „О значении писцовых книг для изучения исторической географии, этнографии и внутренняго быта древней России" („Изв. Имп. Рус. Географ. Общества"); 5 „юридических заметок" (в „Юридич. Вестн.", кн. 9); разбор соч. Энгельмана — „О давности но русскому гражданскому праву" („Отчет о 12-м присужд. Уваров-ских наград". Спб., стр. 243 — 261); 1-й том „Архива государственнаго совета" Спб. (3, в 1878 г., 4-й т. в 1881 г.), и 1-я книга „Описания документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве министерства юстиции", Спб (2-я в 1872 г., 3-я в 1876 г. и 4-я в 1884 г.). В 1870 г. появилась только одна статья Калачова — „Дела сыскнаго приказа о раскольниках" („Чт. в Имп. Общ. Истор. и Древ. Рос.", кн. 2-я, стр. 13 — 64), а в 1871 г. следующие, напечатанный в 1 томе „Трудов I Археологич. съезда" (бывшего в М., в 1869 г.): „О русских юридических древностях", „Засеки в древней России" (стр. 203 — 206) и „Архивы, их государственное значение, состав и устройство" (стр. 207 — 218). Последняя статья была перепечатана и в „Рус. Мире" (1871 г., №№ 94- 96). Кроме того, в „Изв, Сибир. отд. Импер. Рус. Географ. Общества" (т. 2, вып. 3, стр. 43 — 45) он поместил — ,,Образ жизни тунгусов и коряков, живших в Иркутской губернии в 1766 г.“ В 1872 году Н. В. Калачов издал отделение 1-е первой части „Писцовыя книги XVI века", Спб. (отделение 2-е вышло в 1877 г.), в 1873 году он сообщил в „Русскую Старину" (т. VII, стр. 861 — 868) — „ Высочайше утвержденная коммиссия об устройстве архивов. Протоколы перваго и втораго заседаний", а в 1874 г. был напечатан его разбор сочинения Поленова — „Историческия сведения о Екатерининской Коммиссии" (15-е присуж. Уваров, наград " Спб., стр. 126 — 139, еще прежде (в 1872 г.) помещенный в № 294 „Спб. Ведомостей"). В 1875 г. были изданы „Труды перваго съезда русских юристов в Москве", в редактировании которых принимал участие и Калачов; здесь он поместил „Предисловие", „Отчет г. попечителю Москов. учебнаго округа о 1-м съезде рус. юрист, в М.“ и „Об отношении обычнаго права к законодательству". Кроме этого, в „Голосе" была напечатана его статья „Архивы в России" (1875 т., № 114); в „Рус. Историч. Библиотеку", изд. Археогр. коммиссией (т. 2-й) он сообщил „Три царския грамоты о варении селитры Петру Алябьеву, 1633 — 1635 годов", и под его редакцией (с А. Тимофеевым) вышел 9-й том „Дополнений к актам историческим". В 1876 г. Калачов напечатал рецензию на книгу Якушкина „Обычное право" (в „Извест. Имп. Рус. Географ. Общ." № 3), „Выписку из дел правительствующего сената за 1762 — 1774 годы о сооружении памятника Петру I Фальконетом и записку, представленную Бецким сенату о том же в 1764 году" (в „Сборн. Импер. Рус. Историч. Общества", т. 17), и в вышедших „Трудах 2 археология, сезда", в Спб. (вып. 1, стр. 115 — 120) было помещено его сообщение — „Десятни, один из материалов разряднаго приказа". В 1877 г. Николай Васильевич написал разбор двух сочинений — Пахмана „История кодификации гражданскаго права" (помещен в „Сборн. государств. знаний" Безобразова. Спб., т. 3, стр. 36 — 42) и С. Петровского „О сенате в царствование Петра Великаго" („Отчет о 19 присужд. Уваров. наград". Спб., стр. 150 - 173) и издал отдельно „Об отношении юридичских обычаев к законодательству". Спб.
В 1878 г., как уже отмечено, был открыт „Археологический Институт". Тогда же для объединения работ всех русских архивистов Н.В. Калачов начал издавать „Сборник Археологии. Института" (1878 — 1881), после переименованный в „Вестник археологии и истории" (Спб. 1885 г., 4 выпуска). В этих изданиях Н. В. с 1878 г. преимущественно и помещал свои произведения. Так, в этом году он напечатал „Вступительное слово, произнесенное при открытии Спб. археологич. института“, „Отчет о первом выпуске сборника истор. материалов, извлеченных из архива I Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии" и „О снимках и описании псковских древностей" (все три в 1-й кн. „Сборника"); в 1879 г. — Приложение к книге Шпилевского — „Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии", извлечения из документов Московского архива министерства юстиции" и „О первых занятиях и их направлении в Спб. археологическом институте" (обе в кн. 2-й); в 1880 г. были напечатаны - в кн. 8-й „О работах слушателей института в архивах и осмотр ими памятников древности в 1879 г.", а в 4-й кн. „Ученыя занятия и их направление в археологическом институте в 1879 г."; в 1881 г. (последнем издания „Сборника") Калачов поместил „Отчет об осмотре летом и осенью 1880 г. членами и слушателями археологич. института памятников древности и их работы в архивах" и „О взаимной связи между науками, преподаваемыми в археологическом институте" (обе в кн. 5-й). За тоже время он успел издать 1-ю книгу — „Внутренний быт русскаго государства с 17-го октября 1740 г. по 25 ноября 1741 г." (М., 1880 г.; 2-я кн. вышла после смерти Калачова, в М., 1886 г.) и 1-й том „Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем сенате в царствование Петра Великаго" (Спб., 1880 г.; кн. 1-я 2-го тома в 18S2 г., кн. 2-я того же тола в 1888 г.; т. 3-й, кн. 1-я вышла после смерти Калачова. Спб., 1886 г.). Кроме того, он еще напечатал: „О заслугах гр. Сперанскаго в финансовом отношении" („Юридич. Вести.“ 1880 г., кн. 1, стр. 8 — 16); „О волостных и сельских судах в древней и нынешней России" („Сборн. государствен, знаний", Безобразова, 1880 г., т. 8-й). За 1882 г. можно отметить рецензию Н. В. Калачова рукописи Майнова „Очерк юридическаго быта мордвы" („Изв. Имп. Рус. Географич. Общ.", 1882 г., стр. 450 — 459), за 1884 г. — „Некоторыя данныя о разработке материалов в наших архивах и об изучении нашего народнаго быта“ (в „Труд. 4-го археолог, съезда", т. I) и „О списке с писцовых книг по гор. Казани с уездом" (там же). В изданных при жизни Николая Васильевича 4-х выпусках „Вестника археологии и истории" (Спб., 1885 г.) были помещены следующие статьи Н. В.: „Памятники усопших членов археологическаго института" (вып. 1), „Отзыв об издании археограф, коммиссии: Розыскныя дела о Шакловитом и его сообщниках" (в. 2) и Отзыв об издании И. Забелина — „Материалы для истории, археологии и статистики гор. Москвы" (вып. 8). Лебединою песнью Н. В. Калачова было издание 2-х выпусков (3-й вышел в 1886 г.) „Материалы для истории русскаго дворянства" (Спб., 8°).

Такова была, в общих чертах, деятельность Н. В. Калачова на пользу России.
Покойный состоял почетных и действительным членом многих ученых обществ и учреждений; с 15 марта 1869 г. по 25 февр. 1869 г. он был товарищем председателя Имп. Московского археологического Общества.
В сентябре 1885 года Н. В. Калачов ездил за границу для поправления расшатанного здоровья, главным образом заботами по устройству помещения для архива министерства юстиции в Москве, где он думал основать и отделение Археологического Института. 8 октября, уже больной, он отправился к своей семье, в свое родовое имение, село Волхонщину, Сердобского уезда, с тем, чтобы оттуда побывать в Саратове и Нижнем-Новгороде для открытия в них губернских учено-архивных комиссий. В Волхонщине 11 октября у него появилось рожистое воспаление левой ноги, а 25 октября 1885 г. Н. В. Калачов скончался.
Государь Император Александр III на донесении министра юстиции о кончине Калачова изволил собственноручно начертать: „Весьма сожалею о нем‘.
Закончим наш очерк характеристикою Калачова, сделанною К. П. Победоносцевым в его „Воспоминании". „Это был человек науки по преимуществу, не потому, чтобы он превосходил ученостью многих ученых, и не потому даже, что трудолюбие его было безгранично, — но потому, что он истинно любил науку, любил чистою, бескорыстною, священною любовью. Для Калачова — наука его дышала жизнью и была нераздельна с землею, по которой ходил он с народом, к которому он принадлежал, с тем чувством гражданина земли своей, которое понимает явления минувшей жизни в живой, непрерывной связи с бытом настоящего времени... Труды его известны всем. Трудно и перечислить — чем ему обязана наука русской истории и археологии. Но еще ценнее то драгоценное свойство, что работая сам, он постоянно думал и заботился о привлечении других к той же работе, о возбуждении новых сил в своей науке... Трудно взвесить добро, которое сделал он, отыскивая людей, жаждавших поля для работы. Голова его работала непрестанно и работала всегда за одно с сердцем. Не было в нем и следа мелкой зависти и мелкого тщеславия; не было у него тайной склонности приближать к себе и выставлять около себя ничтожных людей, чтобы самому не утратить возле них своего блеска или величия. Эти свойства и наклонности были чужды благородной душе Николая Васильевича... Простота душевная дала ему возможность и в звании сенатора, и в знатном чине сохранить невинность мысли и чувства, и под шитым мундиром соблюсти благожелательное, веселое и доброе расположение, свойственное доброй молодости и доброму студенчеству прежних времен. С простотой соединялась в нем доброта душевная, с жалостью к нужде и с заботою о помощи в нужде".

/Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 1-й./

***

В Алексино родился брат Николая Васильевича Владимир Васильевич Калачов - помещик с. Вески Юрьевского уезда. В 1853 г. издал книгу «Сельцо Вески...» описал занятия жителей их нравы, описал способ посадки картофеля, который через 100 лет назовут «квадратно-гнездовой», был президентом уездного «Общества Сельского Хозяйства», Общество заботилось об улучшении пород рогатого скота, открыло в уезде первую сберегательную кассу, заботилось о распространении просвещения, по призыву Общества 20 священников уезда открыли в своих домах школы для крестьянских детей, Общество снабжало их книгами и учебными пособиями. В.В. Калачов открыл в Весках Механический завод земледельческих машин орудий. Деятельность Общества была высоко оценена, в 1882 г. B.B. Калачову был пожалован чин тайного советника.
«Калачевский бунт» крестьян 1774 - 1775 гг. в с. Вески.
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Юрьев | Добавил: Jupiter (01.12.2016)
Просмотров: 422 | Теги: Юрьевский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика